Архитектор райт: Фрэнк Ллойд Райт: фото домов и биография архитектора

Фрэнк Ллойд Райт: фото домов и биография архитектора

The Frank Lloyd Wright Foundation Archives (The Museum of Modern Art | Avery Architectural & Fine Arts Library, Columbia University, New York; Getty Images; Flickr: Rob Hurson; Teemu08; Casey Eisenreich; John Myers; Kyle Magnuson; Christina Wray; John Eckman; nevermindtheend; Jay Reed; John from Tulsa; Tracy Allison Altman

Полупрозрачная пирамидальная крыша выполнена из двухслойного стекла и стекловолокна, благодаря чем помещение синагоги всегда озарено дневным светом, а ночью пирамида мягко светится в темноте.

The Frank Lloyd Wright Foundation Archives (The Museum of Modern Art | Avery Architectural & Fine Arts Library, Columbia University, New York; Getty Images; Flickr: Rob Hurson; Teemu08; Casey Eisenreich; John Myers; Kyle Magnuson; Christina Wray; John Eckman; nevermindtheend; Jay Reed; John from Tulsa; Tracy Allison Altman

10. Башня Price Tower, 1952

Единственное высотное здание, построенное отцом американского стиля прерий, – это Price Tower в Бартлсвилле, штат Оклахома, ставшее офисом для нефтяной компании H. C. Price Company. Конструкция высотки вдохновлена формой ствола дерева, а 19 бетонных этажей стали его ветвями.

The Frank Lloyd Wright Foundation Archives (The Museum of Modern Art | Avery Architectural & Fine Arts Library, Columbia University, New York; Getty Images; Flickr: Rob Hurson; Teemu08; Casey Eisenreich; John Myers; Kyle Magnuson; Christina Wray; John Eckman; nevermindtheend; Jay Reed; John from Tulsa; Tracy Allison Altman

Фасады башни отделаны медными орнаментальными пластинами с зелеными “листьями” и стеклянными элементами золотых оттенков. В 1981 году башню приобрела компания Phillips Petroleum, и c 1985 года в ней расположены арт-центр, музей, отель и бар.

The Frank Lloyd Wright Foundation Archives (The Museum of Modern Art | Avery Architectural & Fine Arts Library, Columbia University, New York; Getty Images; Flickr: Rob Hurson; Teemu08; Casey Eisenreich; John Myers; Kyle Magnuson; Christina Wray; John Eckman; nevermindtheend; Jay Reed; John from Tulsa; Tracy Allison AltmanThe Frank Lloyd Wright Foundation Archives (The Museum of Modern Art | Avery Architectural & Fine Arts Library, Columbia University, New York; Getty Images; Flickr: Rob Hurson; Teemu08; Casey Eisenreich; John Myers; Kyle Magnuson; Christina Wray; John Eckman; nevermindtheend; Jay Reed; John from Tulsa; Tracy Allison Altman

11. Музей Гуггенхайма, 1956

Покровительница коллекции Соломона Гуггенхайма Хилла фон Ребай обратилась к Фрэнку Ллойду Райту с просьбой построить “храм духа”, в котором разместится вся обширная коллекция современного искусства Гуггенхайма. Райт принял предложение о самом масштабном проекте в своей жизни и создал ту самую “улитку”, контрастирующую со строгими прямоугольными домами Манхэттена. Внутри музея архитектор предлагает посетителям подняться на самый верх и спускаться от прозрачного потолка по спиральной лестнице вниз, наслаждаясь современным искусством.

The Frank Lloyd Wright Foundation Archives (The Museum of Modern Art | Avery Architectural & Fine Arts Library, Columbia University, New York; Getty Images; Flickr: Rob Hurson; Teemu08; Casey Eisenreich; John Myers; Kyle Magnuson; Christina Wray; John Eckman; nevermindtheend; Jay Reed; John from Tulsa; Tracy Allison Altman

Текст: Софья Карпенко

Фото: The Frank Lloyd Wright Foundation Archives (The Museum of Modern Art | Avery Architectural & Fine Arts Library, Columbia University, New York; Getty Images; Flickr: Rob Hurson; Teemu08; Casey Eisenreich; John Myers; Kyle Magnuson; Christina Wray; John Eckman; nevermindtheend; Jay Reed; John from Tulsa; Tracy Allison Altman

Райт, Фрэнк Ллойд — это.

.. Что такое Райт, Фрэнк Ллойд? В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Райт.
Фрэнк Ллойд Райт
Основные сведения
Гражданство

США

Дата рождения

8 июня 1867(1867-06-08)

Место рождения

Ричленд-Сентер, Висконсин

Дата смерти

9 апреля 1959(1959-04-09) (91 год)

Работы и достижения
Архитектурный стиль

органическая архитектура как раздел функционализма

Важнейшие постройки

«Дома Прерий»
«Дом над водопадом»
музей Соломона Гуггенхайма

Градостроительные проекты

«Города широких горизонтов»

Нереализованные проекты

небоскрёб «Иллинойс»

Фрэнк Ллойд Райт
на Викискладе

Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright, 8 июня 1867 — 9 апреля 1959) — американский архитектор-новатор. Оказал огромное влияние на развитие западной архитектуры в первой половине XX века. Создал «органическую архитектуру» и пропагандировал открытый план в архитектуре.

Биография

Райт родился 8 июня 1867 в городе Ричленд-Сентер, Висконсин, США, в семье Уильяма Рассела Райта, учителя музыки и церковного деятеля, и Анны Ллойд Райт, учительницы из известной в Висконсине семьи Ллойдов. Воспитывался в канонах унитарианской церкви. В детстве много играл с «развивающим» конструктором «Киндергартен», разработанным Фридрихом Фрёбелем. Родители Райта развелись в 1885 году по причине неспособности Уильяма содержать семью. Фрэнку пришлось принять на себя груз финансовой ответственности за мать и двух сестер.

Райт обучался на дому, не посещая школу. В 1885 он поступил на инженерный факультет Университета Висконсина. Учась в университете, он подрабатывает помощником местного инженера-строителя. Райт покинул университет, не получив при этом учёной степени. В 1887 году он переехал в Чикаго, где устроился в архитектурную контору Джозефа Лаймана Силсби.

Через год перешёл на работу в фирму «Адлер и Салливан», возглавляемую известным идеологом «чикагской школы» Л. Салливаном. С 1890 года в этой фирме ему поручались все проекты по строительству жилой недвижимости. В 1893 году Райту приходится уйти из компании, когда Салливан узнает, что Райт проектирует дома «на стороне».

В 1893 году Райт основывает собственную фирму в чикагском пригороде Оук-Парк. К 1901 году в его послужном списке насчитывается уже около 50 проектов.

Стиль Прерий

Дом Роби

Известность Райту приносят «Дома Прерий», спроектированные им с 1900 по 1917 годы. «Дома Прерий» созданы в рамках концепции «органической архитектуры», идеалом которой является целостность и единение с природой

[1]. Для них характерен открытый план, преобладающие в композиции горизонтали, далеко вынесенные за пределы дома скаты крыши, террасы, отделка необработанными природными материалами, ритмичные членения фасада каркасами, прообразом которых служили японские храмы[2]. Многие из домов в плане крестообразные, а расположенный в центре очаг-камин объединяет открытое пространство. Интерьерам домов Райт уделял особое внимание, создавая мебель сам и добиваясь того, чтобы каждый элемент был осмыслен и органично вписывался в создаваемую им среду. Наиболее известными среди «Домов Прерий» являются дом Уиллитса, дом Мартина и дом Роби.

Свой собственный дом, «Резиденция Талиесин» (Taliesin), Райт построил также в стиле «Домов Прерий» в 1911 году. «Талиесин» дважды пострадал от пожаров в 1914 и 1925 и полностью перестраивался, переименовываясь, соответственно, в «Талиесин II» и «Талиесин III».

В 1910 году Райт во время путешествия по Германии публикует свое двухтомное портфолио, и его работы становятся известны в Европе.

«Юсоновский» период, 30-е годы

Второй пик в творчестве Райта приходится на 30-е годы. Райт начинает использовать элементы заводского изготовления и железобетонные конструкции[3], продолжая противопоставлять техницистским устремлениям функционализма романтические идеи единения с природой[4]В 1935—1939 Райт строит для И. Дж. Кауфмана знаменитый «Дом над водопадом» («Fallingwater»), шт. Пенсильвания. Дом представляет собой композицию из бетонных террас и вертикальных поверхностей из известняка, расположенных на стальных опорах прямо над ручьем. Часть утеса, на котором стоит дом, оказалась внутри здания и использовалась Райтом как деталь оформления интерьера. Строительство дома обошлось в 155 000 долларов, из которых оплата работы архитектора составила 8 000 долларов. Не всё в конструкции дома оказалось совершенным, и он дважды реконструировался в 1994 и 2002 годах с добавлением дополнительных стальных опор.

Для клиентов среднего класса Райт в этот период разрабатывает дома умеренной стоимости. Сам Райт называет их «юсоновскими» или «североамериканскими», от аббревиатуры U.S.O.N.A (Unites States of Nothern America). Компактные, экономичные и технологичные, «юсоновские» дома развивали принципы, заложенные ещё в «Домах Прерий». Широкая крыша домов парила над стенами за счет применения узких ленточных окон под самым потолком. Дома проектировались в основном одноэтажными и L-образными в плане, что позволяло им вписываться в участки сложной формы. Каркасная конструкция позволяла удешевить строительство.

«Юсоновские» дома должны были стать строительными блоками градостроительной концепции Райта — «Города широких горизонтов». Концентрированный перенаселённый город должен был естественным образом «деурбанизироваться», распределившись по сельскохозяйственным пригородам, а основным средством передвижения в нём должен был стать автомобиль. Концепция «Города широких горизонтов» существенно повлияла на характер застройки американского малоэтажного пригорода.

Древовидные колонны в интерьере «Джонсон Вакс»

В этот период Райт строит и общественные здания, среди которых наиболее известна штаб-квартира компании «Джонсон Вакс» (1936—1939) в Расине, шт. Висконсин. Основой конструкции является центральный зал с «древовидной» колоннадой, в которой каждая колонна расширяется кверху. Структуру дерева повторяет и лаборатория — её помещения группируются вокруг центрального ядра-«ствола», несущего шахты лифтов, а плиты перекрытий чередуются по форме — квадратные плиты образуют каркас здания, в который вписываются круглые плиты.

Освещение через систему полупрозрачных стеклянных трубок способствует созданию атмосферы «святости» рабочего места.[5]

Поздние работы

Апофеозом творчества Райта стал музей Соломона Гуггенхайма в Нью Йорке, который архитектор проектировал и строил в течение 16 лет (1943—1959). Снаружи музей представляет собой опрокинутую спираль, а его интерьер напоминает раковину, в центре которой находится остекленный внутренний дворик. Райт предполагал, что экспозиции должны осматриваться сверху вниз: посетитель поднимается на верхний этаж на лифте и постепенно спускается по центральному спиральному пандусу. Картины, висящие на наклонных стенах, при этом должны находиться в том же положении, что и на мольберте художника. Руководство музея выполнило не все требования Райта, и сейчас осмотр экспозиций происходит снизу вверх.

В жилых домах этого периода Райт также отказался от прямого угла как от «искусственной» формы и обратился к спирали и циркульной окружности. [6]

Не все проекты Райта были реализованы при жизни. Излишне декорированное и граничащее с китчем[7] здание суда округа Марин было достроено через 4 года после его смерти. Так и не реализован остался проект небоскреба «Иллинойс» высотой в милю, рассчитанный на 130 000 жителей и представляющий из себя сужающуюся кверху треугольную призму.

Семья и личная жизнь

Став преуспевающим архитектором, Фрэнк Ллойд Райт жил, стараясь ни в чём себе не отказывать, и часто становился мишенью для жёлтой прессы. Он был женат официально три раза и состоял в ряде гражданских браков ещё до оформления предыдущего развода.

  • Первый раз Райт женится на Катерине «Китти» Ли Тобин в 1889 году. Брак распался к 1909 году, развод был получен к 1922 году.
  • Сожительство с Мамой Чени, женой одного из своих клиентов, окончилось трагической смертью Чени — она и оба её ребенка были убиты слугой в доме Райта «Талиесин I», а сам дом был сожжён.
  • Брак с Мириам Ноэль (1923 г. ) распался из-за пристрастия Мириам к морфину в 1927 году
  • Последней женой Райта была Ольга Ивановна Гинценберг («Ольгиванна»). Он похоронен с ней и её дочерью в Западном Талиесине в г. Скоттсдейл, шт. Аризона. На семейном кладбище в Висконсине осталась пустая могила Райта с надгробием.

У Райта осталось семь детей: три сына и четыре дочери. Двое детей Фрэнка Ллойда Райта — Фрэнк Ллойд Райт-младший и Джон Ллойд Райт также стали архитекторами. Внучка Фрэнка Ллойда, Энн Бакстер — актриса, лауреат премии «Оскар».

Галерея

Список построек

Всего Райт построил 363 дома. К 2005 году из них сохранились примерно 300. Два дома были уничтожены во время урагана «Катрина» в 2005, один — во время урагана «Камилла» в 1969. Самая плотная концентрация построек Райта находится в Оак Парк, шт Иллинойс.

  • Дом и студия архитектора, Оак-Парк, шт. Иллинойс, 1889—1909
  • Дом Уинслоу, шт. Иллинойс, 1894
  • Дом Уиллитса, Хайлэнд-Парк, шт. Иллинойс, 1901
  • Административное здание компании Ларкин, Буффало, шт. Нью-Йорк
  • Дом Мартина, Буффало, шт. Нью-Йорк, 1903—1905
  • Здание унитарианской церкви, Оак Парк, шт. Иллинойс, 1904
  • Дом Уэсткотта, Спрингфилд, шт. Огайо
  • Дом Роби, Чикаго, шт. Иллинойс 1909
  • Талиесин I, Спринг Грин, шт. Висконсин 1911
  • Имперский отель, Токио, Япония 1923. — единственное каменное строение в Токио, которое пережило Великое землетрясение Канто
  • Дом Изабеллы Мартин, Буффало, шт. Нью Йорк, 1928
  • «Музей Соломона Гуггенхайма, г. Нью Йорк, 1943—1959
  • Судебный центр округа Марин, Сан-Рафаэль, шт. Калифорния, 1957—1966

См. также

Примечания

  1. Иконников А. В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. М., Прогресс-Традиция, 2001, т.1, стр. 201
  2. Фремптон К. Современная архитектура: Критический взгляд на историю развития. М., Стройиздат, 1990, стр.90
  3. Фремптон К. Современная архитектура: Критический взгляд на историю развития. М., Стройиздат, 1990, стр. 274
  4. Иконников А. В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. М., Прогресс-Традиция, 2001, т.1, стр. 258
  5. Фремптон К. Современная архитектура: Критический взгляд на историю развития. М., Стройиздат, 1990, стр.278
  6. Иконников А. В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. М., Прогресс-Традиция, 2001, т.1, стр. 559
  7. Фремптон К. Современная архитектура: Критический взгляд на историю развития. М., Стройиздат, 1990, стр.279

Ссылки

Литература

  • Пфайффер, Брюс Брукс Райт. — М.: Арт-Родник, 2006. — 96 с. — (Малая серия искусств). — 3000 экз. — ISBN 5-9561-0196-2
  • Julie Sloan Light Screens: The Leaded Glass of Frank Lloyd Wright. — Rizzoli, 2001. — 160 с. — ISBN 0847823059
  • Пфайффер Б. Райт. 1867—1959: Архитектура демократии. М., АртРодник, 2006
  • Фремптон К. Современная архитектура: Критический взгляд на историю развития. М., Стройиздат, 1990
  • Иконников А.  В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. М., Прогресс-Традиция, 2001
  • Всеобщая история архитектуры, т. 11. Москва, 1973
  • Уникальные дома от Райта до Гери, Анисимова И. И., 2009, ISBN 978-5-9647-0161-3

«Дома прерий» Ф. Л. Райта.


Фрэнк Ллойд Райт родился 8 июня 1869 года в Ричленде, штат Висконсин. Учился в Висконсинском университете в течение одного года, после в 1887 году в возрасте 18-ти лет поступил на службу в одну из известных в США архитектурную компанию «Дэнкмар Алдер и Луис Салливен». И вплоть до 1894 года он работал в качестве непосредственного помощника Салливена.

В 1894 году Райт открыл собственную мастерскую в Чикаго и в эти годы до 1901 года строил добротные дома в эклектическом стиле, а потом стал создавать особняки, «дома прерий». Он отошел от традиционных методов проектирования жилища, отошел от подражания каким бы то ни было историческим стилям, в своих проектах стремился исходить из условий местности, из функций жилого дома в целом и отдельных его частей в частности.

В «домах прерий» Райт обычно выделяет центральное ядро – большую комнату с камином, холл, столовая и гостиная обычно имеют свободное пространство, переливающееся друг в друга. Характерной особенностью «домов прерий» являются расположенные горизонтальными рядами створчатые окна и пологие кровли, слегка нависающие над стенами. Райт отказывается от архитектурной симметрии, план приобретает асимметричные формы и свободные очертания.

Дом Уинслоу в Ривер-Форесте

Крупнейшей работой 1890-х годов считается дом Уинслоу в Ривер-Форесте, штат Иллинойс, построенный в 1894 году. Для архитектуры того времени это очень простой по своим формам дом.

Очень характерным примером «домов прерий» относится дом Уилиц близ Чикаго, построенный в 1902 году. Свободные, асимметричные очертания дома усиливают связь архитектуры дома с окружающим его участком. Принцип максимальной связи архитектуры с природой становится одним из ведущих во всем дальнейшем творчестве Райта.

Дом Роби в Чикаго

В 1901-1909 годах Райт создал около 120 проектов и построил 76 «домов прерий». Большинство из них предназначались для представителей среднего класса и для бизнесменов. Самыми лучшими считаются дом Роби в Чикаго, построенный в 1907 году и усадьба Кунли в Риверсайде, штат Иллинойс в 1908 году.

В «домах прерий» Райт отказывается от чердака и обычного плоского потолка, увеличивая за счет этого объем жилых комнат. Отказывается также и от подвала, Райт ставит здание на бетонную плиту, положенную на бетонную подушку, ликвидируя тем самым и подвал и фундамент.

Ларкин-билдинг в Буффало

В 1904 году Райс построил общественное здание Ларкин-билдинг в Буффало (здание не сохранилось), впервые в здание было использовано кондиционирование, встроенная металлическая мебель и герметическая изоляция интерьеров).

В 1905-1906 годах, создавая парные монолитные кубы Храма Согласия в Ок-Парке, штате Иллинойс, Райт впервые в истории архитектуры оставил необработанные бетонные поверхности.

Работы Райта часто экспонировались на различных выставках (макеты и фотографии построек), а в 1907 году состоялась его персональная выставка в Художественном институте Чикаго.

Здание отеля «Империал» в Токио

В 1917-1922 годах построил сейсмоустойчивое здание отеля «Империал» в Токио (здание было демонтировано в 1968 году). Благодаря мощному «плавающему» фундаменту, уходящему в толщу грунта на 18 м и консольной подвеске этажей, это массивное здание устояло во время сильнейшего землетрясения в 1923 году.

В 1930-е годы он разработал тип особняка для семьи среднего достатка, где преобладают детали, произведённые фабричным способом. В своих особняках Райт создавал «открытые» интерьеры, в которых кухня, столовая и гостиная образовывали одно единое пространство. Он стремился к достижению связи между зданием и окружающей средой, к созданию гармоничных элементов архитектурной композиции, к использованию традиционных для места строительства материалов. Самым блистательным из особняков такого типа стал дом Джекобса в Медисоне, штат Висконсин.

Совместно с архитектурной деятельностью, Райт читал публичные лекции и много писал. В 1932 году вышла в свет его Автобиография, в этом же году он предложил проект «города широкого простора», модель идеальной сельской общины.

здание офиса фирмы «Джонсон-Уэкс» в Расине, штат Висконсин.

В 1936 году Райт выполнил проект офиса фирмы «Джонсон-Уэкс» в Расине, штат Висконсин, здание без окон, источником света служит остекленный потолок. В этом проекте очень ярко отображен принцип проектирование Райта «изнутри наружу». Внешний облик этого здания определен его внутренней структурой. Фасадов в этом здании нет, глухие стены являются как бы футляром, ограждающим внутреннее пространство.

Дом Кауфмана в Беар-Ран, штат Пенсильвания.

Еще один выдающийся проект построенный Райтом в 1936 году был дом Кауфмана или вилла «Дом над водопадом» в Беар-Ран, штат Пенсильвания, которая была названа самой замечательной жилой постройкой 20 века. Участок располагался в холмистой лощине по обе стороны ручья Бэар-Ран, который образовывал небольшой водопад. Райт расположил дом над самым ручьем и водопадом. В этом проекте Райт осуществил свою основную идею – отказался от дома-коробки с четырьмя стенами.

Здание школы «Тейлизин Уэст»

В 1938 году Райт создал новую школу-мастерскую в Скоттсдейле, штат Аризона, которая получила название «Тейлизин Уэст» (позднее Архитектурная школа Ф.Л. Райта). При создании этого проекта был использован местный камень, балки из красного дерева и брезентовая кровля.

Здание Музея Соломона Р. Гуггенхейма в Нью-Йорке.

К числу наиболее известных проектов Райта относится здание Музея Соломона Р. Гуггенхейма в Нью-Йорке. Проекты появились в 1943 году, но строительство началось только в конце 1950-х. Здание представляет собой спиральный пандус с расширяющимися к верху витками, который охватывает световой дворик, перекрытый прозрачным куполом.

Здание синагоги Бет-Шалом близ Филадельфии

В 1954 году построил здание синагоги Бет-Шалом близ Филадельфии, архитектурный объем которого образован двумя поставленными друг на друга треугольными призмами, которые в плане образуют шестиугольник – очертание звезды Давида.

В 1956 году создал здание греческой православной церкви Благовещения близ Милуоки, которое представляет собой чашеобразный зал на тонких высоких опорах.

В 1957-1959 годах построил очень легкие и изящные здания общественного центра графства Марин в Сан-Рафаэле, которые раскинулись на трех холмах участка в 121 га.

В последние годы жизни Райт издал несколько книг: «Естественный дом» в 1954 году, «Завещание» в 1957 году, сборник «Будущее архитектуры», в котором собрал самые важные печатные работы 1930-х годов, а также переработанный  проект «города широкого простора» — «Живой город» в 1958 году.

За 72 года своей творческой деятельности он создал 800 проектов, а построил около 400 зданий.

Райт умер 9 апреля 1959 года в Фениксе, штат Аризона.

Коротко о главном. Афоризмы Фрэнка Ллойда Райта

23 ноября 2016 г.

Фрэнк Ллойд Райт (1867-1959) – один из трёх самых главных американских архитекторов (наряду с Ричардсоном и Салливаном), новатор, теоретик, автор 532 реализованных проектов, главный философ «органической архитектуры», пропагандист открытого плана. Райт написал более 20 книг по архитектурной проблематике, среди них «Будущее архитектуры» (1953), «Естественный дом» (1954) и «Живой город» (1958). Оставил после себя множество афоризмов.

Архитектура – мать искусства. Без архитектуры нет души у нашей цивилизации.

Уезжайте как можно дальше от своего дома, чтобы строить свои первые здания. Доктор может похоронить свои ошибки, а архитектор может только посоветовать посадить плющ.

Дом над водопадом

На протяжении всей жизни во мне работали поэт в инженере, инженер в поэте, и оба в архитекторе.

Великая архитектура – это крупнейшее свидетельство человеческого величия.

Архитектура – это торжество человеческого воображения над материалами, методами и людьми, которое сделало человека владельцем Земли.

Первая христианская церковь, Феникс, Аризона

 Каждый великий архитектор – обязательно – великий поэт. Он должен быть большим оригиналом, переводчиком своего времени, своей эпохи.

Учёный занял место поэта. Но в один прекрасный момент кто-то найдёт решение мировых проблем, и запомните, что это будет поэт, а не учёный.

Самые полезные инструменты архитектора – стирательная резинка на чертёжной доске и таран на строительном участке.

Должно быть столько стилей домов, сколько существует разных людей. Человек, который обладает индивидуальностью, имеет право на своё выражение в его собственной среде.

Оак Парк

Я не учитель. Никогда не хотел учить, да и вообще не верю в обучение искусству. Науке и бизнесу, конечно же, можно обучиться, но не искусству. Вы можете только прививать искусство, быть образцом, создавать атмосферу, где оно будет вырастать.

Я верю в Бога, но только называю его Природа.

Изучайте природу, любите природу, держитесь ближе к природе. Она никогда не подведёт вас.

Талисин-Уэст, усадьба Ф.Л.Райта

 Бог есть великий таинственный мотиватор того, что мы называем природой; как часто говорят философы, природа есть воля Божия. Я же считаю, что природа является единственным телом Бога, которое мы когда-либо видели.

Если мы хотим узнать правду о чём-либо, мы должны искать её в сущности этого предмета.

Правда важнее фактов.

Хорошее здание не нарушает пейзаж, оно делает пейзаж более красивым, чем было до того, как это здание было построено.

Бэкман Уилсон Хаус

Архитектура – это сама жизнь, принимающая форму, и, следовательно, это истинный рассказ о жизни, о том, как жили в мире вчера, как живут сегодня или будут жить завтра.

В начале жизни мне пришлось выбирать между честным высокомерием и лицемерным смирением. Я выбрал честное высокомерие и не видел повода меняться.

Всегда сбывается то, во что вы верите. Вера материализует мысли.

Я всегда выступал за то, чтобы опасное оружие не попало в руки к дуракам. Давайте начнём с пишущих машинок.

Думай глобально, действуй локально.

Если вы действительно хотите похудеть, вам нужно отказаться только от трёх вещей: завтрака, обеда и ужина.

Эксперт – это человек, который перестал мыслить, потому что он знает.

Знай меру в благотворительности: чрезмерная помощь может сделать хорошего человека беспомощным.

Уважение заслуживают делами, а не приобретают с годами.

Дайте мне излишества жизни, и я охотно обойдусь без необходимого.

Здание должно расти легко на своем месте и быть в такой форме, чтобы гармонировать с его окрестностями, если там проявляется природа.

Музей Гугенхайма в Нью-Йорке

 Дом никогда не должен стоять на холме или на чём угодно. Он должен быть частью холма. Принадлежать ему. Холм и дом должны жить вместе, один счастливее другого.

Все прекрасные архитектурные ценности являются человеческими ценностями, всё иное не является ценным.

Конкурс – это когда посредственность судит посредственность.

Если это покупают, значит, это искусство.

Картины куда чаще портят стены, чем украшают их.

Настоящее является постоянно движущейся тенью, которая разделяет вчерашнее от завтрашнего. В этом и состоит надежда.

Архитектор должен быть пророком. Пророком в истинном смысле этого слова. Если человек не может видеть, по крайней мере, на десять лет вперёд – не стоит называть его архитектором.

Взгляните на план мегаполиса – это же профиль фиброзной опухоли.

Если так пойдёт и дальше, у человека атрофируются все конечности за исключением пальца для нажатия кнопок.

Органичные здания — это прочность и лёгкость паутины, здания, характеризующиеся светом и выраженные характером окружения — связанные с землей. Вот это — современно!

А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО…

Райт не имел высшего образования. В 1886 году он поступил в университет Висконсин-Мэдисон и бросил его через год.

Райт обладал редким свойством спать недолго по несколько раз. У него был полифазный (многофазный) сон, как у Леонардо да Винчи, Бакминстера Фуллера и Николы Теслы.

Райт имел «неисчерпаемый запас творческой энергии», что позволяло ему не только делать эскизы для клиентов за несколько часов, но и активно заниматься сексом. Его жена рассказывала, что Райт даже в возрасте 85 лет мог пойти на это два или три раза в сутки. Она даже обратилась за помощью к врачам, которые предложили использовать нитрат калия, чтобы уменьшить половое влечение мужчины, но миссис Райт на это так и не пошла.

ЦИТАТА О РАЙТЕ

«Он самый великий архитектор XIX века», – считал Филип Джонсон.

Строитель прерий – Деньги – Коммерсантъ

140 лет назад родился Фрэнк Ллойд Райт — один из самых знаменитых архитекторов Америки. Как говорят, его творчество повлияло решительно на всех зодчих, работавших в одно время с ним и после него. Одной из главных заслуг Ллойд Райта считается создание «домов прерий» и усонианских домов — реализованные в них идеи и решения до сих пор используются в коттеджном строительстве во всех странах мира, не исключая Россию. Иными словами, именно Ллойд Райт придумал жанр загородного коттеджа.

Маменькин зодчий

Фрэнк Ллойд Райт, всю жизнь боровшийся за простоту в архитектуре, собственную личную жизнь усложнял до крайнос

Архитекторы во все времена стремились получать дорогие заказы от богатых людей и организаций. Такая работа не только выгодна, но и интересна с профессиональной точки зрения — зодчие могут дать волю своей фантазии и реализовать то, что она им подсказывает. Что же касается проектов по заказам, поступающим от среднего класса, то здесь архитекторы обычно не слишком усердно ищут новые эстетические и конструктивные решения.

Эту традицию первым нарушил американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт, который не только понял, что строить недорогое индивидуальное жилье может быть очень выгодно, но и фактически создал коттедж как особый тип здания, отличающийся как от шикарного особняка, так и от обыкновенного «домика в деревне». Он же доказал, что недорогой загородный дом, купить который под силу человеку со средним достатком, может быть произведением искусства.

Фрэнк Ллойд Райт прожил долгую жизнь, успел побывать в роли и преуспевающего архитектора в XIX веке, и архитектурного классика в ХХ веке, был даже некоторое время изгоем общества. Родился он 8 июня 1867 года в небольшом городке Ричленд-Сентер в семье пастора Уильяма Райта и учительницы Анны Ллойд Джонс. Пастор Райт был человеком талантливым, но невезучим. Он был отличным музыкантом и убедительным проповедником, но, как только начинал говорить о необходимости жертвовать в пользу храма, от этой убедительности не оставалось и следа. Пожертвований обычно не хватало даже на жалованье самому пастору, так что Уильям Райт неоднократно менял место жительства в поисках прихода, где ему будут платить достаточно.

Повезло ему лишь однажды, когда он женился на Анне Ллойд Джонс, которая происходила из многочисленной и богатой семьи, владевшей в Висконсине угодьями площадью в 720 гектаров. Получив доступ к капиталам жены, Уильям Райт смог наконец осуществить свою мечту — открыл музыкальную школу, однако полоса везения оказалась непродолжительной. В 1884 году, когда маленькому Фрэнку было семь лет, браку его родителей пришел конец. Причем в результате раздела имущества Уильяму достались лишь его гардероб и нотные тетради. С тех пор воспитанием Фрэнка занималась только его мать, которая была почему-то уверена, что ее сын непременно должен стать великим архитектором. Возможно, именно поэтому она купила ему «Дары Фребеля» — детский конструктор, который считался в те времена крупной педагогической новацией. Помимо обычных кубиков в «Дарах» было немало более сложных геометрических объектов, из которых можно было возводить всевозможные сооружения. Это и стало любимым занятием юного Фрэнка, и его мать окончательно убедилась в обоснованности своих упований. Между тем «Дары Фребеля» были не единственным подарком, который помог Фрэнку выстроить архитектурную карьеру. Главным были связи семьи Ллойд Джонс, которые и открыли ему путь в приличное общество.

В ранний период творчества Фрэнка Ллойда Райта (второй справа) за его спиной всегда была его мать (четвертая справа) и ее многочисленные родственники

В 1885 году Фрэнк Ллойд Райт поступил в инженерный колледж при университете Висконсина-Мэдисона, однако так его и не окончил. Протянув кое-как три семестра, Фрэнк бросил учебу, поскольку благодаря родственным связям у него появился шанс начать самостоятельно зарабатывать на жизнь. Брат матери Фрэнка — Дженкин Ллойд Джонс был священником в Чикаго. Его приход состоял из людей весьма обеспеченных, а сам он, в отличие от Уильяма Райта, умел убеждать, что делиться частью заработанного необходимо. В общем, денег хватало, и Дженкин решил построить новую церковь, для чего нанял довольно известного архитектора Джозефа Силсби. В ту пору Силсби не был перегружен заказами, так что контракт с чикагским приходом был ему очень нужен. Поэтому, когда Дженкин попросил Силсби взять на работу недоучившегося студента из Висконсина, он не стал возражать. Так началась архитектурная карьера Фрэнка Ллойда Райта, который с тех пор уверовал в силу личных связей и впоследствии никогда не упускал случая ими воспользоваться, в том числе завести новые.

Насколько был полезен Ллойд Райт своему первому работодателю, неизвестно, так или иначе, сам он успел многому научиться в конторе Джозефа Силсби. При строительстве церкви в Чикаго молодому Райту вряд ли поручали что-то серьезное, зато на следующем проекте его имя уже упоминалось наряду с именем самого Силсби. Впрочем, столь быстрый прогресс объяснялся все теми же семейными связями. На сей раз Силсби была заказана часовня в Долине Джонсов — местности, где могучему клану Ллойд Джонсов не принадлежали лишь редкие участки.

Приобретя уверенность в собственных силах, Фрэнк в 1888 году решил попытать счастья в самом знаменитом и раскрученном архитектурном бюро Америки — «Адлер и Салливан». Луис Салливан был одним из самых талантливых архитекторов той эпохи, достаточно сказать, что именно он ввел моду на небоскребы. Кроме того, Салливан был известным мастером декора и массу времени посвящал придумыванию орнаментов. Зная об этом, молодой Фрэнк Ллойд Райт на собеседовании заявил Салливану, что и сам давно создает всевозможные узоры. Когда же Луис Салливан попросил юношу показать что-нибудь из своих творений, тот соврал, что забыл их дома, и обещал принести орнаменты на следующий день. Всю ночь Ллойд Райт пытался нарисовать что-то стоящее и наутро показал результат Салливану. Рисунки оказались совсем не плохи, и Ллойд Райт получил работу в самой известной архитектурной фирме страны.

В бюро «Адлер и Салливан» Ллойд Райт был на хорошем счету. Поскольку оно было завалено заказами, работы у молодого человека хватало. Салливан занимался в основном строительством офисных и общественных зданий, и до жилых домов, на которые иногда тоже поступали заказы, у него руки не доходили. Это направление доверили Ллойд Райту, и тот принялся возводить не слишком впечатляющие, но вполне добротные многоквартирные объекты. Особняки ему тоже случалось строить, и, пожалуй, лучшим из них был дом, спроектированный для Луиса Салливана, который был слишком занят своими небоскребами, чтобы строить что-то для себя.

Когда первый самостоятельный проект Ллойда Райта был готов, заказчик пришел в восторг, а его соседи — в негодование

Успехи начинающего зодчего не оставались незамеченными, однако этого ему было мало. Несмотря на приличные заработки, денег не хватало. В 1889 году Фрэнк Ллойд Райт женился на Кэтрин Тобин (знакомые звали ее Китти), которая имела состоятельных родителей и привыкла к жизни, которую муж пока не мог ей обеспечить. В связи с этим Фрэнк начал втайне от Салливана работать на стороне, уводя клиентов у босса. Ллойд Райт использовал прием, который впоследствии не раз помогал ему находить заказчиков. Взяв у Салливана $5 тыс. в кредит, он купил землю в Оак-Парк — пригороде Чикаго, где проживали наиболее состоятельные горожане. На своем участке Фрэнк построил небольшой дом для себя и Китти, который был лишен модных тогда архитектурных излишеств вроде лепнины, статуй и шпилей, зато отличался четкими геометрическими формами и чередой нависающих карнизов, делавших объект в некоторой степени похожим на японскую пагоду. Контактный Ллойд Райт легко сходился со своими обеспеченными соседями и всякий раз, когда речь заходила о его необычном доме, прозрачно намекал, что мог бы построить что-то подобное и для кого-нибудь еще. Заказы действительно появились, но в 1893 году об этом узнал Луис Салливан, и Ллойд Райту пришлось распрощаться с его бюро. Однако Фрэнк не унывал, потому что теперь у него была собственная клиентская база. Теперь он работал только на себя.

Житель прерий

Наблюдая за Салливаном, Фрэнк Ллойд Райт осознал, что для крупного успеха недостаточно мастерства и изобретательности. У подлинно великого архитектора должна быть своя идея, даже идеология, и хорошо бы привлекательная для потенциальных клиентов. У Салливана такая идеология была. Чикагский мастер полагал, что форма здания должна соответствовать его назначению. То есть вокзал может легко обойтись без греческих колонн, а офисное здание — без лепнины и готических арок. К тому же Салливан считал, что его идея небоскребов соответствует истинно американскому духу свободы, демократии и устремленности в будущее.

Ллойд Райт позаимствовал у Салливана нелюбовь к архитектурным излишествам, а также мысль, что архитектура должна отвечать американским ценностям. Правда, в его трактовке свобода и демократия воплощались не в небоскребе, а в небольшом особняке, рассчитанном на одну семью. Критический взгляд на архитектуру конца XIX века он тоже почти полностью позаимствовал у Салливана: «Типичное американское здание в 1893 году,— писал Ллойд Райт,— выглядело как какое-то нелепое нагромождение… Такого рода постройки стали типичной американской архитектурой, хотя всюду они выглядели чужеродными… Так что же было не так с типичным американским домом? Ну, честно говоря, с ним все было не так. В нем не было ощущения единства, не было ощущения пространства, которое должно быть свойственно свободному народу. Он выглядел бессмысленным и высокомерным… Снести такой ‘дом’ — значит очистить атмосферу и улучшить пейзаж».

Луис Салливан вывел Ллойда Райта в люди, за что и поплатился собственной клиентурой

Ллойд Райт был красноречив и убедителен в своих «архитектурных» выступлениях, и многие из его новых соседей по Оак-Парку соглашались с ним. Первым, кто решился заключить контракт с многообещающим архитектором, был Уильям Уинслоу — хозяин завода, снабжавшего фирму Салливана стальными конструкциями для ее небоскребов. Уинслоу заказал Ллойд Райту особняк. То, что в итоге было построено, привело в полный восторг заказчика и в негодование его консервативных соседей. Самым необычным в доме была крыша, напоминавшая о пагоде даже в большей степени, чем крыша дома самого Райта. К тому же дом был декорирован терракотовыми плитами, что тогда тоже выглядело странно. В итоге Уинслоу, чтобы не встречаться с соседями, которые постоянно подшучивали над его домом, даже перестал ездить поездом, которым раньше всегда добирался из Чикаго в Оак-Парк.

Тем не менее молодого архитектора с его новаторскими идеями заметили, и вскоре от заказчиков уже не было отбоя. Желающих получить дом, построенный модным архитектором, в Оак-Парке оказалось так много, что Ллойд Райт начал использовать один и тот же проект, лишь корректируя некоторые детали, чтобы дома хоть как-то отличались друг от друга. Так, в последние годы XIX века он построил четыре почти одинаковых особняка. Например, в целях экономии пространства Ллойд Райт придумал размещать камин так, чтобы он работал одновременно на гостиную и столовую, и эта идея была реализована во всех четырех объектах. Неудивительно, что покупателями этих домов стали не крупные предприниматели, а представители среднего класса.

Но бесконечно продавать один и тот же проект невозможно, и вскоре Ллойд Райт придумал кое-что по-настоящему оригинальное. В 1900 году он начал строить так называемые дома прерий, которые в те времена воспринимались как весьма необычные сооружения. Ллойд Райт выдвинул идею «органической архитектуры»: дом должен не конфликтовать с окружающим ландшафтом, а гармонировать с ним. Единения с природой архитектор добивался, ликвидировав два элемента, без которых тогдашние американцы не мыслили себе загородного жилья, а именно подвал и чердак. Крыша у дома, лишенного чердака, становилась плоской, а сам дом получался ниже, приземистее. Чтобы упростить решение стен, Ллойд Райт отказался от карнизов.

Но главным нововведением было то, что архитектор параллельно выполнял функции интерьерного и ландшафтного обустройства. Фрэнк Ллойд Райт считал, что «ковры на полу и занавески в такой же мере являются частями здания, как штукатурка стен и черепица крыши», и потому сдавал дома заказчикам вместе со всей обстановкой, в которой тоже хватало новшеств: заметнейшим являлась встроенная мебель. Любое кресло или диван можно было спрятать в стену, чтобы свободного пространства стало еще больше. Ллойд Райт старался, чтобы его «дома прерий» дарили хозяину комфорт, вызывали чувство уединения и защищенности, что, по словам архитектора, отвечало основным потребностям человека. Он был далеко не первым, кто декларировал, что главным эстетическим достоинством здания должна быть его простота. Однако большинство его современников понимало простоту как отказ от украшательства, тогда как Ллойд Райт считал, что простота должна быть во всех конструктивных решениях.

Дома прерий отличались близостью к природе, но были очень далеки от народа

«Нужно избавляться от усложнений в конструкциях и использовать преимущества заводского производства,— писал архитектор.— Исключать по возможности работы на строительной площадке, которые всегда дороги; нужно укрупнять и упрощать устройства инженерного оборудования — отопления, освещения, сантехники». И действительно, в «домах прерий» отсутствовали традиционные радиаторы отопления — отопительные трубы располагались под полом; громоздкие люстры были заменены скрытыми источниками света и т. д. Иными словами, ненужное удалялось, а нужное пряталось, ведь идеалом Ллойд Райта оставался традиционный японский дом, совершенно лишенный мебели. «Дома прерий» казались современникам технологическим чудом и одновременно оказывались дешевле, чем особняки сравнимой площади, выполненные в традиционном стиле, так что клиенты выстраивались в очередь.

«Дома прерий» строились в основном в Иллинойсе, где проживало большинство знакомых и почитателей Ллойд Райта, и стоили они весьма дорого — до будущего идеального коттеджа, доступного семье со средним достатком, было еще далеко. Сам архитектор наслаждался славой и деньгами, не подозревая о близких испытаниях. Между тем тучи уже начинали сгущаться.

«Следовать толчкам»

Фрэнк Ллойд Райт был человеком обаятельным и остроумным и к тому же имел большой успех у женщин, что не слишком нравилось его жене Китти. Отношения с супругой постепенно портились, однако крупных проблем не возникало до 1908 года, когда он познакомился с Мамах Чени — женой Эдвина Чени, одного из заказчиков. Вскоре начался бурный роман. Фрэнк соврал жене, что хочет изучить архитектурные традиции Европы, и уехал в Старый Свет; Мамах соврала мужу, что хочет изучить иностранные языки, и отправилась туда же. Долго скрывать связь оказалось невозможным, и она стала достоянием гласности. Для Мамах дело кончилось разводом, а для Ллойд Райта — потерей нескольких крупных клиентов, которые, видимо, не хотели иметь дело с архитектором, который совращает жен заказчиков.

Любовь Ольги Лазович и Ллойда Райта прошла проверку скандалом, безденежьем и тюрьмой

Китти, которая уже родила Фрэнку шестерых детей, не собиралась давать ему развода, что не помешало архитектору наладить жизнь под одной крышей с Мамах. Он приобрел новый участок, где построил дом для себя, своей любовницы и ее двоих детей. Имение, одно из своих архитектурных шедевров, он назвал Тейлизин в честь героя валлийских мифов и приготовился жить в нем долго и счастливо. Но вскоре случилась трагедия, которая на несколько лет выбила его из колеи. Ллойд Райт нанял слугу по имени Джулиан Карлтон, который оказался психически больным. 15 августа 1914 года, когда Ллойд Райта не было дома, Карлтон закрыл окна и двери, облил бензином все, что мог облить, и устроил пожар. Пока дом горел, сумасшедший слуга схватил мясницкий нож и принялся резать всех, кто попадался ему под руку. Погибли Мамах, ее дети и четверо слуг.

Однако на этом беды архитектора не закончились. В связи с трагедией ему приходили письма соболезнования со всей страны, одно из которых его особенно тронуло. Автором письма была художница Мириам Ноэль, которая выразила желание встретиться с Ллойд Райтом. Встреча состоялась, и вскоре Фрэнк уже жил вместе с новой любовницей. Выходу из депрессии это, правда, не способствовало, потому что Мириам Ноэль оказалась морфинисткой и истеричкой. Впрочем, это не помешало паре оформить отношения в 1923 году, когда Китти наконец согласилась на развод с Фрэнком. Через год после свадьбы Ноэль ушла от него и больше уже не возвращалась.

Тем временем дела у Ллойд Райта шли уже не так хорошо, как раньше. Прежде всего, скандальная слава отпугивала от него лучших клиентов. Плюс к тому изменились вкусы заказчиков. После первой мировой войны в Америке в моду стали входить европейские архитектурные стили, и желающих купить «дома прерий» становилось все меньше. Положение спасали нечастые, но крупные заказы вроде отеля «Империал», который он построил в Токио, но большинству американцев было совершенно все равно, кто и что строил в Японии, так что положение Ллойд Райта было довольно шатким.

Впрочем, несмотря на трудности, вдохновение архитектора не покинуло, о чем свидетельствует конструкция того же токийского отеля. Зная о сейсмическом неблагополучии Японии, Ллойд Райт разработал конструкцию, которая, по его выражению, «не сопротивляется подземным толчкам, а следует им». Стены отеля были утолщены внизу, чтобы максимально опустить центр тяжести здания. Через каждые 18 метров в стенах были сделаны деформационные швы — пустоты, позволяющие отдельным блокам здания в случае землетрясения колебаться без ущерба для всей конструкции. Трубопроводы были снабжены гибкими сочленениями, а на крыше обычная для Японии черепица была заменена более легкой листовой медью. Решения, придуманные Ллойд Райтом, оказались более чем актуальными. 1 сентября 1923 года, в день торжественного открытия отеля «Империал», в Японии случилось одно из мощнейших землетрясений в ее истории. Токио и Иокогама были почти полностью разрушены, но отель, построенный Ллойд Райтом, выстоял и гордо возвышался среди руин.

Страна Усония

Ллойд Райт был уверен, что все американцы со временем будут жить в маленьких, тесных, дешевых, но высокохудожественных домах

Между тем личную жизнь архитектора продолжали сотрясать удары под стать подземным. В 1924 году уже немолодой Ллойд Райт встретил Ольгу Лазович-Хинценбург, которая принадлежала к древнему боснийскому аристократическому роду. Она была на 30 лет моложе его, имела дочь Светлану и только что развелась с мужем — Владемаром Хинценбургом, который и привез ее в США из Парижа. Наконец-то Фрэнк Ллойд Райт нашел женщину своей мечты, и вскоре Ольга Лазович уже жила в его имении. Однако брак с Мириам Ноэль еще не был расторгнут, чем мстительная супруга архитектора не преминула воспользоваться. Мириам совместно с Хинценбургом, который надеялся отобрать у Ольги свою дочь, подали на влюбленную пару в суд. Адюльтер в тогдашней Америке был наказуемым деянием, и суд выписал ордер на арест Ллойд Райта. Дальнейшее напоминало сюжет мыльной оперы.

Скрываясь от судебного преследования, Фрэнк и Ольга уехали в Миннесоту, где сняли дом у провинциального судьи. Тот оказался бдительным гражданином и навел справки о постояльцах. Узнав, что это беглые преступники, он немедленно известил местного шерифа, который явился к дому, где скрывалась пара, с толпой улюлюкающих местных жителей. Архитектор и его подруга были арестованы и провели ночь в тюрьме в Миннеаполисе. Понятно, что несколько дней пресса только об этом и писала.

Далее последовали судебные разбирательства — Мириам хотела наложить руку на Тейлизин и прочую собственность мужа. В то же время, заметив, что дела архитектора идут все хуже, Висконсинский банк, которому он был должен $43 тыс., потребовал наложить арест на его имущество. Однако в итоге благодаря талантам своего адвоката Ллойд Райту удалось отделаться минимальным ущербом. Мириам он выдал крупную сумму, но сохранил Тейлизин, а с банком удалось договориться с помощью многочисленных друзей и благодарных владельцев особняков, построенных архитектором. По инициативе этих добровольных помощников была основана компания Frank Lloyd Wright, которой переходили все доходы от профессиональной деятельности Ллойд Райта, а также все его долги. Таким образом, зодчий освобождался от личной ответственности по своим обязательствам, что отвело от него угрозу банкротства. В общем, связи, как и раньше, помогли Фрэнку Ллойд Райту выйти из трудного положения.

Отель «Империал», построенный Ллойдом Райтом в Токио, выдержал не только критику, но и мощнейшее землетрясение 1923 года

В 1928 году, уладив наконец семейные и финансовые неурядицы, архитектор женился на Ольге Лазович и счастливо жил с ней до самой своей кончины. Но его бизнес теперь находился на грани краха, потому что солидные клиенты не хотели связываться с 60-летним архитектором с сильно подмоченной репутацией. Ллойд Райт понимал, что нужно срочно придумывать нечто новое, и вскоре это новое действительно появилось.

В 1930-е годы Ллойд Райт, перебивавшийся случайными заказами, обратил взор в сторону менее обеспеченных клиентов, нежели те, с какими он привык иметь дело. Но для начала, чтобы напомнить Америке о своем существовании, он написал несколько книг, в которых рекламировал свою архитектурно-социальную утопию. Страна его мечты называлась не Утопия, а Усония — от USONA, Северо-Американских Соединенных Штатов, как в ту пору США называли европейцы. Однако укладом жизни усонийцы немногим отличались от обитателей всевозможных «солнечных городов» и прочих вымышленных стран, где человек наконец зажил так, как ему хочется.

«Придет день,— писал Ллойд Райт,— и нация заживет в одном раскинувшемся на всю страну городе… Местность будет единым, хорошо распланированным парком со зданиями, расположенными на больших расстояниях друг от друга; каждый найдет здесь отраду и уют. Деловая часть города будет наполняться людьми к 10 часам утра и пустеть в 4 пополудни в течение трех дней в неделю. Оставшиеся четыре дня посвящаются радостям жизни». Жить усонийцы должны были в особых усонианских жилищах, соответствующих принципам «органической архитектуры». Главным отличием усонианского жилья от «домов прерий» должна была стать его дешевизна.

Дом с водопадом, построенный Ллойдом Райтом для Эдгара Кауфмана, покрыл архитектора несмываемой славой

«Первое, что нужно при строительстве дома нового типа,— разъяснял Ллойд Райт,— отделаться от всяких древностей вроде слуховых окон. Вышвырнуть все бесполезные надстройки. Затем — избавиться от никому не нужного фундамента. Да, абсолютно избавиться от него». Дом должен быть одноэтажным и должен быть выстроен из дешевых натуральных материалов вроде дерева и кирпича. Архитектор был уверен, что при соблюдении всех этих принципов строительство подобного объекта сможет осилить даже семья с годовым доходом в $5-6 тыс. И действительно, дома, построенные по его усонианским проектам, были куплены людьми среднего достатка. Стоит упомянуть, что даже сейчас дом Герберта Джекобса, построенный Ллойд Райтом в 1936 году в Висконсине, сдается всего за $1,5 тыс. в месяц. В общей сложности было построено порядка 50 однотипных усонианских домов.

Так Фрэнк Ллойд Райт создал новый класс типового жилья, новый строительный жанр — дешевый дом, рассчитанный на одну семью. Такие дома начали строиться по всей Америке в конце 1940-х годов, особенно много их возводили в 1950-е. Сам Ллойд Райт, правда, вскоре утратил интерес к дешевому жилью и вернулся к строительству домов для богатых. Тексты про Усонию вновь привлекли внимание к его персоне, и вскоре в поле зрения Райта появился человек, готовый доверить ему свои деньги. Эдгар Кауфман, которому принадлежала сеть супермаркетов в Питтсбурге, приобрел участок с роскошным водопадом и захотел, чтобы Ллойд Райт вписал в ландшафт его будущий дом. Проект, предложенный архитектором, вверг инженеров, специально нанятых Кауфманом в рамках проекта, в состояние, близкое к шоку. Ллойд Райт решил строить дом не рядом с водопадом, а над ним, чтобы вода струилась прямо из-под фундамента. Вердикт инженеров был однозначным — такой дом долго не простоит. Надо сказать, что Ллойд Райт и сам начал склоняться к этому мнению, и потому втайне от заказчика приказал укрепить здание дополнительными металлическими опорами.

То, что получилось в итоге, считается образцом архитектурной изобретательности, это самое знаменитое творение Райта, и оно, действительно, было новым словом в архитектуре — настоящий дом-аттракцион, удивлявший уровнем строительных технологий и полностью удовлетворявший тщеславие заказчика. Дом на водопаде произвел на современников огромное впечатление и, как следствие, вернул Ллойд Райту интерес заказчиков. В последние годы жизни архитектор не испытывал недостатка в средствах и имел возможность браться за заказы, которые его по-настоящему заинтересовали. Так, Ллойд Райт построил здание Музея Гуггенхайма на знаменитой Пятой авеню в Нью-Йорке, которое до сих пор удивляет футуристическим обликом.

Фрэнк Ллойд Райт умер 9 апреля 1959 года, немного не дожив до 92 лет. Его дело продолжили многочисленные последователи, которые довели коттеджное строительство фактически до ранга отдельной отрасли. Однако архитекторов, которые могут совместить в одном сооружении простоту, функциональность, комфорт, стиль и разумную цену, и сегодня не слишком много.

КИРИЛЛ НОВИКОВ

Круглый дом, который ломает сознание. Архитектор Фрэнк Ллойд Райт | Stone Floor

Фрэнк Ллойд Райт — американский архитектор, создатель «органической архитектуры» и приверженец открытого плана. По заключению Американского института архитекторов, Райт — самый влиятельный из всех архитекторов США

На американском портале по продаже недвижимости за 8 000 000 (в пересчете на рубли — 600 000 000 ) выставлен на продажу знаменитый круглый дом Фрэнка Ллойда Райта. Особенность этого дома и его архитектуры в том, что он имеет не традиционную прямую форму, а сферическую.

Вид сверху

Вид сверху

Дом имеет имя — это Circular Sun House. Строительство было завершено в 1967 году. Спроектированный так, чтобы сливаться с изгибами окружающих пустынных гор, этот культовый шедевр был последним домом, спроектированным Райтом, и одним из всего лишь 14 круглых домов мастера-архитектора.

Перекрывающиеся концентрические круги создают план этажа, который плавно перетекает из одной комнаты в другую, в то время как из каждой комнаты открывается беспрепятственный величественный вид на Палм-Каньон и город внизу.

Вид на город

Вид на город

Изогнутые стены, отделанные золотистым филиппинским красным деревом, покрывают три спальни и прихожую, отражая естественный свет Палм-Каньона.

Кабинет

Кабинет

Обширные развлекательные пространства выходят наружу к просторным патио и бассейну в форме полумесяца. Отделка включает в себя кухонные столешницы из нержавеющей стали, отточенный итальянский розовый мрамор в мастер-ванне, тщательно подобранные шиферные полы из Индии и, конечно же, оригинальные окна.

Кухня

Кухня

Красивая перламутровая плитка в бассейне делает воду особенно привлекательной.

Бассейн ночью

Бассейн ночью

Мастер создал абсолютно уникальный дизайн фасада из цветного бетонного блока, который органично слился с окружающим ландшафтом, реализуя органическую идею архитектора.

Понравилась статья? Ставьте лайки и подписывайтесь на на канал!

Возможно вам также понравится следующий материал:

Дом за 12 миллиардов $ с костями динозавров: подробности

1000-метровый бассейн за 1,5 миллиарда долларов

Самое высокое пустое здание в мире по данным книги Гиннеса

История несчастного небоскреба в Испании, в котором забыли поставить лифты

Архитектор Фрэнк Ллойд Райт — презентация онлайн

1. Архитектор Фрэнк Ллойд Райт

Подготовила ученица 8 класса
Козлова Екатерина

2. Биография

• Райт родился 8 июня 1867 года в городе Ричленд-Сентер
• Райт обучался на дому, не посещая школу. В 1885 он поступил на
инженерный факультет Висконсинского университета (англ.)русск..
Учась в университете, он подрабатывает помощником местного
инженера-строителя. Райт покинул университет, не получив при этом
учёной степени. В 1887 году он переехал в Чикаго, где устроился в
архитектурную контору Джозефа Лаймана Силсби. Через год перешёл
на работу в фирму «Адлер и Салливан», возглавляемую известным
идеологом «чикагской школы» Л. Салливаном. С 1890 года в этой
фирме ему поручались все проекты по строительству жилой
недвижимости. В 1893 году Райту приходится уйти из компании, когда
Салливан узнает, что Райт проектирует дома «на стороне».

3. Стиль прерий


Известность Райту приносят «Дома Прерий», спроектированные им с 1900 по 1917 годы.
«Дома Прерий» созданы в рамках концепции «органической архитектуры», идеалом которой
является целостность и единение с природой[4]. Сторонник идеи непрерывности
архитектурного пространства, Райт предлагал подвести черту под традицией нарочитого
выделения здания и его составных частей из окружающего мира, доминировавшей в
западной архитектурной мысли со времён Палладио. По мнению Райта, форма здания
должна каждый раз вытекать из его специфического назначения и тех уникальных условий
среды, в которых оно возводится и существует.
В практическом плане, спроектированные Райтом «дома прерий» служили естественным
продолжением окружающей природной среды, подобно эволюционной форме естественных
организмов. Для них характерен открытый план, преобладающие в композиции горизонтали,
далеко вынесенные за пределы дома скаты крыши, террасы, отделка необработанными
природными материалами, ритмичные членения фасада каркасами, прообразом которых
служили японские храмы[5]. Многие из домов в плане крестообразные, а расположенный в
центре очаг-камин объединяет открытое пространство. Интерьерам домов Райт уделял
особое внимание, создавая мебель сам и добиваясь того, чтобы каждый элемент был
осмыслен и органично вписывался в создаваемую им среду. Наиболее известными среди
«Домов Прерий» являются дом Уиллитса, дом Мартина и дом Роби.

В начале XX века Райт оказался в списке самых модных и успешных архитекторов США, сумев
реализовать множество своих проектов, большая часть которых содержала весьма
новаторские для того времени архитектурные решения. Но к 1930-м годам от былой
популярности не осталось и следа — у Райта практически не было крупных заказов. Чтобы
поправить своё материальное положение, Райт открывает у себя в Талиесине творческую
мастерскую. Эту мастерскую начинает посещать Эдгар Кауфман (англ. Edgar Kaufmann) — сын
успешного бизнесмена из Питсбурга Эдгара Кауфмана, решивший по совету отца изучать
архитектуру.
Постепенно смелые архитектурные идеи Райта захватывают Эдгара Кауфмана-младшего, и
вместе им удаётся уговорить Кауфмана-старшего выделить средства на постройку макета
целого города, который спроектировал Райт. После завершения строительства макет был
размещён для всеобщего обозрения в универмаге, принадлежащем семье Кауфманов.
Райт становится частым гостем в доме семейства Кауфаманов и вскоре получает от них заказ
на разработку проекта их загородного дома. Для этих целей Кауфманы приобрели
живописный участок в местности под названием «Медвежий ручей» (англ. Bear Run), который
представлял собой сплошной скалистый выступ, возвышавшийся над окрестностью, а рядом
находился маленький водопад.

5. Дом над водопадом


загородный дом, построенный в 1936-39 гг. по проекту американского
архитектора Фрэнка Ллойда Райта на юго-западе штата Пенсильвания, в 80
километрах к юго-востоку от города Питсбурга — в живописной местности
под названием «Медвежий ручей»
Название дома объясняется тем, что он стоит над небольшим водопадом.
Вскоре после завершения строительства дом получил репутацию эталона и
своеобразной витрины органической архитектуры. Уже в 1966 году, менее
чем через 30 лет после создания, «Дом над водопадом» приобрёл статус
Национального исторического памятника США[2]. В 1991 году члены
Американского института архитекторов (англ. American Institute of Architects)
назвали его «лучшим и непревзойдённым произведением национальной
архитектуры».

6. Проектирование и строительство


Структурный проект «Дома над водопадом» был разработан самим Райтом в
соавторстве с двумя инженерами — Менделем Гликманом (англ. Mendel
Glickman) и Уильямом Уэсли Питерсом (англ. William Wesley Peters), которые
ранее разработали проект колонн для здания «Johnson Wax Headquarters»,
также построенного по проекту Фрэнка Ллойда Райта.
Предварительный проект дома был представлен Кауфману для утверждения
15 октября 1935 года, после чего Райт ещё раз посетил участок строительства
для уточнения окончательной сметы расходов на строительство. Позднее,
когда строительство дома войдет в активную фазу, Райт будет очень редко
посещать место строительства, назначив своим постоянным представителем
на стройке Роберта Мошера (англ. Robert Mosher) — своего ученика.
Камни для возведения стен будущего дома планировалось добывать в этой
же местности, для чего в декабре 1935 года был вновь открыт старый
каменный карьер, расположенный неподалёку от места строительства — к
западу от него. Основным же строительным материалом для Дома над
водопадом Райт избрал железобетон, с которым до этого времени он никогда
не работал.

Окончательный вариант проекта Райт подготовил в марте 1936 года. В апреле того же года были начаты строительные работы на основном
здании. По этому проекту, основу конструкции Дома над водопадом составили железобетонные плиты перекрытия, которые выступают из
центрального массива на разных уровнях и расходятся в разных направлениях. Таким образом, эти плиты перекрытия образуют террасы,
повисшие прямо над водопадом, что внешне выглядит крайне необычно и производит на зрителя сильное впечатление. Часть утеса, на
котором стоит дом, оказалась внутри здания и использовалась Райтом как деталь оформления интерьера.
С началом строительства появляются разногласия между Райтом, Кауфманом и строительным подрядчиком. Кауфман, одолеваемый
сомнениями по поводу компетентности Райта при его работе с железобетоном, показал сторонним инженерам-консультантам из
строительной фирмы чертеж весьма смело спроектированной Райтом консольной конструкции. После получения заключения этих
сторонних инженеров-консультантов на свой проект Райт был обижен на Кауфмана, потребовал вернуть ему все его эскизы и заявил, что
выходит из проекта. Этот «ультиматум» Райта возымел действие на Кауфмана, он прекратил все свои сомнения в компетентности Райта как
архитектора, а доклад инженеров-консультантов был впоследствии погребён в каменной стене дома[3].
В июне 1936 года Райт посещает место строительства и отвергает сделанную каменную кладку моста. Эта кладка была переделана. Для
нависающих консольных этажей Райт и его команда использовали перевёрнутые Т-образные балки, интегрированные в монолитную
бетонную плиту. Эта конструкция заодно сформировала потолок нижних помещений и обеспечила сопротивление сжатию. Подрядчик
строительства Уолтер Холл (англ. Walter Hall), также являвшийся инженером, произвёл свои независимые вычисления и привёл доводы в
пользу увеличения количества арматуры в монолитной плите первого этажа. Райт отверг это предложение. (Примечание. В то время как
некоторые источники говорят, что автором этого предложения был сам подрядчик, который самостоятельно удваивал количество
арматуры, согласно другим, это было сделано по просьбе Кауфмана, обратившегося к своим инженерам-консультантам, дабы те внесли
изменения в проект Райта и удвоили количество арматуры определённой Райтом).
Кроме того, подрядчик не стал производить бетонирование консоли с использованием слегка направленной вверх опалубки (как это было
предусмотрено проектом Райта — для компенсации прогиба и отклонения от оси плоскости консоли). В итоге, когда опалубка была снята,
консоль значительно прогнулась. Райт, узнавший о том, что без его ведома количество арматуры было увеличено, пришел в ярость.
С одобрения Кауфмана, сторонние инженеры-консультанты потребовали от подрядчика, чтобы он установил подпорную стену под главную
опорную балку на западной террасе. Когда при следующем посещении стройки Райт обнаружил эту стену, он попросил своего постоянного
представителя на объекте Роберта Мошера разрушить её верхушку. Когда позднее Кауфман признался Райту в том, что он это всё одобрил,
Райт показал ему, что сделал со стеной Мошер, и указал на то, что железобетонная консоль, без какой-либо подпорной стены, удачно
провела под испытательной нагрузкой весь предыдущий месяц.
В октябре 1937 года, несмотря на все трудности и споры между заинтересованными сторонами, строительство главного дома было
завершено.

8. История использования «Дома над водопадом»


В период с 1937 по 1963 годы «Дом над водопадом» регулярно использовался
семейством Кауфман как загородный дом.
Они проводили в нём выходные и праздничные дни.
В 1964 году дом стал музеем и был открыт для публичных посещений.
в настоящее время принимает более чем 150 тыс. посетителей ежегодно

Wright & Dalbin Architects, Inc.

Мы в WDA продолжаем следить за рекомендациями по безопасности и последней информацией о коронавирусе. В дополнение к постоянному информированию о ежедневных показателях заражения; при общении с нашими сотрудниками и клиентами мы руководствуемся рекомендациями по охране здоровья: ношением масок и социальным дистанцированием. Мы попросили весь персонал регулярно чистить свои рабочие места дезинфицирующими средствами и регулярно мыть руки.

Наши сотрудники работают в двух разных режимах.Большинство сотрудников работает удаленно, а небольшой процент из нас работает в офисе в отдельных частях здания. WDA адаптировалась к различным «виртуальным» платформам с клиентами, консультантами и подрядчиками. Хотя не все вопросы можно решить на виртуальных встречах, вопросы, связанные со строительством, по-прежнему решаются на стройплощадке с участием ключевого персонала.

Наша цель — сделать всех людей безопасными, здоровыми и мудрее, когда эта пандемия закончится. А пока свяжитесь с нами.

WDA была основана в 1986 году и превратилась в одно из самых надежных архитектурных бюро в регионе Эль-Пасо. Наша репутация архитектурного бюро с полным спектром услуг позволила нам успешно реализовывать проекты в региональном, государственном, федеральном, государственном и частном секторах

Мы обладаем обширным опытом в области планирования, проектирования, управления строительством и управления проектами объектов коммерческого, жилого, многоквартирного, образовательного и земельного строительства.

WDA продвигает и включает экологичность во все наши проекты; которые, в свою очередь, производят здания с высокими эксплуатационными характеристиками, которые повышают ценность объектов наших клиентов и являются экологически чистыми

Наша миссия — превзойти ожидания наших клиентов и предоставить проектные решения, которые достигают целей клиента.Следуя этим высоким стандартам качества в наших проектах, мы построили доверительные отношения с нашими клиентами и во всей строительной отрасли.

Фрэнк Ллойд Райт из Питтсбурга

Названный Американским институтом архитекторов «Лучшим произведением американской архитектуры всех времен» и одним из «50 памятных мест» National Geographic, Фоллингуотер расположен в 90 минутах к югу от Питтсбурга в идиллическом Лорел Хайлендс. Дом резко возвышается над водопадом и считается самым возвышенным сочетанием человека и природы Райта.Fallingwater открыт ежедневно, кроме среды, с середины марта по ноябрь. Доступны углубленные, самостоятельные площадки и детские туры. Необходима предварительная покупка или бронирование билетов.

Дом Дункана, спроектированный Райтом на курорте Polymath Park, расположен в самом сердце Лорел Хайлендс в Акме, штат Пенсильвания, примерно в 90 минутах езды от Питтсбурга. Это один из четырех домов Фрэнка Ллойда Райта в США, предлагающих ночлег. План дома включает в себя фирменную открытую гостиную / обеденную зону Райта с камином из натурального камня в качестве центральной точки.Утопленное освещение, встроенная мебель и геометрический стиль очевидны во всем доме. Натуральные цвета и ткани используются, чтобы отразить приверженность Райта сохранению природы и ее интеграции с внутренними пространствами. Курортный отель Polymath Park расположен на территории более чем 100 акров тихих и живописных лесных массивов, включая километры пешеходных троп и умиротворяющий пруд с отражениями. Курортный отель Duncan House Polymath Park находится всего в 24 км от водопада Фоллингуотер и в 48 км от города Кентук-Ноб. На курорте также есть дома Балтера и Блюма, построенные для промышленников Питтсбурга учеником Райта Питером Берндтсоном.

На высоте двух тысяч футов над рекой Югиогени — еще одно произведение Фрэнка Ллойда Райта. Расположенный на гребне холма — это кульминация органичной архитектуры и элегантного жилого пространства, благодаря которому дом выглядит так, как если бы он был единым целым с горой. Красный кипарис приливной воды и естественный полевой камень являются его основными элементами. Полностью функциональная кухня занимает центральное место в архитектурном дизайне фундамента, а каменные стены закрепляют эту частную резиденцию. Остальная часть открытого плана этажа использует консольные свесы и большое пространство из стекла, благодаря которым вы чувствуете себя единым целым с природой.На территории также есть большой сад скульптур под открытым небом.

Новейшим дополнением к коллекции Фрэнка Ллойда Райта в Лорел Хайлендс является дом Мянтюля в Полимут-парке. Mäntylä, что означает «сосновый», был спроектирован Райтом в 1952 году и имеет драматические углы и, конечно же, дань уважения природе. Посетители могут совершить экскурсию по дому в течение дня или спланировать поездку с ночевкой с марта по декабрь. Специализированные туры включают в себя возможность пообедать в доме за столом, разработанным Райтом, или насладиться завтраком и экскурсией в утренние часы, когда уникальная структура дома ярко сияет.

Чудо Райта Висконсина: самый известный архитектор Америки

В штате Барсук жил известный архитектор Фрэнк Ллойд Райт

Самые известные бывшие жители Висконсина — от Джорджии О’Киф до Гарри Гудини, но знаете ли вы, что в штате Барсук также есть особенно выдающаяся архитектурная икона? Фрэнк Ллойд Райт родился прямо здесь, в Ричленд-центре, Висконсин, и его влияние на архитектуру в штате и за его пределами было огромным.Давайте погрузимся в небольшую часть истории Райта, а также в некоторые из его самых известных построек в Висконсине.

Фрэнк Ллойд Райт

В 1867 году Фрэнк Ллойд Райт родился в Ричленд-центре, штат Висконсин, хотя его семья в конце концов поселилась в Мэдисоне. На фоне развода родителей и связанных с этим финансовых проблем 18-летний Райт начал работать на инженерном факультете Университета Висконсина параллельно с учебой. Райт был уверен в своем потенциале архитектора, поэтому в 1887 году он переехал в Чикаго и добился успеха в некоторых ведущих фирмах страны.

Два коротких года спустя Райт начал проектировать свой первый дом в Оук-Парке. Недвижимость отражает его интерес к линии, форме и объему, и быстро привлекла внимание местных жителей. Вскоре после этого Райт начал принимать заказы и в конце концов открыл собственное архитектурное бюро.

Райт провел следующие пятнадцать лет, определяя и популяризируя свой фирменный стиль Prairie. Эти дома имеют длинную низкую конструкцию, которая отражает прерии. У них часто есть открытые планы этажей, соединенные внутренние и внешние пространства и акцент на геометрии.

Добившись успеха в Штатах, Райт путешествовал и работал за границей, обретя международную известность. После периода отсутствия творческих способностей и заказов, он начал читать лекции, писать и даже создал программу ученичества Taliesin Fellowship.

Затем, окончательно устав от зим Среднего Запада, в 1930-х годах он переехал в Аризону. Он выполнил некоторые из своих лучших работ, включая Fallingwater и дом Герберта Джейкобса, и построил феноменальный постоянный дом в Скоттсдейле.Райт продолжал хорошо работать до 80 лет и скончался в 1959 году, когда ему было 92 года.

Работа Фрэнка Ллойда Райта в Висконсине

Хотя Роби Хаус в Чикаго и отель Imperial в Токио, возможно, являются одними из наиболее известных работ Райта, он также создал множество архитектурных икон в штате Барсук. Остановитесь у ветряной мельницы «Ромео и Джульетта» в Вайоминге, штат Висконсин. Это потрясающий комплекс из двух башен, напоминающий о знаменитых любовниках Шекспира, который также является национальным историческим памятником.Или загляните в летний коттедж Генри Уоллиса на озере Делаван. Дом на набережной был изменен, но он по-прежнему сохраняет элегантность и интерес, характерные для работ Райта. Если вас все еще не продали, попробуйте Талиесин, жемчужину в короне Райта и недвижимость, которая понравится практически каждому. Дом, студия и школа Райта, Талиесин находится на реке Висконсин и предлагает потрясающие виды, мероприятия и образовательные программы, а также некоторые из лучших примеров исследовательской работы Райта.

Или, если вы хотите получить максимальную отдачу от вложенных средств, отправьтесь в путешествие по тропе Фрэнка Ллойда Райта.Этот самостоятельный автомобильный маршрут пролегает через девять округов Южного Висконсина и обозначает некоторые из самых впечатляющих построек Райта по всему штату. Просто следуйте указателям на автомагистралях, чтобы почувствовать драматические пейзажи, которые вдохновили его фирменный стиль, а также некоторые действительно захватывающие дух архитектуры.

Источник: Фонд Фрэнка Ллойда Райта // Райт в Висконсине

Архитектура и недвижимость

Итак, как именно этот архитектурный символ применим к вашей практике в сфере недвижимости? Обещаем, что мы к чему-то стремимся! Понимание и оценка местной архитектуры может помочь вам стать более информированным и полезным агентом, даже если ваш клиент не ищет оригинала Райта.Потратив некоторое время на изучение и размышление о различных архитектурных стилях, вы сможете направить клиентов в нужный дом, независимо от того, хотят ли они прерии или постмодерна.

Кроме того, глубокое знание вашего рынка имеет решающее значение для агента. Рынок недвижимости Висконсина раскален, поэтому сейчас самое лучшее время, чтобы расширить свои знания, построить карьеру и выделиться среди конкурентов.

Зачем ждать?

Начни свое будущее сегодня!

Получите лицензию »

или

Начни сегодня

Завершите свою CE с нами!

Запустите свой CE »

Архитектура Райта, биография, идеи | TheArtStory

1908-09

Фредерик К.Роби-Хаус

Последний крупный дом, спроектированный Райт перед тем, как сбежать в Европу в 1909 году, Роби-Хаус часто считается воплощением работ Райта в стиле прерий, хотя это не самый крупный пример. Он был построен для богатого производителя велосипедов и автомобилей, который на самом деле жил в этом доме только около одиннадцати месяцев, прежде чем был вынужден его продать, и по иронии судьбы он функционировал как настоящее жилище на протяжении очень небольшого периода своего существования. Тем не менее, это законченное эссе в видении Райта внутреннего пространства до Первой мировой войны и одно из немногих зданий, которые он действительно боролся за сохранение, когда ему когда-то угрожали сносом.

Подобно Зданию Ларкина и Храму Единства, Дом Роби и резиденции в стиле прерий иллюстрируют то, как Райт представляет природу как живительную силу человеческого существования, которая, в свою очередь, обеспечивает некоторую стабильность во все более сложной, нестабильной, индустриальной мир — ценности, которые гармонируют с движением искусств и ремесел, с которым иногда ассоциируется Райт. Дом Роби демонстрирует дихотомию между открытостью ландшафту и акцентом на домашнюю конфиденциальность.Длинные, низкие, горизонтальные стены, подчеркнутые римским кирпичом, выступающие карнизы крыш и выступающие террасы, мгновенно помещают его на равнину Среднего Запада. Снаружи дом почти похож на крепость с горизонтальными прорезями между крышей и стенами для размещения окон, а личный аспект резиденции подчеркивается почти скрытым расположением главного входа сзади, вдали от тротуара.

Однако, оказавшись внутри, главный этаж открывается, огибая централизованный очаг, который закрепляет его и обеспечивает разделение между столовой и жилым пространством.Типичный для резиденций в прериях Райта очаг с его постоянными сиденьями символизирует место семейной ячейки и порождение поддерживающего жизнь тепла холодными зимами Чикаго. Райт подчеркивает органическую связь резиденции с внешним миром через ленты окон, окружающих пространство (многие из которых используют абстрактные мотивы пшеницы), натуральные материалы из дерева и кирпича, а также золотые, коричневые, коричневые и зеленые тона интерьера. поверхности.

Чикаго, Иллинойс

Фрэнк Ллойд Райт был великим архитектором — но он был еще лучше в Бра

«Товарищи-архитекторы называли его все, от великого поэта до невыносимого болтуна.Так журналист Майк Уоллес в 1957 году начал телеинтервью с 88-летним Фрэнком Ллойдом Райтом. К концу разговора, затронувшего Мэрилин Монро, аморальность войны и перестройку всей страны, Уоллес осыпал его похвалой, назвав революционером в работе и жизни.

Неизвестный фотограф. Фрэнк Ллойд Райт. нет данных [Изображение: Архивы Фонда Фрэнка Ллойда Райта / Музей современного искусства / Библиотека архитектуры и изящных искусств Эйвери, Колумбийский университет, Нью-Йорк] К тому времени, когда Уоллес взял интервью у Райта, архитектор действительно предложил множество революционных идей: сборные дома, небоскребы с основание, вдохновленное деревьями, домами, которые растворяются в их местах.Но, возможно, самым большим достижением Райта было создание его личности. Он был одним из первых экспертов в области брендинга.

Обложка Фрэнк Ллойд Райт: Распаковка архива , опубликовано Музеем современного искусства, Нью-Йорк, 2017.

Фрэнк Ллойд Райт на 150: Распаковывая архив , новая выставка в Музее современного искусства, навесы новый свет на карьеру архитектора и показывает, как он стал самым известным архитектором 20 века.

«Я считаю, что Райт — единственный архитектор, который пользуется большей популярностью среди широкой публики, чем среди практикующих архитекторов», — сказал на пресс-конференции Барри Бергдолл, который был одним из кураторов выставки с Дженнифер Грей.

Чтобы достичь этого места в истории, Райт должен был тщательно позиционировать свою работу и свой гений. Вот как Райт закрепил свое место в истории.

Фрэнк Ллойд Райт (американец, 1867–1959). Школа Little Dipper и общественный театр, Лос-Анджелес. 1923. Взгляд с запада. [Изображение: Архив Фонда Фрэнка Ллойда Райта / Музей современного искусства / Библиотека архитектуры и изящных искусств Эйвери, Колумбийский университет, Нью-Йорк]

Он был мастером шоу-бизнеса

Фрэнк Ллойд Райт на 150 фокусируется не только на дюжина работ архитектора, как известных, так и малоизвестных, концептуальных и построенных, государственных и частных.Вместо того чтобы использовать общий подход к изучению представленных 450 экспонатов, Бергдолл и Грей обратились к нескольким ученым из разных дисциплин — ландшафтной архитектуры, охраны природы, культурной антропологии — с просьбой погрузиться в его архив, который MoMA и Колумбийский университет приобрели в 2012 году, и лучше понять его жизнь, его семидесятилетнюю карьеру и почему он все еще пользуется бешеной популярностью сегодня, спустя 150 лет после своего рождения.

«Он стал общественным деятелем новым способом», — сказал на пресс-конференции Глен Лоури, директор MoMA.«Присутствие Райта распространилось далеко за пределы архитектурных кругов. Персонаж, история, человек существуют параллельно с этим разносторонним талантом, сумевшим сделать карьеру, которая длилась почти столетие. [Это было] сочетание продолжительности и изобретательности и — личность, которую он культивировал. Он прекрасно понимал, что то, как он себя представил, повлияло на то, как публика поймет его архитектуру ».

Райт был мастером зрелищности и сделал свое лицо и имя публичным, например: дважды появлялся в телешоу Майка Уоллеса и в игровом шоу «Что моя линия», чтобы донести свою работу и личность до масс. зрительская аудитория.Он построил крупномасштабные замысловатые модели предлагаемых им зданий — например, пятифутовую модель никогда не построенного стеклянного небоскреба, который MoMA восстановил для этой выставки, — не в качестве инструмента дизайна или исследования, а как способ произвести впечатление на людей.

Одним из проектов, который лучше всего иллюстрирует то, как он хотел позиционировать себя, был Mile High Illinois, концептуальный небоскреб, спроектированный в 1956 году, который, как следует из названия, должен был быть высотой в одну милю. Чтобы представить проект миру, Райт созвал пресс-конференцию и подготовил восьмифутовый рисунок дизайна в качестве наглядного пособия.

«Этот рисунок — манифест об архитектуре», — говорит Бергдолл в видеоролике, объясняющем проект. «Это также автобиография о Райте».

Как указывает Бергдолл, почти половина рисунка — это текст, который включает проверки имен тех, кого он больше всего восхищает (Райт помещает свое собственное имя в архитектурный канон), почему он проектирует здание («в знак уважения к состоянию окружающей среды»). Иллинойс и город Чикаго »), а также технические достижения проекта (« сейсмостойкое строительство »).Хотя дизайн предназначен для Среднего Запада, Райт включает в свой рисунок эскизы Великой пирамиды в Гизе, памятника Вашингтону, Эмпайр-стейт-билдинг и Эйфелевой башни — аналог фотошопа 1950-х годов на фотографии знаменитостей.

Фрэнк Ллойд Райт. Подразделение «Маленькие фермы Дэвидсона». Проект, 1932–1933 гг. [Изображение: Архивы Фонда Фрэнка Ллойда Райта / Музей современного искусства / Библиотека архитектуры и изящных искусств Эйвери, Колумбийский университет, Нью-Йорк]

Он использовал то, что люди хотели, и знал, когда повернуть назад

Райт наиболее известен своим проектированием частные дома по индивидуальному заказу, часто для очень богатых людей, которые могли позволить себе его услуги.В то время как дизайн для конкретных мест сделал его знаменитым — например, Fallingwater — он также проектировал сборные дома, чтобы сделать свою работу более доступной для масс и расширить свой бизнес.

Полностраничная реклама его построенных системой домов в выпуске 1917 года журнала Chicago Tribune жирным шрифтом гласит: «Вы можете владеть американским домом», а в подзаголовках провозглашалось, что продукт является «явно американской архитектурой». выдержит, будет обладать индивидуальностью и красотой и иметь гарантированную цену.

Чертежи его системно построенных домов включали в себя «заявленный патент», как отмечают историки Мэтью Скьонсберг и Майкл Осман в пояснительном фильме об американских системных домах Райта, который показывает, как он заинтересован в том, чтобы стать промышленником. В то время как создание его нестандартных домов во многом зависело от мастеров, здесь он проявляет интерес к массовому производству, которое снизило бы затраты на рабочую силу и сделало бы его проекты более демократичными.

«Для Райта сотрудничество с фабрикой означало демократизацию доступа к домам в целом, но также, конечно, к красивым домам, созданным им самим», — объясняет Осман.

Райт спроектировал свои первые дома, построенные по системе, в то время, когда рабочая сила была дорогой, поэтому внедрение заводского производства было способом решить проблему стоимости строительства, с которой сталкивались строители домов. Однако к 1930-м годам, когда из-за Великой депрессии рабочая сила была недорогой, Райт продолжал проектировать роскошные дома, такие как Fallingwater, которые в конечном итоге попали на обложку Time , а рядом с ней был портрет Райта.

«В позднем подростковом возрасте и в 20-е годы Райт был не так много в поле зрения, а в 30-х он появляется в поле зрения очень интересными способами, и ключевым моментом является Фоллингуотер», — сказал Бергдолл на пресс-конференции.«И я думаю — и я не психолог, — но почему-то образ этого дома над водопадом в природе настолько силен. Этот дом находится в воображении всего мира, это идея жизни, парящей над водопадом ».

Фрэнк Ллойд Райт (американец, 1867–1959). Фоллингуотер (Дом Кауфмана), Милл-Ран, Пенсильвания. 1934–1937 гг. Взгляд с юга. [Изображение: Архив Фонда Фрэнка Ллойда Райта / Музей современного искусства / Библиотека архитектуры и изящных искусств Эйвери, Колумбийский университет, Нью-Йорк]

Он продал отличительный продукт в целом

Райт был не просто дизайнером конструкций; он создал тотальную среду.Он часто создавал очень специфическую обстановку и пейзажи для своих проектов.

Для c. 1923 Imperial Hotel, в Токио, он создал индивидуальный текстиль, мебель и посуду, чтобы подчеркнуть, что проект представляет собой полное пересечение восточной и западной культур и имеет решающее значение для впечатлений, которые гости должны были получить во время пребывания там. «Гармония была девизом в зданиях, садах и мебели», — говорится в брошюре отеля. «В результате получилась успокаивающая симфония, радующая глаз и разум усталых путешественников.(Также обратите внимание: когда Райт фотографировал отель «Империал», он делал это таким образом, чтобы, как обнаружил историк Кен Осима, отразить композицию японских гравюр на дереве.)

Детали и орнамент в работах Райта делают все очень отличительным, но они часто были функциональными. В Midway Gardens, ныне снесенном развлекательном центре Чикаго, который Райт открыл в 1914 году, Райт разработал столовые приборы, коврики, гобелены, фрески, мебель и многое другое, что помогло гостям полностью погрузиться в окружающую среду и захотеть остаться подольше.Его интерьеры были настолько роскошными и требовательными, что большая часть бюджета была потрачена на мебель, текстиль, освещение и аксессуары, как говорит историк Спирос Папапетос в видеоролике о комплексе.

В отличие от других современных архитекторов, которые избегали орнаментов, Райт принял их и подумал обо всех этих элементах как о существенных для общего произведения искусства, которое он пытался создать. Он даже зашел так далеко, что заклеймил многие из спроектированных им домов своей собственной подписью в виде красной керамической плитки, встроенной в их фасады — настоящий логотип архитектора, чей бренд конкурирует с его работами.

Фрэнк Ллойд Райт, 150: распаковка архива находится в музее MoMA до 1 октября 2017 года.

«Фрэнк Ллойд Райт остается величайшим архитектором Америки»

Завершая празднование 150-летия Фрэнка Ллойда Райта, Аарон Бетски анализирует множество зданий американского архитектора, чтобы доказать, почему его работы не имеют себе равных в США.


В архитектуре мало что может быть полезнее, чем посещение здания, спроектированного Фрэнком Ллойдом Райтом.Что именно делает их такими хорошими? Детали в каждом здании разные, но за семь десятилетий, которые Райт практиковал, он разработал целый набор приемов — уловок, если хотите, — которые вы начинаете узнавать и ценить. Они составляют основу непреходящей важности и актуальности его работы сегодня, через 150 лет после его рождения.

Прежде всего, это то, как здания располагаются на своих участках. Я сказал не «на», а «внутри», потому что его лучшие проекты укладываются в землю с правильностью, которая заставляет их казаться рукотворными разработками этого места.

Дом Роби Райта был его наиболее «совершенным выражением» стиля прерий

. Это особенно верно в отношении его сельских построек, таких как Талиесин в Спринг-Грин и Талиесин-Уэст в Скоттсдейле, где горизонтальные линии — это линии контуров земли, которые стали видимыми и повторяющимися. чтобы подчеркнуть занятость человека, в то время как раскидистые крыши не только обозначают убежище, но также являются геометрическими версиями как непосредственного участка, так и холмов или гор, которые возвышаются вокруг них.

Когда ландшафт плоский, как в Дубовом парке или вокруг некоторых из более поздних усонских домов, архитектура предлагает себя как усиление и разложение пригородов вокруг них, проясняя ландшафт, созданный людьми.

В городских условиях Райт имел тенденцию либо изолировать свои постройки как немые памятники другому миру, укрытому внутри, как в Храме Единства или Штаб-квартире Джонсона, либо вырываться из этого места по спирали, как Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке.

Вход в здания Райта почти неизбежно превращается в квест

Райт не любил центральные районы города, и это видно по его архитектуре. Они упорно трудятся, чтобы увести вас от шума, грязи и «мобократии», которые, как он считал, господствовали в городах.

Вход в здания Райта — это почти неизбежное путешествие, которое превращается в квест со множеством поворотов, колготок и моментов передышки, прежде чем вы достигнете очага в центре дома или святилища в церкви.

Райт часто использовал то, что архитектор Чарльз Мур назвал «той старой уловкой смерти и воскрешения», когда вы попадаете в маленькое, низкое и темное пространство перед тем, как взорваться в комнате, такой как святилище в Храме Единства или гостиная в Taliesin West, большая, высокая и залитая светом.

Архитектор назвал свой Храм Единства своим «первым выражением» современной архитектуры.

Прежде чем попасть туда, нужно повернуться и увидеть проблески будущих пространств, которые затем ускользнут на следующем повороте. Чтобы попасть из главной оси кампуса Taliesin West в эту гостиную, нужно шесть ходов.

Эти очаги, часто освещаемые световыми люками или фонарями, образуют как физическое, так и символическое ядро ​​домов Райта. Там вы должны собраться и создать сообщество вокруг тепла и света, лежащих в основе домашнего очага.

В своих общественных зданиях Райт часто воздвигал небольшие святилища с цитатами из своих любимых поэтов или философов, чтобы освятить место работы, поклонения или развлечений. Ядра привязывают вас к земле или участку и создают якорь для отдельных миров, которые Райт создает с помощью своих замыслов.

Почти каждый элемент конструкции, спроектированной Райтом, радует глаз, а часто и руку

Повернитесь, как только дойдете до этого центра, и посмотрите на мир, который покинули.Райт использовал ленточку и угловые окна, чтобы привлечь ваше внимание к окружающему миру, подчеркнув при этом горизонтальную линию покоя, благодаря которой вы почувствуете себя как дома, так и контролируете ландшафт.

Из окон обычно открывается лучший вид, когда вы сидите, подчеркивая, что вы должны отдыхать в сферах, которые он создал. В городских постройках световые люки отвлекают ваш взгляд от беспорядка вокруг вас и обращают внимание на абстрактное небо, место даже больше, чем самый обширный и стремительный мегаполис.

Райт не только превращал свои интерьеры в декорации для повседневной жизни, но и разрушал свои конструкции. В начале своей карьеры он добился этого, «разбив коробку» загородного дома на плоскости, такие как дома Роби, которые простираются внутрь участка и растворяют прочность здания в отверстиях, моментах напряжения и пересечениях пролетающих над ними самолетов. и сквозь пейзаж.

Талиесин-Вест Райта был спроектирован как убежище в пустыне для него самого и его учеников.

Позже он все больше и больше интересовался тем, как направлять вас извне внутрь, а затем через здание, как он это делал в Талиесин-Вест, пока он не спроектировал Гуггенхайм в конце его жизнь (она началась через несколько месяцев после его смерти), подразумевающая царство искусства, которое продолжало бы ускользать из города в какое-то неизвестное место чистой абстракции.

Помимо использования этих пространственных движений, Райт также любил создавать красивые композиции и создавать замысловатые детали и орнаменты. Почти каждый элемент конструкции, спроектированной Райтом, радует глаз, а часто и руку.

Формальные способности и изобретательность Райта не полностью объясняют влияние его архитектуры

Самолеты скользят друг относительно друга, горизонталь и вертикаль уравновешиваются, а линии выстраиваются, чтобы подчеркнуть массу. Орнамент расцветает на краях плоскостей, привлекая внимание к их протяженности и подразумевая трехмерную проработку, выходящую за рамки того, что могут поддерживать фактические структуры, как, например, в случае с деталями «воздушных шаров», которые он использовал в более поздних структурах, таких как Дэвид и Глэдис Райт. Дом.

Наконец, подготовив путь со всей тщательностью, на которую он был способен, Райт иногда прыгал в великом жесте; сначала несколько робко, в разложении задней части дома Уинслоу и абстракции фронтона в его доме и студии в Дубовом парке, затем с большей смелостью в консольных плоскостях дома Роби и башен здания Ларкин, а также как в Большой комнате этого здания, а затем все больше и больше в консолях, мостах, треугольных или ромбовидных интерьерах (например, в синагоге Бет Шолом в Элкинс-парке, штат Пенсильвания) его более поздних работ.

Офисы Johnson Wax были спроектированы Райтом как лес, открытый для неба.

Формальные способности и изобретательность Райта не полностью объясняют влияние его архитектуры, которая так же уходит корнями в культуру, из которой она выросла, и собственные таланты архитектора, а также продавец (его автобиография, безусловно, самая читаемая книга по архитектуре).

Такая же интенсивность дизайна, наряду с его предпочтением к низким и темным помещениям, также может сделать его здания удручающими и тесными, в то время как вся эта сложность также означает, что его крыши часто протекают, а его помещения не всегда вызывают изменения в использовании.

Пребывание в здании Райта может потребовать столько же труда, сколько потребовалось бы для его проектирования. Однако посмотрите внимательно, и вы увидите твердые, хотя и всегда растворяющиеся, структуры, которые лежат в основе того, почему Фрэнк Ллойд Райт остается величайшим архитектором Америки.

Аарон Бетски — декан архитектурной школы Фрэнка Ллойда Райта. Критик искусства, архитектуры и дизайна, Бецки является автором более десятка книг по этим предметам, включая предстоящий обзор модернизма в архитектуре и дизайне.Дважды в неделю он ведет блог Beyond Buildings на сайте architemagazine.com. По образованию архитектор и гуманитарные науки в Йельском университете, Бетски ранее была директором Художественного музея Цинциннати (2006–2014 гг.) И Нидерландского архитектурного института (2001–2006 гг.), А также куратором отдела архитектуры и дизайна в Музее современного искусства Сан-Франциско. Искусство (1995-2001). В 2008 году он также руководил 11-й Венецианской международной биеннале архитектуры.

Женщины в студии Фрэнка Ллойда Райта

Эд Обма / Предоставлено архивом FLW Чертежный зал в Taliesen West около 1962 г.

На фотографиях из студий Taliesin, расположенных в Висконсине и Аризоне в Висконсине и Аризоне, изображены женщины, работающие рядом с мужчинами в чертежной комнате и в поле, неся камень и заливая бетон.Кто были эти пионеры в эпоху, когда мало женщин изучали архитектуру и еще меньше занимались практикой?

Это то, что чиновники музея Гуггенхайма спросили у Беверли Уиллис в 2007 году. Они надеялись, что Уиллис — архитектор, который сейчас на пенсии, руководит одноименным фондом, занимающимся сбором и популяризацией историй женщин-архитекторов, — сможет организовать программу в рамках торжеств этого года, окружающих музей. 50-летие исторического здания музея Райта в Нью-Йорке.

Уиллис загорелся.«Обычно мы находим ученых по теме, которую хотим обсудить. Но в офисе Райта нет стипендии для женщин-профессионалов », — говорит она. Это не остановило защитника 81-летней женщины. «Тот факт, что снаружи ничего нет, не означает для меня, что ничего нет. Женские рисунки похожи на мел на доске. Вы можете записать все свои достижения, но за ними следует ластик. Я знал, что было потеряно много информации ».

Уиллис начал читать мелкий шрифт в сотнях книг по истории Райта, отслеживая упоминания женщин в сносках и концевых сносках.«Я поняла, что, если уловлю эти маленькие отрывки или фразы, я составлю повествование», — говорит она. В течение следующих полутора лет Уиллис собрал достаточно материала, чтобы собрать воедино 15-минутный документальный фильм, «Девушка здесь товарищ»: 100 женщин-архитекторов в студии Фрэнка Ллойда Райта . (Цитата в названии принадлежит самому мастеру.) Премьера фильма состоялась в июне в Гуггенхайме в рамках панельной дискуссии, в которой участвовал Уиллис; Новая Республика архитектурный критик Сара Уильямс Голдхаген; психолог и профессор Нью-Йоркского университета Кэрол Гиллиган; и профессор архитектуры Колумбийского университета Гвендолин Райт.Почетным гостем была Лоис Дэвидсон Готтлиб, одна из множества женщин, работавших с Райтом.

Американский институт архитекторов Хотя записи о более чем 100 женщинах, которые работали на Райта, могут быть скудными, исследования Беверли Уиллис меняют то, что мы знаем. Уже исправлен один «факт»: в некоторых книгах Изабель Робертс, ранняя служащая, упоминается как бухгалтер, но записка, подписанная Райтом, обнаруженная Уиллисом, показывает, что Робертс служил дизайнером.

Документальный фильм Уиллиса показывает, что первым сотрудником архитектора и ведущим дизайнером была женщина, Мэрион Махони.Другой ранний сотрудник, Изабель Робертс, в некоторых учебниках истории упоминается как бухгалтер Райта. Уиллис нашел письмо от Райта, в котором он рекомендовал Робертсу услуги архитектора. «Это большой», — отмечает Уиллис. «Это полностью переписывает историческое заявление». Письмо было найдено в ходе другого проекта Фонда архитектуры Беверли Уиллис: ручной подсчет женщин в записях AIA с момента основания организации до 1980 года. Робертс подала заявку на членство в AIA; ей было отказано, но в институте остались материалы ее заявления.

Робертс, Махони и еще четыре женщины, которые работали в студии Райта — Готлиб, Джейн Данкомб, Элеонора Петтерсен и Рид Вебер, — являются основным предметом документального фильма Уиллиса. Она выбирала свои предметы из-за качества их работы и потому, что она могла найти примеры их работ. «Я не исследователь», — настаивает Уиллис. Фактически, она надеется передать всю собранную ею информацию и изображения тому, кто глубже раскопает историю женщин в студии Райта.

«Я проработала почти половину 20 века», — говорит Уиллис, открывшая свое первое архитектурное бюро в 1958 году и основавшее свой фонд в 2002 году.«Я видела, как превозносимая женская работа исчезает, как будто ее никогда не существовало. Это должно прекратиться ». Благодаря «Девушка здесь товарищ» , женщины, нанятые Райтом, — и их работа — стали немного более заметными.

«A Girl Is a Fellow Here» будет распространяться среди архитектурных школ и может быть приобретен в музейных магазинах, на исторических сайтах Райта и на веб-сайте Архитектурного фонда Беверли Уиллис (bwaf.org).

.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *