Архитектура функционализм: Функционализм | Архитектура и Проектирование

Функционализм - Архитектура и Архитекторы

В.Гропиус. Здание «Баухауз» в Дессау, Германия. Икона функционализма – Баухауз – уже почти сто лет воспринимается современно. В 1928 году такая демонстрация стекла и бетона была революционым поворотом к современной архитектуре.

   Функционализм возник в начале20 века как один из основных элементов более общего понятия МОДЕРНИЗМА, иначе – СОВРЕМЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ,  ставшей наиболее радикальным и принципиальным поворотом на путях развития не только искусства, но и материального мира.  Этот поворот ознаменовал переход к современности в ее нынешнем понимании. Зародившись в литературных поисках, в находках живописи, в первых автомобильных пробках, в авиации, радио, железобетоне и стали, в кошмарах Первой Мировой и революциях, новое понимание материального мира отразилось в архитектуре самым ярким и решительным образом.

В.Гропиус. Собственный дом в Линкольне, США, 1938 . Простота и аскетизм функционализма: окно- это устройство для обеспечения освещения в доме, лестница- приспособление для подъема на этаж, стена- ограждение помещений. И не более того.

   Основой идеологии функционализма в архитектуре стало  создание самыми современными способами и конструкциями таких форм, которые бы обеспечивали наилучшее функционирование объекта, все излишнее отбрасывалось.  Процессы, ради реализации которых построен стул, здание, район или город и даже регион должны получить наиболее удобную и технологичную оболочку или материальную базу. «Форма должна соответствовать функции» - вот лозунг функционализма.

М.Брейер, П Зерфюсс и П.Нерви – здание ЮНЕСКО в Париже. Простота и функциональность здания обогащены криволинейным его очертанием и мощными акцентами крупной пластики на площади перед ним.

   Первые формулировки функционального подхода к архитектуре появились в  США в конце 19 века, когда  архитектор Д.Салливен реализовал отчетливую  зависимость формы и функции. Его новаторские многоэтажные конторские здания (Гаранти-билдинг в Буффало, 1894) стали первенцами функционального подхода к архитектуре.

Л.Салливен. Гаранти-билдинг в Буффало. В этом произведении «отца небоскребов» проясняется современная форма крупного каркасного здания, определяемая его функцией (офисы) и конструкцией (каркас и ячеистое его заполнение)

     Наиболее значительны достижения функционализма в Западной Европе и России. Основной идеологический  и практический центр функционализма, творческий центр «Баухауз» в Германии, начиная с 30 годов ведет теоретические исследования и прикладное проектирование.  Создатель и руководитель Баухауза, крупнейшая фигура функционализма В.Гропиус  был  автором многочисленных памятников этого революционного стиля.

В.Гропиус. Баухауз, Дессау. Интерьер помешения. Просторное,светлое помешение – что может быть лучше для полноценной работы? В функциональном помешении и должна быть только работа.

     Иконой функционализма является здание Баухауза в Дессау, Германия, построенное по проекту В.Гропиуса в 1928 году. Лаконичное и ясное сооружение, сплав современных конструкций и  научно-производственного предприятия  («Баухауз» - проектно-исследовательский центр дизайна) демонстрирует форму, определенную функцией и характерный для функционализма формальный ряд –плоские кровли, крупные плоскости стекла, полное отсутствие  всего, что не нужно  для конструкций.

Ле Корбюзье. «Жилая единица» в Марселе. Многоквартирный жилой дом, архитектура которого определила облик современного индустриального жилья.

   Французский архитектор Ле Корбюзье,  наиболее известный  творец функционализма, внес решающий вклад в теорию и практику этого стиля. Его идеи  в градостроительстве, в теории массового индустриального  жилья, во многом  реализованные постройками и проектами, и по сей день  актуальны. Этот поистине величайший архитектор современности насытил теорию функционализма идеологически и практически, его знаменитые принципы построения массового индустриального жилого дома (дом на опорах, плоская крыша-сад, ленточное остекление итд) используются и сегодня. «Жилая единица» - многоквартирный дом в Марселе  и есть блестящая реализация этих принципов.  Свободная планировка, оптимальная структура, чрезвычайно эффектная и рациональная система солнцезащиты этого здания, цветные акценты лоджий – компоненты этого шедевра функционализма  просты, логичны, интересны и красивы.

Ле Корбюзье. Здание Центросоюза в Москве. Функционализм и конструктивизм говорили на одном языке – без акцента. Ле Корбюзье. Монастырь Санта-Мария де ля Туретт, Лион, Франция.

   В здании вилы Савой в Пуасси, Франция, Ле Корбюзье  воплощена идея жилья, как защищенной от непогоды части пейзажа, эта возможность реализуема лишь с использованием каркаса – плоскость покрытия опирается на пол колоннами, остальное- простор.  

Ле Корбюзье. Вилла Савой в Пуасси, Франция. Реализация основных идей архитектора – свободная планировка, обеспеченная возможностями каркаса, ленточные окна, не прерывающие простенками контакт с природой, эксплуатируемая плоская кровля.

   Аналогичный подход к жилью виден в архитектуре Фарнсуорт хауза в Плано, США, арх. Л.Мис Ван дер Роэ - такой же прием заимствования части пейзажа для устройства в ней жилых объемов в предельно функциональной оболочке. Едва ли не примитивные формы становятся шедевром – в мастерском исполнении, разумеется.

Л.Мис Ван дер Роэ. Фарнсуорт хауз в Плано, США. Хрестоматийный пример виллы в стиле функуционализма – демонстративное, едва ли не вызывающее, упрощение форм, максимально возможный контакт с природой, свободный план.

   Административное здание в Чандигархе, Индия, также использует каркасную систему, удерживающую все необходимое- перекрытия, навесные стены фасада с мощной солнцезащитой. Все элементы предельно ясны и просты, но из этих простых функциональных элементов архитектор собирает чрезвычайно эффектный неповторимый образ.

Ле Корбюзье. Административное здание в Чандигархе, Индия. Синтез солнечного света, офисных процессов, градостроительной работы и столичного размаха.

   Символ каркасной конструкции, несущей «соты» конторских помещений и ограничивающие их навесные наружные стены определяет архитектуру здания IBM и Сигрэм, построенные Л. Мис Ван дер Роэ. Архитектура небоскребов имеет такой характер и по сей день.

Л.Мис Ван дер Роэ. Здание IBM в Чикаго. Функциональная трактовка огромного конторского здания – акцентированный каркас и нейтральный фасад, отражающий содержимое и конструкции. ( Сзади слева – небоскребы Марина-сити).

Памятники функционализма отличает не только демонстративная материализация процессов, в них происходящих, но и акцентирование сути и роли используемых для этого конструкций.

Конструктивизм в СССР представлял собой функционализм с акцентом на выражение новых качеств новых конструкций, при этом содержание такой архитектуры выражало новаторские, подчас революционно-фантастические идеи нового быта.  До тоталитарного подавления этого направления,  архитекторы И.Голосов, братья Веснины, К Мельников и другие успели оставить выразительные новаторские сооружения, до сих пор вдохновляющие архитектуру нашего времени.

М.Брейер. Уивер билдинг в Вашингтоне, 1968. Здание типично офисной структуры.

04.02.2012

Кожин Игорь

При создании статьи использовались следующие источники информации.

Смотреть другие архитектурные стили.

История современной архитектуры: 5 ключевых направлений

Мы много говорим о впечатляющих зданиях, мастерах своего дела и архитектуре в целом. В этой статье предлагаем сделать пару шагов назад, к истокам современной архитектуры, чтобы разобраться, что лежит в ее основе.

Вспоминаем историю и основные черты главных направлений архитектуры XX века: функционализма, конструктивизма, экспрессионизма, брутализма, а также метаболизма.

Функционализм, 1910–1940

История

Форма должна соответствовать функции — таков был девиз направления архитектуры, зародившегося в начале XX века в Европе. Функционализм — это мировоззрение, отождествляющее лаконичность и осознанность. Еще в I веке до нашей эры архитектор Витрувий утверждал, что архитектура — это прочность, польза и красота. Однако к IX веку случился перекос в сторону стиля. Только к концу столетия стали появляться те, кто был против излишнего украшательства, в их числе были основоположники функционализма.

Одним из пионеров функционализма стал учитель Фрэнка Ллойда Райта Ллуис Салливан — отец американского модернизма, создатель первого небоскреба и концепции органической архитектуры. В 1880-х он же и провозгласил девиз соответствия формы функции, а чуть позже, уже в XX веке, Ле Корьбюзье назвал дом «машиной для жизни».

Официально функционализм вступил в свои права к 1930-м годам благодаря появлению Баухауса и в частности благодаря Вальтеру Гропиусу. Здание школы в Дессау по сей день является иконой функционализма. Так же, как и Ле Корбюзье, архитектор был приверженцем унифицированного массового строительства, стремившимся восполнить нехватку жилья в послевоенное время.

Дома в поселке Вейссенгоф, Ле Корбюзье. Штутгарт, Германия, 1927 Дом Фарнсуорт, Людвиг Мис Ван дер Роэ. Плано, Иллинойс, 1946–1951 Фабрика «Фагус», Вальтер Гропиус, Адольф Мейер. Альфельд, Германия, 1910–1913

Архитектурные принципы

Предпосылкой для революции в архитектуре стал прорыв в строительных технологиях, а точнее — появление железобетона. Благодаря ему архитекторы ушли от массивных кирпичных стен и упростили конструктивную схему до каркасной. Колонны заменили несущие стены и позволили внедрить ленточное остекление, тем самым осветив бо́льшую площадь пространства. Скатные крыши также подверглись метаморфозам, уступив место плоским кровлям, увеличивающим эксплуатируемую площадь.

Не углубляясь в инженерию, можно заметить, что все изменения происходили не просто так. У каждой детали есть свое обоснование, как и у ее отсутствия. Предназначение и функция составляющих диктуют глобальное преобразование внешнего облика здания. А красота, в свою очередь, заключается в честности: если бетон, то он не прикрыт, пандус становится акцентом в интерьере, окна полностью меняют облик здания. Каждый элемент самодостаточен и открыт наблюдателю.

Признаки:

  • Простые геометрические формы
  • Отказ от декора: строительные конструкции, такие как бетонные плиты или деревянные балки, часто остаются непокрытыми
  • Плоская эксплуатируемая кровля
  • Ленточное горизонтальное остекление
  • Пандусы вместо лестниц
  • Возвышение здания над землей на так называемых «ножках»

Архитекторы:

  • Ле Корбюзье
  • Людвиг Мис ван дер Роэ
  • Петер Беренс
  • Вальтер Гропиус
  • Якобус Йоханнес Ауд
  • Филип Джонсон

Конструктивизм, 1920–1930

История

Советские архитекторы, взяв за основу функционализм, использовали архитектуру как инструмент политической пропаганды пролетарского аскетизма.

Основой жизни нового человека, по мнению архитекторов-революционеров, должен был стать всеобщий труд на благо государства. Все отвлекающие факторы, например, бытовые заботы, перекладывались на общественную инфраструктуру. В результате стали появляться дома-коммуны, фабрики-кухни, рабочие клубы и дворцы труда.

Владимир Татлин, автор знаменитого проекта Памятника III Интернационала, был одним из родоначальников конструктивизма. Также на него большое влияние оказали и братья Веснены. Они совместно с Моисеем Гинзбургом организовали Объединение современных архитекторов (ОСА), включающее в себя всех советских перспективных архитекторов того времени.

В противовес мастерам конструктивизма, членам ОСА и ВОПРА, выступали рационалисты из ассоциации новых архитекторов (АСНОВА) и объединения архитекторов урбанистов (АРУ). Рационалисты выступали за влияние архитектуры на сознание человека, призывая его развиваться в сторону прогресса.

Дом Наркомфина, Моисей Гинзбург. Москва, СССР, 1928–1930 Дом культуры имени Русакова, Константин Мельников.
Москва, СССР, 1929 Культурный центр ЗИЛ, братья Веснины. Москва, СССР, 1930–1937 Дом культуры имени Зуева, Илья Голосов. Москва, СССР, 1927–1929

Архитектурные принципы

В основе проектирования лежал тщательный анализ функционирования промышленных и жилых зданий. Под каждую функцию подбиралось свое объемно-планировочное решение. Динамика чистых вертикальных и горизонтальных линий диктовала внешний вид зданий.

В отличие от функционализма, течение конструктивизма обладало большим разнообразием архитектурных форм: кубы, параллелепипеды, окружности окон, обтекаемые балконы и разноступенчатые секции. Такие формы не создают хаос, а гармонично дополняют друг друга.

Признаки:

  • Масштабность
  • Монолитность
  • Секционность
  • Разнообразие геометрических форм
  • Отказ от декора

Архитекторы:

  • Моисей Гинзбург
  • Константин Мельников
  • Братья Веснины
  • Илья Голосов
  • Иван Леонидов

Экспрессионизм, 1910–1920

История

Зарождение экспрессионизма в архитектуре произошло наряду с литературой, музыкой, кино и изобразительным искусством, однако чуть позже, уже после Первой мировой войны, в 1919–1922-х годах. В связи с экономическим и политическим послевоенным положением архитектура должна была вызывать положительный эмоциональный отклик. Центром возникновения стала Германия, а ведущим архитектором — Эрих Мендельсон.

Символ экспрессионизма — здание астрофизической лаборатории в Потсдаме «Башня Эйнштейна», спроектированное Мендельсоном. Оно больше похоже на скульптуру и является метафорой теории относительности Эйнштейна. Однако, несмотря на экстравагантный внешний вид сооружения, его композиция очень продумана: «Башня» служит для размещения солнечного телескопа. Детали проработаны в мельчайших подробностях вплоть до воздуховодов, превратившихся в неотъемлемую часть фасада.

Из-за сложных экономических условий многие проекты, к сожалению, так и остались на бумаге. Идеи в основном воплощались в выставочных павильонах и сценографии театра и кино. Одним из главных примеров был Стеклянный павильон авторства Бруно Таута. В индустрии кино отличился “Метрополис” Фрица Ланга, за визуальную составляющую которого отвечал архитектор Герман Финстерлин.

Башня Эйнштейна, Эрих Мендельсон. Потсдам, Германия, 1919–1922 Здание Второго Гетеанума, Рудольф Штайнер. Дорнах, Швейцария, 1928  "Схип" ( Корабль), жилой комплекс "Эйген Хард", Мишель де Клерк. Амстердам, Нидерланды, 1921

Архитектурные принципы

Архитектура стала в некотором роде средством преобразования общества, в результате чего и возник отчасти утопический образ будущего. Серия рисунков Бруно Таута «Альпийская архитектура» была тому примером. В ней архитектор попытался вернуться к природному началу посредством залитых солнцем стеклянных, вздымающихся, как горы, зданий.

В отличие от функционализма, стиля, в котором форма вытекала из функции, в экспрессионизме форма должна была соответствовать определенному психическому состоянию. Эффект воздействия на эмоции зрителя достигался за счет искажения и фрагментации традиционных форм: текучие окна, причудливые углы, изгибы. Никаких отталкивающих и пугающих деталей.

Признаки:

  • Обтекаемость и пластичность форм
  • Изгибы
  • Единство материала

Архитекторы:

  • Эрих Мендельсон
  • Рудольф Штайнер
  • Мишель де Клерк

Брутализм, 1950–1970

История

Архитектурный стиль возник в середине ХХ века и, просуществовав недолго, рухнул как модель безвкусицы. Отправной точкой стала «жилая единица» Ле корбюзье в Марселе, а революционерами брутализма были Элисон и Питр Смитсон. Их школа в Ханстентоне поражает открытостью всех технологий здания вплоть до выведенной на стены электропроводки.

В послевоенное время людям важная была честность, и брутализм стал своего рода антибуржуазным протестом. Ко всему прочему, этот стиль обладал еще одной функцией: благодаря низким затратам на строительство и высокой скорости застройки жильем можно было обеспечить большое количество рабочих.

Под влиянием социалистических идеалов главными типами сооружений были жилые здания, библиотеки, спортивные комплексы, учебные заведения и правительственные здания. Охватив весь мир, брутализм особенно проявил себя в Великобритании и коммунистических странах Восточной Европы.

Школа, Элисон и Пит Смитсон. Ханстентон, Англия, 1949–1954 Институт биологических исследований, Луис Кан. Сан-Диего, США, 1959–1966

Архитектурные принципы

Название пошло от фр. «béton brut» – сырой бетон, что показывает почтение приверженцев брутализма к этому материалу и его качеству. Материал любили за его грубую и непритязательную честность и бескомпромиссность. Конструкции отражали функции здания, но в отличие от господствовавшего тогда интернационального стиля были достаточно тяжеловесными и грубыми.

Здания с потолками двойной высоты, массивными стенами и монохромной палитрой не оставляли простора воображению. Своей массивностью они будто отстаивали свое право быть именно такими, ведь их физически сложно разрушить или переделать. Эти недружественные и даже пугающие здания делают брутализм самым спорным среди всех архитектурных стилей.

Признаки:

  • Функциональность
  • Массивность форм
  • Отсутствие декора и облицовки
  • Преобладание бетона
  • Грубые поверхности

Архитекторы:

  • Элисон и Пит Смитсон
  • Луис Кан

Метаболизм, 1950–1960

История

Теория метаболизма — в первую очередь градостроительная теория, целью которой было глобальное преобразование городского пространства. Она возникла в Японии в 50-х годах, а ее стремительное развитие началось в 60-х благодаря резкому экономическому росту в стране.

К ряду основоположников относятся такие архитекторы, как Кисё Курокава, Киёнори Кикутакэ, Фумихико Маки, а во главе них находился Кэндзо Танге, который руководил восстановлением Хиросимы после бомбардировок. Для Японии метаболизм стал глотком свежего воздуха, надеждой на возрождение после Второй мировой войны.

В 1960 году в Токио прошел Всемирный конгресс архитекторов, на котором был представлен манифест «Метаболизм: план нового урбанизма». Он описывал города будущего и вмещал несколько глав, написанных каждым членом группы. Города, по мнению архитекторов, должны были состоять из отдельных капсул и могли плавать в океане, летать в космосе. Конечно, перестроить уже существующую структуру города очень сложно, поэтому многие проекты так и остались на бумаге. Но несмотря на это идеи метаболизма оставили существенный след в истории и оказали большое влияние на все последующие поколения японских архитекторов.

Капсульная башня «Накагин», Кисё Курокава. Токио, Япония, 1970–1972 Отель Sofitel Tokio, Киёнори Кикутакэ. Токио, Япония, 1994 Центр коммуникаций, Кэндзо Танге. Кофу, Япония, 1962–1967 гг. Музей современного искусства, Арат Исодзаки. Гумма, Япония, 1974

Архитектурные принципы

В основу теории метаболизма японские архитекторы заложили концепцию развития живого организма. Всё, как и в живой природе, подчиняется стадиям зарождения, развития, угасания, смерти и перерождения. В здании могут быть как постоянные, так и органически меняющиеся во времени элементы. Совершенно не удивительно, что именно Япония стала родиной метаболизма: такой подход неразрывно связан с местной культурой и ее мировоззрением.

Особенностью стиля является некая недосказанность, незавершенность с перспективой на дальнейшее развитие. Объекты нельзя рассматривать как законченные — это скорее структура, предполагающая возможность что-то добавить, изменить или убрать, отталкиваясь от требований нашего изменчивого мира.

Признаки:

  • Модульность
  • Ячеистость
  • Эффект «незавершенности»

Архитекторы:

  • Кисё Курокава
  • Киёнори Кикутакэ
  • Фумихико Маки
  • Кэндзо Танге
  • Арат Исодзаки

Если вам понравилась статья, то советуем вам посмотреть еще на 10 проектов архитектора Ле Корбюзье или Арата Исодзаки. А также посмотрите нашу подборку книг об архитектуре.

Также следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы:

— Вконтакте

— Facebook

— Telegram

— Instagram

Losko — неккомерческий проект без рекламы на сайте. Если вам нравится то, что мы делаем, и вы цените свой и чужой труд, то можете поддержать нас финансово на Patreon.

Функционализм в архитектуре: стиль или мировоззрение?

Сомневаюсь, что, например, Стив Джобс смог бы создать свою корпорацию, тратя по несколько часов каждый день на переодевание. Сейчас модельеры, придумывая коллекции prêt-à-porter в лаконичном стиле, заботятся о нашем комфорте. То же самое стараются сделать архитекторы, проектируя современные жилища, офисы, городские пространства.

В нынешнем обществе начинает приобретать популярность идея отказа от излишеств. Минимализм становится образом жизни и мыслей нынешнего человека, а функциональность — основным критерием выбора. В 20-х гг.XX в. в рамках модернизма возникло новое направление — функционализм. Его сторонники пошли намного дальше архитектуры, превратив течение в своеобразное мировоззрение.

Определимся с понятиями. Что есть архитектура? Одно из определений звучит так: «Архитектура здания — это стиль постройки». А что есть стиль? И снова словарь дает нам абсолютно четкое толкование: «Архитектурный стиль — сочетание определенных черт и признаков архитектуры». В более широком смысле стиль — это «форма жизни и деятельности, характеризующая особенности общения, поведения и склада мышления». Нечто общее есть и в трактовке термина философия. Обратимся вновь к словарю: «Философия — особая форма познания мира, фундаментальных принципов реальности и познания, бытия человека, об отношении человека и мира». В обоих определениях философии и стиля встречается слово «форма». Этим понятием постоянно оперируют и архитекторы. «Форма определяется функцией», —  краткий девиз функционализма, провозглашенный Адольфом Лусом. Технический и научный прогресс подвергли общество реорганизации и сформировали новые потребности, которые повлияли на образ жизни людей, их мировоззрение. Архитектура того времени впитала в себя картезианские идеи геометрической упорядоченности Вселенной, и труд Ф. Ницше о сверхчеловеке, и открытия А. Эйнштейна, и теорию эволюции Ч. Дарвина, наблюдения Э. Хаббла. По мнению американского скульптора и теоретика искусства Х. Гриноу, природа начала восприниматься как «источник образцов совершенного приспособления формы к ее назначению».

 К основным чертам функционализма, как архитектурного течения, относятся асимметрия в расчленении разных по своему предназначению объемов, построение их соответственно интерьеру; строчная застройка, крупные плоскости остекления, цветовые и ритмические закономерности.

Функционализм (архитектура) - Functionalism (architecture)

Принцип, определяющий тип архитектуры

В архитектуре , функционализм является принцип , что здания должны быть разработаны на основе исключительно на цели и функции здания.

Этот принцип вызывает путаницу и споры в профессии, особенно в отношении современной архитектуры , поскольку он менее очевиден, чем может показаться на первый взгляд.

Теоретическая формулировка функционализма в зданиях восходит к витрувианской триаде, где utilitas (по-разному переводится как `` товар '', `` удобство '' или `` полезность '') стоит рядом с firmitas (твердость) и venustas (красота) как один из трех классические цели архитектуры. Функционалистские взгляды были типичны для некоторых архитекторов неоготического возрождения . В частности, Август Велби Пугин писал, что «в здании не должно быть черт, которые не являются необходимыми для удобства, постройки или приличия», и «все украшения должны состоять из обогащения основной конструкции здания».

Дискуссия о функционализме и эстетике часто оформляется как взаимоисключающий выбор, хотя на самом деле есть такие архитекторы, как Уилл Брудер , Джеймс Польшек и Кен Йанг , которые пытаются удовлетворить все три цели Витрувиана.

После Первой мировой войны международное движение функционалистской архитектуры возникло как часть волны модернизма . Эти идеи в значительной степени были вдохновлены необходимостью построить новый, лучший мир для людей, что широко и решительно выражалось общественными и политическими движениями Европы после чрезвычайно разрушительной мировой войны. В этом отношении функциональную архитектуру часто связывают с идеями социализма и современного гуманизма . Новым небольшим дополнением к этой новой волне функционализма было то, что не только здания и дома должны проектироваться с учетом функциональности, архитектура также должна использоваться как средство физического создания лучшего мира и лучшей жизни для людей в самом широком смысле. . Эта новая функциональная архитектура оказала сильнейшее влияние в Чехословакии , Германии , Польше , СССР и Нидерландах , а с 1930-х годов также в Скандинавии и Финляндии .

История функционализма

В 1896 году чикагский архитектор Луи Салливан придумал фразу « Форма следует за функцией» . Однако этот афоризм не имеет отношения к современному пониманию термина «функция» как полезности или удовлетворения потребностей пользователя; вместо этого оно было основано на метафизике как выражение органической сущности и могло быть перефразировано как означающее «судьба».

В середине 1930-х годов функционализм начал обсуждаться как эстетический подход, а не как вопрос целостности дизайна (использования). Идея функционализма сочеталась с отсутствием орнамента, а это другое дело. Это стало уничижительным термином , связанным с baldest и наиболее жестокими способами , чтобы покрыть пространство, как дешевые коммерческих здания и ангары, а затем , наконец , используется, например , в научных критиках Buckminster Fuller «s геодезических куполов , просто как синоним„гоши“.

В течение 70 лет влиятельный американский архитектор Филип Джонсон считал, что профессия не несет никакой функциональной ответственности, и сегодня это одна из многих точек зрения. Позиция постмодернистского архитектора Питера Эйзенмана основана на враждебной пользователю теоретической основе и даже более радикальной: «Я не выполняю функции».

Модернизм

На популярные представления о современной архитектуре сильно повлияли работы франко-швейцарского архитектора Ле Корбюзье и немецкого архитектора Мис ван дер Роэ . Оба были функционалистами по крайней мере в той мере, в какой их здания были радикальным упрощением предыдущих стилей. В 1923 году Мис ван дер Роэ работал в Веймарской Германии и начал свою карьеру с создания радикально упрощенных, с любовью детализированных структур, которые достигли цели Салливана - присущей архитектурной красоте. Ле Корбюзье сказал, что «дом - это машина для жизни»; его книга 1923 года « Архитектура Vers une» была и остается очень влиятельной, а его ранние постройки, такие как Вилла Савой в Пуасси , Франция , считаются прототипом функциональных.

В Европе

Чехословакия

Бывшая Чехословакия была ранним приверженцем стиля функционализма, с известными примерами, такими как Вилла Тугендхат в Брно , спроектированная Мисом ван дер Роэ в 1928 году, Вилла Мюллер в Праге , спроектированная Адольфом Лоосом в 1930 году, и большая часть города Злин , созданный обувной компанией Bata как фабричный городок в 1920-х годах и спроектированный учеником Ле Корбюзье Франтишеком Лиди Гахура .

Многочисленные виллы, многоквартирные дома и интерьеры, фабрики, офисные блоки и универмаги можно найти в стиле функционализма по всей стране, который быстро индустриализировался в начале 20-го века, охватывая архитектуру в стиле Баухаус, которая одновременно зарождалась в Германии. В частности, большие городские пристройки к Брно включают многочисленные многоквартирные дома в стиле функционализма, а внутренние интерьеры Адольфа Лооса в Пльзене также отличаются применением принципов функционализма.

Скандинавские "фанки"

Типичные перила, плоская крыша, лепнина и цветные детали в скандинавских фанки (склад и офисы SOK, 1938, Финляндия )

В Скандинавии и Финляндии международное движение и идеи модернистской архитектуры стали широко известны среди архитекторов на Стокгольмской выставке 1930 года под руководством директора и шведского архитектора Гуннара Асплунда . Архитекторы-энтузиасты собрали свои идеи и вдохновение в «Манифесте Acceptera», и в последующие годы функциональная архитектура возникла по всей Скандинавии. Жанр включает в себя некоторые особенности, уникальные для Скандинавии, и его часто называют «фанки», чтобы отличить его от функционализма в целом. Некоторые из общих черт - плоская крыша, оштукатуренные стены, архитектурное остекление и хорошо освещенные комнаты, индустриальный стиль и детали в морском стиле, в том числе круглые окна. Кризис на мировом фондовом рынке и экономический кризис в 1929 году вызвали необходимость использовать доступные материалы, такие как кирпич и бетон, и строить быстро и эффективно. Эти потребности стали еще одной визитной карточкой северной версии функционалистской архитектуры, особенно в зданиях 1930-х годов, и перешли в модернистскую архитектуру, когда промышленное серийное производство стало гораздо более распространенным после Второй мировой войны.

Как и большинство архитектурных стилей, скандинавский фанкис был международным по своему охвату, и несколько архитекторов спроектировали здания скандинавского фанки по всему региону. Некоторые из самых активных архитекторов, работающих с этим стилем на международном уровне, включают Эдварда Хейберга , Арне Якобсена и Алвара Аалто . Скандинавский фанки занимает видное место в скандинавской городской архитектуре, поскольку потребность в городском жилье и новых учреждениях для растущих государств всеобщего благосостояния резко возросла после Второй мировой войны. Расцвет Funkis пришелся на 1930-е и 1940-е годы, но функционалистская архитектура продолжала строиться и в 1960-е годы. Эти более поздние структуры, однако, в скандинавском контексте обычно классифицируются как модернизм.

Дания

Вильгельм Лауритцен , Арне Якобсен и К.Ф. Мёллер были одними из самых активных и влиятельных датских архитекторов новых идей функционализма, а Арне Якобсен, Пол Кьерхольм , Кааре Клинт и другие расширили новый подход к дизайну в целом, в первую очередь мебели, которая эволюционировала в стать датским современным . Некоторые датские дизайнеры и художники, которые не работали архитекторами, иногда также включаются в датское движение функционализма, такие как Финн Юль , Луи Поульсен и Пол Хеннингсен . В Дании в качестве строительного материала в основном использовались кирпичи, а не железобетон, в том числе здания фанки. Помимо учреждений и многоквартирных домов, в 1925-1945 годах было построено более 100 000 частных домов в стиле фанки. Однако к действительно преданному дизайну фанки часто подходили с осторожностью. Многие жилые дома включали только некоторые характерные элементы фанки, такие как круглые окна, угловые окна или архитектурное остекление, чтобы сигнализировать о современности, не слишком провоцируя консервативных традиционалистов. Эта ветвь сдержанного подхода к дизайну фанки создала датскую версию дома- бунгало .

Прекрасными примерами датской функционалистской архитектуры являются ныне внесенный в список терминал аэропорта Каструп 1939 г. Вильгельма Лауритцена, Орхусский университет (автор К.Ф. Мёллер и др.) И мэрия Орхуса (Арне Якобсен и др.), Включая мебель и лампы, специально разработанные для них здания в духе функционализма. Самый большой функционалистический комплекс в странах Северной Европы - 30 000 кв. м. жилой комплекс Hostrups Have в Копенгагене.

  • Skovvangsskolen (1937), Орхус

  • Frederiksgade нет. 1 (1939 г.), Орхус

  • Дроннингегорден (1958), Копенгаген. Поздний фанки.

  • Орхусский университет. Это здание 1974 года постройки.

Финляндия

Некоторые из самых плодовитых и известных архитекторов Финляндии, работающих в стиле фанкис, включают Алвара Аалто и Эрика Бриггмана, которые работали с самого начала в 1930-х годах. Регион Турку стал пионером этого нового стиля, и журнал Arkkitehti опосредствовал и обсуждал функционализм в финском контексте. Многие из первых зданий в стиле фанкис были промышленными сооружениями, учреждениями и офисами, но распространились на другие виды сооружений, такие как жилые дома, индивидуальные дома и церкви. Функционалистский дизайн также распространился на дизайн интерьера и мебель, примером чего является знаменитый санаторий Паймио , спроектированный в 1929 году и построенный в 1933 году.

Аалто представил стандартизированные сборные железобетонные элементы еще в конце 1920-х годов, когда проектировал жилые дома в Турку. Эта техника стала краеугольным камнем более поздних разработок в модернистской архитектуре после Второй мировой войны, особенно в 1950-х и 1960-х годах. Он также представил серийно выпускаемые деревянные корпуса.

Польша

Межвоенные авангардные польские архитекторы в 1918-1939 годах оказали заметное влияние на наследие европейской современной архитектуры и функционализма. Ле Корбюзье восхищал многих польских архитекторов, таких как его польский студент Ежи Солтан и его коллеги Хелена Сиркус , Роман Пиотровски и Мацей Новицкий . Ле Корбюзье сказал о поляках (« Когда соборы были белыми» , Париж, 1937): «Академизм пустил корни повсюду. Тем не менее, голландцы относительно свободны от предубеждений. Чехи верят в« современное », и поляки тоже». Другие польские архитекторы, такие как Станислав Брукальский, встречались с Герритом Ритвельдом и вдохновлялись им. Всего через несколько лет после строительства дома Ритвельда Шредера польский архитектор Станислав Брукальский построил свой собственный дом в Варшаве в 1929 году, предположительно вдохновленный домом Шредера, который он посетил. Его польский образец современного дома был награжден бронзовой медалью на выставке Paris Expo в 1937 году. Незадолго до Второй мировой войны в Польше было модно строить много больших кварталов с роскошными домами в районах, полных зелени для богатых поляков, например, для Например, район Саска Кемпа в Варшаве или район Каменна Гура в морском порту Гдыня. Наиболее характерными чертами польской функционалистской архитектуры 1918-1939 годов были иллюминаторы, террасы на крыше и мраморные интерьеры.

Вероятно, самым выдающимся произведением польской функционалистской архитектуры является весь город Гдыня , современный польский морской порт, основанный в 1926 году.

Россия

В России и бывшем Советском Союзе функционализм был известен как конструктивистская архитектура и был доминирующим стилем для крупных строительных проектов в период с 1918 по 1932 год.

Примеры

Известные представления функционалистской архитектуры включают:

Obchodný a obytný dom Luxor (Жилой и коммерческий дом Luxor), 1937 год, в Братиславе (Словакия)
  • Орхусский университет , Дания
  • Школа профсоюзов ADGB , Германия
  • Administratívna budova spojov , Братислава , Словакия
  • Booth House, Сидней, Бридж-стрит, Сидней, Австралия www.boothhousesydney. com
  • Арена боя быков , Повуа-де-Варзин , Португалия
  • Hotel Hollywood , Сидней, Австралия
  • Kavárna Era , Брно, Чехия
  • Knarraros маяк , Stokkseyri , Исландия
  • Kolonie Nový dům , Брно, Чехия
  • Obchodný a obytný dom Luxor , Братислава , Словакия
  • Пярну Rannahotell , Эстония
  • Пярну Раннакохвик , эстония
  • Сёдра Ангбю , Стокгольм , Швеция
  • Вилла Станислава Брукальского , Варшава , Польша
  • Мемориал Томаша Баты , Злин , Чехия
  • Veletržní palác , Прага , Чехия
  • Вилла Мюллер , Прага, Чехия
  • Вилла Савой , Пуасси , Франция
  • Вилла Тугендхат , Брно , Чехия
  • Злин , Чехия

Сёдра Энгбю, Швеция

Жилой район из Сёдра Энгбю в западной части Стокгольма , Швеция , смешанный функционалистскую или международный стиль с садом города идеалами. Он включает в себя более 500 зданий и остается крупнейшим гармоничным районом вилл в стиле функционализма в Швеции и, возможно, в мире, хорошо сохранившимся более полувека после постройки в 1933–1940 годах и охраняемым как национальное культурное наследие .

Злин, Чешская Республика

Злин - город в Чешской Республике, который в 1930-х годах был полностью реконструирован на принципах функционализма. В то время в городе располагалась штаб-квартира компании Bata Shoes, а Томаш Батя инициировал комплексную реконструкцию города, вдохновленную функционализмом и движением города-сада .

Самобытная архитектура Злина руководствовалась принципами, которые строго соблюдались на протяжении всего периода его межвоенного развития. Его центральной темой было заимствование всех архитектурных элементов из заводских построек. Следует подчеркнуть центральное место промышленного производства в жизни всех жителей Злина. Следовательно, одни и те же строительные материалы (красный кирпич, стекло, железобетон) использовались для строительства всех общественных (и большинства частных) зданий. Обычным структурным элементом архитектуры Злина является квадратный залив размером 20x20 футов (6,15x6,15 м). Несмотря на то, что в нем было внесено несколько изменений, этот высокий модернистский стиль обеспечивает высокую степень единообразия всех зданий. Он одновременно подчеркивает центральную и уникальную идею промышленного города-сада. Архитектурный и городской функционализм должен был соответствовать требованиям современного города. Простота его зданий, которая также перешла в его функциональную приспособляемость, должна была предписывать (а также реагировать на) потребности повседневной жизни.

Городской план Злина был создан Франтишком Лиди Гахура , ученицей ателье Ле Корбюзье в Париже. Архитектурными достопримечательностями города являются, например, вилла Томаша Бати , больница Бати, мемориал Томаша Баты , кинотеатр Гранд или небоскреб Бати .

Хрущевка

Хрущёвка (русский язык: хрущёвка , IPA:  [xrʊˈɕːɵfkə] ) - неофициальное название типа недорогого, облицованного бетонными панелями или кирпича трех- или пятиэтажного жилого дома, который был построен в Советском Союзе в начале 1960-х годов, в период В свое время его тезка Никита Хрущев руководил советским правительством. Многоквартирные дома также носили название «Хрущоба» ( Хрущёв + трущоба , хрущевка-трущоб).

Функционализм в ландшафтной архитектуре

Развитие функционализма в ландшафтной архитектуре шло параллельно с его развитием в архитектуре зданий. В жилом масштабе такие дизайнеры, как Кристофер Таннард , Джеймс Роуз и Гарретт Экбо, отстаивали философию дизайна, основанную на создании пространств для жизни на открытом воздухе и интеграции дома и сада. В более широком масштабе немецкий ландшафтный архитектор и планировщик Леберехт Мигге выступал за использование съедобных садов в проектах социального жилья как способ противодействовать голоду и повысить самообеспеченность семей. В еще более широком масштабе Международный конгресс современной архитектуры выступал за стратегии городского дизайна, основанные на человеческих пропорциях и поддерживающие четыре функции человеческого поселения: жилье, работу, развлечения и транспорт.

Смотрите также

Литература

  • Архитектура Vers une и Вилла Савой: сравнение трактата и строительства - эссе, состоящее из нескольких частей, объясняющее основы теории Ле Корбюзье и сравнивающее их с его построенными работами.
  • Бене, Адольф (1923). Современное функциональное здание. Майкл Робинсон, пер. Санта-Моника: Исследовательский институт Гетти, 1996.
  • Сорок, Адриан (2000). «Функция». Слова и здания, словарь современной архитектуры. Thames & Hudson, стр. 174–195.
  • Михл, Ян (1995). Форма следует за ЧЕМ? Модернистское представление о функции как карт-бланш, 1995. Дополнительные статьи читайте на сайте www.beautytips.pk.

Рекомендации

Внешние ссылки

Функционализм не наш стиль | Артгид

Текст: Мария Кравцова, Екатерина Алленова15.01.2014   28701

Сегодня мы представляем текст, опубликованный в 1930 году в журнале «Искусство в массы», печатном органе самого многочисленного художественного объединения 1920-х — начала 1930-х годов — Ассоциации художников революции (до 1928 года Ассоциации художников революционной России). Текст направлен против функционализма в архитектуре и представляет собой типичный образец журнальной полемики по поводу искусства в 1920-е годы. Автор статьи Л. Рощин, отвечая на статью архитектора и теоретика конструктивизма Романа Хигера, одновременно громит участников «Объединения современных архитекторов» (ОСА) за «буржуазный конструктивный функционализм», который должен уступить место пролетарскому стилю в архитектуре.

Георгий Марсаков. Кушелевский хлебозавод в Ленинграде. 1932

1. Категория, путешествующая по эпохам

По наследству передаются не только почести и богатства, но и пороки
(Календарная мудрость).

Социалистическое строительство разворачивается в бурном темпе. Гигантские здания индустрии, учреждений, клубов, новые рабочие поселки все более и более изменяют лицо страны. Уже возводятся первые социалистические города. Революционная воля рабочего класса, усилия миллионов, бурное стремление к будущему, грандиозные культурные сдвиги получают свое выражение в этих сооружениях из железобетона, стали, кирпича и камня.

Известно, что каждая вещь имеет свой язык. Вне помещений — на улице, на площадях, в предместьях и поселках — все другие голоса покрывает мощный язык архитектуры. Каждое возводимое и возведенное здание приобретает право голоса в широчайшей аудитории. Это — страницы монументальнейшей книги, читаемой ежедневно огромными массами читателей. Как и в других книгах, здесь есть страницы тусклые и невыразительные, страницы маловыразительные, привлекающие внимание только своей новизной, и страницы столь выразительные, что на них хочется останавливаться возможно чаще.

Все дело в том только, за что и как агитирует архитектура. К сожалению, состояние советской архитектуры на сегодняшний день не дает оснований для очень радостных заключений на этот счет. Беспорядочность, случайность, разнобой в строительстве и в архитектурном языке, — вот что мы видим в нашей действительности. В архитектуре еще не найдено нового пролетарского стиля, который отразил бы в себе с нужной силой и выразительностью новые общественные отношения в целом, энтузиазм социалистического строительства, психологию нового коллективного человека.

Дело в том, что архитектура — это область, не освоенная еще диалектическим методом. Основные теоретические вопросы архитектуры в свете марксизма разработаны весьма поверхностно.

Поэтому язык архитектуры у нас фальшив, противоречив и путан, как речь докладчика со стороны, не знающего аудитории.

До сих пор в советской архитектуре есть откровенно реакционное крыло. Такие сооружения, как, например, «Дом правления Госбанка» (в стиле Возрождения), дом Добролета в Москве, почтамт в Томске (в стиле Ампир) и многие другие — выразительнейшие образцы неуместного эклектизма. Это выглядит как паровоз с инкрустацией, зав. женотделом в кринолине или студент ЦИТ’а в костюме пажа. По этой эклектической смоковнице рубят сейчас с нескольких сторон. И в добрый час. Думается, что этот вопрос достаточно ясен для советской общественности.

Займемся лучше прогрессивным крылом нашей архитектуры.

Фрагменты экспозиции павильона СССР на Международной выставке печати «Пресса», 1928, Кельн


Очень активной группой, оказывающей влияние на другие течения в архитектуре, здесь является группа конструктивистов, организованная в «Объединение современных архитекторов» (ОСА), издающее при Главнауке журнал «Современная архитектура» (СА).

Функциональный метод в архитектуре этой группы выдвигается как метод, как стиль нашей действительности.

Конструктивизм возник у нас в 1920 г. В настоящее время он «оформился во вполне устойчивую, внутренне сплоченную систему художественного мышления». Так утверждает один из идеологов конструктивизма — т. Хиггер.

Заявление достаточно претенциозное. Тем более серьезно мы должны разобраться, в каком отношении находятся основные позиции этой претендующей на верховодство организации к марксистскому искусствоведению, к диалектическому методу, к общим задачам социалистического строительства.

Итак, что такое конструктивный функционализм? Как и откуда он возник? Его основные положения? Какова его социальная обусловленность?

Сами конструктивисты охотно подчеркивают свое кровное родство с культурой последней фазы капиталистического общества. Тов. Маца в книге «Искусство эпохи зрелого капитализма» дает богатый материал, позволяющий установить с точностью все нити этого родства.

Конструктивный функционализм — это стиль в архитектуре, который сложился в последнее десятилетие капиталистической культуры. Как и всякий стиль, функционализм — объективированное общественное сознание и неотделим от своей социальной базы — капиталистических общественных отношений.

В характерных чертах этого стиля отчетливо выразилась идеология рационализма и делячества («бизнеса») безликой финансовой буржуазии, крупного промышленного капитала и их технической интеллигенции.

«Мы хотим создавать ясное органическое строительство, которое через напряжение архитектурных масс функционально выявляет свою сущность и свою цель, отказываясь от всего лишнего, что может замаскировать абсолютную форму постройки» (арх. Гроппиус).

Это основная формула капиталистического конструктивизма и сейчас кое для кого звучит очень прогрессивно. Тем более что такой установкой наносится решительный удар действительно отжившей и исторически не оправдываемой эклектике и украшательству в архитектуре.

Эта же формула была достаточно гибкой и просторной, чтобы вместить в себе все основные элементы специфического стиля последней фазы капиталистического общества. В этом стиле объективировалось все своеобразии капиталистического заката. Классовое угнетение. Небывалый рост техники, подчиненный задаче выжимания прибавочной стоимости. Делячество, основанное на последних достижениях науки. Рационализация, во имя штопанья прорех анархического хозяйства. Стремление к целесообразности и экономии. Игнорирование человеческого достоинства рабочего класса. Подавление его складывающейся культуры.

Отсюда последовательно вытекало отрицание широкого массового искусства, в частности, архитектуры, во имя технологизма и рационализма. Это нашло яркое выражение в знаменитой формуле — «функция, а не форма» (арх. Райт, Ауд и др.)

А все вместе обусловило субъективизм в творчестве, как выражение капиталистического индивидуализма, как неизбежное следствие асоциального алгебраического подхода к архитектурным решениям.

Но художественный стиль каждой эпохи представляет некоторое относительное единство, так как он выражает выраженную в системе образов конкретную социальную действительность. И несмотря на крайний субъективизм в архитектурных сооружениях, вопреки ему или даже благодаря ему, буржуазный конструктивный функционализм имеет в себе относительное стилистическое единство, главным образом в утилитарно-техническом плане. Это звучит парадоксально, но даже отсутствие образного единства в данном случае проявилось, как единство этого эксплуататорски рационалистического стиля.

Моисей Гинзбург, Александр Гринберг. Конкурсный проект Дворца Труда в Москве. 1923

Таков конструктивный функционализм в его единственном непреходящем социальном содержании. Таков он, как историческая категория.

И вот этот-то стиль «идеологии» конструктивизма, клянущимися диалектикой, переносится к нам и преподносится, как стиль нашей советской действительности.

— Но позвольте... — спешат возразить функционалисты. — Наш функционализм совсем другой — советский, последовательно социалистический.

Ну что же, уважаемые товарищи. Мы все-таки не снимаем с вас обвинения в антидиалектичности. Нельзя вливать новое вино в старые меха. Нельзя таскать по эпохам, подновляя и перекрашивая сообразно обстоятельствам, исторически обусловленные понятия. Стиль — не кресло-качалка и не чемодан с грязным бельем, которые можно перенести куда угодно.

Впрочем, эклектикам и механистам разрешается многое, что не разрешается другим.

Этот круг мыслей нелегко исчерпать.

— Подождите-ка!.. — протестуют конструктивисты и некоторые другие вместе с ними. — Ведь мы же должны использовать культурное наследство буржуазии. Ленин об этом говорил весьма определенно.

Не спорим!.. Но ведь усваивать культурное наследство капиталистического мира нужно сугубо критически, тщательно преодолевая в каждом куске старой культуры отрицательную для нас качественность. Гарантиями такого критического усвоения ценности буржуазной культуры могут быть только верное классовое чутье, глубокое понимание революционной теории, овладение методом диалектического материализма.

А теория и практика «осоветизированного» конструктивного функционализма дают нам основание сомневаться в том, что он имеет эти гарантии.

Во всяком случае, верные ленинской установке о необходимости особенно критического подхода ко всему тому, что мы берем от капиталистической культуры, мы должны сугубо осторожно подойти к функционализму и его идеологии, о существовании которой гордо вещает Хиггер. И поэтому мы вправе поставить перед советской общественностью хотя бы такие основные вопросы:

Преодолена ли полностью в функционализме, считающем себя советским, отрицательная качественность буржуазного функционализма?

Выражено ли в нем (в чем именно, с какой силой убедительности) отрицание капиталистической социальной действительности? Отражены ли в этом стиле во всей полноте наше настоящее, психология нового человека, бурное стремление в будущее?

Приоткроем же дверь в тайны функциональной методологии, и остановимся на отношении функционализма к диалектике и диалектики к функционализму.

«Современная передовая архитектура Запада, — пишет т. Хиггер, — и индустриальная архитектура Америки исходят из методов науки, организации и техники. Эти три элемента образуют железный инвентарь нашей эпохи — последних этапов капитализма и зарождающегося социализма. И если эти творческие методы характерны для современной буржуазии Запада и Америки, то в неизмеримо большей степени должны быть они характерны и для пролетариата СССР, овладевающего всей современной ему культурой и строящего на ее основе, непрерывно развивая и усовершенствуя доставшееся ему культурное наследие, насквозь рационализированный организм социализма».

Как верно заметили в своей полемике против Хиггера Ф. Шалавин и И. Ламцов (статья «О путях развития современной архитектурной мысли» в журнале «Печать и Революция»), по Хиггеру получается, что сущность построения социализма заключается в том, чтобы продолжать, развивать, усовершенствовать культурное наследие капиталистического общества. Словом, пролетариату предлагается поливать рассаду капиталистической культуры. Но тогда, уважаемые конструктивисты, в чем смысл социальной революции?!

Такая постановка вопроса т. Хиггером делает очень сомнительными его познания в диалектике. Уже этот тезис говорит о том, что т. Хиггер не видит в стиле специфического отражения определенных общественных отношений. Иначе он не решился бы так беззаботно переносить «творческие методы» капиталистической архитектуры в наши условия. Их этого же тезиса т. Хиггера видно также, что он не понимает сущности пролетарской революции, создавшей принципиально иной политический строй, совершенно иные общественные отношения, принципиально иную культуру, создающей принципиально иной стиль в искусстве.

В исторической смене культур т. Хиггер видит только непрерывность, преемственность. Только этим можно объяснить его полную уверенность, что «творческие методы» буржуазного Запада и Америки «тем более»... «характерны для пролетариата СССР».

Если бы наш функционалист действительно вник в диалектику, он никогда бы не написал этого. Диалектика не знает абсолютной непрерывности, преемственности. Она во всем видит единство прерывности и непрерывности. При чем в нашей революции это единство прерывности и непрерывности проявляется в форме прерывности. Это выражается в том, что наша социальная действительность является антитезой к действительности капиталистического общества, отрицанием его, а поэтому и наше искусство, наша архитектура в частности и ее «методы» должны быть, в известном смысле, принципиально иными, чем искусство (и архитектура) капитализма, принципиально отличными от буржуазного конструктивного функционализма, а не «тем более» и т. д.

Понять диалектику исторического процесса идеологу конструктивного функционализма тем более трудно, что т. Хиггер отрицает в применении к архитектуре основное во всяком процессе — борьбу противоположностей, развитие через борьбу противоречий.

«Нечего и говорить, — урезонивает он, — что тенденция и в наши дни рассматривать архитектурное оформление абстрактно, как нечто самодовлеющее, тенденция сознательно допускать «противоречия» между органическими элементами архитектуры является типичнейшим продуктом упаднической — буржуазной — идеологии».

Нечего и говорить, что этим заявлением идеолог функционализма окончательно уничтожает себя, как диалектика.

Итак, в методологии конструктивизма пока диалектики не оказалось. Но, как правило, теория, далекая от диалектики, близка если не к идеализму, то к эклектизму и механистическому мировоззрению.

Относительно т. Хиггера и его единомышленников это верно на сто процентов.

Незнание диалектики исторического процесса, непонимание единства прерывности и непрерывности в смене общественно-экономической формаций, отрицание новой общественной формацией формации старой, неуяснение того, что новая культура, новая социальная действительность во всех ее частях есть новая специфическая качественность, в известном смысле являющаяся антитезой к отжившей действительности, — все это сплошное неусвоение и механистический подход, — т. Хиггер показывает очень выпукло в одном абзаце своей статьи.

И чем дальше в конструктивный лес, тем больше механистических пней.

Илья Голосов. Клуб имени Зуева в Москве. 1927–1929


2. Мертвый хватает живого

Пусть буржуазия в своем старческом самомнении воображает, что раз она осуждена на смерть, то должно умереть и искусство. Мы же питаем твердую надежду, воодушевлявшую и всех великих художников, — надежду на то, что последний поэт исчезнет с лица земли с последним человеком.
(Ф. Меринг. Натурализм и неоромантизм).

Для наук и искусств наступит новая эра, какую мир еще никогда не видел
(Бабель. Будущее общество).


По вопросу о спецификуме искусства т. Хиггер, как и все функционалисты, стоит по отношению к архитектуре на иной точке зрения, чем марксистское искусствоведение. Это смазывается некоторыми нашими искусствоведами, но это так...

…«для всех прогрессивных элементов советской действительности, — устанавливает т. Хиггер, — эмоциональная выразительность форм вещей или, выражаясь архаическим языком, степень их “красивости” совпадает со степенью их функциональной выразительности. Это абсолютно верно для инженерии, для техники, но в такой же мере и верно для архитектуры. В силу этого — в значительной мере — и рухнула методологическая грань между архитектурой, как и вообще прикладным искусством, и инженерией. И в силу этого же здание, архитектурное произведение, кажется сейчас здоровым слоям нашего общества эмоционально насыщенным, “красивым, именно тогда, когда оформление его, в основе своей, вытекает из внутренней структуры здания, из его общественно-служебных функций, из его целевого назначения”».

В этом вся соль функционализма. Внешне эта формула звучит непримиримо революционно. Но попробуйте поскрести лак формулы, и вы увидите под ним отрицание марксистского искусствоведения, механистическое стремление свести сложное явление к более простому, стремление похоронить искусство вообще.

Судите сами. Самое существенное в понимании спецификума искусства — основное положение, что стиль — общественное отношение, что диалектика стиля это, в конечном счете, отраженная диалектика общественного процесса, — обходится и даже отрицается формулировкой Хиггера и всеми теоретическими откровениями конструктивного функционализма.

Ибо понимание стиля, как общественного отношения, неразрывно связано с пониманием его, как системы образов, в которой как раз и объективируется, как в особом эмоциональном эквиваленте, общественное сознание. Именно в этом специфическая качественность искусства, по сравнению с инженерией, именно в этом его идейность и особая мощная и непосредственная сила воздействия. Это понимал Плеханов, говоривший: «Не может быть художественного произведения, лишенного идейного содержания».

У Хиггера же это «может быть», ибо он переводит архитектуру из области образного искусства в область технологии инженерии. И здесь он снова повторяет зады буржуазного функционализма.

Функционализм хоронит стиль, как систему образов. Но вне системы образов нет искусства, нет стиля, нет обобществления чувств и нет мощных аккумуляторов эмоциональной зарядки.

Но если от т. Хиггера ускользнуло понимание стиля, как общественного отношения, то этим же отрезывается для него путь к пониманию действительной сущности единства стиля. Единство стиля ведь как раз и заключается в том, что он складывается во всех остальных художественных произведениях, как общественное отношение, как образное выражение определенной социальной классовой действительности (стиль — это класс), независимо от индивидуальных мнений и откровений школ и школок, хотя и всегда через творческие усилия людей.

У Хиггера же это единство исключается и подменяется единством технического подхода. Для Хиггера творческий акт — это акт, прежде всего, технологический, где результаты определяются техническим расчетом, алгебраическим вычислением, изобретательством.

Хиггер на этом делает особенный упор. «То обстоятельство, — говорит он, — что одним из таких неизвестных, решающих уравнения, является в каждом конкретном случае социальные связи и запросы самого архитектора и его неповторяющийся ни в ком рефлекторный аппарат, обуславливающий специфически пути именно его индивидуального творчества, гарантирует, несмотря на пользование одним творческим методом, столько же новых решений архитектурной задачи, сколько участвовало при этом архитекторов» («К вопросу об идеологии конструктивизма»).

Таким образом т. Хиггер приходит к утверждению субъективизма в архитектуре. И этим утверждение субъективизма Хиггер волей неволей еще раз демонстрирует кровное родство нашего функционализма с функционализмом капиталистическим. Выражаясь образно, конструктивистская луна светит отраженным светом тускнеющего солнца капиталистического мира.

Так подбираются ответы на поставленные нами в первой части статьи вопросы.

Казимир Малевич. Архитектон на фоне небоскреба. 1923

Упор конструктивистом на стороне технологической, выявлении материала и логике конструкции, в ущерб другим сторонам социального целого, — выпукло проявляется в сооружениях функционалистской школы. При всех своих безусловных достоинствах, по сравнению с эклектической архитектурой, они все же удовлетворить нас не могут.

Колоссальное творческое напряжение наших дней, вовлечение в орбиту культуры многомиллионных масс, психология нового коллективного человека, предвосхищение будущего — все это не в силах выразить конструктивизм, так как он не постиг социального целого.

Вот что пишет Хиггер о функциональном подходе к постройке жилища.

«Столь же тщательно с точки зрения конструктивизма должна быть проанализирована, в порядке научной организации труда и отдыха, проблема внутреннего оборудования жилищ (конструкция и расположение столов, шкафов, стульев, кроватей и т. д.), в связи с происходящими в этом жилье движениями конкретного социального физиологического людского типа. Наше жилье должно быть приспособлено “для экономии шагов, для сохранения иррациональной траты мышечной и нервно-мозговой энергии”».

Это все, что может сказать конструктивист о постройке рабочих жилищ. Шаги рассчитаны, соблюдены основные правила гигиены, — следовательно, эпоха социалистической революции отражена полностью. Именно в результате такой упрощенческой методологии возводятся у нас один за другим рабочие поселки унылого казарменного типа, о которых сами рабочие говорят, что на них скучно смотреть. По этим рабочим поселкам судят о будущем, и судят, конечно, неверно.

Нет, не случайно держится наш конструктивизм за фамильное родство с функционализмом Запада.

«Вещь, как вещь, — пишет т. Хиггер, — “красива” для нас, т. е. эмоционально выразительна лишь поскольку она логична, поскольку целесообразна, поскольку функционально выразительна. Тот, кто этого не видит, тот, кто требует от вполне целесообразной по своим функциям и по своему оформлению вещи еще и “примиряющегося” с ее утилитарностью “художественного замысла”, тот никогда не уяснит пути пролетарского искусства».

Ничего нового, правда? Это все тот же тезис об отрицании искусства, но несколько иначе и более обобщающе формулированный. Здесь уже отчетливо выражено желание похоронить искусство вообще (ведь картина, статуя, кинофильм — тоже вещи).

Примените это хиггеровское общее положение к театру, музыке, живописи, и вы почувствуете его предельную вздорность.

Да и во всех смыслах оно приводит к геркулесовым столбам нелепости. В своем логически заостренном виде эта формула со всей последовательностью ведет к утверждению, что идеальный унитаз выразительнее этюда Рахманинова, электрическая грелка для живота — эмоциональнее и красноречивее полотен Рембрандта, а хорошая система канализации — эмоционально-значительнее «Броненосца Потемкина».

И все это получается потому, что Хиггер сводит механистически к одним закономерностям качественно различные вещи и явления.

Илья Голосов. Проект Народного дома имени Ленина в Москве. 1924


Несомненно, что вещи имеют свой логический язык, целиком вытекающий из логических связей с другими вещами, с социальным целым, язык, обусловливаемый функциональной значимостью и выразительностью вещей.

Но некоторые из вещей осложнены иными специфическими связями и отношениями эмоционального порядка. Их язык, если он выражает современную им социальную действительность, особенно звучен, полон эмоциональной силы и особой запоминаемости. Это — произведения искусства. Это — новая качественность, имеющая свои закономерности и свое развитие, правда, в конечном счете определяемое логической и функциональной подосновой вещи.

Иногда язык образов вполголоса вторит логическому языку вещей (некоторые предметы производственного искусства), иногда заглушает его, иногда усиливает его, как громкоговоритель (так должно быть в нашей архитектуре), иногда совсем покрывает логический язык вещей (музыка).

Все архитектурные и технические сооружения, без сомнения, обладают логическим языком, и выразительность этого языка целиком зависит от их общественного значения и функциональной выразительности в пределах общественного значения.

Но некоторых из архитектурных сооружений говорят мощным языком образов, и это усиливает их агитационную речь до необычайной силы и пафоса. Здесь могут быть, как и в вещах, различные случаи совпадения и несовпадения образного языка с логическим (при их диалектическом единстве).

И, конечно, нужно стремиться к тому, чтобы логика архитектурного образа определялась, в конечно счете, логикой функциональной выразительности, хотя из этого и не следует, что логика образов не может, в известной степени, воздействовать на элементы функциональности.

Но мы строим клубы, библиотеки, дворцы труда, театры, стадионы, учебные здания и т. д. В этих зданиях логический замысел бесспорно может и должен быть усложнен замыслом образным, который возникает из логического, включает в его в свою обогащенную систему новой качественности, идет в направлении логического замысла и в то же время имеет свою специфичность. Он обобщает в образном языке «дух эпохи», говори на языке обобщенных эмоций.

В спорах вокруг проектов ленинской библиотеки это выяснилось особенно ясно. Ибо одного только утилитарного замысла недостаточно для создания в архитектурном сооружении достойного памятника Ленину.

Трудность в том, чтобы найти действительно новую образность в архитектуре, связанную с идейной монументальной простотой, которая отражала бы всю полному нашей бодрой, многогранной действительности.

Нам кажется, что свое бессилие в разрешении этой задачи функционализм в лице т. Хиггера, делает (и без всякого основания) доводом к упразднению образности в искусстве. И в этой сказывается также не голос нашей эпохи, нашего класса, а особенности буржуазного происхождения нашего функционализма и его механистическая сущность. Ибо сведение языка архитектуры только к функциональной и логической выразительности — это сведение одной качественности к другой, более простой, т. е. уплощенчество.

Ле Корбьюзье, Пьер Жаннере, при участии Николая Колли. Проект дома Центросоюза в Москве. 1928–1936


3. Механизация настоящего и будущего

Мы мечтаем о создании нечеловеческого типа, у которого будут уничтожены моральные страдания, доброта, нежность и любовь, единственные яды, отравляющие неистощимую жизненную энергию.
(Из «Футуристических манифестов» — Маринентти).

Уплощенчество — характернейшая из черт механистического мировоззрения. Что т. Хиггер склонен к упрощенчеству, говорит хотя бы такой отрывок:

«Давно уже пора сдать в бесславные архивы идеализма дуалистическое деление человеческих потребностей на “высшие” и “низшие”, на “утилитарные” и “неутилитарные”, на потребности, идущие от “тела” и от “души”. Человек — един, и все потребности его, строго говоря, “узко-утилитарны:» («К вопросу об идеологии конструктивизма»).

Здесь ставится знак равенства между душевными потребностями и потребностями биологическими, между психическими и физиологическими. Типичнейшая вульгаризация марксизма в духе Сарабьянова, который пишет что «душа есть физическое свойство живого организма». Конечно, психологические процессы непосредственно связаны с физико-химическими процессами в нервных тканях, но из этого не следует подчинять одним законам те и другие.

Ссылаемся на Энгельса. «Мы, несомненно, “сведем” когда-нибудь экспериментальным образом мышление к молекулярным и химическим движениям в мозгу; но исчерпывается ли этим сущность мышления?» (Архив Маркса и Энгельса, кн. II, стр. 29).

Мы и здесь возвращаемся к старому припеву: в теоретическом багаже функционализма нет диалектики и много вульгарного материализма.

«На наших глазах, — пишет т. Хиггер, — в недрах класса-победителя, не говоря о его коммунистическом авангарде, растет и крепнет новый человек — насквозь рационалистического склада, с новой психикой, новой нервной системой, новым миропониманием».

В чем же миропонимание нового человека по Хиггеру?

Братья Веснины. Проект Московского отделения редакции «Ленинградской правды». 1924

«Его единая организующая мысль стремится проникнуть во все поры человеческого творчества, требуя во всем соответствия своим грандиозным рационализаторским панам, внося с собой повсюду простоту, ясность, лаконизм».

Ну и т. Хиггер! Какого нового человека сконструировал. Действительно, железный, без нервов и чувств, человек. Совсем, как уэльсовский марсианин. Если прозорливость т. Хиггера насчет нового человека безошибочна, то мы складываем оружие и присоединяемся к формуле «долой искусство» и «функция, а не форма». Ибо такому нечеловеческому человеку искусство действительно не нужно.

Но мы несколько не доверяем ясновидению Хиггера. Его механистические греши подорвали наше доверие. Да и не можем мы поверить, что человек будущего общества будет таким скучным и стандартным, как его изображает наш функционалист. Больше того, мы считаем, что внесоциальный технический человек Хиггера — не случайная химера, а выражение социальных корней нашего конструктивизма вообще.

За недостатком места не будем больше останавливаться и на этой стороне конструктивной мысли. Ставим здесь точку, несмотря на богатейшие возможности именно с этого пункта повести особенно живое наступление на функционализм.

Итак, ставим точку и делаем выводы.

Функционализм ОСА не преодолел чуждых для нас сторон буржуазного конструктивного функционализма.

Отрицание архитектурной формы, как образного искусства, сведение его к инженерии, непонимание сущности стиля, как общественного отношения, выраженного в системе образов, фактическое утверждение субъективизма в творчестве — все это не революционное откровение в области искусств (как это многие стараются изобразить), а только повторение положений западного, позднекапиталистического, стиля в архитектуре.

Даже самое искреннее желание работать для пролетарской революции при таком некритическом принятии стиля иной синтетической действительности приводит к теоретической путанности, эклектизму, механистическим построениям. Именно поэтому т. Хиггер, думая, что он исходит из диалектического метода, на самом деле строит довольно полную механистическую систему.

Функционализм должен уступить место пролетарскому стилю в архитектуре, который включит в свою цельную органическую систему и то ценное, что есть в функционализме, и кроме того все то действительно новое, что даст мощное действенное (организующее интеллектуально и эмоционально) выражение нашей бодрой творческой действительности, которое функционализм дать бессилен.

Л. Рощин

Искусство в массы. Журнал Ассоциации художников революции. Июнь 1930, № 6 (14). С. 14–17

Функционализм (архитектура)

                                     

1. История функционализма

Представитель рационалистического течения, австрийский архитектор Леопольд Бауэр 1872 - 1938, ученик О. Вагнера, сформулировал принцип "абсолютной целесообразности", согласно которому соответствие внешней формы предмета его утилитарной функции создает "абсолютную красоту" "Verschiedene Skizzenentwurfe und Student", 1898. По теории Бауэра, все исторические художественные стили отражают относительное, изменяющееся со временем представление о прекрасном. Исключение составляет античное искусство, которое характеризуется идеальным равновесием прекрасного и полезного. В новое время истинно прекрасное - это целесообразное, поскольку в изменившихся условиях оно также интегрирует представления пользы и красоты.

Последователем Бауэра в Германии был архитектор Герман Мутезиус 1861 - 1927. В 1896 - 1903 годов он работал в Англии, изучал архитектуру традиционного английского дома. Участвовал в движении "Искусства и ремесла". В 1907 г. был среди основателей Германского Веркбунда. В Австрии идеи функционализма исповедовал архитектор Адольф Лоос1870 - 1933. Лоос не считал архитектуру художественным творчеством. Он выступал против "орнаментализма, фасадничества и внешней декоративности". В 1913 году он опубликовал статью "Орнамент и преступление" статья написана в 1908 г. Архитектор утверждал, что "всякое украшение есть детство человечества", которое должно быть преодолено, а орнамент - эротический символ, свойственный самой низкой ступени развития человека. Пуристская теория и практика А. Лооса оказали значительное воздействие на развитие архитектуры конструктивизма и функционализма. По признанию Ле Корбюзье, с появлением Лооса "кончился сентиментальный период" и наступила эра архитектурного пуризма. В 1912 г. А. Лоос основал независимую школу архитектуры в Вене. В 1921 - 1924 годах был главным архитектором Вены. Работал в Париже, Праге, Брно.

Ле Корбюзье считается автором знаменитого лозунга функционализма: "Дом это машина для жилья". На самом деле эти слова принадлежат итальянскому футуристу А. Сант-Элиа, однако, в первые десятилетия ХХ века они еще не получили признания. В функционализме форма определяется только конструкцией, которая, в свою очередь, жестко обусловлена функцией. Подобная концепция предполагает, что определенной функции соответствует одна-единственная оптимальная наиболее рациональная форма. Эта идея была положена в основу технической эстетики и первого этапа развития классического, или, индустриального, дизайна. Искусство архитектуры, таким образом, подменяется исключительно утилитарным формообразованием, или архитектурным дизайном. Слово "искусство" в последующий период изгоняется из лексикона архитекторов и дизайнеров. Его заменяет термин "деловая", или "предметная", деятельность нем. Sachlichkeit. В 1924 г. в Мюнхене, а затем в 1930 г. в Париже, проходила выставка промышленных изделий Веркбунда под названием "Форма без орнамента" "Form ohne Ornament". Средоточием германского функционализма стали берлинская архитектурная мастерская П. Беренса и школа В. Гропиуса "Баухаус" в Ваймаре и Десау. Идеи их создателей получили развитие в Высшей школе формообразования в Ульме и её главного идеолога - Томаса Мальдонадо.

Идеи первого этапа развития эстетики функционализма сформулировал Ле Корбюзье: "Гармония - это не эстетическая категория, а исходное условие свободного функционирования любой вещи. Гармония как соответствие формы предмета своей функции позволяет каждой вещи обрести свободу движения и развития". Дом должен быть только "машиной для жилья", стул - "аппаратом для сидения", ваза - ёмкостью. Эти принципы в дальнейшем развивал Людвиг Мис ван дер Роэ, сначала в Берлине, а затем в архитектуре небоскрёбов Нового Света сам ле Корбюзье от них отошёл, создавая "органическую архитектуру". Новый "стиль Миса" назвали вскоре интернациональным, поскольку принципы функционализма исключали национальное своеобразие архитектуры

Однако со временем кризис функционального формообразования в архитектуре привел к идеям нового экспрессионизма в творчестве архитекторов А. Аалто, Э. Сааринена, Э. Мендельсона, Ф. Л. Райта, а также неопластицизма и "органической архитектуры", а в дизайне к стайлингу и арт-дизайну.

Архитектура функционализма и конструктивизма - Лабодина Валентина

Следующие исторические стили, о которых хочу рассказать – функционализм и его советская интерпретация – конструктивизм.

Функционализм развивался во Франции, Германии и в странах Северной и Восточной Европы в 1910-40-е годы и провозгласил функцию единственным источником формообразования. Функционализм приравнял архитектуру к промышленному, индустриальному дизайну – искали способы создания наиболее технологичной и эргономичной среды обитания человека через достижения современной науки. Отрицается декорирование из-за его практической нецелесообразности.

Постройки выполняются в простых геометрических формах – в основном прямоугольных или в форме цилиндра и полуцилиндра. Например, Городская ратуша Орхуса, Дания, 1941 год, с оригинальной часовой башней.

Размеры зданий не превышают те, что необходимы для выполнения прямой функции здания. Фасады имеют гладкую поверхность без декора с ленточным или сплошным остеклением, кровля в основном плоская, вместо лестниц часто используются пандусы, а здание могут быть подняты над землёй на специальных устоях. Например, Вилла Савой, Франция, 1931 год.

Ещё один пример функционализма в архитектуре – Комплекс школы Баухауса в Дессау, Германия, 1919 год.

В1920-е - середина 1930-х годов в СССР господствует стиль конструктивизм. Разделяя подход архитектурного функционализма, направленного против исторической преемственности современной архитектуры по отношению к прошлому, представители советского конструктивизма делали акцент на внешнем образе построек, ведь архитектура представляла собой действенный инструмент политической пропаганды и управления массами. Сооружения конструктивистов не всегда удобны для использования, но несут в своем образе явные индустриальные, «пролетарские» черты. Здания больше похожи на техническое изделие – в их композицию часто включаются металлические конструкции, например, витраж (сейчас на этапе реставрации) в коммунальном блоке в доме Наркомфина в Москве, 1929-1931 года.

Ещё пример конструктивизма - Дом культуры имени Зуева, Москва, 1927-1929 годы, - центром здания является вертикальный остеклённый цилиндр, на который нанизан весь корпус с большими поверхностями окон.

Не могу не привести в качестве примера отреставрированное здание Минсельхоз России, построенное в 1933 году. В ходе реставрации фасады освобождены от многочисленных кондиционерных блоков и сделано одинаковое остекление, что вернуло зданию традиционный облик архитектуры конструктивизма.

Функционализм и конструктивизм брали за основу простые и технологичные архитектурные формы и создавали здания для удовлетворения насущных потребностей всех слоев общества.

Функционализм | Пражский Пребывание

Функционализм по определению - это идея, что архитекторы должны спроектировать здание или структуру, основываясь на том, какова будет цель этого здания, не более того, никаких грандиозных декоративных деталей, только чистые линии. Три классических цели архитектуры - это utilitas, venustas и firmitas, или полезность, красота и твердость. Функционалисты считали, что если функциональные аспекты здания будут выполнены, тогда естественная архитектурная красота будет сиять.Фраза «форма всегда следует за функцией», ставшая известной благодаря Луи Салливану, подчеркивала, что функция здания, а не украшения, заключалась в том, где можно найти истинную красоту (тогда странно, что проекты Луи Салливана были наполнены замысловатыми орнаментами) . Ле Корбюзье и Мис ван дер Роэ продолжили размышления о функционализме и современной архитектуре; именно Ле Корбюзье сказал, что дом - это машина, в которой можно жить. Определенные проекты функционализма процветали в Чешской Республике благодаря Чеху Адольфу Лоосу, архитектору виллы Мюллер, а также Мису ван дер Роэ, архитектору знаменитой виллы Тугендхат в Брно.

  • Адольф Лоос был одним из самых влиятельных архитекторов европейской архитектуры модерна, и его вилла Мюллер - чистое свидетельство его гения. Знаменитая вилла Мюллер, расположенная в зеленом районе Стрешовице, известном как Беверли-Хиллз в Праге, была спроектирована для г-на Франтишека Мюллера и его жены Милады Мюллер.Пара прожила в этом доме 18 мирных лет, пока в 1948 году к власти не пришли коммунисты. В 1968 году на вилле располагалась штаб-квартира Чехословацкой республики. После...

    Читать далее

  • В Праге 7 находится огромное здание в стиле функционализма - дворец Велетшни; Это массивное здание, построенное по проекту Олдриха Тиля и Йозефа Фукса в 1925-1929 годах, использовалось для проведения торговых ярмарок до 1951 года, после чего в нем размещались несколько международных компаний.Душераздирающий пожар уничтожил его в 1974 году. После тщательной реставрации в 1995 году он был резиденцией Национальной галереи, являющейся центром современного искусства. Четыре огромных этажа, напоминающих ...

    Читать далее

  • Здание Манеса с выставочным залом, открытое в 1930 году, хорошо известное как мечта функционализма, поскольку сегодня оно считается одним из лучших функционалистских зданий в Европе, славится не только дизайном здания, которое сочетается со старым 15-м веком. Водонапорная башня века представляет собой интересное сочетание старого и современного, а также авангардных работ, которые она размещала и продолжает размещать в своих стенах.Вацлав Гавел сказал, что здание Манеса ...

    Читать далее

  • В прекрасном жилом районе Вршовице недалеко от Винограды находится интересная церковь Святого Вацлава.Шедевр функционализма, церковь Святого Вацлава была спроектирована известным чешским дизайнером Йозефом Гочаром и построена в 1929-1930 годах. Йозеф Гочар, известный своей архитектурной карьерой, в том числе интригующим Домом у Черной Мадонны, в котором представлены единственные в мире кубистские интерьеры, был одним из основоположников современной архитектуры в Чехословакии. Церковь Святого Вацлава возвышается над многоквартирным домом, ...

    Читать далее

  • Баррандовская терраса - один из лучших образцов функциональной архитектуры не только в Праге, но и во всей Чешской Республике.И поэтому невероятно грустно, что здание, возвышающееся над текущей рекой Влтавой, находится в полном разрушении. Здание открылось в 1929 году как ресторан, кафе и холл с бассейном и соблазнительно изогнутыми белыми балконами для близлежащих звезд Barrandov Studios. Barrandov Studios была европейским ответом на ...

    Читать далее

Теория в архитектуре: функционализм - RTF

Функционализм - это теория архитектуры, которая гласит, что здания должны проектироваться с учетом функции здания.В начале 1900-х годов функционализм возник как потребность в том, чтобы строить лучше для людей с точки зрения функций пространства. Эта теория полностью игнорировала идею создания декоративных и орнаментальных элементов как формы художественного выражения архитектора. Многие архитекторы того времени заявляли, что каждый орнамент должен быть только неотъемлемой частью здания.

Однако история функционализма восходит к I веку до нашей эры. Римский архитектор Витрувий вывел теорию о том, что здания должны удовлетворять трем аспектам - полезности, устойчивости и красоте.К 1900-м годам архитекторы начали подразумевать любой из аспектов, и теория функционализма со временем усовершенствовалась.

В 1896 году фраза «форма всегда следует за функцией» была придумана архитектором Луи Салливаном, но была неверно истолкована как функция, являющаяся полезностью. Скорее, это означало выражение органической сущности архитекторами, проектирующими органическую архитектуру. Позже модернистские архитекторы, такие как Мис Ван дер Роэ и Ле Корбюзье, черпали вдохновение из вышесказанного и создали простые, но функциональные здания.Орнаменты для них были просто первозданной красотой структуры, усиленной материалами и заботой о человеческих удобствах.

Примеры работ, подчеркивающих функционализм:

Wainwright Building

Заявление Луиса Салливана «форма следует за функцией» в его дизайне, здание Уэйнрайт, штат Миссури, относится к идее о том, что внешний дизайн высокого здания должен отражать функции во внутренних пространствах. В конце 19 века, когда технологии и экономика менялись быстрыми темпами и возникла необходимость в разработке нового стиля, Салливан предложил идею о том, что функции внутри зданий должны формировать форму экстерьеров, а не быть производными от них. любые исторические стили.

Итак, в этом офисном здании он подчеркнул вертикальность конструкции, спроектировав каждое пространство, каждую колонну и каждый дюйм в высоту, чтобы еще больше подчеркнуть концепцию. Органические узоры на фасаде свидетельствуют о его глубоком уважении к органическим формам в природе. Он считал, что эти формы выражают внутреннюю жизнь и являются законом природы и должны соблюдаться в архитектуре.

Здание Wainwright © en.wikipedia.orgОформление фасада © en.wikipedia.org

Павильон Барселоны

Примером функционализма в отношении простой красоты и использования сырья должен быть Павильон Барселоны.Людвиг Мис Ван дер Роэ спроектировал павильон в минималистичном стиле, лишенном каких-либо орнаментов или украшений, чтобы подчеркнуть важность функциональных элементов в пространстве и раскрыть «истинную сущность архитектуры».

Свободный план с меньшим количеством стен и открытостью пространств стирает границу между внутренним пространством и экстерьером. Он также сохранил чистоту используемых материалов - мрамора, травертина, стали и хрома, стекла для создания спокойной обстановки. Он включил функционализм в форму представления о том, что человеческий глаз увидит в этом павильоне, чтобы дать пользователям визуальный опыт в этом павильоне.

Павильон Барселоны © en.wikipedia.org Открытость в структуре © en.wikipedia.org

Vers Une Architecture, Книга

В книге « Vers une architecture » Ле Корбюзье утверждает, что архитекторам необходимо адаптироваться к эпохе массового производства и строить дома массового производства и жить в них. Поскольку эта индустриальная эпоха отвергает концепцию украшения зданий, которые были в тренде, он говорит, что лучше проектировать здания, основываясь на их функциях, и создавать новую тенденцию в эстетике, основанную только на формах. «Дом - это машина для жизни». - говорит Корбюзье, что еще раз подтверждает его мысли о функциях здания. Он заявляет, что наличие убежища является первоочередной потребностью каждого человека, и что необходимо уделять большое внимание простым, эффективным и функциональным структурам с учетом человеческого комфорта.

Вилла Савой

Ле Корбюзье спроектировал виллу Savoye, которая представляла собой машиноподобную структуру, чтобы признать технологические инновации того времени.Чистые линии и минимализм были разработаны как необходимость оправдать архитектуру, а не просто украшать и украшать ее. Каждая часть здания была спроектирована только для нужд, потому что Корбюзье следовал идее «форма следует за функцией». Он также реализовал свою стратегию «пяти архитектурных элементов», которая демонстрирует его высказывание: «Дом - это машина для жизни», т.е.

  1. Pilotis - опоры, поднимающие здание от земли для сохранения садового пространства под зданием,
  2. Терраса на плоской крыше - или функциональная крыша для сада и террасы,

iii.Открытый план - функциональный план, где стены размещены только там, где это необходимо либо функционально, либо для разделения визуальных связей,

  1. Лента окон - для освещения и вентиляции, и
  2. Свободный фасад - минималистичный дизайн, служащий только ограждением.
Villa Savoye © en.wikipedia.org Открытость в структуре © www.pinterest.com

Unité d’Habitation

Unité d’Habitation - еще один важный эксперимент Ле Корбюзье, демонстрирующий архитектуру функционализма.Он применил те же стратегии «пяти точек архитектуры» для обслуживания теорий функционализма, т. Е.

.
  1. Pilotis, обеспечивающие свободное циркуляционное пространство под
  2. Функциональная терраса на крыше, на которой расположены общественные зоны, такие как бассейн, спортзал, беговая дорожка, детский сад и выставочное пространство. С крыши также открывался беспрепятственный вид на Средиземное море и город Марсель.

iii. Свободный фасад достигается за счет конструкции на основе колонн, которая также позволяет использовать окна по всему фасаду.

  1. Длинные оконные планки для вентиляции и света.
  2. Открытая планировка - предлагает большие коридоры.

Корбюзье высоко оценил идею создания в здании городских объектов, таких как магазины, рестораны, книжные магазины, образовательные и медицинские учреждения, для удовлетворения повседневных функциональных потребностей жителей.

Unité d’Habitation © declad.com

★ Функционализм, архитектура - архитектурная теория .. Inf

Пользователи также искали:

концепция архитектурной функции, особенности архитектуры функционализма, функция в архитектуре pdf, характеристики архитектуры функционализма, функционалистская архитектура pdf, постмодернистская архитектура архитектуры, архитектура, функционалисты, функционалист архитектурный функционализмы функционализм архитектура функционализма теории функция теория функция в, концепция функции, особенности, модернист функционалистическая архитектура бруталист постмодерн концепция, архитекторы, Особенности, теоретики, архитектурные теории, социология теоретический, архитекторы-функционалисты, характеристики архитектуры функционализма, бруталистская архитектура функционалистическая архитектура pdf, модернистская архитектура

Староготический кампус очищает свою архитектуру от функционализма 60-х годов.11 августа 2009 г. вид отражается? Какие основные единицы и формы общества связаны с исламской архитектурой? .. Пражский функционализм: Центр традиций и современности. В архитектуре функционализм - это принцип, согласно которому здания должны проектироваться исключительно на основе…. .. Функционализм Архитектура Журнал Харперс. Функционализм - важная часть модернистской архитектуры. В уроке мы собираемся изучить историю использования этого стиля и проверить. .. Функционализм Пражский Пребывание.Функционализм Архитектура Литва 1955 1994. Поздний советский период, пожалуй, наиболее заметен в литовских городах. Это была эпоха великого. .. Архитектура советского функционализма в Литве 1955 1994 Верно. Центр архитектуры откроет 12 февраля 2015 года «Пражский функционализм: традиции и отголоски современности». Это будут выставки «США. .. Рождение и возрождение функционализма в Атласе Чешской Республики. Функционализм в архитектуре, доктрина, согласно которой форма здания должна определяться практическими соображениями, такими как использование, материал и структура... Что такое функционализм в архитектуре? Quora. 19 ноя 2013 г. Функционализм. BRNOmycity. Загрузка Отказ от подписки на Architecture is a Language: Даниэль Либескинд на TEDxDUBLIN Продолжительность: 18:29 .. .. Функционализм YouTube. URI s. информация: lc властей sh85052321. .. Критический постфункционализм в архитектуре позднесоветского центра. Опираясь на почти забытые тексты архитектурной критики из позднесоветской Средней Азии, статья исследует дискурсивные стратегии, используемые архитекторами. .. Функционализм и брутализм.6 июля 2002 г. Кеньон - одна из тех маленьких гуманитарных школ, которые завоевали репутацию, несоразмерную своему размеру. Его учебная программа привлекает абитуриентов. Выставка: Прага Функционализм Техасская архитектура. 18 сен 2018 Форма редко следует чисто функциональной, как в чешской архитектуре в стиле функционализма.Минималистическая утилитарная идеология дизайна, ставящая во главу угла. .. Исламская архитектура как отражение функционализма и. Функционализм по определению - это идея, что архитекторы должны спроектировать конструкцию на основе того, для чего будет предназначено это здание, не более того. .. Функционализм архитектуры Британика. 12 октября 2015 г. Пуризм, конструктивизм, рационализм или функционализм - это термины, призванные дать название различным аспектам этого заметного явления. .. Функционализм Tag ArchDaily. Архитектурный функционализм: понятие функционального искусства, активно пропагандируемое немецкими писателями и названное ими Zweckkunst, является наиболее популярным... Архитектура Функционализма Британика. 17 июня 2012 г. Брно, наиболее известный недавно отреставрированным архитектурным чудом, является домом для сотен модернистских зданий .. .. Функционализм в архитектуре HiSoUR - Hi So You Are. В архитектуре есть 2 общие идеологии, из которых вам нужно будет выбрать, какой процент каждого проекта должен начинаться и продолжаться. .. Изучение чешского функционализма в Брно The New York Times. В солнечный июльский день 2018 года Алексис Стерн сидела за рулем красного Ford Fusion, который родители подарили ей в прошлом году, когда она научилась этому... Функционализм Архитектура LC Связанные данные Служба: Власти. 20 сен, 2017 Связанный с современным стилем архитектуры LOUIS SULLIVAN LE Bauhaus, немецкий институт функционализма, созданный для рационального использования. .. Функционалистская архитектура: определение и характеристики. 31 декабря 2019 г. Смотрите последние новости и архитектуру, связанные с функционализмом, только на ArchDaily.

Функционализм и современная архитектура в долине Оканаган

Многие из зданий, которые мы видим сегодня вокруг, были созданы в соответствии с принципами популярных архитектурных движений послевоенной эпохи.В то время щедрые орнаменты и украшения были отодвинуты на второй план, поскольку главной заботой стала потребность в практичных конструкциях, которые были бы экономичными и практичными, но при этом прочными и способными выдержать испытание временем. Несколько известных общественных зданий, банков, университетов и коммерческих зданий были спроектированы во время и вскоре после войны и продолжают выделяться в столицах по всей Канаде. Функционализм - это школа мысли, которая ставит дизайнера на место человека в пространстве, принимая во внимание то, как пространство будет использоваться, и делая эстетику здания второстепенной задачей.

Стиль зданий в стиле функционализма

Следование принципам функционалистского дизайна означает соблюдение схожих принципов дизайна Баухауса, тема, рассмотренная в нашем предыдущем блоге. Фактически, Баухаус в значительной степени является продолжением функционализма, воплощающим этот принцип в жизнь во всех средах, помимо архитектуры. Есть три основных принципа функционалистской архитектуры

.
  • Firmatis (Долговечность) - Он должен устойчиво стоять и оставаться в хорошем состоянии.
  • Utilitas (Утилита) - Он должен быть полезным и хорошо работать для людей, использующих его.
  • Venustatis (Красота) - Он должен радовать людей и поднимать им настроение.

«Форма следует за функцией» - фраза, которая чаще всего ассоциируется с Баухаусом, и эта фраза полезна для обобщения сути функционализма. Существуют конкурирующие взгляды на то, как следует применять функционализм и в какой степени красота должна играть роль, если вообще.Красота может повысить полезность и удовольствие от здания. Таким образом, по мере того, как функционализм прогрессирует через современность, мы рассматриваем функционализм как руководство к тому, как наилучшим образом применять эстетические элементы в любом строительстве.

Публичная библиотека Ванкувера

Вы можете заметить здание, спроектированное с точки зрения функционализма, по явному отсутствию эстетического орнамента, лишенного эстетической цели. Как правило, в этих зданиях практически нет украшений или украшений, часто с внешней или минималистской эстетикой.Строительные материалы практичны и выдерживают испытание временем, часто используется бетон. Хотя может показаться, что это может создать унылый или скучный дизайн, это далеко не вся картина. Специальные элементы дизайна предназначены для расширения функциональности, поэтому дизайнеры могут позволить себе свободу, включив элементы, которые делают пространство логичным и сосредоточены на том, как люди будут использовать пространство и взаимодействовать с ним. Чтобы сделать пространство более пригодным для жизни, архитекторы-функционалисты добавили террасы на крышах, дворы и выдвижные крыши.

Функционализм в Канаде

Современный функционалистский дизайн может быть прекрасным чудом без ущерба для мантры формы и функции. Многие канадские достопримечательности четко спроектированы с точки зрения функционализма и часто являются наиболее привлекательными и самобытными сооружениями в своих городах.

Пара примеров включает в себя Публичную библиотеку Ванкувера (или Библиотечную площадь), которая охватывает квадратный городской квартал и содержит несколько служб внутри своей набережной, которая достигает девяти этажей.На момент постройки в 1993 году это был самый крупный проект, когда-либо реализованный городом. Другой пример - мэрия Торонто, в которой есть две массивные башни с похожим на блюдце зданием в центре, в котором находится зал совета, как если бы его держали в воздухе двумя руками. Функциональный дизайн не обязательно означает потерю эстетической привлекательности, поскольку оба этих примера выбираются публичным голосованием на конкурсах дизайна.

Мэрия Торонто

Функционализм - это основа для многих вещей, которая распространяется на многие области дизайна.Для архитектуры это означает отказ от украшения и сосредоточение в первую очередь на функции, использовании, долговечности и полезности здания. Современные архитекторы-функционалисты находят творческие способы добавить красоту и практичность с по , используя функциональный дизайн. Эти два направления работают в тандеме, чтобы улучшить жизнеспособность и удовольствие от пространства, и мы следуем аналогичным методам в наших проектах, чтобы вызвать такую ​​реакцию.

Узнайте, как архитектурно отличительные решения могут привнести красоту через функциональность в ваш следующий проект, свяжитесь с нами в любое время, чтобы начать обсуждение!

МОДЕРНИЗМ

Архитектурный принцип, согласно которому форма здания должна определяться функцией, которую оно предназначено для выполнения; схематический и технологический аспект архитектурного модернизма (рационализма), более широкая теоретическая позиция которого включает также философские, политические, социальные, экономические, стилистические и символические вопросы.Функционализм в архитектуре остается отчасти сущностью современного, в отличие от традиционного. Следовательно, вряд ли существует архитектурный принцип, который с большей стойкостью встречается в истории архитектуры, или принцип, который менее подходит для характеристики какого-либо хронологически ограниченного движения. Даже в пещерных жилищах палеолита и неолита форма озерных жилищ определялась функцией; в римских укреплениях и акведуках, в средневековых замках, во дворцах эпохи Возрождения и загородных домах в стиле барокко, на складах XVIII века, в жилой архитектуре XIX века и в офисных небоскребах XX века.существует тесная связь между формой и функцией. Функционализм стар, как само строительство.

Параллельно с этим теоретические основы функционализма также восходят к истокам архитектурной теории: таким образом, Витрувий настаивал на том, что форма конструкции должна определяться ее предполагаемым использованием. С тех пор постулаты функционализма появляются снова, прежде всего в рационалистических трактатах 18 века Карло Лодоли, Марка-Антуана Ложье и Франческо Милициа.В 19 веке именно Виолле-ле-Дю, Готфрид Сольвер, Анри Лабруст и Жюльен Цитадель выступали за тесную и реальную взаимосвязь между формой и функцией в архитектуре.

Луи Салливан считается основателем «современного» функционализма. В своем эссе 1896 года «Высокое офисное здание с художественной точки зрения» он сформулировал изречение «форма следует за функцией». Он опирался на мысли скульптора Горацио Гриноу, который ввел понятие диалектики между формой и функцией в таких объектах, как фрегат, в котором соображения дизайна были продиктованы воздействием экстремальных физических условий.Хотя Салливан проводил параллели с «кружащимися орлами» и раскрытым цветком яблони, его выражение вскоре стало ограничиваться смыслом едва ли не более чем «голая функциональность» с точки зрения функционализма.

Таким образом ограниченная концепция функционализма должна была использоваться в качестве лозунга для самых различных направлений в авангардной архитектуре в течение первой половины X века: от романтической органической архитектуры Райта до классицистского рационализма Мис ван дер Роэ. , от яркого экспрессионизма Мендельсона до сурового монументализма Терраньи, от независимой формальной игры найма до сильной геометрии Ле Корбюзье.Трудно представить себе более резкие контрасты, и один только ожесточенный спор между Найрингом и Ле Корбюзье показывает несостоятельность такой обобщающей классификации.

Дело еще больше усложняется тем фактом, что в архитектурных дискуссиях 1920-х годов рационализм и функционализм сильно оспаривались как по значению, так и по отношению. Однако после того, как Ле Корбюзье убедил Альберто Сарториса изменить название книги, которую он первоначально планировал в 1932 году, называть Architettura razionale , она была опубликована как Gli Elementi dell'architettura funzionale , таким образом, концепция функционализма вошел в обиход как синоним или даже замену рационализма.Следовательно, его смысл был ограничен, и, таким образом, он присоединился к тому самому архитектурному движению, которое было наименее функционалистским. Если этот термин все еще может быть справедливо использован для описания «органических» домов путем найма, которые пытались приписать каждой функции свой специально сформированный угол, он вряд ли также уместен по отношению к зданию Гропиуса или Мис ван дер Роэ. Действительно, функциональность - практически последний фактор, который определил в высшей степени символическую форму фабрики Fagus или павильона Барселоны.Их значение гораздо сложнее, и в первую очередь нужно принести в жертву именно ту полезность, на которой была основана их репутация. Что касается недопустимого смешения рационализма и функционализма, не следует забывать слова Ле Корбюзье, великого апологета инженеров и поклонника Блериотов, Аквитании и Бугатти: «Архитектура - это мастерская, правильная и великолепная игра. масс собраны вместе в свете. . . кубы, конусы, сферы, цилиндры или пирамиды - великие первичные формы, которые свет раскрывает с пользой... [они] прекрасные формы, самые прекрасные формы ».

Внутри «пражского функционализма» - Центр архитектуры

Зденек Лукеш, куратор выставки «Пражский функционализм: традиции и современные отголоски», начал свою экскурсию по выставке 2.13.15 с обсуждения Дома Тугенхадта, известного прототипа модернизма в современной Чешской Республике. Дом Тугенхадта, спроектированный Мисом ван дер Роэ в 1932 году, когда он был директором Баухауса, стал примером перекрестного опыления философии авангардного дизайна по всей Европе, которая поддержала движение функционалистов в Праге.

Однако, в отличие от громкого дома Миса, Лукеш отметил, что это была группа студентов Пражского технического университета, которые были первопроходцами в привнесении авангардной архитектуры в город. Основание независимой Чехословакии в 1918 году подготовило почву для более политического уклона в архитектуре, и студенты Технического университета черпали вдохновение для нового типа архитектуры в нескольких авангардных движениях в области искусства и архитектуры - Vers une Architecture Ле Корбюзье, Русский конструктивизм, Баухауз и голландский Де Стейл.Хотя сами университеты были склонны к консерватизму, а неоклассицизм все еще был доминирующим архитектурным стилем в Праге в то время, студенты начали проводить подпольные выставки своих современных работ.

Помимо университетов, Прага также становилась важным центром современного искусства в Центральной Европе. Лукеш нарисовал образ типичной интеллектуальной гавани, где художники, писатели, архитекторы и теоретики собирались в кафе и делились идеями о том, что приведет к бурному развитию авангардного движения.Группа художников, известных как Devětsil, возникла из этой интеллектуальной сцены. Среди этой группы был известный чешский архитектор и теоретик Карел Тейге. Лукеш подробно рассказал о вкладе Тейге в движение чешских функционалистов. Под влиянием французских ситуационистов, Ле Корбюзье и Баухауса, Тейдж был сторонником строительства социального жилья для улучшения жизни современных городских жителей. Лукеш обсудил городской закон, принятый в 1920-х годах, согласно которому в каждом районе Праги необходимо строить социальное жилье.В соответствии с этим новым законом, Тейге и его современники отстаивали архитектурный стиль, который подчеркивал небольшие и эффективные домашние пространства с большим количеством света, размещенные в простых бетонных формах.

Лукеш подчеркнул, что функционалистская архитектура не только в жилищном строительстве для масс. Он обсудил множество типологий зданий, использующих принципы функционализма - на прекрасных примерах в школах, музеях, офисных зданиях и молитвенных домах. Лукеш также подчеркнул стильный характер функционализма в Праге в то время - для семей высшего класса было популярно сдавать в эксплуатацию частные дома.Самая известная из них - вилла Мюллер, спроектированная Адольфом Лоосом, очень влиятельным модернистским архитектором и теоретиком. Стоя перед макетом дома, Лукеш объяснил комплекс Raumplan , или план пространства, который Лоос задумал для семейного дома. Дом состоит из 11 различных уровней, соединенных между собой, с комнатами, размер которых пропорционален тому, насколько важными считались их функции. Дом был спроектирован «изнутри и снаружи», - пояснил Лукеш. Простой кубический внешний вид окутывает замысловатый план интерьера.

Не только комплекс в своем интерьере, Лукеш продолжил обсуждение беспокойного политического настольного тенниса, которому подверглась вилла Мюллер. Он оставался частным домом до коммунистического путча в Чехословакии в 1948 году. Когда Чехословакия находилась под коммунистическим режимом, дом Мюллера был перепрофилирован в официальное марксистско-ленинское учреждение - и даже использовался в качестве тренировочного полигона для ливийских революционеров. После Бархатной революции 1989 года дом был возвращен первоначальным владельцам, а затем продан богатому финансисту, который пригрозил полностью перестроить его без учета первоначального дизайна.Местное дизайнерское сообщество высказалось против, и в конце концов дом был продан городу Праге и открыт для публики. Лукеш описал свое разочарование в течение многих лет из-за того, что архитектурная икона была закрыта для посетителей - поблизости вырисовывалась такая важная часть истории архитектуры, в то время как правительство мало заботилось о таком богатом местном культурном наследии.

Страстная дискуссия Лукеша о реинвестировании пражского модернистского наследия в отношении Дома Мюллера стала прекрасным продолжением части выставки «Современные эхо».Лукеш провел толпу по верхним галереям, олицетворяющим возрождение функционализма. Когда период советской оккупации закончился, Прага столкнулась с эпохой культурного потока, который отразился в архитектурной среде. Архитекторы, работавшие в 1990-х годах, черпали вдохновение в функциональном дизайне 1930-х годов, сочетая эту современную традицию с интересом к новым технологиям. Лукеш снова подчеркнул разнообразие типологий, которые опираются на функционализм как эстетический и теоретический принцип.Музей современного искусства, построенный в двух бывших заводских зданиях, общественный центр для сборного дома, современные офисные здания, торговые центры и новые роскошные дома - он подчеркнул, как функциональный дизайн продолжает отражаться в современной чешской культуре. Завершив тур, Лукеш закончил анекдотом о доме Миса Тугенхадта, жемчужине функционализма в Чешской Республике: богатый бизнесмен собирался построить новый дом в Праге. Совершив поездку по дому Тугенхадта, он решил воспроизвести роскошную стену из оникса, обрамляющую оригинальное здание.В этом пражском доме 21 века он построил стену из оникса даже больше, чем оригинал Миса. Наследие функционализма в буквальном смысле слова больше, чем когда-либо.

Событие : Кураторский тур: «Пражский функционализм: традиции и современные отголоски»
Расположение: Центр архитектуры, 13.02.15
Экскурсовод : Зденек Лукеш, куратор и лектор, Нью-Йоркский университет в Праге
Организовано автор : Центр архитектуры

Рождение и возрождение функционализма в Чешской Республике

Вилла Мюллер в Праге.CC by 3.0

Форма редко следует за функцией так чисто, как в функционалистской чешской архитектуре. Идеология минималистского утилитарного дизайна, которая ставит функциональность выше эстетики, стала популярной после Первой мировой войны, когда мир жаждал всего «современного». Движение захватило бывшую Чехословакию на протяжении большей части 20-го века. Его прямые линии и чистые формы олицетворяли коллективное желание страны создать инфраструктуру, которая отвечала бы тому, как ее граждане жили и перемещались по своим общинам.

Учитывая бурную историю Чешской Республики в 20 веке, привлекательность этого стиля легко определить. Прагматичный и амбициозный функционализм отражал глубокое понимание людьми своих настоящих и будущих потребностей. Построенные на долгий срок, многие из этих построек до сих пор стоят и доступны для посещения.

Движение к функционализму в 1920-х годах было прямым отказом от стилей строительства и социальных структур, которые определяли империю Королевства Богемия.Готические замки 14-го века или декоративные детали стиля модерн 19-го века больше не отражали повседневные реалии жизни в Чешской Республике. Вместо этого по мере продвижения страны к индустриальному будущему ей потребовались здания, которые отражали бы ее новые культурные приоритеты. Функционализм рос вместе с экономическими устремлениями страны. В период своего расцвета этот стиль возвышал чешскую архитектуру дома и за рубежом. Доморощенные архитекторы распространили свое влияние на Восточную и Западную Европу.

Однако большая часть этого импульса была потеряна в конце 1940-х и 1950-х годах, когда влияние Сталина распространилось по стране. Грандиозные новостройки той эпохи, такие как пражский отель International, имитировали личные предпочтения советского лидера, вместо того чтобы сосредоточиться на гражданских потребностях людей. Но с наступлением суровых реалий коммунистического правления чешская архитектура в конечном итоге потеряла большую часть своей советской сентиментальности. Почти по необходимости новые здания начали возвращаться к более простым, целенаправленным проектам, которые впервые определили функционализм.

По всей стране изобилуют архитектурные жемчужины функционализма. Вот некоторые из лучших мест, где вы можете их исследовать, в частности, в городах Брно, Прага и Злин.

Внешний вид виллы Тугендхат. Чешский туризм

Вилла Тугендхат

Самым известным функционалистическим строением Брно может быть вилла Тугендхат, внесенная в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и один из самых прекрасных образцов функционалистской архитектуры в стране. Несмотря на то, что этот стиль исчез с мировоззрения, вилла остается ключевым примером функционализма в период своего расцвета.Трехэтажный отдельно стоящий дом из железобетона на вершине холма с зимним садом, помещениями для прислуги и гостиной с ониксовыми стенами. Вилла до сих пор сохраняет футуристический вид спустя почти столетие после ее постройки. Поместье, спроектированное немецким пионером современной архитектуры Людвигом Мис ван дер Роэ и построенное в 1930 году, было открыто для публики с 2012 года. За прошедшие годы вилла использовалась в самых разных сферах - от советской конюшни до конюшни. танцевальная академия.

Синагога Агудас Ахим в Брно.VitVit

Агудас Ахим Синагога

Еще одно примечательное место в стиле функционализма в Брно - синагога середины 1930-х годов. Спроектированный известным чешским архитектором Отто Эйслером, религиозное назначение здания повлияло на его дизайн. Большое квадратное окно пропускает свет с небес в молитвенную комнату, но других заметных характеристик мало. Эйслер придерживался традиционной планировки синагоги с помостом посередине и ковчегом Торы в восточной стене.Во время Второй мировой войны синагога выполняла совершенно отдельную «функцию» по необходимости: как склад. После войны его повторно освятили. Еще в 2016 году он был отремонтирован, чтобы восстановить его первоначальный вид.

Гостиница Авион

Спроектированный известным архитектором Богуславом Фуксом (также известным своей работой над красочным Cafe Era), стройный отель Avion имеет фасад чуть менее 23 футов в ширину, что делает его одним из самых узких отелей в Европе. Работая на очень узком участке земли, архитектор создал беспрецедентное по дизайну здание.Приняв концепцию непрерывного пространства, он создал отель с номерами, которые переходят одна в другую, сосредоточенными вокруг центральной винтовой лестницы.

Уникальные палитры виллы Müller. Eigenes Werk

Вилла Мюллер

Вилла Мюллер в Праге делит год рождения и многие эстетические особенности с виллой Тугендхат в Брно. Белое здание с выступающими желтыми окнами, эта вилла также сделана из железобетона и создавалась без чертежа.«Я не рисую планы, фасады или разрезы», - сказал Адольф Лоос, архитектор дома, - «Я проектирую пространства». Дом - как пространственно, так и концептуально - предлагает своим обитателям ключевой аспект функционализма: непрерывные пространства, которые, по словам Лооса, «связаны друг с другом». Сегодня в старинных стенах виллы находится галерея.

Взгляд изнутри на Злинский дом № 21. ЯкубD

Корпус № 21

Злин - город, построенный практически по принципам функционализма, предлагающий уникальный взгляд на движение.Город, где зародилась всемирная обувная компания Baťa, рос вместе с компанией в годы, предшествовавшие Первой мировой войне, и во время нее. Промышленное прошлое города отражено в бесчисленных зданиях города, построенных в стиле, отражающем фабрики Бати. Но венец функционализма города, бесспорно, 16-этажный небоскреб здание № 21, построенный для размещения процветающего бизнеса штаба-квартиры компании в 1938 году Ее лифт лихо содержит отдельный кабинет, поэтому менеджер завода мог легко посетить все этажи, сохраняя при этом с Работа.

Церковь Святого Вацлава (Сазовице)

Постсталинский функционализм стал доминирующим стилем строительства в Чешской Республике и продолжает оказывать влияние на современную архитектуру страны. После бархатной революции дизайнеры позволили себе смешать его разумную эстетику с влиянием других течений и эпох из прошлого страны.

Пример этого можно увидеть в недавно построенной церкви Святого Вацлава в Сазовице, деревне в Злинском районе.В то время как архитекторы Atelier Štěpán ссылаются на собор Святого Вита в Праге как на источник вдохновения, цилиндрическая форма здания, использование цемента в качестве основного строительного материала и призматические окна отдают дань уважения утилитарным идеалам функционализма. Идея строительства церкви возникла в межвоенный период, но только в 2011 году город, наконец, возродил эту идею и начал строить планы. В исполнении цилиндрическая церковь служит центром города и удачной метафорой чешской архитектуры 20 века.Задуманный во время расцвета функционализма и построенный после его постепенного упадка, он рассказывает историю рождения, смерти и возрождения чешского функционализма.

.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *