Архитектор красного дома в англии – Научно-исследовательская работа «Отличительные особенности домов в Великобритании»

Красный дом (Лондон) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Красный дом.

Красный дом (англ. Red House) — важное для движения искусств и ремёсел здание, построенное в Англии, в деревне Аптон графства Кент (сейчас это Бекслихите[en], город на юго-востоке Большого Лондона). Дом был спроектирован в 1859 году архитектором Филиппом Уэббом и художником-прерафаэлитом Уильямом Моррисом в качестве семейного особняка для последнего. Строительство было окончено в 1860 году.

Окончив Оксфордский университет, Моррис задался целью построить для себя и своей новоиспечённой жены Джейн Бёрден загородный дом в небольшом отдалении от центра Лондона. На деньги, унаследованные от своей состоятельной семьи, он приобрёл в сельской местности участок земли и нанял своего друга Уэбба для помощи в проектировании и создании дизайна. В дизайне здания нашли отражение сильно повлиявшие на Морриса стили, вдохновлённые культурой средневековья — медиевализм[en] и неоготика. Особняк в одинаковой степени воплотил в себе и идеалы Морриса, и его навыки художника, став одним из ранних архитектурных объектов, созданных в рамках движения «Искусств и ремёсел».

Среди друзей Морриса навещавших его в Красном доме такие художники-прерафаэлиты, как Эдвард Бёрн-Джонс и Данте Габриэль Россетти, оба из которых помогали ему в оформлении интерьера; сохранились различные настенные росписы Бёрна-Джонса. Пребывая в Ред-Хаусе, Моррис создаёт свою дизайнерскую компанию «Morris & Co.[en]», начинает изготавливать свои первые обои. Тут же рождаются его дочери Дженни и Мэй. Через пять лет после постройки дома Моррис с семьёй переезжает в квартиру в Блумсбери и продаёт недвижимость. Изначально планировалось жить в особняке всю жизнь, но впоследствии стало ясно, что для этого требуются слишком большие денежные траты, а сам Красный дом не подходит для образа жизни Морриса.

  • Колодец на территории особняка

  • Часть окна напротив колодца

  • Задняя сторона здания

  • Вид на прихожую с лестницы

Красный дом и старый английский стиль • Arzamas

Автор Артем Дежурко

1 / 4

Красный дом в Бекслихите, Англия. Архитектор Филип Уэбб. Время постройки 1859–1860 годы© David Kemp / CC BY-SA 2.0

2 / 4

Интерьер Красного дома в Бекслихите, Англия. Архитектор Филип Уэбб. Время постройки 1859–1860 годы© Ethan Doyle White / CC BY-SA 3.0

3 / 4

Интерьер Красного дома в Бекслихите, Англия. Архитектор Филип Уэбб. Время постройки 1859–1860 годы© Tony Hisgett / CC BY 2.0

4 / 4

Интерьер Красного дома в Бекслихите, Англия. Архитектор Филип Уэбб. Время постройки 1859–1860 годы© Tony Hisgett / CC BY 2.0

Уильям Моррис — знаменитый английский дизайнер XIX века. C него, — точ­нее, с его фирмы Morris & Co., производившей ткани для интерьера, а также обои, витражи и мебель, — принято начинать историю современного дизайна. При этом предметы Morris & Co. имеют подчеркнуто «несовременный» облик и стилизованы под Средние века.

Морриса и его друзей — художников, сотрудничавших с его фирмой, — назы­вают обычно прерафаэлитами  Прерафаэлиты

 — направление в английской поэзии и живописи во второй половине XIX века. В 1848 году художники Данте Габриэль Россетти, Джон Эверетт Милле и Уильям Xол­ман Хант основали «Братство прерафаэли­тов». Целью членов общества была борьба с условностями Викторианской эпохи, академическими традициями и бес­смыслен­ным подражанием классическим образцам., хотя это не совсем точно: «Братство прера­фаэлитов» распалось прежде, чем Моррис основал свою фирму, и не все ее со­трудники в прошлом входили в «Братство». Тем не менее эстетические пред­почтения у первого прерафаэлитского кружка и у художников круга Морриса были общие: они были влюблены в искусство позднего Средневековья. Пред­меты Morris & Co. — вольная стилизация мотивов и орнаментов XV века. 

Красный дом Уильяма Морриса — дебют архитектора Филипа Уэбба и первая постройка старого английского стиля  Новый, хоть и называющийся старым, стиль его создатели противопоставляли имитации готики, распространенной в 1840-е годы. За основу брали английские сельские кот­теджи, непрофессиональную, анонимную архитектуру, медленно менявшуюся от сто­летия к столетию. Ее не воспроизводили один в один, а слегка преувеличивали харак­терные черты: высоко вытягивали каминные трубы, почти до земли опускали скаты крыш — и дома приобретали слегка сказочный вид.. Чтобы обставить дом по своему вкусу, Моррис собрал вокруг себя художников-единомышленников и нашел ремес­ленников, знатоков старых производственных техник. Так и появилась его фир­ма Morris & Co., и дом стал для нее испытательным полигоном. За те несколько лет, в течение которых в Красном доме жили Моррисы, там все время шел ре­монт: стены слой за слоем покрывали яркими росписями на средневековые сюжеты, бесконечно менялась мебель. Но современный инте­рьер дома обман­чив: когда из-за временных трудностей Моррис продал дом, обстановка и от­делка были почти полностью утрачены.

Партнер рубрики

Vander Park

Восемь высотных зданий, объединенных в Vander Park на Рублевском шоссе, — проект голландского бюро de Architekten Cie. В архитектуре присутствует явный игровой элемент: каждая башня Vander Park выглядит как неровно поставленные друг на друга блоки разного цвета. Благодаря этому смещению на разных этажах появляются террасы — довольно редкий для Москвы ход. Проект выиграл Urban Awards 2017 в номинации «Лучший строящийся жилой комплекс бизнес-класса».

Подробнее

"Красный Дом" Уильяма Морриса | Культурный обозреватель

Красный Дом Уильяма МоррисаCтаринное графство Кент в Уэссексе (центральная часть Англии) богато памятниками истории. Здесь немало мест, притягивающих внимание туристов. Но "Красный дом" Уильяма Морриса – настоящая Мекка для путешествующих эстетов. Он, как ни одно другое здание Англии, воплотил в себе духовные и художественные искания "Братства прерафаэлитов" – объединения мастеров кисти, стоявшего у истоков модерна.

Когда Моррис скончался, лечащего врача спросили о причине смерти. "Не может один человек делать работу десяти" – отвечал тот. Моррис всю жизнь работал в самых разнообразных областях. Сейчас трудно представить себе книгу по истории английской общественной мысли, литературы, живописи, архитектуры, прикладного искусства и книгоиздательского дела, не упоминавшую бы имени Морриса. Разносторонностью своих интересов он напоминал людей Возрождения.

Дворянин по происхождению, Моррис любил ручной труд и рассматривал его как высшую степень наслаждения для творческого человека. Он не делал различия между умственной и физической работой, ткал ковры, резал по дереву, сам составлял краски, конструировал мебель, во все вкладывая массу изобретательности и вкуса. От произведений его рук исходят необыкновенное тепло и энергия. Райские птицы, тропические фрукты, экзотические деревья и цветы - в рисунках на ткани мастер воплощал образы идеального города-сада. Именно такая обивка с крупными сочными лимонами украшала любимое кресло Уинстона Черчилля. Премьер-министр не расставался с шедевром Морриса даже во время поездок за океан и считал его своим талисманом.

"Мне не хотелось бы покидать этот мир, – сказал Моррис незадолго до смерти. – Он ведь удивительно радушно меня встретил". Это было правдой. Уильям родился в 1834 г. в семье преуспевающего коммерсанта. Он очень рано научился читать и без труда занимался в школе, а на досуге "проглатывал" романы Вальтера Скотта или разъезжал в игрушечных латах по лесу, примыкавшему к дому, на подаренном родителями пони. Впоследствии Моррис стал крупнейшим в Англии экспертом по средневековым рукописям и большим знатоком искусства той эпохи.

В 19 лет Уильям поступил в университет и с головой окунулся в бурную атмосферу научных, художественных и общественных споров. Только что отгремели волнения чартистов. Сытый, самодовольный, спокойный мир викторианской Англии казался незыблемым. Этот ханжеский, пуританский, чопорный период торжества буржуазности без симпатии вспоминали многие люди искусства. "Буржуа, кругом одни буржуа со своим славословием прибыли, со своей верой в собствешгую непогрешимость, со своими вкусами в литературе, искусстве, архитектуре..." – позднее напишет Моррис.

Молодой Уильям считал себя обязанным бороться против проявлений буржуазности. Он задыхался в царстве безвкусицы. Ему претили разговоры о пользе и выгоде. На первых порах студента привлекло так называемое оксфордское движение, инициатором которого еще в 30-х гг. XIX в. был богослов Джон Генри Ньюмен. Красота и духовность католических обрядов казались сторонникам этого течения способом освободиться от принципа эгоистического интереса, господствовавшего в буржуазном обществе. Одно время Моррис даже собирался пожертвовать все свои деньги на основание монастыря. Однако увлечение англокатолицизмом вскоре прошло. Он все больше чувствовал себе человеком искусства.

Университетский друг Морриса Эдуард Берн-Джонс уже решил стать художником. А сам Уильям открыл в себе поэтический талант и увлекся историей архитектуры. Они с Берн-Джонсом мечтали теперь основать некое братство на средневековый манер и начать "крестовый поход" против общества. Этот "крестовый поход" мыслился юношам как борьба за чистоту религии и искусства. Одновременно Моррис увлекся "феодальным социализмом" Томаса Карлейля – популярного в те годы историка и публициста, умно и зло критиковавшего систему понятий английского буржуа и призывавшего вернуться к средневековой организации общества.

Панацеей от всех бед Моррису казалось искусство, способное обратить мысли человека к добуржуазному прошлому. Медиевизм – возвращение к Средневековью – имел в Англии XIX столетия много сторонников. Ему отдал дань и молодой Дизраэли, впоследствии премьерминистр Англии. Медиевизм положил в основу своих теорий и крупнейший искусствовед той поры Джон Рескин, который помог формированию эстетических идеалов Морриса. Надежды аристократов вернуть себе утерянное после промышленного переворота положение и антибуржуазность демократической интеллигенции нередко вливались в те годы в единое русло медиевизма.

Моррису не стоило труда найти кружок единомышленников, напоминавший братство защитников красоты и духовности. Подобный кружок существовал уже с 1848 г. и назывался "Братство прерафаэлитов". Это было объединение молодых художников, положившее начало многим модернистским течениям в Европе. Вокруг творчества его членов не затихали страсти. Рескин горячо поддерживал прерафаэлитов, академисты же не прекращали своих нападок. Моррис тоже решил выступить в защиту прерафаэлизма и с этой целью некоторое время издавал за свои счет небольшой "Оксфордский и кембриджский журнал". Потом он и сам вступил в братство.

Молодые художники-прерафаэлиты были немного мистики, немного богема. В свое время большинство членов кружка увлекались теми или иными радикальными течениями, однако довольно скоро от них отошли и посвятили себя созданию неакадемического, т. е. "небуржуазного", искусства и выработке собственного идеала красоты, перекликающегося со Средневековьем. Моррис поступил в своеобразное послушничество к главе этого кружка - художнику и поэту Данте Габриэлю Россетти. Он мечтал рисовать, как Россетти, жить, как Россетти.

Увлечение Морриса эстетическими принципами Россетти простерлось до того, что в 1859 г. он женился на его натурщице Джейн Барден, в которой, по общему мнению членов кружка, воплотился прерафаэлитский идеал красоты.

Вернувшись из свадебного путешествия, Моррис со своим другом архитектором Филиппом Спикменом Уэббом построил себе в городке Элтоне в графстве Кент дом, которому дал название "Ред-Хаус" из-за цвета необлицованных кирпичных стен и черепицы. Не только цвет дома, но и сама манера постройки несла в себе протест против общепринятого в те годы мнения, будто стены должны быть обязательно оштукатурены, а крыша покрыта шифером.

Есть постройки, знаменитые благодаря уникальным архитектурным решениям. Славу другим принесли имена великих зодчих. "Красный дом" - слепок с уникальной личности своего хозяина: художника, поэта, социалиста и общественного деятеля Уильяма Морриса, чьей необычайной творческой энергии хватило бы на дюжину живописцев и ремесленников.

В течение пяти лет хозяин с друзьями оформляли интерьеры дома. Мебель, ковры, занавеси, витражи, покрывала для кроватей... Россетти написал для кабинета Морриса триптих на темы стихотворений Данте Алигьери. Новый подход к дому и его обстановке вызвал огромный интерес сначала в мире искусства, а затем и у состоятельных обывателей. Именно в «Ред-Хаусе» Моррис организовал мастерскую по изготовлению предметов декоративно-прикладного искусства. Это объединение называлось "Арт энд крафт" – "Искусство и ремесло".

Моррис и Уэбб создают "новое" из хорошо забытого старого – средневековый английский дом-крепость вместо аккуратного викторианского коттеджа на лужайке. Все в нем – от дверей до посуды - сделано руками хозяина и его друзей-единомышленников. Г-образный в плане дом был исключительно удобен для жизни, функционален, как сейчас принято говорить. В зависимости от назначения комнат окна имели разную форму: длинные прямоугольные, небольшие квадратные и даже круглые. В некоторые из них были вставлены витражи. Плющ увивал стены и взбирался до конька крыши. Шпиль с флюгером венчал выступавшую из общего объема квадратную башенку с шатровой кровлей. Во дворе располагался деревенский колодец.

В 1865 г. он в содружестве с другими прерафаэлитами открыл фирму "Моррис и К." по производству мебели и предметов внутреннего убранства домов, которая была призвана изменить вкусы публики. Первые два года фирма почти не имела клиентуры, и Моррису приходилось довольствоваться украшением церквей. Однако начиная с 1867 г. мебель, обои, драпировки, гобелены и другие предметы, выпускаемые фирмой, начали пользоваться большим спросом. Стиль Морриса вошел в моду. Борьба за "небуржуазное" искусство принесла неожиданные плоды. Буржуа с восторгом раскупали изделия фирмы, оставаясь, разумеется, такими же буржуа. Но людям не слишком состоятельным эти предметы были не по карману.

Конструируя мебель, Моррис ориентировался на простые формы. Достаточно взглянуть на дубовый стол из "Красного дома". Его дизайн приписывают Филиппу Уэббу и Георгу Джеку и датируют 1880-1890 гг. Очень интересен также черный стул с плетеным сидением, который предназначался для людей с самым скромным достатком. В формах этого стула прослеживается влияние дизайна деревенской мебели XVIII в. Именно в деревенском интерьере, в жилищах рабочих и ремесленников искал Моррис вдохновлявшие его мотивы дизайна, лишенные вычурности, зато обладавшие четкостью форм. Кресло-качалка из "Красного дома" - типичный образец мебели так называемых квакеров – секты протестантов, эмигрировавших из Англии в США в 1774 г.

Казалось бы, став удачливым бизнесменом, Моррис должен был забросить социалистические увлечения. Однако произошло обратное. Сколько людей искусства, начав с бунта против буржуазности, добиваются признания и расстаются с идеалами юности. Моррис воспринял успех своей фирмы едва ли не как личное поражение. Он все более тяготел к идеям об изменении самой общественной системы. В 70-х гг. XIX в. Англию один за другим сотрясают экономические кризисы. В эти годы Моррис знакомится с "Капиталом" Маркса и восторженно принимает книгу, хотя не может одолеть экономической части. Когда в самом начале 1883 г. была создана Социал-демократическая федерация, художник сразу же стал ее членом. Впрочем, призывы к немедленной революции он считал безответственными. Будучи человеком действия, Моррис разрывается между бурлящим Лондоном и "Красным домом" в Кенте.

Морриса и "Арт энд крафт" причисляют к предшественникам модерна и даже конструктивизма. Стиль Морриса, пришедший на смену блеску Викторианской эпохи, проповедовал единение творческой интеллигенции и трудящихся масс, отказ от использования колониального сырья и возврат к собственным, традиционным источникам вдохновения. Естественные цвета, неяркая природная колористика, истинно английская сдержанность и вкус - вот что отличает творения Морриса. Он сам за ткацким станком воплощал свои дизайнерские решения. Моррис стремился следовать принципу равнозначности рисунка и фона, который перешел впоследствии в орнамент модерна. "Не имейте в своем доме ничего, что бы вам не пригодилось или не казалось красивым" – таков был девиз художника. Посетители толпой повалили в "Красный дом". Бывал здесь и Чарлз Диккенс, с которым подружился хозяин. Моррис выходил к заказчикам в грязном фартуке, с испачканными краской руками. Он выглядел необычайно колоритно - невысокий, очень сильный и широкоплечий, небритый, с распущенными длинными волосами.

Спрос па продукцию мастерской Морриса подталкивает художника к открытию фабрики. Она просуществовала до конца Первой мировой войны, пережив хозяина, умершего в 1896 г. Жесткая послевоенная конкуренция привела к тому, что производство было поглощено крупнейшей компанией Великобритании "Сандерсон и сыновья". Правда, к этому времени изделия в стиле Моррисона уже завоевали славу, и производство в традициях "Арт энд крафт" было сохранено.

Красный дом Уильяма Морриса | Журнал Ярмарки Мастеров

Многие люди, увлеченные Викторианской эпохой и искусством Прерафаэлитов, знакомы с творчеством Уильяма Морриса (William Morris). Знакомы с его работами и те, кто интересуется историей дизайна и необычными проектами домов.

Дом, о котором мы расскажем вам, очень необычный и заслуживает внимания. Моррис был поглощен строительством этого дома в начале 1860-х годов, равно как и созданием крупной мастерской по производству предметов интерьера и декора. В этот период он перестает писать картины (да и опыт этот был не очень удачным) и воплощает свои идеи совмещения быта и творчества в Красном доме. Дом был построен при участии Морриса, однако, проектировал его Филипп Спикмен Уэбб. Название дом получил от необычного вида — в то время подобные дома было принято штукатурить. Над оформлением работали Росетти, Бёрн-Джонс, Элизабет Сиддал, Уильям Моррис и его жена. Рассказывать об отношениях между этими людьми сложно, да и не совсем это относится к теме публикации, поэтому расскажем только о самом доме и интересных подробностях его внешнего вида и декора.

Итак, в самом сердце Англии, в графстве Кент в Уэссексе стоит замечательный дом. Сейчас он уже не кажется нам таким необычным, как казался очевидцам строительства. Это связано с тем, что традиционным жилищем в ту пору было здание в классическом стиле, с колоннами или из натурального обработанного камня естественных цветов. Красная кирпичная постройка необычной формы вызвала среди обывателей удивление, интерес и в некоторых случаях даже неприятие.

Дом этот интересен еще и тем, что он практически полностью отражает характер и интересы владельца. Согласитесь, даже в начале ХХ столетия не все заказчики строительства могли похвастаться тем, что дом отражает их характер и взгляды. В лучшем случае он просто был необычным или отражал интересы архитектора, которые не противоречили вкусам будущего хозяина дома. В наши дни вообще мало кто может сказать, что его дом — это то, что он сам придумал, извлек из своих мечтаний и воплотил в жизнь.

Для тех, кто не очень знаком со взглядами Морриса, упомянем, что этот человек был увлечен идеалами средневековья, старался внести в жизнь свою и жизнь окружающих красивые и удобные вещи ручной работы, делал их и сам. Очень активно поддерживал художников и ремесленников. Это то, что мы с вами так любим! Дворянин по происхождению, Моррис любил ручной труд и рассматривал его как высшую степень наслаждения для творческого человека. Он не делал различия между умственной и физической работой, ткал ковры, резал по дереву, сам составлял краски, конструировал мебель, во все вкладывая массу изобретательности и вкуса. От произведений его рук исходят необыкновенное тепло и энергия. Райские птицы, тропические фрукты, экзотические деревья и цветы — в рисунках на ткани мастер воплощал образы идеального города-сада. Таким образом, дом оказался продуманным не только с архитектурной точки зрения, но и с точки зрения дизайна, декора и обустройства в целом. Сад так же сделан в одном стиле с домом.

Настало время показать, о чем идет речь. Моррис и Уэбб создают «новое» из хорошо забытого старого – средневековый английский дом-крепость вместо аккуратного викторианского коттеджа на лужайке. Все в нем — от дверей до посуды — сделано руками хозяина и его друзей-единомышленников. Дом в плане Г-образный, очень удобный и функциональный. В зависимости от назначения комнат, окна имели разную форму: длинные прямоугольные, небольшие квадратные и даже круглые. В некоторые из них были вставлены витражи. Плющ увивал стены и взбирался до конька крыши. Шпиль с флюгером венчал выступавшую из общего объема квадратную башенку с шатровой кровлей. Во дворе располагался деревенский колодец.

Можете взглянуть на основные фасады дома. Здание проектировалось как полезное и удобное, поэтому парадного крыльца вы у него не увидите. Дом можно рассматривать со всех сторон — каждая интересна по-своему!

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 1

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 2

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 3

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 4

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 5

Для тех, кто особенно интересуется чертежами дома, предлагаем обратиться у сохранившимся оригиналам. Теперь они находятся в музее Виктории и Альберта:

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 6

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 7

Дом некоторое время принадлежал частным владельцам, пока не был выкуплен Национальным Трастом. Поэтому часть интерьеров притерпели изменения, а часть осталась в нетронутом виде. Самое время погулять по дому и посмотреть на элементы декора. Многие детали напоминают о Средневековье — например, стрельчатая арка входа.
Сразу же за ней находится скамья, украшенная плиткой ручной работы с девизом Морриса («Если я могу»):

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 8

Поскольку Моррис жил в доме всего пять лет, то до наших дней от убранства его дома сохранилось немногое. Например, сохранилась входная и межкомнатные двери. А вот многочисленные фрески давно сменились белой краской и штукатуркой:

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 9

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 10

Сейчас в доме экспонируются образцы его работ — текстиля и обоев. Их вы можете увидеть слева на предыдущем фото.
Окна в доме тоже сохранились с моррисовских времен. Витражи выполнены по индивидуальным эскизам:

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 11

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 12

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 13

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 14

Большинство интерьеров также выполнены по эскизам Морриса и его друзей. На фото интерьеры Красного дома и мебель, выполненная для него и по мотивам.
Вот, например, гостиная. Она когда-то была украшена фресками, а в ХХ веке её выкрасили в белый цвет. Хотя под многими панелями сохранились росписи, которые открываются реставраторами вновь.

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 15

Так выглядит столовая. Единственный предмет первоначального убранства — буфет.

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 16

На втором этаже располагались спальни и мастерская хозяна дома. От её убранства ничего не сохранилось кроме стен и окон, увы.

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 17

Из особо интересного — хозяйская спальня. Сейчас, пожалуй, такие кровати выглядят несколько необычно.

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 18

Еще пара фото про потолки — возможно, кого-нибудь они заинтересуют. Уж больно необычные! Они были восстановлены не так давно.

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 19

Красный дом Уильяма Морриса, фото № 20

Хочется заметить, что теперь истинно английским домом часто считается как раз такой дом, какой создал для себя Моррис. Именно поэтому он не кажется нам особенно необычным и непривычным. Безусловно, вряд ли мы будем строить для себя что-то подобное, но полюбоваться на красоту и взять за основу своего гнезда идею о том, что дом должен быть «с твоим характером», можно, а иногда даже нужно.

Спасибо, что заглянули поглядеть на красоту!

Фото cicerone2007 и из интернета.

Войдем в Красный дом - История красоты — LiveJournal

Красный дом строил в 1859-1860 гг. для Уильяма Морриса и его семьи Филипп Уэбб. Планировка определялась соображениями удобства обитателей дома. Красивое рождалось как полезное. Поэтому у дома нет главного парадного фасада, как это было принято в архитектуре середины XIX века. Домом можно любоваться со всех сторон, поскольку асимметричная планировка делает важным и интересным все. Это – двор с колодцем:

Красный дом

Окна разной формы. Кровля подчеркивает самостоятельность объемов, из которых словно составлен дом. Горделивый флюгер с монограммой Морриса взмывает к небу:

Красный дом

Вот и сам колодец, из которого брали воду для хозяйственных нужд:

Красный дом

В Музее Виктории и Альберта хранится чертеж колодца Ф.Уэбба :

Красный дом. Филипп Уэбб
http://media.vam.ac.uk/media/thira/collection_images/2006BF/2006BF6537_jpg_l.jpg

Дом из красного кирпича Моррис строил на пути паломников из Лондона в Кентербери, среди обычного английского ландшафта, который он когда-то охарактеризовал следующим образом: «Нет неограниченных пространств, предполагающих огромные размеры… нет поражающих однообразием просторов, нет безлюдных лесов, нет неприступных гор, куда не ступала нога человека; все в меру, всего понемногу, одно с легкостью сменяется другим; маленькие речки, небольшие равнины, плоские холмы, невысокие горы…не тюрьма и не дворец, но скромный благопристойный дом» /Цитата из кн.: Н.Певзнер. Английское в английском искусстве. Санкт-Петербург. 2004, с. 92/
Структура дома, его элементы отсылают нас к готике. Это не случайно. Моррис, Берн-Джонс, Уэбб были увлечены Средними веками. Вход в дом со двора именовался «Отдых пилигримов»:

Красный дом

За стрельчатой аркой мы видим скамью, украшенную плиткой. Среди стилизованных белых роз встречаются плитки с девизом Морриса: «Si Je Puis" (Если я могу).

Красный дом

Наконец мы внутри дома. Моррис с семьей жил здесь всего пять лет. Потом дом был продан, и из первоначального его убранства сохранилось очень мало. Например, белых стен в XIX веке не было. Стены украшались фреской или обивкой из ткани. В коридоре, куда мы попали, к моррисовским временам относятся лишь дверь и окна. У двери экспонируются листы знаменитых обоев дизайнера, которые создавались в Красном доме:

Красный дом

Это – трогательные «Маргаритки»:

Красный дом

Не могу не показать другой вариант этих обоев. Уж очень хороши!

Красный дом
http://www.flickr.com/photos/dis-order-ed/4483395671/sizes/l/in/photostream/

Тем же 1864 годом датируется «Трельяж»:

Красный дом

Вот и его вариант:

Красный дом
http://3.bp.blogspot.com/_a1H7iZJ3LNc/SNYG1C-aHcI/AAAAAAAAAxM/t0uhLtWHQfs/s1600/william%2Bmorris-morris%26co-1864-trellis%2B5.jpg

«Уильяму Моррису суждено было стать лучшим европейским дизайнером XIX века (то есть дизайнером тканей, обоев и т.п.) именно потому, что он был англичанином и с детства глубоко понимал и высоко ценил английские традиции дизайна. Рисунки Морриса повторяют природные растительные узоры. Он так же пристально и сосредоточенно изучал деревья и цветы, как любой английский пейзажист. Но его дар заключался в умении претворить увиденное в безукоризненный орнамент на ткани или бумаге» /Н.Певзнер. Английское в английском искусстве. Санкт-Петербург. 2004, с. 125/

Стена против окон драпируется тканью, созданной по рисунку Морриса:

Красный дом

Правда, этот рисунок для ткани создавался много позже, в 1885 году:

Красный дом
http://www.artic.edu/aic/collections/artwork/47661?search_id=2

А вот как выглядят окна в этом коридоре:

Красный дом

Витражи выполнялись по рисункам Берн-Джонса:

Красный дом

Создателем очаровательных птиц и цветочков был Уэбб:

Красный дом

Красный дом

Посмотрим на план Красного дома. Слева – план первого этажа. Мы подошли к холлу, где соединяются три коридора:

Красный дом. Филипп Уэбб
http://media.vam.ac.uk/media/thira/collection_images/2006BF/2006BF6540_jpg_l.jpg

Декоративные элементы входной двери повторяют моррисовские, лишь витражи относятся к более позднему времени:

Красный дом

На стены второго коридора сейчас наклеены обои, выполненные по рисункам Морриса:

Красный дом

Этот шкаф со скамейкой создан по рисунку Уэбба специально для Красного дома. Росписи с Ланчелотом, Тристаном и прекрасной Изольдой в саду основательно стерлись. Шишки на скамейке призваны напоминать посетителям, что садиться не стоит. В Красном доме, как и в других объектах Национального траста, ограждений нет, есть тактичные предостережения:

Красный дом

Завершая сегодняшний рассказ, хочу показать рисунок Данте Габриэле Россетти.
Таким был Уильям Моррис, хозяин Красного дома, в 1861 году:

Россетти. Портрет Морриса
http://morrisedition.lib.uiowa.edu/images/morris1861.jpg

Красный дом. Цветы и женщины: http://cicerone2007.livejournal.com/66876.html

Моррис, Уильям — Википедия

Уильям Моррис (англ. William Morris; 24 марта 1834, Уолтемстоу — 3 октября 1896) — английский поэт, прозаик, художник, издатель, социалист. Крупнейший представитель второго поколения «прерафаэлитов», неофициальный лидер Движения искусств и ремёсел.

Родился в обеспеченной семье. Учился в Мальборском и Экзетерском колледжах (последний в составе Оксфордского университета). Там познакомился и подружился с Бёрн-Джонсом. Молодых людей объединила любовь к средневековью и интерес к движению трактарианцев. В 1855 году Моррис и Бёрн-Джонс совершили путешествие по Франции. В январе 1856 года начал работу в бюро неоготического архитектора Джорджа Эдмунда Стрита. Летом 1856 года познакомился с Россетти, которого Моррис и Бёрн-Джонс считали «главной фигурой прерафаэлитского движения». Россетти дал согласие на работу в созданном Моррисом журнале Oxford and Cambridge Magazine, продолжавшем дело журнала прерафаэлитов «Росток». Моррис публиковал в нём свои поэтические произведения и статьи по теории декоративных искусств. Сам журнал просуществовал недолго (вышло двенадцать номеров), но сотрудничество с Россетти продолжалось. Увлечение Морриса легендами о короле Артуре вдохновило его на создание одного из самых удачных литературных проектов прерафаэлитов — сборник «Защита Гвиневеры и другие стихи», вышедший в 1858 году.

В 1859 году женился на Джейн Бёрден. Моррис познакомился с Джейн в пору работы группы прерафаэлитов над фресками конференц-зала (ныне библиотека) Оксфордского союза: Россетти пригласил Джейн и её сестру Элизабет на работу в качестве моделей. Джейн происходила из простой семьи и не получила образования, однако после замужества занялась изучением языков, брала уроки музыки. Она отличалась замечательной красотой, много позировала Россетти. С 1869 года Джейн Моррис и Россетти стали близки, вероятно она была его любовницей, но мужа не оставила: супруги жили вместе до смерти Морриса.

В начале 1860-х годов Моррис был поглощён строительством и оформлением Красного дома (Red House) в Бексли-Хис для своей семьи и созданием фирмы по производству декоративных предметов. Вместе с тем он отходит от станковой живописи: последняя его картина датирована 1862 годом, а единственная законченная — «Прекрасная Изольда», написана с Джейн Бёрден в 1858 году. Красный дом стал воплощением идеи о соединении высокого искусства с повседневной жизнью. Он был построен по проекту Филиппа Спикмена Уэбба с участием самого Морриса. Своё название получил из-за нетрадиционного для того времени внешнего вида: наружные кирпичные стены дома не были оштукатурены. Над оформлением интерьеров работали Бёрн-Джонс, Россетти, Элизабет Сиддал и сам Моррис с женой.

Опыт совместной работы прерафаэлитов получил продолжение. В 1861 году Моррис создаёт фирму по производству предметов декоративно-прикладного искусства «Моррис, Маршалл, Фолкнер и Ко». Постоянными её сотрудниками были Бёрн-Джонс, Ф. М. Браун, Филипп Уэбб, Россетти. Для работы в ней привлекались также А. Хьюз и С. Соломон. Мастерские управлялись рабочими кооперативами, все работники получали щедрое вознаграждение. В 1875 году в результате конфликта со своими сотрудниками Моррис остался руководить фирмой единолично. Тем не менее «Моррис, Маршалл, Фолкнер и Ко» сохраняла позиции ведущей мануфактуры Европы в области декоративно-прикладного искусства и просуществовала до 1940 года. Вслед за Рёскиным Моррис отвергал машинное производство. Он мечтал о гармонии двух видов труда — физического и интеллектуального. Романтический критик современного общества, делавшего невозможным бескорыстное стремление к красоте, свой идеал видел в средневековье. По его мнению, только тогда ремесленник, совмещавший в одном лице технолога, конструктора и художника, поднимался до уровня творца. В мастерских Морриса всё производилось вручную.

Моррис стоял у истоков современной таписерии. В его мастерских возрождалось искусство художественного ткачества, находившееся в конце XIX века в упадке из-за повсеместного распространения механического производства. Он сам был прекрасным ткачом, но также владел и приёмами окраски пряжи — это существенно расширяло его возможности как создателя шпалеры. В семидесятые годы Моррис постоянно экспериментирует, создавая рецепты составов на основе природных материалов, вытесненных недавно изобретёнными анилиновыми красителями. Внимательный наблюдатель природы с детских лет, Моррис, умело применяя средневековое открытие: принцип непрерывного роста кривой линии, используя методы построения композиции с помощью ромбической сетки и диагональной ветви, создавал растительные орнаменты для тканей, ковров, фонов и бордюров шпалер, кажущиеся естественными, но на самом деле продуманные до мелочей. Фигуры на шпалерах мануфактуры выполнялись по картонам Бёрн-Джонса. Соавторами Морриса были также Филипп Уэбб и Джон Дирл.

Ещё будучи студентом-богословом, Моррис интересовался общественными движениями. Позднее он увлёкся критическим социализмом Карлейля, но более всего на него повлияли взгляды Рёскина. Его всегда привлекали идеи социального преобразования общества, активным же политиком Моррис стал в середине 70-х годов. В 1878 и 1881 годах в Лондоне и Бирмингеме он прочёл курс лекций «Надежды и страхи искусства» — в нём содержалась критика капиталистического общества, все устремления которого направлены лишь на извлечение возможно большей прибыли. Моррис был знаком с «Капиталом» — однако, сойдясь во взглядах с автором по поводу исторической части труда, он не принял её политэкономическую составляющую. В 1879 году он вошёл в Национальную Либеральную лигу (National Liberal League), её ряды покинул в 1881 году из-за позиции лиги по ирландскому вопросу. В январе 1883 года был зарегистрирован членом первой социалистической партии Великобритании — Социалистической Демократической федерации (Social Democratic Federation). Со свойственной ему энергией он взялся за пропаганду нового учения: читал лекции, писал, издавал и распространял брошюры, участвовал в собраниях, финансировал партийный журнал «Джастис». В конце 1884 года из-за разногласий с руководителем СДФ Г. Гайндманом Моррис покидает федерацию. В январе 1885 года Моррис, Э. Эвелинг и Э. Маркс создают Социалистическую лигу, в которую вошли представители левого крыла СДФ и анархисты. Моррис стал редактором печатного органа лиги — журнала «Коммуноил» и публиковал в нём свои произведения. В 1891 году, когда в лиге влияние окончательно перешло к анархистам, Моррис отходит от активного участия в её делах.

В конце 1880-х годов Моррис основал издательство «Келмскотт-пресс» (Kelmscott press). Целью его было возрождение средневековых традиций книгопечатания. Книги издавались малыми тиражами, весь процесс производства, от изготовления бумаги до печатания на станке, был ручным. Для некоторых книг использовался пергамент. Моррис сам верстал все книги, рисовал инициалы и миниатюры, создавал новые типографские шрифты, работал печатником. «Суть моей работы в том, чтобы не просто производить печатную продукцию, а делать красивые книги», — так он определял задачу издателя. С Kelmscott Press сотрудничали Бёрн-Джонс и Уолтер Крейн. Одной из вершин совместной работы Бёрн-Джонса и Морриса является издание сборника произведений Чосера (1896).

«Вести ниоткуда, или Эпоха спокойствия» — одно из самых значительных произведений Морриса, наиболее полно отражающее его политические взгляды. Моррис написал книгу в ответ на утопию американца Беллами «Оглядываясь назад, или 2000 год», имевшую невероятную популярность у читателей и раскритикованную Моррисом в печатном органе Социалистической лиги «Коммуноил». Беллами нарисовал будущее общество как торжество урбанизации, механизации, централизованного управления. По Беллами высокая концентрация капитала приводит к мирному объединению всех граждан в один трест в качестве акционеров под руководством единого правительства. Всем обеспечено комфортное существование, однако потребление контролируется властью, всё механизировано до предела, но в то же время существует трудовая повинность: солдаты «промышленной армии» выполняют тяжёлую и грязную работу. Страх голода исчез и, чтобы заставить человека работать, необходимо принуждение.
По мнению Морриса, книга Беллами могла лишь оттолкнуть одних людей от идей социализма, а другим указать ложный путь. Моррис считал, что социализм должен представить бо́льшую степень свободы, чем капиталистическое общество. Стимулом полезного труда по Моррису должна быть радость, исходящая из самого труда. Он изложил собственное видение будущего — это был взгляд поэта и художника. В «Вестях ниоткуда» царит гармония человека и окружающей его среды. Это сон современника, весьма похожего на самого Морриса, о будущем, поэма в прозе. Автор описал идеал, к которому сам стремился всю жизнь — это человек, преобразивший мир своим трудом. Нет более голода и принуждения, стимулом к работе является жажда творчества и каждое произведение человеческих рук — произведение искусства. Города превратились в огромные сады, нет более частной собственности, классов, в любви следуют своему чувству, исчез институт брака, порождённый корыстью. Отмирает государство, так как нет необходимости в насилии, общество состоит из небольших самоуправляемых общин. А. Л. Мортон сказал о «Вестях», что «многие писали утопии, в которые можно было поверить. Но Моррису удалось изобразить такое утопическое государство, в котором хочется жить». Моррис не сбрасывал со счетов научный прогресс — новые достижения приводят к повышению производительности труда, однако, как только заканчивается «переходная эпоха» — ручной труд вытесняет механизированный. Моррис отдаёт дань своему идеалу — медиевизму. По собственному опыту Моррис знал, как непроизводителен и дорог ручной труд, но в обществе, где наступил расцвет личности, потребности человека в материальных благах будут невелики. Однако и здесь не всё гладко. Гость из прошлого застаёт «эпоху спокойствия», передышку, наступившую после «переходного периода». Моррис предсказывает грядущий конфликт между патриархальной общиной и «людьми науки», приверженцами научного прогресса.

Any decoration is futile when it does not remind you of something beyond itself. — «Любое украшение лишено пользы, если оно не напоминает о чём-либо за пределами самого себя».

Сборники стихотворений:

  • «The Defence of Guinevere» — художественное воспроизведение средневековой жизни;
  • «Life and death of Jason», «Earthly paradise» — искание новой красоты в классических и христианских преданиях;

Проза:

  • «A Tale of the House of the Wolfings, and All the Kindreds of the Mark Written in Prose and in Verse» («Сказание о доме Вольфингов и всех племенах в прозе и поэзии»(1889) — романтическая реконструкция жизни германских племен с элементами сверхъестественного и пространными поэтическими вкраплениями; оказала определенное влияние на «Властелин колец» Дж. Р. Р. Толкина[2]
  • «Вести ниоткуда» (1890) — социалистический роман-утопия.
  • «The Wood Beyond the World» (1894) — один из первых романов-фэнтези.
  • Прекрасная Изольда, 1858

  • Обои с лиственным орнаментом по дизайну Уильяма Морриса, 1875

  • Фрагмент гобелена «Дятел» («Woodpecker») по дизайну Уильяма Морриса, 1885

Войдем в Красный дом - cicerone2007 — LiveJournal

Красный дом строил в 1859-1860 гг. для Уильяма Морриса и его семьи Филипп Уэбб. Планировка определялась соображениями удобства обитателей дома. Красивое рождалось как полезное. Поэтому у дома нет главного парадного фасада, как это было принято в архитектуре середины XIX века. Домом можно любоваться со всех сторон, поскольку асимметричная планировка делает важным и интересным все. Это – двор с колодцем:

Красный дом

Окна разной формы. Кровля подчеркивает самостоятельность объемов, из которых словно составлен дом. Горделивый флюгер с монограммой Морриса взмывает к небу:

Красный дом

Вот и сам колодец, из которого брали воду для хозяйственных нужд:

Красный дом

В Музее Виктории и Альберта хранится чертеж колодца Ф.Уэбба :

Красный дом. Филипп Уэбб
http://media.vam.ac.uk/media/thira/collection_images/2006BF/2006BF6537_jpg_l.jpg

Дом из красного кирпича Моррис строил на пути паломников из Лондона в Кентербери, среди обычного английского ландшафта, который он когда-то охарактеризовал следующим образом: «Нет неограниченных пространств, предполагающих огромные размеры… нет поражающих однообразием просторов, нет безлюдных лесов, нет неприступных гор, куда не ступала нога человека; все в меру, всего понемногу, одно с легкостью сменяется другим; маленькие речки, небольшие равнины, плоские холмы, невысокие горы…не тюрьма и не дворец, но скромный благопристойный дом» /Цитата из кн.: Н.Певзнер. Английское в английском искусстве. Санкт-Петербург. 2004, с. 92/
Структура дома, его элементы отсылают нас к готике. Это не случайно. Моррис, Берн-Джонс, Уэбб были увлечены Средними веками. Вход в дом со двора именовался «Отдых пилигримов»:

Красный дом

За стрельчатой аркой мы видим скамью, украшенную плиткой. Среди стилизованных белых роз встречаются плитки с девизом Морриса: «Si Je Puis" (Если я могу).

Красный дом

Наконец мы внутри дома. Моррис с семьей жил здесь всего пять лет. Потом дом был продан, и из первоначального его убранства сохранилось очень мало. Например, белых стен в XIX веке не было. Стены украшались фреской или обивкой из ткани. В коридоре, куда мы попали, к моррисовским временам относятся лишь дверь и окна. У двери экспонируются листы знаменитых обоев дизайнера, которые создавались в Красном доме:

Красный дом

Это – трогательные «Маргаритки»:

Красный дом

Не могу не показать другой вариант этих обоев. Уж очень хороши!

Красный дом
http://www.flickr.com/photos/dis-order-ed/4483395671/sizes/l/in/photostream/

Тем же 1864 годом датируется «Трельяж»:

Красный дом

Вот и его вариант:

Красный дом
http://3.bp.blogspot.com/_a1H7iZJ3LNc/SNYG1C-aHcI/AAAAAAAAAxM/t0uhLtWHQfs/s1600/william%2Bmorris-morris%26co-1864-trellis%2B5.jpg

«Уильяму Моррису суждено было стать лучшим европейским дизайнером XIX века (то есть дизайнером тканей, обоев и т.п.) именно потому, что он был англичанином и с детства глубоко понимал и высоко ценил английские традиции дизайна. Рисунки Морриса повторяют природные растительные узоры. Он так же пристально и сосредоточенно изучал деревья и цветы, как любой английский пейзажист. Но его дар заключался в умении претворить увиденное в безукоризненный орнамент на ткани или бумаге» /Н.Певзнер. Английское в английском искусстве. Санкт-Петербург. 2004, с. 125/

Стена против окон драпируется тканью, созданной по рисунку Морриса:

Красный дом

Правда, этот рисунок для ткани создавался много позже, в 1885 году:

Красный дом
http://www.artic.edu/aic/collections/artwork/47661?search_id=2

А вот как выглядят окна в этом коридоре:

Красный дом

Витражи выполнялись по рисункам Берн-Джонса:

Красный дом

Создателем очаровательных птиц и цветочков был Уэбб:

Красный дом

Красный дом

Посмотрим на план Красного дома. Слева – план первого этажа. Мы подошли к холлу, где соединяются три коридора:

Красный дом. Филипп Уэбб
http://media.vam.ac.uk/media/thira/collection_images/2006BF/2006BF6540_jpg_l.jpg

Декоративные элементы входной двери повторяют моррисовские, лишь витражи относятся к более позднему времени:

Красный дом

На стены второго коридора сейчас наклеены обои, выполненные по рисункам Морриса:

Красный дом

Этот шкаф со скамейкой создан по рисунку Уэбба специально для Красного дома. Росписи с Ланчелотом, Тристаном и прекрасной Изольдой в саду основательно стерлись. Шишки на скамейке призваны напоминать посетителям, что садиться не стоит. В Красном доме, как и в других объектах Национального траста, ограждений нет, есть тактичные предостережения:

Красный дом

Завершая сегодняшний рассказ, хочу показать рисунок Данте Габриэле Россетти.
Таким был Уильям Моррис, хозяин Красного дома, в 1861 году:

Россетти. Портрет Морриса
http://morrisedition.lib.uiowa.edu/images/morris1861.jpg

Красный дом. Цветы и женщины: http://cicerone2007.livejournal.com/66876.html

About Author


admin

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о