Архитектор нужен: Архитектурное проектирование, расчёты на заказ – описание профессии, где учиться, работать, плюсы и минусы профессии

Архитектор как профессия | Работа | Зарплата | Минусы | Учеба

Кто такой архитектор

В широком смысле работа архитектора заключается в проектировании объектов и пространств, разработке проектной документации. Комфортные безопасные дома и офисы, продуманная городская среда, красивые парки и скверы – все это не обходится без участия архитекторов.
Застройка новых микрорайонов, реализация проекта Комфортная городская среда, столичная программа реновации, индивидуальная застройка жилых домов обеспечивают архитекторов рабочими местами.

Зарплата архитектора в России и за рубежом

Страна/регион в мес.СтажерЛандшафтный архитекторАрхитекторГлавный архитектор
Москва691 USD920 USD1,225 USD2,460 USD
Регионы РФ383 USD691 USD916 USD1,530 USD
США2,500 USD4,750 USD7,330 USD11,250 USD
Европа2,170 USD3,750 USD5,000 USD6,670 USD

Современные специализации

Развитие технологий, возросшие требования к эргономике и безопасности архитектурной среды привели к тому, что в профессии появилось несколько специализаций:
  • Архитектурное проектирование. Основная деятельность по направлению – подготовка строительной документации, чертежей, последующий авторский надзор за построением. Архитекторы проектируют гражданские здания, промышленные сооружения и социально-культурные объекты.
  • Градостроительство. Архитектор-градостроитель проектирует не здания, а пространство между ними. Разрабатывает генеральный план города, отдельных районов и улиц. Специалисты учитывают демографические данные региона, особенности местного ландшафта, зонирование жилых и промышленных объектов. Сколько необходимо детских садов, какая должна быть ширина проезжей части, как проложить системы коммуникаций – задачи, которые решает архитектор-градостроитель.
  • Реставрация архитектурных объектов. Работа специалистов заключается в экспертной оценке памятников архитектуры, создании проекта по их восстановлению с учетом современных требований. Главная задача архитектора-реставратора – сохранить работы других авторов. Для этого требуется тесное сотрудничество с историками, искусствоведами и инженерами.
  • Ландшафтная архитектура. Фронт работ включает озеленение пространства (чаще всего участок рядом с частным домом) с проектированием малых архитектурных форм (беседка, баня, спортивная площадка) и систем коммуникаций (полив, освещение). Ландшафтных архитекторов привлекают для проектирования городских парков, скверов и зон отдыха на открытом пространстве.
  • Научная и преподавательская деятельность. Архитекторы занимаются изучением теории архитектуры, исследовательской работой и работой в вузах.
В крупных архитектурных компаниях практикуется разделение обязанностей на более узкие задачи. Кто-то занимается разработкой дизайн-макетов, кто-то прорабатывает планировки или документацию.

Преимущества и недостатки профессии

Преимущества работы архитектором, как и недостатки профессии – субъективные категории. Тем не менее есть несколько причин, которые могут вдохновить на обучение специальности:
  • Осязаемый результат труда. Эмоции, которые испытывает архитектор, проходя мимо здания, построенного по своему замыслу, с лихвой оправдывают все трудности профессии. Только по этой причине многие выбирают архитектуру своей будущей специальностью.
  • Возможность менять жизнь людей к лучшему. Проектирование «умных» домов, реализация технологий «зеленой архитектуры», постоянное совершенствование эргономики жилых и социальных зданий – вот лишь несколько примеров того, как архитектор может повысить качество жизни. Не стоит забывать и об эстетической стороне профессии. Намного приятнее смотреть на город с красивыми зданиями и парками вместо типовых хрущевок с неуютными дворами.
  • Продолжительная карьера. Реализовываться в профессии можно практически всю жизнь. Например, на должность главного архитектора проекта в основном рассматривают специалистов с 15-20 летним опытом и старше. Знаменитый индийский архитектор Балкришна Доши стал лауреатом Притцкеровской премии в 90 лет[0].
  • Возможность работать удаленно. Найти постоянную работу или временный проект по специальности можно на одном из сайтов, приведенных в таблице.
Трудности, с которыми можно столкнуться в работе
  • Стресс и недосыпание во время обучения.
    В Англии провели исследование, показавшее, что около 26% студентов архитектурных вузов имеют проблемы психологического характера[1]. Основная причина – недостаток сна. 91% опрошенных признались, что регулярно выполняют домашние задания по ночам. Макеты, чертежи, теория отнимают у студентов все свободное от занятий время.
  • Ненормированный рабочий день. Создание концепции объекта и детальная проработка идеи не всегда идут по установленному графику. Помимо этого, согласование работ с заказчиком и техническими специалистами также вносят коррективы в первоначальный план. И если в начале работы нормированный график вполне возможен, то к моменту сдачи проекта бессонные ночи практически гарантированы.
  • Критика. Руководство или клиент ждут от специалиста конкретного продукта, который не всегда совпадает с мировоззрением и вкусом самого архитектора. Насколько бы хорошо не была сделана работа, сколько бы души ни было вложено в проект, несколько критических замечаний могут перечеркнуть все старания. При этом надо найти в себе силы и вдохновение продолжить работу. Готовность к постоянной критике – одно из требований профессии.
  • Большой объем технических, монотонных задач. Проработка конструктивных деталей, систем коммуникаций, чертежей и смет занимают 90 % времени архитектора. Это утомительная, кропотливая и далекая от творчества деятельность.
  • Высокая степень ответственности. Малейшие просчеты в работе архитектора могут привести к серьезным последствиям, особенно когда объект уже построен, и ничего нельзя исправить. Одно дело – неудобная планировка, другое – угроза безопасности людей. В случае ошибки проектирования главный архитектор проекта несет уголовную ответственность.
  • Необходимость обучаться на протяжении всей карьеры. Развитие технологий, изменение регламентов, появление новых строительных материалов и других инноваций требуют от архитекторов дополнительных знаний. Не стоит рассчитывать на то, что обучение ограничится вузом. Искать и изучать новую информацию придется постоянно.

Где искать работу архитектору?

СайтОписание
FreelancehuntБиржа фрилансеров. Есть возможность разместить портфолио. Стоимость расширенного профиля 500RUB/мес.
Пчёл.нетАгрегатор по поиску удаленной работы, собирает вакансии с 40 сайтов
FL.ruСайт для фрилансеров. Есть возможность разместить портфолио. Стоимость расширенного профиля 1085RUB/мес.
IndeedМеждународный агрегатор вакансий. Аудитория в России составляет 14.9 млн. в день
HeadHunterСайт по трудоустройству на территории России, Украины, Беларусь

Как получить профессию

Уникальность профессии состоит в том, что специалист одновременно должен быть и творческим человеком и грамотным техническим специалистом. В работе важна не только дизайнерская идея, но и соблюдение всех норм и регламентов, учет потребностей людей, для которых разрабатывается проект. Поэтому студенты изучают 3 блока дисциплин: инженерный, творческий и общеобразовательный. Профессионалу необходимы знания в области архитектурной физики, геодезии, проектирования инженерных сетей, моделирования пространства, законов визуального восприятия. И это лишь краткий перечень дисциплин, на которых основан труд архитектора.

Среднее специальное образование архитектора

Начальное архитектурное образование можно получить в профессиональном колледже или техникуме, поступить в который можно после 9-го или 11-го класса. Для зачисления, как правило, необходимо пройти творческое испытание (рисунок, основы графики) и предоставить аттестат. Срок обучения после 9-го класса – 4 года, после 11-го

Инструкция заказчику. Зачем и когда нужен архитектор?

17 декабря 2018 г.

Когда я объясняю, почему важно доверять архитектору, часто использую одну аналогию. Вспомните, как вы обращаетесь к врачу, когда болеете.Вы выбрали врача, пришли на приём, рассказали о проблеме, врач смотрит анализы, делает выводы и предлагает вам лечение: десять дней по одной таблетке А и семь дней раствора Б. И если вы уже доверились врачу, то не будете менять таблетки А на В или принимать раствор Б вместо семи дней три. Вы пришли к врачу, чтобы услышать его мнение как специалиста, и будете следовать его лечению.  Архитектор – такой же специалист. И в его профессиональных решениях тоже можно нуждаться. Конечно, влияние архитектуры на жизнь не так (на бытовом уровне) очевидно, как здоровья. Поэтому и возникает неуважительное отношение к мнению архитектора. Я решила рассказать о тех ситуациях, когда точно стоит довериться специалисту. 

Архитектор нужен, если: 

– Вы готовы меняться (спойлер: в лучшую сторону). 

Если заказчик будет заниматься стройкой сам, он сможет создать только то, что у него уже было. Такова психология человека, он стремится остаться в зоне комфорта. Архитектор обладает определёнными навыками и видит ситуацию со стороны. Он способен создать пространство на ступень выше, чем то, к чему вы привыкли. Это частично может быть за зоной комфорта, но давать гораздо больше возможностей для развития. На мой взгляд, это главная задача архитектора. 

– Вы понимаете, что результат может принести во много раз больше, чем затраты на него. 

Это правда! Потому что этот результат заключается не только в цене материала или работ. Архитектор владеет профессиональными знаниями: эргономика, эстетика, композиция, психология восприятия, микроклимат. Использование этих знаний позволяет создать более качественное пространство, а не просто дорогую отделку. Такое пространство помогает развиваться, воспитывает новый тип поведения, привлекает больше людей и т.д. 

– Вас интересует результат. 

Да, он интересует не всех. Бывает задача «сделать как-нибудь», чтобы было сделано. Если вам важно, что вы получите, архитектор – ваш лучший представитель. Потому что архитектор – самый мотивированный участник всего процесса строительства, результат для него – его портфолио, его лицо.

На каждом проекте я готова ругаться со строителями, мучать подрядчиков, следить за тем, чтобы все следовали проекту больше, чем кто бы то ни был. 

– У вас нет пространственного мышления или вы не специалист. 

Если вы можете себе в этом признаться, вы уже на шаг впереди. Архитектор обладает пространственным мышлением, поэтому он может заранее предусмотреть продуманные решения с учётом всех ваших потребностей. Как специалист, архитектор учтёт не только высказанные вами требования, но и те, что вы не осознаёте. 

– Вы понимаете ценность времени. 

Для прогрессивного человека это сейчас одна из важнейших ценностей. Важно уметь держать фокус: на какие вопросы стоит тратить время, а на какие нет. Потраченное время может стоить гораздо дороже. В ходе проектирования и строительства архитектор знает, на чём стоит останавливаться, а на чём нет. Самостоятельное выполнение проекта, либо выполнение его непрофессионалами может растянуться на годы. 

– Вы хотите сэкономить деньги. 

Несмотря на то, что архитектора многие считают роскошью, это как раз тот человек, который поможет вам сэкономить больше стоимости его услуг. Не раз мы в ходе надзора находили ошибки, которые позволяли за этот один раз окупить половину нашей работы. Человек за свою жизнь может столкнуться со стройкой раз или два, архитектор занимается этим всю жизнь.Он видит общую картину, поэтому может заранее продумать все детали, избежав множества переделок. Отсутствие переделок сэкономит бюджет. Конечно, архитектор тоже может ошибиться, но в разы меньше, чем это сделаете вы. 

– Вам нужно согласовать проект. 

В крупном строительстве это в прямом смысле слова закон. Государство регламентирует строительство, поскольку его качество влияет на жизнь и безопасность людей. Отсюда нормы, согласования и разрешения. В таком случае без проекта не обойтись. Причём проекта, выполненного профессионалами со знаниями этих норм. 

– Вы хотите узнать стоимость строительства. 

Чтобы строители подсчитали вам стоимость, им нужна минимум спецификация, а чтобы её выполнить, нужно сделать хотя бы скромный проект. 

Архитектор НЕ нужен, если: 

– Вы знаете, как всё должно быть. 

Действительно, есть люди, которые знают, как и что они хотят. Их не интересует, лучший ли это вариант, или есть либолее функциональный вариант. Они будут полностью довольны, если получат именно то, что решили.

Нужен строитель. Я знаю, что часть проектов реализуется именно так. Заказчик на площадке показывает, где, что и как сделать. Это как раз возможно, если согласовывать проект не нужно, у вас много времени, вы готовы переделывать несколько раз и вам неважно до начала строительства знать полную стоимость.

Если проект согласовать нужно, вам нужен чертёжник. Он просто начертит все ваши решения, а вы не потратите время на архитектора, который будет предлагать вам свой вариант. 

–Вы хотите услышать подтверждение, что вы сами всё отлично придумали. 

Нужен друг, который выслушает.

Если вам нужно одобрение, соберите друзей, расскажите им свои идеи и, как ваши друзья, они вас поддержат. Не представляете, сколько было случаев, когда кто-нибудь обращался за помощью ко мне как архитектору, но вместо рассказа, что ему нужно, начинал рассказывать, как он всё придумал. Обычно это монолог. В конце иногда меня спрашивали: «Как вы считаете?».Вне зависимости от моего ответа, на этом всё заканчивалось.

Конечно, всё это относится к архитектору нормальному, исключая непрофессиональных и случайных людей.

Взаимоотношения архитектора и заказчика не всегда бывают простые. Но нормальный архитектор всегда уважает время, деньги и доверие заказчика. Хотелось бы, чтобы и заказчик уважал работу архитектора, как врача.

Интересный пример взаимоотношений архитектора и заказчика. Реальный случай>>

5 причин, почему архитектору нужно пойти строить прямо сейчас

29 ноября 2019 г.

За последние два года наша студия («Меандр») приняла участие в ряде фестивалей, и мы сами провели несколько воркшопов со студентами по созданию городских объектов из дерева. На таких мероприятиях основная особенность в том, что архитекторы строят сооружения по своим проектам своими руками. Пройдя этот путь один раз, нам всё сложнее и сложнее остановиться. Сегодня я хочу поделиться тем, почему, на мой взгляд, архитектору так полезно (спойлер: и приятно) участвовать в строительном процессе:

 

№1 Развитие чувства пространства

 

Профессия современного архитектора довольно сильно отличается от той, что была 2000 или даже 200 лет назад. Со времён Древнего Египта до эпохи Больших стилей архитектор был и прорабом, и менеджером проекта, и инженером в одном лице. Эскизный проект как таковой и был рабочий, по рисунку на камне строили так, что стоит до сих пор. Архитектор определял всё, вплоть до размеров конструктивных элементов зданий.

С началом промышленной революции строительные техника и технологии стали развиваться таким темпом, что архитектор за ними просто не успевал. Человек, который стал определять, из каких частей и каких пропорций будут состоять здания, стал инженером.

С этого момента и до сих пор архитектор потерял прямую связь со строительными технологиями. Об этом очень подробно писал Вальтер Гропиус в своей книге «Границы архитектуры» ещё в 1955 году: «В прошлом проект рождался из практического обучения в мастерских; сегодня – на бесплатной чертёжной доске. То, что использовалось лишь в качестве подсобного средства создания вещей – чертёж на бумаге, – превратилось в центральную дисциплину художника-конструктора».

 

Вышеупомянутые архитектурные фестивали как раз и являются подобной мастерской «на выезде». Такой интенсив-курс для всех, кто хочет продвинуть свои навыки, на мой взгляд. Это лучший способ проверить свои идеи в реальном масштабе. Ещё и с возможностью внесения изменений в процессе строительства. Как редко сейчас у архитектора есть шанс проверить свои ощущения масштаба, расстояния и перспективы. Очень сложно, выполняя лишь работы «на бумаге», развить чувство пространства – главный отличительный навык архитектора. За время участия в фестивалях мы видели разные варианты: от импровизационного рождения формы до разбора сооружения из-за невозможности исполнения. И всё это ценнейший опыт!

 

Фестиваль «Перспектива-2018», воркшоп «Разговор с городом», Россия, Москва, Дом архитектора. Фотограф: Ирина Тиняева

 

№2 Почувствовать тектонику материалов

 

Эта причина вытекает из предыдущего пункта. Не держа в руках ничего, кроме мышки или карандаша, очень сложно понять работу строительного материала. Отрыв архитектора от строительного производства повлиял не только на ухудшение понимания работы пространства, но и на ухудшение ощущения материала. В процессе обучения у архитекторов, максимум, встречаются лабораторные на исследование материалов на разрыв/сжатие и случается производственная практика, которую они чаще всего всё также проводят с мышкой в руках.

Сооружая объект своими руками, вы сможете увидеть вживую, как происходит раскрой материала, как он стыкуется, как изгибается или разрушается. Архитекторы часто проектируют стыки материалов, не имея представления о том, как это действительно будет сделано. В итоге реальные постройки часто сильно отличаются от проектов. А ведь именно такие элементы конструкции могут работать не против, а на художественный образ сооружения. Также понимание тектоники материала помогает лучше работать с тектоникой всего сооружения, формирования его образа.

 

72 HUA 2019, Германия, Лобеда. Фотограф: Alexander Parena

 

№3 Работа в команде

 

Ничто так не развивает человека, как социализация. Не устаю говорить, что для архитектора общение – чуть ли не на первом месте. Несмотря на то, что архитектор – это творческий индивидуум, в современном процессе проектирования нужно уметь работать в команде. Почему? Потому что работа архитектора, в силу роста строительного производства, раздробилась на множество специальностей, и практически невозможно сегодня выполнить проект от начала до конца в одиночку. Нужны инженеры, геодезисты, строители и т. д. Да и масштаб проектов становится таким, что один архитектор даже всю «архитектурную» работу не тянет. Есть чертёжники, визуализаторы, научные исследователи, менеджеры проектов и т. д. И со всеми этими людьми нужно уметь работать. Точнее, для позитивного результата нужно уметь собирать команду, в которой каждый оговаривает свою желаемую роль, а остальные обещают ему в этой роли доверять. Так часто и образуются архитектурные мастерские. Многие склоняются к мнению, что в гармоничной коллективной работе любая идея достигает более высокого результата благодаря одобрению, обсуждению или критике.

При работе своими руками над небольшим, но всё же архитектурным, объектом без команды не обойтись. Это даже удивительно, как быстро распределяются роли в такой команде, если у вас общая цель. Это очень хороший способ попробовать себя в разной роли. Такой опыт поможет понять свои сильные и слабые стороны и то, над чем стоит работать.

 

Воркшоп «Городская архитектурная школа», 2019, Россия, Астрахань, АГАСУ. Фотограф: Полина Трусова (Noymann)

 

№4 Реализовать свой проект

 

В архитектуре цикл одного проекта может длиться годами, и иногда даже не завершиться реализацией. Архитектор в своей профессии, как известно, реализовывается довольно поздно. Чем больше позитивный опыт, тем более крупные объекты начинают доверять. И при этом нет гарантии, что вы с самого начала практики будете делать свои проекты. Поэтому первые реализованные объекты могут появиться только после нескольких лет или даже десятков лет работы.

Архитектурные фестивали или воркшопы позволяют за очень короткий срок реализовать объект по своему проекту. Будь вы студент или начинающий архитектор, это ваш шанс получить в портфолио работу, которой вы можете гордиться. Само участие в таком мероприятии станет для вас своеобразной тренировкой в прохождении всего пути – от получения технического задания на проектирование до сдачи объекта с остановками на согласование концепции, составление спецификации и иногда даже закупку материала.

На мой взгляд, максимально трепетное отношение к каждому, даже самому маленькому, проекту может привести к большим серьёзным работам. 

 

А-Фест 2019, Этномир, Россия, Калужская область. Фотограф: Тиняева Наталия

 

№5 Кайф

 

Это огромное удовольствие – создавать! Если вы попали в профессию архитектора не случайно и не жалеете об этом, уверена, вы это ощущение знаете и в таком масштабе ощутите его ещё сильнее. Это вдохновляет, помогает продолжать работать. Особенно в случае деятельности с небыстрыми результатами.

В зависимости от типа мероприятия, вы познакомитесь с разными людьми и новыми локациями. Вы сможете весело провести время и получить незабываемые впечатления!

 

А теперь всё, #пошлистроить!

 

Кому нужен архитектор? / Habr

Disclaimer: Статья Мартина Фаулера была опубликована в 2003 году в журнале IEEE Software. В сети (но не на Хабре) есть замечательный перевод пятилетней давности от Сергея Теплякова (SergeyT).

Недавно я встретил в коридоре явно раздраженного коллегу, Дэйва Райса (Dave Rice). Мой вводный вопрос вызвал резкое заявление: «Нам надо игнорировать любого кандидата, имеющего пункт «Архитектор» в резюме». Смущало в этой странной фразе то, что мы же сами, обычно, представляем Дейва как одного из наших ведущих архитекторов.

Причиной его «титульного психоза» являлся тот факт, что по меркам даже нашей индустрии, смысл слов «архитектор» и «архитектура» чрезвычайно переоценен. Многим кажется, что к термину «архитектор программного обеспечения» отлично подходит тот самодовольный и все контролирующий образ из финальных сцен «Матрица: Перезагрузка». Но даже в компаниях относящихся с большим презрением к такому отображению, все равно, существует жизненно важная роль технического лидера, в сущности – архитектора, такого, как сам Дейв.

Что такое архитектура?


Когда я изводил себя по поводу названия книги «Архитектура корпоративных программных приложений» (Patterns of Enterprise Application Architectureб Addison-Wesley, 2002), каждый наш рецензент соглашался, что «архитектура» попала в заголовок по праву. Однако у всех нас возникли сложности с попытками дать определение этому слову. Так как это была моя книга, я чувствовал, что был обязан разделаться с этим понятием.

Первым порывом уйти от неясности было – удариться в цинизм. В известном смысле я определял архитектуру как слово, которые мы используем, когда хотим обсудить дизайн, пытаясь, при этом, придать ему побольше важности. (Да, это же можно применить и к архитекторам). Как это часто случается, однако, в любом разливе цинизма обнаруживается капля истины. Понимание пришло ко мне после прочтения сообщения Ральфа Джонсона (Ralph Johnson) из списка рассылки «Экстремальное программирование». Переписка была настолько хороша, что я приведу ее тут полностью.

В предыдущем сообщении говорилось:

RUP, опираясь на определение IEEE, описывает архитектуру как «самое высокоуровневое понятие о системе в рамках ее среды. Архитектура программной системы (в заданный момент времени) – это ее организация или структура важных компонент, взаимодействующих через интерфейсы, где каждая из компонент собрана, в свою очередь, из еще более мелких составных частей и интерфейсов».

Джонсон ответил:
Я был рецензентом упомянутого стандарта IEEE и доказывал, безрезультатно, что это было целиком и полностью фальшивое определение. Нет никакого высокоуровневого понятия о системе. У пользователей свое видение системы, отличающееся от того, чем оперируют разработчики. Пользователям вообще нет никакого дела до структуры важных составных частей. Да, возможно архитектура и является самым высокоуровневым представлением разработчиков о системе в рамках среды. Но давайте забудем о тех разработчиках, которым доступно понимание лишь своего небольшого участка. Архитектура – это самое высокоуровневое представление системы разработчиками-экспертами. Что делает определенный компонент важным? Он важен, потому что так сказал эксперт.

Таким образом, лучшим определением могло бы быть: «В наиболее успешных проектах разработки ПО, наиболее высококвалифицированные разработчики, работающие над данным проектом, имеют одинаковое представление о дизайне системы. Такое совместное понимание и называется «архитектура». Это понимание включает в себя то, как система делится на компоненты и как эти компоненты взаимодействуют между собой через интерфейсы. Данные компоненты обычно составлены из более мелких частей, однако архитектура включает в себя только те составные элементы и интерфейсы, которые понятны сразу всем разработчикам».

Такое определение могло бы оказаться лучшим потому, что становится ясно, архитектура – это общественный конструкт (да, само программное обеспечение тоже, но архитектура в еще большей степени), потому что она зависит не просто от ПО, но от того, какие части ПО признаны важными в результате согласованного мнения группы.

Есть и другой способ определения архитектуры, вроде такого: «архитектура – это набор решений, которые должны быть приняты на ранней стадии проекта». Такой вариант я тоже критиковал, указывая, что архитектура – это решения которые вы хотели бы принять правильно в самом начале проекта, при том, что не факт, что они окажутся более удачными, чем любые другие.

В любом случае – по второму определению, для большинства проектов, язык программирования окажется частью архитектуры, а по первому – нет.

Является ли что-либо частью архитектуры – полностью зависит от того, расценивается ли это как важное разработчиками. Люди, которые создают «корпоративные» приложения считают критически важной персистентность. Когда они начинают обрисовывать архитектуру, сразу получают три уровня. Упомянут что-то вроде «мы используем Oracle в качестве нашей базы данных и создадим свой слой хранения для отображения в нем объектов». А вот приложение для медицинских снимков может включать технологии Oracle без рассмотрения их с архитектурной точки зрения. Так происходит потому, что самые большие трудности для них заключаются в обработке изображений, а не в хранении. Получение и сохранение изображений обеспечивается лишь маленькой частью приложения и большинство разработчиков ее попросту игнорируют.

Именно это делает сложным делом объяснение людям того, как им описывать архитектуру. «Скажите нам, что здесь важно». Архитектура о важных вещах. Чтобы под ними не подразумевалось.


Роль архитектора


Итак, если архитектура — это о важных вещах, тогда архитектор — это персона (или группа людей), который заботится о важных вещах. И тут мы подходим к сути отличия вида архитектора из «Матрица: Перезагрузка» с тем стилем, который представлен в лице Дэйва Райса.

Аркитектус Рилаудус (Architectus Reloadus) – это персонаж, который принимает все важные решения. Архитектор занимается этим, потому что для обеспечения концептуально целостной системы необходим единый взгляд и, возможно, потому что архитектор не считает членов команды достаточно квалифицированными, чтобы принимать такие решения. Часто такие решения нужно принимать на самых ранних стадиях, чтобы у всех остальных имелся план, которому они могли бы следовать.

Аркитектус Оризус (Architectus Oryzus) это другой зверь (если не получается угадать, попробуйте archives.nd.edu/latgramm.htm). Такой тип архитектора должен быть очень внимателен к тому, что происходит в проекте, выискивая важные вопросы и решая их до того, как они превратились в серьезные проблемы. Когда я наблюдаю за архитектором такого рода – я вижу, что самая заметная часть его работы – это интенсивное сотрудничество. По утрам такой архитектор программирует вместе с разработчиками, выискивая наиболее общий «стопорящий» код. Днем этот архитектор участвует в собраниях по определению требований, помогая объяснять разработчикам требований технические последствия некоторых из их идей через нетехнические понятия, такие как стоимость разработки, например.

Во многих отношениях самым важным занятием Аркитектуса Оризуса является наставничество для команды, подъем ее до уровня, на котором она сможет решать более сложные вопросы. Повышение способностей команды дает в руки архитектору гораздо более сильный рычаг, чем из положения одинокого руководителя, что, в свою очередь, помогает избегать опасности стать архитектурной пробкой проекта. Это подводит нас к эмпирическому правилу: ценность архитектора обратно пропорциональна количеству решений, которые он или она принимают.

На недавнем выездном собрании ThoughtWorks я обсуждал с некоторыми из коллег тему архитекторов. Мне показалось интересным, что мы быстро пришли к единому мнению о природе должности, имея в виду Аркитектуса Оризуса, но вот подобрать ему название было уже непросто. Аркитектус Рилаудус же, слишком знаком нам, чтобы причислять его к «архитекторам», и, кроме того, основан на некорректной метафоре (см. тут). Майк Ту (Mike Two) предложил лучшее название из тех, что мне довелось услышать: проводник, в альпинистском смысле. Проводник – это более опытный и умелый член команды, который учит остальных участников группы лучше справляться с опасностями самостоятельно, и, в тоже время, всегда оказывается рядом в особо сложных случаях.

Избавляясь от архитектуры ПО


Люблю писать провоцирующие заголовки, лучшие из которых, как и в данном случае, содержат важный, но не всегда очевидный изначально, смысл. Вспомните второе определение от Джонсона: «Архитектура — это решения, которые вы хотели бы принять без ошибок еще на ранних стадиях проекта». Почему людям кажется, что некоторые моменты надо решить правильно уже в самом начале проекта? Суть в том, что они, очевидно, считают данные элементы слишком сложными для изменения в будущем. Т.е. в итоге мы можем перефразировать определение архитектуры как «элементы, которые люди считают сложными для изменения в будущем».

Общепринятым в построении корпоративного приложения, например, считается необходимость определиться со схемой базы данных с самого начала. Потому что изменить схему базы действительно сложно, особенно если приложение уже используется. В одном из наших проектов, администратор БД Прамод Садалаж (Pramod Sadalage) придумал систему, позволявшую нам менять схему (и переносить данные) без проблем (см. тут, а тут перевод). Сделав это, он исключил схему БД их разряда архитектурных элементов. Я считаю это решение замечательным, так как оно позволило нам лучше справляться с изменениями.

Экономист Энрико Занинотто (Enrico Zaninotto), в восхитительном выступлении на конференции XP2002, представил основные идеи, стоящие за идеей agile на производстве и в разработке программного обеспечения. Один момент, который показался мне особенно интересным, заключался в его комментарии о том, что необратимость была одним из первичных факторов, приводившим к сложности. Он рассматривал agile методы в промышленности и в индустрии разработки ПО как сдвиг парадигмы в поисках способа борьбы с необратимостью, в противовес попыткам избавиться от других предпосылок, приводящих к запутанности. Я считаю, что одна из главных задач архитектора – избавляться от архитектуры, находя способы предотвращения необратимости в дизайне ПО.

И снова вернемся к Джонсону, в этот раз привожу ответ на мое письмо:

Одно из различий между строительной архитектурой и архитектурой программного обеспечения заключается в том, что многие строительные решения очень трудно изменить. Сложно, хотя все еще возможно, вернуться в начало и изменить подвал.

Никаких теоретически обоснованных причин считать что-либо трудно изменяемым в программном обеспечении нет. Если Вы выберите любой отдельный аспект ПО – его легко изменить, но сложность в том, что мы не знаем, как сделать легко исправляемым сразу все вместе. Попытки сделать что-либо легко изменяемым немного усложняют всю систему, попытки сделать все изменяемым приводят к тому, что вся система становится очень сложной. Запутанность – вот, что усложняет изменение программного обеспечения. Это и дупликация.

Суть моего замечания по поводу Аспектно-ориентированного программирования состоит в том, что мы уже имеем достаточно хорошие способы выделения аспектов программ, имеем, но не используем. Не думаю, что реальная проблема будет решена за счет лучших техник выделения аспектов. Мы не знаем, которые аспекты нужно выделять, не знаем, когда они стоят отдельного рассмотрения, а когда нет.

Программное обеспечение не ограничено физическими законами мира как те же здания. Оно ограничено фантазией, дизайном, организацией. Если коротко – оно ограничено человеческими свойствами, не характеристиками мира. «Мы встретили врага, и он оказался нами».


Мартин Фаулер, ведущий научный сотрудник в ThoughtWorks

9 альтернативных профессий :: Статьи

С 2008 на сайте Archinect существует рубрика Working out of the Box, в которой профессионалы делятся своими историями, почему они решили уйти из архитектуры и как архитектурное прошлое помогло им найти себя в новой специальности. За неполных 8 лет в разделе опубликовали более 50 рассказов, которые будут интересны и сами по себе, даже если вы не планируете менять направление работы. На примере этих материалов мы постарались понять, почему архитекторы бросают профессию, что полезного дает архитектурное образование и собрали основные направления, которые могут привлечь несостоявшегося архитектора.

Зачем уходить


Несмотря на то, что в историях рассказывается о людях с самым разным опытом — от студентов, ушедших в другие сферы сразу после получения диплома, до профессионалов с 10-летним стажем работы на проектах разного уровня — доводы у большинства на редкость мало отличаются: бесконечные рабочие часы, где проектированию отведено 10% времени, а остальные 90% рабочего дня занимают переговоры с подрядчиками, решение проблем с чертежами, бюджетом и заказчиками.

С другой стороны, не только негативные стороны жизни архитектора толкают его к смене профессии. Архитектура — одна из самых разносторонних специальностей, задействующая очень разные аспекты жизни. Каждый следующий проект может открыть неизвестную до этого область, которая, возможно, окажется для вас настоящим призванием.

Профессия архитектора

Что дает архитектурное образование


Если работа архитектора у кого-то может вызвать негативные эмоции, то насчет архитектурного образования все сходятся в одном — чем бы в итоге ни занимался человек, потраченные на обучение годы точно того стоят. Ким Кноленберг, открывшая собственную ферму, считает, что вряд ли смогла бы осилить этот проект, если бы не учеба в архитектурной школе, где она «научилась находить и решать проблемы, работать в команде и отстаивать свои идеи перед аудиторией». Список полезных навыков можно продолжать бесконечно. Тут и понимание контекста, и формирование аналитического подхода, и пространственное мышление. Работающий теперь в области проектирования интерфейсов Гонг Шето (Gong Szeto) рассказывает, что чаще всего на переговорах с ИТ-инженерами, трейдерами и банкирами ему приходится цитировать «пользу, прочность, красоту» Витрувия, поскольку формула, оказывается, очевидна не каждому.

Что считать архитектурой


Хоть основная часть героев рубрики больше и не занимается непосредственно проектированием зданий, мал кто из них считает, что они действительно бросили эту сферу деятельности — скорее, просто несколько отклонились от привычного для многих восприятия архитектуры. По словам Густаво Алмейда-Сантоша (Gustavo Almeida-Santos), работающего теперь креативным директором, его компания «по сути не занимается зданиями и сооружениями, но схожим образом обрабатывают информацию и проходит через те же стадии проектирования». Для него это просто еще одна область архитектуры.

Мэт Тримбл сменил архитектуру на разработку компьютерных программ


1. На службе у архитекторов

Профессии, напрямую связанные с архитектурой

Архитектура — большая сфера деятельности, которая, тем не менее, живет по своим правилам и законам. Поэтому людям без архитектурного образования сложно вписаться и понять специфику работы. Это касается и таких профессий, как архитектурные фотографы и визуализаторы. Порталы по архитектуре и специализированные издательства, как правило, тоже основывают архитекторы.

Таким образом можно по-прежнему оставаться в самом центре архитектурной жизни, но избавиться при этом от большинства негативных последствий профессии. Важно, что вашими заказчиками будут сами архитекторы, с которыми вы говорите на одном языке. А направления деятельности здесь могут быть самыми разными. Например, Мэтт Тримбл (Matt Trimble), желая оптимизировать монотонный процесс редактирования чертежей, начал с написания простых скриптов для Autocad, а теперь возглавляет компанию Radlab, занимающуюся разработкой программного обеспечения для архитекторов.

Или можно перейти в графический дизайн и помогать архитекторам создавать книги, печатную продукцию, сайты. Или, как Анн Деру (Anne Dérian), после семи лет работы в разных бюро открыть собственное производство мозаики. Направлений здесь много, главное — выбрать то, что действительно нравится.

Анн Деру из архитектуры перешла в промышленный дизайн


2. Интернет
 

Разработка веб-сайтов и приложений

Наверняка вы используете или хотя бы слышали про веб-сервис Pinterest, который позволяет собирать изображения в интернете. Но мало кто знает, что его основателем был архитектор. Будучи студентом и желая систематизировать свою огромную коллекцию рендеров, чертежей и фотографий, Эван Шарп (Evan Sharp) запустил с другом сервис, который спустя всего 5 лет существования оценивают уже в 11 млрд. долларов. По словам Эвана, архитектурная школа заставила его взглянуть пространственно на структуру интернета и понять, как люди могут использовать сеть в своих целях.

Среди популярных приложений, разработанных архитекторами, можно вспомнить также и сервис презентаций Prezi, который изменил подход к показам слайдов. Вся презентация создается на одном едином полотне, над которым перемещается камера, отдаляя и приближая отдельные области.

3. UI-дизайнер 

Разработка пользовательских интерфейсов

Профессия разработчика пользовательских интерфейсов — возможно, одна из самых близких по духу к архитектуре. Создавая удобную для человека среду, UI-дизайнер продумывает перемещения пользователя внутри заданной системы, манипулируя потоками. По словам Ани Колак (Ania Kolak), архитектурное прошлое научило ее равноценно работать как с отдельными деталями, так и с проектом в целом.

4. Разработка игр 

Проектирование виртуальных пространств

Любовь к рисованию в свое время убедила Фрэнсиса Тсаи (Francis Tsai) пойти в архитектурную школу. И, на его взгляд, именно обучение архитектуре и развитию пространственного мышления помогло ему стать известным в мире разработки игр. По сути, работа заключается в построении модели виртуального пространства и наполнению его объектами и эмоциями.

5. Моушн-дизайн

Создание заставок и видеороликов

Развитое пространственное мышление, как и отточенное чувство композиции, по мнению Магнуса Херта (Magnus Hierta) позволили ему быстро освоиться в моушн-дизайне и участвовать в создании видеороликов разных форматов. Как и архитектор, моушн-дизайнер должен быть не только дизайнером, но режиссером, оператором, монтажером, программистом и продюсером.

В разговоре про телевидение нельзя обойти стороной Дмитрия Ликина, сооснователя архитектурного бюро WOWHAUS. Работающий также на Первом канале в качестве главного художника, он принимал непосредственное участие в одном из самых ярких ребрендингов на российском телевидении 2000-х годов.


6. Медиа-персоны
 

Работа в кадре

Принято говорить, что по разговорчивости архитектор должен быть на втором месте после журналиста, чтобы успешно отстаивать свои идеи. Хотя, кроме умения быстро говорить, нужно еще и обладать определенной харизмой. В этом мы убедились на собственном опыте во время фестиваля «Зодчество-2015», засняв порядка 20 роликов с рассказывающими о своих проектах архитекторами.

Тем временем Archinect публикует историю Джона Гиддинга (John Gidding), приглашенного вести шоу Designed to Sell («Спроектировано на продажу»). По сценарию Гиддинг помогает владельцам улучшить дом и повысить его стоимость для продажи. Но самое главное, что телевизионные бюджеты помогают ему выбивать деньги на любые технологические новинки строительной сферы и позволяют экспериментировать и оставаться в тренде технологий.


7. Девелопмент


Так сложилось, что архитекторы не слишком жалуют девелоперов в силу разных взглядов на мир. Но ничто не мешает самому архитектору выступить в роли управляющего, значительно упростив себе жизнь. В 2010 году Мигель Мак-Келви (Miguel McKelvey), уже имеющий за своими плечами опыт продаж, стал сооснователем сети коворкингов WeWork, которая спустя пять лет работы насчитывает 250 сотрудников и 54 локации.

Наличие архитектора на руководящих должностях позволило отстоять завышенные траты на проектирование интерьеров, без которых бы не удалось в итоге создать фирменную атмосферу коворкингов.

 Эмили Фишер теперь разрабатывает собственную линию текстиля

8. Дизайн одежды, текстиля и аксессуаров


Лишь после сокращения в период кризиса Эмили Фишер (Emily Fischer) нашла время собрать собственный сайт и разместить фотографии своих экспериментов с текстилем. Стеганые одеяла, которые вошли в нашу подборку подарков для архитекторов, мгновенно облетели интернет, а сама Эмили через три недели после увольнения уже открыла собственную фирму.

Сделать кольцо из бетона мог только архитектор. Но Линда Беннет пошла еще дальше, создав набор DIY Ring Kit, с помощью которого владелец должен сам сделать кольцо, замесив все необходимые материалы. Проект публиковался во всех крупных изданиях, успешно прошел кампанию на Kickstarter, а общая коллекция украшений за два года превысила 50 наименований.

Забросив архитектуру, Кайл Вильям и Лиз вон Хасселн перешли на 3D-печать из сахара

9. 3D-печать


Печать в 3D обсуждается уже на протяжении многих лет, но все еще имеет большой потенциал. Купив на втором курсе поддержанный принтер, Кайл Вильям и Лиз вон Хасселн (Kyle William, Liz von Hasseln) планировали с его помощью постепенно оплачивать обучение. Но пара настолько увлеклась экспериментами, что даже дошла до использования сахара в качестве чернил. Теперь их проект The Sugar Lab создает сахарные скульптуры, развивая абсолютно новое направление пищевой печати.


Бонус: Дизайнер LEGO


Адора Ло (Adora Lo) стала еще одной жертвой финансового кризиса 2009, но уже давно не жалеет об этом. Сборка городов для тематических парков LEGO — работа мечты для многих архитекторов. Пока старые друзья по колледжу жалуются на неиссякаемые чертежи лестниц, Агора рассказывает, как собирала 9-метровую копию башен Петронас для парка в Сингапуре.

Лучшая работа в мире!

Лучшая работа в мире!

Лучшая работа в мире!

Изображения © Archinect, nerdcore.soup.io

Зачем нужны архитекторы? 8 мнений в поддержку профессии :: Статьи


Полная версия высказываний доступна и на видео, нижее даем расшифровки мнений каждого участника.

Жак Феррье

Jacques Ferrier Architecture

В последние годы архитекторы все больше заботятся о внешнем виде, об оболочках для зданий. И это очень рискованный путь. Нельзя всё сводить к инженерному проектированию, подобно выпуску машин на заводах. Но если мы говорим о пространственной связи, о коллективной жизни в едином пространстве, то тут не обойтись без архитекторов.

Ян Гейл

Gehl Architects
Ян Гейл 
Как только вы строите что-то новое, вы мгновенно влияете на качество жизни людей. Такой была моя мотивация 50 лет назад, когда я начинал изучать архитектуру. Я хотел разобраться, как форма и жизнь связаны между собой. Потому что форма сама по себе не нужна. Она становится только тогда архитектурой, когда начинает успешно взаимодействовать с людьми.

К сожалению, я встречал очень много высокомерных архитекторов. Они думают, что знают всё, но лишь копируют поверхностно идеи других без пользы для города.

Другой пример — коллега из Коста-Рики, который перевез семью в фавелы и помог организовать там жизнь, чтобы у людей появились нормальные инженерные системы, а на официальном уровне район признали городским и начали строить там дома. Вот это хороший пример, как архитекторы используют свои знания, чтобы сделать жизнь других лучше.

Рут Баумейстер

Профессор Школы архитектуры в Орхусе

Архитектура — одна из старейших профессий в мире. Так что один лишь факт, что мы выжили спустя тысячи лет, должен доказывать — мы можем быть полезны.

Наглядно роль архитектора видна, если сопоставить здание без его участия и проект профессионального бюро. Ведь любят говорить, что любой может построить дом. Но также можно сказать и про одежду и ходить в одинаковых невыразительных балахонах. Этого не происходит, потому что у каждого из нас есть свой характер, и мы хотим эту персоналию выразить и показать другим. И дом — просто еще один способ выразить это, найти пространство именно под себя.

Даан Розегаарде

Studio RoosegaardeДаан Розегаарде
Прелесть профессии в том, что архитектор — это создатель, а не просто потребителей. У нас есть могущественный дар — превращать идеи в реальные проекты, которые потом будут играть большую роль в жизни человека. Связь между пространством и человеком очень сильно влияет на то, что мы чувствуем, думаем, как хорошо мы спим и какие нам снятся сны. Пространство — это основа жизни. И в мире есть один эксперт в этом вопросе. Это архитектор.

Но мне не хватает от архитекторов любопытства. Нужно больше думать о будущем: как мы может создать город с чистым воздухом, с чистой энергией и водой. Почему архитекторы в этих вопросах почти не участвуют? Большую часть мировых проблем с экологией мы создали сами, просто плохо спроектировав систему изначально. Но раз мы создали этот хаос, мы можем и поправить его. Поэтому роль архитектора — в радикальном новом взгляде, который просто обязателен, чтобы создать лучший мир в будущем.

Полин Маркетти

Sensual City Studio

Для меня существует два вида архитекторов: эксперты и визионеры.

Первые обладают большим практическим знанием. Например, где именно разместить кухню, как ее спроектировать, чтобы это была лучшая кухня для человека. И это очень важно и надо всячески уважать таких людей.

Визионеры напротив работают над идеями. Иногда их идеи никуда не годятся, но во всяком случае у них есть новые прорывные мысли, которые тоже очень важны для мира.

Джон Такара

Писатель и журналист, автор дизайн-инициативДжон Такара 
Не думаю, что миру нужно еще больше зданий. Так что архитектор как проектировщик это устаревшая идея. Но нам действительно нужны профессионалы, чтобы определить, какими должны быть пространства для жизни в новых реалиях.

Поэтому вместо черчения и застройки города башнями, я думаю, новая работа архитектора — помогать жителям разобраться в своем пространстве, не смотреть с завистью на другие места и мечтать о переезде, а понять, как изменить свои города, чтобы жить в них лучшей жизнью.

Стефан Петерманн

Партнер АМО

Пока людям нужна крыша над головой и потребность в окружающем пространстве, что, я думаю, никогда не иссякнет, у нас будет работа и социально значимая роль в обществе. Как только рядом с одним зданием хотят построить другое, сразу возникает работа для архитектора, с новым окружением между зданиями, с коммуникацией между ними.

Шаджей Бушан

Бюро Zaha Hadid Architects

Мы проектируем и строим окружающее пространство, в котором и происходит вся жизнь. Так что это фундаментальная профессия в каком то роде. Поэтому в работе нужно больше задумываться о социальном аспекте, потому что мы всё-таки не только искусство, но и социальная наука.

 Больше мнений архитекторов на arch:speech 


Не бойтесь копировать: Вини Маас обвинил архитекторов в излишней любви к оригинальности


«Мы должны строить из золота, серебра и титана». Новый взгляд на экологию зданий от Эдуарда Франсуа

Дэвид Аджайе: «Главная задача архитектора — защитить общество от капитализма»

 

Что нужно знать, чтобы стать системным архитектором / Техносерв corporate blog / Habr

Роли в проекте выглядят так:

  1. Аналитик слышит от бизнеса задачу в духе «нам надо работать быстрее» и идёт выяснять, что для этого нужно. Долго ковыряется и узнаёт, например, что производству нужна более простая или прозрачная схема процесса обработки заказов. Обсуждает с командой. Бизнес решает делать. Аналитик бросает в архитектора требованиями к новой системе. Аналитик узнаёт, к чему надо идти.
  2. Архитектор смотрит на требования, смотрит на систему, удивляется, смотрит ещё раз туда-сюда — и после этого ставит точное техническое задание. Архитектор видит, что нужно делать.
  3. Проектировщик — самый счастливый человек. Он берёт требования архитектора и просто лабает их до уровня детального проекта системы. Проектировщик знает, как нужно делать конкретные детали.
  4. Проект-менеджер берёт проект и смотрит, сколько нужно людей, железа, денег и других ресурсов. Делает план работ. ПМ знает, кто будет делать, и сколько это будет стоить.

Потом в обратном порядке проект принимается.

Ещё тут могут участвовать главные инженеры (в местах, где много железа или где требуются комплексные работы) и другие люди. Часто роли совмещаются — например, архитектор может быть как проектировщиком, так и брать на себя часть аналитики. ПМ может быть иногда тимлидом разработчиков. Но модель ролей примерно такая.

Дальше — имхо про то, что нужно от первых трёх ролей.

Архитектор, как это ни странно — человек, который соприкасается с реальным миром. Если рассматривать модель развития разработчик или инженер → проектировщик → архитектор (части проекта) → ведущий архитектор, то сначала реальный мир за стеклом и кажется безопасным. У проектировщика на входе сухие требования старшего коллеги-архитектора. По мере роста по этой цепочке (она не единственно возможная, не обязательно развитие идёт так), нужно всё больше и больше общаться с другими людьми из своей команды и у заказчика.

Появляется необходимость в дополнительных навыках. Сначала идут технические навыки — например, мы, когда отбираем проектировщиков из разработчиков и инженеров, хотим, чтобы они умели внятно смотреть мониторинг больших сетей, групп приложений, умели управлять конфигурацией сети, делать инвентаризацию сети, знали теорию про сетевые модели и протоколы управления. Для молодых архитекторов нужны уже не только навыки сбора данных, но и их отображения, нужно уметь работать с массивами собранного визуально, строить понятные всем в команде схемы.

Опять же, вряд ли проектировщику понадобятся навыки управления сервисдеском или навыки миграций-изменений. А архитектору — очень даже, потому что у процесса есть три стадии: где мы сейчас, как будем жить ближайший год, и где мы будем в конце проекта. И этот год хорошо бы не потерять под девизом «under construction».

По мере роста искушённости архитектора растут требования к знаниям стандартов. Можно начать с ласкового и нежного ГОСТ 34, а потом почитать про принципы размещения ГИС для медицины с персональными и платёжными данными сразу. Там же — методологии проектирования. Проектировщику не нужно знать теорию управления проектами, а архитектор должен понимать, как люди работают (хотя бы на уровне понимания, что такое ошибка планирования). Ведущий архитектор должен уметь быть ПМ'ом при необходимости, но никогда не делать такую работу.

А дальше начинается нестандартное и часто недооцениваемое. Вот, например, зачем нормальному ИТ-специалисту навыки выступлений и проведения презентаций? А они нужны, хотя бы базовые. Для начала — чтобы не начинать объяснение новой системы словами:

— Вы здесь все блаженные идиоты. Смотрите, что мы будем делать.

Реальный случай, кстати. Самое главное — человек ответил за слова и доказал, почему именно они такие люди. Но исполнители после такого начала не горели желанием работать. На самом деле, навыки презентаций нужны не для этого, а для того, чтобы объяснять свои задумки остальным в команде. Там есть несколько базовых вещей, которые очень берегут всем время.

Проектировщику и обычному архитектору, по идее, не надо знать много про продажи. Ведущему — надо, он должен был хоть раз продать ИТ-решение. Потому что тогда он будет знать, на каком языке говорит бизнес. И это будет не «некоторые риски повышения FRR навигационной системы», а «если не поменяем вот это — у вас будет полный самолёт трупов на полосе». Есть небольшая разница в убедительности и точности донесения данных. Очень близко лежит навык выбора перспективных продуктов, когда ничего непонятно про технологию (если смог выбрать сам, то знаешь, что заказчик оказывается в похожей ситуации, когда архитектор показывает пару вариантов).

Нужен навык аудита чужой инфраструктуры. Это чтобы уметь понимать, что важно, а что нет. По стандарту любой может, а вот с пониманием, что в прикладном уровне важнее, и где можно смириться с некоторыми особенностями инфраструктуры и проекта — лишь бы работало, как надо бизнесу — уже нет.

Очень важный навык в выборе проектного решения — умеет человек обосновывать выбор или нет. Если оценка делается по цене, надёжности, масштабируемости и другим факторам в совокупности — это уже рациональный проектировщик. А если оценка делается с учётом всех возможных сценариев, собранных аналитиком, — это ведущий архитектор. Почему? Потому что ещё надо уметь выявлять зависимости проекта, его риски и точные требования. Выявлять — это не когда ты внедрил и узнал, что чего-то не хватает, а когда заранее знал, что будет, и заранее же подготовился. За пару лет. Здесь ведущий архитектор отличается от своего более прикладного коллеги тем, что думает об этом всегда и во всём.

Вообще, вот это — подготовиться заранее и продумать все варианты — наверное, самое главное отличие профессионала от человека, способного спроектировать систему. Архитектору надо учесть всё: и возможные нетрадиционные использования, и защиту от дурака, и продумать точки отказов, переходный процесс. Упрощённая аналогия такая: если вы играли в градостроительные стратегии, то знаете, что иногда лучшая архитектура на «через 10 лет» бывает крайне контринтуитивной. Нужно сначала построить город, а потом его отрефакторить, чтобы понять, как надо правильно. У архитектора такой роскоши нет — строительство и рефакторинг идут в голове, а в работу берётся уже оптимизированная модель. Архитектор — он думает про концепцию и влияние на смежные системы, о назначении, применимости и выгодах.

Важны навыки формулировки техтребований и техзаданий. А ещё — оценки рисков и изменений. Если человек работал только с проектами до, скажем, 50 дней — навыки оценки, скорее всего, недостаточные. На реально больших проектах есть свои особенности, связанные со спецификой заказчика и тем, что при большом накоплении обычных погрешностей уже не получается «за полчаса вечером доделать». Точнее, время — это очень ограниченный ресурс, и лишнее рабочее время из ниоткуда не появляется.

Подготовка разных планов — мало иметь план по своему подразделению, ещё готовятся ресурсные планы (независимо от принадлежности к подразделениям). Это снимает необходимость контроля плана целого чужого подразделения, — понимать компетенции и возможности команды надо.

Разработка документации — просто полезный навык, нужен в любой стадии. Ещё он здорово дисциплинирует в плане системного мышления.

Декомпозиция работ — вроде бы ПМ'ный навык, но на деле это задача архитектора. Проект-менеджер сам этого сделать не сможет, поскольку не обладает достаточными компетенциями в проектируемой системе, и он просто собирает информацию с архитектора, проектировщиков и инженеров, оформляет в виде календарного плана и аккуратно контролирует выполнение, при необходимости мотивируя команду. Да, проджекты часто достаточно хорошо подкованы, чтобы понимать, что откуда растёт, но правильную декомпозицию делает именно архитектор.

Навыки делового общения — если ведущий архитектор этого не умеет, то он очень быстро перестаёт быть ведущим, поскольку с ним серьёзные люди не разговаривают. Потому что одно дело высказать мнение о системе со словом «жопа» в середине в курилке, а другое — то же самое вице-президенту европейской компании. Плюс нужен беглый английский для общения с вендорами. Печень и мозг сохраняются в первозданном виде. Хотя, например, я часто в процессе встречаюсь с тем, что «сейлзы» как раз знают, на какие встречи нужен архитектор, чтобы рисовать в воздухе правильные узоры пальцами — и берут с собой к заказчику.

Из «общечеловеческих» навыков обычно при назначении роли оцениваются отзывы предыдущих руководителей человека по трудовой биографии. Нужна нацеленность на результат: не сдать систему, а решить задачу. «Всё сделано по ТЗ, но не работает» — это не решение задачи.

Очень важный критерий — любознательность: как правило, если человек сам ищет новые знания и сам учится, это повод задуматься, зачем же он живёт. Значит, ему не всё равно (ну или он готовиться сменить компанию, гы-гы). Архитектору должно быть не всё равно больше всех.

Важно управление временем: для проектировщика — определение приоритетов в духе коротких спринтов (получил задачу — сделал — сдал — получил новую), а вот для архитектора — уже самому определить сроки своих задач, их приоритеты — и самому всё сделать правильно. И ещё умение принимать решения в условиях недостатка времени, дефицита ресурсов и когда всё вокруг горит: и велосипед горит, и костыли горят, и ты горишь. «Вытянутый» проект, когда что-то пошло не так, — это не только километр нервов и недосыпы, но и шанс стать круче, поняв что-то для себя о том, как действительно решаются задачи в реальном мире.

Вот примерно так. Повторюсь: это суровое имхо, но моя школа у опытных товарищей показала, что расти надо примерно в эту сторону. И чего-то похожего я жду от своих коллег по направлениям на проектах.

Поэтому, как я уже говорил, быть архитектором и напряжно, и интересно. Особенно интересно стало в последние годы, когда появились инфраструктуры, которые можно изменять относительно быстро — в частности, на базе облаков. Например, в нашем облаке Техносерв архитекторы нужны почти на каждый переезд — для многих это возможность не только перенести инфраструктуру в облако, но и сразу отрубить «хвост» из всякого легаси и тянущихся костылей, спроектировав систему правильно — раз уж всё равно она меняется.

Если вдруг вы хотите стать архитектором, а у вас в компании есть не очень-то нужные вам курсы — задумайтесь. Очень многие компетенции связаны с такими базовыми вещами, как управление проектами и переговоры. Хоть это больше история ПМ’а или «сейлза», вам она тоже может неожиданно пригодиться.

Это материал архитектора нашего облака Техносерв Cloud Александра Шубина. Вот его прошлый пост про архитектора: как выглядит его работа.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *