Архитектура 20 30 годов 20 века – «Архитектура 30-х годов 20 века. Троцкий Н. А., , Конструктивизм, пр.Стачек,18 Дом Советов Нарвского района.». Скачать бесплатно и без регистрации.

Советская архитектура 20-х годов — politzkovoi — LiveJournal

Великая Октябрьская Социалистическая революция дала мощный импульс творчеству во всех областях культуры, искусства, архитектуры. Революционные социалистические идеалы, отмена частной собственности на землю и крупную недвижимость, плановые основы социалистического хозяйства раскрыли невиданные ранее горизонты в сфере градостроительных исканий, создания новых по социальному содержанию типов зданий, новых средств выразительности архитектуры. Насыщенная творческая атмосфера характеризовала весь послереволюционный период.

Партия и Советское правительство, занимаясь в этот период первостепенными по важности политическими и экономическими вопросами, не оставляли без внимания развитие художественной культуры. Исторических аналогов не было. Социалистическую культуру, искусство приходилось создавать в сложном переплетении старого и нового, передового и консервативного. Какой должна быть новая архитектура, особенно в такой сложной, многонациональной стране, никто заранее сказать не мог.

Не было здесь какой-либо одной декретированной линии. Развивались различные направления, и сама жизнь, весь ход социалистического развития страны должны были определить их истинную гуманистическую ценность и значение. В этом заключалась особенность подхода пролетарского государства к творческой жизни первых полутора десятилетий после революции. Но развитие не протекало стихийно, оно тщательно анализировалось в свете коммунистической идеологии и конкретных задач построения социализма в стране. Под руководством В. И. Ленина на длительную историческую перспективу закладывались основы партийной политики в области культуры, искусства, архитектуры. С именем В. И. Ленина связан глубоко продуманный комплекс мероприятий, в результате которых в воюющей, голодной, испытывающей бесконечные лишения стране художественная жизнь не только не замерла, но обрела силу для дальнейшего подъема.

В трудную пору интервенции, гражданской войны, хозяйственной разрухи и восстановительного периода строительная активность в стране была минимальной. Соревнование архитектурных тенденций шло преимущественно теоретически, порождая обилие деклараций и экспериментальных проектных материалов. Однако «бумажное проектирование» 1917—1925 гг., несмотря на малую практическую отдачу, сыграло известную положительную роль. Оно позволило критически разобраться в обилии теоретических мыслей и проектов, отвергнуть крайности архитектурных фантазий, приблизить творческую мысль к решению практических задач.

Первые годы после революции характеризовались приподнятым восприятием новой жизни. Духовный подъем широчайших народных масс толкал фантазию к безудержному полету, и чуть ли не каждый художественный замысел трактовался как символ эпохи. Это был период романтического символизма, сочинялись грандиозные архитектурные композиции, рассчитанные на многотысячные манифестации, митинги. Архитектурные формы стремились сделать остро выразительными, предельно понятными, чтобы подобно агитационному искусству непосредственно включить архитектуру в борьбу за утверждение идеалов революции.

Общим было стремление создать великую архитектуру, но поиски велись в разных направлениях. Как правило, представители старшего поколения мечтали о возрождении больших художественных традиций мировой и русской архитектуры. Сквозь налет гигантомании проступают мотивы могучей архаизированной дорики, римских терм и романской архитектуры, Пиранези и Леду, архитектуры Великой Французской буржуазной революции и русского классицизма. Гипертрофия исторических форм должна была, по мысли авторов, отразить величие завоеваний революции, мощь нового строя, крепость духа революционных масс.

На другом полюсе романтико-символических исканий группировалась главным образом молодежь. В работах этих архитекторов преобладали простейшие геометрические формы, динамичные сдвиги плоскостей и объемов. Связанная с влияниями кубофутуризма деструктивность и зрительная неустойчивость композиций с использованием диагональных и консольных смещений была призвана, по мысли авторов, отразить динамизм эпохи. Возможности новых материалов и конструкций (в основном — гипотетических) использовались для создания активно изобразительных композиций, как бы выводящих архитектуру на грань монументальной скульптуры. Многие формы, родившиеся в этих ранних «левых» проектах, в дальнейшем прочно вошли в арсенал выразительных средств новой советской архитектуры.

Некоторые архитекторы выдвигали на первый план «индустриальные» мотивы, романтическое истолкование техники в качестве особого символа, связанного с пролетариатом. К фантазиям индустриального типа иногда причисляют и знаменитый проект памятника III Интернационалу, созданный в 1919 г. В. Татлиным. Однако значение этого проекта намного превосходит задачи романтизации и эстетизации самой по себе техники и его влияние выходит далеко за рамки архитектуры романтического символизма.

Не случайно памятник III Интернационалу стал своеобразным символом-знаком советской архитектуры 20-х годов.

Вся трудная и голодная жизнь первых послереволюционных лет была пронизана искусством, которое активно выполняло агитационные функции и было призвано мобилизовать массы на строительство новой жизни. Ленинский план монументальной пропаганды обобщал и вводил в единое русло разнородные художественные усилия. Для тех лет вообще было характерно стремление к взаимосвязи, «синтетическим формам» искусства, вторжение его в повседневность, стремление искусства как бы слиться с жизнью. Искусство, вышедшее на улицу, устремилось дальше по пути преобразования не только облика, но самой структуры и содержания жизненных процессов, их изменения по законам целесообразности и красоты. На стыке архитектуры и художественных исканий возник специфический феномен «производственного искусства», провозгласившего смыслом художественного творчества «делание вещей», предметов повседневного обихода и «через них» — переустройство самой жизни. Провозглашаемое «производственниками» грандиозное, необозримое по своим задачам «искусство жизнестроения» ставило целью преобразить, одухотворить идеями коммунизма всю жизненную среду.

Тесные контакты с художниками имели большое значение для обновления формального языка архитектуры. Новые средства архитектурной выразительности рождались не без влияния экспериментов «левого» искусства, включая «архитектоны» К. Малевича, «проуны» (проекты утверждения нового) Л. Лисицкого и т. д. Взаимосвязанность архитектуры и искусства отразилась на комплексном характере ряда организаций, объединявших творческие силы: Инхук, Вхутемас, Вхутеин, где формировались различные творческие концепции и проходили экспериментальную разработку в острой борьбе идей.

Начало 20-х годов было временем становления новаторских течений советской архитектуры. Основные силы группировались вокруг возникшей в 1923 г. Ассоциации новых архитекторов (АСНОВА) и созданного двумя годами позже Объединения современных архитекторов (ОСА). АСНОВА образовали рационалисты, они стремились «рационализировать» (отсюда и их название) архитектурные формы на основе объективных психофизиологических законов человеческого восприятия. Рационализм непосредственно восходил к романтическому символизму, для которого образные задачи архитектуры играли доминирующую роль. Рационалисты шли в формообразовании «снаружи-внутрь», от пластического образа к внутренней разработке объекта. Рационализм не отвергал материальных основ архитектуры, но решительно отодвигал их на второй план. Рационалистов упрекали в формализме — и не без основания, они давали для этого повод своими отвлеченными экспериментами. Вместе с тем, преодолевшая традиционный эклектизм и прозу утилитаризма художественная фантазия рождала новый яркий архитектурный язык и раскрывала невиданные творческие горизонты. Весь актив рационалистов был связан с преподаванием и потому, за исключением примыкавшего к АСНОВА К. Мельникова, относительно мало проявлял себя в практике. Зато рационалисты оказали существенное влияние на подготовку будущих архитекторов.

Принципиально иной была позиция членов ОСА — конструктивистов. Реставраторским тенденциям и «левому формализму» АСНОВА они противопоставили ведущую роль функционально-конструктивной основы зданий. В отличие от рационализма, формообразование здесь шло «изнутри-наружу»: от разработки планировки и внутреннего пространства через конструктивное решение к выявлению внешнего объема. Подчеркивалась и возводилась в ранг эстетического фактора функциональная и конструктивная обусловленность, строгость и геометрическая чистота форм, освобожденных, по формулировке А. Веснина, от «балласта изобразительности». Строго говоря, зрелый конструктивизм выдвигал на передний план не конструкцию, технику, а социальную функцию. Однако нельзя отождествлять советский конструктивизм с западным функционализмом. Сами конструктивисты решительно подчеркивали существующее здесь принципиальное отличие, социальную направленность своего творчества. Они стремились создать новые в социальном отношении типы зданий, средствами архитектуры утвердить новые формы труда и быта и рассматривали архитектурные объекты как «социальные конденсаторы эпохи» (М. Гинзбург).

Метод конструктивизма не отрицал и необходимости работы над формой, но эстетическая самоценность формы — вне связи с конкретной функцией и конструкцией — принципиально отвергалась. Теперь, в исторической ретроспективе достаточно четко ощущается, что конструктивизм — во всяком случае в теории — тяготел все же к некой инженерной схематизации задач архитектуры, к подмене целостности социально-синтетического мышления архитектора техническими методами конструирования. И это было слабостью течения. Тем не менее, конструктивизм обосновал социальную обусловленность и материальные основы нового архитектурного содержания и новой архитектурной формы, заложил основы типологии нашей архитектуры, способствовал внедрению научно-технических достижений, передовых индустриальных методов, типизации и стандартизации строительства. Социально ориентированные и в то же время практичные, деловые установки конструктивизма соответствовали периоду развертывания реального строительства после окончания гражданской войны. Это и обусловило то, что он занял господствующие позиции в советской архитектуре 20-х годов.

Отношения между рационалистами и конструктивистами были сложные. На первых порах негативизм в отношении прошлого был их общей платформой. Затем, в середине 20-х годов на первый план вышло диаметрально противоположное понимание творческого метода архитектора. Тем не менее, нельзя абстрактно противопоставлять эти новаторские течения. Революция, с одной стороны, дала творческим исканиям мощный духовный импульс и потребовала новой образности, а с другой — поставила перед архитектурой новые социально-функциональные задачи, решать которые можно было лишь с помощью новой техники. С этих двух сторон и подходили рационалисты и конструктивисты к задаче переустройства материальной и духовной среды общества, но работали разобщенно, находясь в полемическом противостоянии и потому практически были односторонними.

В творческом плане архитектура заявила о своей художественной зрелости в 1923 г. конкурсным проектом Дворца труда в Москве, разработанным лидерами конструктивизма братьями Весниными. Проект не изображал идею Дворца труда, а наглядно воплощал и выражал ее в динамической и функционально оправданной композиции, отстаивал новые принципы архитектурного мышления, новые формы и стал вехой на пути дальнейшего развития советской архитектуры.

Заметное влияние на развитие советской архитектуры оказала серия конкурсов 1924-1925 гг. Конкурсный проект здания акционерного общества «Аркос» братьев Весниных с его выраженным железобетонным каркасом и большими остекленными поверхностями стал образцом массового подражания. Еще значительнее в творческом плане был конкурсный проект здания газеты «Ленинградская правда» тех же авторов. Его называют одним из самых артистичных проектов XX в. К 1925 г. относится первый и сразу же триумфальный выход советской архитектуры на международную арену. Построенный по проекту К. Мельникова Советский павильон на Международной выставке в Париже остро выделялся на общем фоне эклектичной архитектуры.

В конце 1925 г. XIV съезд ВКП(б) определил курс на индустриализацию народного хозяйства. В предвидении предстоящего строительства развернулась дискуссия о принципах социалистического расселения. В связи с проблемой преодоления противоположностей между городом и деревней широко обсуждался вопрос о городах-садах. Остро выявились в конце 20-х годов позиции урбанистов, ратовавших за развитие концентрированных очагов расселения, и дезурбанистов, отстаивавших преимущества безочагового, рассредоточенного дисперсного расселения. Однако ни один из проектов этого плана не был реализован.

В рамках концепции урбанизма были созданы интересные с профессиональной точки зрения проекты «жилых комбинатов», также не получившие практической реализации. Более перспективным и, главное, полностью при­годным для практики оказался другой — упрощенный вариант первичной структурной единицы «соцгорода» — в виде укрупненного жилого квартала с развитой системой культурно-бытового обслуживания. Такие кварталы и жилые комплексы, появившиеся в 20-30-х годах во многих городах, можно рассматривать как своего рода реальный вклад концепции урбанизма в практику социалистического градостроительства.

Преодолевая крайности утопических концепций, советская градостроительная мысль вырабатывала перспективные модели развивающегося города. Так, Н. Милютин предложил свою всемирно известную теперь «поточно-функциональную» схему зонирования городской территории в виде параллельно развивающихся полос промышленности, транспорта, обслуживания, жилья и т.д. Схема Милютина повлияла не только на отечественную, но и на зарубежную градостроительную мысль — ее влияние ощущается в работах Ле Корбюзье, А. Малькомсона, Л. Гильберзаймера и др.

Вместе с тем схема Милютина оставляла открытой проблему общегородского центра, органично включенного в структуру города и организующего его жизнь и смысловые связи. Этот недостаток преодолел Н. Ладовский, работавший над планом Москвы и предложивший разорвать ее кольцевую структуру, превратив центр из точки в направленную ось, задающую направление параболическим дугам функциональных зон — жилой, промышленной и т.д. Это было смелое и дальновидное прозрение — лишь в конце 50-х годов К. Доксиадис выступил с идеей «динаполиса», повторив основные позиции теоретической аргументации и проектной разработки Н. Ладовского.

С дискуссией о социалистическом расселении были связаны и экспериментальные разработки зданий принципиально новых типов, рожденных новыми социальными отношениями и специфическими задачами того этапа социалистического строительства. К их числу относятся новые типы жилищ и производственных предприятий, рабочие клубы и т. д. По-своему ярким и драматическим было проектирование домов-коммун, посредством которых стремились ускорить развитие быта, воплотить в жизнь принципы обобществления и коллективизма. Нет сомнения, что на проекты «апартмент-хаузов» в Скандинавии, Англии и Америке, разного рода домов с обслуживанием в «социалистических странах» оказали влияние проекты советских архитекторов 20-х годов.

Параллельно с теоретическими и экспериментальными проработками проблем самого высокого уровня — принципы расселения, переустройство труда и быта — осуществлялись практические мероприятия по проектированию городов на базе промышленных гигантов первой пятилетки — Автостроя в Горьком, Запорожья, Кузнецка, Магнитогорска, велась реконструкция существующих городов, строительство новых жилых массивов в Москве, Ленинграде, Свердловске, Новосибирске, Баку, Харькове и др. На рубеже 20—30-х годов в не­которых городах были построены крупные, пространственно развитые объекты, объединявшие жилище с элементами обслуживания («Городок чекистов» в Свердловске, жилой комплекс на Берсеневской набережной в Москве). Они, как правило, имели подчеркнуто градостроительное значение, выразительное пластическое решение. В начале 30-х годов советские архитекторы непосредственно подошли к идее микрорайонирования, которая распространилась по всему миру лишь в послевоенный период. Такие видные зарубежные архитекторы, как К. Перри и П. Аберкромби, высоко оценивали эти перспективные предложения и практику их реализации.

Обширные работы проводились по преобразованию центров ряда городов, прежде всего столиц союзных и автономных республик. Признание далеко за пределами нашей страны получила застройка нового центра тогдашней столицы Украины-Харькова. Здание харьковского Госпрома можно отнести к высшим художественным завоеваниям конструктивистской архитектуры. В ряде случаев промышленные здания и сооружения достигали звучания большой архитектуры. Архитектурным сооружением мирового уровня стала Днепровская ГЭС имени В. И. Ленина.

Высшим творческим итогом развития советской архитектуры того периода стал Мавзолей В. И. Ленина, созданный по проекту А. Щусева. Мастер достиг классической отточенности, строгой, монументальной и торжественной композиции. Идейная глубина замысла, новаторство форм органично соединились с преображенной классической традицией. Высокая профессиональная культура породила произведение поистине гениальное, до сих пор сохраняющее значение непревзойденной вершины в ряду самых крупных художественных завоеваний нашей архитектуры.

Язык архитектуры 20-х годов был всецело созвучен социально-культурной специфике своего времени. Простота, нарочитая скромность жизни выступала этической нормой пролетарской идеологии и в послеоктябрьские годы, заполненные борьбой, и в годы нэпа, когда революционный аскетизм нарочито противопоставлялся показной роскоши ожившей мелкобуржуазной среды, и в трудных условиях начала социалистической индустриализации, подчас требовавших сурового самоограничения. В этой атмосфере подчеркнутая простота архитектурных форм была естественной и прочно ассоциировалась с демократичностью, новым строем отношений.

История советской архитектуры (1917-1954) под ред. Н.П. Былинкина и А.В. Рябушина.

3. Советская архитектура 30-х годов, основные течения и направления.

1917-1932 гг. Началом революционных перемен в архитектуре было изменение назначения ряда зданий: в дворцах разместились учреждения, в особняках — рабочие клубы, детские сады и т.д., в многоквартирных доходных жилых домах — трудящиеся.

Сразу после революции были созданы проекты реконструкции Москвы и Петрограда (А. Щусев, И. Жолтовский и др.), проекты городов будущего. Поиски новых путей решения проблем в архитектуре велись в разных направлениях: в области градостроительства, стандартизации и типизации, основ архитектурного образования и т.п. Одни архитекторы, вслед за И. Жолтовским (1867-1959), проповедовали вечность законов классического зодчества или, как И. Фомин (1872-1936), разрабатывали приемы «реконструкции» классического наследия, другие (например, Э. Лисицкий, И. Голосов, К. Мельников) выражали архитектуру в романтических формах, стремясь порвать с традиционализмом.

Контрасты в истории архитектуры века проявились в диалектике историзма и авангардизма.

Наиболее влиятельным течением отечественной культуры XX в. была неоклассика. В духе этого творческого направления работали наиболее талантливые архитекторы: И. Жолтовский, И. Фомин, В. Щуко, братья Веснины, К. Мельников, И. Голосов и др. Сторонники неоклассики рассматривали модерн как антихудожественное течение, в то время как во многих европейских странах новаторские течения были преемственно с ним связаны.

Приверженцы историзма в архитектуре стремились создать в среде будущего знаки исторической памяти. Они часто обращались к наследию зодчих времен Великой французской революции, большое влияние имели патетические офорты Дж.Б. Пиранези. Примерами явились работы 1918-1923 гг.И. Фомина, его учеников Л. Руднева и др., а также И. Голосова, предельно упрощавшего ордер. И. Фомин использовал и развил воспринятую от ордера структуру архитектурного языка, утверждая культурную традицию.

Одновременно с этим в нашей стране развивались левые новаторские течения. В период 1912-1922 гг. преобладало левое изобразительное искусство, а в период 1922-1932 гг. — новаторское течение архитектуры. Стилеобразующими концепциями первого периода были конструктивизм (В. Татлин, А. Родченко и др.) и супрематизм (К. Малевич, В. Кандинский и др.).

В начале 20-х годов архитектура советского авангарда приняла эстафету от левого изобразительного искусства и взяла на себя основную роль в формировании и развитии нового стиля.

Конструктивизм предполагал конструкторско-изобретательское начало, конструирование изнутри, супрематизм предлагал поиски нового стиля через геометризацию форм, через цвет, через создание системы новых форм.

Авангардизм не допускал прямое использование классического ордера.

К середине 20-х годов сложились два первых объединения советских архитекторов: в 1923 г. — АСНОВА (Ассоциация новых архитекторов), куда входили Н. Ладовский, В. Кринский, К. Мельников и др., выдвигавшие идею синтеза архитектуры и искусств с целью создания на основе психофизических законов «рациональной» архитектуры, обладающей «эмоционально-эстетическими качествами и свойствами»;

в 1925 г. — ОСА (Объединение современных архитекторов), куда входили братья Веснины, М. Гинзбург, И. Николаев и др., называвшие себя конструктивистами и ставившие своей целью преобразование окружающей среды путем «функционального метода» на основе прогрессивных производственно-бытовых процессов, типизации и стандартизации массового строительства. Творчеством рационалистов и конструктивистов был создан стиль архитектуры 20-х годов.

К крупнейшим произведениям зодчества конструктивистского направления относятся здания принципиально новых типов — дома-коммуны, построенные по принципу объединения индивидуального жилища и общественно-бытовых учреждений в одной объемно-пространственной композиции: студенческий дом-коммуна (1929 — 1930, И. Николаев), дом-коммуна на ул. Чайковского в Москве (1928-1930, М. Гинзбург и И. Милинис) с экономично спланированными квартирами и обобществленным обслуживанием. Однако качество материалов и строительных работ отставало от новых архитектурных идей. В 1925 г. возникли первые проекты социалистических городов на базе промышленных гигантов первой пятилетки: Запорожье, Кузнецк, Магнитогорск. Строили «соцгорода» комплексно: вместе с жилыми домами возводили предприятия, магазины, детские учреждения, школы, клубы и т.д.

Промышленное строительство отличалось от дореволюционного современной архитектурной формой, крупными масштабами, четким силуэтом.

Архитектурным сооружением мирового уровня явилось здание Днепрогэса в Запорожье (1929-1932, В. Веснин и др.), величественный образ которого характерен для первого этапа советской архитектуры.

Развитие промышленности вызвало бурный рост городского населения. Сформировался новый тип четырех- и пятиэтажного многоквартирного секционного жилого дома. Многие жилые дома и общественные здания отличались выразительной архитектурой.

Кроме школ, детских учреждений, фабрик-кухонь, больниц и универмагов строились новые типы общественных зданий — рабочие клубы: в Москве — Дворец культуры Пролетарского района (1931 — 1937, братья Веснины), в котором функционализм в объемно-планировочной композиции сочетается с элементами классической планировки; Клуб им. Русакова (1927-1929, К. Мельников), в котором символические формы порывают с традиционными архитектурными формами.

К концу 20-х годов дворец получил значение символа торжества нового общественного строя. Примером синтеза тенденций авангарда и историзма стал Мавзолей В.И. Ленина на Красной площади в Москве (1929-1930, А. Щусев).

Ярусность и пирамидальный силуэт, идущие от древних архетипов мемориальных сооружений, соединены в его композиции с лаконизмом формы, присущим авангардной архитектуре 20-х годов. С начала 30-х годов в городах торжественная монументальность неоклассицизма отражала новый уровень развития страны.

В 1932 г. единый Союз советских архитекторов заменил творческие группировки. Культурное наследие архитектуры прошлого стало рассматриваться как источник архитектурных средств настоящего. В 30-е годы архитектура не была готова к решению практических проблем. Ее идеи оставались утопическими.

Архитектурный историзм предлагал схемы, которые можно было использовать немедленно, поскольку они опирались на градостроительные модели классицизма.

С начала 20-х до середины 30-х годов постепенно изменяется стилевая направленность советской архитектуры. Если вначале простота архитектурных форм диктовалась демократическими идеалами, то к середине 30-х годов направленность изменилась. Архитекторы обратились к классическому наследию как арсеналу композиционных принципов, приемов и форм. Задача, которую поставила перед архитектурой власть, заключалась в создании «нового ампира» — 20-летнего последовательного развития «стиля сталинской империи».

Советская архитектура стала создавать иллюзию восторженной торжественности. Если вначале советская архитектура могла ассоциироваться с относительным экономическим благополучием середины 20-х годов, то с 1927 г. планомерно проводились политические, экономические и культурные реформы, которые сопровождались в архитектуре поворотом к классике. Архитектура переключилась на строительство идеологически ориентированных зданий — министерств, театров, партийных резиденций и т.п. В советской архитектуре выражалась победа тоталитарной психологии.

Невоплощенные проекты советской архитектуры

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

В 30-50-х годах XX века в Советском Союзе были разработаны интереснейшие архитектурные проекты, которым так и не суждено было сбыться.

Архитектурные проекты Москвы 30-50-х годов являются одними из самых амбициозных в мировой истории. Огромные здания, дворцы и арки должны были воплотить в себе всю мощь первого в мире социалистического государства. Самые талантливые архитекторы из самых разных творческих школ боролись за право реализации своих проектов.

Среди всех проектов выделялся «Генеральный план реконструкции Москвы», принятый в 1935 году. Согласно этому плану в кратчайшие сроки Москва должна была превратиться в образцовую и показательную мировую столицу. Целая система магистралей, площадей и набережных с уникальными зданиями осуществили бы самые прекрасные мечты о светлом будущем.

Здание Наркомата тяжелой промышленности

Невоплощенные проекты советской архитектуры

А. Веснин, В. Веснин, С. Лященко. 1934

В 1934 году был объявлен конкурс на здание Народного Комиссариата тяжелой промышленности (Наркомтяжпром) на Красной площади. Сооружение этого грандиозного комплекса в 110 тысыч кубических метров на площади в 4 гектара привело бы к радикальной реконструкции Красной площади, прилегающих улиц и площадей Китай-города. Впечатляющие проекты братьев Весниных — лидеров движения конструктивизма, так и не были отмечены жюри.

Дворец Советов

Невоплощенные проекты советской архитектуры

Б. Иофан, О. Гельфрейх, О. Щуко. Скульптор С. Меркулов. Один из вариантов утвержденного проекта. 1934

Конкурс на проект Дворца Советов в Москве — один из самых масштабных и представительных архитектурных конкурсов двадцатого столетия. На конкурс было представлено 160 проектов. 24 предложения поступили от иностранных участников, среди которых были всемирно известные архитекторы: Ле Корбюзье, Вальтер Гропиус, Эрих Мендельсон.

Гостиница Моссовета («Москва»)

Невоплощенные проекты советской архитектуры

Л. Савельев, О. Cтапран. 1931

В 1931 году Моссовет провел закрытый конкурс на проект огромной гостиницы на 1000 номеров, самой благоустроенной по меркам тех лет. В конкурсе участвовало шесть проектов, лучшим был признан проект молодых архитекторов Савельева и Стапрана. В проект гостиницы, его фасад, были внесены изменения в духе новой монументальности и ориентации на классическое наследие. Согласно легенде, Сталин подписал сразу оба варианта решения фасада здания, поданные ему на одном листе, в результате чего фасад выстроенной гостиницы оказался несимметричным.

Дворец техники

Невоплощенные проекты советской архитектуры

А. Самойлов, Б. Ефимович. 1933

Конкурс на проект Дворца техники был объявлен в 1933 году. Сам объект проектирования представлял собой комплекс научных и технических учреждений. Он должен был «вооружать массы достижениями советской техники в области промышленности, сельского хозяйства, транспорта и связи». Местом строительства Дворца был выбран участок на берегу Москвы-реки, однако сам дворец так и не был сооружен.

Здание военного наркомата

Невоплощенные проекты советской архитектуры

описание, история и интересные факты

Построение нового общества не могло не отразиться на культуре страны в целом и на архитектуре в частности. Советская архитектура прошла несколько этапов развития, она знала взлеты и падения, но в любом случае она стала определенным событием в мировом зодчестве. В СССР было несколько зодчих высочайшего уровня и сегодня на просторах постсоветского пространства можно увидеть несколько шедевров мирового масштаба. Расскажем о том, как складывались стили советской архитектуры, и как она развивалась.

советская архитектура

Особенности и задачи советской архитектуры

После Октябрьского переворота 1917 года новое правительство страны активно взялось за изменение всех сфер жизни. Некоторое время всем было не до архитектуры, но очень скоро стало понятно, что она тоже должна выполнять идеологическую функцию, как и все остальное искусство. В 20-х годах перед зодчими не ставились впрямую задачи по формированию нового пространства, но творцы сами остро чувствовали, что пришло время новых форм и начали вести поиски выражения идей перемен. Но позже советская архитектура была призвана на службу идеям социализма. Все искусство в СССР должно было доказывать единственно правильный путь развития – социалистический. Это и обусловило основные особенности советского зодчества, которое всегда должно было быть в первую очередь идейным, а в последнюю – красивым. Если на первых порах творцам еще удавалось сочетать пользу, идею и красоту, то постепенно эстетика уступила место утилитарности, и это привело к упадку в потенциале великой архитектуры.

архитектура советского авангарда

Исторический очерк

Развитие советской архитектуры прошло несколько этапов. Зарождение этого феномена связывают с периодом 20 – началом 30-х годов, когда идут активные поиски новых форм, переосмысливаются классические приемы зодчества. В это время складывается два основных авангардных направления советской архитектуры: конструктивизм и рационализм. В конце 30-х годов становится понятно, что авангарду не по пути с идеологической советской культурой. Начинает формироваться новая архитектура, цель которой прославлять величие и достижения социалистической идеи. Реализации идей этого периода помешала Вторая мировая война, после которой начинается новый период в архитектуре. Он связан не только с восстановлением разрушенных городов, но и созданием нового пространства, которое бы поддерживало в человеке ощущение гордости за свою страну. Именно на этой идеологической основе формируется сталинский ампир, с его тягой к масштабности. Начало 60-х годов обострило проблему жилой архитектуры. Люди жили в нечеловеческих условиях, и это уже нельзя было списать на послевоенное восстановление. Необходимо решать проблему постройки массового жилья. Эта задача решалась за счет максимального удешевления проектов. Это обернулось трагедией для советской архитектуры. которая выбрала не самый лучший путь развития и пошла вслед за французами в их функциональном типовом строительстве.

Все творческие попытки архитекторов признавались избыточными и вредными. Что заставило творцов заниматься «бумажной архитектурой», т. е. создавать проекты без надежды на воплощение. В 80-х годах советские зодчие остро ощущают надвигающийся кризис. В это время господствует типовой, безликий проект. Архитектура превращается из искусства в простое чертежное мастерство. Из этого кризиса она очень медленно стала выходить только к концу 90-х годов, но это уже постсоветский период.

Советский авангард

По окончании Гражданской войны встал вопрос о восстановлении Москвы. К этому времени в архитектуре страны сложилось два новых направления: конструктивизм и рационализм. Они были созданы выдающимися архитекторами, которые сформировались в рамках российской и европейской традиции, но видели необходимость создания нового зодчества, которое бы отвечало новым реалиям. В то время творцы были очарованы идеей создания нового общества и формирования нового, гармоничного человека.

Конструктивисты во главе с братьями Весниными, Константином Мельниковым, Моисеем Гинзбургом считали, что композиция здания должна отвечать функции. Они отказывались от исторической преемственности, главную роль отдавали простым конструкциям с минимумом декора. Благодаря ним архитектура советского авангарда обогатилась такими сооружениями, как круглый дом К. Мельникова в Москве, зданием газеты «Известия», Дворцом культуры ЗИЛа и многими другими. Направление было очень благосклонно воспринято архитекторами и его ответвления появились в Ленинграде, Харькове, Горьком, Свердловске. Во многих городах бывшего СССР и сегодня можно полюбоваться на конструктивистские сооружения.

архитектура советского времени

Второе авангардное направление, рационализм, возглавляемый Н. Ладовским и В. Кринским, получил меньшую реализацию, чем конструктивизм. Они главным в своей работе видели учет психологии восприятия здания человеком. В начале 30-х годов авангард был признан идеологически чуждым советскому искусству и быстро прекратил свое существование. Позже рационализм был «реабилитирован» и его идеи активно использовались в архитектуре в 60-х годах.

Архитектура 30-40-х годов

В середине 30-х годов советская архитектура вступает в новый период. У новой власти назревает необходимость массовой реконструкции жилых и общественных зданий, построения сооружений нового типа, например, площадки для проведения сельскохозяйственной выставки. На первый план выходят традиционные приемы и методы. Во главе традиционалистов встает прекрасный архитектор старой школы, неоклассицист И. Жолтовский. Ретроспективист по своим взглядам он возвращает в отечественную практику любовь к колоннам, пилястрам, аркам и т.д. В этот период еще сильно влияние конструктивизма, но уклон к классике становится все явственнее. До начала Второй мировой войны в стране, особенно в Москве наблюдается строительный бум. Появляются комплекс ВДНХ, Государственная библиотека им. Ленина, строятся несколько станций московского метрополитена. В Харькове возводится ансамбль площади Дзержинского. В Ереване появляется Дом правительства. На карте СССР появляются новые города, планы которых воплощают идеи новой архитектуры. Таковы Комсомольск-на-Амуре, Магнитогорск, Хабаровск. До войны в стране было построено около 170 млн кв. м жилья. Постепенно складывается новый, имперский стиль СССР.

история советской архитектуры

Сталинский ампир

После Второй мировой войны история советской архитектуры вступает в новый этап. Понадобилось много ресурсов, чтобы восстановить разрушенные поселения. В середине 40-х годов в СССР складывается второй после конструктивизма «большой стиль» в архитектуре – сталинский ампир. Он соединил в себе несколько направлений: классицизм, барокко, ар-деко, ампир. Ему были свойственны размах, помпезность, величественность. Здания в этом стиле были призваны демонстрировать победу и масштабность советских достижений. Символом этого стиля стали знамениты московские «высотки»: МГУ, гостиница «Украина», МИД и другие. Сталинский ампир стал доминирующим стилем на 150 лет, он изменил облик страны. Сталинская архитектура появилась практически во всех городах страны.

Массовая жилая архитектура

В послевоенный период остро встала проблема жилья. Но в 50-х годах ее решать руководство не могло, так как было необходимо восстанавливать производственную инфраструктуру. А вот в 60-х годах откладывать решение этой задачи уже было невозможно. Как раз к этому времени пришел конец сталинской эпохе и Н. Хрущев призвал максимально удешевить жилое строительство. Также он инициировал борьбу с «художественными излишествами», за образец было рекомендовано взять кварталы французского функционализма. Так появились знаменитые Черемушки, как образец новой жилой среды. В квартале должны были быть все объекты социальной инфраструктуры, а здания должны обеспечивать минимальную площадь на каждого проживающего.

архитектура советского района

Архитектура 60-80-х годов

С конца 60-х годов начинается массовое поточное строительство типового жилья. Во всех городах и поселках СССР появляются дома из укрупненных бетонных деталей. Строительство идет быстро, люди получают квартиры. Но применять слово «архитектура» к этой застройке трудно, так как здания были абсолютно безликими и одинаковыми. Так архитектура советского района по типовому проекту в любом городе была как две капли воды похожа на другие населенные пункты. Именно над этим и смеялся кинорежиссер Э. Рязанов в ленте «Ирония судьбы». Массовое строительство и борьба с архитектурными излишествами привела к тому, что к 80-м годам феномен советской архитектуры превратился в ничто. Безусловно, были отдельные творцы и здания достойные внимания, но в целом зодчество находилось в глубоком кризисе. Интересно, что живое архитектурное творчество в то время перемещается из столиц в провинции и союзные республики.

архитектура советского периода

«Бумажная» архитектура

В 80-х годах, когда официальная архитектура советского периода погружается в кризис, появляется этот необычный феномен. Молодые зодчие в то время не могли рассчитывать не только на реализацию своих идей, но даже на их признание. Поэтому они создавали проекты в бумаге, нередко отправляли их на разные зарубежные конкурсы и выигрывали призы. В этой области складывается целое поколение хороших архитекторов. Основоположниками движения являются А. Бродский, И. Уткин, М. Белов, Ю. Аввакумов, М. Харитонов. Архитекторы выработали собственный стиль подачи идеи. Так как они были уверены, что проекты не будут реализованы, они сосредоточивались на визуальной подаче концепции. В основном эти архитекторы вдохновлялись идеями античности, хотя и создавали часто футуристические проекты.

Лучшие архитекторы СССР

Советская архитектура в первой половине своей истории развивалась благодаря творчеству зодчих, учившихся и формировавшихся еще в имперские времена. После того, как это поколение ушло, наступает небольшой период затишья. Но вскоре вырастает новая плеяда архитекторов, которые несут новые идеи и новые задачи. К числу лучших зодчих СССР специалисты относят К. Мельникова, В. Татлина, А. Щусева. Эти конструктивисты составляют настоящую гордость нашей страны в мировой архитектуре. Также к числу лучших в отечественном зодчестве относятся Н. Ладовский, И. Рерберг, братья Веснины, А. Красовский. Большой вклад в формирование образа многих советских городов внесли И.В. Жолтовский, В.Н. Семенов, Н. Докучаев, Б. Иофан, В. Кринский. В советское время сформировались архитекторы, которым довелось преображать постсоветское пространство после перестройки. Среди них стоит упомянуть И. Уткина, А. Бродского, Ю. Григоряна.

стили советской архитектуры

Интересные факты

Архитектура советского времени полна интересными объектами и фактами. Так, круглый дом К. Мельникова является одним из лучших в мире памятников конструктивизма. Выдающийся мировой архитектор Ле Корбюзье трижды приезжал в Москву, чтобы вдохновиться новыми идеями. В 30-х годах был создан самый масштабный проект советской архитектуры – Дворец Советов, высота которого должна была составить около 400 м, 100 этажей. Для его реализации был взорван Храм Христа Спасителя, но реализован замысел не был.

Реферат: Советская архитектура 20-30-х годов

Реферат

«Советская архитектура 20-30г.г.».

/13 учебный год

Содержание

Введение

Советская архитектура 20-30-х годов

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

ХХ век, в СССР обозначился активным подъемом строительной отрасли. В крупных, средних, малых городах все кварталы и микрорайоны отмечены строительством новых зданий, реконструкцией ранее возведенных домов и общественных, производственных зданий. Сама архитектура развивается и приобретает новые черты, стили. Архитектура (лат. Architectura, от греч. Architeckton — зодчий, строитель) — зодчество, искусство проектировать и строить объекты, оформляющие пространственную среду для жизни и деятельности человека. Произведения архитектуры — здания, ансамбли, а также сооружения, организующие открытые пространства (монументы, террасы, набережные и т.д.), планировка и застройка городов и населенных мест составляют особую область строительного искусства — градостроительство. Задача архитектуры — организация пространственной среды для жизни и деятельности человека — осуществляется посредством материальных структур — строительных конструкций.

Советская архитектура рождена Великим Октябрем. Послереволюционные годы коренным образом изменили архитектурный облик наших городов, их планировку, масштабы и темпы строительства. Дерево сменили кирпич и железобетон. Наши города поднялись ввысь. Коренные преобразования в стране после победы Октябрьской революции, видны и на примере г. Горького, ныне Нижнего Новгорода — крупного промышленного и культурного центра.

Нижний Новгород, как и любой другой исторический город, отражает в своей архитектуре напластование времен и переплетение стилей. Сегодняшний облик города определяется сочетанием прошлого и современности, и это любому старинному городу придает особый колорит.

Предпосылки для развития современной архитектуры начали складываться на рубеже XIX-XX веков. Нижний Новгород — уже тогда значительный промышленный и торговый центр России — ярко представлял лицо российской архитектуры того времени. Здесь работали крупные зодчие, такие как П. Бойцов, братья Веснины, Л. Даль, А. Кочетов, П. Малиновский, В. Покровский, А. Померанцев, В. Цейдлер, Ф. Шехтель, В. Шретер, В. Шухов и др.

Выбор данной темы обусловлен тем, что она, безусловно, актуальна в наши дни. Советская архитектура остаётся популярной темой для работ ученых, публицистов, искусствоведов и т.д. Дело в том, что архитектура, как и другие виды искусства, находится в постоянном движении к совершенству, на каждом этапе приобретает новые черты, которые становятся фундаментом для новых прогрессивных изменений. Данный этап развития архитектуры, как и любой другой, чрезвычайно важен для изучения тенденций развития архитектуры в целом, российской или мировой. Изучение этого сравнительно не далёкого от наших дней периода — 20-30-х гг. — позволяет нам проводить параллели с современностью, находить сходство, различия, выявлять влияние прошлого на настоящее.

Советская архитектура 20-30-х годов

В годы гражданской войны и интервенции строительство в стране практически не велось. Широко распространенным в строительстве был ручной труд, отсутствовала механизация работ, сказывались недостаток транспортных средств, нехватка квалифицированных строителей.

Начало первым градостроительным мероприятиям было положено в 1924-1925 годах. Объемы строительства в эти годы были невелики, но при большинстве промышленных предприятий, электростанций уже проектировались и возводились первые благоустроенные поселки для рабочих. По всей стране стали появляться временные барачные городки, которые строились с применением дешевых материалов и облегченных конструкций. К настоящему времени в большинстве своем они снесены. Такое строительство было характерно для восстановительного периода. Оно отражало реальную экономику того времени.

В начале 20-х годов в г. Нижнем Новгороде строились в основном малоэтажные жилые дома. В большинстве своем это были рубленные восьмиквартирные дома с покомнатным заселением. Интересным примером такого рода застройки является двухэтажный жилой дом для рабочих, построенный в 1925 году по проекту московского архитектора Г. Бархина рядом с Сормовской тепловой подстанцией. Он имеет серповидный план и по внешнему облику напоминает коттедж. Квартиры в доме — двухкомнатные с кухней-столовой, имеющей выход на участок. Высокие крыши позволили образовать мансарды со своеобразным запоминающимся силуэтом.

Над проблемой массового малоэтажного строительства в эти годы работал инженер Л. Агафонов. По его проектам было построено несколько экспериментальных жилых домов, выполненных с применением облегченных конструкций. Впервые в городе им были построены каркасные здания с многослойными стеновыми панелями (жилые дома на ул. Лядова, №16 и 18, на Театральной площади и др.). Эти поиски предвосхитили появление навесных панелей в современном домостроении.

Следующий этап строительства связан с возведением трех-, пятиэтажных жилых домов для рабочих. С середины 20-х годов в Нижнем Новгороде появляются первые каменные секционные дома. Их архитектура носила черты переходного времени (сохранялись классические принципы композиции, детали старых стилей). Они состояли из отдельных благоустроенных квартир и обеспечивали достаточно благоприятные бытовые условия. В связи с острым жилищным кризисом заселялись преимущественно покомнатно.

Первым многоэтажным капитальным жилым зданием в г. Нижнем Новгороде был спроектированный А. Яковлевым в 1925-1927 годах дом на углу ул. Пискунова и Дзержинского, в районе Черного пруда.

Дом получил в те годы название чернопрудского «небоскреба» и предназначался для семей рабочих — передовиков производства. Для него в те годы характерны также черты переходного времени. Отголоски старого художественного мышления еще прочитываются в его фасадах. Активную роль во внешнем облике играет ритм вертикальных линий (пилястры, угловая повышенная часть, вытянутые вверх окна). Автор использует прием членения фасадов в виде выступов и отступов, создающих игру плоскостей. В доме располагались 40 трех- и четырехкомнатных квартир. Они имели большие комнаты и кухни, широкие прихожие и ванные комнаты, а в подвале дома разместилась прачечная.

Четырехэтажный жилой дом, со встроенными магазинами в первом этаже, контрастировал с окружающей малоэтажной застройкой. Он сразу задал новый масштаб последующему строительству.

В это же время в Сормове на ул. Коминтерна по проекту С. Иванова было возведено два четырехэтажных 80-квартирных жилых дома. Это были П-образные в плане секционные дома с выступающими по главным фасадам многогранными объемами лестничных клеток. Фасады из красного кирпича с оштукатуренными белоснежными вертикальными пилястрами и обрамлениями окон давали определенный декоративный эффект и выглядели довольно привлекательно. На лестничную площадку выходили две двухкомнатные квартиры. В доме в целях экономии средств еще не было ванных комнат.

Наряду с отдельно стоящими капитальными жилыми домами в Нижнем Новгороде велось строительство и целыми кварталами. Первые кварталы для рабочих были возведены на ул. Дзержинского (архит. А. Яковлев) и на ул. Ванеева в районе оперного театра (архит. К. Блохин). Они подобны первым жилым комплексам на Дубровской и Усачевской улицах в Москве и на Тракторной в Санкт-Петербурге. Во дворах были разбиты детские площадки для игр, проведено благоустройство и озеленение.

Жилые дома 20-х годов лаконичны и скромны по архитектуре. В ходе поисков складывались черты нового архитектурного стиля с предельной строгостью и простотой функционально-конструктивных форм. На фасадах все реже появляются декоративные детали. Все больше значение архитекторы придавали ритмике балконов и лоджий, глухим плоскостям стен и пластике скругленных или выступающих элементов фасада, акцентировке углов и входов в здание, геометрическому рисунку оконных переплетов и балконных решеток. Жилой перестал быть единым объектом, он стал составной частью группы домов (квартала). Намечались тенденции к стандартизации и типизации массового жилища.

Кроме этих типов жилых домов для рабочих, рассчитанных на ведение индивидуального домашнего хозяйства, появились и экспериментальные дома. Основанные на идеи коллективизации быта, что должно было свести к минимуму домашнее хозяйство и создать благоприятные условия для культурного роста семьи.

Еще в конкурсных проектах Соцгорода автозавода архитекторы предлагали дома-коммуны, где жильцы могли бы пользоваться общими столовой, прачечной, душевыми, библиотекой-читальней, залом собраний, детскими и школьными учреждениями. Программа новой жизни в домах-коммунах была нацелена на охват жильцов физкультурой, ликвидацию неграмотности, самообразование, на организацию досуга и избавление от тягот быта.

Проекты домов-коммун в нашей стране разрабатывались уже в начале 20-х годов, но строительство их было связано в большинстве случаев с возведением новых городов. В пределах ограниченных объемов строительства того времени дома-коммуны занимали видное место. Они были построены во многих городах нашей страны. Многие из них не дошли до наших дней, многие остались в проектах. В Нижнем Новгороде на основе новых идей коллективизации быта были сооружены пять домов-коммун. Все они индивидуальны по своему содержанию и архитектурной композиции.

Одним из первых был построен дом-коммуна в Соцгороде автозавода по проекту коллектива студентов МВТУ (Московского высшего технического училища) под руководством А. Мордвинова. В этом проекте каждый из жилых комбинатов (так назывался крупный по размерам дом-коммуна), которыми предполагалось застроить город-коммуну, состоял из ряда корпусов, заселяемых по возрастным группам. Эти корпуса были связаны крытыми переходами между собой, с культурным центром и детскими учреждениями. В центре комбината располагался жилой корпус для школьников, где на втором этаже размещались кружковые комнаты. Помещения этого этажа являлись продолжением клуба и связующей частью с корпусом детского сада. С обеих сторон корпус школьников фланкировался корпусами молодежи и далее двумя корпусами взрослых, имеющих детей, которые были связаны переходами с яслями, размещенными в двух зданиях. В состав культурного центра-клуба входили вестибюль с гардеробом, холл с почтово-телеграфным отделением, киосками для продажи предметов первой необходимости, столовая, зал собраний, физкультурный зал, библиотека-читальня. Переходы между отдельными корпусами были подняты на столбы, что давало возможность видеть пространство озелененного двора с игровыми площадками. Такой жилой комбинат был рассчитан на 1000 рабочих, занятых в автопромышленности. Каждый жилой блок имел комнаты площадью 9, 13, 23 м², которые располагались по обе стороны коридора. Кроме жилых ячеек, в каждом корпусе размещался красный уголок для коллективного отдыха. В конце коридора находилась кухня, туалеты и ванные с душевыми для всего этажа.

В связи с острым недостатком жилья, нарушались нормы по заселению, так, например, в комнату площадью 9 м² заселяли семью из 2-3 человек. Задуманное в проекте функционирование дома нарушилось. Дом-коммуна перестал существовать как единый организм и превратился в неудобное для жизни семейное общежитие. Развернулась работа над созданием «жилища переходного типа», обоснование которого было дано крупным общественным деятелем архитектором Н. Малютиным. Он писал о необходимости строить жилье таким образом, чтобы была возможность жить семьей и по желанию пользоваться всеми формами обслуживания или самим готовить и самим воспитывать детей. Дома-коммуны переходного типа уже не имели в виду отмену индивидуального домашнего хозяйства. Общественные помещения рассматривались как дополнительные, выполняющие лишь подсобную роль. Этот тип домов-коммун нашел широкое применение в Нижнем Новгороде.

Так, в 1930 году в Сормове, в районе Дворца культуры на ул. Энгельса, А. Яковлевым был запроектирован дом-коммуна, состоящий из семи корпусов: пяти жилых, одного культурно-общественного и одного детского. По проекту был построен лишь один жилой корпус для многосемейных, где впервые в стране были применены четырехкомнатные квартиры в трех уровнях.

По инициативе рабочих, строителей, печатников, швейников организовалось рабочее жилищно-строительное кооперативное товарищество «Культурная революция», для которого архитектор В. Медведев составил проект дома-коммуны.


Жилой комбинат строился в центре города, в районе драматического театра. Автор удачно решил объемно-пространственную композицию, состоящую из пяти самостоятельных объемов, четыре из которых это шестиэтажные корпуса коридорно-секционного типа и пятый — здание детского сада и яслей. Однокомнатные квартиры и комнаты заселялись студенческой молодежью и одиночками, двух- и трехкомнатные квартиры — семейными. В трехкомнатных квартирах имелись кухонные ниши с вытяжными шкафами. Поэтажно располагались общие кухни, красные уголки, библиотеки-читальни. В цокольных этажах размещались душевые, прачечные, ванные и другие, подсобные и хозяйственные помещения. На плоской крыше предусматривался солярий. Двухэтажная столовая размещалась в пониженной части центрального корпуса.

При капитальном ремонте дома в 50-е годы была произведена перепланировка квартир, несколько изменился и внешний облик дома-коммуны: плоская крыша была заменена на скатную, что дало возможность использовать чердачное пространство в качестве подсобных помещений. В настоящее время столовая и первые этажи двух жилых корпусов заняты административными учреждениями, не имеющими отношения к дому.

Мало кому известно, что клуб им. Ф. Дзержинского на ул. Воробьева является составной частью дома-коммуны, который в 20-30-е годы имел название «Дом чекиста».

Он был построен в 1929-1932 годах по проекту А. Тюпикова и представлял собой многофункциональный комплекс, где помимо жилых помещений имелись клуб, библиотека-читальня, театральный зал со сценической частью и артистическими, танцевальный зал-фойе, столовая с буфетом, спортивный зал с душевыми и раздевальными комнатами. В отличие от остальных домов-коммун, построенных в Нижнем Новгороде, здесь отсутствовали детские учреждения, что объясняется его малой вместимостью — всего 100 жителей. В доме было запроектировано несколько типов квартир: трех- и четырехкомнатные со всеми удобствами и жилые комнаты на одного-двух человек с обобществленными помещениями: кухней, туалетом и душевыми. Крупное монументальное здание сознательно поставлено с отступом от главной улицы, и, таким образом, оно не нарушает исторически сложившуюся мелкомасштабную застройку.

На фасадах использована ритмика глухих ленточных ограждений балконов, пластика полукруглых балконов индивидуальных квартир и вертикальное остекление лестничных клеток. Дом чекиста — практически единственный из известных дом-коммун, который с успехом функционировал в довоенный период и сохранился в первоначальном виде до наших дней. В середине 50-х годов жилая часть дома была занята под административные помещения, фасады и интерьеры общественных помещений не претерпели существенных изменений. В 1982 году в Нижнем Новгороде было принято решение об охране его как памятника истории и архитектуры.

С 1929 по 1934 год велось строительство еще одного дома-коммуны в Канавинском районе, на площади Революции, перед железнодорожным вокзалом, который носил название «Дом железнодорожника».

Здание, занимающее угловое положение, своей архитектурой заставляет обратить на себя внимание. Акцентом всей композиции стал скругленный угол. В результате ритмического чередования прозрачных лент стекла и глухих горизонтальных плоскостей этой центральной части возник динамический облик дома-корабля. Дом является одним из примеров конструктивизма в нашем городе.

Дома-коммуны отражали дух своего времени. Они были важным этапом в становлении советской архитектуры и ярко характеризовали социальные поиски архитекторов. В настоящее время сохранилось очень мало таких построек.

Наряду с экспериментами в области жилища в 20-30-е годы видное место занимает поиск новых типов общественных зданий. Важные изменения в общественной жизни страны нашли свое отражение в архитектуре зрелищных зданий, административных учреждений, учебных заведений, спортивных сооружений. На примере строительства новых Дворцов культуры в Нижнем Новгороде видно постепенное формирование нового типа многофункционального сооружения.

По всей стране строятся Дворцы труда для рабочих в память о В.И. Ленине. В Нижнем Новгороде проектирование Дворца труда было поручено архитекторам Е. Мичурину, С. Новикову, А. Полтанову, В Чистову. Место было выбрано в районе «Ленинского городка» в Канавине. При создании облика здания архитекторы обращаются к формам прошлого. Композиция выполнена в духе классической архитектуры, но авторы специально огрубляют и упрощают ее.

Ритм простых вертикальных пилястр идет по всем фасадам. Центральный выступающий объем входа подчеркивается двумя колоннами, стеклянным витражом за ними, а также подписями в венчающей части. Дворец культуры им. В.И. Ленина, как он стал называться позднее, в своей основе имел четкую симметричную планировочную схему — развитые театральную и клубную части. По центральной оси располагался вход в зрительный зал, в боковых крыльях разместились клубные помещения, читальный и малые залы.

В 1930 году по проекту тех же авторов строится и Дворец культуры в Сормово.

В отличие от классической композиции Канавинского, Сормовский дворец обладал уже свободной, ассиметрично развитой в пространстве композицией. Отказ от приверженности к симметрии — одно из завоеваний архитекторов в этот период. Они не «вписывают» разные по назначению помещения в заранее придуманную жесткую планировочную схему, а следуют за логикой развития замысла. Главный вход запроектирован с угла, что определилось расположением здания на площади пред парком культуры и отдыха. Акцентами служили три выступающих объема: центрального входа, концертно-зрелищной и клубной части. Авторы стремились выразить новые идеи при помощи упрощенных архитектурных форм, хотя на фасадах еще прослеживаются элементы классики, нарочитая симметрия отдельных частей здания.

Все чаще во внешнем облике строящихся общественных зданий наблюдался отказ от декора и традиционных форм. Архитекторы и зодчие обратились к простым геометрическим объемам, к новым художественным формам. В эти годы появляется новый стиль зодчества, им стал конструктивизм — ведущее архитектурное направление в нашей стране.

Одним из лучших примеров архитектуры периода конструктивизма в Нижнем Новгороде явилось здание Дома Советов, которое было возведено в Нижегородском кремле в 1929-1931 годах по проекту московского архитектора А. Гринберга, построившего дом как сочетание плоскостей и поверхностей строгих геометрических форм из стекла и бетона.

Это был второй Дом Советов в стране (первый был построен в Брянске в 1926 году, по проекту этого же архитектора). Дом Советов — это политический и общественно-административный центр города. Расположенный на возвышенности Дом Советов удачно вписался в отведенный участок. К главным воротам кремля — Дмитриевским — здание обращено щедро остекленным полуцилиндром, поставленным на простые железобетонные столбы, образующими галерею перед входом. В верхней части полуцилиндра расположен большой конференц-зал с амфитеатром на 800 человек, куда ведут удобные лестницы, а место под амфитеатром использовано под фойе. Внутренняя планировка его очень удобна, кабинеты уютны, хорошо освещены. Из всех помещений открывается прекрасный вид на Волгу и кремлевский сквер. Надпись «Дом Советов» участвует в композиции бокового фасада и является важным элементом архитектуры общественных зданий этого периода. Вход с торца заглублен. Над ним узкой горизонтальной лентой выступает трибуна-балкон. Своеобразие зданию придают рисунок и разные по величине и пропорции окна — от узких «лежачих» до стеклянных витражей. Угловые балконы имеют сплошное бетонное ограждение. Характерным архитектурным элементом являются выступающие объемы лестничных клеток с вертикальным остеклением. В настоящее время здание взято по государственную охрану как памятник советской архитектуры периода ее становления.

В годы, связанные с индустриализацией, по всей стране, в том числе и в Нижнем Новгороде возникла потребность в большом количестве школ, училищ, техникумов, институтов. Одним из первых шагов в формировании нового типа школьного здания явилась постройка в 1927 году школы им. 10-летия Октября на Верхне-Волжской набережной (ныне институт травматологии и ортопедии) по проекту А. Яковлева.

Удобный план школы отличается от сложившейся еще до революции коридорной системы гимназических зданий с двусторонним расположением классов. Здесь коридоры становятся шире и освещаются естественным светом с одной стороны. В этой школе впервые в Н. Новгороде введен расширенный состав общешкольных помещений: спортзал, зал собраний, мастерские, обсерватория и столовая.

Не меньший интерес представляет и комплекс индустриального института на Верхне-Волжской набережной (ныне Нижегородский государственный технический университет им. Алексеева), который был построен по проекту московского архитектора Д. Чечулина.


Композиция отражает внутреннюю организацию здания. Параллельно стоящие учебные корпуса, объединенные протяженным зданием, образуют озелененные дворики для отдыха. Парадную часть института представляет корпус с центральным входом со стороны ул. Провиантской, над которым располагается зал собраний со стеклянным витражом. Перед входом расположена широкая лестница. Здание института является монументальным сооружением периода конструктивизма.

В 20-30-е годы серьезное внимание обращалось к развитию спортивных сооружений — стадионов. Самым среди них был построен стадион «Локомотив», построенный в 1928-1930 годах, спроектированный архитекторами К. Мичуриным и В. Орельским (инженеры В. Бочкарев и Н. Киселев). Стадион разместился в Канавинском районе, рядом с Дворцом культуры им. В.И. Ленина и «Ленинским городком». Архитектура спортивных сооружений также развивалась в поисках новых композиционных решений. Здание для спортивно-массовой работы несет типичные черты нового направления: общая ассиметричная структура, подчеркнутая диагональ кровли, выступающий полукруглый объем лестничной клетки с вертикальным остеклением.

Наряду с административными, учебно-просветительными, культурно-зрелищными строятся и другие типы зданий, необходимость которых вызвана новыми потребностями, в частности учреждения общественного питания и централизованного приготовления пищи. Такими сооружениями были фабрики-кухни. Наиболее значительной по своим размерам была фабрика-кухня в Сормове, построенная по проекту московского архитектора В. Кринского в 1929 году. В настоящее время она перестроена и переоборудована в Сормовскую кондитерскую фабрику.

Причем фабрики-кухни рассматривались как полноправные архитектурные сооружения.

Художественные принципы новой архитектуры получили отражение и в зданиях гостиниц, которые возводились в 20-30-е годы на центральных площадях и магистралях. Многие из них явились крупными градостроительными объектами, представляющими интерес с архитектурно-художественной точки зрения.

Гостиница «Центральная» (ныне «Россия») на Верхне-Волжской набережной — одна из наиболее интересных по архитектуре (архит. А. Гринберг и М. Смуров). Монументальное здание занимает угловое положение. Планировочная структура ее до сих пор отвечает требованиям, предъявляемым к сооружениям такого типа.

В первоначальном проекте А. Гринбергу удалось создать новаторский облик здания, характеризующийся простыми геометрическими формами. Общий горизонтальный строй композиции подчеркнут плоской кровлей, ритмом «лежачих» окон и заглубленных лоджий. Пятиэтажное здание тактично вписалось в окружение, заняв подчиненную роль по отношению к сложному силуэту кремля. Оно определило высоту последующей застройки набережной. В процессе строительства авторы переработали фасад, используя при этом элементы классики.

Новые эстетические концепции конструктивизма воплотил и внешний облик здания гостиницы «Волна» в Автозаводском районе, построенной в 1934 году по проекту архитектора В. Орельского.

Архитектура зданий 20-30-х годов отличалась многообразием типов. Именно в этот период происходит становление и формирование архитектуры Нижнего Новгорода.

Наиболее крупное и комплексное строительство в 30-е годы продолжалось в Соцгороде автозавода. В проекте планировки Автозаводского района, разработанном в 1933-1935 годах Д. Меерсоном, были заложены и развиты прогрессивные по тому времени идеи функционального зонирования территории и комплексного обслуживания населения. Территория, расположенная с наветренной стороны на значительном расстоянии от заводского комплекса, была разбита прямоугольной сеткой улиц на 8 укрупненных жилых кварталов, между которыми выделена озелененная школьная, а на восточной окраине — коммунальная зона и центр прилегающим к нему парком культуры и отдыха.

На проект застройки центральной площади был проведен конкурс. Первая премия была присуждена А. Гринбергу. Окончательный проект разработан московской архитектурной мастерской И. Голосова. По этому проекту был построен киноконцертный зал (ныне кинотеатр «Мир»), универмаг, поликлиника и заложены фундаменты Дворца культуры. Война помешала осуществлению этого проекта.

Кварталы по периметру обстраивались протяженными пяти-, шестиэтажными домами. Внутри кварталов проектировались детские учреждения и площадки для отдыха населения, в подвальной части жилых домов — гаражи и самодеятельные прачечные. Гаражи построены не были, а помещения прачечных переоборудованы под раз мастерские бытового обслуживания. На магистральных улицах в первых этажах предусматривалось размещение библиотек, магазинов, сберкасс, почтовых отделений. В коммунальной зоне были запроектированы фабрика-кухня, центральная прачечная, хлебозавод, пожарное депо, гараж для личных машин.

На территории Соцгорода начались и первые в Н. Новгороде опыты типового проектирования. В 1933 году на проспекте Кирова были построены пять одинаковых пятиэтажных домов по проекту института норм и стандартов (ИННОРС), являющихся одним из прототипов будущих типовых жилищ, а в 1935 году по проекту московского архитектора Л. Лихацкой — первый в стране типовой детский сад. Основные идеи планировки Соцгорода получили реальное воплощение и дальнейшее развитие в застройке города.

художественный принцип архитектура проектирование

В 1934-1939 годах проектирование отдельных кварталов Соцгорода вели проектный отдел Автостроя и московские организации _ Горстройпроект, архитектурные мастерские братьев Весниных и И. Голосова. Несмотря на то что работы велись по единому проекту с однотипными прямоугольными кварталами, отсутствие творческой связи между мастерскими привело к тому, что стилистические кварталы №3, 4 и 8 оказались мало связаны между собой и тем более с рядом расположенной застройкой 1930-1932 годов кварталов между проспектами Кирова и Жданова (ныне пр. Молодежный). Существенным недостатком является и то, что парадность и монументальность архитектурных сооружений нарастает не к центру, а, наоборот, к периферии района. Так, примитивная архитектура строчной застройки кварталов №1 и 2 по пр. Октября сменяется улучшенной архитектурой 3-го квартала, соседствующей с величественной застройкой 4-го.

По сравнению с первой пятилеткой в Соцгороде изменилась не только архитектура. В целом улучшилось качество строительства и особенно отделочных работ, расширилась сеть учреждений обслуживания, строчная застройка была заменена периметральной с соответствующим увеличением габаритов домов. Однако в кварталах №3, 4 и 7 наряду с капитальными многоэтажными продолжали возводиться двухэтажные дома облегченной конструкции.

В центральной части города строились только капитальные преимущественно пятиэтажные жилые здания. Из-за отсутствия свободных участков для квартальной застройки они располагались штучно или небольшими группами на пл. Минина и Пожарского, В.-Волжской набережной, ул. Минина, Белинского, Добролюбова, Грузинской и других.

Конструктивное решение зданий за этот период не претерпело заметных изменений, однако существенно преобразились планировка и внешний облик жилых домов. Квартиры в них становятся комфортабельнее. Они имеют, как правило, 3-4 большие комнаты высотой 3-3,5 м, иногда дополненные небольшим помещением для домработницы, просторную переднюю, кухню площадью 8-10 м², оборудованы центральным отоплением и ванной, часто освещаемой естественным светом. Особенно удачны квартиры в домах Соцгорода и по В.-Волжской набережной, однако из-за острой нужды в жилищах многие из них заселялись покомнатно. При наличии в секции жилого дома только двух квартир с окнами, выходящими на две его стороны, у архитекторов имелась возможность использовать балконы и лоджии в качестве композиционных средств, размещая их в различных комбинациях как на уличных, так и на дворовых фасадах.

Во второй и третьей пятилетках значительно увеличился ввод в эксплуатацию как массовых, так и уникальных общественных зданий.

В 1933-1938 годах завершается строительство Дома связи на пл. М. Горького (архит. М. Гинцберг), гостиницы «Россия» на В.-Волжской набережной и реконструкция Народного дома на ул. Белинского (архит. А. Гринберг и М. Смуров), технического университета (архит. Д. Чечулин). Фасады их были обогащены классическими деталями самими авторами или в результате конкурсов, проведенных с участием Союза архитекторов. Э. Мичурин украсил фасады Дома связи пилястрами и карнизом с модульонами.

И. Нейман поставил перед северным фасадом технического университета четыре квадратные колонны, увенчанные скульптурами, переработал вход, ввел русты на стенах. А. Гринберг и М. Смуров до начала строительных работ изменили фасады оперного театра и в процессе строительства — фасады гостиницы «Россия». Последнюю работу можно считать наиболее удачной. Здесь хорошо прорисованные детали не нарушили первоначального объема сооружения, вместе с тем сделали его масштабно и стилистически связанным с застройкой набережной.

Как неудачный пример можно рассматривать реконструкцию бывшего здания Народного дома под театр оперы и балета.

От старого здания здесь сохранились только наружные стены. В их пределах был сделан зрительный зал, к которому пристроены все остальные помещения. Зрительская часть получилась неуютной и непарадной, а сценическая — затесненной и неудобной. В процессе переработки конструктивистских фасадов за счет сокращения площади фойе был пристроен к главному фасаду портик с четырьмя парами квадратных колонн, стены обработаны рустами и увенчаны скромным карнизом с модульонами. Запроектированные над главным входом скульптуры не были выполнены. Стоимость реконструкции превысила стоимость строительства нового театра. В послевоенные годы он дважды подвергался реконструкции.

После отказа от конструктивизма преемственность в использовании классического архитектурного наследия наблюдалась повсеместно. Конечно, зодчие понимали ее по-разному. Одни считали, что нужно совершенствовать и обогащать конструктивизм. Другие предлагали использовать только основные принципы классики, а третьи были приверженцами прямого использования лучших образцов прошлых эпох. Это и определило три творческих направления в архитектуре нашего города.

Первое направление в Нижнем Новгороде не получило широкого распространения, однако некоторый след оставило. Для него характерны приемы раннего конструктивизма — выявление во внешних формах внутреннего содержания и конструктивного решения сооружения, наличие на фасадах больших глухих плоскостей и широких окон. Однако эти плоскости расчленялись поясками или рустами, окна обрамлялись наличниками, а здание венчалось карнизом. Таким образом, конструктивистские фасады обогащались упрощенными классическими деталями. Лучшим образцом этого направления можно считать автозаводский универмаг (архит. Л. Наппельбаум).

Он является примером того, как, используя витражи, оконные и дверные проемы различных размеров, их обрамления и карнизы, путем гармонизации отдельных частей объема и тонкой прорисовки простых по форме деталей можно добиться художественной выразительности сооружения. По огромным витражам и развитому главному входу без труда угадывается назначение здания. Правильно решена и градостроительная задача. Обтекаемая форма здания удачно оформляет острый угол квартала и как бы рассекает потоки пешеходов на две улицы, идущие вдоль фасадов.

Под влиянием архитектуры универмага И. Нейман запроектировал стеклянный витраж над входом в технический университет им. Алексеева. Витраж вместе с монументальной лестницей сделали вход в здание парадным, значительно улучшив его первоначальный фасад.

Второе направление, которое господствовало в середине 30-х годов, условно можно назвать рациональным, или упрощенным, классицизмом. Здания, как правило, проектировались по классическим канонам — зрительно облегчающимися кверху, с симметричными фасадами. При этом использовались упрощенные стилизованные, а иногда и вновь приобретенные детали. К наиболее удачным примерам этого направления можно отнести радиусный дом в квартале №8 Соцгорода автозавода.

В середине 1930-х годов за «школьной линией», в западной части района началось строительство квартала №8 (между современными ул. Краснодонцев и Ватутина, пр. Ильича и Молодежным). Его проект разрабатывался в столичной мастерской №3 братьев Весниных — ведущих зодчих страны. По их чертежам были построены Дворец культуры московского автозавода, Дом общества политкаторжан в Москве, ДнепроГЭС. Одним из признанных архитектурных шедевров мастерской братьев Весниных стал квартал №8 Автозавода. Самый известный дом этого квартала — радиусный (архитекторы Н. Красильников и П. Полюдов).

Он резко выделяется оригинальностью решения объемно-пространственной композиции из всех жилых зданий, которые тогда возводились в стране. Дом, расположенный с южной стороны квартала, имеет форму дуги. Он буквально собирает солнечную энергию и тепло. Возможно, идея возникла благодаря опыту, полученному авторами проекта при строительстве одного из крупнейших промышленных объектов — легендарного ДнепроГЭСа, имеющего дугообразную форму.

Фасад радиусного дома с внешней стороны делится на три части. Первый этаж выделяется с помощью цвета и декоративного оформления, в том числе и за счет высоких прямоугольных полуарок, обрамляющих входы в подъезды. Средний ярус — это второй-пятый этажи дома, украшен небольшими полукруглыми балконами, расположенными в шахматном порядке. Наконец, третий уровень — это шестой и седьмой этажи, подчеркнутые изящной белой колоннадой, поддерживающей дугу-навес. Линия седьмого этажа оформлена с помощью миниатюрных квадратных балкончиков. Средний и верхний ярусы имеют единое цветовое решение — приглушенный желтый цвет. Сочетание различных элементов придает зданию неповторимый вид. Со стороны двора дом имеет сегментную, выгнутую форму. В его среднем ярусе присутствуют вставки — лоджии. Это дом квартирного типа, лишь шестой и седьмой этажи предназначались под общежитие для инженерно-технических работников завода. Его подъезды были оснащены лифтами. В 1937 году здание было введено в эксплуатацию. В конце 1930-х годов семиэтажный радиусный дом считался одной из трех высоток района. Монументальный радиусный дом, величественно выделявшийся на общем фоне, придавал неповторимый вид архитектурному ансамблю одного из главных проспектов Соцгорода. В этом необычном доме проживали особые люди — «трудовая элита» района: лучшие рабочие и инженеры, заслуженные врачи и учителя. Советская эпоха ярко отразилась в истории этого уникального здания.

Сейчас ансамбль застройки квартала № 8 с радиусным домом является памятником федерального значения и охраняется государством. Сегодня идея здания-дуги оказалась весьма востребованной, ее активно используют современные архитекторы. Миниатюрными копиями автозаводского радиусного дома представляются жилые здания, расположенные по улице Гордеевской.

Третье направление, которое условно можно назвать декоративным классицизмом, характеризуется некритическим использованием архитектурного наследия и пышным декоративным убранством фасадов не только общественных, но и жилых зданий. Наиболее представительный из них стоит на ул. Минина.

Несмотря на, казалось бы, излишнее количество горизонтальных членений и насыщенность архитектурными деталями, благодаря простой кубической форме, большим одинакового размера окнам, мощным цокольной части и венчающему карнизу, а также высококачественной декоративной штукатурке дом производит впечатление единого целого и напоминает здание эпохи Возрождения. Дворовый фасад, на который выходит часть балконов и красивые многоэтажные веранды, хорошо просматриваются с ул. Минина и подкупает своей пластичностью и выразительностью.

В предвоенные годы было достигнуто очень высокое качество общестроительных и особенно отделочных работ. На большей части зданий декоративная штукатурка до настоящего времени находится в удовлетворительном состоянии, хотя ее красивая фактура зачастую скрыта последующей окраской.

Лучшие жилые и общественные здания в рассматриваемый, самый короткий период становления архитектуры города были построены на переломном рубеже конструктивизма и критического освоения классики. Однако смена архитектурной направленности и разбросанность строительства не позволили создать крупные градостроительные ансамбли, хотя большая часть зданий и сооружений хорошо вписалась в существующую застройку, придав ее более крупный масштаб.

Для советской архитектуры 30-е годы оказались переходом, не реализовавшим свои возможности. Развернувшиеся в нашей стране процессы были прерваны войной 1941-1945 гг.

Заключение

Таким образом, ведущим направлением в архитектуре 20-30-х годов стал конструктивизм. Конструктивизм стремился использовать новую технику для создания простых, логичных, функционально оправданных форм, целесообразных конструкций. Характерные для конструктивизма приемы — это совмещение цельных плоскостей с большими застекленными поверхностями, сочетание разных по композиции объемов. Все это применяется с успехом в архитектуре сегодняшнего дня. Что касается архитектурного конструктивизма, то в 20-30-е годы он широко использовался в строительстве общественных и жилых зданий, прежде всего Домов и Дворцов культуры, рабочих клубов. Это были новые, массовые типы зданий, не имевшие прототипов в прежние времена. Одновременно в стране велось массовое строительство. Разрабатывались типовые проекты жилых домов, школ, общественных учреждений.

Список литературы

1.Автозавод-ONLINE «История района», газета, выпуск 17.06.2011-01.07.2011.

.Агафонов С.Л. Горький. Балахна. Макарьев. 2-е изд. испр. и доп.- М.: «Искусство», 1987.-327с., ил. (Архит.-худож. памятники городов СССР).

.Бубнов Ю.Н., Орельская О.В. Архитектура города Горького: Очерки истории. 1917-1985. — Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1986.-191с.

.Памятники истории и культуры Горьковской области: Справочник.-Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1987.-319с., ил. (составитель Кессель А.В.)

.»Популярная художественная энциклопедия: Архитектура. Живопись. Скульптура. Графика. Декоративное искусство», — М.: «Сов. Энциклопедия» Книга 1. А-М., 1986-447с.

Приложение

·Советские мастера братья Веснины

·Бархин Григорий Борисович

·Яковлев Александр Александрович

·Гринберг Александр Зиновьевич


Теги: Советская архитектура 20-30-х годов  Реферат  Строительство

Архитектура СССР (26 фото)

Что выделяет это здание из других высоток? Прежде всего сближение прямоугольной конструктивной основы с живописностью общего формообразования. Мягкий силуэт, скульптурная пластика объёмов – таковы черты этой работы.Структурированность сложных объёмов оказалось ближе вертикализму модульного строя сталинского ампира, чем жёсткой сетке 1960-х. Тем не менее, новое сооружение с его явным стремлением к эмоциональному экспрессионизму лишено даже намёка на ретроспектные формы.Своей венчающей частью здание участвует в центральных панорамах города. Силуэт этой части не спорит с куполами и шпилями, потому что содержит основные координаты их форм.Из журнала «Архитектура СССР»
Смотрите так же Странные советские здания
Министерство автомобильных дорог Грузии Тбилиси, Грузия, 1975


НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «РАДУГА» г. Санкт-Петербург, 1979-1990

КИНОТЕАТР «РОССИЯ»

Новый объём должен был захватить пространство бульвара и вместе с тем сохранить свободное пространство на уровне земли. Для этого мы подняли залы на отметку второго этажа – подиума, тем самым разведя потоки зрителей, входящих и выходящих из залов.Проход между залами мы выполнили в виде вертикального ущелья. Решение было подсказано обращением к истории. Ансамбли армянских монастырей – Агарцин, Кечарис – построены на принципе подобия объемов, тесно стоящих рядом, и в узком пространстве между ними возникает силовое поле, что связывает их с окружением.Из интервью архитекторов журналу «Архитектура СССР»

ДВОРЕЦ КИНО ИМ. АЛИШЕРА НАВОИ г. Ташкент (Узбекистан), 1961-1964

Здание выстроено в форме каннелированной колонны и украшено изнутри росписями.

КАФЕ И РЕСТОРАН «ПОПЛАВОК» г. Днепропетровск (Украина), 1976

На голубой зеркальной дороге Днепра разместилось кафе «Поплавок».

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ЗДАНИЕ ПОСОЛЬСТВА СССР г. Гавана (Куба), 1975-1981

В основе проекта – идея самодостаточного пространства, монастыря на острове с колокольней в качестве административного здания. Динамичность и жёсткая пластика форм вызвана необходимостью создания теневых зон, для чего применялись экраны и навесы.

ДВОРЕЦ ТОРЖЕСТВЕННЫХ ОБРЯДОВ (ДОМ ТОРЖЕСТВ) г. Тбилиси (Грузия), 1980-1984

Дворец «Аркадия», ранее находившийся в собственности бывшего олигарха и оппонента президента Саакашвили — Бадри Патаркацишвили, — жемчужина среди достопримечательностей Тбилиси. В прошлом — это был Дворец бракосочетаний, возвышающийся на склоне горы, теперь парит над столицей Тбилиси грустным напоминанием былого величия. На фасаде здания висит огромный портрет на вид добродушного олигарха, прах которого лежит внутри этого грустного особняка.Достопримечательности Тбилиси

ЦНИИОКИ РОБОТОТЕХНИКИ И ТЕХНИЧЕСКОЙ КИБЕРНЕТИКИ (ЦНИИ РТК) г. Санкт-Петербург, 1974-1985

Элегантное, устремленное ввысь здание напоминает не то одинокую часовню, не то ракету, затерявшуюся среди берез парка Сосновка. Оно строилось как полигон для испытания космического оборудования для совместного советско-американского пилотируемого полёта в космос «Союз-Апполон».Как и башня в Пизе, ленинградская «ракета» позволяла проводить замеры состояния тел при свободном падении. Сегодня в башне (кстати, абсолютно полой) хранится искусственная рука, использовавшаяся когда-то на космической станции «Мир».

МОРСКОЙ ВОКЗАЛ г. Санкт-Петербург, 1982

Куда плывете вы, тугие алюминиевые паруса? Как пришвартовавшийся парусник, надо льдами Финского залива высится Морской вокзал. В его очертаниях угадывается одновременно и строгость Адмиралтейства (пропорции которого, скорее всего, послужили авторам одним из образцов для «переклички» через века), и грациозность океанского лайнера.Из статьи В. Иванова «За цельностью — к звездам»

ДЕТСКИЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ТЕАТР г. Москва, 1972-1979

Архитектурная композиция театра основана на контрасте его распластанной прямоугольной нижней части и группы круглых башен, завершающих здание. Ярко выраженная во вне трехзальность сочетается с равномерным распределением входов, балконов и скульптур, отражающих единство комплекса.Из журнала «Архитектура СССР»

МУЗЕЙ АВТОМОБИЛЬНОГО ЗАВОДА ИМЕНИ ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА г. Москва, 1972

о-своему органична символика промышленной архитектуры. Гиганты энергетики – современные символы мощи человечества, равно как и огромные промышленные комплексы, открытые производственные установки, господствующие над объектом. Сама специфика труда на современном производстве получает своеобразное выражение: связь с научными и учебными центрами говорит о взаимопроникновении труда физического и умственного.Из книги «Новые горизонты архитектурного творчества»

Пансионат «Дружба» Ялта, Украина, 1984

Государственная научно-техническая библиотека Украины

Дом-памятник «Бузлуджа»

Тверь. Ул Вагжанова

Гостиница Россия

Здание МИД

ДОМ ГОСПРОМА Харьков, 1926 -1928

ЗДАНИЕ МИНИСТЕРСТВА АВТОДОРОГ Тбилиси, 1975

КЛУБ имени РУСАКОВА

Мельников — единственный ортодоксальный конструктивист, который больше строил, а не рассуждал о том, как следует строить. Его московские клубы по своему близки к церквям, возвышающимся над убогой застройкой заводских окраин. Собственно, церкви они и были призваны заменить. Даже открытые лестницы и террасы напоминают галереи-гульбищаXVII века.

ГИГАНТОМАНИЯ

Ленинский план монументальной пропаганды объявлял скульптуру важнейшим агитационным средством. Памятники революционерам и общественным деятелям с 1920-х годов стали появляться по всей стране, плотно обеспечив художников госзаказом. Эталонным символом соцреализма стал монумент Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» на ВДНХ, венчавший павильон СССР на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Спустя тридцать лет на Мамаевом кургане в Волгограде был возведен другой триумф гигантомании — «Родина-мать зовет!» Евгения Вучетича. На момент создания это была самая высокая скульптура в мире: 85 метров, 33 из которых занимает меч. Для сравнения: американская статуя Свободы — 46 метров без постамента. Но по масштабу и степени воздействия на умы даже они не могли тягаться с Общесоюзной радиотелевизионной передающей станцией имени 50-летия СССР. 540-метровая Останкинская башня в виде перевернутой лилии в 1967 году стала самым высоким сооружением на планете.

МАВЗОЛЕЙ ЛЕНИНА Москва, 1929–1930

Не просто всеми признанный шедевр, но главный храм советской религии не случайно спроектирован зодчим, до революции строившим самые интересные церкви в неорусском стиле. Никакой не конструктивизм, но до предела упрощенный классицизм, причем не без иронии: трибуна для выступлений есть, а странная выемка в углу справа на другой стороне фасада отсутствует. Особенно впечатлительные сравнивают зиккурат с пирамидой Кукулькана в городе майя Чичен-Ице и ищут масонские символы.

Санаторий «Металлург» Сочи

ГЛАВНОЕ ЗДАНИЕ МГУ Москва, 1948–1953

Когда-то в этом месте, на Воробьевых горах, собирались построить храм в память победы над Наполеоном, теперь же о новой победе возвестило нечто совершенно невообразимое — не то собор, не то дворец, не то замок (четыре яшмовые колонны, уцелевшие при сносе храма Христа Спасителя, установили перед кабинетом ректора). Как и в случае с другими сталинскими высотками, сравнения с американскими небоскребами нелепы. Ведь те непременно сбиваются в кучи, сила же университета— в бескрайних просторах вокруг, гарантирующих эффектные виды.

ДВОРЕЦ СОВЕТОВ

Грандиозное здание высотой 420 метров по проекту Бориса Иофана должно было стать апофеозом большого стиля. Многоярусный небоскреб с колоннами, увенчанный стометровой статуей Ленина — в два с лишним раза выше статуи Свободы, — начали строить на месте взорванного в 1931 году храма Христа Спасителя, успев сделать фундамент. В голове вождя предполагали обустроить библиотеку, кабинет Сталина или поставить зенитные установки. В войну проект заморозили, а затем было уже не до дворца, вместо одного гиперздания в Москве выросли «семь сестер» — семь высоток. После смерти кормчего культурный вектор был направлен не ввысь, а вглубь: фундамент Дворца Советов перетек в открытый бассейн «Москва».

Источник: www.sobaka.ru

Архитектура СССР 30-х: germanych — LiveJournal



На фото: Форум Романум в Риме. Реконструкция Г.Тоньетти.

Любое настоящее беременно какими-то необычными идеями, которые по тем или иным причинам (обычно в силу косности мышления ответственных работников) не получают развития. Однако когда в стране происходит революция, новый режим обычно пытается разорвать все связи с прошлым и тогда вот эти некогда «непроходные» необычные идеи получают зелёный свет, особенно идеям больших визуальных форм, таких, как архитектура. За короткий срок страна преобразуется не только идеологически, но и визуально, что создаёт впечатление того, что новый режим в самом деле породил и новые формы. Однако на самом деле новый режим лишь воспользовался тем, чем не хотел воспользоваться старым. Именно этим интересны новые архитектурные послереволюционные формы. Через какое-то время новый режим сам закостенеет, и точно также начнёт гнать всё новое. Но до поры, он призывает все творческие силы дать себе фантазию на полную катушку. Вот почему мне интересна советская архитектура 20-х – 30-х годов. И сегодня небольшой пост по страницам советского журнала «Архитектура СССР», №1 за 1936 год.

Театр им.Горького в Ростове-на-Дону. Авторы: В.А.Щуко и В.Г.Гельфрейх

На строительство пошло 7 млн. штук кирпича, 8 тыс.тонн инкерманского известняка, 3,9 тыс.тонн мрамор, 3 тыс. тонн граница. Театр был оборудован электрической подстанцией, мощностью большей, чем все электростанции города до революции.

Боковой фасад

Вход в зрительный ряд.

Вестибюль зрительного зала.

Фойе балкона

Проект застройки административно культурного центра г.Сталинска (один из индустриальных центров Кузбасса)

Проект здания универмага. 1923 г. Архитектор: В.Н.Владимиров

Проект автобазы ЦИК СССР и ВЦИК на 800 машин. 1935 г.

Проект жилого дома посёлка при заводе №24 им.Фрунзе. 1934 год.

Так могла бы выглядеть Смоленская набережная в Москве. Проект 1934 г.

Проект жилого дома МХАТ, 1934 год.

Проект центрального физкультурного комбината в Ташкенте (кликабельно). 1934-45 г.г.

Из самого названия можно сделать вывод, что ташкентских физкультурников планировалось производить, как продукцию на фабрике. Вот кто придумал биороботов. И ещё попутно можно сказать, что если бы этот комбинат построили, то он бы всё равно, скорее всего, уже не существовал. Поскольку вряд ли пережил бы Ташкентское землетрясение 26 апреля 1966 года.

А это общий вид центрального физкультурного комбината. Крутовато для Ташкента.

Проект кинотеатра в г.Нукусе. 1935 год.

Весьма своеобразное здание. Как сказано в статье, во всех работах Калмыкова (автора проекта) сквозит закономерность сильного творческого темперамента и индивидуального своеобразия. От чего страдают закономерности «по вертикали и горизонтали». В принципе, я с этим утверждением согласен.

Университетский городок. Аллея, ведущая к зданию ректората.

А вот и не угадали. Это вовсе не Москве и даже не Ташкент. Это Рим. Новая фашистская (по-настоящему – фашистская) архитектура. А где ещё советским архитекторам набираться идей, как не в фашистской Италии?

Мне тут видится нечто, напоминающее фронтон нового здания библиотеки им.Ленина в Москве.

Ну вот на этом краткую экскурсию по архитектурным идеям СССР 30-х годов закончим.

About Author


admin

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
ЮК «Эгида-Сочи» - недвижимость.

Наш принцип – Ваша правовая безопасность и совместный успех!

2020 © Все права защищены.