Архитектурный стиль русский стиль: Русский стиль в архитектуре и интерьере — PORUSSKI.me – Неорусский стиль и современность

Псевдорусский или «петушиный» стиль. История появления: alkopona — LiveJournal

Если кирпичный стиль породило желание сэкономить на строительстве и не прятать дешёвый стройматериал за лепниной, штукатуркой и изысканными формами, то «петушиный» стиль появился как противовес простоте и гармонии, отличаясь довольно массивными и тяжеловесными формами, чем-то напоминая русские сказки и былины. Многие экскурсоводы города предлагают искать истоки этого стиля у дома Басина на площади Островского, где уже добившийся успехов архитектор решил оставить собственный след в архитектуре города и заодно пополнить собственные карманы ежемесячными платежами от арендаторов, поэтому и выстроил этого красавца под личные, но довольно корыстные нужды.

Представляете, веком раньше более значимый для истории архитектор по фамилии Росси создает уголок Петербурга в духе классицизма, а спустя столетие ему на смену приходит дерзкий товарищ, и забив на выстроенные вокруг здания, положив штангенциркуль на гармонию, создает свой шедевр в неорусском стиле. Это был вызов для тех времен. Поговаривают, люди были в шоке и позвали царя разобраться в ситуации: «Милый государь, не могли бы вы съездить и посмотреть, а то этот выскочка скоро своими шедеврами весь город засрёт. Видели бы вы, что он выстроил возле театра!».

2.

Ну естественно Александр III поехал разбираться, но как только вышел из кареты, то настолько впечатлился увиденным, что не только не наказал архитектора, но и выпустил новый приказ - усилить возрождение национальных традиций. Вот именно после того, как он увидел этот дом, то и заставил всех снова отращивать бороды, а вслед за этим и армию переодел в шаровары с высокими сапогами а-ля рус.

3.

фото с сайта http://www.citywalls.ru/

Но это тоже не совсем так, и временами похоже на басни гидов, хотя Александр III и правда прославился как любитель всего русского и именно с его одобрения псевдорусский стиль распространился по всей столице и империи, а пышные здания с резными кокошниками из камня появились не только в Москве, но и даже в Хельсники. Ну а что? «Петушиный стиль» очень хорошо подходил церквям и храмам. Один из таких до сих пор высится над столицей соседнего государства в виде Успенского собора. Некоторые и вовсе говорят, что весь стиль вышел из облика храмов, и начиная с 1830-х годов по всей стране гулял менее дерзкий русско-византийский стиль, ярким примером которого был Храм Христа Спасителя.

4.

Хотя другие поговаривают, что источником этого псевдорусского вдохновения послужила именно соседняя Финляндия, которая пыталась нащупать собственные корни и найти их отражение в архитектурном облике, когда эпос Калевала пытались выстроить из камня и заселить туда людей. Так появился Северный Модерн, о чём я уже тоже писал однажды: https://alkopona.livejournal.com/300311.html. Ну а чисто русский стиль появился примерно в это же время, когда души запутавшихся в европейском пути граждан стали требовать чего-то национального.

5.

Вообще отцом основателем «Петушиного стиля» называют Ивана Ропета. Как бы это смешно не звучало, но отголоски русского стиля в нашем прошлом искал человек, которому не нравилась его максимально русская фамилия Петров, и поэтому он из неё сделал анаграмму, превратив во что-то зарубежное. Так что именитый архитектор не только подарил всему миру баню-«теремок» в Абрамцеве, но и стал главным идейным строителем павильона Русского отдела на Всемирной выставке в Париже, которая запомнилась не столь изящными формами, сколько вызывающей надписью «Здесь говорят по-русски». Хотя павильон тоже был красив, и глядя на него, ты реально думаешь о нашей стране.

6.

фото с сайта https://vavera.livejournal.com

Но если судить исторически, то первое здание с изящными формами столь характерными для псевдорусского стиля появилось чуть раньше и не в Москве! А в Петербурге в 1875 году на Фурштатской улице под номером 20. Ну а потом чертежи нового строения появились и в журнале «Зодчий», и тогда о нём говорилось как о «первом, если не единственном каменном доме, фасад коего скомпонован в русском вкусе; почему мы и опишем его, как первую попытку в таком роде». Кстати, через пять лет напротив него появляется ещё один доходный дом с такими же чудными формами. Оба здания были исполнены по заказу госпожи Зайцевой, а следовательно и вдохновение скорее всего исходило от неё. Возможно именно после этой статьи за штангенциркуль взялся и месье Ропет, который в последствии и был признан мастером этого стиля, характеризовав его вульгарным словом «ропетовщина», но в реалии он грезил такими формами раньше.

7.

Благо он оказался не один воодушевлён открывшимся горизонтам нового стиля, и вслед за финскими архитекторами наши зодчие массово обратились к прошлому, черпая новое вдохновение из русских былин и национального фольклора. Поэтому каждому из представленных ныне образцов псевдорусского стиля хочется добавить исконно русское слово «терем». Кто-то в облике зданий видит хохломскую роспись, кто-то элементы дымковской игрушки, а кто-то и дворец славного Салтана. В любом случае именно русские оттенки и ничего иностранного, поэтому ему дали название - неорусский.

8.

Правда не все современники приняли обращение к истокам должным образом, и, ненавистно шипя, обозвали это псевдорусским стилем в связи с тем, что ничего подобного никогда не было. Все эти элементы лишь русский китч, собранный воедино на радость заморским врагам, и является отражением штампов, поэтому даже подарили ему обидное прозвище - «петушиный стиль».

9.

Ну а главным архитектурным сооружением, образцом этого стиля становится заложенный по указу Александра III храм Спас-на-Крови. Скажите, а вам нравится этот стиль? Или вы считаете его вычурным, пошлым и не имеющим ничего общего с реальной действительностью и Россией?

Продолжение следует...

Глава I. Как крестьяне изменили Петербург?
Глава II. Кто отстраивал Петербург?
Глава III. Раньше строили лучше?
Глава IV. Как снимали жильё?
Глава V. Что такое хорошая квартира?
Глава VI. Да будет свет!
Глава VII. Идеальная квартира. Сколько комнат вам нужно?
Глава VIII. Мифы о каменном Петербурге
Глава IX. Кирпичный стиль – для бедных

Хотите больше увлекательных историй? Тогда подписывайтесь на мой телеграм-канал, на инстаграм, ну или на Дзен, ведь там тоже бывают жаркие дебаты.

Подписаться на обновления
Я в других социальных сетях:

Все фотографии в этом посте сделаны мной, в противном случае указана ссылка на источник. Весь материал принадлежит автору, полная или частичная публикация без моего согласия запрещена. При подготовке статьи могли быть использованы различные источники, но слова и текст авторский. Разрешение на использование можно запросить по электронной почте. Если вы хотите разместить материал в своём личном блоге или социальных сетях, спрашивать разрешения не нужно, но пожалуйста, не забывайте ставить копирайт с активной гиперссылкой на оригинал.

По вопросам рекламы и предложений писать на почту [email protected]

Нажимаем на кнопочки ниже и делимся с друзьями. Вам не сложно, мне приятно. Можно просто оставить комментарий.

В поисках русского стиля: историзм как стиль в архитектуре

Во второй половине XIX века начинается мощное эстетическое движение — историзм. Он создал то архитектурное пространство городов, которое в наше время воспринимается как культурное наследие недавнего прошлого и нуждается во внимательном всматривании в него.

Точно обозначить временные границы развития этого стиля достаточно сложно. Общепринято обозначать время существования историзма периодом, начиная с 1830-х и по 1900-е годы. Такую периодизацию можно признать довольно условной, поскольку черты историзма возникают еще во времена господства ампира. Тем не менее, именно в это время историзм проявляет себя как стиль во всей полноте. Говорить о времени финальных этапов историзма еще сложнее, так как на рубеже веков в архитектуре не только России, но и Европы, начинает формироваться программа нового стиля модерн.

Первая половина XIX века была связана с появлением «национально-романтического» направления в русском искусстве. Вопросы архитектуры, как и других видов искусства, волновали русскую общественную мысль не меньше, чем политические преобразования и реформы. Небывалый расцвет в это время получает именно критико-публицистическое направление. Стоит отметить, что одной из наиболее характерных особенностей движения «национального стиля» можно считать теснейшую связь архитектурно-строительной практики, исторических исследований и теорий. Требования современности оказались одним из стимулов изучения тех или иных периодов в истории русской архитектуры.

Вместе с романтизмом в общественное сознание XIX века приходит новое чувство историзма, трактуемого как непрерывная изменчивость, постоянное становление. Историзм XIX века рожден ситуацией борьбы за национальную независимость и поисков самоопределения и самоидентификации. Проблемы Россия и Европа, допетровская Русь и новая Россия, Восток и Запад остаются животрепещущими на протяжении всего XIX столетия. Свой, неевропейский путь ассоциируется с развитием самобытных начал, заложенных в русском народе. Отсюда следует актуальность проблемы исторического будущего и неотделимой от неё проблемы национального стиля в архитектуре.

В связи с появлением нового метода проектирования, отхода от классицизма и утратой ордерными направлениями ведущей роли в архитектуре возник ряда вопросов. Какой должен быть новый стиль? Каков его характер? Какие идеи он должен выражать и каким образом? Актуальность этих вопросов выдвигала типичную для историзма проблему истолкования формы. За положениями любой архитектурной концепции различалась определённая программа социального преобразования страны. В архитектурной теории, как и в любой другой, виделось средство воплощения идеалов. В результате формы стилей прошлого, особенно заимствованные из древнерусской архитектуры, превращались в символ сложнейших историософских построений, а изъяснение их смысла составляло содержание работ многих авторов.

Интерес к национальной истории особенно широко был распространен в Москве, издревле воспринимавшейся как центр национальной культуры. В свою очередь, в инновациях северной столицы виделось явное европейское влияние. Московский историзм в этих условиях особенно активно начинает ориентироваться на прообразы древнерусской архитектуры. Тогда как в Петербурге национальный характер имела в основном архитектура православных церквей, в Москве национальная ветвь историзма получила широкое распространение во всех типах гражданской архитектуры — от частных особняков до государственных музеев.

Одним из первых архитектурных направлений в поиске национального стиля стал русско-византийский стиль, связанный с формированием правительственной доктрины официальной народности. Ранние примеры русско-византийского стиля связаны с творчеством К. А. Тона, которым были спроектированы ряд церквей и часовен в этом стиле — церковь Святой Екатерины в Петербурге, церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка в Санкт-Петербурге, в том числе храм Христа Спасителя в Москве.

Причастность официально-национальной архитектуры того времени к византийской традиции принимались по началу как миф, не нуждающийся в подтверждении. Но уже в середине века безусловность этого мифа была подвергнута сомнениям в связи с изучением наследия связанных с Византией средневековых школ зодчества Армении и Грузии, а затем и византийской архитектуры на Балканах. Одним из первых исследователей русского искусства стал художник Г. Г. Гагарин. Вслед за Г. Г. Гагариным в научные экспедиции по Кавказу отправился архитектор Д. И. Гримм. Результатом его трудов стал альбом «Византийские памятники Армении и Грузии», вышедший в 1859 году. Таким образом, обнаружилась мнимость византинизма К. А. Тона. «Русско-византийский стиль» сменило византийское направление, проявившееся в культовой архитектуре 1860-х годов. К нему относятся такие проекты, как Греческая церковь (1861-1866 гг.) в Петербурге Р. И. Кузьмина, собор в Тифлисе (1866 г.) Д. И. Гримма, Владимирский собор (1862-1896 гг.) в Киеве И. В. Штрома.

Альтернативы официальной народности в архитектуре появились не ранее 1850‑х годов. Размышления славянофилов к этому времени уже могли опираться на результаты серьёзного изучения зодчества допетровского времени. Своеобразным манифестом славянофильства в архитектуре является «Погодинская изба» на Девичьем поле в Москве, построенная в 1850‑х годах архитектором Н. В. Никитиным. Прямым источником обновления архитектурного языка стало изобразительное и декоративно-прикладное искусство, резьба и роспись по дереву, вышивка и орнаментация тканей. В них видели главные мотивы, ассоциирующиеся с идеями народности.

Знаменательным этапом в истории «национально-романтического» движения в архитектуре явились 1870-е годы. В этот период были возведены такие крупные государственные сооружения как Политехнический и Исторический музеи. Концепция самобытности, имевшая большое значение для теории «национального стиля», вполне оформилась в это время и в значительной степени благодаря деятельности историка И. Е. Забелина. В связи с этим хотелось бы отметить журнал «Зодчий», который начало регулярно выпускать с 1872 года Общество архитекторов. Журнал быстро приобрел репутацию наиболее авторитетного в стране периодического издания по вопросам архитектуры. Наряду с различными темами, посвященными строительству (например, статьями о новом материале бетоне, новых конструкциях и строительной технике с подробными чертежами), на страницах этого журнала серьёзное внимание уделялось проблеме «национального стиля». В журнале публиковались отрывки из большой работы архитектора Льва Владимировича Даля «Историческое исследование памятников русского зодчества» и его же «Материалы для истории русского гражданского зодчества», статьи Николая Владимировича Султанова и Владимира Васильевича Суслова с приложениями, содержащими рисунки из научных экспедиций, а также конкурсные проекты различных архитекторов.

Итак, проявившаяся ещё в практике рубежа XVIII-XIX столетий проблема «национального стиля» привлекла к себе столь значительный общественный интерес во второй половине XIX века, какой не вызывали другие архитектурные направления. Это было связано с целым рядом специфических для России обстоятельств, в которых протекало социально-политическое развитие страны. Задача формирования национальной концепции в искусстве и в архитектуре решалась на основе освоения исторического материала. Выявив в памятниках прошлого именно те черты, которые могут быть охарактеризованы как национальные, можно было рассчитывать на то, что дальнейшее их воспроизведение и трансформация применительно к новым условиям позволит наделить таким же национальным качеством и вновь созданные произведения архитектуры. Зодчие начала XIX века ещё не могли опереться на достаточно солидную историческую базу, формирование которой только начиналось. Лишь позднее, к 1870-м годам, благодаря исследованиям не только архитекторов и художников, но и трудам профессиональных историков и археологов, был накоплен достаточно обширный фактический материал, позволивший перейти к созданию научной истории отечественного зодчества.

Немаловажной представляется проблема конкретных источников художественной стилистики. Использование исторического материала для разработки национального стиля требовало выяснения, по крайней мере, двух основных вопросов: какие именно памятники из всего наследия средневекового зодчества надлежало взять в качестве прототипов и какими методами вести эту разработку? По мнению большинства историков, такой национальной самобытности русское зодчество достигло в XVI и XVII веках, преодолев к этому времени влияние византийской и романской традиции. Одним из основных методов решения конкретных композиционных задач признавался типичный для историзма композиционный ход — от характерной «детали — знака» к общему образу здания. (Причём, если в начале 70‑х годов большой популярностью пользовались мотивы декоративно прикладного искусства, используемые в архитектуре, то к концу они были дополнены материалами изучения архитектурного наследия допетровской Руси). Триединство метода историзма, заключавшееся в неразрывной цепи «история-теория-практика», по-разному интерпретировалось зодчими, и в этом кроется основная особенность всей гаммы разнообразия в произведениях этого направления.

Архитектура историзма проявила себя как цельный художественный стиль, где были достигнуты определённые завоевания в области инженерии, строительства, проектирования и архитектурных композиций. Поиски национального стиля в архитектурной практике получили довольно широкое распространение и были связаны не только со стилистическими исканиями в архитектуре частного характера, но и воплотились в композиционном решении памятников государственного масштаба, таких как ансамбль Красной площади и здания музеев.

В контексте общего движения развития искусства, историзм занял свою позицию в неразрывной цепи истории искусства между классицизмом и модерном. На основе обширного накопленного исторического материала и опыта архитектурной практики к началу XX столетия «национально-романтические» искания привели к формированию «неорусского направления», в котором воплотились эстетические принципы стиля модерн.

Ольга Попова, искусствовед

Псевдорусский стиль, его характерные черты и особенности развития

Псевдорусский стиль представляет собой архитектурное течение в России в 19-20 веках. Преобладающими элементами здесь становятся традиции зодчества и народного творчества. Он включает в себя несколько подгрупп, в том числе русско-византийское и неорусское направления.

В псевдорусском стиле есть много элементов, заимствованных из европейской архитектуры и культуры. Можно сказать, что национальными здесь являются только творческие мотивы. Именно поэтому стиль имеет такое название.

Возникновение

В середине 19 века, когда начинается мода на национальные мотивы и течения, многие художники и архитекторы России принимают решение создать определенный «сплав» из старых народных форм, но при этом не жертвовать современными (для того периода) достижениями. Так появляется псевдорусский стиль. Он предназначается для того, чтобы возродить народное творчество России, использовать его не только в мелких игрушках, ремесленной деятельности или, например, мебели, но и в более масштабных проектах.

здания псевдорусского стиляНа самом деле псевдорусского стиля как такового не существует. Это название условное. Оно объединяет в себе несколько течений, иногда с противоречивыми мотивами. Поэтому сегодня происходит некая путаница, когда архитекторы объединяют два совершенно разных по своим формам, линиям и декору здания в один псевдорусский стиль.

Самое главное отличие заключается в стилизации. Псевдорусский стиль настолько гибок, что его можно сочетать с другими архитектурными направлениями, включая модерн и романтизм.

Развитие

Псевдорусский стиль включает в себя несколько течений. Они появлялись по мере его развития:

  1. Русско-византийский. Возникший в 1830-х годах, данный стиль широко практиковался при строительстве религиозных христианских зданий (храм Христа Спасителя, Вознесенский собор, Большой Кремлевский дворец).
  2. Романтизм и славянофильство. На самом деле стиль, который появился чуть позже предыдущего, не имеет названия. Но на него повлияли перечисленные архитектурные течения. Ярким примером является Погодинская изба.
  3. Ропетовщина. Направление появляется в 1870-х годах, оно перенасыщено народной культурой и крестьянским зодчеством (Терем, Типография Мамонтова). Именно это течение получило широкое распространение из-за пропаганды известного критика Стасова.
  4. Официальный. Пузатые колонны, фрески с национальным орнаментом, низкие потолки в виде сводов – все это характерные черты направления. Здесь также отдается предпочтение традициям и народному творчеству. Примеры – Верхние торговые ряды, здание Исторического музея.
  5. Неорусский. Он появляется в начале 20 века. Архитекторы склоняются к монументальной простоте, поэтому они объединяют элементы древних памятников и традиции северного зодчества. Многие замечают сходство с модерном (церковь Спаса Нерукотворного).
псевдорусский стиль в россииВ последнее время историки отделяют неорусский стиль от псевдорусского, рассматривая его в качестве самостоятельного архитектурного течения. Но остались и те, кто их объединяет. Здания псевдорусского стиля широко распространены по всей стране, включая самые отдаленные ее регионы.

Особенности появления

Как и в любой другой стране, в России был период заимствования. Различные мотивы и течения перенимались у Европы, восточных государств и Запада. И настало время нехватки национальных элементов. Поэтому псевдорусский стиль в России, равно как его появление, можно считать закономерным.

Особенности данного архитектурного направления заключаются во многом. Преобладающие цвета – бежевый, белый и красный.

псевдорусский стиль в архитектуреМожно отметить и способности стиля к слиянию. Не было четких разграничений. Он легко сочетался со многими другими стилями, например готикой, псевдоготикой или модерном.

Характерные черты

Псевдорусский стиль в архитектуре имеет свои отличия, по которым его определяют. Характерные черты можно просмотреть в таблице.

ЭлементыХарактеристика
КрышиВысокие, шатровые, с двумя скатами
ЛинииСтрогие вертикальные и горизонтальные, изредка дополняющиеся плавными изгибами
ФормаМножество разных объемов
ДвериОбрамляются колоннами, расширяющимися к центру и сужающимися у основания; украшаются сенью
ОкнаМелкие, но частые; преобладают прямоугольные формы, иногда закругляются кверху; украшаются висячей гирькой

Очень часто при строительстве использовался декор крыши в виде крутящегося петушка или флага.

Многие здания в России, дошедшие до современности, подходят к описанию и характерным чертам псевдорусского стиля.

Заключение

В начале 20 века псевдорусский стиль и тяга к соответствующему строительству постепенно начинают угасать. Фасады многих зданий со всеми башенками, высокой кровлей, частыми небольшими окнами перестают подходить для архитектурного и административного назначения строений.

псевдорусский стильК примеру, Большие залы в Думе, возводящиеся во время господства направления, уже строятся при использовании новых достижений как в архитектуре, так и в технологиях (применение оборудования, больших машин). Потребности современных зданий не соответствую псевдорусскому стилю. Назначения архитектуры обновляются. А стиль уходит в прошлое, оставляя за собой множество памятников и уникальных строений.

Русский стиль (архитектура) - это... Что такое Русский стиль (архитектура)?

Русская архитектура следует за традицией, корни которой были установлены еще в Византии, а затем в Восточном Славянском государстве Киевская Русь. После падения Киева, российская архитектурная история продолжалась в княжествах Владимира-Суздаля, и Новгороде, и последующих государствах — Московского Царства, Российской империи, Советского Союза, и современной Российской Федерации.

Средневековая Русь (988—1230)

Тро́ице-Се́ргиева Ла́вра — крупнейший православный мужской ставропигиальный монастырь России (РПЦ), расположенный в центре города Сергиев Посад Московской области. Основан в XIV веке преподобным Сергием Радонежским. Многочисленные архитектурные сооружения Троице-Сергиевой Лавры выстроены лучшими зодчими страны в XV—XIX вв. Ансамбль монастыря включает более 50 зданий различного назначения.

Золотые ворота во Владимире — были воздвигнуты в 1164 и реконструированны в 1795.

Церковь Покрова́ на Нерли (Покров на Нерли, XII век) — храм во Владимирской области России, выдающийся памятник владимиро-суздальской школы, считается одним из самых совершенных храмов России.

См. также: Список сохранившихся древнерусских архитектурных сооружений домонгольского периода

Средневековое государство Киевской Руси было предшественником современных государств России, Белоруссии, и Украины и их соответствующих культур, включая архитектуру.

Большие церкви Киевской Руси построенные после принятия Христианства в 988, были первыми примерами монументальной архитектуры в Восточных Славянских странах.

Архитектурный стиль государства Киевской Руси быстро утвердился под влиянием Византийского. Ранние Восточные Ортодоксальные церкви были главным образом сделаны из дерева, с самой простой формой церкви, которая известна под названием cell church. Главные соборы имеют множество маленьких куполов, что привело некоторых историков искусства к предположению, что это — признак того, на что должны были быть похожи языческие Славянские храмы.

Софийский собор в Новгороде (1044—1052), с другой стороны, выражал новый стиль, который проявил сильное влияние на русскую церковную архитектуру. Его строгие толстые стены, маленькие узкие окна, и защищенные шлемом купола имеют много общего с романской архитектурой Западной Европы.

Дальнейший отход от Византийских моделей очевиден в последующих соборах Новгорода: Николо-Дворищенский собор (1113 год), Рождественский собор Антониева монастыря (1117-19 годы), и Георгиевский собор Юрьева монастыря (1119 год).

Светская архитектура Киевской Руси едва ли сохранилась. До двадцатого столетия, только Золотые Ворота Владимира, несмотря на большие восстановительные работы восемнадцатого столетия, могли быть расценены как подлинный памятник предмонгольского периода. В 1940-ых, археолог Николай Воронин обнаружил хорошо сохранившиеся остатки дворца Андрея Боголюбского в Боголюбово (1158—1165).

Эпоха Российской империи

После того как Россия становится империей, все монархи, начиная с Петра I и заканчивая Николаем II, начинают возводить дворцы по требованиям европейской архитектуры того времени. 16 мая 1703 года Петр Великий приказывает заложить крепость на острове Заячьем в дельте реки Нева. Крепость он повелел назвать Санкт-Питер-Бурх, названная позднее Петропавловской. С этого времени начинается активная застройка вокруг крепости. Строятся разные дворцы, соборы, палаты, разбиваются сады, возводятся арки, памятники, колонны.

Отечественная война 1812 года явилась поворотным этапом для развития архитектуры и градостроительства Москвы. Во время пожара сгорели почти все деревянные застройки, значительный урон нанесен каменным зданиям.

См. также

Литература

  • «Architecture: Kievan Rus and Russia» in Encyclopædia Britannica (Macropedia) vol. 13, 15th ed., 2003, p. 921.
  • William Craft Brumfield, Landmarks of Russian Architecture: A Photographic Survey. Amsterdam: Gordon and Breach, 1997
  • John Fleming, Hugh Honour, Nikolaus Pevsner. «Russian Architecture» in The Penguin Dictionary of Architecture and Landscape Architecture, 5th ed., [1966] 1998, pp. 493—498, London: Penguin. ISBN 0-670-88017-5.
  • Russian art and architecture, in The Columbia Encyclopedia, Sixth Edition, 2001-05.
  • Encyclopædia BritannicaWestern architecture retrieved 12 August 2005
  • About.com feature on Russian architecture retrieved 12 August 2005
  • Grove Art Online articles on Russian architecture Oxford University Press 2005 retrieved 12 August
  • Russian Life July/August 2000 Volume 43 Issue 4 «Faithful Reproduction» an interview with Russian architecture expert William Brumfield on the rebuilding of Christ the Saviour Cathedral
  • William Craft Brumfield, A History of Russian Architecture. Seattle and London: University of Washington Press, [1993] 2004. ISBN 0-295-98393-0

Ссылки

Австрия | Азербайджан¹ | Албания | Андорра | Армения¹ | Белоруссия | Бельгия | Болгария | Босния и Герцеговина | Ватикан | Великобритания | Венгрия | Германия | Греция | Грузия | Дания | Ирландия | Исландия | Испания | Италия | Казахстан¹ | Кипр¹ | Латвия | Литва | Лихтенштейн | Люксембург | Македония | Мальта | Молдавия | Монако | Нидерланды | Норвегия | Польша | Португалия | Россия¹ | Румыния | Сан-Марино | Сербия | Словакия | Словения | Турция¹ | Украина | Финляндия | Франция | Хорватия | Черногория | Чехия | Швейцария | Швеция | Эстония

Зависимые территории: Акротири и Декелия | Аландские острова | Гернси | Гибралтар | Джерси | Остров Мэн | Фарерские острова | Шпицберген | Ян-Майен

Непризнанные и частично признанные государства (де-факто независимые): Абхазия | Косово | Нагорно-Карабахская Республика | Приднестровье | Южная Осетия

¹ В основном в Азии

 

Азербайджан | Армения | Афганистан | Бангладеш | Бахрейн | Бруней | Бутан | Восточный Тимор | Вьетнам | Грузия | Египет¹ | Израиль | Индия | Индонезия | Иордания | Ирак | Иран | Йемен | Казахстан² | Камбоджа | Катар | Кипр | Киргизия | КНР | КНДР | Республика Корея | Кувейт | Лаос | Ливан | Малайзия | Мальдивы | Монголия | Мьянма | Непал | ОАЭ | Оман | Пакистан | Россия² | Саудовская Аравия | Сингапур | Сирия | Таджикистан | Таиланд | Туркмения | Турция² | Узбекистан | Филиппины | Шри-Ланка | Япония

Другие территории: Абхазия | Гонконг | Западный берег реки Иордан | Китайская Республика | Нагорно-Карабахская Республика | Сектор Газа | Турецкая Республика Северного Кипра | Южная Осетия

¹ В основном в Африке      ² Частично в Европе

 

Wikimedia Foundation. 2010.

Историзм в России — Википедия

Историзм в России — разнообразные направления историзма архитектуре России. Начиная с 1720 годов барокко и позже классицизм в России эволюционировали в направлении архитектуры сентиментальной, романтической, эклектической и историчной. Первыми появились исторические стили: египтизирующий, неоготика и шинуазри. Затем разработаны стили: псевдорусский, неовизантийский, неомавританский, неоренессанс, необарокко, элементы которых часто свободно комбинировались друг с другом (эклектика). Некоторые стили, например неороманский, использовались редко. В XIX веке появились также эклектицизм и неоромантические тенденции в архитектуре, а в начале XX века так называемый ретроспективизм. Последним доминирующим направлением в русском историзме иногда рассматривается[кем?] архитектура соцреализма.

Неорусский, неовизантийский и соцреалистический стили, наряду с классицизмом, получили официальный статус в истории России[1]. Некоторые исторические стили нашли своё отражение также и в остальных областях искусства и ремёсел в России, в частности, скульптуре, живописи, графике, мебели, золочении, керамике[2][3].

Египтизирующий стиль появился в России в период петровского барокко. Старейший сохранившийся пример — фонтан Пирамида в Петергофе (1721—1724), замысел которого возник у Петра I. Затем сооружены ряд объектов в Санкт-Петербурге, Царском Селе, Павловске и Гатчине: надгробия, обелиски, ворота и памятники в форме пирамиды, мосты, скульптуры сфинксов, фараонов и т. д. В 1785 году Николай Львов построил колокольню церкви Святой Троицы в Санкт-Петербурге, которая по данным различных источников, результатом вдохновения пирамида Цестия в Риме или формой пасхи[4]. Подобными объектами являются церковь святителя Николая в Севастополе (1857—1870) и часовня Александра Невского в Москве (1891). Расцвет египтизирующего стиля наступил в период империи. В частности построены египетский павильон на улице Голицыных в Кузьминках (1813), эллинизированный пирамидальных храм в память о солдатах, погибших при взятии Казани в 1552 году, расположенный на острове с собственным причалом (1813—1823), Египетские ворота Царского Села (1829), Египетский мост (1825—1826) и Пристань со Сфинксами (1833—1834) в Санкт-Петербурге. В 1913—1914 годы Леонид Чернышёв построил здание Краеведческого Музея в Красноярске, представляющий собой наиболее сложный пример египтизирующего стиля в России[5].

Дальнейшее развитие египтизирующего стиля произошло в советский период с 1920-х годов до 1950 годов. Образцами данной архитектуры являются Мавзолей Ленина, «египетские» станции метро в Москве и главный вход в здание МИД в Москве[5].

Во второй половине XVIII века появился стиль шинуазри (китайщина) — эклектичный стиль в искусстве, дизайне и архитектуре, - стилизация китайской культуры. Ярким примером шинуазри в России и Европе выступает Китайская деревня с Китайским театром и другими объектами в Царском Селе, построенные по заказу Екатерины II. Другой пример - Китайский Дворец в Ораниенбауме в стиле рококо (1762—1768). Особенностью этого течения были так называемые китайские покои в стиле барокко и усадьбы русской аристократии в стиле рококо, например, Китайский зал, Синяя комната и комната Александра I в Большом Екатерининском дворце в Царском Селе. Другие постройки в стиле шинуазри появились вместе с ростом российско-китайской торговли в XIX веке (например, китайский квартал на ярмарке в Нижнем Новгороде, где продавались преимущественно китайские товары)[6].

Наряду с шинуазри развивалось и подлинно буддийское искусство. В 1909—1915 годы построен буддийский храм в Санкт-Петербурге. В работу над проектом были вовлечены превосходные тогдашние российские ориенталисты и архитекторы[7]. Редким примером индо-сарацинского стиля является индуистский храм в Лахте в Санкт-Петербурге.

Неомавританский стиль появился в эпоху романтизма 1820 - 1850 годов, и с 1880-х годов до 1917 года развивался под влиянием неоромантизма. К основным примерам относятся, в частности, Дворец Воронцова в Алупке (1828—1855), Дворец Дюльбер в Кореизе (XIX век, Николай Краснов), Турецкая баня в Царском Селе (1852) и Филармония в Одессе (1894—1898), которая архитектурной формой напоминает Дворец дожей в Венеции. Он часто соединяется с другими стилями, в рамках эклектизма: неоромантизомом, неовизантийским стилем (например, Императорский театр в Тбилиси 1896 года, Тифлисский железнодорожный вокзал в Баку 1878—1884 годов, в стиле поздней мануэлинской готики (например, Особняк Арсения Морозова в Москве 1895—1899 годов) и исламской архитектурой.

Неомавританские синагоги[править | править код]

Во второй половине XIX века и в начале XX века неомавританский стиль стал стилем синагог царской России. В этом стиле были построены: синагога в Таганроге (1859—1876), Солдатская синагога в Ростове-на-Дону (1872), Большая хоральная синагога в Санкт-Петербурге (1893), Томская хоральная синагога (1902), Самарская хоральная синагога (1903—1908), несохранившаяся Смоленская хоральная синагога, Челябинская синагога (1903—1905), Минская хоральная синагога (белор.) (1906), Галицкая синагога в Киеве (1909). В этом стиле была возведена также Харьковская хоральная синагога (1913), являвшаяся крупнейшей синагогой Российской Империи и второй по величине синагогой в плане объёма в Европе после Большой синагоги в Будапеште.

Неомавританские мечети[править | править код]

Характерные для исламского искусства в России народные и российские элементы, а также эклектические (например, Мечеть Мухтарова во Владикавказе 1908 года, казанские мечети Азимовская, Бурнаевская и Султановская второй половины XIX века) и модернистские тенденции (например, Санкт-Петербургская соборная мечеть 1909—1921 годов, спроектированная Николаем Васильевым) отличают её от арабского или турецкого исламского искусства[8][9][10].

Здания в неороманском стиле строились в России с XIX до начала XX века и относительно редко — в основном для протестантского религиозного меньшинства. К старейшим таким объектам относятся лютеранские церкви в Санкт-Петербурге, например, церковь Христа Спасителя (1845—1849), святого Апостола Иоанна (1859—1860), немецкий кальвинистской кирхи (1862) и церковь святой Екатерины (1863—1865)[11], протестантские храмы в Москве (например, собор святых Петра и Павла, 1903—1905) и некоторых других крупных городах (например, церковь святой Марии в Саратове, 1878). Уникальным проектом является Бродская синагога в Одессе (1840—1863) в флорентийско-романском стиле.

Исключением в рамках сегодняшней России является Калининградская область, с большом количеством сохранившихся неороманских, бывших немецких объектов, таких как Башня Дона (1852—1853), крепость Фридриха II (1843—1890), Кирха памяти королевы Луизы в Калининграде (1899—1901). Немецкой, особенно прусский, неоромантизм проявлялся в XIX веке в некоторых архитектурных проектах, построенных в псевдорусском стиле.

К редким примерам Советского неороманизма относится наблюдательная смотровая башня на горе Ахун в Сочи (1935—1936), построенная по проекту С. И. Воробьёва[12].

В отличие от собственно готики, неоготика пришла в Россию в период правления Екатерины II (1762—1796) и изначально совмещалась с элементами барокко, классицизма и гротеска. К ведущим неоготическим архитекторам относились: Юрий Фельтен, Василий Баженов и Матвей Казаков. Одним из первых примеров неоготики в России — Лютеранская кирха святой Екатерины в Архангельске (1768). Неоготический стиль в искусстве России стал активно развиваться с 1770-х годов. К наиболее заметным примерам относятся: Чесменский дворец в Санкт-Петербурге (1774—1777), Петровский путевой дворец в Москве (1776), Большой Царицынский дворец (1776), Чесменская церковь (1777) и Владимирская церковь в Быкове (1789). В течение всего XIX и начале XX века появился целый ряд недавно построенных руин, ворот, небольших замков и дворцов в духе романтизма, например, Ласточкино гнездо в Крыму (1911—1912). В 1820-е — 1830-е годы появились первые здания в стиле английской готики, например, Дворец Коттедж в Петергофе (1826—1829), часовня святого Александра Невского в Петергофе (1833) и железнодорожный вокзал «Новый Петергоф» (1857). Неоготический стиль иногда сочетался с другими стилями, например, необарочным, неомавританским и псевдорусским. Особенности эклектики с доминированием неоготики носят, в частности, Троицкая церковь в Гусе-Железном (1802—1866) и Дом Севастьянова в Екатеринбурге (1863).

Неоготический стиль стал одним из доминирующих в XIX веке в стиле католических костёлов в России. Первым католическим храмом в неоготическом стиле был, предположительно, церковь святого Георгия в Самаре (1854—1863). Наиболее выразительными неоготическими католическими храмами, построенными в европейской части России, были Собор Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии в Москве (1899—1911) и Николаевский костёл в Киеве (1899—1909), а в части азиатской Католической церкви Пресвятой Богородицы (1909—1921). На рубеже XIX и XX веков многих российских архитекторов, создающих в неоготическом стиле были поляками по национальности, в том числе Фома Богданович-Дворжецкий, Владислав Городецкий, Иосиф Плошко.

Отдельный раздел составляют старые, немецкие готические постройки в Калининградской области: городские ворота (в том числе Фридландские, Бранденбургские, Росгартенские), церкви (например, Кирха Святого Семейства в Калининграде, Кирха Святого Адальберта в Калининграде, Кирха Розенау в Калининграде), госпитали (например, святой Елизаветы и святого Георгия в Калининграде) дом смотрителя мостов в Калининграде и другие.

Неоренессанс в XIX веке, так же, как необарокко, был стилем более или менее сочетавшимся с элементами других стилей в рамках эклектизма. К зданиям с превосходящими неоренессансными характеристиками относятся, в частности: бывшая французская церковь святого Павла в Санкт-Петербурге (1839—1840, архитектор Гаральд Боссе), Московский железнодорожный вокзал в Санкт-Петербурге (1844—1851, архитектор Константин Тон) и Институт растениеводства им. Вавилова в Санкт-Петербурге (1844—1850, архитектор Николай Ефимов) и здание городской думы в Санкт-Петербурге (1847—1852, архитектор Николай Ефимов, позднее перестроен). К первым в целом неоренессансным сооружениям следует отнести Владимирский дворец в Санкт-Петербурге (1867—1872; архитектор Андрея Хуна) и Ливадийский дворец (XIX век; архитектор Николай Краснов).

Во второй половине XIX века в России появляется шатоэск, который опирался на архитектуру ренессансных замков в долины Луары. Примерами такого стиля являются: замок Мейендорф в Подушкине (1874—1875), Массандровский дворец в Крыму (1881—1902), усадьба Храповицкого в Муромцеве (1884—1906).

Примером ретроспективной ренессансной архитектуры начала XX века является дом Тарасова в Москве (1912). Неоренессанс, наряду с неоклассицизмом и другими стилями стал после 1917 года, стал одним из источников вдохновения для архитекторов, работавших в жанре соцреализма[13].

Необарокко в XIX веке был стилем более или менее сочетавшимся с элементами других стилей в пределах эклектизма. К зданиям с преобладающими необарочными особенностями относятся, среди прочего, дворец Белосельских-Белозерских в Санкт-Петербурге (1846—1848), дворец Алфераки в Таганроге (1848) и дача княгини Зинаиды Юсуповой в Царском Селе (1856). Также появились проекты Ипполита Антоновича Монигетти в стиле, например, интерьер Екатерининского дворца в Царском Селе.

Возвращение в чистые барочные формы произошло с приходом ретроспективизма в 1900—1917 годах. Воскресенская церковь на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге (1901—1903) в стиле нарышкинского барокко, Церкви Пресвятой Богородицы в Плешивце (1902—1907) в стиле казацкого барокко с влиянием модерна и часовни при Сампсониевском соборе в Санкт-Петербурга (1909) в стиле елизаветинского барокко[14].

Эклектические тенденции существовали в искусстве России всегда, однако только в XIX веке эклектика начала представлять отдельное, сознательное направление в русской архитектуре. Ранняя эклектика в России появилась в 1830 — 1860-е годы и была представлена изначально в основном светской архитектурой, но затем распространилась и на церковное искусство. К наиболее известным эклектичными зданиями относятся: дворец Белосельских-Белозерских в Санкт-Петербурге с явным доминирование стиля необарокко (1846—1848), католическая церковь святых Петра и Павла в Москве (1839—1845) и храм Христа Спасителя в Москве (1839—1880) в русско-византийском стиле.

Ведущими представителями раннего эклектизма были: Андрей Иванович Штакеншнейдер, Михаил Доримедонтович Быковский и Константин Андреевич Тон, который создал эклектичный неорусский стиль, сочетавший в себе элементы в основном средневековой русской архитектуры и классицизма. Большинство российских необарочных или неоренессансных сооружений носят черты других стилей, однако они изначально использовались в отдельных проектах, не создавая новых форм. Зрелая эклектика в России приходится на 1870 — 1890-е годы. Ведущими представителями этого течения являются Александр Степанович Каминский, Роман Иванович Клейн, Альфред Александрович Парланд, Александр Никанорович Померанцев и Дмитрий Николаевич Чичагов. Этот стиль характеризуется обилием декора, подчёркивая представительные формы. Архитектурные приёмы, используемые это этого каждый в своём историческом стиле, начали сочетаться вместе, создавая новые архитектурные формы, в основном на фасадах зданий. Также появились более оригинальные проекты, например, Верхние торговые ряды (1890—1893), являющиеся переплетением неорусского стиля, неоренессанса и структурной инженерии Владимира Григорьевича Шухова. Примером церковной эклектики является колокольня при церкви Премудрости Божией в Средних Садовниках в Москве (1890). Эклектизм появился в России также в архитектуре интерьера, мебели и других художественных ремёсел, черпая в конце XIX века многочисленные узоры из модернизма и в то же время воздействуя на него.

Начало поисков русского национального стиля[прояснить] восходят к периоду романтизма. В 1824 году выпущен первый в истории России альбом с 31 официально утверждёнными проектами сакральной[уточнить] архитектуры в духе классицизма. В начале 1826 года в ответ на многочисленные пожелания «снизу» Синод обратился к императору Николаю II с просьбой дополнить собрание образцовых проектов 1824 года несколькими новыми, составленными «по примеру древних православных церквей». Самыми старыми примерами поисков нового стиля являются русская колония Александровка в Потсдаме (1826—1827), церковь святого Александра Невского в Потсдаме (1826—1829) и несохранившаяся третья десятинная церковь в Киеве (1828—1842), спроектированная Василием Стасовым и носящая черты, как древней русской архитектуры, так и немецкого неоклассицизма.

Церковное строительство[править | править код]

Константин Андреевич Тон стал создателем и первым теоретиком псевдорусского стиля. Этот стиль разработан по просьбе Николая I[источник не указан 322 дня] и является отсылкой к образцам древнерусского зодчества с соблюдением современных элементов, в основном, в стиле классицизма. Инициированный Тоном монументальный и эклектичный стиль вписался в поиски русского национального стиля и пользовался популярностью до 1870 годов.

К важнейшим церковным постройкам этого периода относятся: церковь святой Екатерины в Елизаветгофе (1830—1837), Введенский собор лейб-гвардии Семёновского полка в Санкт-Петербурге (1834—1842) и храм Христа Спасителя в Москве (1839—1880). Проекты Тона признаны указом 1841 года как «рекомендуемые» при строительстве православных церквей. С 1840-х годов усиливалась критика эклектичного, строгого и холодного стиля Константина Тона с большими или меньшими отклонениями от его проектов. К ранним примерам модификации проекта Тона относится Вознесенский собор в Ельце (1845—1889). Несмотря на критику архитектурного стиля Тона, он стал важным импульсом в развитии русского искусства, который обратил внимание строителей на традиционную православную архитектуру и повлиял на формирование «чистого» неорусского стиля в конце 1860-х годов. Многочисленные отсылки к этому стилю появились снова в 1898—1917 годы и после 1990 года.

Несмотря на интерес к византийскому искусству, которое поддержал Николай I в 1826 году, и указа 1841 года, в котором был сделан акцент на применении «по мере возможности» древних образцов византийских, стиль Тона 1830—1840 годов не проявлял никаких признаков византийских храмов. Неовизантийский стиль создан в России только в 1850-е годы. С тех пор он иногда сочетался с неорусским стилем, например, в столичном соборе Святой равной апостолам Марии Магдалены в Варшаве (1867—1869, архитектор Николай Сычёв) и соборе Александра Невского в Нижнем Новгороде (1868—1881). В 1840-е годы Тон начал проектирование новых шатровых храмов, включая Благовещенскую церковь Конногвардейского полка в Санкт-Петербурге (1844—1849) и Богородице-Рождественский собор в Красноярске (1845—1861).

Алексей Максимович Горностаев, вдохновлённый древней архитектурой русского севера, обогатил псевдорусский стиль последующими традиционными элементами, отвергая большинство классицизирующих моделей Тона. Он спроектировал скит Святого Николая Валаамского монастыря (1851), Успенский собор Святогорской лавры (1859—1868) и Успенский собор в Хельсинки (1862—1868).

С конца 1860-х годов с общей тенденцией к отторжению элементов западного искусства неорусский стиль формируется с опорой на народную архитектуру, русскую архитектуру XVII века, а также в некоторых случаях, на древнерусскую архитектуру с некоторым влияниям византийской архитектуры, ренессанса, барокко, классицизма или модерна. К известным образцам такого стиля относятся: Александро-Невский Новоярмарочный собор в Нижнем Новгороде (1867—1880), Спас на Крови в Санкт-Петербурге (1883—1907), Собор Петра и Павла в Петергофе (1895—1905).

В 1898 году в архитектуре церквей произошёл очередной поворот к русско-византийской архитектуре и модифицированному стилю Тона. Возводятся, в частности Богоявленский собор в Дорогомилове (1898—1910), собор Иверской иконы Божией Матери Перервинского монастыря (1904—1908), Храм-колокольня во имя Воскресения Христова на Рогожском кладбище (1907—1913), Храм святителя Николы Мирликийского на Рогожском кладбище в Москве (1914—1921).

С 1880-х годов до революции 1917 года в церковной архитектуре стали проявляться черты модерна, в основном в небольших проектах. Модерн не отрицал и не нарушал русскую православную архитектурную традицию, а служил её развитию с использованием современных технических и художественных решений в рамках традиционных форм. Примерами такого типа сооружений являются Церковь Спаса Нерукотворного в Абрамцеве (1881—1882) по проекту Виктора Васнецова, несохранившаяся деревянная Церковь всех святых в Надеждинске (1896—1898), церковь святого Духа в Талашкине (1902—1905), Храм Воскресения Христова в Сокольниках (1903—1912), храм Святой Троицы в Балакове (1908—1909), Марфо-Мариинская обитель в Москве (1908—1911), Церковь Покрова Пресвятой Богородицы при Политехническом институте (1912—1913), деревянная церковь Казанской иконы Божией Матери в Вырице (1912—1914), Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле (1913) и церковь Спаса Нерукотворного Образа в Клязьме (1913), который также является самым старым железобетонным храмом в России.

В начале XX века некоторые старообрядческие церкви начали строить в стиле модерна, к примеру, церковь Иконы Божией Матери «Знамение» в Санкт-Петербурге (1906—1907), построенный по проекту Дмитрия Крыжановского с собственной котельной, паровой системой обогрева стен и вентиляцией. К последующим принадлежали проекты Ильи Бондаренко, например, Покрово-Успенская церковь в Малом Гавриковом переулке в Москве (1911).

После падения коммунизма в 1991 году произошло возрождение псевдорусского стиля. Было восстановлено много разрушенных объектов, в том числе храм Христа Спасителя в Москве (1990—2000) и Большой Златоуст в Екатеринбурге (2006—2013), построен новый Благовещенский собор в Воронеже (1998—2009), Собор Святой Троицы в Магадане (2001—2008) и Спасо-Преображенский собор в Хабаровске (2001—2004). Появилось также несколько примеров модернизированного стиля русского, например, Храм Георгия Победоносца на Поклонной горе (1994—1995), церковь св. Пантелеймона в Ростове-на-Дону (1996—1997), церковь св. Петра в Санкт-Петербурге (2005—2010), часовня Святого Александра Невского в Королёве (1998—1999) и собор Христа Спасителя в Калининграде (2004—2006).

Псевдорусский стиль в архитектуре - это... Что такое Псевдорусский стиль в архитектуре?

Псевдорусский (иначе — Неорусский, Ложнорусский) стиль является общим условным названием совокупности различных по своим идейным истокам течений в русской архитектуре, возникших во второй четверти XIX в. и представляющих собой синтез традиций древнерусского и русского народного зодчества, а также ассоциируемых с ними элементов византийской архитектуры.

Псевдорусский стиль возник в рамках общего подъема интереса к национальной архитектуре, царившей в Европе XIX в., и представляет собой интерпретацию и стилизацию русского архитектурного наследия. В настоящее время псевдорусский стиль зачастую ошибочно называют русской или древнерусской архитектурой, хотя он напрямую не наследует русскую архитектурную традицию. Представляя собой искусную стилизацию, псевдорусский стиль последовательно сочетался с другими, интернациональными стилями — от архитектурного романтизма первой половины XIX в. до стиля модерн. Является одним из направлений архитектурного стиля историзм.

Развитие

Храм Христа Спасителя — пример русско-византийского стиля

Одним из первых течений, возникших в рамках псевдорусского стиля, является зародившийся в 1830-е гг. «русско-византийский стиль» в архитектуре церквей. Развитию этого направления способствовала весьма широкая правительственная поддержка, поскольку русско-византийский стиль воплощал идею официального православия о преемственности между Византией и Россией. Для русско-византийской архитектуры характерно заимствование ряда композиционных приёмов и мотивов византийской архитектуры, наиболее ярко воплотившихся в «образцовых проектах» церквей Константина Тона в 1840-е гг. В рамках этого направления Тоном были возведены Храм Христа Спасителя, Большой Кремлёвский дворец и Оружейная палата в Москве, а также кафедральные соборы в Свеаборге, Ельце(Вознесенский собор), Томске, Ростове-на-Дону и Красноярске.

Другое направление в рамках псевдорусского стиля возникло под влиянием романтизма и славянофильства, для которого были характерны постройки, использующие произвольно истолкованные мотивы древнерусской архитектуры. В рамках данного направления были возведены многие постройки Алексея Гороностаева, ярким примером является построенная в Москве на Девичьем поле деревянная «Погодинская изба» Николая Никитина.

В начале 1870-х гг. под воздействием народнических идей, охвативших широкие слои демократически настроенной интеллигенции, особенно молодежи, возник новый демократический вариант псевдорусского стиля, который сводился к обильному декорированию зданий узорами, типичных для русского народного зодчества, прежде всего, вышивки и резьбы по дереву. Идеологические основы народничества обусловили резкую критику западного ретроспективизма и пробудили в художественных кругах повышенный интерес к народной культуре, крестьянскому зодчеству и русской архитектуре XVI—XVII вв. Одними из самых ярких представителей псевдорусского стиля 1870-х гг. стали Иван Ропет («Терем» в Абрамцеве под Москвой, 1873 г.) и Виктор Гартман (типография Мамонтова, ныне № 16 Главполиграфпрома в Москве, 1872 г.). Это направление (известное также как «ропетовщина»), активно пропагандировавшееся известным художественным критиком того времени, Владимиром Стасовым, распространилось вначале в архитектуре деревянных выставочных павильонов и небольших городских домов, а затем в монументальном каменном зодчестве.

ГУМ — пример псевдорусского стиля конца XIX в.

К началу 1880-х гг. «ропетовщину» сменило новое официальное направление псевдорусского стиля, почти буквально копировавшее декоративные мотивы русской архитектуры XVII в. В рамках данного направления здания, построенные, как правило, из кирпича или белого камня, с применением интернациональных строительных технологий стали обильно декорироваться в традициях русского народного зодчества. Характерные приёмы этого времени, такие как «пузатые» колонны, низкие сводчатые потолки, узкие окна-бойницы, теремообразные крыши, фрески с растительными орнаментами, использование многоцветных изразцов и массивной ковки, проявляются как во внешнем, так и во внутреннем убранстве помещений. Одним из типичных образцов, на которые ориентируется псевдорусская архитектура это периода является собор Василия Блаженного — здание построенное в китчевом эклектичном, основанном на традициях, прежде всего, восточной архитектуры, стиле. В рамках данного направления были возведены Верхние торговые ряды (ныне здание ГУМа, 1890-93 гг., архитектор Александр Померанцев), здание Исторического музея (1875-81 гг., архитектор Владимир Шервуд), завершившие ансамбль Красной площади в Москве и Саввинское подворье архитектора И. С. Кузнецова.

В начале ХХ века «неорусский стиль» получает дальнейшее развитие. В поисках монументальной простоты архитекторы обратились к древним памятникам Новгорода и Пскова. На сооружениях этого направления лежит отпечаток стилизации в духе модерна. В Санкт Петербурге «неорусский стиль» нашел применение главным образом в церковных постройках В. А. Покровского, С. С. Кричинского, А. П. Аплаксина.

Литература

  • Ильин М. А., Борисова Е. А., Архитектура [2-й пол. 19 в.], в книге: История русского искусства, т. 9, книга 2, М., 1965
  • Кириченко Е. И. [Архитектура 2-й половины 19 — нач. 20 вв.], в книге: Краткая художественная энциклопедия. Искусство стран и народов мира, т. 3, М., 1971

Wikimedia Foundation. 2010.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *