Барокко в москве архитектура – в архитектуре, интерьере, московское, 17 века, культура, черты, век, картинки

ПЕРИОДЫ | ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ АРХИТЕКТУРЫ

«Пусть совокупится более различных вкусов. Пусть в одной и той же улице возвышается и мрачно готическое, и обремененное роскошью украшений восточное, и колоссальное, египетское, и проникнутое стройным размером греческое… Пусть как можно реже дома сливаются в одну ровную, однообразную стену…»
Н.В. Гоголь. Об архитектуре нынешнего времени. 1831

Историзм, или, как еще недавно называли этот период, эклектика, – направление в европейской архитектуре, пришедшее на смену эпохе классицизма. Первый этап историзма (1830–1860-е), именовавшийся в Европе романтизмом, в России определялся как Николаевский период. Второй этап (1860–1890-е) – боз-ар за рубежом – у нас принято называть Александровским, т.е. связанным с отменой крепостничества, развитием капитализма, притоком населения в города, появлением новых технологий и строительных материалов, что в целом вызвало потребность в широкомасштабном строительстве новых типов зданий в связи с возникновением нового класса заказчиков.
Эклектика – разумный выбор в использовании элементов различных «исторических» архитектурных стилей (готика, ренессанс, барокко, рококо, византийский, мавританский и др.), которые и обусловили характерное для XIX века многостилье в архитектуре. Эклектика еще сохраняет архитектурный ордер, но он утрачивает свою доминирующую позицию. Анфиладной планировке зданий приходят на смену планы, формы и стили фасадных композиций, соответствующие функциональному назначению постройки.

Первым по значимости и продолжительности своего бытования в архитектуре эклектики становится «русский» стиль, основоположником которого принято считать К.А. Тона. Официально поддержанный и позднее подкрепленный идеологической триадой «самодержавие, православие, народность» министра просвещения графа С.С. Уварова, «русский» стиль как несущий идею государственности надолго определяет принципы храмостроительства в России. В своих проектах храмов, рекомендованными для строительства по всей стране, Тон соединил классически симметричные планы с фасадами, насыщенными элементами владимиро-суздальского и раннемосковского зодчества. В русле тоновского стиля параллельно складывался и русско-византийский стиль, опиравшийся на образцы византийского зодчества балканского происхождения, также поддерживаемый государством. С конца 1860-х годов в противовес официальному «русскому» стилю складывается и развивается демократическое направление «русского» стиля, связанное с именами А.М. Горностаева, В.А. Гартмана и И.П. Ропета. Для стиля выставочных сооружений Гартмана и Ропета характерным становится использование орнаментов русских народных вышивок и деревянной резьбы. Мотивы русского происхождения вскоре переносятся и на декор фасадов кирпичных зданий.
XIX век важен еще и тем, что именно в этот период закладываются основы научной архитектурной теории, у истоков которой стояли труды архитекторов М.Д. Быковского и А.К. Красовского. Первые опыты изучения истории отечественной архитектуры были связаны с деятельностью Императорского Русского археологического общества (1846–1924) в Петербурге и Императорского Московского археологического общества, основанного по инициативе графа А.С. Уварова в 1864 году с целью изучения и охраны памятников старины. Архитектурные общества в Москве (с 1867-го) и в Петербурге (с 1870-го) направили свою деятельность на творческую разработку теоретических, исторических и технических проблем зодчества. Эти общества выпускали периодические издания, знакомившие заинтересованную публику и специалистов со всем новым, что происходило в строительстве, а также с материалами организованных ими экспедиций по выявлению и описанию древних памятников. Результатом таких экспедиций становились открытия в истории русской архитектуры, что вносило свой вклад в стилевое разнообразие эпохи. Так, кирпично-изразцовое узорочье ярославских храмов сделало актуальным «русский стиль XVII века», распространившийся в 1880-х годах. Именно изыскания археологов заставили многих архитекторов повторять детали древних храмов на фасадах строящихся зданий Московской городской думы, Исторического музея и др. Именно такое использование оригинальных деталей разных памятников в различном сочетании послужило почвой для обвинения архитекторов эклектики в стилизаторстве, т.е. в нетворческом использовании образца.
Новым толчком в развитии «русского» стиля стало строительство небольшой церкви в подмосковной усадьбе С.И. Мамонтова Абрамцево, где сложилась творческая мастерская художников. Архитектура этого небольшого усадебного храма, созданного художниками В.М. Васнецовым и В.Д. Поленовым при участии архитектора П.М. Самарина, продемонстрировала новые возможности стилизации под древние псковские памятники без детального копирования их отдельных фрагментов. Главный эффект был достигнут за счет переосмысленной образности храма, его сказочной, эпической составляющей, что давало прямой выход к национально-романтической ветви модерна.
Другие исторические стили использовались в архитектуре XIX века избирательно. Так, неоренессанс был предпочтителен при строительстве зданий банков, торговых домов, вокзалов, которые в изобилии вырастают в обеих столицах в связи с развитием капиталистических отношений. Для благотворительных учреждений, учебных заведений, больничных комплексов, промышленных сооружений чаще всего использовалось недорогое кирпичное строительство. Доходные дома, распространенные в Петербурге, возводились в разных стилях в зависимости от желания и состоятельности заказчика. Что касается традиционно московского частного жилища – усадебного особняка, то до середины века здесь господствовали ампирные дома, отстроенные после пожара 1812 года, с их неизменными колонными портиками. После крестьянской реформы 1861 года в Москве появляется новый заказчик – промышленник, владелец фабрик и заводов, который стремится, не считаясь с затратами, выстроить свой фамильный особняк в репрезентативном стиле, не уступающем дворянским дворцам. Буржуа не ограничиваются покупкой родовых дворянских гнезд, они заказывают первоклассным архитекторам проекты новых домов, выделяющихся из рядовой застройки богатством и пышностью форм.
При этом некоторые домовладельцы ограничивались переделкой внутреннего убранства. Интерьеры жилых домов этого периода также отличались разностильем: вестибюль оформлялся в египетском стиле, столовая – практически всегда в «русском», танцевальный зал – в классическом, курительные и бильярдные – в мавританском или каком-либо восточном. Обязательная гостиная или будуар часто декорировались в стиле рококо с обильной позолотой на лепных падугах и шелковой обивкой стен.
В 1880-е годы в Москве в частной застройке и не только был очень популярен стиль «неогрек», или «помпеянский», в котором работали архитекторы А.С. Каминский, Р.И. Клейн, молодой Шехтель и др. В 1890-е годы становится популярным стиль «неоготика», развивавшийся, в частности, Ф.О. Шехтелем и П.С. Бойцовым. Именно благодаря «готическим» зданиям с разностильными интерьерами происходит плавный переход жилой архитектуры в стиль модерн (1898–1905).
XIX век поражает обилием и разнообразием новых типов зданий, которых не было прежде: это и магазины-пассажи, и торговые дома, и здания вокзалов, и специально спроектированные здания для музеев, консерваторий, органов городского управления, клубов, народных домов, домов различных обществ, школ и других учебных заведений, а также огромных производственных комплексов. Храмовое строительство велось за рубежом, в Москве древние храмы расширялись пристройкой обширных трапезных и высоких колоколен.
В целом XIX век стал веком открытий и прорывов: новаторские технологии и строительные материалы – металлические конструкции больших пролетов, сетчатые конструкции инженера В.Г. Шухова, система безбалочных перекрытий инженера А.Ф. Лолейта, железобетон и бетон – осваиваются в дальнейшем на протяжении всего ХХ века.

Архитектура Москвы - классицизм, барокко 18 - 19 века

Дом Пашкова. Архитектор Баженов

Сонная дремота охватила Москву 17 - 18 веков, но преобразования Петра наложили отпечаток и на ее архитектурный облик. И это несмотря на то, что всеми помыслами Петр I в это время был в новой столице. Материалы, людские резервы — все устремляется в Петербург.

Московские зодчие строили в Москве в модном тогда стиле, однако, с заметным уклоном в сторону русского, какого-то специфического, провинциального, зодчества.

В допетровский период в Москве создавалось множество самобытных стилей и течений в архитектуре. Основным стилем был все-таки классицизм (художественный стиль, в переводе с латинского «образцовый», взявший за идеал традиции античности и Эпохи Возрождения. Классицизм возвышает героическое, высокую гражданственность, чувство долга, осуждает пороки.), однако, опять свой, русский.

Получило некоторое распространение течение «псевдоготика» (ложная готика), когда в архитектурные сооружения добавляются элементы готики. Кроме того, строили здания и стиле ампир. Было построено большое количество разнообразных сооружений со своими индивидуальными особенностями.

Со времени Петра I Россия полностью включилась в круг общеевропейской культуры. Но Москва оказалась очень устойчивой к новым веяниям. И не только потому. что москвичи еще продолжали постройки в «старом стиле», но и потому, что в новых стилях барокко и классицизм зодчие не старались подражать Западу, а трактовали их в Москве по-своему, по-русски. Одновременно с этим, однако, строились в Москве уже и здания в стиле западно-европейского барокко.

Старая Москва

Большую популярность в Москве завоевал архитектор Растрелли, построивший там много прекрасных сооружений в стиле русского барокко. К сожалению, некоторые из построенных им зданий позднее были разобраны. Так, в 1753 году Растрелли построилКремлевский Зимний дворец, который при строительстве нынешнего, кремлевского дворца был разрушен. Позже Растрелли стал строить только в Петербурге.

Иван Федорович Мичурин - архитектор, составивший первый, точный план Москвы. В отличие от Петербурга, который сразу строился как столица — по определенному архитектурному плану, Москва застраивалась стихийно, постепенно превращаясь в большой город. Мичурин проделал огромную работу, предусмотрев благоустройство улиц, достройку незавершенных зданий и приведение в порядок старых. Главной заслугой Мичурина является основание московской архитектурной школы. Его ученики - Евлашев, Обухов и, особенно, Ухтомский, стали очень талантливыми зодчими.

Красные ворота. Архитектор Ухтомский


Дмитрий Васильевич Ухтомский. После Мичурина занимал положение первого архитектора Москвы. Строил в стиле барокко. Самые известные его сооружения - Красные ворота( которые, к сожалению, не сохранились) и достроенная им многоярусная колокольня Троице - Сергиевой лавры.

Колокольня Троице-Сергиевой лавры. Барокко.

Дом Пашкова. Архитектор В.Баженов. Классицизм.

Василий Иванович Баженов. Хотя основные его замыслы не были осуществлены, а многие постройки до сих пор неизвестны, влияние этого зодчего на развитие архитектуры 18-го века огромно. Баженов окончил Петербургскую Академию художеств и был послан пенсионером за границу в Италию. Там он быстро приобрел известность: был избран профессором Римской, членом Флорентийской и Болонской академий.

Однако, по возвращении на родину архитектора начали преследовать неудачи, которые были связаны с завистью академических верхов. Затем Екатерина II дважды прерывала осуществление его главнейших проектов. Самое замечательное детище Баженова - проект Кремлевского дворца в Москве. По идейно-образному размаху, по новизне и смелости задач этот проект не знает себе равных. Даже в модели архитектура исполнена великолепия. Грандиозные по протяженности фасады,то идущие по прямой, то прихотливо огибающие кремлевский холм, великолепные колоннады, таинственные переходы, вызывающие в памяти архитектурные фантазии 18-го века - все это поражает воображение. Проект Баженова был утвержден. В торжественной обстановке отпраздновали закладку дворца, начали подготовительные работы. Однако, вслед за тем дело замедлилось и вскоре было прекращено. Причина была в том, что поднялась Крестьянская война под предводительством Пугачева и Екатерине стало не до блистательного замысла Баженова

Дом Пашкова

Ворота Хлебного дома в Царицыне. Псевдоготика. Архитектор В. Баженов.


Баженов создает свой вариант распространившегося на западе течения в архитектуре — псевдоготика. Псевдоготика — ложная готика. направление в архитектуре 18-19 веков, возрождавшее архитектурные формы готики. Баженов по-своему интерпретировал этот стиль, максимально приблизив его к классицизму. Примером такого стиля являются Ворота Хлебного дома в Царицыне.

Сенат. Архитектор М. Казаков. Классицизм.


Матвей Федорович Казаков. Один из основоположников классицизма в России. Учился у Ухтомского, благодаря чему стал наиболее ярким выразителем московской школы. Он построил в Москве так много зданий, что возник термин «казаковская Москва». Он построил в Московском Кремле здание Сената, огромный купол которого играет важную роль в ансамбле Красной площади. Затем он построил Колонный зал, позднее- дом Союзов. Строит множество богатых частных домов. Например, дом Барышникова. Казаковым построено старое здание Московского университета (сгорело в 1812 году, перестроено архитектором Жилярди).

М. Казаков. Колонный зал. Классицизм.

М. Казаков. Дом Барышникова. Классицизм

Колонный зал. Интерьер.

Московский университет. Архитектор Д. Жилярди . Классицизм.


Дмитрий Иванович Жилярди. Сын итальянского архитектора, приехавшего работать в Россию. Д.И.Жилярди считался лучшим мастером московского ампира. Восстановление погоревшего здания Московского университета было его первой работой. От Казакова остался только план постройки, все остальное было создано Жилярди в два года. Внутри здания особенно хорош купольный актовый зал, украшенный фресками. Снаружи барельеф в виде львиных масок, медальонов с факелами, венков и пр., — это все характерно для декоративных украшений московского ампира. Чугунные ворота и решетка в том же стиле дополняют величественную красоту старинного храма науки. В Москве находится много частных зданий, построенных Жилярди.

В. Стасов. Провиантские склады. Классицизм.


Василий Петрович Стасов. Им построено и перестроено много зданий в стиле ампира -казенных, городских и частных, как в Москве, так и в Петербурге и его окрестностях. Суровым величием веет от Провиантских складов, построенным Стасовым в Москве. В этом огромном сооружении зодчий создал первоклассный архитектурный памятник - наиболее яркое и своеобразное произведение времени московского ампира. Внешний эффект достигается здесь гладью стен и введением чугунных деталей — двери, стрелообразные решетки на окнах, массивные ограды и ворота, украшенные традиционной военной символикой.

А. Григорьев. Церковь Большого Вознесения у Никитских ворот.


Афанасий Григорьевич Григорьев. Своими познаниями в архитектурном искусстве обязан семье Жилярди, а позднее — Джакомо Кваренги. Однако, в своих работах проявлял себя последователем Казакова. Многие здания строил вместе с Жилярди. К крупным его постройкам относится дворец великого князя Михаила Павловича, не сохранившийся ныне. Он построил также прекрасную церковь Большого Вознесения у Никитских ворот в стиле ампира. Хотя архитектурное наследие Григорьева до сих пор еще не выяснено полностью, все-таки то, что известно , свидетельствует о его таланте.

О. Бове. Большой театр. Классицизм.


Осип Иванович Бове. Ему принадлежит ведущая роль в градостроительных мероприятиях Москвы, особенно в центральном районе города. По его проекту реконструируется Красная площадь. Бове большой мастер ампира. Принимал активное участие в востановлении Москвы после Отечественной войны 1812 года. Он перестроил много общественных построек. Но наиболее монументальная постройка Бове — здание Большого театра. Это здание было самым крупным театральным сооружением в России и оно должно было, по мысли зодчего, служить центром обширного архитектурного ансамбля на Театральной площади. В истории дореволюционной Москвы — это первая и единственная попытка создать архитектурный ансамбль в городе. Центральная часть здания театра украшают колонны, а портик увенчивает колесница Аполлона — все это придает зданию величественность, элегантность.

Большой театр ночью.

Большой театр. Интерьер.

7 самых узнаваемых стилей — Атлас — Серия путеводителей Медузы

Нарышкинское барокко

Самый ранний архитектурный стиль, органически связанный именно с Москвой и до сих пор отчасти формирующий если не зрительный, то ментальный образ города. Манера строительства, утвердившаяся в конце XVII века в проектах, которым покровительствовали бояре Нарышкины, по сути никакое не барокко, а наложение некоторых декоративных приемов польского и украинского барокко на формы традиционной русской архитектуры, но благодаря ему возникшее вскоре петровское барокко не кажется совсем уж чужеродным элементом в истории отечественной архитектуры. Главные дошедшие до нас памятники нарышкинского барокко — это колокольня Новодевичьего монастыря, церковь Троицы в Троице-Лыково и в первую очередь церковь Покрова в Филях с ее идеально сохранившимся интерьером. К этому же стилю можно отнести две из самых трагических утрат московской архитектуры — огромную Успенскую церковь на Покровке и не имевшую никаких аналогов Сухареву башню на пересечении Садового кольца и нынешнего проспекта Мира.

Московский ампир

Popova Valeriya / Shutterstock.com

«Старая Москва», какой мы ее знаем, это и есть московский ампир 1810–30-х годов. Целостный палладианский ансамбль конца XVIII века, город «Альбомов казенных и партикулярных зданий» Матвея Казакова, не сгорел, конечно, дотла в 1812 году — но общее ощущение от старомосковских улиц определяется теперь именно послепожарными постройками и перестройками, зданиями Доменико Жилярди и Осипа Бове. Французский ампир, стиль Первой империи Наполеона Бонапарта, преломлен в них через немного провинциальную призму североитальянской и чисто местной традиции. Самые яркие примеры этого направления — старое здание МГУ на Моховой работы Жилярди и Первая градская больница работы Бове, но гуляющему по тихим московским уголкам пешеходу его уютные ордерные портики, рельефные розетки и фризы попадаются почти на каждом шагу.

Московский модерн

Часть общеевропейского переворота в декоративном искусстве — на смену надоевшим формам эклектики и академизма пришли новые мотивы и новые материалы. Что не отменяет эклектичности самого московского модерна: в его зданиях есть формы и северного романтизма, и венского сецессиона, и французского ар-нуво. Как и все региональные изводы этого направления, московский модерн стремился к созданию «гезамткунстверка», единого произведения архитектуры, дизайна, скульптуры и живописи, а потому был по карману только богатейшим из заказчиков — недаром его часто называют «купеческим». Вкусы представителей промышленных династий ярче всех удалось воплотить архитекторам Льву Кекушеву и Федору Шехтелю, но интерьеры этих особняков чаще всего недоступны для широкой публики, поскольку в них теперь размещаются резиденции иностранных послов. В качестве утешения остается Дом-музей Горького в построенном Шехтелем особняке Рябушинских и его же Ярославский вокзал.

Конструктивизм

Самое яркое направление советской архитектуры 20-х и начала 30-х годов, полнее всего выразившее в своих зданиях идеалы первого послереволюционного периода. Братья Веснины, Илья Голосов, Константин Мельников и их коллеги исповедовали общий для европейского функционализма принцип соответствия архитектурного решения предполагаемой функции, но в декларируемом ими стремлении обнажить конструктивную основу здания (отсюда и термин) добивались редкой для европейского модернизма художественной выразительности. Свою роль сыграло и то, что импульс к не вполне добровольному преобразованию человеческой жизни был характерен одновременно и для модернизма, и для пролетарской революции. Несмотря на чаще всего очень низкое качество материалов, из которых по экономическим причинам строились конструктивистские здания, многие из них дожили до нашего времени. Лучший способ составить собственное представление о конструктивизме — это марш-бросок по главным рабочим клубам Москвы: Зуевскому клубу на Лесной (Голосов), Дворцу культуры ЗИЛ у метро «Автозаводская» (Веснины) и Русаковскому клубу на Стромынке (Мельников). С недавних пор доступен для посещения и самый эзотерический шедевр конструктивизма — частный дом Мельникова в Кривоарбатском переулке, но туда пускают всего по пять человек в день.

Сталинский ампир

Условное название самого позднего варианта эклектики сталинского периода, в котором масштабная и пышная социалистическая урбанистика сочеталась с элементами классицизма, барокко и ар-деко. Его отличительные черты — богатство декора, преувеличенность деталей вроде карнизов и арок, господство формы над функцией и сильное повествовательное начало, выдержанное в духе социалистического реализма, — отсюда все эти барельефы со спортсменами, статуи ткачих, снопы и венки. Именно этот стиль определяет то первое (и обычно самое сильное) впечатление, которое производит на приезжего современная Москва. Сталинский ампир — это и парадная застройка Тверской улицы, и семерка высоток, и самые популярные у туристов станции московского метро. Последнее обстоятельство делает шедевры этого стиля наиболее доступными для посещения, но чтобы увидеть этот стиль во всей красе, вам придется записаться на экскурсию по главному зданию МГУ, отправиться на спектакль в Театр армии или обманывать консьержек в подъездах высотки на Котельнической.

Позднесоветский модернизм

Mikhael Vorozhtsov / Shutterstock.com

Хотя период правления Хрущева и Брежнева — это прежде всего время возведения тысяч и тысяч типовых панельных зданий, которыми заполнено все постсоветское пространство, несерийных зданий было построено тоже немало. В Москве поздний советский модернизм представлен довольно разными сооружениями в диапазоне от отсылающего к конструктивизму жизнелюбия 60-х в Центральном дворце пионеров до массивной торжественности начала 80-х в мемориальном комплексе на Поклонной горе — но самый заметный в городе памятник этих лет относится к советскому варианту «интернационального стиля». Это построенный Михаилом Посохиным-старшим ряд жилых и офисных небоскребов Нового Арбата, по легенде призванный воссоздать в Москве силуэт так понравившейся Хрущеву Гаваны. Знаковые интерьеры той эпохи можно увидеть, сходив на концерт в Кремлевский дворец съездов или же на выставку в новое здание Третьяковки на Крымском Валу.

Лужковский постмодернизм

Последнее по времени архитектурное направление, всерьез повлиявшее на внешний вид современной Москвы. В 90-е годы мегаполис пережил почти мгновенную в историческом масштабе трансформацию из столицы позднесоциалистической империи в центр олигархического капитализма, и материальную составляющую этого переворота обеспечил московский стройкомплекс, вполне авторитарно управлявшийся лично Юрием Михайловичем Лужковым (мэром города с 1992 по 2010 год). В архитектурном смысле основными принципами лужковской архитектуры стали приоритет интересов инвестора над всеми остальными соображениями, постмодернистская игривость как протест против советского модерна, средовой подход (то есть идея сохранения в новых проектах некоторых вполне случайных особенностей прежней застройки) и представления о наличии некоторого специального «московского духа», который при ближайшем рассмотрении обычно оказывался прихотью искренно любящего башенки начальника-самодура. Истории искусств еще только предстоит выявить среди зданий этого периода настоящие шедевры (и они, как всегда, наверняка найдутся), так что пока можно перечислить лишь его самые громкие образцы: Дом-яйцо Сергея Ткачева в Машковом переулке, построенный по проекту Михаила Посохина-младшего, Центр оперного пения Галины Вишневской на Остоженке и новый Военторг Владимира Колосницына на Воздвиженке. 

Презентация к уроку по МХК на тему: Московское барокко

Слайд 1

Московское барокко 18 век Выполнила: Учитель МХК Боярская И.С.

Слайд 2

Голицынское барокко Голицынское барокко —стиль в рамках русского барокко, связанная с именем князя Бориса Алексеевича Голицына, единомышленника Петра I и сторонника европеизации русской культуры. Его прозападные взгляды выразились, в частности, в возведении в подмосковных имениях построек, близких к западноевропейской архитектурной традиции . Голицыны в постройках петровского времени окончательно отказались от сохранения традиционного силуэта русского храма , позаимствовав из арсенала западноевропейского барокко сложный лепной декор . Манифест нового стиля — церковь Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах (1690—1704) — была увенчана не традиционным куполом, а золочёной короной.

Слайд 3

Знаменская церковь в Перово (1705) Рото́нда — круглая в плане постройка, обычно увенчанная куполом. По периметру ротонды часто расположены колонны. Все эти здания в плане не крестово-купольные, а эллиптические, более напоминают ротонды .

Слайд 4

Отличие голицынских построек от петровского барокко состояло в том, что они ориентировались не на североевропейские (шведские, голландские), а на австрийские образцы (которые, в свою очередь, следовали итальянским прототипам).

Слайд 5

Нарышкинское или московское барокко представляет собой условное название специфического стилевого направления в русской архитектуре конца XVII — начала XVIII вв., начального этапа в развитии архитектуры русского барокко.

Слайд 6

Своим названием архитектурное течение обязано молодому, ориентированному на Западную Европу боярскому роду Нарышкиных , в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко.

Слайд 7

Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (петровским барокко) возводимого в западноевропейском духе Санкт-Петербурга. Для зданий « нарышкинского стиля» характерны смешение противоречивых тенденций и течений, внутренняя напряженность, разнородность структуры и декоративной отделки. В них присутствуют черты европейского барокко и маньеризма, отголоски готики, ренессанса, романтизма, слившиеся с традициями русского деревянного зодчества и древнерусской каменной архитектуры. Характерен двойственный масштаб - одного гигантского, вертикально устремленного, и другого – миниатюрно-детального.

Слайд 8

Лучшими образцами нарышкинского стиля считаются появившиеся центрические ярусные храмы. Для нарышкинского стиля также характерна двуцветность сочетания красного кирпича и белого камня, использование полихромных изразцов, позолоченной деревянной резьбы в интерьерах, следующих традициям «русского узорочья» и «травяного орнамента». Церковь Покрова в Филях

Слайд 9

Построенные в нарышкинском стиле здания нельзя назвать подлинно барочными в западноевропейском понимании. Нарышкинский стиль в своей основе — архитектурной композиции — оставался русским, и только отдельные, зачастую едва уловимые элементы декора заимствовались из западноевропейского искусства. Иностранцами , равно как и многими россиянами, знакомыми с западноевропейскими образцами барокко, нарышкинский стиль воспринимался как исконно русское архитектурное явление. Церковь Бориса и Глеба в Зюзине , Москва

Слайд 10

Троицкая церковь в Троице-Лыково (Москва), 1695 г. Одни из первых построек в новом стиле появились в московских и подмосковных имениях боярской семьи Нарышкиных (из рода, которых происходила мать Петра I , Наталья Нарышкина ) , в которых были возведены светски-нарядные многоярусные церкви из красного кирпича с некоторыми белокаменными декоративными элементами Яков Григорьевич Бухвостов (даты рождения и смерти неизвестны, конец XVII — начало XVIII вв.) — русский зодчий, один из основоположников нарышкинского стиля

Слайд 11

Ещё одним выдающимся строением в нарышкинском стиле являлась построенная крепостным зодчим Петром Потаповым для купца Ивана Матвеевича Сверчкова тринадцатиглавая Успенская церковь на Покровке (1696—1699 ) [ , которой восхищалсяБартоломео Растрелли, а Василий Баженов ставил её в один ряд с храмом Василия Блаженного. Церковь была настолько живописна, что даже Наполеон, распорядившийся взорвать Кремль, выставил возле неё специальную охрану, дабы она не была поражена начавшимся в Москве пожаром. До настоящего времени церковь не дошла, поскольку была разобрана в 1935—1936 годах под предлогом расширения тротуара.

Слайд 12

В традициях нарышкинского стиля были перестроены многие церкви и монастыри, что отразилось, в частности, на ансамблях Новодевичего и Донского монастырей , Крутицкого подворья в Москве.

Слайд 13

В архитектуре Петербурга начала XVIII в. нарышкинский стиль не получил дальнейшего развития. Однако между нарышкинской архитектурой и петровским барокко Петербурга первой четверти XVIII в. существует определенная преемственность, характерными примерами которой являются здания служившей для светских нужд Сухаревской башни (1692—1701) и церкви Архангела Гавриила или Меншиковой башни (1701—1707) в Москве.

Слайд 14

В основу композиции Меншиковой башни , построенной зодчим Иваном Зарудным на Чистых прудах в Москве для ближайшего сподвижника Петра I, князя Александра Меншикова, положена традиционная схема, заимствованная из украинской деревянной архитектуры — несколько уменьшающихся кверху поставленных друг на друга ярусных восьмигранников . Нельзя не отметить, что в создании архитектуры нарышкинского барокко, в отличие от петровского, отметились в основном русские мастера, что, безусловно, и определило специфичный характер построенных зданий — они представляли собой в большой степени древнерусские по характеру конструкции здания с заимствованными из западноевропейского зодчества деталями, как правило, носившими лишь декоративный характер

Слайд 15

Церковь Иоанна Воина на Якиманке (1706—1713) намечает переход от нарышкинского барокко к петровскому. Нарышкинский стиль наиболее сильно сказался на облике Москвы, но он также оказал большое влияние на развитие всей архитектуры России в XVIII в., будучи связующим элементом между архитектурой Москвы и строящегося Санкт-Петербурга. Во многом именно благодаря нарышкинскому стилю был сформирован самобытный образ русского барокко, что особенно отчётливо проявилось в его позднем, елизаветинском периоде

Слайд 16

Свой вклад в развитие архитектуры столицы внес Ухтомский Дмитрий Васильевич , он создал великие творения: колокольню Троице-Сергиева монастыря и Красные ворота в Москве. Ранее здесь уже стояла колокольня, но Ухтомский дополнил ее двумя новыми ярусами, теперь их стало пять и высота достигла 80 метров. На верхние яруса нельзя было размещать колокола из-за хрупкости строения, но они придали грациозности и торжественности постройке, которую теперь было заметно из разных частей города.

Слайд 17

Красные ворота, к сожалению, сейчас можно увидеть только на картинках учебников, до наших дней они не сохранились, но они заслуженно являются лучшими архитектурными сооружениями русского барокко. То как их строили и видоизменяли непосредственно связано с историей жизни Москвы 18 в. и показательно характеризует ту эпоху. Когда в 1709 г. русские выиграли полтавское сражение против шведской армии, на Мясницкой улице появились триумфальные деревянные ворота. В том же месте по случаю коронации Елизаветы Петровны в 1742 г. построили вторые ворота, средства на это выделило местное купечество. Немного времени они стояли, перед тем как сгорели, но Елизавета тут же велела восстановить их в каменном виде, эту работу поручили Ухтомскому. Красные ворота

Слайд 18

Храм Никиты Мученика на Старой Басманной Храм Преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках

Слайд 19

Классицизм в архитектуре В 60-ых годах на смену декоративному барокко приходит классицизм. Особенности: симметричность композиций гармония пропорций геометрически правильные планы сдержанность строгость

Слайд 20

Двигаясь к завершению 18 в., опять все строительство вернулось в Москву. Активно начали возводить светские дома и дворцы, церкви, учебные и медицинские учреждения. Лучшими архитекторами времен Екатерина II и Павла I стали Казаков и Баженов. Баженов Василий Иванович обучался в гимназии при Московском университете, а затем в новой Петербургской академии художеств. Когда он доучился, поехал осматривать Италию и Францию, а затем вернулся в Петербург, где был удостоен звания академика. Хотя карьера в Петербурге у Баженова сложилась очень удачно, он все же поехал в Москву, чтобы воплотить в жизнь проект Екатерины II – Большой Кремлевский дворец. Патриархальная Москва не смогла принять такой проект, он слишком выделялся из общей картины того времени.

Слайд 21

Планировалось наполовину снести южные стены Кремля, устаревшие сооружения, а вокруг того что осталось – старейшие памятники культуры, церкви и колокольни, возвести новое помпезное здание дворца в стиле классицизма. Баженов хотел возвести не только один дворец, но и чтоб рядом были театр, арсенал, коллегии, площадь для народа. Кремль должен был стать не средневековой крепостью, а большим общественным местом для города и его жителей. Архитектор представил в первую очередь чертежи будущего дворца, а затем и её деревянную модель. Эту модель отправили Екатерине II в Петербург, чтобы она одобрила, а затем оставили в Зимнем дворце. Проект утвердили, даже торжественно уложили первый камень с участием императрицы, но его так и не довели до конца.

Слайд 22

В 1775 г. Екатерина II дала новое поручение Баженову, возвести личную резиденцию возле Москвы в имении Царицыно, которое на тот момент называлось Черная грязь. Императрица хотела, чтобы здание было построено в псевдоготическом стиле. Начиная с 1775 года были построены знаменитый Большой дворец, «Хлебный дом», «Оперный дом», каменные мосты и многое другое, что можно увидеть и сегодня.

Слайд 23

Царицынский ансамбль очень отличался от усадьб того времени, на них было большое количество элементов готической архитектуры, например, стрельчатые арки, оконные проемы сложной формы и т.д. Баженов говорил, что древнерусская архитектура является подвидом готической, поэтому здесь были и элементы российского Средневековья, такие как раздвоенные наверху зубцы, похожие на завершения стен Кремля. Характерным признаком русской архитектуры было и совмещение белокаменных деталей и красными кирпичными стенами. Внутри все было специально усложнено в средневековом стиле. Дворец выглядел очень грубо и мрачно, и когда императрица приехала смотреть на него, с ужасом сказала, что дворец больше похож на тюрьму, и больше никогда туда не возвращалась. Она приказала, чтобы дворец снесли, а вместе с ним и некоторые другие постройки. Задание было передано другому архитектору – Казакову М.Ф, который сохранил классицистический правильную форму здания и сделал готическое оформление.

Слайд 24

У Баженова заказывали и многие другие постройки. Например, его работой был дом П.Е. Пашкова , который стоит лицом к Кремлю, он отличается классицистическим стилем, светлым фасадом, стены кирпичные, которые еще больше подчеркивают могущество и величественность строения. Дом находится на возвышенности, посередине стоит 3х-этажный дом с аккуратным портиком (портик — полуоткрытое помещение, крышу которого поддерживают колонны), по бокам возвышаются статуи, наверху располагается круглая скульптурная композиция бельведер. Галереи выполнены в один этаж, которые продолжаются двухэтажными флигелями с портиками. С холма можно спуститься по лестнице, сначала она вела сад с красивыми заборами и фонарями, а к 20 веку улицу расширили и не осталось ни решеток, ни сада.

Слайд 25

По дороге из Петербурга в Москву можно было остановиться в Петровском подъездном дворце , по-другому он назывался Петровским замком , над ним также работал Казако в и использовал псевдоготический стиль. Но все равно без классицизма не обошлось, о нем говорят правильные симметричные формы комнат и все внутренне оформление. Только по элементам фасада можно было узнать отголоски древнерусской культуры. Построен по приказу Екатерины II в 1776—1780-х годах в честь успешного завершения Русско-турецкой войны 1768—1774 годов как резиденция для отдыха знатных особ после долгой дороги из Петербурга вМоскву (отсюда его название — «путевой») на подъездах к Москве по проекту архитектора Матвея Казакова

Слайд 26

Следующе здание, строительство которого началось в 1776 г., а завершилось аж в 1787 г. было опять-таки сделано с помощью Казакова, это был Сенат в Московском Кремле . Здание полностью соответствует традициям классицизма, но в нем отражаются и черты проекта перестройки Кремля Баженова. Главная часть здания треугольная, посередине стоит большой круглый зал с большим куполом, который нельзя не заметить, находясь на Красной площади. Баженов и его коллеги очень сомневались на счет прочности купола, и чтобы опровергнуть это сам Казаков взобрался на него и стоял неподвижно полчаса.

Слайд 27

В центре столицы Казаковым был построен университет, прямо на Моховой улице, это произошло в 1789-1793 годах. Спустя пару десятков лет здание сгорело, но было частично восстановлено архитектором Доменико Жилярди, он не вносил своих кардинальных изменений, а оставил казаковский принцип в виде буквы «П» и общий план композиции.

Слайд 28

Алексеев Ф.Я. Военный госпиталь в Лефортове 1800

Слайд 29

Алексеев Ф.Я. Вид церкви "Никола Большой Крест" на Ильинке 1800

Слайд 30

Алексеев Ф.Я. Вид церкви за Золотою решеткою и Теремного дворца 1811

Слайд 31

Алексеев Ф.Я. Вид на Воскресенские ворота от Тверской улицы, картина 1811 г.

Слайд 32

Алексеев Ф.Я. Вид в Кремле на Сенат, Арсенал и Никольские ворота, картина 1800 г.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Филях — Википедия

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Филях — православный храм Георгиевского благочиния Московской городской епархии. Храм расположен в районе Филёвский Парк, Западного административного округа города Москвы (Новозаводская улица, д. 6).

Здание храма архитектурно относится к распространённому в конце XVII века типу ярусных центрических храмов, образец раннего московского барокко[1].

Нынешнее здание храма («восьмерик на четверике») возведено в 1690—1694 годах на средства Льва Нарышкина (брата царицы Натальи Кирилловны). Ранее стоявший здесь одноимённый деревянный храм был сооружён в 1619 году, когда село принадлежало Милославским, в ознаменование победы над войсками польского королевича Владислава и гетмана Сагайдачного под стенами Белого города.

Документов об авторе церкви не сохранилось, но предполагается, что общий проект (композицию) составлял сам заказчик, некоторые искусствоведы считают автором церкви зодчего Якова Бухвостова, хотя её стилистические особенности заметно отличаются от достоверных произведений Бухвостова[2], зато обнаруживают поразительное сходство с документально подтверждёнными произведениями зодчего Петра Потапова[2] — создателя ансамбля Новодевичьего монастыря в Москве и церкви Успения на Покровке.

В самом центре Москвы, между Манежной площадью и Романовым переулком — там, где был двор Льва Нарышкина, стоит церковь Знамения на Шереметьевом (Нарышкином) дворе, очень похожая на церковь Покрова в Филях и безусловно созданная тем же зодчим — для того же заказчика.

Храм Покрова в Филях — пятиярусный центрический храм, построенный в стиле «Нарышкинского» барокко. Здание храма с четырёхлепестковым планом двух нижних ярусов опоясано в уровне подклета аркадой гульбища. К нему с трёх сторон ведут три широких открытых крыльца. Одно здание совмещает в себе зимний и летний храм и колокольню. Колокола висят в пролётах верхнего, пятого яруса.

На первом этаже (подклеть) находился зимний (отапливаемый) храм Покрова Пресвятой Богородицы, а над ней храм Спаса Нерукотворного, который назван в благодарность за спасение Льва Нарышкина от смерти во время стрелецкого бунта (он молился перед этой иконой во время бунта). Пётр I пожаловал на украшение храма четыреста червонцев. В 1703 году Пётр I после взятия Нарвы привез дяде в подарок для его церкви цветные витражи. В знак близости хозяина к царю центральная и западная главы храма украшались короной и двуглавым орлом. По преданию, в этом храме неоднократно бывал царь Пётр I.

Позднее около церкви был разбит регулярный парк.

Автором резного убранства храма и иконостаса был Карп Золотарёв. В лике архидиакона Стефана, написанном на вратах жертвенника, некоторые исследователи усматривают черты лица молодого Петра I.

Первоначальный интерьер нижней церкви не сохранился: многое погибло во время Отечественной войны 1812 года, когда солдаты Наполеона устроили там конюшни; в верхнем этаже ими была устроена швальня (полковая портняжная мастерская).

По храму село Фили было названо Покровским. Мимо храма проходило Звенигородское шоссе (ныне Большая Филёвская улица), по которому паломники ездили в Звенигород, в Саввино-Сторожевский монастырь.

В июле 1941 года храм был закрыт, последняя служба в котором прошла 12 июля. Тогда же были сняты купола, и разобран верхний восьмерик, чтобы воспрепятствовать немецким наводчикам использовать церковь для наведения орудий. В целях маскировки от авианалётов были разобраны главы и верхний ярус, но все же зажигательные бомбы попали в него.

До 1943 года нижний храм использовался как лазарет, затем, до 1963 года, как склад бумажных изделий. В 1955 году началась реставрация храма, которая завершилась в середине 1980-х годов.

Большую роль в спасении памятника сыграли реставраторы Е. В. Михайловский и И. В. Ильенко.

В 1971 году храм был передан музею имени Андрея Рублёва, после чего в нём был создан филиал музея. Музей открылся в 1980 году к Олимпиаде.

С 1990 года община верующих добивалась открытия храма для богослужения[3]; первое богослужение (молебен) в нижнем Покровском храме, который не представляет особой художественной ценности, было совершено 14 октября 1992 года. В верхнем же храме оставлен музей под предлогом сохранения исторического памятника. 26 сентября 1994 года был назначен настоятель прихода иерей Борис Михайлов[3], но регулярные богослужения не возобновились.

После многолетних, в том числе и судебных, споров, 28 марта 2000 года правительство издало распоряжение № 464-р о совместном использовании храма[3]; в нижнем храме возобновились регулярные (по праздникам) богослужения.

В 2019 году храм передан в собственность РПЦ[4].

В настоящее время иконостас, многие иконы, настенная роспись относятся к XIX веку. Первоначальный иконостас нижней церкви не сохранился, его трижды меняли в разное время.

Из первоначального сохранилось: храмовая икона «Покров Богородицы», икона «Трёх радостей» и другие. Дубовый престол — один из древнейших сохранившихся престолов.

На сводах сохранились фрагменты росписей конца XVII и XIX веков.

Настоятели[править | править код]

  • священник Косьма (1689) — Кузьма Анциферов
  • священник Иоанн (1704) — Иван Александрович Анисимов
  • священник Петр (1709—1737) — Пётр Родионов
  • священник Георгий (1770—1797) — Егор Егоров
  • священник Иоанн (1704—1721) — Иван Андреев
  • священник Петр (1742—1745) — Пётр Федоров
  • священник Никифор (1749—1783) — Никифор Галактионов
  • священник Петр (1799—1811) — Пётр Сергеев
  • священник Григорий (1811—1825) — Григорий Гаврилов
  • священник Алексий (1825—1876) — Алексей Григорьевич Орлов
  • протоиерей Виктор (1876—1910) — Виктор Гурьев
  • протоиерей Петр (1910—1918) — Пётр Алексеевич Никольский
  • протоиерей Александр (1916—1923) — Александр Александрович Левитский
  • священник Алексий (1918—после 1925) — Алексей Сергеевич Недумов
  • священник Алексий (после 1925—1937) — Алексей Алексеевич Глаголев (расстрелян на Бутовском полигоне 9.10.1937)
  • священник Василий (1935—1941)
  • протоиерей Алексий Павлов (1991—1994)
  • протоиерей Борис Михайлов (1994—2014)
  • иеромонах Александр (Зарубин) (2014-по наст. время)
  • Иеромонах Александр (Зарубин), настоятель .
  • Протоиерей Борис Михайлов, почетный настоятель.
  • Протоиерей Игорь Киреев.
  • Диакон Георгий Малков.
  • Диакон Владимир Шевелёв[5].
    Храм Покрова в Филях. Надгробная таблица.
  • Церковь Покрова в Филях: Путеводитель / На рус. и англ. яз.; Авторы-составители: Н. Гордеева, Л. Тарасенко; Перевод Е. Поляченко; Оформление художника В. Мостинской. — М.: Изобразительное искусство, 1980. — 32 с. — 200 000 экз. (обл.)
  • Москва: Энциклопедия / Глав. ред. А. Л. Нарочницкий. — М.: Советская энциклопедия, 1980. — 688 с., ил. — 200 000 экз.
  • Борис Михайлов «Храм в Филях. История прихода и храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях XVII—XX века» 2002 г.
  • А. Ю. Низовский. Самые знаменитые монастыри и храмы России. 2001 г. ISBN 5-7838-0578-5

Нарышкинский период - это... Что такое Нарышкинский период?

Нарышкинский стиль (также Нарышкинское или Московское барокко) является условным названием специфического стилевого направления в русской архитектуре конца XVII — начала XVIII вв., начального этапа в развитии архитектуры русского барокко. Своим названием архитектурное течение обязано молодому, прозападноориентированному боярскому роду Нарышкиных, в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко.

Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (петровским барокко), возводимого в европейском духе Санкт-Петербурга[1]. Существовавший одновременно с нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко голицынский стиль (здания, возведённые в нём иногда причисляют к нарышкинскому стилю либо используют для них обобщённое понятие «московское барокко») оказался лишь эпизодом в истории русского барокко и не смог сыграть подобной важной роли в истории русского зодчества.

Название

Успенский собор на Покровке, в Москве

Название «нарышскинский» закрепилось за стилем после пристального изучения в 1920-е гг. Церкви Покрова, построенной в принадлежащих в конце XVII в. Нарышкиным Филях[2]. С тех пор нарышкинскую архитектуру иногда называют «нарышкинским», а также, учитывая основной район распространения этого явления, «московским барокко». Однако возникает определённая сложность при сопоставлении этого архитектурного направления с западноевропейскими стилями, и связана она с тем, что стадиально соответствуя раннему возрождению, нарышкинский стиль со стороны формы не поддаётся определению в категориях, сложившихся на западноевропейском материале, в нём присутствуют черты как барокко, так и ренессанса и маньеризма. В связи с этим предпочтительнее использовать имеющий длительную традицию употребления в научной литературе термин «нарышкинский стиль»[3].

Предпосылки к возникновению

В XVII в. в русском искусстве и культуре появилось новое явление — их обмирщение, выражавшееся в распространении светских научных знаний, отходе от религиозных канонов, в частности, в зодчестве. Примерно со второй трети XVII в. начинается формирование и развитие новой, светской культуры.

В архитектуре обмирщение выражалось прежде всего в постепенном отходе от средневековых простоты и строгости, в стремлении к внешней живописности и нарядности. Все чаще заказчиками строительства церквей становились купцы и посадские общины, что играло важную роль в характере возводимых построек. Был возведён ряд светски нарядных церквей, что однако не находило поддержки в кругах церковных иерархов, которые сопротивлялись обмирщению церковного зодчества и проникновению в него светского начала. Патриарх Никон в 1650-е годы запретил строительство шатровых храмов, выдвинув взамен традиционное пятиглавие, что способствовало появлению ярусных храмов.

Однако влияние светской культуры на русское зодчество продолжало усиливаться, в него также фрагментарно проникали некоторые западноевропейские элементы. Однако после заключения Россией Вечного мира с Речью Посполитой в 1686 г. это явление приобрело больший размах: установившиеся контакты способствовали масштабному проникновению польской культуры в страну. Это явление не было однородным, поскольку тогда восточную окраину Речи Посполитой населяли близкие по культуре, православные украинский и белорусский народы, и часть культуры, в том числе и сугубо национальных элементов, заимствовалась от них[4]. Соединение особенностей различных стилей и культур, а также определённое «переосмысление» их русскими мастерами и определило специфичный характер нового возникнувшего архитектурного направления — нарышкинского стиля.

Особенности

Церковь Бориса и Глеба в Зюзине, Москва

Нарышкинскоий стиль сочетает в себе черты русской архитектуры с элементами центральноевропейского, прежде всего, украинского барокко, элементами «больших» европейских стилей, таких как ренессанс и маньеризм, чертами белорусских ремесленных промыслов, прежде всего, израцового дела. Основным источником заимствований служила расположенная за западными рубежами России Речь Посполитая[5]. Таким образом, на российской почве возник достаточно самобытный стиль, который, будучи основанным в значительной степени на национальных традициях зодчества, органично вписывался в местную архитектуру того времени, привнеся в то же время в строительное искусство России новые черты. Стиль стал весьма произвольной адаптацией барокко для России, в отличие от построек петровского барокко.

Лучшими образцами нарышкинского стиля считаются появившиеся центрические ярусные храмы, хотя параллельно с этой новаторской линией возводилось множество традиционных, бесстолпных, перекрытых сомкнутым сводом и увенчанных пятью главами церквей, обогащённых новыми архитектурными и декоративными формами[6] — прежде всего, заимствованными из западноевропейской архитектуры элементами ордера, обозначившими тенденцию перехода от средневековой безордерной к последовательно ордерной архитектуре[7]. Для нарышкинского стиля также характерна двуцветность сочетания красного кирпича и белого камня, использование полихромных изразцов, позолоченной деревянной резьбы в интерьерах, следующих традициям «русского узорочья» и «травяного орнамента». Сочетание красных кирпичных стен, отделанных белым камнем или гипсом было характерно для зданий Нидерландов, Англии и Северной Германии.

Построенные в нарышкинском стиле здания нельзя назвать подлинно барочными в западноевропейском понимании[8]. Нарышкинский стиль в своей основе — архитектурной композиции — оставался русским, и только отдельные, зачастую едва уловимые элементы декора заимствовались из западноевропейского искусства. Так, композиция ряда возведённых церквей противоположна барочной — отдельные объёмы не сливаются в единое целое, пластично переходя друг в друга, а поставлены один на другой и жёстко разграничены, что соответствует принципу формосложения, типичному для древнерусского зодчества. Иностранцами, равно как и многими россиянами, знакомыми с западноевропейскими образцами барокко, нарышкинский стиль воспринимался как исконно русское архитектурное явление.

Постройки

Одни из первых построек в новом стиле появились в московских и подмосковных имениях боярской семьи Нарышкиных (из рода, которых происходила мать Петра I, Наталья Нарышкина), в которых были возведены светски-нарядные многоярусные церкви из красного кирпича с некоторыми белокаменными декоративными элементами (яркие примеры: Церковь Покрова в Филях, 1690—93 гг., церковь Троицы в Троице-Лыкове, 1698—1704 гг.), которым свойственны симметричность композиции, логичность соотношений масс и размещения пышного белокаменного декора, в котором свободно истолкованный ордер, заимствованный из западноевропейской архитектуры, служит средством зрительно связать многосоставный объём постройки.

«Церковь Покрова в Филях... — лёгкая кружевная сказка... чисто московская, а не европейская красота... Оттого-то стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским, оттого он так неразрывно спаян со всем искусством, непосредственно ему на Москве предшествовавшим, и оттого для каждого иностранца так неуловимы барочные черты... Покрова в Филях или Успения на Маросейке, кажущихся ему совершенно такими же русскими, как и Василий Блаженный».
Игорь Грабарь, русский искусствовед

Церковь Покрова в Филях построена по принципам формосложения, типичным для русской архитектура XVII в., представляя собой ярусный пятиглавый храм, в котором жёстко разграниченный объёмы колокольни и церкви расположены на одной вертикальной оси, так называемый восьмерик на четверике. Четверик, окружённый полукружиями апсид — собственно сама церковь Покрова, а расположенный выше, на следующем ярусе, восьмерик — церковь во имя Спаса Нерукотворного, перекрытая восьмилотковым сводом[9]. На нём возвышается ярус звона, выполненный в форме восьмигранного барабана и увенчанный ажурной позолоченной гранёной главой-луковкой, в то время как оставшиеся четыре главы завершают апсиды церкви. У основания церкви расположены гульбища, окружающие церковь просторные открытые галереи. В настоящее время стены храма выкрашены в розовый цвет, подчёркивающий белоснежные декоративные элементы постройки.

Аналогичные черты имеет полностью белоснежная церковь Троицы, расположенная в другой усадьбе Нарышкиных, Троице-Лыково, и возведенная Яковом Бухвостовым. С именем это крепостного по происхождению зодчего связаны и многие другие постройки в нарышкинском стиле[10]. Показательно, что в постройках Бухвостова присутствуют элементы намеренно введённого западноевропейского ордера (соответствующая терминология используется и в подрядной документации), однако применение им ордерных элементов отличается от принятого в европейской традиции: главным несущим элементом, как и в древнерусской архитектурной традиции, остаются стены, почти исчезнувшие из виду среди многочисленных элементов декора.

Ещё одним выдающимся строением в нарышкинском стиле являлась построенная крепостным зодчим Петром Потаповым для купца Ивана Матвеевича Сверчкова тринадцатиглавая Успенская церковь на Покровке (1696—99 гг.)[11], которой восхищался Бартоломео Расстрелли-мл., а Василий Баженов ставил её в один ряд с храмом Василия Блаженного. Церковь была настолько живописна, что даже Наполеон, распорядившийся взорвать Кремль, выставил возле неё специальную охрану, дабы она не была поражена начавшимся в Москве пожаром[12]. До настоящего времени церковь не дошла, поскольку была разобрана в 1935—36 гг. под предлогом расширения тротуара.

Меншикова башня возле Чистых прудов

В традициях нарышкинского стиля были перестроены многие церкви и монастыри, что отразилось, в частности, на ансамблях Новодевичего[13] и Донского монастырей, Крутицкого подворья в Москве. В 2004 г. комплекс Новодевичего монастыря был внесён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе, в качестве «выдающегося образца так называемого „московского барокко“» (критерий I), а также как «выдающийся пример исключительно хорошо сохранившегося монастырского комплекса, детально отображающий „московское барокко“, архитектурный стиль конца XVII в.» (критерий IV)[14]. В монастыре сохранены стены и ряд церквей, построенных либо перестроенных в нарышкинском стиле.

В архитектуре Петербурга начала XVIII в. нарышкинский стиль не получил дальнейшего развития. Однако между нарышкинской архитектурой и петровским барокко Петербурга первой четверти XVIII в. существует определенная преемственность, характерными примерами которой являются здания служившей для светских нужд Сухаревской башни (1692—1701 гг.) и церкви Архангела Гавриила или Меншиковой башни (1701—07 гг.) в Москве[15]. В основу композиции Меншиковой башни, построенной зодчим Иваном Зарудным на Чистых прудах в Москве для ближайшего сподвижника Петра I, князя Александра Меншикова, положена традиционная схема, заимствованная из украинской деревянной архитектуры — несколько уменьшающихся кверху поставленных друг на друга ярусных восьмигранников.

Нельзя не отметить, что создании архитектуры нарышкинского барокко, в отличие от петровского, отметились в основном русские мастера, что, безусловно, и определило специфичный характер построенных зданий — они представляли собой в большой степени древнерусские по характеру конструкции здания с заимствованными из западноевропейского зодчества деталями, как правило, носившими лишь декоративный характер.

Значение для русской архитектуры

Нарышкинский стиль наиболее сильно сказался на облике Москвы, но он также оказал большое влияние на развитие всей архитектуры России в XVIII в., будучи связующим элементом между архитектурой Москвы и строящегося Санкт-Петербурга. Во многом именно благодаря нарышкинскому стилю был сформирован самобытный образ русского барокко, что особенно отчётливо проявилось в его позднем, елизаветинском периоде: в шедеврах Бартоломео Растрелли-мл. черты московского барокко соединяются с элементами итальянской архитектурной моды того времени, во внешнем убранстве таких московских барочных зданий, как храм Святого Климента (1762—69 гг., арх. Пьетро Антони Трезини либо Алексей Евлашев), Красные ворота (1742 г., арх. Дмитрий Ухтомский) также видны черты нарышкинской архитектуры, прежде всего, характерное для неё сочетание красного и белого цветов в отделке стен.

Позднее, уже в конце XIX в. нарышкинская архитектура, многими воспринимая к тому времени, как типично русское явление, оказала определённое влияние на формирование так называемого псевдорусского стиля.

Список построек

В данном списке в хронологическом порядке перечислены наиболее известные постройки, созданные в нарышкинском стиле.

Дата постройки Постройка Архитектор Местонахождение
1686Борисоглебский соборпредположительно Яков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Трубежная ул., 9
ок. 1688Церковь Бориса и Глеба в ЗюзинеМосква, Перекопская ул., 7
1685—87Церковь Успения Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1683—88Покрова Пресвятой Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1688—89Церковь Святого Духа в Солотчинском монастырепредположительно Яков БухвостовРязанская обл., Рязанский район, пос. Солотча
1691Церковь Знамения на Шереметьевом двореМосква, Романов пер., 2 (во дворе)
1691Церковь Смоленской иконы Богоматери в СофринеМосковская область, Пушкинский район, село Софрино.
1693Церковь Св. Сергия в МогутовеМосковская область, Наро-Фоминский район, село Могутово.
1692—95,
разр. в 1934
Сухаревская башняМихаил ЧоглоковМосква, в районе перекрестка Сухаревской пл. и проспекта Мира
1690—96Покровская надвратная церковь в Высоко-Петровском монастыреМосква, ул. Петровка, 28
1693—96Церковь Покрова в ФиляхМосква, Новозаводская ул., 6
1696Церковь Живоначальной Троицы в ХохлахМосква, Хохловский пер., 12
1696Церковь Михаила Архангела в СтаниславлеМосковская область, Ленинский район, село Станиславль.
1690—97, разр. в 1941Надвратный храм Новоиерусалимского монастыряЯков БухвостовМосковская область, Истринский район, г. Истра, на территории сегодняшнего «Историко-архитектурного и художественного музея „Новый Иерусалим“»
1694—97Спасская церковь в УборахПётр Шереметев, Кузьма Бакров, Яков Бухвостов[16]Московская область, Одинцовский район
1684-98Большой собор Донской иконы Божией Матери в Донском монастыреМосква, Донская пл., 1
1698Надвратная церковь Иоанна Предтечи в Солотчинском монастыреРязанская обл., Рязанский район, пос. Солотча
1693—99Успенский собор Рязанского кремляЯков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Кремль, «Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник»
1696—99,
разр. в 1935—36
Церковь Успения Пресвятой Богородицы на ПокровкеПётр ПотаповМосква, ул. Покровка, рядом с д. 5 (бывший дом причта церкви)
1702Церковь Троицы в КонобеевеМосковская область, Воскресенский район, село Конобеево.
1693—1703Церковь Архангела Михаила в ТропарёвеМосква, просп. Вернадского, 90
1698—1704Церковь Троицы в Троице-ЛыковомЯков БухвостовМосква, Одинцовская ул., 24
1705Троицкая церковь Ново-Голутвина монастыряКоломна, Ул. Лазарева, 9-11
1705—07Церковь Архангела Гавриила или Меньшикова башняИван ЗарудныйМосква, Архангельский пер., 15
1703—1708Церковь Св. Николая в ОзерецкомМосковская область, Дмитровский район, село Озерецкое.
1708Церковь Смоленской иконы Богоматери в КривцахМосковская область, Раменский район, село Кривцы.
1703—1710Церковь Знамения в ХолмахМосковская область, Истринский район, село Холмы.
1713Церковь Покрова в ТропарёвеМосковская область, Можайский район, село Тропарёво.

Примечания:

  • Следует иметь в виду, что в силу невозможности точного определения стилистических границ нарышкинского стиля, отдельные здания из приведённого списка могут рассматриваться некоторыми исследователями как относящиеся к иным стилям русской архитектуры
  • Тёмным отмечены здания, являющиеся памятниками истории и культуры федерального значения
  • Розовым цветом отмечены здания, внесённые в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Серым цветом отмечены утраченные здания

Значительные архитекторы

Интересные факты

  • «Стиль московского (нарышкинского) барокко в храмовом зодчестве» согласно примерному содержанию образования по предмету «Православная культура» преподаётся при изучении художественной культуры православия[17].

Примечания

  1. Власов В.Г., «Нарышкинский стиль»//«Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства» в 8т., Т.1., СПб., «ЛИТА», 2000
  2. Наталья Мерзлютина «Надвратный храм Преображения Новодевичьего монастыря» XIV-MMV — 31.08.2005
  3. И.Л. Бусева-Давыдова «О концепциях стиля русского искусства XVII века в отечественном искусствознании»
  4. Владимир Седов «Стиль Вечного мира, или Польский ренессанс в Москве» XII-MMIV — 14.11.2004
  5. Владимир Седов «Стиль Вечного мира, или Польский ренессанс в Москве» XII-MMIV - 14.11.2004
  6. Наталья Мерзлютина «Надвратный храм Преображения Новодевичьего монастыря» XIV-MMV — 31.08.2005
  7. «Нарышкинский стиль»//Большая советская энциклопедия, 3-е изд.
  8. Кириллов В. В. «На переломе от Средневековья к Новому времени (русская модель европеизации архитектуры)»
  9. Бусева-Давыдова И. Л. «Эволюция внутреннего пространства храмов XVII в. (на примере церквей Троицы в Никитниках и Покрова в Филях)» // Архитектурное наследство. Вып. 38. Проблемы стиля и метода в русской архитектуре / Российская Академия архитектуры и строительных наук. НИИ теории архитектуры и градостроительства; Под ред. Н.Ф.Гуляницкогою- М.: Стройиздат, 1995.- 400 с.: ил.
  10. «Яков Григорьевич Бухвостов (вторая половина XVII — начало XVIII вв.)» Люди русской науки: Очерки о выдающихся деятелях естествознания и техники/Под ред. С.И. Вавилова — М., Л.:Гос. изд-во техн.-теоретической лит-ры. — 1948
  11. Александр Можаев, «Покровка, 5. Дом причта церкви Успения на Покровке» // Москва, которой больше нет
  12. Кондратьев И.К., «Седая старина Москвы: Исторический обзор и полный указатель достопамятностей» — М. Воениздат, 1996
  13. «Ensemble of the Novodevichy Convent» (Advisory Body Evaluation) в списке объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО
  14. Ансамбль Новодевичего монастыря, объект № 1097 в списке объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО
  15. Власов В.Г., «Нарышкинский стиль»//«Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства» в 8т., Т.1., СПб., «ЛИТА», 2000
  16. И. Л. Бусева-Давыдова «О роли заказчика в организации строительного процесса на Руси в XVII веке» // Архитектурное наследство. 1988. Сб. 36. Русская архитектура / ВНИИ теории архитектуры и градостроительства; Под ред. Н.Ф. Гуляницкого.- М.: Стройиздат, 1988.- 255 с.: ил.- C. 43-53
  17. Письмо Министерства образования РФ от 22 октября 2002 г. N 14-52-876ин/16

См. также

Ссылки

Литература

  • «Барокко в России» (Сборник статей), М., 1926
  • «Ежегодник Института истории искусств АН СССР», М., 1956
  • Власов В. Г., «Нарышкинский стиль»// «Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства» в 8т., Т.1., СПб., «ЛИТА», 2000
  • И. Давыдова. «Проблема „нарышкинского стиля“ в русском искусстве второй половины XVII века». Автореферат канд. дисс. М-1978.

Wikimedia Foundation. 2010.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Покровке — Википедия

Церковь Успе́ния Пресвято́й Богоро́дицы на Покро́вке (в Котельниках) — приходская церковь в Белом городе Москвы, на Покровке, один из ярчайших памятников «нарышкинского барокко». Зодчим называют[1]Петра Потапова, чьё имя приводится также в связи с перестройкой стилистически близкого к храму Новодевичьего монастыря. Разрушена в 1936 году. Сохранённые элементы декора открыты для обозрения на территории Донского монастыря.

….В юности я впервые приехал в Москву, и нечаянно набрел на церковь Успения на Покровке. Я ничего не знал о ней раньше. Встреча с ней меня ошеломила. Передо мной вздымалось застывшее облако бело-красных кружев. Не было «архитектурных масс». Её лёгкость была такова, что вся она казалась воплощением неведомой идеи, мечтой о чём-то неслыханно прекрасном. Её нельзя себе представить по сохранившимся фотографиям и рисункам, её надо было видеть в окружении низких обыденных зданий. Я жил под впечатлением этой встречи и позже стал заниматься древнерусской культурой именно под влиянием толчка, полученным мной тогда. . Д. С. Лихачёв[2]

Это была и любимая московская церковь Ф. М. Достоевского. Его жена вспоминала, что, бывая в Москве, он возил её, «коренную петербуржку», посмотреть на эту церковь, потому что чрезвычайно ценил её архитектуру. И бывая в Москве один, Достоевский всегда ехал на Покровку помолиться в Успенской церкви и полюбоваться на неё. Он заранее останавливал извозчика и шел к ней пешком, чтобы по пути рассмотреть храм во всей красе. А бывал он в этих краях и потому, что в Старосадском переулке[3] жила его любимая тетка и крёстная А. Куманина, которую он часто навещал. Отношения с Москвой у Достоевского были глубокие и личные: величайший гений России родился в ней, впитал здесь «русский дух» и отсюда переносил церковное и национальное начало в свои произведения. Москва для него была городом церквей и колокольного звона. А Успенская церковь была истинным, национальным символом Москвы.[4]

История местности[править | править код]

Церковь Успения на Покровке. Рисунок Джакомо Кваренги Церковь Успения на Покровке. Рисунок А. Вейса, 1845 г.

В районе Покровки — одной из старейших улиц Москвы и современного Потаповского переулка издревле находилась дворцовая слобода московских котельников. Впоследствии слобода переместилась на Таганку, в район Котельнической набережной. Мастера Покровской Котельной Слободы делали кухонные котлы всех фасонов и размеров, горшки, чугунки и прочую металлическую посуду для государева двора. Котельники, жившие слободой по левой стороне Покровки, и построили себе приходскую Успенскую церковь.

При первых Романовых Покровка стала главной государевой дорогой в царские загородные резиденции — Измайлово и Рубцово-Покровское. Здесь начали селиться знатные люди и зажиточные купцы — новые прихожане Успенской церкви. Одним из них был купец-гость Иван Сверчков, имевший собственные палаты в Малом Успенском переулке (ныне Сверчков переулок). Прозвище «гость» имело очень древние московские корни: так называли верхушку торгового сословия — богатейших купцов, занимавшихся иностранной и крупной оптовой торговлей.

Строительство храма[править | править код]

Деревянная церковь известна с 1511 года. По ней прилегающие переулки были названы Большим и Малым Успенским (в наше время соответственно Потаповский и Сверчков). В 1656 году котельники выстроили себе каменную Успенскую церковь, что свидетельствовало об их материальном достатке.

В 1696—1699 годы на средства московского купца И. М. Сверчкова мастером Петром Потаповым была выстроена новая церковь.

Нижняя церковь, как видно на имеющейся в ней надписи, построена в 1696 году, а верхняя, как видно из надписи на свитке при входе в неё, с западной стороны, на колонне: «Лета 7214 (1696) октября 25 дня. Дела рук человеческих делал именем Петрушка Потапов».[5]

Архитектура храма[править | править код]

Успенский храм

Здание было одним из самых значительных и оригинальных по художественным достоинствам и характеру композиционного решения сооружений в стиле московского барокко.

Церковь была поднята на высоком подклете и окружена открытой галереей-папертью на аркаде. Успенская церковь состояла из собственно храма и пониженных симметричных объёмов апсиды и притвора.

Храм представлял собой восьмерик на двухсветном четверике, завершённый главой на гранёном барабане, апсида и притвор — низкие односветные четверики, несущие световые восьмерики с главками на барабанах.

Стремление зодчего придать необычной для русской архитектуры постройке черты традиционности проявилось в размещении на углах четверика храма четырёх дополнительных малых главок, образующих вместе с завершением восьмерика образ более привычного пятиглавия, а также в сооружении с западной стороны паперти высокой трехъярусной шатровой колокольни. По сторонам колокольни располагались две широкие лестницы: северная была обращена к палатам Сверчкова, южная выходила на красную линию улицы Покровки.

Насыщенный белокаменный декор здания, выполненный с применением почти всех наиболее часто встречающихся приёмов и форм московского барокко (гребни над восьмериками приделов, пучки угловых колонок, обрамления окон и дверных проёмов с фигурными навершиями), дополняли ризалиты с декоративными балкончиками, размещённые по сторонам восьмерика, и невысокие шатры с главками, поставленные в основании центрального шатра колокольни.

Василий Баженов считал Успенскую церковь одним из красивейших зданий в Москве и «ярко национальным» творением. Архитектор сравнивал её и с храмом Климента Римского в Замоскворечье и храмом Василия Блаженного, но говорил, что церковь Успения «больше обольстит имущего вкус, ибо созиждена по единому благоволению строителя», отмечая тем необыкновенную целостность и многосложность её облика.

Восхищался Успенской церковью и Варфоломей Растрелли. По мнению специалистов, она вдохновила его на создание Смольного собора в Петербурге, «наиболее русского» из всех произведений Растрелли, по выражению Игоря Грабаря.

Даже Наполеон был восхищён этой церковью. Сохранилась легенда, что он распорядился поставить особый караул охранять её от пожара и мародёров. Храм от пожара 1812 года не пострадал. Другая легенда сообщает, что Наполеон собирался церковь распилить на большие куски и перенести в Париж.

  • Успенский храм, 1883 год

  • Успенский храм, 1883 год

  • Успенский храм, фрагмент

  • Вид местности, прилегающей к церкви, 1882 год, фото из альбома Н.А.Найденова

  • Успенский храм на открытке XIX века

Советский период[править | править код]

По инициативе наркома просвещения Анатолия Луначарского в 1922 году Большой Успенский переулок был назван Потаповским в честь зодчего, построившего церковь, а Малый Успенский — Сверчковым в честь купца Ивана Сверчкова, на средства которого был построен храм. Луначарский, умерший в 1933 году, использовал свой авторитет и власть, чтобы на время сохранить храм.

28 ноября 1935 года Моссовет под председательством Николая Булганина постановил: «Имея в виду острую необходимость в расширении проезда по ул. Покровке, церковь так называемую Успения по Покровке закрыть, а по закрытии снести».

Архитекторы-реставраторы, среди которых был Пётр Барановский, пытались защитить храм. Перед сносом реставраторы-энтузиасты получили разрешение сделать обмеры и снять образцы резных белокаменных деталей. Зимой 1936 года Успенскую церковь снесли до основания.

Сохранившиеся фрагменты и планы воссоздания[править | править код]

На месте церкви на углу Покровки и Потаповского переулка находится сквер. Долгое время там была пивная, а потом летнее кафе от соседнего через дорогу ресторана. В XXI веке в бывшем доме причта находилась кофейня Starbucks, с 2014 года — грузинский ресторан «Саперави», в помещении которого открыт на обозрение единственный сохранившийся фрагмент стены уничтоженной церкви, примыкавшей к дому причта.

На месте храма ежегодно (начиная с 2017 года) на праздник Успения инициативной группой по воссозданию храма проводится молебен.

Сохранённые фрагменты храма[править | править код]

Два резных наличника и портал были сохранены и вмурованы в северную стену ограды Донского монастыря, когда в монастыре был устроен филиал Музея архитектуры имени Щусева.

Верхний иконостас 1706 года реставраторы перенесли в Новодевичий монастырь, где из его фрагментов был составлен иконостас и киоты в церкви Успения. Несколько икон попали в собрание ГИМа.

В 2004 году во время ремонта дома причта была найдена стена колокольни церкви Успения с фрагментами кирпичного и резного белокаменного декора. Реставраторы добились сохранения этих элементов, постановку их под охрану государства и реставрации.

  • Паламарчук П. Г. Сорок сороков. Т. 2: Москва в границах Садового кольца. — М., 2004. — 744 с. — ISBN 5-7119-0013-7.
  • Памятники архитектуры Москвы. Белый город. — М.: Искусство, 1989. — 380 с.

About Author


admin

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о