Церкви готические – Готический стиль (архитектура) — это… Что такое Готический стиль (архитектура)?

Готическая архитектура | Architecto Grad

Характерная особенность готической архитектуры

Стрельчатый свод, состоящий из двух пересекающихся друг с другом сегментных дуг.

Общее описание готической архитектуры

Внутреннее пространство, бесплотная воздушная среда, в которую вступает человек, приобрела в готическом соборе ту силу художественного воздействия, какую на Востоке имели тяжелые каменные массивы, в Греции — выточенные из камня архитектурные формы.

Своей вместимостью и высотой готические соборы значительно превосходят самые большие романские соборы.

Строительная схема готического собора

Наиболее бросающимися в глаза техническими средствами, которыми пользуется готика, являются стрельчатые арки и каркасная система с ребристым сводом. Они придают собору особый внешний вид и устойчивость. Контрфорсы и аркбутаны входят в наружную каркасную конструкцию собора, являясь не только украшением, но и несущим элементом, воспринимая серьезную нагрузку от наружных стен.

История возникновения готической архитектуры

Готика зародилась  в XII веке в северной Франции. В последующие столетия она распространилась во многих европейских странах.

В XI и XII веках формирование городской буржуазии стало толчком для развития культуры и экономики. На этой волне, в городах, развернулось широкое строительство строений нового архетипа, который, спустя пару веков начали называть готикой. Название данного стиля принадлежит итальянскому архитектору, живописцу и писателю Джорджо Вазари. Таким образом, он выразил своё отношение к архитектурному стилю,  казавшемуся ему, грубым и варварским.

Готические соборы строились не без податей горожан. Нередко, строительство прерывалось на десятилетия во время войн и стихийных бедствий. Многие соборы так и остались незаконченными. Некоторые соборы начинали строиться в одном стиле, а заканчивали в другом. Например, Шартрский собор (1145-1260), украшенный двумя стилистически разными башнями.

Основное предпочтение отдавалось строительству больших соборов, церквей и замков.

В архитектуре Западной Европы, готику можно разделить на 3 вида, соответствующие разным временным отрезкам:

  1. Ранняя готика или стрельчатая (1140-1250 гг.). Переход от романского стиля к готическому. Происходит это с середины XII в во Франции, Англии и Германии . Для него характерны мощные стены зданий и высокие арки. Собор в Лане. Ранняя готикаСобор в Лане. Ранняя готика

    Собор Парижской Богоматери. Ранняя готикаСобор Парижской Богоматери. Ранняя готика

  2. Высокая (зрелая) готика. XIII-XIV вв. (1194-1400 гг.) Усовершенствование ранней готики и признание её городским архитектурным стилем Европы. Зрелой (высокой) готике присуща каркасная конструкция, богатые архитектурные композиции, большое количество скульптуры и витражей. Собор в Амьене. Высокая готикаСобор в Амьене. Высокая готикаСобор в Реймсе. Высокая готика
    Собор в Реймсе. Высокая готика

    Шартский Собор. Высокая готикаШартский Собор. Высокая готика

  3. Поздняя готика (пламенеющая). XIV в. 1350-1550. Название происходит от похожих на языки пламени узоров, применявшихся при оформлении зданий. Это высшая форма готической архитектуры, где главное внимание уделяется декоративным элементам. Орнаменты в форме «рыбный пузырь». Для этого периода характерно развитие скульптурного искусства. Скульптурные композиции не только воспитывали у людей религиозные чувства, изображая сюжеты из Библии, но и отражали жизнь простого народа. Миланский Собор. Поздняя готикаМиланский Собор. Поздняя готика

    Севильский кафедральный собор. Поздняя готикаСевильский кафедральный собор. Поздняя готика

В отличие от Германии и Англии поздняя готика во Франции, разоренной Столетней войной, не получила широкого развития и не создала большого числа значительных произведений. К наиболее значимым сооружениям поздней готики относятся: церковь Сен-Маклу (Сен-Мало), Руан, Кафедральный собор в Мулене, Миланский собор, Севильский кафедральный собор, Нантский собор.

На родине готики, во Франции, выделяют следующие этапы этого стиля:

— Стрельчатая готика (ранняя) (1140-1240 гг.)

Собор Сент-Урбен. Лучистая готика

— Лучистая готика или Rayonnant – «сияющий стиль» (1240-1350 г.г.)

Собор Сент-Урбен. Лучистая готикаСобор Сент-Урбен. Лучистая готикаСобор Сент-Шапель. Лучистая готикаСобор Сент-Шапель. Лучистая готика

Стиль готической архитектуры, сложившийся во Франции после 20-х годов XIII века, называют “лучистым” — в честь типичного для того периода орнамента в форме солнечных лучей, украшавшего изящные окна-розы. Благодаря техническим инновациям формы ажурного каменного декора окон стали богаче и изысканнее; сложные узоры теперь выполняли по предварительным чертежам, сделанным на пергаменте. Но несмотря на возросшую сложность орнаментов, декоративная структура по-прежнему оставалась двухмерной, лишенной объема.

— Пламенеющая готика (поздняя) (1350-1500 гг.)

Кафедральный Собор Нотр Дам де Руан. Пламенеющая готикаКафедральный Собор Нотр Дам де Руан. Пламенеющая готикаТроицкое Аббатство в Вандоме. Пламенеющая готикаТроицкое Аббатство в Вандоме. Пламенеющая готика

В Англии и Германии выделяют несколько иные этапы готического стиля в архитектуре:

— Ланцетовидная готика. 13 век. Характерным элементом являются расходящиеся пучки нервюр сводов , напоминающих ланцет.

Собор в городе ДаремеСобор в городе Дареме. Ланцетовидная готикаИнтерьер собора в городе Дареме. "Распускающиеся пучки" нервюр
Интерьер собора в городе Дареме. «Распускающиеся пучки» нервюр. Ланцетовидная готика

— Украшенная готика. 14 век. Декоративность приходит на смену строгости ранней английской готики. Своды собора в Эксетере имеют дополнительные ребра, и кажется, будто над капителями вырастает огромный цветок.

Собор в ЭксетереСобор в Эксетере. Украшенная готикаСобор в ЭксетереИнтерьер собора в Эксетере. Украшенная готика

 — Перпендикулярная готика. XV век. Преобладание вертикальных линий в рисунке декоративных элементов. В соборе Глостера ребра разбегаются от капителей, создавая подобие раскрытого веера, — такой свод и называют веерным. Перпендикулярная готика просуществовала до начала XVI в.

Собор Глостера. Перпендикулярная готикаСобор Глостера. Перпендикулярная готикаИнтерьер собора Глостера. Перпендикулярная готика
Интерьер собора Глостера. Перпендикулярная готикаИнтерьер собора Глостера. Перпендикулярная готикаИнтерьер собора Глостера. Перпендикулярная готикаУльмский СоборУльмский Собор. Перпендикулярная готикаУльмский Собор. Перпендикулярная готикаУльмский Собор. Перпендикулярная готикаИнтерьер Ульмского собора. Перпендикулярная готикаИнтерьер Ульмского собора. Перпендикулярная готика

  — Тюдоровская готика. Первая треть XVI века. В этот период строятся здания по форме совершенно готические, но почти все без исключения светские. Самой важной отличительной чертой тюдоровских строений можно считать использование кирпича, который довольно внезапно распространился во всей Англии. Типичное тюдоровское поместье (например, Ноул или Сент-Джеймский дворец в Лондоне) кирпичное или каменное, с надвратной башней. Вход во внутренний дворик через широкую низкую арку (арку Тюдоров), по бокам часто строили восьмиугольные башни. Часто над входом находится большой фамильный герб, т.к. многие семьи лишь недавно приобрели аристократический статус и хотели его подчеркнуть. Крыша часто почти сплошь застроена декоративными башенками и трубами. Замки к тому времени были уже не нужны, так что укрепления — башни, высокие стены и т.п. — строили чисто для красоты.

Зондерготика (от нем. Sonder – «особая») – позднеготический стиль архитектуры, бывший в моде в Австрии, Бавариии и Богемии в XIV-XVI веках. Для стиля характерны массивные величественные здания, тщательно вырезанные из древесины детали внутреннего и внешнего декора.

Особенности ранней готики. Главные отличительные признаки.

    • Высокие стрельчатые окна без масверка (Франция), с масверком и без крипты (Германия)
    • Фасады 2-х башенные с круглыми окнами (розасами). Розас и фасад Нотр-Дама в Париже становятся образцами многочисленных кафедральных соборов
    • Масверк, круглое готическое окно и вимперги высшей утонченности
    • Важные росписи по стеклу
    • Членение стен 4-х зонное
    • Круглые колонны с 4 тонкими служебными колоннами
    • Богатая орнаментика капителей
  • Исключительно стрельчатые арки

 

Особенности зрелой готики. Главные отличительные признаки.

    • Вместо стен устанавливаются витражи с росписью. После замены односкатных крыш боковых нефов шатровыми и вальмовыми крышами удается снабжать задними окнами и трифории (Кельн). окна верхних проемов круглые
    •  Членение стен 3-х зонное
    • Тонкие разделяющие стены
    • Стремление ввысь, которое требует двойных (Шартр 36 м, Бове 48 м) и тройных аркбутанов
    • Колонны составные (пучкообразные)
    • Арки полуциркульные
    • Свод 4-частный
  • Крыши башен ажурные

 

Особенности поздней готики. Главные отличительные признаки.

    • Низкие верхние оконные проёмы или уменьшение размеров окон, а так же круглые окна наряду со стрельчатыми с богатым ажурным орнаментом
    • Более высокие аркады
    • Более декоративно насыщенная (стиль «Изабелла с 1475, стиль «платереско» — соединение восточных и мавританских влияний)
    • Ажурный орнамент в виде рыбьего пузыря (каф. собор Амьена 1366-1373)
    • Средний неф выше боковых и меньше разделительных элементов между нефами. В германии поперечный неф вовсе отсутствует
    • Колонны приобретают более упрощенный профиль. круглые столбы устанавливаются далеко один от другого
    • Капитель на служебных колоннах отсутствует или есть на отдельных колоннах
    • Арки больших размеров — килевидная (уже ренессансная)
    • Звездчатый или сетчатый свод и свод с замковыми нервюрами с грушевидным профилем
    • Трифорий отсутствует
  • Крыши с куполами

Окна в готической архитектуре

Стены-перегородки травей и хоров заполняются окнами с цветными стеклами, а фронтонные стены главного и боковых нефов — розетками. Особенно большую роль в архитектуре играет ажурный орнамент готики (массверк).

Разноцветные стекла (витражи)Разноцветные стекла (витражи)массверкМассверк

Роза готического собора понимается как узор, заполняющий круглое окно, и как подобие небесного светила. В украшении розы ясно сказался умозрительный склад средневекового мышления: все линии приведены к ясному порядку ( в отличие от мусульманского орнамента), орнаментальные мотивы рождаются один из другого, мелкие кружки по краям подчинены движению главных стержней.

РозаРоза

Стены в готической архитектуре

Поэтический вымысел, который так поражает внутри собора, находит объяснение снаружи. Ажурные стены сдерживаются снаружи сложной инженерной конструкцией — контрфорсами. Противопоставление крепкого костяка легкому заполнению стало краеугольным камнем готической архитектуры. Оно сказалось и в отпадении каменных плоскостей стен, вытесненных ажурными переплетами окон между столбами, и в нервюрном своде, и в трифории, и наконец, в перекинутых от оснований сводов к контрфорсам опорных арках, так назывемых аркбутанах, с их доведенной до минимума массой.

Роза

Конрфорсы и аркбутаныКонрфорсы и аркбутаныКонрфорсы и аркбутаныКонрфорсы и аркбутаны

Двери (порталы) в готической архитектуре

Нижний ярус фасада занимают перспективные порталы. Двери обрамлены снизу статуями, немного большими, чем в рост человека. Они встречают его при входе приветливым взглядом, иногда улыбкой. Порталы обрамлены высокими стрельчатыми арками с круглой розой посередине. Пропорции доведены до крайней степени стройности и ажурности. Скульптурное украшение порталов, вимпергов, консолей.

Скульптурное украшение порталов и вымперговСкульптурное украшение порталов и вымперговСкульптурное украшение порталаСкульптурное украшение портала

Скульптурное украшение портала

Заключение

Развитие готического искусства было вызвано к жизни подъемом городской культуры, стремлением к свободной общественной жизни и умственной деятельности. Но многие из этих идеалов в условиях сохранения незыблемого феодального порядка во всей Европе так и не смогли быть воплощены. В XIII веке в коммунах начинается борьба между мелкой и крупной буржуазией, в жизнь городов больше вмешивается королевская власть. Естественно, что в неокрепшем организме нового общества легко могло пробудится стремление к канонизации достигнутого. Оно подменяло живое творчество богословской учетностью.

готический собор и православный храм

14 июля 2016 г.

Строительство всегда демонстрирует представление времени о модели мира. А каков был «мир» готического собора? Это был средневековый мир, мир рыцарской культуры, мир прекрасной дамы и розенкрейцеров. Чтобы приблизиться к пониманию архитектурного пути готической конструкции, его воплощения в православном храме, необходимо прочесть лексику эпохи средневековья, которая была отнюдь не тёмной, как многие полагают. 

Готическая архитектура анонимна, она не имеет авторства. Иногда попадаются псевдонимы, такие как Аббат Сугерий, перестроивший церковь Сен-Дени в XII веке, но в сущности его нововведения были не такими уж и новыми. На самом деле готика безымянна. Мы видим соборы, мы заходим внутрь и диву даёмся, как там внутри всё устроено. И задаёмся вопросом: кто мог это сотворить? 

Церковь Сен-Дени 

В XI веке существовал цех мастеров-каменщиков, куда входили совершенно гениальные художники-архитекторы, которые предпочли остаться в тени. Стать Мастером можно было только при одном условии – сдать экзамен на звание Мастера. Для того, чтобы его сдать, требовался необыкновенно высокий уровень подготовки и, безусловно, талант. Мастер сдавал экзамен на шедевр. А шедевр – это то, что никто ни до тебя, ни после тебя создать не может. 

Все соборы имеют один и тот же план – вытянутый прямоугольник. Внутри собор имеет трёхчастное деление. Это наглядно продемонстрировано в соборе Парижской Богоматери и Реймском Соборе. Нижняя часть называется «корабль», средняя – «трансепт», а верхняя – алтарная часть. Сущность готической конструкции заключается «в соединении стрельчатого свода с системой подпорок. Эта система ведёт к тому, что всё сводчатое покрытие покоится только лишь на столбах, стены не поддерживают тяжесть, так как боковое давление свода «корабля» переносится на контрфорсы». 

Собор Парижской Богоматери

Собор в Реймсе 

Трансепт, иногда его ещё называют «розой», – это метафизическое место встречи Бога и человека. Самая главная точка этой встречи называется «пуповина трансепта». Именно над этой точкой возводился купол. Раньше в этой части размещались исповедальни. Именно здесь человек очищался от грехов, и все его промахи выходили через эту точку пуповины. 

Центральная часть собора имеет вид креста. Эта часть проецируется на «корабль», а «роза» проецируется на центр креста. Здесь образуется соединение Креста и Розы. Средокрестие – связка души и тела, мужского и женского начала. А мужское и женское в гармонии противоположностей открывают портал к духу. Мф 19:5-6: «И будут два одной плотью, так что они уже не двое, но одна плоть и будет им царствие божие». 

Идея любого готического собора – это идея Розенкрейцерства или рыцарского символа. Внутри  собора выражалась определённая мысль – изображение розы – путь женского начала; роза, пересечённая с крестом, – символ мужского и женского соискания. Каменщики, которые строили готические соборы, определённо знали смысловой контекст данной символики. Вероятно, они входили в систему семантики розенкрейцерства. 

Все готические соборы несут в себе глубочайший смысл. Каждый собор имел подле себя университет (но не в классическом современном понимании). Именно так была построена Сорбонна. Этот университет являлся источником знаний, и не простых, а тайных. У цеха каменщиков существовала целая архитектурная наука. Самым занятным местом в готическом соборе являются нервюрные своды. По сути, это небольшие колонны. Но остаётся вопрос: как будут стоять эти колонны, если все подпоры вынесены наружу? Вот тут требовался сложнейший расчёт. 

Если смотреть на внешний фасад готического собора, создаётся впечатление, что он не достроен. Такой эффект производят колокольные башни, потому что они действительно не достроены. И это не случайность. Символ башни – познание. А познание всегда бесконечно. Поэтому и башня не может быть достроена, она намеренно не достраивается. 

Какой замысел готики содержит православный храм? У храма есть подкупольное пространство, свой трансепт – иконостас, а также свой «корабль» и алтарь. И здесь мы наблюдаем эволюцию пространства готического трансепта в плоскость православного иконостаса. Трансепт преображается в вертикаль. Пространство иконостаса – это пространство трансового ноля. Это пространство ничейное, здесь мы не просто стоим перед иконостасом, а иконостас находится внутри нас. Здесь мы встречаем Бога. 

Трёхчастность православного храма и готического собора объединены идеей Святой Троицы, – во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. «Корабль» отдан телу, трансепт – душе, а алтарь – духу. Тело и душа связаны друг с другом, а дух – нет. Поэтому трансепт в готическом соборе и иконостас в православном храме являют открытому сознанию человека откровение, т.е. мистическую встречу с Богом. Для культуры, где исповедовалось христианство, данное единство было главным. Единство – как творческий потенциал Святого Духа. Данное высшее представление о своей христианской эпохе архитекторы выразили посредством великих соборов и храмов.  

В однотипных готических соборах мы видим вытянутую базилику с трёхчастным делением и с вытянутыми апсидами. Абсолютно идентично выглядят классические православные храмы с однокупольным четырёхстолпным перекрытием. Этот уникальный тип храмовой архитектуры в России мы можем наблюдать во Владимире и Новгороде. 

Успенский Владимирский Собор кажется многокупольным, но в действительности он однокупольный, т.к. остальные купола не функциональны. Купол опирается на четыре столпа и имеет три алтарных апсиды. Перекрытие между куполом и карнизами потолка – есть отсутствие перегородок. Это идея иллюзорной хрупкости. Такой же принцип символического концептуализма мы встречаем в готическом соборе. 

План Успенского собора во Владимире

Успенский собор во Владимире 

Единственным, не только в идейном, но и в экстерьерном аспекте, православным храмом в России, конгениальном готическому собору, является церковь Владимирской Иконы Божией Матери в селе Быково, на территории усадьбы М.М. Измайлова. Во внутреннем  и внешнем убранстве соблюдены воззрения готических элементов: нервюрные своды, насыщенность снаружи и лаконичность внутри, ритмика средокрестия, вытянутая апсида и т.п. Архитектором храма считается В.И. Баженов, поскольку именно он был первым зачинателем русской псевдоготики, но доказательств данному факту нет. 

Рассматриваемые нами храмы и готические соборы построены примерно в одно и то же время. И в одно и то же время в совершенно разных культурах возникает один объединяющий архитектурно-идейный элемент – единосущность. Архитектура, прежде всего, носит в себе мысль конструктивную, построенную на глубинном познании, к которому мы стремимся приблизиться. Наука магической архитектуры открывает нам пути прочитывания собора, как книги, страницы которой много веков хранят посыл Мастеров средневековья. Замысел триединства, интегрирования знания и соединения их вместе – это возврат к попытке осмыслить архитектуру в её первоначальном становлении через познание. 

Больше о готике можно узнать здесь.  

где покоятся останки французских монархов. Ридус

Самая знаменитая королева Франции Мария-Антуанетта была обезглавлена на гильотине. Спустя двадцать два года после казни ее останки были захоронены в усыпальнице всех французских королей, базилике Сен-Дени, которая является еще и самым первым в мире готическим собором.

Сегодня в пригороде Парижа под названием Сен-Дени в конце тринадцатой линии метро живут в основном мигранты, а сам район считается самым криминальным местом Франции. 


Но в центре Сен-Дени находится одно из важнейших мест в истории Франции и всей мировой архитектуры. В XII веке под руководством влиятельного аббата Сугерия, служившего советником Людовика VI и Людовика VII, здесь появилось первое в мире архитектурное сооружение в готическом стиле.

Готический храм появился в результате реконструкции старого собора, основанного еще в 630 году. Новая церковь была освящена в 1144 году и стала образцом для всех готических сооружений, которые начали появляться позднее по всей Европе. 

Вскоре новый стиль применили при строительстве знаменитого собора Нотр-Дам-де-Пари, но началась эпоха европейской готики именно здесь, на севере Парижа в аббатстве Сен-Дени.

В построенный храм перенесли останки французских королей и членов их семей. В усыпальнице Сен-Дени захоронены все французские короли начиная с Дагоберта I, умершего в 639 году.

Впервые в мире в Сен-Дени начали использовать в оформлении храма витражи и решения вроде этой «витражной розы».

Аббат Сугерий решил изображать на витражах исторические, библейские события, позднее этим приемом воспользовались в тысячах храмах по всей планете.

До сих пор Сен-Дени заслуженно остается одним из самых красивых готических храмов.

Смотрите сами. Это очень красиво!

К сожалению, большинство оригинальных витражей до наших дней не дожили, но менее впечатляющим храм от этого не становится.

Великая французская революция внесла свои коррективы в ход истории. Одним из известных эпизодов этой революции является вскрытие могил монархов в Сен-Дени в 1793—1794 годах, тела королей разбирали на сувениры и выставляли на всеобщее обозрение перед собором. 

В конце концов все останки были сброшены в братские могилы.

В 1814 году при реставрации кости королей и членов их семейства были собраны в оссуарий аббатства, позднее в стенах базилики были размещены надгробные плиты всем погребенным.

Герцог Людовик Орлеанский, его супруга Валентина Висконти, их сыновья Карл и Филипп.

Гробница Людовика XII и Анны Бретонской.

Одними из самых интересных являются, конечно, памятники королю Франции Людовику XVI и его супруге, королеве Марии-Антуанетте. 

Людовик XVI был последним монархом Франции Старого порядка. При нем в 1789 году началась Великая французская революция, а сам он сначала принял конституцию 1791 года, отказался от абсолютизма и стал конституционным монархом, но вскоре начал противодействовать радикальным мерам революционеров. 

Все закончилось 21 января 1793 года казнью на гильотине. После этой казни Лондон удалил посланника Франции, а Франция в свою очередь объявила войну Англии.

Супруга Людовика, Мария-Антуанетта, после начала революции была объявлена вдохновительницей контрреволюционных заговоров и интервенции. Ее казнили на гильотине 16 октября 1793 года. Останки Людовика и его супруги были перенесены в Сен-Дени в 1815 году, спустя двадцать два года после казни.

В этих станах собрана действительно вся история Франции.

Еще одна знаменитая королевская пара, Генрих II и Екатерина Медичи. Они были удостоены сразу двух надгробий, первое более масштабное.

И второе, немного скромнее...

Согласно легенде, первая церковь была построена на месте могилы первого епископа Парижа святого Дионисия: он был казнен обезглавливанием на вершине холма Монмартр, а после казни взял в руки свою голову и пришел с ней на место, где и был в будущем построен храм Сен-Дени. 

Самые древние захоронения Сен-Дени находятся в подземной крипте, где проходят археологические раскопки. Считается, что здесь же захоронен и святой Дионисий.

Последним погребенным в Сен-Дени монархом считается Людовик XVIII, умерший в 1824 году. Но в 2004 году здесь же состоялись похороны детского сердца Людовика XVII, умершего в возрасте 10 лет в 1795 году. Он был вторым сыном в семье Людовика XVI и Марии-Антуанетты. 

В 1793 году дядя мальчика, граф Прованский, находившийся в эмиграции в Германии, издал декларацию, в которой провозгласил племянника королем Людовиком XVII. К декларации присоединилось большинство королевских домов Европы и республиканское правительство США. Молодой мальчик фактически не правил ни дня и умер при загадочных обстоятельствах, предположительно, 8 июня 1795 года. 

Попытки установить точное место захоронения молодого короля и идентифицировать его останки предпринимались в XIX и XX веках, но к успеху так и не привели. И только в 2000 году, по инициативе историка Филиппа Делорма, был проведен анализ ДНК сердца, которое было изъято при предполагаемом вскрытии мальчика и сохранено в спирте потомками врача, а затем переходило от одного европейского аристократа к другому. 

Эксперты, проводившие анализ, пришли к выводу о том, что генетические признаки совпадают с признаками ДНК, извлеченной из волос Марии-Антуанетты. После этого сосуд с сердцем поместили в гроб, покрытый синим знаменем с золотым изображением королевских лилий.

Правитель Королевства Наварра, а после и король Франции Генрих IV, основатель королевской династии Бурбонов.

Трудно представить более удивительное по своей атмосфере и истории место во Франции…

Внутреннее устройство готических церквей | История архитектуры

Расположение святилища. — В начале готической эпохи церковь имеет вид зала без внутренних подразделений, причем изолированный престол расположен на пересечении нефов или, точнее говоря, у входа в первую секцию хора.

Расположенный таким образом престол, не загромождая ни главного, ни поперечных нефов, был виден со всех сторон. Центральная секция, иногда увенчанная фонарем, образует над престолом монументальную сень, а снаружи его местонахождение отмечается высоким шпицем.

Романская крипта, в которой хранились реликвии, упраздняется; ее заменяет рака с мощами, помещенная позади престола на виду у всех. Искусство готики создавалось в эпоху открытого и всенародного богослужения. Но вскоре наступает реакция, которая также оставляет свой след на искусстве. Основываясь на сведениях, почерпнутых преимущественно из отчетов о расходах, мы можем представить себе, по крайней мере в общих чертах, внутреннее устройство двух соборов — в Реймсе и в Бурже (рис. 317).

В Реймсе, по-видимому, одни лишь алтарные преграды являются результатом пристроек, чуждых первоначальному проекту. В Бурже уже чувствуется дух реакции, которая с середины XIII в. стремится окружить богослужение таинственностью. Расположение святилища в Реймсе указано на рис. 317, М: А — главный престол; С — дарохранительница, отделенная от престола; R — алтарь с реликвиями; Т— кресло епископа.

В Реймсе устройство галереи вокруг хора не вызвало сколько-нибудь значительных изменений в общем плане: чтобы выделить главный престол, удовольствовались тем, что первые секции нефа просто включили в закрытое святилище.

В Бурже (рис. 317, N) главный престол, по-видимому, первоначально занимал центральное положение, как и в Реймсе. Когда же устраивали алтарную преграду, то, вместо того чтобы вынести вперед разделяющую галерею, отодвинули назад самый престол, а епископское кресло установили сбоку от престола. Между хором и нефом была воздвигнута разделяющая галерея; кроме того, отделили еще занавесом и престол от хора. В окончательном виде получилось такое расположение: А'— престол в хоре; А — главный престол; R — престол реликвий; Т— кресло епископа.

Рис. 317 Рис. 318

Престол и его части. — Алтарь в продолжение всего XII в. сохраняет романский характер; это стол или, скорее (так как идея престола-гробницы всегда преобладала в латинской церкви), прямоугольный массив в виде саркофага. Устройство алтаря в форме саркофага встречается в Асти, Авена (департамент Соны и Луары), Сен-Жермэ. В церквах в Норрее (Кальвадос) и в Буа Сент-Мари (департамент Соны и Луары) и в часовнях в Монреале простые колонки поддерживают каменную плиту. Иногда задняя сторона плиты покоится на массивном основании, обеспечивающем прочность, и своим видом напоминает гробницу. Пример на рис. 318 заимствован из Норрея.

До середины XIII в. главный престол, так же как и в первоначальных базиликах, представляет совершенно свободную площадку; на нем помещаются только крест и светильники, а также ажурный киворий; завеса над ним раздвигается только в момент «освящения даров».  Епископ со своего обычного места обозревает сразу все собрание молящихся. Запрестольный образ, который долгое время имелся только за алтарями в капеллах, становится украшением главного алтаря лишь в тот момент, как последний занимает в глубине святилища место, где до того помещался трон епископа. Тогда запрестольный образ не только снабжают спинкой, украшенной скульптурой и драгоценными металлами, но еще завешивают пологами, заменяющими балдахин или романскую сень. Когда же алтарная преграда скрывает от глаз молящихся все святилище, завеса делается излишней и исчезает вместе с сенью.

Таким образом, история алтаря разделяется на два периода: до и после середины XIII в. От первого периода сохранились очень смутные свидетельства — несколько барельефов, на которых можно различить престол без запрестольного образа и укрывающую его сень. Наиболее полное из этих изображений находится на дверях собора Парижской Богоматери; представленный там «ковчег завета» скопирован, по-видимому, с престола XII в.

От второго периода остались более точные документы и в числе прочих—чертежи престолов с запрестольными образами и пологами из соборов Парижа и Арраса. На рис. 319 воспроизведен пример из Арраса. Как все средневековые алтари, алтарь в Аррасе был лишен дарохранительницы; ее заменил ювелирной резьбы ковчежец, подвешенный на цепи. В других церквах дарохранительница примыкала к алтарной преграде; это наблюдается еще в церкви Сен-Серж в Анжере, в церкви св. Стефана в Нюрнберге, в соборах Ульма, Семюра, Гренобля, Сен-Жан де Мориэнь. В более скромных зданиях она представляет собою шкаф, вделанный в стену абсиды. Бассейны, устроенные в изящных нишах, служили для отвода воды, использованной при совершении религиозных обрядов.

Рис. 319

В соборе в Аррасе, как и в Бурже (рис. 317), алтарь с реликвиями занимал глубину абсиды; в соборе Парижской Богоматери, устройство которого в общем напоминает Ар-расский собор, рака св. Марселя возвышалась над завесами главного алтаря; в Сент-Шапель рака с терновым венцом хранилась в павильоне, господствовавшем над всем ансамблем. Нередко архитектурные украшения исчезали под коврами и панно. В Бурже, в Милане, в церкви Сен-Реми в Реймсе посреди святилища возвышался семисвечник.

Алтарная преграда. — Весьма знаменательна алтарная преграда, которая с середины XII в. ограничивает часть церкви, отныне предназначенную для богослужения; вначале она имела вид настоящих стен, сквозь просветы которых с трудом можно было следить за религиозными церемониями. Передняя часть алтарной преграды увенчивалась трибуной, к которой вели винтовые лестницы; с высоты этой трибуны читалось евангелие и произносились проповеди. Такова была, в числе других, и алтарная преграда в соборе Парижской Богоматери; такая же преграда встречается впоследствии в соборе в Альби (середина XV в.).

Мало-помалу население привыкает смотреть на церковь, как на здание, предназначенное исключительно для религиозных целей. Алтарная преграда становится все более ажурной; наконец, в церкви Сент-Маделэн в Труа она заменяется ажурной каменной аркадой, заменяющий вход в хор.

По мере приближения к эпохе Возрождения обычай ограждать алтарь укореняется в Испании и Англии; его усвоила также и Германия. И только Италия, которая лишь отдаленно следовала за готическим течением, осталась единственной страной, где сохранилась традиция неогражденных алтарей.

Купели и чаши для освященной воды. — Крестильные купели сохраняют упрощенную форму, которую они получили в романскую эпоху; это — небольшая круглая ванна из камня, иногда из металла, на подставке, обычно украшенной колонками. В романскую эпоху мы видели в монастыре Сен-Галлен купели, поставленные в нефе и даже занимающие центральное положение; в готической архитектуре этого уже не наблюдается: обычно купелям отводится место внутри церквей, но поближе к дверям *.

Примечание: Французские готические купели, как и раковины для освященной воды, исключительно о которых говорит Шуази, по своему интересу явно уступают латунным и бронзовым, сложнейшим по украшениям произведениям Бельгии (Льеж) и Германии (Гильдесгейм). См. Lasteyrie, упом. соч., II.

Фонтаны для омовения, еще оставшиеся около монастырских церквей, окончательно вытеснены простыми раковинами для освященной воды, вделанными в один из ближайших к двери устоев нефа. В некоторых церквах, в том числе в церкви Богоматери «с тернием» (Noire Dame de l'Epine), существуют священные колодцы, доставляющие воду для церковных церемоний.

Церковная обстановка. — В базиликах первых времен христианства находились амвоны, т. е. трибуны, для чтения Священного Писания и произнесения проповедей. Амвоны, о которых упоминает Гильом Дюран в середине XIII в., по-видимому, сохранялись вплоть до того времени, когда их заменила кафедра.

До XV в. монументальные кафедры встречаются только в итальянских церквах, в которых совершенно отсутствуют небольшие кафедры на возвышении (Пиза, Ассизы), или в церквах проповеднических орденов (Якобинский монастырь в Тулузе).

Из кафедр XV в. необходимо упомянуть кафедры Страсбургского и Фрейбургского соборов. Кафедры в Сен-Дие, Сен-Ло и Витрэ представляют собою небольшие здания, находящиеся вне церкви и предназначенные для проповеди под открытым небом.

Органы упоминаются, начиная с эпохи Карла Великого, но до нас не дошел ни один, существовавший ранее XV в. Нефы готической церкви обладали прекрасной акустикой, а для усиления звучности органа в кладку стен и сводов иногда еще замуровывали глиняные горшки. Аналой уже с XIII в. имел вид пюпитра в форме орла: в таком виде он изображен в альбоме Виллара де Гоннекур.

Деревянные исповедальни, почти не употреблявшиеся в Италии, появляются, по-видимому, не ранее XVII в. Что касается мест для сиденья, то они ограничивались креслами для духовенства в хоре. Виллар оставил нам рисунок кресла XIII в., совершенно тождественного креслам в Пуатье и Солье. Наиболее богатые по отделке относятся уже к XV и XVI вв. (Амьен, Альби).

Для молящихся не существовало других мест для сиденья, кроме цоколя стен, которому придавался профиль скамей, чтобы там могли сидеть больные; скамьи были допущены в церквах, по-видимому, только в тот момент, когда их ввел в свои храмы протестантизм; появление их восходит к эпохе реформации, и они существовали лишь в тех странах, где протестантизм получил наибольшее распространение; в Испании и Италии они так и не вошли в употребление.

Во Франции революция уничтожила накопленные веками памятники в хорах церквей. Вестминстерский собор * принадлежит к числу немногих зданий, могущих дать нам представление о том величественном впечатлении, которое производило собрание алтарей, рак, гробниц, произведений из чеканного металла, накопленных рядом поколений.

Примечание: Известное аббатство в Лондоне, усыпальница королей и наиболее выдающихся людей Англии, заполненная надгробными памятниками самого различного времени и достоинства. См. Bradley В., L'abbaye de Westminster, Lond. 1908.


Глава «Внутреннее устройство готических церквей» раздела «Готическая архитектура» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г.

Шифры готических соборов. 50 знаменитых загадок Средневековья

Шифры готических соборов

Собор — это не только красота, которой: м: ы не можем не восхищаться.

Даже если для вас это уже не наставление, коему надлежит следовать, то, во всяком: случае, — это книга, которую надо понять.

Портал готического собора — это Библия.

Марсель Пруст. Памяти убитых церквей

Готика — стиль, ставший визитной карточкой Средневековья. Она была отнюдь не единственным стилем эпохи, а лишь последним и, пожалуй, самым эффектным. Готическими принято называть памятники архитектуры XII, XIII, XIV и отчасти XV и XVI веков, в которых полнее всего отразилось средневековое настроение и менее всего обнаруживается влияние греческого и римского искусства. Украшенные фантастическим кружевом резьбы каменные шпили взметнулись ввысь и расцвели драгоценным сиянием витражей по всей католической Европе начиная с XII столетия. Франция, Англия, Германия, Испания, Чехия и даже Италия, родина Возрождения, возненавидевшего ее. Но ведущие роли в истории готического искусства, бывшего, прежде всего, искусством зодчих, сыграли, однако, именно Франция, Англия и Германия. Франция стала родиной готики. Англия выбрала ее национальным стилем, постоянно возвращаясь к ее формам, преобразовывая их, но не забывая. Германии же, ее романтикам, досталась честь вернуть готическое искусство из тьмы забвения, открыть миру его красоту.

У современного человека перехватывает дыхание от восхищения при взгляде на шедевры готики, а ведь едва ли какой-нибудь другой стиль искусства подвергался стольким нападкам и такой страшной критике, как готика. Сам термин возник не в Средние века, как может показаться, а в эпоху Возрождения. Уже само определение искусства как «готического» свидетельствует о том враждебном и полном непонимания отношении, которое проявляли к нему художники и ученые эпохи просвещенного Ренессанса.

В середине XV века в Италии появляется ряд сочинений, в которых античный стиль, возрожденный Брунеллески, противопоставляется «современному», занесенному в Италию во времена переселения народов варварами, так называемому готическому. Искусством готов, то есть искусством варваров, называли все произведения неантичного искусства. Но искусство, явившееся на смену романскому, не было создано готами и вообще ничего общего с ним не имеет. Французские архитекторы XVI века отмечают отдаленность готического стиля от античных пропорций и отсутствие вкуса в фантастичной готической орнаментации. Архитектор Филибер де л’Орм вообще не считает готический стиль, или «lа mode francaise», настоящей архитектурой. Интересны отзывы французских классиков XVII века. Мольер с возмущением говорит о соборе Парижской Богоматери, а для Лабрюйера и Расина «готический» — полный синоним «варварского». В 1800 году Пети Радель представил даже проект разрушения готических церквей, а в 1857-м Бейль посвятил целую лекцию доказательству того, что готическая архитектура во Франции не национальна и является воплощением ущербных религиозных идей, мракобесия и антидуховности.

Кстати, изобретение самого термина «готический» приписывается Рафаэлю. Бытовала остроумная теория, «объясняющая» возникновение знаменитых стрельчатых арок. В письме к Льву X некто (долгое время автором его действительно считали Рафаэля) указал, что происхождение свое они ведут «от тех необрубленных деревьев, которые, если согнуть немного и связать между собой их ветви, образуют заостренную арку». Но это скорее исторический анекдот. А вот благодаря Вазари, разделявшему неприязнь своих предшественников к готике, название «готический» становится общеупотребительным.

Мир готики таинственен, запутан и неоднозначен. Любой готический храм — многосмысловая загадка, только не загаданная вслух, а воплощенная в камне, витражах, выложенных на полу лабиринтах, скульптурах и композициях. С готическими соборами связано огромное количество легенд. Кто-то видит в этих зданиях шедевры зодчества, для кого-то это — Вселенная, модель Универсума, Библия для неграмотных, антология метафизики, символические послания тамплиеров и алхимиков. Приверженцы эзотерических учений утверждают, что архитектура и символика, например, парижского Нотр-Дама — это своего рода зашифрованный свод оккультных учений. Именно в этом смысле Виктор Гюго говорил о Нотр-Даме как о «наиболее удовлетворительном кратком справочнике оккультизма». Легендами окутаны малейшие завитки в орнаментах его декора. Вот, например, легенда о воротах Нотр-Дам де Пари.

Створки ворот собора Парижской Богоматери украшены замечательным узором из кованого железа со столь же удивительными железными замками. Выковать их было поручено некоему кузнецу по имени Бискорне. Когда кузнец услышал, что ему нужно будет выковать фигурные замки и узоры для ворот самого красивого собора Парижа, то струхнул не на шутку. Решив, что ему никогда с этим не справиться, он попытался призвать на помощь дьявола. На следующий день, когда каноник Нотр-Дама пришел посмотреть на работу, он застал кузнеца без чувств, но в кузнице взору его предстал настоящий шедевр: фигурные замки, накладные кованые узоры, представлявшие собой ажурные переплетающиеся листья, словом, каноник остался доволен. Когда же отделка ворот была закончена, а замки врезаны, ворота невозможно было открыть! Пришлось окроплять их святой водой. В 1724 году историк Парижа Анри Соваль высказывал некоторые мысли относительно загадочности происхождения узоров на воротах Нотр-Дама. Никто не знал, как они были сделаны: то ли это литье, то ли они были выкованы. Бискорне оставался нем, секрет был утерян с его смертью, и Соваль добавляет: «Бискорне, уязвленный угрызениями совести, погрустнел, стал молчалив и в скором времени умер. Тайну свою он унес с собой, так и не раскрыв ее — то ли из опасений, что секрет будет украден, то ли опасаясь, что, в конце концов, выяснится, что никто не видел, как он ковал ворота Нотр-Дама»….

Но эта история лишь легкая разминка для скучающего туриста — готическая архитектура таит и более глубокие и странные вещи. Само рождение готики как стиля, художественное преображение утилитарности конструкции в композицию — не такой простой и однозначный процесс, как может показаться на первый взгляд.

За свою многотысячелетнюю историю искусство знало немало стилей, но очень редко можно назвать автора, точную дату и место рождения какого-либо из них. Готика — редкое исключение. Она появилась на свет во Франции и, кстати, именно благодаря свету: из представления о том, что Бог есть свет (так кратко можно сформулировать основной постулат учения, ставшего теоретическим обоснованием готического искусства). «Отец» готики — аббат Сугерий, бывший настоятелем главного церковного «учреждения» Франции того времени — аббатства Сен-Дени. Аббат Сугерий был одним из самых образованных людей своего времени. Теолог, историк, в 1147 году — регент при французском короле Людовике VII, помимо философских сочинений, он написал трактат по эстетике христианской архитектуры, в котором обосновал символическое значение многих элементов архитектурной композиции, в том числе витражей и стрельчатой арки. Новый стиль стал для него воплощением идеи, найденной в трудах, приписываемых в то время основателю древнего монастыря, бывшего усыпальницей французских королей, святому Дионисию, первому святому Франции. Отныне собор — реликварий, реликварий для божественного света, что проникает внутрь сквозь окна, поглотившие стены. Никогда ранее цвет и свет не играли такой символической роли.

Сегодня ученые пытаются раскрыть тайны готических соборов, и, как это ни курьезно звучит, преуспели в этом, используя программное обеспечение, разработанное изначально для развлекательных целей. Программы для создания анимации, использованные при работе над последним фильмом из серии «Звездных войн», после небольшой модернизации позволили ученым из Массачусетского технологического института (МТИ) разгадать одну из многочисленных тайн готических соборов. С их помощью стало понятным, каким образом строители XII–XIII столетий могли доступными в то время средствами и орудиями труда создать изумительные «воздушные» соборы и обеспечить их безупречную прочность. «Для понимания архитектурных особенностей готических соборов мы провели поиск линий внутреннего сжатия, передающих вес сооружения вплоть до его фундамента, — пояснил профессор архитектуры МТИ Джон Ошендорф. — Если эти линии выходят за пределы сводов и стен готического собора, то он просто не может существовать. Что удивительно, так это баланс на грани чуда, который линии внутреннего сжатия соблюдают. Именно их пребывание у пороговых границ, но еще в зоне безопасности, и дает это невероятное ощущение преодоления законов материи и земного тяготения. Сложно отделаться от впечатления, что средневековыми архитекторами руководил сам Создатель».

В готике «преодоление тяжести тела и души» стало главной художественной заботой. Античные и классицистические формы с их уравновешенностью горизонтального и вертикального направлений для этой цели не подходили. В искусстве готики «тело» — только символ «мирочувствования в пространстве», носитель «невещественной протяженности», идеи бесконечности. Отсюда вертикаль как доминанта архитектурной композиции. Готический собор только вырастает из земли, но живет в небе. Более того, из замкнутой тектонической архитектура храма превращается в пластическую и пространственную композицию. Готическая архитектура — это не столько организация объемов, сколько одухотворение пространства, внутреннего и внешнего. Можно даже сказать, что готический стиль не оформляет пространство, а превращает все вокруг — отдельные формы, земную твердь и даже небо — в образно-значи-тельное целое. Вокруг готического храма и свет, и небо становятся иными.

Понятно, что решение столь грандиозной задачи не под силу одному поколению. Соборы строились столетиями, на возведение их, как когда-то древних египетских пирамид, тратились огромные средства, время, силы и жизни тысяч людей. Собор Парижской Богоматери, заложенный в 1163 году, строился более двухсот лет и достраивался до конца XIV века. Самый большой из всех готических соборов находится в Реймсе, его длина 150 м, высота башен 80 м. Собор возводили с 1211 года до начала XIV века.

Гипотеза о возникновении готики как архитектурной революции своего времени у Луи Шарпантье в книге «Тайны Шартрского собора» тесно связана с тайнами тамплиеров. Творение мастера может способствовать формированию у человека духовного порыва, особенно архитектурное сооружение, которое затрагивает душу. Ритм материала, открывшийся обладателю умения почти магического, в свою очередь воздействует на других людей, поскольку в них самих таится нечто созвучное этому ритму. Поэтому во всех цивилизациях религиозные зодчие занимали выдающееся положение в обществе и их обучение всегда принимало форму обряда инициации. Этот аргумент в пользу тесной связи тамплиеров со строителями соборов — факт, подтверждаемый как документами, так и легендами.

Разумеется, есть и другие способы пробудить в человеке духовное начало — поэзия, музыка, цвет, форма, составные части обрядов… Сама земля обладает такой способностью: в некоторых местах душа чувствует прилив энергии, и туда обычно совершаются паломничества. Любопытно, кстати, что места христианского паломничества часто совпадают с местами паломничества античного и языческого — тут постоянно происходят чудеса, каким бы богам люди ни поклонялись.

Так, Шартрский собор возведен на месте друидского дольмена; там, где ныне на острове Сите высятся башни собора Нотр-Дам де Пари, некогда поклонялись Юпитеру; и так далее, если копнуть фундамент любого христианского храма, на свет божий появятся гораздо более древние камни. Многие утверждали, будто новые религии изгоняют прежние, занимая их священные места. Но они просто черпают свою силу из одних и тех же источников, порожденных самой землей. Поэтому люди выбирают для культовых сооружений преимущественно такие места, где духовное начало пробуждается быстрее и легче. Одновременно ведется поиск соответствующей конструкции, позволяющей максимально реализовать задачу инициации этого «духовного трепета» у прихожан.

В Средние века для воздействия на народ потребовалась новая форма. Этой формой стал готический стиль. Появление, распространение, даже формирование готического стиля таит в себе загадки. Специалисты в массе своей пошли по самому очевидному пути, высказав предположение, что переход от романского стиля к готическому произошел посредством обычной эволюции, отсюда термин «переходная готика», появившийся, кстати, довольно поздно (сначала говорили о примитивной готике, что гораздо точнее). Указанный переход действительно обнаруживается, но только в деталях, в украшениях, в статуе-колонне, которая постепенно отрывается от своего основания, в капителях, меняющих форму, в удлинении витражей. По сути, это вовсе не переход, а усвоение новых принципов архитектуры. Каменщики и резчики не создают готический стиль на основе романского — просто адепты романского стиля приспосабливаются к готическому. Весьма существенный нюанс. Имеются также опыты готического стиля, где чувствуется рука адептов романского: они хотели бы создать нечто готическое, однако им, судя по всему, не хватает знаний. Равным образом встречаются готические постройки на романском фундаменте. Все это не означает перехода.

В архитектурном смысле коренное различие между романским и готическим стилями заключается в форме свода. Изменение в кладке, форме окон и других элементах проистекают из этого фундаментального различия. Романский свод — это покрытие, которое давит на стены. Отсюда следует, что главным элементом конструкции является стена, чрезвычайно мощная и плотная по соображениям безопасности. Готический свод представляет собой пучок напряжения всех камней, покрытие больше не давит на стены, а «устремляется» вверх. Стены в какой-то степени теряют свое значение и словно бы растворяются в пустоте — отсюда появление больших витражных плоскостей на освобожденных от тяжести несущих функций стен.

Между такими системами не может быть прямого перехода. Готический свод раздавил бы романские стены — разве что кладка их была бы поистине циклопической. Романский свод, зажатый двумя аркбутанами[7], согнулся бы и разломился.

Готика — это система совершенно новая. Два аркбутана защемляют свод, который рассыпался бы под этим давлением, если бы не держался благодаря весу своего замка. Между тем именно весом аркбутанов и создается их боковое давление. Именно весом камней свода создается вертикальное, направленное снизу вверх давление замка. Следовательно, именно весом камней обеспечивается устремление свода вверх.

Вес как бы уничтожает себя. Это почти феномен левитации. Стены, кажется, исчезают в потоках света, льющихся из огромных окон с цветными стеклами. На самом же деле своды неимоверно тяжелы и давят огромным весом, опираясь на контрфорсы, вынесенные за пределы здания и потому невидимые для зрителя, находящегося внутри.

Пересечение стрелок свода можно назвать визитной карточкой готического стиля.

Создается столь сильное напряжение, что, рассказывают, мастера, работавшие на строительстве готических соборов, боялись даже притрагиваться к некоторым камням, ибо от легкого прикосновения возникали такие же звуковые волны, как если бы была задета растянутая до упора пружина или струна музыкального инструмента.

И именно эта всегда присутствующая вибрация готического храма — независимо от того, слышно ее или нет — явилась самым мощным средством воздействия на народ, которому принесли в дар эти церкви и соборы, ведь они были не только местом отправления культа, но и своеобразным «общим домом», где охотно собирались люди. Зодчий готического храма, свод которого находится в нескольких десятках метров от земли, должен был обладать очень глубокими и серьезными знаниями.

В своей книге «Тайны Шартрского собора» Шарпантье приходит к выводу, что строители Шартра, и особенно авторы проекта, несомненно, имели в руках некий текст невероятной научной ценности, который вполне мог быть Таблицами Закона, доставленными из Святой земли рыцарями-тамплиерами. Согласно легенде, передовые познания в архитектуре принесли с Востока первые рыцари-тамплиеры. Девять французских рыцарей, сподвигнутых Бернаром Клервоским, основателем цистерцианского монашеского ордена, отрешились от всего мирского и отправились на поиски «таинств», хранящихся, согласно поверью, в святилище под руинами храма Соломона в Иерусалиме. Подозревали, что во время своего десятилетнего похода рыцари занимались оккультными науками. Когда в 1128 году они вернулись, во Франции распространился слух, будто они нашли Ковчег Завета, в котором якобы хранились тайны Божественного закона, управляющего в том числе числами, весами и мерами, включая так называемое «золотое число» — 1,618. Пропорция 1:1,618 — «золотое сечение», или «золотая середина», — считалась в эпоху Ренессанса и более позднего времени идеальной для эстетического восприятия произведений искусства и архитектуры. Возвращение рыцарей совпало с появлением в Европе первых образцов готической архитектуры, и шесть лет спустя было начато строительство первого собора в Шартре. На сей счет имеется еще несколько примечательных фактов. Религиозные зодчие из братства «Соратники Долга и Свободы», построившие несколько готических храмов поразительной чистоты линий, не скрывали, у кого позаимствовали свой «штрих» — нечто вроде описательной геометрии, без которой невозможно создать готическую конструкцию. Эти знания они получили от цистерцианских монахов.

Почти все исследователи соглашаются, что готический стиль вышел из ордена цистерцианцев; в крайнем случае, цистерцианцев признают распространителями готики. Орден Храма был в некотором роде сыновним по отношению к главному интерцианскому аббатству Сито — через святого Бернара Клервоского, «который обучил его и доверил ему его миссию». А орден Храма теснейшим образом связан с готическим стилем. Французский ученый Даниэль Ро говорит: «Многие самые существенные черты готического стиля появились благодаря святому Бернару».

Поражает воображение тот факт, что среди тогдашнего французского населения, еще весьма немногочисленного, нашлось такое количество каменщиков, резчиков, плотников и даже витражистов, чтобы в пределах одной эпохи возвести громадное количество внушительных храмов. Конечно, их обучением занимались интерцианцы и бенедиктинцы, и тем не менее!

«Сколько зодчих! Сколько резчиков! Сколько плотников! — восклицает Луи Шарпантье. — И всем надо было платить! Следовательно, был „спонсор“. А из числа возможных спонсоров лишь один обладал богатством, позволяющим финансировать подобные проекты, — это орден Храма. Стал бы орден это делать, если бы не возложенная на него миссия? И разрешение этой загадки вновь упирается в фигуру святого Бернара — святого Бернара, который, как считается, имел отношение к возникновению ордена тамплиеров, обучил Храм и доверил ему особую миссию. Следовало бы сказать — три миссии: найти Ковчег Моисея; развить западную цивилизацию; возвести Храм».

Окончить столь благородные начинания, как мы помним, рыцарям-храмовникам помешали обстоятельства, им не подвластные. Но готические шедевры продолжают восхищать потомков.

В каком бы городе Западной Европы мы ни оказались, если в нем есть готический собор, мы сразу же почувствуем, что он — средоточие всей жизни города. Так было, есть и будет — до тех пор, пока собор стоит. Можно смело утверждать, что готический собор остается одновременно и источником жизненных устремлений, и их целью, он аккумулирует силы центростремительные и одновременно генерирует силы центробежные, от него все исходит и к нему все возвращается. Готический собор — всегда некая модель мира. И действительно, большие кафедральные соборы строились с таким расчетом, чтобы они могли вместить все тогдашнее население города, иными словами, они должны были быть огромных размеров. В готической архитектуре был достигнут поразительный эффект: пространство готического собора внутри кажется большим, нежели сам собор, когда осматриваешь его снаружи.

Уже давно обнаружено глубокое родство между принципами конструкции готического собора и принципами построения крупнейших теологических концепций того времени. Этот параллелизм выявлен и блестяще объяснен выдающимся историком искусства Эрвином Панофским в его работе «Готическая архитектура и схоластика». «Подобно „Суммам“ высокой схоластики, — пишет исследователь, — собор высокой готики стремился, прежде всего, к всеохватности („тотальности“). В своей образности собор Высокой готики стремился воплотить все христианское знание — теологическое, естественно-научное и историческое, где все элементы должны находиться каждый на своем месте, а все то, что еще не нашло своего определенного места, подавляться».

Всеохватность, членораздельность и взаимосвязанность — вот категории, в которых мыслился Универсум. Они же в равной степени приложимы как к теологическим трактатам, так и к памятникам готического искусства. Классический готический собор есть материальное воплощение Универсума, что в символическом смысле выражено господством в его конструкции троичности, как символа Св. Троицы и тринитарной доктрины, главного догмата христианского вероучения. В основе готического собора трехрядный неф и трехрядный трансепт (поперечный неф). Нервюрный свод образует членение на смежные треугольники, ребра которых специально подчеркнуты, с тем чтобы при взгляде снизу их структура была ясно различима (равно как и при взгляде на планы готических соборов).

Однако было бы неверным считать готические соборы только лишь воплощением схоластики. Интеллектуальная и духовная жизнь также находила выражение в этом искусстве. Соборы были энциклопедиями той эпохи. В них полностью отображен иррационализм мышления, целостное восприятие мира, желание охватить в единстве сущность бытия, космоса, истории и их проекции в мире спиритуальном.

Начиная с XVII века различные исследователи — Гобино де Монлюизан и Камбриэль — и уже в нашем веке — Фулканелли и Амбелен с большей или меньшей убедительностью раскрывали тайный смысл символики готической архитектуры. Фулканелли, написавший знаменитую книгу «Загадки соборов», уже стал авторитетом в этой области (в нескольких фильмах ужасов, действие которых происходит в оскверненных соборах, где появляется нечистая сила, имеются обязательные ссылки на Фулканелли).

До сих пор продолжают жить легенды о том, что средневековые алхимики закодировали в геометрии готической архитектуры секрет философского камня.

Фулканелли видел немало алхимических символов в отделке собора Нотр-Дам. Мир скульптуры собора Парижской Богоматери вообще занимает особое место в этой азбуке спиритуального. Барельефы на фасаде большого портала, называемого главным входом, или входом Правосудия, являют собой серию аллегорических изображений средневекового знания. Алхимия изображена в виде женщины, чья голова касается облаков. Она сидит на троне и держит в левой руке скипетр — символ монарха, а правой поддерживает книги: закрытую (эзотеризм) и открытую (экзотеризм). Лестница с девятью ступенями зажата между ее коленями и опирается на грудь. Это — scalа philosophorum, символ терпения, которым должен обладать алхимик во время девяти последовательных операций герметического делания.

На боковых сторонах контрфорсов, ограничивающих главный вход, мы видим на уровне глаз два маленьких барельефа. Барельеф на левой колонне изображает алхимика, открывающего Таинственный Источник, дающий материю Делания, одну из составляющих алхимической трансмутации. На соседнем контрфорсе изображено приготовление философского состава.

Оккультные сюжеты изображены в два ряда один над другим, вправо и влево от входа. Там на цоколях колонн находится каноническое для алхимии, так как в нем заключен ее ключевой момент, изображение Ворона.

Фулканелли также писал: «Если, подталкиваемые любопытством или просто ради праздной прогулки погожим летним днем, вы подниметесь по витой лестнице, ведущей к верхним этажам собора — пройдитесь затем неторопливо по узкому проходу галереи второго яруса. Дойдя до угла, образуемого колонной северного свода, вы увидите посередине вереницы химер удивительный барельеф старца, высеченный из камня. Это он — Алхимик Нотр-Дама. На голове у него фригийский колпак, атрибут Адепта. Он не размышляет; он наблюдает. Пристальный, острый взгляд. Вся его поза выражает крайнее напряжение».

Важной деталью готического собора является изображение лабиринта. Один из самых известных лабиринтов выложен на полу Шартрского собора, но аналогичные образы встречаются повсеместно. Основная идея этого символа заключается в возврате к духу путем прохождения по запутанной дороге к центру. Прохождение лабиринта символизирует также духовную эволюцию, путь адепта, получающего в результате Святой Грааль, философский камень или «сокрытую» Печать.

Некоторые историки эзотеризма, в частности П. Д. Успенский, считают, что готические соборы возводились эзотерическими школами строителей. Соборы представляли собой квинтэссенцию их сокровенной философии и были предназначены для сохранения и передачи знаний. Все в этих сооружениях подчинялось единому замыслу, не было ни одной лишней или случайной детали. Они насыщены сведениями по математике и астрономии; встречаются необычные идеи из биологии (или «эволюции»). По мнению Успенского, химеры и другие фигуры собора Парижской Богоматери передают психологические идеи их строителей, «главным образом, идею сложного характера души». И в заключение делается предположение, что цель создателей Нотр-Дама «состояла не в том, чтобы научить всех людей, а лишь в том, чтобы передать некоторые идеи немногим через пространство времени». Хотя подобная точка зрения достаточно спорна, все же общепризнано, что не только каждая деталь готического собора служит символом, но и пропорции и конфигурации несут явное смысловое значение, имеющее истоки в пифагорейской школе.

Любой собор Средневековья, независимо от того, построен он в романском или готическом стиле, можно назвать Библией для неграмотных. По мнению упоминавшегося выше аббата Сугерия, скульптуры, барельефы и витражи предназначались для того, чтобы показать простым людям, не умеющим читать Священное Писание, во что они должны верить. Помимо композиций на библейские и евангельские сюжеты, отдельных фигур Христа, Марии, апостолов, на них помещались эпизоды из легенд о святых, изображения исторических событий, назидательных притч.

Однако библейскими историями содержание гигантского каменного «комикса», которым являлся и является каждый из соборов, не исчерпывается. Рядом с иллюстрациями к Священному Писанию мастера помещали сюжеты из жизни своих современников, переплетая и те и другие причудливыми, совершенно не библейскими, а порой и пугающими изображениями химер, демонов, странных аборигенов неизвестных земель (ведь представление о географии земного мира средневекового человека сильно отличалось от современных).

Вообще поражает разнообразие сюжетов в готической архитектуре. Здесь есть практически все: бытовые сцены, изображения святых, монархов, рыцарей, евангельских эпизодов, сцен Страшного суда, мифических и фантастических животных. Святые здесь соседствуют с неведомыми, диковинными существами, таинственные знаки древности с христианской символикой. Из изысканных каменных кружев, окутывающих собор, то тут, то там высовываются наружу сколь уродливые, столь и причудливые фигуры и морды горгулий и прочих бестий, насмешливо смотрящих на бесконечный поток паломников и туристов, стекающихся на соборную площадь.

Откуда взялся обычай украшать готические храмы гротескными скульптурами людей, чудовищ и монстров? Даже в наше время такое тесное соседство божественного и низменного несколько озадачивает. По-видимому, точного ответа на этот вопрос не существует. Известно, однако, что отношение средневековой церкви к этому явлению было весьма неоднозначным.

Далеко не всем отцам церкви нравилось, что храмы Божьи служат прибежищем целым толпам разнообразной нечисти, пусть и окаменелой. Дебаты вокруг гротесков возникали неоднократно. Так, в 1125 году святой Бернард Клервоский сетовал: «Какая польза братии, благочестиво читающей в монастыре, от этих странных монстров, чудес извращенной красоты или красивого уродства? Здесь несколько голов могут расти из одного тела, четвероногое тело может иметь голову змеи, а голова четвероногого может покоиться на теле рыбы… Всемогущий Бог! Если уж мы не стыдимся всей этой нечисти, мы хотя бы должны жалеть потраченных на них средств». Особенно проникновенно звучит его пламенная обличительная речь в контексте его фундаментальной значимости как человека, стоящего у истоков европейского готического зодчества.

Настоящая полемика разгорелась между монахами цистерцианского ордена святого Бернарда и бенедиктинцами из Клюни. Один из наиболее остроумных аргументов последних звучал следующим образом: «Бог непостижим, он находится вне возможностей какого-либо описания и изображения; гротескные изваяния, доводя наше воображение до крайних пределов, напоминают нам об этом». По всей видимости, бенедиктинцы придерживались того мнения, что здание готического собора — это Вселенная в миниатюре, а потому оно может вмещать в себя изображения не только всего существующего на земле, но и всего того, что только может предстать воображению человека. Противники святого Бернарда полагали также, что грубоватый и не лишенный юмора символизм каменных гротесков как нельзя лучше подходит для воспитания паствы, основную часть которой составляли люди простые и неграмотные. Главной задачей этих каменных монстров, по мнению монахов, было напоминать о грехах и возмездии. А по народному поверью, горгулий необходимо было рассматривать. При этом они забирают у людей все болезни, а главное, забирали все плохие человеческие качества — гордость, жадность, лень, зависть.

Пока церковники спорили, безвестные каменщики возводили храмы, и что сами они думали о своих творениях, нам неизвестно. Свои мысли и чувства они облекали в камень. Судя по всему, в их творениях воплотились не только христианские, но и более древние языческие верования людей в добрых и злых духов, населяющих небо и землю. Гротескные изображения простые люди воспринимали как своеобразные обереги, охраняющие храмы и прихожан от злых сил.

…Готические соборы подобны коронам. В каменных лепестках роз (так называют знаменитые круглые окна, ставшие неизменным их атрибутом) горят драгоценным сиянием самоцветов витражи, хранят молчание барельефы. Некоторые загадки уже разгаданы, какие-то еще предстоит раскрыть, а есть секреты, которые не будут объяснены никогда…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *