Дома архитектура: ᐈ Архитектура — Фото дизайна интерьера и идеи для ремонта на HQROOM

Прохоренко А. И. Архитектура сельского дома: прошлое и настоящее. — Москва, 1992

 

 

 

Архитектура сельского дома: прошлое и настоящее / А. И. Прохоренко. — Москва : Агропромиздат, 1992. — 205 с., ил. — ISBN 5-10-002103-9

 

 

Книга посвящена вопросам создания архитектурного облика сельского усадебного дома с учетом традиций народного зодчества. Рассмотрены основные особенности народного жилища. Даны сведения по организации современного сельского дома усадебного типа. Анализируются различные проекты сельских усадебных домов. Рассказано о путях использования принципов народного жилого зодчества в современной практике жилищного строительства на селе.

 

Для широкого круга читателей, интересующихся проблемами сельской жилой архитектуры.

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Жилой дом на селе — важнейшая часть предметного мира человека, основополагающий элемент второй — рукотворной природы, значение которого в жизни человеческого общества трудно переоценить.

Ведь именно сельская жилая архитектура вплотную подходит к решению актуальнейшей сегодня проблемы взаимосвязи и взаимозависимости человека и природы, именно в ней обнажаются противоречия между высоким техническим уровнем современного сельского строительства, новыми материалами, прогрессивными конструкциями и все еще бытующим на практике пренебрежением к окружающей среде, неумелым, а зачастую и хищническим использованием естественного ландшафта.

 

Во все времена и у всех народов жилище, в особенности жилище сельское, выражало отношение человека к окружающему его миру, формировало в человеческом сознании устойчивую картину этого мира, выступая своего рода символом освоения человеком природной среды. Все известные схемы традиционного мировосприятия были теснейшим образом связаны с жилищем как граничным элементом двух сфер влияния, двух систем: искусственной и естественной, «очеловеченной» и природной.

 

Сельское жилище всегда было не только одним из основных компонентов материальной культуры, но и органично входило в сферу духовной культуры, по праву являясь одним из ключевых ее звеньев. Через жилище, его устройство, организацию, символику человек не только преобразовывал, но и познавал мир, отображая его реалии и закономерности в композиционном взаимодействии архитектурных форм и декоративных деталей.

 

Архитектурно-художественный облик сельского дома, с одной стороны, выражал вкусы и эстетические предпочтения крестьянина, его характер, индивидуальность, с другой — подчеркивал неповторимость, уникальность, единственность того места на земле, где этот дом расположен.

 

Архитектура всегда воплощала в себе национальные духовные ценности создавшего ее народа. Кроме того, она служит еще и важным средством художественного, культурного воспитания человека. В полной мере это относится и к архитектуре села, ведь именно в ней наиболее зримо проявляется связь человека со своей землей, с природой, с Родиной.

 

Жилищное строительство на селе сегодня нельзя вести без учета всего прошлого архитектурно-строительного опыта, поскольку в сельской народной архитектуре нашли свое отражение природно-климатические условия, особенности труда и быта, технические возможности и эстетические взгляды наших предков.

 

Традиции в жилой архитектуре села складывались веками, народное зодчество в процессе своего развития отбирало все лучшее, наиболее жизнеспособное, отметая случайное и преходящее. Народные мастера, опираясь на опыт предшествовавших поколений и руководствуясь эстетическими представлениями своего времени, возводили запоминающиеся самобытные сооружения. В народной жилой архитектуре были найдены, выверены и канонизированы основополагающие принципы и приемы, с помощью которых мастера-строители добивались яркости, неординарности, художественной уникальности своих произведений, будь то отдельный жилой дом или селение в целом.

 

Традиции народного жилого зодчества являются своеобразным «банком данных», где накапливаются, сохраняются и передаются последующим поколениям наиболее значительные, проверенные многолетним опытом позитивные приемы и методы организации жилища в естественной природной среде.

 

Архитектура сельского жилого дома может быть понята и осмыслена лишь исторически — как непрерывный процесс, как безостановочное движение из прошлого в будущее через настоящее. Любая остановка в этом движении, любой разрыв непрерывной нити, связующей эпохи и времена, губителен и для архитектуры жилища, и для национальной культуры в целом; прежде же всего он сказывается на нравственном, духовном потенциале общества. Отрыв от национальных корней, от национальной истории, воплощенной в культурном наследии, в позитивных традициях народного зодчества, мстит за себя неизменно возникающей эмоциональной бедностью, художественной невыразительностью, а зачастую — и безликостью архитектурных произведений.

 

Довольно часто на практике создавался как бы «усредненный» сельский дом, не привязанный к какому-то конкретному месту, к конкретной природной ситуации. И, к сожалению, пока еще значительная часть таких домов носит «городской» отпечаток, являя собою овеществленную модель городского образа жизни, городской культуры. Подобное жилище, «нацеленное» на город, способствует негативной переориентации психологии сельского жителя, созданию новой, чуждой традиционной деревне системы нравственных и культурных ценностей, формированию не свойственных селянам стереотипов поведения. А это, в свою очередь, ведет к отрыву современного крестьянина от земли, от природы, от народной культуры, которая своими корнями уходит именно в деревню, органично связанную с окружающими ее лесами и полями.

 

Многолетние попытки развивать исключительно производительную, материально-техническую сторону жизни села привели к тому, что современная деревня в значительной степени утеряла издревле присущие сельскому образу жизни духовные, нравственные, культурные ценности, превратившись в целом ряде случаев в некое подобие сверхмалого города, весьма, впрочем, несовершенного.

 

Буквально и формально понимавшийся лозунг о сближении города и деревни вызвал к жизни появление противоестественных для сельского образа жизни поселков «городского типа», представляющих собою весьма примитивный и необдуманный перенос на село целых городских кварталов и насильственное их внедрение в естественную природную среду.

 

Безликие четырех- и пятиэтажные дома, не оснащенные, как правило, городскими удобствами, не улучшили, как ожидалось, а значительно осложнили жизнь истинного селянина, практически лишив его возможности полноценно и без помех заниматься личным подсобным хозяйством.

 

Не получивший преимуществ городского образа жизни, фактически отторгнутый от земли, потерявший формировавшиеся на протяжении столетий естественные и органичные связи с природным окружением, оторванный от своих исторических корней сельский житель почти полностью утратил издревле присущие ему ценностные ориентации, перестал дорожить тем местом, где родился. Все это оказало крайне негативное влияние на весь уклад современной деревни и особенно сильно сказалось на культурной, духовной жизни села.

 

В результате проведения непродуманной политики «сселения» и «укрупнения» пустеют и разрушаются малые, так называемые «неперспективные» деревни — там уже некому жить, засоряются и чахнут ранее плодородные пахотные земли — их некому обрабатывать, гибнут неповторимые архитектурно-природные комплексы, забываются навыки, принципы и приемы создания гармоничной, экологически сбалансированной и художественно выразительной жилой среды, так необходимые сегодня, а следовательно, оскудевает складывавшаяся веками уникальная культурно-природная среда старой русской деревни, та среда, в которой зародилась и развивалась истинно народная культура, теснейшим образом связанная с природой, с окружающим человека миром.

 

Необходимо остановить процесс разрушения материальных и духовных ценностей сельской культуры, сельской жилой среды, не только вернуть нашему селу его весомую некогда роль в жизни общества, но и сделать все для его полнокровного социального и культурного развития.

 

Ныне уже нет сомнений в том, что переселять сельских тружеников в многоэтажные жилые дома городского типа, в буквальном смысле отрывая их от земли, не только морально, но и экономически невыгодно.

 

Успешно решить проблему обеспечения сельского населения полноценным, удобным и красивым жильем можно лишь при преимущественном использовании в строительстве на селе малоэтажной застройки, в частности домов усадебного типа с полным набором подсобных помещений. При этом необходимо создать гармоничный комплекс жилых и хозяйственных построек, хорошо функционально и пространственно организованный, эстетически привлекательный и отвечающий особенностям труда и быта сельского жителя.

 

Усадебное строительство соответствует местным бытовым условиям, особенностям жизни сельского населения, его вкусам и привычкам и экономически целесообразно, несмотря на то что с уменьшением плотности застройки увеличивается протяженность инженерных коммуникаций, возрастают площадь благоустройства, длина транспортных путей. Эта целесообразность заключается в том, что в усадебном строительстве на селе возможно применение дешевых местных строительных материалов, простых облегченных конструкций и деталей, упрощенных систем инженерного оборудования, простых в эксплуатации средств механизации строительных работ, да и само строительство можно вести собственными силами, без привлечения специализированных бригад — хозяйственным способом, базирующимся на имеющихся в конкретном хозяйстве людских ресурсах и несложной технике. Кроме того, и это особенно важно в современных условиях, усадебные жилые дома можно возводить с привлечением денежных средств населения, что, безусловно, будет способствовать закреплению трудоспособных кадров в сельской местности.

 

К важным преимуществам усадебного типа застройки относится и то, что она не только создает максимальные удобства для ведения личного подсобного хозяйства, но и дает возможность наилучшим образом связать жилище с природой, делает ее неотъемлемой частью поселения.

 

Усадебный жилой дом, имеющий непосредственный выход из квартиры на приусадебный участок, тесно и органично связан с землей, с личным подсобным хозяйством крестьянина, что также является его безусловно положительной чертой, делающей усадебное жилище наиболее приемлемым для массовой жилой застройки современного села.

 

Понятие «усадебное жилище» вообще неизмеримо шире сугубо типологического понятия «квартира», оно включает в себя в качестве неразрывных и взаимосвязанных элементов не только собственно жилой дом, но и прилежащий к нему земельный участок с хозяйственными и подсобными усадебными постройками, что составляет единый объемно-пространственный комплекс, органично увязанный с окружающей природой.

 

Усадебный дом имеет развитую архитектурно-планировочную структуру и предоставляет большие возможности для комфортной организации его внутреннего пространства, для формирования объемной композиции дома и всего усадебного комплекса в целом, что способствует в немалой степени существенному повышению разнообразия сельской жилой застройки, ее эстетической индивидуализации, общему совершенствованию целостного архитектурно-художественного облика современного села. Именно в усадебной застройке, именно в сельском доме усадебного типа могут быть полноценно реализованы позитивные принципы, методы и приемы функциональной, пространственной и архитектурно-художественной организации традиционного сельского жилища, во всей полноте учтены народные архитектурные традиции.

 

Основная цель настоящего издания — познакомить широкий круг читателей, интересующихся проблемами архитектуры села, как с традиционными принципами создания сельского дома, выработанными на протяжении столетий в русском народном зодчестве, так и с наиболее актуальными задачами организации современного усадебного жилища, показать, что же из народного опыта можно использовать в сегодняшней практике жилищного строительства на селе. При этом основное внимание уделено формированию специфического архитектурно-художественного облика сельского жилого дома в неразрывном единстве с окружающей природой. В книге рассказано о различных типах русского народного жилища и объективных закономерностях формирования архитектурно-художественной структуры традиционного сельского жилого дома, освещены особенности восприятия человеком архитектурных форм и фрагментов декоративного убранства, раскрыто функциональное, конструктивное и эстетическое значение отдельных элементов и деталей крестьянского дома. Без знания этих важных вопросов, без пристального и глубокого знакомства с народным зодчеством, с исторически сложившимися принципами и приемами организации сельской жилой среды трудно понять, что и как надо строить сегодня в деревне, каким должен быть облик современного усадебного дома, генетически связанного с традиционным крестьянским жилищем и унаследовавшего от него множество характерных черт и особенностей.

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение  3

 

ГЛАВА 1

РУССКОЕ НАРОДНОЕ ЖИЛИЩЕ 7

1. Организация комплекса жилых и хозяйственных построек  7

2. Архитектурно-художественный облик жилого дома  28

3. Декоративные элементы и детали 52

 

ГЛАВА 2

СЕЛЬСКИЙ ДОМ СЕГОДНЯ 76

1. Становление жилищного строительства на селе 76

2. Принципы организации сельского усадебного жилища 94

3. Основные типы сельских усадебных домов 107

 

ГЛАВА 3

ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 166

1. Особенности сельского жилища 166

2. Самодеятельное жилищное строительство на селе 172

3. Народный опыт и проблемы формирования сельского дома  181

 

Список литературы 204

 

 

Примеры страниц

 

 

 

 

 

 

Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу [email protected]

 

 

Библиотека портала Tehne.com работает при поддержке АО «Прикампромпроект».

АО «Прикампромпроект» выполняет комплекс проектных услуг — от обоснования инвестиций и инженерных изысканий до разработки проектно-сметной документации объектов гражданского и промышленного назначения.

 

Кубические дома — Архитектурные стили — Дизайн и архитектура растут здесь

Кубические дома – необычный жилой комплекс, возведенный архитектором-новатором Питом Бломом в Роттердаме (Нидерланды). Каждый из домов представляет собой куб, развернутый под углом в 45 градусов – таким образом, что наверх направлена вершина трехгранной пирамиды. Сегодня кубические дома Пита Блома являются одной из достопримечательностей Роттердама. Сюда приезжают туристы, об этом архитектурном памятнике 20 века спорят дизайнеры и архитекторы.

Истрия создания кубических домов довольно проста: в 1980-е годы строительство муниципального жилья стало главным приоритетом для мэрии Роттердама. Питу Блому было предложено перестроить один из исторических районов города, в котором были распложены ветхие общественные здания, и заменить их на современный жилой комплекс. Поскольку Пит Блом к тому времени был известен как сторонник прогрессивного и инновационного развития архитектуры, то на него возлагались определенные надежды, связанные с изменением облика города. К тому времени Европа уже устала от утилитарной типовой архитектуры, которая в послевоенные годы была наиболее распространенной. Городской совет Роттердама посчитал, что новый многоквартирный дом должен быть максимально оригинальным – и Пит Блом воплотил эту идею в жизнь.

Что же хотел сказать своим необычным творением создатель кубических домов?

Блом утверждал, что в них не стоит видеть странный архитектурный эксперимент. Он считал, что каждый дом символизирует дерево, все вместе они образуют лес. Обитаемое пространство в виде куба соотносится с кроной дерева – здесь расположены жилые комнаты. А первый этаж представляет собой некий ствол – по замыслу Пита Блома, это место для общественного пространства – магазинов, кафе, офисов, детских садов и школ. Эта концепция была вдохновлена работами Ле Корбюзье.

Жилой комплекс, разработанный Бломом, занимает целый квартал. В идеале архитектор хотел построить город в городе – самодостаточное отдельное пространство, в котором будут располагаться свои офисы, школы, магазины, парикмахерские, детские площадки и др. Но в итоге дома органично вписались в городской ландшафт, стали его неотъемлемой частью. При этом кубические дома до сих пор сморятся, как некое инородное вкрапление — геометрический лес, вырастающий посреди Роттердама: 38 домов-деревьев. Кроме жилых кубов в архитектурном комплексе есть также два более крупных «суперкуба». В южном «суперкубе» изначально была расположена школа архитектуры, а северный был предназначен для коммерческих площадей.

Конструкция каждого жилого куба достаточно сложная. Куб, повернутый ребром, стоит на бетонном основании – мощном бетонном шестиугольном постаменте, в котором, как правило, находятся административные помещения. Здесь также расположен вход и лестничная клетка.

Типовой кубический дом имеет общую площадь 106 квадратных метров и подразделяется на три уровня. Первый этаж служит жилым помещением, с кухней, туалетом и достаточно просторной гостиной. Второй этаж содержит две спальни и ванную комнату. Самый верхний этаж представляет собой небольшое пространство в виде треугольной пирамиды, он часто используется в качестве дополнительной спальни, детской или маленькой гостиной. Здесь иногда разбивают небольшой сад или устраивают комнату для творчества и отдыха. Окна, расположенные в скошенных стенах, очень большие: они делают пространство светлым и воздушным. Действительно, при строительстве кубов использовалось большое количество стеклопакетов. При возведении этого жилого квартала в первую очередь применялись безопасные и экологически чистые материалы.

Не только каждый куб в отдельности, но и жилой комплекс в целом поражает своей геометрией. Все дома соединяются друг с другом, чтобы составить единую композицию, и с высоты видно, что 38 кубов Пита Блома выстраиваются в невозможный треугольник – не существующую в реальности фигуру, созданную художником Оскаром Реутерсвардом, творцом мира геометрических иллюзий. Интересно также, что дома, воспринимаемые всеми как кубы, на самом деле имеют форму параллелепипеда – именно эта фигура может обеспечить конструкции хорошую устойчивость.

Есть у кубических домов и несколько ощутимых недостатков: дело в том, что стены наклонены по отношению к полу под углом в 54,7 градусов. Это делает непригодным около четверти жилого пространства: к покатым стенам нельзя поставить мебель. В итоге и шкафы, и диваны, и кровати приходится делать на заказ, чтобы оригинальная мебель неправильной формы могла вписаться в необычное пространство кубического дома. Кроме того, уборка таких домов занимает гораздо больше времени и усилий, поскольку достать до множества уголков с учетом наклона стен далеко не так-то просто.

«Архитектура – это больше, чем создание места для жизни, – утверждал архитектор кубических домов Пит Блом. – Речь идет о влиянии на общество в целом». Блом стремился уйти от холодного и схематичного послевоенного модернизма, заменив типовые строения более теплой, человечной архитектурой. Сохранившиеся рисунки и чертежи Блома свидетельствуют о том, что его целью было примирить архитектуру с элементами современной культуры вокруг нас. Для Нидерландов Блом – истинно народный архитектор, потому что большинство его поклонников – простые жители Роттердама, владельцы квартир в домах, спроектированных им.

Строительство кубических домов в Роттердаме было завершено в 1984 году. В 1998 году дома пережили капитальный ремонт. Ремонт включил замену черепицы на новую цинковую крышу, кроме того, были преобразованы «суперкубы»: школа архитектуры стала молодежным общежитием на 46 комнат, а коммерческие площади второго «суперкуба» были отданы под социальное жилье. Один жилой куб был перестроен под музей – это было ответом на растущее любопытство туристов: теперь посетители могут побывать внутри уникального пространства необычного жилого дома. В музее под названием Show Cube собрана вся информация о кубических домах Роттердама: фотографии, видео, чертежи, история строительства и данные об инженерных решениях, применявшихся во время проектирования.

Дома архитекторов: 10 зданий, построенных для себя :: Дизайн :: РБК Недвижимость

Найти общий язык с заказчиком — одна из наиболее трудных задач для архитектора. И все же есть проверенный способ реализовать свои самые нестандартные идеи. Нужно построить собственный дом. Рассказываем, что создают архитекторы для себя и своей семьи

Фото: saunders. no

Когда известный архитектор выступает в роли исполнителя и заказчика одновременно, рождаются удивительные здания, в которых воплощены самые смелые и креативные идеи мастера. Например, именно так появился российский цилиндр с окнами-сотами, американский особняк без стен, британская полуподземная вилла и шотландский таунхаус-трансформер. Собственный дом — это настоящее поле для творчества. Ведь именно здесь талантливые мастера могут делать все, что посчитают нужным. Вот десять самых интересных зданий, которые архитекторы построили для себя.

Дом-мастерская Мельникова, Россия

Фото: Konstantin Kokoshkin/Global Look Press

Дом-мастерская одного из самых известных архитекторов советского авангарда расположен в Кривоарбатском переулке в Москве. Это трехэтажная постройка из двух «‎врезанных» друг в друга вертикальных цилиндров. На крыше одного из них оборудована небольшая терраса, где родные архитектора любили пить чай и загорать. По легенде форму здания придумал не Константин Мельников, а его маленькая дочь. Архитектор попросил девочку нарисовать дом ее мечты, а в 1929 году воплотил рисунок в реальность. При строительстве особняка он использовал самые простые и дешевые материалы — доски и кирпич. Стены мастерской Мельникова напоминают пчелиные соты. Этот эффект создается за счет многочисленных шестигранных просветов, пронизывающих фасад. Кстати, внутри здания нет несущих столбов — дом держится благодаря особой кладке.

Cаbanon Ле Корбюзье, Франция

Фото: twitter. com

«Кабанон» не дом в привычном понимании. Это 15-метровая хижина из дерева и фанеры, построенная на Лазурном Берегу Франции. Сам Ле Корбюзье предпочитал называть ее «замком». Именно здесь гениальный новатор вместе с женой Ивонной проводил последние годы своей жизни. В незамысловатом жилище все продумано до мелочей — ни один квадратный сантиметр не пропал даром. Высота потолков и размеры комнат были рассчитаны на основе «золотого сечения» и роста среднего человека с поднятой правой рукой. А потому, даже несмотря на скромную площадь, разместилось все необходимое для жизни: рабочее место, зона отдыха, шкафы, сантехника и простая система вентиляции. В кухне Ле Корбюзье не нуждался — он пристроил хижину к кафе своего друга. А один из выходов «Кабанона» вел прямо в обеденный зал.

Casa das Canoas Оскара Нимейера, Бразилия

Фото: thefunambulist. net

Латиноамериканский архитектор Оскар Нимейер — полная противоположность Ле Корбюзье. По его словам, функциональность зданий является важной составляющей, но не главной. Архитектура Нимейера всегда отличалась особой поэтичностью и мягкостью, вот и для своей семьи он построил удивительный изогнутый особняк из зеркального стекла и белоснежного бетона. Дом расположен среди банановых и джекфрутовых деревьев в пригороде Рио-де-Жанейро, рядом с океаном. На создание проекта Нимейера вдохновила богатая природа Бразилии и плавные линии женского тела. Поэтому бетон выглядит таким же пластичным и природным, как глина, а стеклянные стены на первом этаже стирают границы между жилым пространством и окружающей средой. Центр композиции — кусок скалы, органично вписанный в интерьер.

Gehry House Фрэнка Гери, США

Фото: wikimedia. com

Перестроенное до неузнаваемости типовое калифорнийское бунгало в Санта-Монике — предмет неутихающих споров. Кто-то называет эту постройку курятником, а кто-то — шедевром. Чтобы не соседствовать со странным зданием из строительного мусора, волнистого стеклопластика, гофрированной стали и металлических сеток, буржуазные жители близлежащих домов продали свою недвижимость и переехали из зажиточного пригорода в другие районы. А вот эксперты высоко оценили проект Фрэнка Гери. За эту работу канадец получил престижную премию Американского института архитекторов. Сам Гери называет особняк своей «архитектурной лабораторией» и не прекращает его совершенствовать, поскольку потребности семьи меняются. А еще, по словам канадца, незавершенность «всегда более поэтична, чем законченная работа».

Стеклянный дом Филипа Джонсона, США

Фото: wikimedia. com

Филип Джонсон — первый лауреат Притцкеровской премии и пропагандист интернационального стиля. Он также известен как архитектор небоскребов. Но для себя Джонсон построил небольшой одноэтажный дом без внешних стен в пригороде Нью-Канаана. Это простая кубическая конструкция из стекла, в которой воплощены все принципы модернизма. Жилое пространство особняка представляет собой одну большую комнату с минимальным набором мебели, которая зонирована невысокими деревянными модулями. Единственное изолированное место здесь — ванная. По задумке архитектора, окружающий пейзаж должен был стать визуальным продолжением интерьера. Так и получилось. О доме быстро заговорили авторитетные архитектурные журналы, а сам Филип Джонсон всегда любил повторять: «У меня очень дорогие обои».

Cree House Альберта Фрея, США

Фото: dwell. com

Еще один особняк из стекла и стали создал швейцарский архитектор Альберт Фрей. Он не побоялся использовать мало пригодный для строительства участок на склоне в городе Катидрал-Сити, а затем долгие годы экспериментировал с материалами и ландшафтом. Главная задача, которую поставил перед собой архитектор, — вписать будущее жилище в естественную природную среду. Результат получился необычным. Бетонные плиты основания Фрей решил уложить террасами, чтобы повторить очертания почвы. А в интерьер одной из зон включил огромный валун, который усилил связь дома с природой. Со стороны кажется, будто скала разрывает оболочку особняка и вваливается внутрь, отделяя столовую зону от спальни. Кстати, прошлой весной знаменитый особняк Альберта Фрея отреставрировали и выставили на продажу за $2,3 млн.

Hanegi Forest Сигэру Бана, Япония

Фото: tokyo. parallellt.se

Hanegi Forest — многоквартирный дом оригинальной цилиндрической формы, построенный по проекту японского архитектора Сигэру Бана. Он расположен в тихом лесистом районе Токио. Чтобы сохранить все деревья, которые уже росли на этом участке, Бан заложил в конструкцию здания специальные дыры-эллипсы. Благодаря им во многих местах Hanegi Forest деревья растут прямо через пол и потолок, а все квартиры наполнены естественным светом. Треугольная сетка колонн обеспечила зданию необходимую жесткость и устойчивость. Когда объект был готов, архитектор купил одну из квартир для себя. Его жилье минималистично и больше похоже на келью буддистского монаха. Для жизни Бану хватает круглого стола на бумажных трубках, стула дизайна Terragni, кожаного дивана и статуэтки — копии «кикладских идолов».

Villa S Тодда Сондерса, Норвегия

Фото: saunders. no

Для своей семьи норвежский архитектор Тодд Сондерс создал роскошную резиденцию площадью 350 кв. м в зеленом пригороде Бергена. Здесь все построено на противопоставлении и подчинено функциональности. Темные фасады контрастируют со светлыми интерьерами и элементами из стекла, а ретроаксессуары и старинная мебель сосуществуют с ультрасовременными отделочными материалами и энергоэффективными системами освещения. Отдельный интерес вызывает конструкция здания. Это простая композиция, состоящая из одного вертикального и двух горизонтальных объемов. Тодд Сондерс обычно сравнивает ее с «тремя палками, сложенными друг на друга». По его словам, дом получился крепким, но изящным. А главное — он воплотил мечты архитектора об уютной и размеренной жизни за пределами мегаполиса.

Covert House Деборы Сонт и Дэвида Хиллса, Великобритания

Фото: dsdha. co.uk

Этот частный коттедж в прямом смысле слова скрыт от человеческих глаз. Он находится в историческом районе Клэпхем на юге Лондона. Согласовать строительство в этой местности трудно, но у архитекторов Деборы Сонт и Дэвида Хиллса получилось. Правда, их ограничили площадью и одним этажом. Находчивые британцы нашли способ решить эту проблему. В 2014 году они создали «Тайный дом» площадью 135 кв. м. Это двухэтажная полуподземная конструкция из двух взаимосвязанных белых кубов. Нижний этаж архитекторы опустили под землю, а верхний отделали зеркальными фасадами, в которых отражается зелень. Таким образом Сонт и Хиллс замаскировали дом, не ограничивая себя в жилплощади. А еще они оснастили его устройством для сбора дождевой воды, системой рекуперации тепла и солнечными батареями.

Murphy House Ричарда Мерфи, Шотландия

Фото: richardmurphyarchitects. com

Британский архитектор и бизнесмен Ричард Мерфи превратил свой таунхаус в Эдинбурге в захватывающий квест — его жилище полно загадок и тайн. Это небольшое энергоэффективное строение с наклонной крышей, которое разделено на девять уровней. Основное достоинство Murphy House — его способность трансформироваться в зависимости от потребностей хозяина. Здесь есть множество секретных кнопок, рычагов, люков и замаскированных окон, которые позволяют изменять пространство помещений и «ловить» солнце в течение всего светового дня. Внешние стены дома тоже можно раздвинуть. Даже ванна в Murphy House замаскирована под лавку с помощью специальной панели. Неудивительно, что Королевский институт британских архитекторов признал этот дом-головоломку лучшей постройкой британцев за 2016 год.

Модульные дома.

Архитектура минимализма.

   Все наши проекты загородных модульных  домов (в том числе мобильных и плавучих) отличаются минимализмом и это не удивительно. Последнее десятилетие все ведущие архитектурные бюро (кто раньше, кто позже) вернулись к этому направлению. Это направление выводит загородные дома на новые позиции конструктивной чистоты и технологичности, использования традиционных и инновационных материалов, современных конструкций и форм. Эти формы вне времени. Потому что геометрия больше, чем мода, она универсальна, вечна и не подвластна течению времени. Сегодня минимализм метит в вечность.

   Как отказ от излишеств и украшательств минимализм вырос из конструктивизма 1920-х годов. Основатель и идеолог минимализма немецкий и американский архитектор МИС ВАН ДЕР РО́Э (Mies van der Rohe) Людвиг (27 марта 1886, Аахен — 17 августа 1969, Чикаго). Именно ему принадлежит фраза, с которой согласятся все архитекторы и дизайнеры, работающие в духе минимализма: «Мало — это уже много!».

   Он был у истоков того, что стало в результате интернациональным стилем — ведь Мис ван дер Роэ искал универсализм, а это довольно ортодоксальная универсальность… Мис ван дер Роэ, любил повторять: «Есть смысл делать то, что может быть использовано всеми» и привнёс в творчество других законы своего собственного, персонального стиля… Сотни архитекторов всего мира числятся его последователями, но он считал это не своей заслугой, а результатом исповедуемого им учения, которое всесильно, потому что верно.

   Мис ван дер Роэ проектировал мебель для преуспевающих — для тех, чьи компании занимали спроектированные им здания. Эти здания вот уже долгие годы служат символом успешного бизнеса, а его изящные стулья, кресла, столы, состоящие почти из ничего, стали знаком респектабельности, преуспевания и особого продвинутого шика. Неискушенный потребитель может спросить: почему загородные дома и мебель без выкрутасов, без блеска и шика так популярны? Вроде все совсем просто? Но это только на первый взгляд просто. Эти предметы изготавливают с помощью высоких технологий и из лучших материалов, как правило в заводских условиях. Естественность присутствует и в цветовой гамме, передавая ощущение природности. То, что мы утрачиваем, со временем приобретает особую ценность. Чем больше мы уничтожаем лес и природу — тем ценнее они для нас становятся. Что касается функциональности – одного из основополагающих принципов современной загородной архитектуры и дизайна – то созданные предметы хороши именно благодаря точному соответствию своей функции и, как говорил создатель первых чикагских небоскребов Генри Салливен: «Формы следуют за функцией».

   Минимализм, конструктивизм, пуризм, хайтек, функционализм — модернистские направления-близнецы. Еще в первой половине ХХ столетия архитекторы попытались сделать куб самодостаточным. Именно в это время зародилась идеология пуризма. Пуризм (в переводе с французского означает стремление к совершенству) — стилевое течение, выступающее за чистоту и простоту форм, — минималистичен и функционален, хайтек (high-tech) — по существу является блестяще исполненной формой минималистски строгих и функционально целесообразных вещей, а минимализм — идейная формула чистоты, совершенства и комфорта модернистского интерьера.
Лаконичный – не значит простой. Каждый проект в модернизме – это новые эксперименты.

Галерея современных европейских загородных домов из панелей CLT
Галерея современных интерьеров и фасадов домов из фанеры

Архитектура Сочи: Первые дома и дачи


Наталья Захарова — архитектор, создатель и главный редактор сайта «Архитектура Сочи». Её книга «Первые дома и дачи: путеводитель в архитектуру Сочи» охватывает конец XIX— начало XX века и описывает не только истории строительства отдельных сочинских дач, но и дальнейшую судьбу, а также их сегодняшнее состояние. SCAPP публикует эпизоды о пяти зданиях, которые вы наверняка видели в центре города.

Дача Зиновьевой
  • Виноградная, 22

В конце XIX века статский советник, заместитель министра внутренних дел России Степан Степанович Зиновьев приобрёл на вершине горы Виноградная участок для своей жены. Все дела на стройке вела Мария Николаевна Зиновьева. Одновременно с этим она активно занималась благотворительностью, помогая учителям и врачам посада. Известно, что она обращалась к императору Николаю II с ходатайством о помощи Сочи в устройстве и содержании больницы. Супруги являлись действительными членами Общества изучения Черноморского побережья.

Здание дачи было построено на участке площадью 154 десятины в романтическом стиле — одном из направлений эклектики. Вокруг него был разбит парк в 4 га с редкими экзотическими растениями — неизбежная принадлежность дачного строительства конца XIX — начала ХХ века. Задача архитектора осложнялась чрезвычайно неудобной конфигурацией участка, расположенного на склоне, но это не помешало ему создать убедительный образ дачной усадьбы. К сожалению, пока не известно, кто является автором проекта дачи. Вполне возможно, что проект был привезён из столицы. Строгая, лаконичная архитектура дачи Зиновьевой была новинкой для Сочи. Почти лишённое декора здание в то время стало архитектурной доминантой в этой части города.

После революции 1917 года в здании какое-то время располагался пансионат №3 — «Зиновьевка», а затем — жилой дом. В настоящее время здесь живут 10 семей. Расположенное в окружении новых высотных зданий, оно и сейчас обращает на себя внимание, хоть главный фасад и обезображен нелепой пристройкой на некогда открытом балконе. Здание дачи Зиновьевой взято под охрану государства как памятник архитектуры регионального значения. В 2008 году в доме произошёл пожар, после которого и без того непростые условия жизни (в доме никогда не было ни канализации, ни горячей воды, ни газа, ни отопления) стали ещё тяжелее. В том же году здание было признано аварийным.

Одно время по этому адресу был зарегистрирован инвестиционный контракт. Инвестор планировал расселение и строительство многоквартирного дома. Но в 2008 году, успев расселить несколько семей, фирма прекратила свою деятельность. Так финансовый кризис спас исторический памятник от полного уничтожения. Перед Олимпиадой в планах городских властей была реконструкция здания с последующим размещением в нём исторической экспозиции, но сегодня об этом уже никто не вспоминает.

Дом Долинского

Имя Леонида Федосеевича Долинского, потомка старинного дворянского рода, неразрывно связано с памятником «Якорь и пушка», установленным им вместе с зятем Д. В. Аристовым на собственные средства в 1913 году возле библиотеки им. А. С. Пушкина. Леонид Федосеевич родился в 1850 году в Херсонской губернии Елисаветинского уезда. Некоторые источники возводят его в чин то адмирала, то полковника. Однако местные краеведы считают, что Долинский дослужился до чина ротмистра.

Дом Долинского, хоть и разделённый после национализации на несколько квартир, и сейчас можно найти на улице Войкова, между переулком и улицей, носящими имя Горького. Архитектура здания весьма эклектична, что позволяет предположить, что дом был построен в конце XIX века. Черты южной архитектуры выражены в наличии двух угловых эркеров, а также двух балконов на уличном фасаде и большой открытой террасы в уровне третьего этажа, выходящей во двор дома (сегодня терраса застроена). Несколько лет назад с сочинскими краеведами связались потомки Долинского, которые поделились исторической фотографией дома. К сожалению, сегодня дом Леонида Федосеевича, как и многие другие городские дома этого периода, оброс всевозможными пристройками, которые значительно ухудшили внешний вид. К Олимпийским играм заново был выкрашен лишь главный фасад, выходящий на улицу Войкова.

Дом доктора Гордона

В 1899 году только что учреждённая городская Управа пригласила на штатную должность городского врача медика с высшим образованием — Аркадия Львовича Гордона, недавно окончившего университет в Харькове. Он сделал очень много для борьбы с малярией и раз в два-три года ездил на стажировку за границу. После участия в «Сочинской республике» — вооружённом восстании в декабре 1905 – январе 1906 года — был арестован и снят с должности городского врача. Вернувшись через год из заключения с запретом занимать государственные должности, стал частным практикующим доктором. В 1911 году Аркадий Львович открывает лечебницу, которая была оснащена хорошим хирургическим блоком, рентген-кабинетом (первым в Сочи), химико-бактериологической лабораторией, мини-электростанцией. Лечебница разместилась в здании гостиницы «Петербургская», выкупленном доктором Гордоном и перестроенном по проекту его друга Алексея Яковлевича Буткина.

Позже, прикупив участок земли, выходящий на Приморскую улицу, в 1915–1917 годах, также по проекту архитектора Буткина, был построен жилой дом, в который Гордон переселился со своей семьёй, а освободившиеся помещения были использованы для расширения лечебницы. Новый дом доктора Гордона был оснащён водопроводом, что было в то время немалым достоинством. Вот как описывает конструкцию водопровода его пасынок Кирилл Аркадьевич в своей книге «Старый Сочи конца XIX – начала XX веков»: «На чердаке нашего дома был установлен оцинкованный бак ёмкостью около 1,5 куб. метров. В этот бак вручную, а позже электронасосом, закачивалась привозная колодезная вода, которая из бака поступала во все умывальники и туалеты дома. Унитазы в туалете были как современные — смывными. Таким образом, посетитель не испытывал никаких неудобств из-за отсутствия водопровода и канализации в городе. Израсходованная вода из умывальников поступала в закрытое очистительное сооружение — «жироловку», а из туалетов — в закрытое очистительное сооружение типа «Шамбо» (или «Шомбо»), которые были оборудованы во дворе при доме. Из очистительных сооружений очищенная вода, которая, конечно, ни в коей мере не соответствовала современным санитарным нормам, поступала в ливнёвку. Городские водопровод и канализация в городе появились только при Советской власти, хотя проекты были разработаны ещё до революции. Интересно отметить, что полуторакубовый оцинкованный бак, установленный на чердаке нашего дома, прослужил нам верой и правдой до 90-х годов ХХ века, выручая нас, когда вода отсутствовала в городской сети. С появлением городского водопровода отпала необходимость заполнения бака вручную, а нехитрое автоматическое устройство поддерживало необходимый уровень воды в баке».

В небольшом двухэтажном домике, выполненном в стилистике сочинского модерна, до сих пор живут потомки первого сочинского городского врача Аркадия Львовича Гордона. В 1987 году зданию был присвоен статус памятника архитектуры и градостроительства регионального значения. Здание лечебницы доктора Гордона долгое время было одним из корпусов санатория «Красная Москва», позже переименованного в санатории им. Мориса Тореза. Снесено в 2010 году при расчистке территории под строительство Олимпийского университета.

Дом Солдатёнковой

Наверное, нет в центре Сочи более заметного старого дома. Да и больше всего мифов сложено о нём же. Главный из них — как Шаляпин за одну ночь выиграл его в карты и тут же проиграл. До сих пор очень многие называют этот дом «шаляпинским», хотя знаменитый певец никогда в нём не был и в карты не проигрывал. На самом деле дом на горе Батарейка был построен в 1887 или 1889 году племянником и единственным наследником знаменитого купца Козьмы Терентьевича Солдатёнкова Василием Ивановичем для своей жены Надежды Григорьевны и многочисленного семейства. Поэтому дом такой солидный и объёмный. По некоторым данным, приобретал участок и строил дом сам Козьма Терентьевич, а после его смерти в 1901 году землю и дом унаследовал Василий Иванович. Документов, подтверждающих этот факт, сотрудникам Музея истории города-курорта Сочи выявить пока не удалось, также как и автора проекта. Проведённый ими анализ источников и мемуарной литературы позволяет предположить, что проект мог выполнить петербургский архитектор-строитель Н. А. Антипов.

Как почти все сочинские постройки конца XIX века, фасады дачи Солдатёнковой весьма эклектичны. Дом создаёт впечатление достатка даже несмотря на отсутствие декора. Это достигается благодаря грамотно найденным пропорциям. Известно, что в доме был каминный зал с высоким потолком (до 5 м), облицованным древесиной ценных пород. Крыша дома была покрыта красной французской черепицей завода Романа Буайе.

После национализации в 1920-х годах в доме размещался детский дом №1, с 1927 года здание вновь стало жилым домом, только уже коммунальным. В 1970-х годах здесь числилось 27 однокомнатных квартир и ещё 10 — двухкомнатных. Сегодня в нём проживают около 40 семей, хотя многие, похоже, только прописаны. Это и является главной причиной того, почему дом в таком ужасном состоянии, а его внешний вид значительно изменён многочисленными диссонирующими пристройками и надстройками. Несколько раз находились люди, заинтересованные в сохранении и реставрации этого дома, но все их желания разбивались, как только выяснялось, сколько нужно купить квартир, чтобы расселить этот дом.

Несколько слов нужно сказать и о самой горе Батарейка. Это самая высокая точка исторического центра Сочи, которую использовали убыхи для обстрела укрепления Навагинского. Чтобы ликвидировать эту постоянную угрозу, в 1841 году на горе был построен блокгауз с небольшим гарнизоном, который соединялся с крепостью подземным ходом. Упоминание о подземном ходе есть в путеводителе С. Дороватовского: «В прежнее время из города на Батарейку был устроен ход. Теперь он забыт, хотя иногда служит большим соблазном для гимназистов проникнуть в него и исследовать этот таинственный путь». После основания здесь русского гражданского поселения на горе размещались казармы и артиллерийская батарея. И в годы Великой Отечественной войны на крыше дома Солдатёнковой был надстроен наблюдательный пункт ПВО для охраны города. Столь частое использование горы под размещение артиллерийских орудий и послужило поводом назвать её Батарейка.

Дача Удельного ведомства
  • Театральная, 6

Здание, построенное в 1884 году на тогдашней окраине посада Сочи, улице Пограничной (теперь Театральная), ныне официально признано памятником архитектуры регионального значения. Как именно выглядел дом изначально, можно увидеть на старинной открытке. Построил дом из кирпича в «русском» стиле, отражавшем черты теремного зодчества, Григорий Успенскиий, управляющий царским имением в Дагомысе. В имении выращивались и производились продукты сельского хозяйства, которые реализовывались в магазине, расположенном на первом этаже этого здания, а в полуподвале имелся погребок, торговавший винами крымских удельных имений. На втором этаже дома размещалась семья Григория Фёдоровича, когда приезжала в Сочи.

После революции здание было национализировано и сегодня является многоквартирным жилы домом, который никогда капитально не ремонтировался, но постоянно обрастал всевозможными пристройками. Одной из первых была изменена деревянная терраса дома. Поскольку сегодня дом находится в самом центре Сочи, который вошёл в зону гостеприимства, к Олимпийским играм было произведено обновление фасадов, но проблема расселения так и не решена. И вряд ли что-то изменится в ближайшее время.

Французская архитектура — виды домов во Франции, особенности

Фрацузская архитектура разнообразна и прекрасна, как и сама страна. В зависимости от региона и климата меняется и облик традиционных зданий. В горах популярны широкие деревянные шале, на севере Франции очаровывают взор пряничные фахверковые домики, на юге встречаются характерные фермерские дома — mas. Менялись времена, менялись моды, менялся облик французской архитектуры. Романский стиль (лучшие памятники —  вдоль паломнического маршрута в Сантьяго де Компостела), готика, которая родилась в регионе Иль-де-Франс с усилением королевства Франция, потом эпоха Ренессанса, когда были построены многие знаменитые замки, как, например, известные замки долины Луары. Каждый стиль по-своему интересен и приковывает взор.


 

Типы домов во Франции:

Во Франции можно встретить характерные для соответствующего региона здания:

 

Шале

У многих традиционная французская архитектура ассоциируется именно с этим типом домиков. Шале — традиционные домики в горах, популярны во Французских альпах (знаменитые горнолыжные курорты, типа Шамони-Монблан), в Юрских горах (регион Франш-Конте) и Вогезах (Эльзас). Широкая крыша делается из камня или черепицы, со специальными торчащими деталями, которые не дают снегу съезжать с крыши. В результате образуется толстая шапка из снега, которая позволяет лучше удерживать тепло в доме на протяжении зимы.

Шале стали квинтэссенцией уюта и тепла в горах, такое сочетание роскоши (попробуй, позволь себе недельку на горнолыжном курорте, типа Шамони!) и деревенского образа жизни (простые грубо обработанные деревянные элементы на мебели и декоре, шкурки, изображения оленей, шерстяные пледы…) 

Традиционное шале во Французских Альпах:


 

Фахверковые дома (

Maison à colombages)

Французская архитектура просто немыслима без этих характерных домиков, которые придают особый сказочный вид многим городам. Фахверковые домики можно увидеть во многих регионах Франции: в Нормандии, Эльзасе, Шампани, Пикардии, в стране Басков. Дом строится на каркасе из деревянных балок, пространство между которыми заполяется смесью из глины с сеном, камнями или, иногда, кирпичом. В результате домик приобретает характерный вид, причем балки играют и декоративную роль.

В зависимости от региона может меняться расположение балок: в Эльзасе более широкие, в Шампани и Нормандии — балки больше вытянуты по вертикали.

Фахверковые домики в Труа:

В некоторых случаях декорировали и сами балки: в Эльзасе в самых красивых деревнях можно увидеть угловые балки домов и эркеров, на которых вырезаны фигурки людей. Верхние этажи часто делали выступающими над нижними, что защищало первый этаж от дождя. По этой же причине, в некоторых случаях первый этаж строился из камня, а верхние этажи — из фахверка. Это позволяло сэкономить на строительстве, так как целиком каменный дом могли позволить себе лишь немногие.

Фахверковые дома в Кольмаре, Эльзас:


 

Chaumière

Chaumière — коттедж с соломенной крышей — это традиционный сельский дом из Северной и Западной Европы, получивший свое название от — chaume — соломенной крыши (пшеничная или ржаная солома, стебли тростника). Во Франции такие дома встречаются на северо-западе страны, в основном в Нормандии и в меньшей степени, в Бретани. Однако есть более южные регионы, где они также присутствует на ограниченном пространстве, например, Камарг, Бриер.

Chaumière обычно называют простой коттедж с соломенной крышей, хотя очень редко встречается и обозначение роскошного дома. Для того, чтобы соломенная крыша была водонепроницаемой, необходим большой уклон. Само здание могло быть построено из камня или фахверка.


 

Высокие дома

Так называемые «Высокие дома» характерны для юго-западной Франции. Как правило из строили с внешней каменной лестницей и портиком повыше. На первом этаже, расположенном на уровне земли, в погребе виноделы могли хранить бочки с вином, или содержать скот. «Высокие дома» в долине Лот часто включали голубятни.


 

Длинные дома

Длинные дома — старейший тип архитектуры во Франции. Они строились из камня, причем жилые помещения и хлев размещались в одном здании, но в разных частях. В приведенной ниже бретонской версии, в жилую часть и в конюшню ведут разные двери.


 

Mas

Термином mas, в принципе, обозначают любую ферму в Провансе.  В Камарге и Крау это, как правило, усадьба для крупного овцеводства, построенная в «агломерированном» стиле: хозяйственные постройки, хотя и связаны друг с другом, имеют разную высоту. Часто в их число входит голубятня.

Путешествуя по Провансу легко встретить такие фермы, особенно в маленьких старых городках и возле них. Это обычно пастельного цвета здание, чаще кремово-желтого цвета, с голубыми или лавандовыми ставенками, расположенное посреди обширного участка земли.


 

Hôtel particulier

Городская французская архитектура представлена в том числе Hôtel particulier, которые можно встретить практически во всех крупных городах страны. 

Hôtel particulier — особняк — это тип французского жилья, состоящий из роскошного дома, построенного в городе, предназначенного для проживания только одной семьи (и обслуживающего ее персонала). В то время как обычный особняк (maison) строился как часть ряда, деля стены с домами по обе стороны и выходя прямо на улицу, hôtel particulier часто был отдельно стоящим и к 18 веку всегда располагался entre Cour et jardin — между двором и садом за ним. В этом смысле он был богаче и более обособлен от других домов и самой улицы пышными воротами с внутренним двориком. За двориком располагался сам особняк, а за ним, с задней стороны, находился частный сад, закрытый от посторонних глаз. Хотя такая конфигурация является определяющей, но часто встречаются и исключения, когда название hôtel particulier закрепилось исторически.

Hôtel de Vogüé, Дижон

Немного истории…

Дословный перевод «hôtel particulier» : particulier — частный, и hôtel в первоначальном значении, «дом, вмещающий хозяина (hôte) и гостей (hôtes)»; значение же «гостиница» у слова hôtel появилось позже). Владение частным особняком — очевидный признак богатства семьи, поскольку для его строительства требуются большие средства (покупка большой земли в городской или полугородской зоне, услуги архитектора, покупка строительных материалов, ценные постройки, такие как каменный камень), только для его обслуживания и оплаты персонала, который там работает (прислуги, горничные, повара и т. д.).

Со времен правления Людовика XIV некоторые владельцы еще больше повышали свой престиж: не соблюдая правила выравнивания фасадов, они решали изгибать свою ограждающую стену в полуэллиптическом плане на уровне крыльца. Этот архитектурный элемент портала, расположенный в стороне от улицы, обрамленный двумя полукруглыми стенами, является приглашением для входа, а когда улица слишком узка для маневрирования карет, способом ее расширения для облегчения поворота транспортных средств.

Прообразом таких особняков послужил hôtel Jacques-Cœur (1443) в Бурже: его владелец, Жак Кер, богатый торговец из Берруйе, много путешествовал, в частности, в Италии в эпоху Возрождения. Он привез из своих путешествий ряд архитектурных новшеств, которые он реализовал в своем особняке. Великий период строительства особняков, в основном в Париже, начался в середине семнадцатого века. В этот период половина зданий в Париже принадлежала офицерам или финансистам. Ближе к окраине, где земля была дешевле, особняки строились с садом, а в центре здания были меньше и могло обходиться уже без сада.


 

Полезные ссылки:

 

 

Здесь будет город-сад Какой становится архитектура новых домов эконом- и комфорт-класса: Город: Среда обитания: Lenta.ru

В последние годы люди все большее внимание начинают уделять внешнему виду жилых комплексов — цена, учитывая растущую конкуренцию, давно не является единственным критерием при выборе дома. Конечно, самыми необычными концепциями отличаются проекты бизнес- и премиального уровня. Мы попытались выяснить, есть ли место «высокой архитектуре» в бюджетном сегменте.

Вообще говоря, классические «типовушки» из «Иронии судьбы» в Москве уже давно не строят. А с 2014 года действует правительственная программа «Город, удобный для жизни». Согласно ее принципам, ни один жилой дом не может быть точной копией уже существующего — перед началом строительства любой проект утверждают в Москомархитектуре, где его проверяют на уникальность: своего рода архитектурный «антиплагиат».

Одно из главных правил новой московской архитектуры — сомасштабность человеку. Считается, что громадные здания «подавляют» людей, так что курс взят на функциональность строений и их гармоничное соседство с природой: в приоритете малоэтажное жилье (не более 14 этажей) и квартальная застройка вместо микрорайонной. Камерные дворовые пространства позволяют человеку адаптироваться к стрессу от столкновения с городом после выхода из дома и перед тем, как его «поглотит» среда мегаполиса. Такая застройка призвана вернуть подход к организации дворового пространства, скорее характерный для старой Москвы, когда каждый точно знал, чем его двор отличается от всех остальных.

ЖК «LIFE-Митинская»

Разумеется, подход обязывает к индивидуальности: согласно действующей программе модернизации панельного домостроения, новые серии становятся более приспособленными для создания уникальных, креативных фасадов, говорит Анна Меркулова, генеральный директор ГК «Моспроект-3».

Внимание к оригинальности проектов обостряет и увеличивающаяся конкуренция. При прочих равных, покупатели все-таки отдают предпочтение домам с самой оригинальной внешностью. «Жилой комплекс с интересной архитектурной концепцией привлекает гораздо большее внимание — это факт. Даже на сайте такие проекты набирают наибольшее количество просмотров: встречают «по одежке»», — поясняет директор департамента развития Glorax Development Александр Моторин.

Из тех же соображений тщательно продумывается не только внешний облик зданий, но и остальные составляющие современных жилых комплексов — инфраструктура, планировки, красота и функциональность общественных пространств, парковки, продумываются качественные ландшафтные решения и прочее.

Особенно поощряются сейчас функциональные современные стили, что кардинально отличается от правительственного курса прошлых лет — «лужковская» архитектура тяготела к эклектике, вычурности, элементам необарокко. Переход к новым реалиям происходит непросто — и сейчас у многих застройщиков сохраняется старое мировоззрение, отмечает Анна Меркулова. Впрочем, минимализм и отказ от архитектурных излишеств весьма выгоден — за счет этого можно уменьшить себестоимость проектов.

ЖК «Эталон-Сити»

Естественно, архитектурная концепция должна оптимально вписываться в окружающую застройку. Сейчас, по словам Елены Мамаевой, директора департамента продаж городской недвижимости компании Blackwood, стало модно «приспосабливать» жилые комплексы под расположенные рядом знаковые объекты. Например, МФК «ВТБ Арена парк», относящийся к комплексной реконструкции центрального стадиона «Динамо», соответствует спортивной тематике. А образ ЖК Turandot Residences, примыкающего к зданию театра Вахтангова, раскрывает театральную тему.

Также среди тенденций сегодняшнего дня Владислав Луцков, заместитель генерального директора Est-a-Tet, отмечает внедрение новых подходов к формированию квартирографии. Девелоперы уменьшают площади квартир, урезая «лишние» квадратные метры для снижения конечной стоимости. Чтобы квартиры оставались функциональными, проектировщики схематично расставляют мебель в предполагаемом помещении. Правда, не стоит забывать о небольшой хитрости: часто на картинках, иллюстрирующих возможности будущих планировок предметы мебели. .. немного скорректированы в размере. То есть, допустим, реальная кровать не сможет разместиться на том же участке реальной квартиры, что и на плане — или упрется в стену, закрывая проход.

Метраж сокращается и в более дорогих сегментах. Но в них остаются возможности для «маневров» — например, по словам Стива Брауна, директора архитектурного проектирования Aukett Swanke, в «Резиденции МОНЭ» расположенные по соседству апартаменты можно легко объединить.

С 2016 года официально запрещено строительство домов старого образца — в ход пойдут модернизированные серии. Девелоперы будут вынуждены создавать индивидуальные проекты, и со временем, конечно, жилье будет становиться все более оригинальным и интересным.

Но возникает вопрос, не станет ли вместе со всем этим еще выше стоимость квартир? Архитекторы и проектировщики в один голос утверждают: «Нет». В среднем, по словам руководителя архитектурной мастерской «Мезонпроект» Ильи Машкова, все проектные работы составляют около три процентов от стоимости квартиры. Кроме того, качественный проект может даже снизить итоговую стоимость. «Одна из задач архитектора заключается в том, чтобы создать уникальный образ при разумном расходовании средств», — поясняет Павел Хегай, архитектор, партнер IND Architects.

Неудивительно, что самым интересным внешним обликом обладают премиальные ЖК — использование дорогих материалов дает больше возможностей для экспериментов, бюджет позволяет архитекторам воплощать в жизнь свои капризы.

Но довольно просто сделать уникальным и классы эконом- и комфорт-, даже если дома возводят из типовых панелей. А их, как правило, именно так и строят — монолитная технология дороже. Добиться разнообразия можно, расширив ассортимент панелей. Например, в Финляндии около 70 процентов домов — панельные, и все — разные. В отсутствие такого количества типовых вариантов, как на Западе, сегодня в России индивидуальными проекты делают за счет «игры» с размерами и формой окон, переменной этажности (так получается необычный силуэт зданий), формирования дворовой среды и оригинальной колористики фасадов.

ЖК «Андерсен»

Причем создание разноцветных фасадов, по мнению Евгении Акимовой, генерального директора IKON Development, — это самый простой способ. На рынке уже представлено несколько подобных проектов. Например, «Жилой комплекс на Дмитровском шоссе», проектированием и управлением строительства которого занимается «Моспроект-3». Каждый корпус в этом ЖК имеет собственное «лицо» — дизайн фасадов с богатой колористикой был разработан совместно с итальянской студией Losa Ghini Associati.

Придать индивидуальность за счет необычных цветовых решений удалось ЖК «Новые Ватутинки», «Новый Зеленоград» и «Ривер Парк». Причем в создании «Ривер Парка» принимал участие Иван Лубенников, известный отечественный художник-монументалист, член Российской академии художеств. А «Новый Зеленоград» проектировало архитектурное бюро «SPEECH Чобан&Кузнецов».

А вот проектов, в которых реализуется принцип квартальной застройки, пока меньше, говорит Владимир Яхонтов, управляющий партнер «МИЭЛЬ-Загородная недвижимость». Один из них — малоэтажный ЖК «Андерсен» на Калужском шоссе, в 11 км от МКАД. Правда, по мнению основателя архитектурной мастерской Сергея Эстрина, индивидуальность такого бюджетного жилья можно ставить под немалое сомнение. «Создание замкнутых дворов, при всем разнообразии цветовых решений фасадов домов кажется мне однобоким», — говорит эксперт.

Проекты комфорт-класса могут отличаться большим разнообразием. Согласно данным Евгения Клеца, руководителя отдела продаж «Вектор Инвестментс», практически все проекты комфорт-класса, вышедшие на рынок за последние пять лет, отличаются оригинальной архитектурой.

ЖК «Ривер Парк»

Среди интересных демократичных проектов директор департамента развития Glorax Development Александр Моторин отмечает ЖК Flight City и Sky City, проектированием которых занималось мастерская архитектора Рикардо Бофиль (RBTA), ЖК «Эталон-Сити», созданный при участии архитектора Сергея Чобана (бюро Speech Чобан & Кузнецов), ЖК ART, в разработке концепции которого принимало участие архитектурное бюро Бенини совместно с авангардистом Арлати, ЖК «Испанские кварталы А101», спланированный испанскими архитекторами, ЖК «LIFE-Митинская» и «LIFE-Волжская», спроектированные архитектурной мастерской «Сергей Киселев и партнеры». В квартале «LIFE-Ботанический сад» концепция и мастер-план комплекса были разработаны японским бюро Nikken Sekkei, имеющим 150-летнюю историю.

Материалы по теме

16:17 — 28 октября 2015

15:50 — 26 октября 2015

16:48 — 22 октября 2015

Более внимательными становятся девелоперы и к таким деталям, как входные зоны, рассказывает коммерческий директор ФСК Лидер Григорий Алтухов: если несколько лет назад даже в бизнес-классе встречалась отделка входных зон на уровне нынешнего комфорт- или даже эконом-класса, то сейчас, напротив, уровень отделки бизнес-класса «шагнул» в сегмент комфорт. «Такую «миграцию» опций бизнес-класса в комфорт можно уже назвать заметной тенденцией, — говорит эксперт. — Мы даже провели исследование, анализирующее основные факторы, позволяющие отнести проект к бизнес-классу, и обнаружили 16 из 21 таких факторов в своих проектах комфорт-класса. В частности, это как раз дизайнерские входные группы в UP-кварталах «Новое Тушино» и «Сколковский»».

В будущем, вероятно, все перечисленные тенденции будут только развиваться: по сути, увеличение разнообразия архитектуры демократичных ЖК закреплено на законодательном уровне. И мало того, двигаться в том же направлении предписывает рынок.

Так что даже в отсутствие новых типов панелей девелоперам придется придумывать новые рабочие решения для уменьшения стоимости строительства при создании уникальных с архитектурной точки зрения проектов.

Сообщение о вспышке: архитектура дома престарелых и частота атак гриппа A

Задача: Определить факторы, которые могут объяснить значительно более низкий уровень заболеваемости в недавно построенном доме престарелых во время эпидемии гриппа типа А.

Параметр: Четырехэтажное учреждение для долгосрочного ухода за ветеранами и их супругами, средняя дневная перепись составляет 690 человек.

Дизайн: Проспективное наблюдение с ретроспективным анализом.

Участники: Жители с симптомами заражения вирусной культурой.

Размеры: Количество респираторных заболеваний и посевов на грипп у согласившихся с симптомами жителей.Характеристики здания.

Полученные результаты: Вспышка гриппа A (h4N2) была подтверждена посевом у 68 жителей дома престарелых. Грипп A был изолирован у 3/184 (2%) жителей здания A, 31/196 (16%) в здании B, 18/194 (9%) в здании C и 16/116 (14%) в здании D. Знаменатели — это среднесуточная перепись во время вспышки. В здании А было значительно меньше подтвержденных культурой случаев, чем в других зданиях (P <.001). Меньшее количество жителей здания A (47% по сравнению с 61% в зданиях B, C и D) были участниками официального исследования гриппа. Восемь из 15 респираторных заболеваний, выявленных во время вспышки, которые не были культивированы, возникли в здании А. Эти факторы не могли объяснить разницу в частоте атак. Здание A имеет уникальную систему вентиляции, больше квадратных футов общественного пространства на жителя и не содержит офисных помещений, которые обслуживают все четыре здания.

Заключение: Наши ретроспективные наблюдения показывают, что архитектурный дизайн может влиять на частоту атак гриппа А в домах престарелых.

Как потомки архитектора вернули к жизни его разрушающийся дом

В СЕРЕДИНЕ 1940-х годов, работая директором общественных работ в Гвадалахаре, Мексика, архитектор Рафаэль Урзуа Ариас наметил первые два дома, которые он когда-либо спроектировал для сноса. чтобы расширить то, что станет одной из главных дорог города. Когда в 1952 году дома были окончательно снесены, коллеги спросили, почему он не выбрал другую улицу, и это решение могло лучше сохранить его наследие.47-летний Урзуа ответил пословицей: «El buen juez por su casa empieza» — «Хороший судья начинает со своего дома».

К этому моменту Урсуа вышел на пенсию и покинул Гвадалахару, чтобы жить в своем родном городе Консепсьон-де-Буэнос-Айрес, тихой деревне в складках Сьерра-дель-Тигре, примерно в 50 милях к югу от города. За предыдущие два десятилетия он широко строил, одним из четырех архитекторов — наряду с Педро Кастельяносом Ламбли, Игнасио Диасом Моралесом и Луисом Барраганом Морфином — приписывают основание архитектурной школы Тапатия, из которой в 1920-х годах возник своеобразный региональный стиль. , поскольку Гвадалахара превратилась в один из крупных городских центров Мексики.Из четырех архитекторов, изменивших форму мегаполиса, влияние Урзуа, пожалуй, наименее очевидно: он построил несколько домов, в основном в стиле регионализма; несколько достойных кварталов городских домов рабочего класса; и за два срока пребывания в правительстве курировал многие важные проекты урбанизации, от общественных парков и ботанических садов до дорог, соединяющих исторический центр с новыми районами.

Но если Урзуа менее известен, чем его сверстники, то это потому, что его величайшие произведения были созданы не в Гвадалахаре, а в его родном городе.С 1948 по 1987 год Урсуа обеспечил канализацию, электричество и асфальтированную дорогу в Консепсьон-де-Буэнос-Айрес. Он отремонтировал дома для соседей, реорганизовал вековое кладбище (село было основано в 1869 году) и переделал затененную кедром площадь. Когда модернизм достиг своего апогея в Мехико и Гвадалахаре в 1960-х годах, он решил вместо этого спроектировать часовни в миссионерском стиле с лепными стенами и остроконечными терракотовыми крышами, их скромные формы были пропорциональны, чтобы гармонировать с окружающими горами.

«Когда я был студентом, было много критики, которую он построил за пределами своего времени», — говорит 45-летний внук Урзуа Агустин Элизальде Урзуа, архитектор и дизайнер продукции из Гвадалахары.Но Урсуа-старший не интересовался тем, что мог диктовать модернизм. Вместо этого, как писал Элизальде в своей монографии о деде 2006 года, его карьера представляла собой «интимный, почти секретный поиск гармонии в окружающих его вещах».

ПРОЕКТ НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ Урсуа больше занимается своим домом площадью 9192 квадратных футов в Консепсьон-де-Буэнос-Айрес. Построенный его бабушкой и дедушкой на рубеже 20-го века, дом имеет глинобитные стены, покрытые известью; терракотовая крыша; затененный подъезд под названием zaguán , который выходит на мощеную улицу; и широкий центральный двор, окруженный гостиной, кабинетом, четырьмя спальнями, столовой и кухней.Превосходный коллекционер, Урзуа заполнил эти комнаты реликвиями исчезающего архитектурного наследия Гвадалахары, в том числе точильными камнями от несуществующих деревенских мельниц, религиозными статуями 17-го века и алтарными рельсами, удаленными из католических церквей города после Второго Ватиканского совета.

После смерти Урзуа в 1991 году его потомки все реже и реже использовали дом, постепенно отдавая целые комнаты в запустение и ветхость. Плесень проела стены; деревянные колонны, которые поддерживали внутренние веранды 11 футов глубиной, начали гнить; Водосточные трубы, которые Урзуа смастерил из консервных банок, заржавели.Во время проливных летних штормов половина здания станет непригодной для проживания. «Когда мы ремонтируем деревенский дом» стал привычным припевом. Затем, в 2016 году, лопнула балка чердака, угрожая всей конструкции. Семья знала, что они не могут больше ждать.

Несмотря на то, что Элизальде по образованию архитектор, у него не было желания руководить проектом самостоятельно. Большую часть своей карьеры он посвятил дизайну интерьеров, дизайну ресторанов в Пуэрто-Валларта и, в последнее время, созданию посуды в сотрудничестве с сельскими мастерами.«Я не строитель», — говорит Элизальде. «И особенно в таком проекте, как этот — дом моих бабушки и дедушки, с множеством эмоций, с большими ожиданиями — это было сложно».

Поэтому он попросил своего друга Франсиско Хавьера Гутьерреса Перегрину, 45-летнего директора COA Arquitectura в Гвадалахаре, возглавить ремонт. Десятью годами ранее Гутьеррес получил степень магистра в области реставрации исторических памятников, но с тех пор большая часть его работ была связана с частными домами. Элизальде наблюдала за развитием практики Гутьерреса на протяжении многих лет — они подружились в 2005 году, работая над книжными проектами для государственного секретаря по культуре, — и ценила его строгость и человечность.«Вы можете видеть, что он заботится о понимании своих клиентов», — говорит Элизальде. «И этот проект был не просто ремонт повреждений. Речь шла о сохранении дома для следующих поколений ».

Элизальде и Гутьерресу потребовался почти год, чтобы задокументировать все керамические изделия, произведения искусства и мебель в доме, начиная с искусно вырезанных неоколониальных столов и стульев художником Леоном Муньисом, большая часть которых была заказана Урзуа после его брака в 1940 году. к Марии дель Росарио Самбрано, к расписанной вручную плитке из соседней деревни Саюла, где такие ремесленные изделия исчезли.Тем временем команда Гутьерреса измерила каждую потолочную балку и мощеную прихожую, оценивая, какие части дома нужно будет перестроить, а какие можно оставить без изменений. «На протяжении всего процесса у нас возникал вопрос:« Что означает оригинальный ? », — говорит Элисальде.

Вместо того, чтобы создавать музей или мемориал работ Урсуа, Гутьеррес описывает этот процесс как «диалог с предсуществованием», оставляя следы времени видимыми везде, где это возможно, но сосредотачиваясь, прежде всего, на создании пригодного для жизни дома.Например, в загуане площадью 118 квадратных футов Гутьеррес практически не вносил никаких изменений, оставив нетронутыми глиняные плитки пола, их изумрудная глазурь стерлась за столетие шагов, разительно контрастируя с электрическими оттенками синего и кораллового, которые использовал Урзуа. красить кессонный потолок шесть десятилетий назад. На кухне площадью 344 квадратных фута Гутьеррес построил индивидуальные шкафы из rosa morada , тропической древесины твердых пород, и установил утилитарные столешницы из кованого черного гранита. В задней части дома, за кухней, он построил гостевую квартиру площадью 700 квадратных футов на месте бывшего помещения для прислуги.Здесь, вместо того чтобы использовать предметы антиквариата из коллекции Урзуа, Гутьеррес и Элизальде сделали ставку на современную мебель таких дизайнерских фирм, как Supermorphe и Alvaluz из Гвадалахары, начав новую эру в толстых кирпичных стенах дома.

В основе дома находится центральный двор площадью 650 квадратных футов, где архитекторы реализовали свою самую амбициозную идею: временно подняв всю 10-футовую крышу веранды, которая окружает внутренний сад, на четыре дюйма, они извлекли четыре 33-футовые перекладины — каждая длиной со взрослую сосну — и восемь деревянных колонн, чтобы воссоздать их с нуля, точно воссоздая вековую структуру здания.Посаженный геликониями, каллами, бегониями и папоротниками в виде птичьих гнезд, сад теперь пышно растет вокруг каменного фонтана, окруженного парой металлических драконов, которых Урзуа спас с мансардной крыши первого универмага Гвадалахары, когда он был снесен в 1950-х годах. .

Каждая из этих деталей, недавно представленная или тщательно сохраненная, несет на себе печать идиосинкразического видения красоты Урзуа: ​​некоторые из них являются декоративными, как украшения в стиле необарокко, добавленные к терракотовым фронтонам, а другие функциональны, как плинтусы с выемками. глубокого бетонного умывальника, изобретательно сконструированного таким образом, чтобы облегчить доступ к смесителям — выбор, который на момент его создания остался незамеченным никем, кроме обслуживающего персонала.

В эстетической вселенной Урзуа не было иерархии между этими элементами дизайна, так же как не было иерархии между периодами времени, между архитектурными стилями, между городом и деревней, выброшенным мусором и потенциальным сокровищем. Работа — от его собственного дома до проектов pro bono, разбросанных по деревне и региону — могла показаться анахронизмом, но она также была ориентирована на будущее в своем умном повторном использовании городского мусора, своей демократической эклектичности, ее приверженности сообществу над личным наследием.Там, где так много модернистской архитектуры было направлено на преобразование общества, Урзуа вместо этого хотел отразить его радостную сложность. Хороший судья, как он однажды сказал, начинает со своего дома. Или, может быть, хороший судья вообще не судит.

Легендарный птичий дом 2021 / Архитектурный конкурс

Введение в конкурс

Организаторы конкурса

Официальные партнеры

Конкурс LEGENDARY BIRD HOME 2021 второй в запланированной серии конкурсов, направленных на повышение осведомленности о глобальном экологическом кризисе.Этот конкурс будет проводиться в сотрудничестве с Birdly — социально ответственным стартапом, целью которого является поддержка экологической активности во всем мире за счет средств, собранных от продажи птичников.

Перед участниками стоит задача представить инновационные и привлекающие внимание проекты легендарного скворечника, который можно построить дома, используя экологически безопасные и легкодоступные материалы и методы строительства.

Каждый проект должен включать детали метода строительства и материалов, которые будут использоваться, чтобы конструкция могла быть построена одним человеком с широко доступными инструментами.Чтобы сделать проект более доступным, рекомендуются простые инструменты, доступные дома, однако можно предложить более сложные методы, такие как использование лазерного резака.



Каждый проект должен будет включать детали метода строительства и материалов, которые будут использоваться, чтобы гарантировать, что конструкция может быть построена одним человеком с широко доступными инструментами

Победившие проекты получат долю призовой фонд, а также освещение в СМИ, и они будут выставлены на производство и продажу на птичьих.org , при этом половина прибыли передается избранным благотворительным организациям.

Загрузите полную информацию о конкурсе для получения дополнительной информации!

Конкурс открыт для всех. Никакой профессиональной квалификации не требуется. Предложения по дизайну могут разрабатываться индивидуально или группами (максимум 4 человека). Переписка с организаторами должна вестись на английском языке ; Вся информация, представленная участниками, должна быть на английском языке .

Новое десятилетие дизайна жилых домов

Иллюстрации: Лорен Нассеф

Хотя кажется безопасным предположить, что конструкция U.В течение ближайшего десятилетия S. homes претерпят довольно значительные изменения, и столь же вероятно, что эти изменения будут определяться фундаментальными экономическими и демографическими изменениями, а не технологическими инновациями в стиле Jetsons-. Старение нашего населения, продолжающееся восстановление после коллапса жилищного строительства в прошлом десятилетии и болезненно медленное восстановление экономики, затрудняющее продвижение молодых домохозяйств на рынке жилья, — все это факторы, которые будут определять будущее дизайна жилья.

Согласно опросу AIA «Тенденции дизайна дома», ведущие специалисты в области жилого архитектурные бюро представили свое видение на следующие 10 лет с точки зрения дома макет; функции, системы и продукты; район и дизайн сообщества; а также кухни и бани. Ключевыми тенденциями, которые они определили, являются растущие популярность универсального дизайна; повышенное внимание к здоровому образу жизни среда; разработка заполнения и ее ориентация на улучшенный дизайн; и растущий популярность кухонь как средоточия хозяйственной деятельности.

Жилищный прогресс и жилищное строительство Бюст

AIA отслеживает тенденции домашнего дизайна с 2005 года по ежеквартальные опросы около 500 архитектурных бюро. С этот первый год был близок к пику последнего жилищного бума, это исследование проследили рынок жилья от одного из самых сильных подъемов до самых крутых жилищный спад со времен Великой депрессии 1930-х годов. В течение этого десятилетия перехода, появилось несколько тем домашнего дизайна.

Растет популярность жизни на открытом воздухе. Образ жизни становятся более неформальными, и дома отражают это. Формальные гостиные и столовые исчезают, их заменяют большие комнаты, притоны и открытые пространства. макеты. С этим движением к неформальности выросла жизнь на открытом воздухе. Первоначально основное внимание уделялось террасам, патио и уличным грилям, но эта тенденция расширилась до уличных кухонь и даже полностью меблированных наружных комнат.

Изменение режима работы способствовало росту домашних офисов. Во время рецессии, Сворачивание компании вынудило многих работать или искать работу вне дома. Кроме того, технологические достижения сделали удаленную работу более доступным вариантом для многих работников. В результате, несмотря на то, что во время жилищного спада дома становились все меньше, домашние офисы становились все популярнее.

жилых объектов интегрированы в многофункциональные объекты. С наступлением спада гибель большой загородной жилой застройки. На их месте жилищная деятельность происходила в небольших проектах, часто связанных с другими коммерческими виды деятельности. Этот подход часто требовал разработки с более высокой плотностью и предусмотрены дополнительные удобства для близлежащих жителей.

Технология была использована в кухнях и ванных комнатах. Великая рецессия совпала с периодом технологических инноваций.Многие потребители дополнили свои традиционный настольный компьютер с ноутбуками, планшетами и смартфонами. Это создало необходимость обеспечить инфраструктуру в домах для поддержки всех этих устройств. Кроме того, растущая обеспокоенность по поводу устойчивости увеличила потребительский спрос. спрос на устройства для экономии энергии и воды, а также новые технологии часто облегчает управление этими системами в домашних условиях.

Силы, формирующие грядущее десятилетие

Хотелось бы надеяться, что экономические циклы будут намного менее суровыми. в ближайшее десятилетие несколько демографических факторов будут определять спрос на жилье в грядущие годы.Первая из них — это общее старение нашего населения и, в частности, движение поколения бэби-бума в их пенсионные годы. Хотя в ближайшие годы рост населения замедлится, доля людей старше 65 лет резко вырастет по сравнению с нынешними цифрами, на них будет приходиться около двух третей чистого прироста населения в ближайшее десятилетие.

Поколение Икс, по определению некоторых экспертов, в настоящее время находится между возраст от 31 до 50 (и от 35 до 50), являются ключевыми демографические для будущего здоровья рынка жилья.Эта группа также была больше всего пострадали от спада жилищного строительства, часто потому, что они только начинали в домовладение, когда рынок рухнул. В то время как национальное домовладение показатель снизился с 69 процентов до менее чем 64 процентов за последнее десятилетие, ставки снизились примерно вдвое быстрее для домохозяйств поколения Xer.

Тем не менее, большая часть беспокойства по поводу будущих условий на рынке жилья ориентирована на поколение миллениалов, самое многочисленное поколение в США. история.Слабая экономика оказала наибольшее влияние на это поколение с точки зрения задержек в формировании независимых семей, вступлении в брак или создании партнерство и рождение детей. Это ограничило потребность в дополнительных домов и перекос спроса на аренду для тех домохозяйств миллениалов, которые был сформирован.

Помимо поколений, общее замедление роста численности населения рост снижает потребность в новых домах. Таким образом, большая доля инвестиции в жилую недвижимость в ближайшие годы будут направлены на улучшение существующих дома, а не строить новые.За последние несколько десятилетий около 60 процентов расходов на жилье было потрачено на строительство новых домов, а не на строительство новых домов. на поддержание и улучшение существующего жилищного фонда. Эта доля меняется, и через десять лет мы увидим, что это соотношение изменится на 60%. расходов на существующий жилищный фонд.

Новые влияния на дизайн дома

Восстанавливающийся рынок жилья в сочетании с меняющейся демографической модели на национальном уровне, в значительной степени будут определять новые тенденции дизайна дома через 2025 г.Некоторые из этих тенденций, выявленные ведущими архитектурными бюро в ходе нашего опроса, уже существуют и будут продолжать развиваться, пока другие все еще находятся в ранние стадии усыновления.

Постоянное расширение универсального дизайна и доступности особенности по всему дому. Универсальный дизайн, серия принципов, побуждающих доступная среда, была четко сформулирована в течение двух десятилетий. Однако мы теперь есть большое поколение семей, которое начинает больше думать серьезно о своих жилищных потребностях на ближайшие годы.В течение следующих 10 лет большинству бэби-бумеров исполнится 65 лет; те домохозяйства, которые остаются активно участвуя в проектах по благоустройству дома, будет все больше думать о как включить функции доступности в проекты, которые они предпринимают.

Повышенное внимание к здоровой домашней среде. Возникающий озабоченность проблемами гигиены окружающей среды все больше внимания уделяется жилые помещения. Недавний национальный опрос потребителей показал, что четверть домовладельцев, по крайней мере, подозревали, что их дом может вызывать проблемы со здоровьем, в то время как еще 20 процентов не были уверены, волноваться по этому поводу или нет.С арендаторы имеют меньше возможностей контролировать свою жилую среду, они выражают еще более высокий уровень беспокойства. Качество воздуха в помещении возглавляет список здоровые домашние проблемы, но качество воды и потенциально вредные материалы или химические вещества в доме также часто упоминаются. Повышение осведомленности потребителей и рост недоверие к правительству и промышленности может подтолкнуть здоровые домашние проблемы к еще больший уровень осведомленности.

Застройка заполнения способствует созданию небольших домов с лучшим дизайном. Здание в установленном места, которые более доступны для работы, общественного транспорта и коммерческая деятельность возросла, поскольку многие молодые домохозяйства проявляют мало интереса в традиционных жилищных подразделениях в более удаленных местах. Строительство в этих более доступные места обычно дороже, поэтому дома часто меньше и имеют более инновационный дизайн. Жилые архитекторы считают, что это тенденция сохранится. Меньшие домохозяйства могут быть меньше заинтересованы в больших домах, и вместо этого могут искать более привлекательные места с более индивидуальным дизайном Особенности.

Кухни остаются в центре внимания домашних хозяйств. Даже во время спад жилищного строительства, поскольку домохозяйства сократили многие особенности дома, мало жилых архитекторы сообщили о меньшем внимании к размерам и особенностям кухонь. Кухни превратились в семейный центр большинства домов, и по мере восстановления рынка жилья Жилые архитекторы сообщают об этом еще больше. Потому что семейное пространство связано чтобы кухонное пространство стало стандартом в большинстве новых домов, центральное место в От кухни к бытовым операциям суждено продолжать расти.

Очевидно, что другие факторы будут иметь большое влияние на то, как дома разработаны в ближайшее десятилетие. Новые технологические прорывы, развитие строительный кодекс и нормативные вопросы, а также изменение потребительских предпочтений в отношении жилья особенности и материалы — очевидные факторы, которые повлияют на дом дизайн. Тем не менее, жилищные архитекторы видят, что изменения в конструктивных особенностях поэтапно и в целом отражает основные социальные и экономические тенденции.

За дверью

Ожидается, что нежилые здания будут отражать аналогичные изменения в домах в ближайшее десятилетие. Члены группы AIA Work-on-the-Board представить свое видение того, как здания могут развиваться.

Технологии улучшения повышают эффективность. Пятьдесят девять процентов архитекторов в настоящее время используют естественную вентиляцию в своих проектах, и 75% ожидают этого к 2016 г. (Дорога к более здоровым зданиям McGraw- Hill Construction Отчет SmartMarket, 2014)

Новые технологии продолжают приобретать все большее значение в проектирование и строительство. Новые технологии не только делают здания больше эффективно, но может также повысить эффективность людей, использующих здания. Архитекторы ожидают значительного увеличения важность систем освещения (например, светодиодов) в ближайшие 5-10 лет. годы.Эти изменения не только способствуют повышению энергоэффективности здания за счет снижения потребления электроэнергии, но также улучшают рабочую среду для людей, работающих там, благодаря большему количеству естественного света. Кроме того, 41 процент респондентов ожидают значительного повышения важности автоматизированных системы, которые также могут помочь снизить потребление энергии за счет таких продуктов, как активируемые датчиком движения огни.

Повышенное внимание к сохранение. Шестьдесят процентов архитектурных бюро ожидают, что эффективность использования воды будет одним из главных приоритетов устойчивого развития клиентов в ближайшее десятилетие. (апрель 2015 г. Специальный вопрос Billings Index)

Наряду с сокращением потребления энергии за счет использования новых технологии, сохранение других природных ресурсов, как ожидается, увеличится в проектирование и строительство в будущем. Четыре из 10 ответивших архитектурные фирмы ожидают, что водосбережение значительно увеличится в важность в ближайшие пять-десять лет, в то время как 38 процентов компаний ожидают что проекты и модернизация энергоэффективности будут делать то же самое.Фактически, в некоторых юрисдикции, кодексы, регулирующие многие из этих вопросов, уже существуют. Солнечная и Ожидается, что энергия ветра также станет более важной для проектирования зданий, чем следующее десятилетие.

Новый дизайн и строительные методы меняют строительный процесс. Тридцать семь процентов архитектурных фирм использовали BIM для оплачиваемой работы в 2013 году, по сравнению с 10% в 2005 г. (2014 г.) Обзор фирм)

Инструменты и методы, которые используют архитекторы при проектировании зданий: также продолжает развиваться.Использование программного обеспечения для информационного моделирования зданий, несмотря на то, что он уже широко распространен, он продолжит расти в течение следующего десятилетия. Кроме того, 22 процента ответивших фирм ожидают, что проектирование / сборка и другие альтернативы методы реализации проекта значительно возрастут, как и методы бережливого строительства. Эти тенденции говорят о повышении эффективности в как в процессе проектирования здания, так и на протяжении всего жизненного цикла строительство.

Инновации в материалы позволяют расширить возможности дизайна. От 5,5 до 8 процентов от общего годового дохода США. потребление энергии из строительных конструкций и материалов. (Вызов 2030 г. Продукция)

В будущем эффективность будет заключаться не только в конструкции зданий, но также и в изделиях, которые используются при строительстве тех здания. Технологии привели к разработке продуктов, которые не только способствовать повышению эффективности строительства (например, возобновляемые источники энергии и низкие эксплуатационные расходы материалы) — по прогнозам 28 процентов ответивших фирм, значительно увеличится в ближайшие 5-10 лет, но продукты, которые также позволяют новые способы дизайна, например, с помощью композитных материалов и нового стекла и технологии остекления.

Brandon Architects

20-я улица Коста-Меса, Калифорния

Харбор-Айленд Ньюпорт-Бич, Калифорния

Perham II Ньюпорт-Бич, Калифорния

Tahuna I Corona Del Mar, CA

Саут-Бэй Фронт Ньюпорт-Бич, Калифорния

Ocean II Корона-дель-Мар, Калифорния

Гелиотроп VIII Корона-Дель-Мар, Калифорния

Монтесито II Корона-дель-Мар, Калифорния

Пескадор Ньюпорт-Бич, Калифорния

The Strand Hotel Dana Point, CA

Здания влияют на всех нас по-разному, не только благодаря нашему личному использованию и опыту, но и потому, что то, что мы строим, становится частью ткани того, что нас окружает: искусственной среды.При искреннем умном подходе к архитектурному дизайну проект может выйти за рамки своего немедленного успеха и оказать положительное влияние на многих. Проектирование для искусственной среды — это ответственность и привилегия. Будь то вдохновляющая красота или экологически чистый след, грамотно разработанный проект может улучшить жизнь.

Всего наилучшего вам и вашим будущим проектам,

Кристофер Брэндон, президент

Мы стремимся помочь нашим клиентам понять и получить удовольствие от каждого этапа проекта, от первоначального наброска до момента передачи ключей.

Мы являемся экспертами в строительстве жилых, многоквартирных, коммерческих и гостиничных домов на заказ.

жилой

С более чем 180 построенными резиденциями и более чем 150 в стадии разработки, Brandon Architects зарекомендовали себя на сцене жилой архитектуры в Южной Калифорнии и за ее пределами.

Commercial

С 2009 года Brandon Architects помогает владельцам бизнеса и предпринимателям реализовать свои идеальные коммерческие и многофункциональные помещения.

Hospitality

Brandon Architects получила возможность расширить свой уникальный и индивидуальный стиль с помощью нескольких невероятных проектов в сфере гостеприимства.

Brandon Architects ориентирована на создание успешных проектов, предоставляя самые лучшие архитектурные услуги и дизайн. Благодаря своей приверженности к совершенству Brandon Architects была представлена ​​в местных и национальных публикациях от Modern Luxury Magazine до Wall Street Journal и получила десятки наград, в том числе награду Gold Nugget Grand Award в мае 2019 года.


Выбор

архитекторов из 10 лучших американских домов 2016 года

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Где можно найти дома с лучшим дизайном в стране? Каждый год Американский институт архитекторов выбирает 10 домов, которые олицетворяют выдающийся американский дизайн и функциональность.

Архитектор из Луизианы Кевин Харрис и четверо других членов жюри, выбранных AIA, потратили месяцы, просматривая заявки, чтобы найти лучших из лучших.

Награды присуждаются за работы в четырех категориях: индивидуальное жилье для одной / двух семей, производственное жилье для одной / двух семей, многоквартирное жилье и специальное жилье.

Однако в этом году в категории «Производственное жилье» не было выбрано ни одного победителя из-за отсутствия заявок, — сказал Харрис.

«Большинство новых домов — это производственные дома», — сказал он. В отличие от домов на заказ, производственные дома строятся компаниями, которые используют один и тот же проект с небольшими изменениями или настройками для строительства большого количества домов.«Мы должны предупредить о том, что на производство жилищного строительства действительно повлияли архитекторы, а мы не видели этого в последние несколько лет».

Принимая решение, члены жюри смотрели не только на дизайн самих домов, но и на то, как дома отвечали потребностям жильцов и как они вписывались в окружающую среду.

«Контекст был действительно подчеркнут — в односемейных и многоквартирных домах — глядя на то, как он был частью более крупной среды», — сказал Харрис.

Многие из представленных домов на одну семью, например, были построены в потрясающих природных условиях: на горных перевалах, на пляжах или в лесах, где архитекторы создали дизайн, который привнес в дом красоту этого окружения.

Некоторыми общими тенденциями среди ведущих участников были «осведомленность о потреблении энергии» и использовании материалов местного производства, сказал Харрис.

Щелкните вперед, чтобы увидеть, какие 10 проектов оказались выше остальных.

Hog Pen Creek Retreat — Остин, Техас

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Спроектированный Lake | Flato Architects, этот дом был удостоен награды в категории домов на одну / две семьи по индивидуальному заказу.Он расположен там, где ручей Хог-Пен встречается с озером Остин, и, по словам архитекторов, был спроектирован так, чтобы вызвать «игривость лета на озере».

Hog Pen Creek Retreat — Остин, Техас

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

L-образный дом построен на склоне холма и имеет длинный внешний дощатый настил, соединяющий здания, которые «спускаются» с холма и заканчиваются закрытым павильоном у воды.

Independence Pass Residence — Аспен, Колорадо

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Этот дом из стекла, дерева и камня был спроектирован Болином Цивински Джексоном и расположен на окраине природного заповедника с видом на реку Ревущая Вилка и Скалистые горы. Он был удостоен награды в категории индивидуального жилья для одной / двух семей.

Independence Pass Residence — Аспен, Колорадо

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Каменные и деревянные элементы дома придают прочность этому прозрачному дому и помогают закрепить его в горной местности.

Island Residence — Гонолулу, Гавайи

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Владельцы хотели, чтобы этот дом на берегу океана отражал их японское наследие и культуру Гавайских островов, «не будучи подражанием или надуманным», — писали архитекторы Bohlin Cywinski Jackson. Он был выбран в категории индивидуального жилья для одной / двух семей.

Island Residence — Гонолулу, Гавайи

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

В доме используются открытые пространства и большие полосы стекла, чтобы привнести в дом элементы внешней среды, такие как пышная тропическая листва.

Newberg Residence — Ньюберг, Орегон

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Этот дом и гостевой дом были спроектированы «так, чтобы владельцы могли общаться с дикими существами, которые выходят в воду» у пруда, согласно Cutler Anderson Architects. Они даже дали имя — Герман — большой голубой цапле, которую они часто видят.

Newberg Residence — Ньюберг, Орегон

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Дом, удостоенный награды в категории «Особняк для одной / двух семей», на самом деле построен как мост через северный конец пруда, к которому можно попасть, пересекая еще один небольшой мост.Гостевой дом соединен крытым пешеходным переходом на открытом воздухе.

Oak Ridge House — Джексон, Миссисипи

Предоставлено Американской индустрией архитекторов.

Как и другие дома, признанные в категории одно / двух семейных домов на заказ, этот дом от Duvall Decker Architects спроектирован так, чтобы «привлекать (и) привлекать семью», по словам архитекторов.

Oak Ridge House — Джексон, Миссисипи

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

В доме, как и в других домах этой категории, используются большие окна, которые открываются в окружающую среду и приносят внутрь естественный свет.

1180 Четвертая улица — Сан-Франциско, Калифорния

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Этот жилой комплекс в районе Мишн-Бэй в Сан-Франциско занимает целый городской квартал и предназначен для размещения 150 малообеспеченных и ранее бездомных семей.Он был признан в категории «Многоквартирный дом». Проект возник при поддержке WRT Solomon E.T.C., которая во время проекта объединилась с Mithun. Full Circle Architecture и Kennerly Architecture and Planning выполняли функции младшего архитектора и младшего архитектора-дизайнера соответственно.

1180 Четвертая улица — Сан-Франциско, Калифорния

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

«Это прекрасная работа сама по себе, и она прекрасно вписывается в город», — сказал Харрис о проекте.«Первый этаж соединен с тканью улиц со всех четырех сторон квартала с коммерческой деятельностью и функциями для района».

Cloverdale749 — Лос-Анджелес

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Это шестиэтажное здание в Лос-Анджелесе, спроектированное Lorcan O’Herlihy Architects, также было признано в категории Multifamily Living.Он имеет площадь 10 500 квадратных футов и террасу на крыше с видом на город.

Cloverdale749 — Лос-Анджелес

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Белый фасад здания сохраняет прохладу, снижает потребление энергии и визуально размывает границы между массивными стенами и частично экранированными открытыми пространствами, по словам архитекторов.

Колледж с отличием Содружества, Массачусетский университет — Амхерст, Массачусетс

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Этот комплекс из семи зданий, вмещающий 1500 студентов, был спроектирован компанией William Rawn Associates и был отмечен в категории специализированного жилья.

Колледж с отличием Содружества, Массачусетский университет — Амхерст, Массачусетс

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

«У вас есть семь зданий разных форм и материалов, вдохновленных итальянской деревней на склоне холма», — сказал Харрис. Проект создает у студентов впечатление, что «вы не являетесь частью гигантского ульевого коллектива, вы — личность», — сказал он.

Временное жилье для бездомных ветеранов, кампус штата Вирджиния — Лос-Анджелес, Калифорния

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Этот проект LEO A. DALY представлял собой психиатрическую больницу 1940-х годов, которая была преобразована в временное жилье для 65 бездомных ветеранов и была признана в категории специализированного жилья. Помимо жилых помещений, здесь также есть фитнес-центр, общие зоны отдыха и большая кухня.

Временное жилье для бездомных ветеранов, кампус штата Вирджиния — Лос-Анджелес, Калифорния

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

«Это здание не только для ветеранов», — сказал Харрис. «Он также позаботился об их других потребностях, их психологических, физических и социальных потребностях. Это пример использования хорошей архитектуры почти в качестве терапии».

Кемперы в региональном парке Уайттейл-Вудс — Фармингтон, Миннесота

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Этот комплекс из трех коттеджей в лесу регионального парка Whitetail Woods был спроектирован HGA и удостоен награды в категории «Специализированное жилье».Каждый из них может вместить до четырех отдыхающих на жилой площади 227 квадратных футов с палубой площадью 80 квадратных футов.

Кемперы в региональном парке Уайттейл-Вудс — Фармингтон, Миннесота

Предоставлено Американским институтом архитекторов.

Хижины, встроенные в склон холма, создают впечатление частного домика на дереве, сказал Харрис. «Они полностью приватны и в то же время полностью открыты (природе).«

.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *