Дворец дом – Москва Лефортовский дворец, Дом Апраксиных, Усадьба «Глинки». Арсенал в Московском Кремле

Дом учёных (Санкт-Петербург) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Дом учёных.

Дом учёных имени М. Горького РАН (Дворцовая набережная, 26) — старейший в бывшем СССР творческий клуб научной интеллигенции[1].

Открыт 31 января 1920 года[1] решением Петросовета по инициативе Петроградской комиссии по улучшению быта учёных (председатель Максим Горький) в бывшем дворце Великого князя Владимира Александровича.

В 1720—1862 годах на этом месте располагался неоднократно перестроенный особняк, постепенно превратившийся в «самый красивый дворец», где жили последовательно И. А. Мусин-Пушкин, И. А. Остерман, Н. В. Репнин, И. П. Кутайсов, Д. П. Волконский, А. де Коленкур, а с 1841 года размещалась Рота дворцовых гренадеров[2]. В 1862 году было принято решение о сносе старого здания и сооружении дворца Великого князя. Дворец был сооружён по проекту архитектора А. И. Резанова в 1867—1868 годах, однако ещё несколько лет, до 1874 года, шло оформление помещений.

В мае 1917 года во дворце разместилась комиссия Красного креста по делам военнопленных, с октября 1917 года — правление Союза международных торговых товариществ, с октября 1918 года — театральный отдел Наркомпроса, а в 1919 году — издательство «Всемирная литература».

В 1920—1930-х годах в Доме учёных еженедельно по субботам читали научные доклады, по четвергам — общедоступные лекции, проводили диспуты, концерты. В октябре 1920 года Дом учёных посетил Герберт Уэллс (и затем отметил это в книге «Россия во мгле»). В начале 1930-х годов избран первый общественный совет Дома учёных (председатель — Н. И. Вавилов), организованы первые научные секции. В 1932 году Дому учёных было присвоено имя М. Горького.

В годы Великой Отечественной войны Дом учёных продолжал работу, оставаясь одним из общественно-культурных центров Ленинграда. В начале 1942 года в Доме учёных был развёрнут стационар на 50 мест для страдавших дистрофией[1]. При Доме учёных действовало бюро научно-технической помощи городу и фронту (многие его разработки осуществлены по заданию штаба Ленинградского фронта). Учёные выступали с лекциями и докладами в воинских частях, на кораблях, в госпиталях.

В Доме учёных работают десятки (на 1990 год — около 40, на 2011 год — 28) научных секций по различным направлениям фундаментальной и прикладной науки (в контакте с коллективами промышленных предприятий и научно-техническими обществами), проводятся лекции, беседы «за круглым столом», деловые встречи с руководителями предприятий, дискуссии по важнейшим вопросам науки и техники. В залах Дома учёных также проходят концерты, художественные выставки, презентации. Работой Дома учёных руководит общественный Совет, который координирует деятельность 13 общественных комиссий по различным отраслям деятельности.

Дом учёных в Лесном (вид с Гжатской улицы)

Дом учёных в Лесном находится на территории парка Политехнического университета (Политехническая улица, 29) и не имеет прямого отношения к Дому ученых имени М. Горького РАН.

Дом учёных в Лесном был открыт в 1934 году по инициативе А. Ф. Иоффе, Н. Н. Семёнова и А. А. Байкова первоначально как Клуб учёных в Лесном при Ленинградском индустриальном институте (так в те годы назывался Политехнический университет). Клуб разместился в здании бывшей школы для детей сотрудников института на территории институтского парка. В нём работали разнообразные кружки́ для детей и взрослых, проводились научно-популярные лекции и встречи с работниками науки и искусства.

В годы блокады в здании Клуба учёных в Лесном был развёрнут госпиталь. До 1914 года в том же здании находилась больница Политеха, но с началом Первой мировой в госпиталь было переоборудовано всё главное здание. В сентябре 1946 года Клуб учёных был преобразован в Ленинградский Дом учёных в Лесном.

С 1991 года Дом учёных в Лесном стал структурным подразделением СПбГПУ. В нём работают студии вокала, вышивки, изостудия; проходят собрания литературного объединения и различных творческих коллективов.

Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото) » Триникси

Столь необычный интерьер можно встретить в деревенском доме одного брянского мастера. Имея золотые руки, этот мужчина превратил свой дом в настоящие царские апартаменты, любоваться которыми можно часами.

В самом дальнем от Брянска райцентре Климово, затерявшемся в сосновой глубинке области, где прильнула друг к дружке крылами славянская троица — Россия, Украина, Белоруссия, — любой покажет приезжему знаменитый акуловский дом. Он издалека манит небесно-голубым колером, весь в резных узорах, со скачущими по фронтону оленями, с всадником, сражающимся на воротах со змеем горынычем, что означает: всему недоброму сюда нет хода. Хозяин Владимир Филиппович Акулов, наверное, привык к нежданному появлению незнакомых людей и, ничего не спрашивая, приглашает в дом.

Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)

Идешь, невольно остановишься — попадаешь в другое временное измерение. Обстановка — роскошная, как в богатой усадьбе XIX века. Резные, старинного образца стулья, кресла, диван, столики, "царская кровать"...

Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)

И все это золотом горит, потому что покрыто японской поталью — сплав в виде тонкой пленки, в которой есть немного золота. А какой чудный пол в гостиной! из разноцветного паркета выложен прекрасный узор. Такой же и потолок, где внутри узора написаны маслом четыре картины.

Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)

— Все сделано из липы, это дерево мягкое, легко поддается резцу, — поясняет хозяин.
Каждую деталь обстановки хочется долго рассматривать: двери, рамы зеркал, портретов и картин в золотом кружеве выглядят как ценный антиквариат. Иконы в таких окладах, будто сняты со старинного иконостаса. Или часы: их вытащил филиппович из обычного корпуса и вмонтировал в удивительный каминный ларец, который сам вырезал из дерева. Хожу по комнатам, как по музею.


Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)

— Вот этот шифоньер с инкрустацией, — показывает хозяин, — у меня хотел купить бывший директор эрмитажа Борис Борисович Пиотровский, увидевший шифоньер лишь на снимке. Я не продал. На вопрос директора: "Почему?" — ответил: "Хочу создать в брянской глубинке мини-эрмитаж". Борис борисович с радостью одобрил мою идею.
— Как вы, Владимир Филиппович, сумели сотворить все это своими руками? Откуда берете старинные узоры?

— В основном придумываю сам, — говорит он. — Но если увижу на снимке в журнале или в историческом телефильме интересную мебель — тоже беру на заметку.

— Конечно, вы заканчивали какое-то специальное училище или у талантливого мастера учились?

— Ничего специального не заканчивал — четыре класса обычной школы. Еще подростком пришлось бондарить — бочки делать. Однажды на досточке в обеденный перерыв набросал рисунок. Подумал: его же можно вырезать. Попробовал. Рабочие сказали: "очень хорошо получилось". С этого и началось. Первыми "произведениями" были рамочки — я их дарил друзьям. Потом увлекся более сложными вещами. До всего доходил самостоятельно. Купил необходимый инструмент для резьбы по дереву...

Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)

В золотых чертогах Акулова чувствуешь себя как на выставке антиквариата: садиться в "графское" кресло — это уж слишком. На него только смотреть хочется. Делюсь впечатлением с хозяином.

— А я давно привык, супруга тоже, — улыбается мастер. И выдает буквально следующее: — Мне очень горько, что мои способности никого не интересуют. Я ведь не вечный, уже семьдесят. Уйду, и все уйдет со мной...

— Но разве у вас нет учеников?

— Как вам сказать, — тяжело вздыхает мастер. — Приезжали не раз с Украины и из Белоруссии, я их учил, не требуя никакой платы. Когда все это увидят, у парней загораются глаза, они хотят научиться моему ремеслу за недельку-другую и — вперед: заколачивать "баксы", так они говорят. Но чтобы делать то, что умею я, надо немало времени и много терпения. У меня перебывали сотни ребят. Но научатся более-менее сносно резать рамки и еще кое-что полегче, попроще — и уходят, к сожалению.

— Неужели никто из районного начальства не говорил вам, что умение создавать такую красоту надо обязательно передать в первую очередь своим землякам?

— Наши чинуши, не только климовские, но и областные, не любят красоту, — говорит мастер. — Ко мне, это было давно, приехали люди из Германии, посмотрели мою работу и предложили: "или приезжайте к нам учить наших парней, или мы построим в Климово школу, где вы будете обучать и наших парней, и ваших. Гарантируем полное обеспечение учеников, они еще и стипендию будут получать. Сделаете несколько выпусков и мы подарим школу лично вам".

— Вы что, не согласились?

— Конечно же, я согласился на второй вариант. В Германии был объявлен сбор средств на строительство школы. Их собрали очень быстро. Позвонили в Брянск, что приедут уже конкретно все обговорить. Вдруг ко мне нагрянула из Брянска куча партийных чинуш. Только одну фамилию помню — Белозеров, он заправлял областной культурой. И начали меня терзать, чтобы я отказался от предложения немцев. Сказали, что нашли в Климово помещение для школы — во дворце культуры, и просят меня ее открыть. Не верил я партийным боссам. Но прямо "за горло взяли", деваться было некуда. Торжественно открыли. Мне отвели несколько просторных комнат. Я и обрадовался, дурень… Немцы приехали, а им в Брянске: "опоздали, господа, школу Акулову уже открыли". Немцы тогда очень обиделись на меня. А им надо было обижаться на двуличных чинуш.

— Но школу же открыли...

— Какую школу? это была их обычная показуха! — разволновался мастер. — И разве могли допустить в климово частного собственника целой школы? Потом я позвонил в Брянск Белозерову. А этот негодяй взял трубку и будто обухом меня по голове: "школу захотел — да? мы и не думали ее открывать. Нам надо было немцев выпроводить". Я ему в ответ тоже выдал на полную катушку.

Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)

Владимир Филиппович уже на пенсии, но бунтарский дух мастера не дает нынешнему начальству района спокойно почивать на "лаврах" перестройки.
Чиновники района не остаются в долгу у мастера: где только можно, стараются напакостить. Когда ему предложили вступить в союз художников, начальники из района, да и области вылили на мастера ушат грязи. Он так и не получил билет члена союза художников. В декабре прошедшего года климовцы выдвинули "возмутителя спокойствия" кандидатом в депутаты райсовета. Но верхушка района даже не сообщила, сколько голосов набрал Владимир Филиппович.

Да, начальство хорошего слова о мастере не скажет. Оно его всегда боится как разоблачителя. Но человек он добрый, бескорыстный. Вот сейчас обучает в своей мастерской бесплатно шесть учеников. Удивил меня и такой факт: у Владимира Филипповича я насчитал во дворе десять собак и в доме две. Ему жалко бездомных животных, и он привечает бродяжек у себя.

У мастера десяток общих тетрадей с отзывами посетителей его дома, который стал неофициальным музеем. Сюда на экскурсии приходят, приезжают группами.

— Живу я в бедности, — говорит Владимир Филиппович. — Наверное, не поверите, но мы с женой уже не помним, когда покупали колбасу, мясо, масло. Существуем на скромные пенсии.

Почитал я отзывы посетителей. Сколько здесь искренних слов восхищения! Владимир Филиппович — мастер-самородок большой величины. Он еще и картины пишет маслом. И три повести написал. Остается лишь пожалеть, что его талант не востребован.

Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)
Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)
Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)


Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)
Настоящий дворец в деревенском доме (11 фото)

Александринский дворец — дом в стиле классицизм

В основе здания по Ленинскому проспекту, 14, лежат П-образные палаты (1756 г.) – главный дом усадьбы, созданной П. А. Демидовым, сыном уральского заводчика и известным садоводом-любителем.

Между ризалитами садового фасада был помещен балкон на колоннах. Демидов в течение ряда лет приобретал на имя жены землю у московских владельцев. К этим владениям в 1754 году был куплен двор с домом Ф. И. Соймонова, известного навигатора и картографа. Это округлило участок, и усадьба заняла все пространство, лежащее между "рвом и дорогою, что ездят от церкви Риз-Положения к Москве-реке".

Сохранилась "челобитная дворянина П.А.Демидова и жены его Матрены Антиповой" от 10 апреля 1756 года о том, что они хотят построить “каменные палаты”. Имеется и резолюция: "дозволяется строиться согласно приложенному плану архитектора Яковлева". Двор перед домом окружали каменные службы и чугунная ограда, отлитая на заводах Демидова. За домом на берегу Москвы-реки был устроен террасный сад с заморскими цветами и деревьями.

Рядом с Демидовской усадьбой существовало большое владение фабриканта Ф. И. Серикова, в 1786 г. его южная часть перешла к Ф. Г. Орлову. После смерти Демидова его владение и сериковское приобрели Вяземские, а через семь лет - Ф. Г. Орлов. В 1796 г., после его смерти, всю территорию унаследовала малолетняя дочь его брата, А.Г. Орлова-Чесменского.

Главным домом стали палаты Демидова, перестроенные в 1804 г. в несколько измельченных формах зрелого классицизма. Своеобразен портик на центральном ризалите главного фасада: четыре пары коринфских колонн несут декоративную стенку, прорезанную арками, в которые выходят окна третьего этажа. Перед плоскими боковыми ризалитами помещены сильно выступающие полуциркулярные балконы на невысоких колонках.

В 1832 г. А. А. Орлова продала огромную усадьбу Дворцовому ведомству. Она была названа Нескучным садом. Главным домом стал дом Орловой, названный Александринским дворцом по имени жены Николая I, для которой устраивалась усадьба. К этому же времени относят и последнюю перестройку дворца, которой руководили архитекторы Тюрин и Мироновский.

Дворец стал центром царской резиденции, к нему со стороны ворот вела парадная аллея, открывающаяся парадными воротами со скульптурными группами, символизирующими изобилие (скульптор – Витали, 1846г.). Парадный двор оформляли Фрейлинский и Кавалерский корпуса, рядом появилась небольшая Гаупвахта. Очень удачно в этот ансамбль вписался чугунный фонтан. Небезынтересно будет узнать, что фонтан здесь появился почти на век позже, в 1936 году, когда в здании Александринского летнего дворца, переехав из Ленинграда, расположился Президиум Академии Наук СССР. Ранее фонтан стоял на Лубянской площади, где служил водозаборным бассейном, в который питьевая вода подавалась из Мытищинского водопровода.

Еще один интересный эпизод жизни дворца связан с первым постреволюционным десятилетием. В те годы здесь располагался Московский музей мебели. В книге Ильфа и Петрова "Двеннадцать стульев" выведено описание этого музея мебели. Так что именно здесь Остап Бендер и Киса Воробьянинов разыскивали "драгоценные стулья".

В 2018 году Департамент культурного наследия города Москвы выдал разрешение на проведение научных и изыскательских работ для реставрации въездных парадных ворот и чугунного фонтана на территории Александринского дворца в Нескучном саду.

Слободской дворец — дом в стиле классицизм

Участок МГТУ на правом берегу Яузы в XVII веке относился к знаменитой Немецкой слободе. На другом берегу реки в XVIII столетии стоял Анненгофский дворец. Считалось, что Кремль не в состоянии вместить в свои старые и ветхие помещения императорский двор. Лефортово становилось во время пребывания двора фактической столицей России. Поэтому все окрестные земли попали во владение приближённых ко двору людей. Так произошло и с участком Слободского дворца.

Название «Слободской» дано было дворцу по Немецкой слободе. В 1750-х годах здесь была построена с большим размахом усадьба Алексея Петровича Бестужева-Рюмина, крупнейшего деятеля царствования императрицы Елизаветы Петровны. Вдоль возвышенного берега Яузы были построены архитектором П. И. Гейденом усадебные корпуса. От них к Яузе спускался сад. В 1758 году А. П. Бестужев был сослан, а имущество его конфисковано.

В 1762 году вернувшемуся из ссылки вельможе вернули его имение. Впоследствии усадьбой владел А. Г. Орлов, после которого она отошла к канцлеру Александру Андреевичу Безбородко. Он распорядился начать строительство нового Слободского дворца, используя стены и фундаменты предыдущего здания. Дворец строил М. Ф. Казаков, проект подготовил Джакомо Кваренги, не исключается участие в работах Н. А. Львова. Старый дом расширили и надстроили, появились новые корпуса. Это был один из прекраснейших дворцов Москвы, перед ним была устроена площадь. В 1796 году Павел I купил дворец у А. А. Безбородко.

В 1812 году в императорском Слободском дворце Александр I принимал москвичей, выступив перед ними со словом, посвящённом начавшейся Отечественной войне. Восторженная реакция москвичей, воодушевлённых государем, показала прочную связь монарха и подданных.

Во время нашествия Наполеона Дворец сгорел и долго не восстанавливался. В пожаре погибла вся богатая художественная отделка здания.

В 1826 году сгоревшее здание было отдано московскому Воспитательному дому под ремесленное училище. Оно было преобразовано в Техническое училище, а позже в МГТУ. Над перестройкой и приспособлением дворца в разные годы работали Д. Жилярди, А. Г. Григорьев, скульптор И. Витали, Л. Н. Кекушев и И. С. Кузнецов.

Особняк Громова — Википедия

Особняк Громова (Ратькова-Рожнова) — историческое здание в центре Санкт-Петербурга, на углу Миллионной улицы и Мраморного переулка.

Главный фасад трёхэтажного дворца, выходящий на набережную Невы, был разделён на три части: центр, и два боковых ризалита[1] (по другим источникам центральная часть фасада была двухэтажной, а ризолиты имели три этажа[2]). Фасад имел характерное для того времени чёткое членение — горизонтальные междуэтажные тяги, вертикальные пилястры между окнами, остекление окон маленькими квадратиками, простые наличники и двухскатную кровлю[1]. Фасад двухэтажного[3] (трёхэтажного[3]) флигеля, выходящий на Миллионную улицу, имел в центре большую арку для въезда в парадный двор к двум въездным аркам. Парадный вход выходит на Миллионную улицу[2]. В декорировании обоих флигелей использованы рустрированные пилястры. На первом этаже дворца находился просторный вестибюль, а над ним, на втором этаже, располагался двухсветный зал, лепка в котором и резьба на каминах выполнена отцом зодчего Бартоломео Карло Растрелли. Симметрично, справа и слева от большого зала располагались меньшие залы. Первый этаж дворца для того чтобы казаться массивнее обработан рустом, а второй и третий этажи, для подчёркивания высоты здания, украшали пилястры[1]. Со стороны нынешнего Мраморного переулка были построены одноэтажные флигели, отделявшие дворец от соседнего участка[2].

В 1737 году дворец описывался следующим образом[4]:

Двор каменный князей Кантемиров на большую Неву…, на нём палатное строение в 3 апартамента и кругом всего того двора всякие покои каменные и под палаты погреба, да подле того двора особый другой каменный на дворе в задней линии в 3 апартамента и под ним погреба, крыша гонтовая

В 1743 году на верхнем этаже устроена церковь великомученика Феодора Стратилата[2].

Дворец Кантемира
Дворец Кантемира. Вид со стороны Миллионной улицы. Чертёж из коллекции Берхгольца. 1740-еДворец Кантемира. Вид со стороны Миллионной улицы. Гравюра Иоганна Штенглина. Середина XVIII векаДворец Кантемира. Вид со стороны Дворцовой набережной. 1720-е

XVIII век[править | править код]

В начале XVIII века на этом участке земли находился дом капитана Ипата Муханова[5][3][6], у которого в 1715 году его купил, поселившийся в Петербурге, молдавский господарь, Дмитрий Кантемир[3]. По его заказу в 1720—1725 годах[2] молодой архитектор Бартоломео Франческо Растрелли построил на этом месте дворец, который стал первой самостоятельной работой архитектора[3]. Растрелли спроектировал дворец в стиле петровского барокко[7] с двумя флигелями, каждый из которых имел архитектурно оформленный фасад. Сохранились три чертежа строящегося дворца, хранящиеся в отделе гравюры и рисунка Национального музея Швеции: главный фасад дворца, выходящий на набережную Невы, фасад служебного корпуса, выходящий на Мраморный переулок, и фасад дома, выходящий на Миллионную улицу[1].

После смерти в 1723 году так и не дождавшегося завершения строительства дворца Дмитрия Кантемира, между его детьми и второй женой началась продолжительная тяжба о наследстве. По одним данным, дворец Кантемира достался его вдове Анастасии Ивановне[5], по другим перешёл к сыновьям Антиоху[7][1] или Константину[2]. В 1726 году во дворце жил поэт Василий Кириллович Тредиаковский, преподававший молодому Антиоху русский язык и стихосложение[3], а в следующем году в сдаваемых внаём помещениях дворца проживал граф Бурхард Миних[3]. В 1755—1757 годах в особняке располагалось английское посольство, при котором проживал его секретарь будущий польский король Станислав Понятовский[3].

Начало XIX века[править | править код]

В 1762 году Екатерина II выкупила дворец у Кантемиров и передала его вернувшемуся из ссылки графу Алексею Петровичу Бестужеву-Рюмину[3]. После смерти графа в 1768 году наследники продали особняк графу Владимиру Григорьевичу Орлову[5], который в свою очередь, после переезда в Москву в 1775 году продал его графу Павлу Мартыновичу Скавронскому (по данным П. М. Столпянского участок ему подарила Екатерина II), а от него перешёл к его жене Екатерине Васильевне[3].

После смерти Скавронского Екатерина Васильевна в 1798 году вторично вышла замуж за графа Юлия Помпеевича Литта. Для новобрачных архитектором Луиджи Руска в стиле классицизм был перестроен корпус со стороны Миллионной улицы. После смерти графини Ю. П. Литта продал особняк министерству финансов, поселившись в его части по Миллионной улице, а после его собственной кончины особняк полностью перешёл во владение финансового ведомства. Здесь разместились канцелярия и типография министерства, а также квартира министра, в которой проживали занимавшие в это время должность Егор Францевич Канкрин и Фёдор Павлович Вронченко[3].

Вторая половина XIX века[править | править код]

В 1868 году дом из казны выкупил купец Николай Дмитриевич Лоховицкий. По его указанию особняк перестроил архитектор Людвиг Фонтана, который изменил некоторые интерьеры, укрепил перекрытия, возвёл дворовые корпуса, переделал фасад со стороны Миллионной улицы. Сам Лоховицкий в доме не жил, поселив в нём своего брата, и сдавая квартиры в аренду. Одним из квартиросъемщиков в доме в это время был военный министр генерал-фельдмаршал Дмитрий Алексеевич Милютин[3].

В 1875 году особняк купил лесоторговец и меценат Илья Федулович Громов. По его заказу в 1879 году по проекту Карла Рахау комплекс из трёх отдельных жилых домов перестроен в один большой особняк[3]. Сохранив стены старой растреллиевской постройки, он полностью изменил декор фасадов, покрыв их дробной лепкой, повторяющей мотивы раннего классицизма с привнесением элементов барокко. Со стороны набережной он соорудил два тяжеловесных эркера, поддерживаемых кариатидами «египетского стиля»[1]. На углу Миллионной улицы и Мраморного переулка фасад украсила группа из трёх женских фигур, символизирующих плодородие, искусство и мореплавание[3]. Внутреннюю отделку особняка осуществили скульптор А. М. Опекушин и художник К. Л. Аллиауди[1][8]. В главном корпусе со стороны Невы он разместил парадные апартаменты, а в корпусах, выходящих на Мраморный переулок и на Миллионную улицу — комфортабельные квартиры дочерей домовладельца[1].

Конец XIX века[править | править код]

После смерти Громова в 1882 году владельцем особняка стал бывший управляющий делами семьи Громовых Владимир Александрович Ратьков-Рожнов. Особняк со стороны Дворцовой набережной он сдавал в наём, а затем продал министерству финансов, в 1898—1901 годах здесь размещалось посольство Османской империи[1], а в корпусах по Мраморному переулку и Миллионной улице семья Ратькова-Рожнова жила вплоть до 1917 года. После смерти Владимира Александровича домом владел его сын Ананий[3].

XX—XXI века[править | править код]

В корпусе, выходящем на Дворцовую набережную, сейчас располагается Морской Регистр Российской Федерации, а корпуса, выходящие на Мраморный переулок и Миллионную улицу, долгое время оставались жилыми. Здесь жили скульптор В. И. Ингал, поэт А. А. Прокофьев. В 1986 году эта часть здания передана Институту Культуры.

Дворец Кантемира — Дом Громова
Millionnaja 7.jpgMillionnaja 7 vid.jpg
Дом Громова. Фасад, выходящий на Миллионную улицуДом Громова. Угол дома, выходящий на Миллионную улицу и Мраморный переулокДом Громова. Фасад, выходящий на Дворцовую набережную
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 http://fulltext.pl.spb.ru/bibliograf/BA/Dvorets%20Kantemera.-B.A.-82-20.pdf
  2. 1 2 3 4 5 6 Кантемировский дворец
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Особняк И. Ф. Громова (Кантемировский дворец)
  4. Соловьёва Т. А. Дворцовая набережная. — СПб.: Крига, 2005. — с.107.
  5. 1 2 3 Петербург экскурсионный
  6. ↑ Дворец Д. К. Кантемира — Дом И. Ф. Громова (по Миллионной ул.), Эклектика, Архитектор Рахау К. К., Миллионная ул., 7, Мраморный пер., 1, Дворцовая наб., 8
  7. 1 2 Дворец Дмитрия Кантемира (1721-27)
  8. ↑ К. Л. Аллиауди (некролог) // «Неделя строителя» (прил. к журналу «Зодчий»), 10.10.1882, № 41, с. 309)

Коттедж (дворец в Петергофе) - это... Что такое Коттедж (дворец в Петергофе)?

Координаты: 59°52′42″ с. ш. 29°56′43″ в. д. / 59.878333° с. ш. 29.945278° в. д. (G) (O) (Я)59.878333, 29.945278

Дворец Котте́дж (коттедж по-английски — «сельский домик», «мыза», «дача») — центральное архитектурное сооружение дворцово-паркового ансамбля Александрия, построенное с использованием элементов неоготики в 1826—1829 годах для семейства императора Николая Павловича по проекту архитектора А. А. Менеласа. Дворец расположен в Петродворцовом районе Санкт-Петербурга.

История

ChevaliersGardes revue1.jpg

Строительство Коттеджа началось по приказу императора Николая I в 1826 году на месте развалин усадьбы А. Д. Меншикова («Монкураж»). Возведение дворца и планировку парка поручили архитектору Адаму Адамовичу Менеласу, который завершил строительство в 1829 году. Коттедж был летней резиденцией Николая I и его жены Александры Фёдоровны.

Архитектура дворца выдержана в так называемом «готическом» стиле. Его прообразом были английские загородные дома, получившие распространение в Европе в 1-й половине XIX века. Коттедж представляет собой компактное двухэтажное здание с мансардой и четкой планировкой. Все фасады имеют трехчастное деление и украшены конструктивными и декоративными элементами из литого чугуна (аркады с цветами, стрельчатые ограждения балконов и террас, гербы и др.), отлитыми на Санкт-Петербургском Александровском литейном заводе по моделям лепщиков М. Соколова и С. Закулапина.

ChevaliersGardes revue1.jpg Э. П. Гау. Гостиная Коттеджа. Бумага, акварель. 1861. Э. П. Гау. Кабинет Николая I. Бумага, акварель. 1861.

Декоративной росписью интерьеров занимались Д.-Б. Скотти и художник В. Додонов. Лепной декор потолков в виде готических решёток, арок, кронштейнов выполнен по моделям лепщиков М. Соколова и С. Закулапина. Важным элементом архитектурно-художественного декора интерьеров является деревянная резьба, выполненная В. Захаровым. Элементы мраморной отделки были изготовлены в мастерской скульптора П. Трискорни. Паркеты были исполнены А. Тарасовым и М. Знаменским. Мебельные гарнитуры были изготовлены по рисункам А. А. Менеласа в мастерской придворного мебельщика Г. Гамбса. Готический орнамент повторяется в коврах ручной работы, декоре печей, мраморных каминов, мебели. Часы, канделябры, люстры выполнены также в готическом стиле. Специально для Коттеджа на Императорском фарфоровом и стеклянном заводах были изготовлены сервизы[1].

В 1842-1843 гг. по проекту архитектора А. И. Штакеншнейдера к восточному фасаду Коттеджа пристраивается Столовая с Мраморной террасой, соединенная со старой частью стрельчатой аркадой. Внутренняя отделка новой столовой также выполнена в неоготическом стиле, стены украшают картины Т. А. Неффа, П. Н. Орлова, И. К. Айвазовского, С. М. Воробьева, Т. Гюдена. В 1844 году в нише стены северного фасада здания была помещена скульптура И. П. Витали «Мадонна с младенцем».

Центом планировки дворца является чугунная лестница. На первом этаже дворца находились комнаты Александры Федоровны: Прихожая, Камер-юнгферская, Туалетная, Опочивальня, Кабинет, Гостиная, Библиотека, Приемная, Малая приемная, столовый зал с буфетом. На втором этаже: кабинет Николая I, комнаты детей, ванная и два крытых балкона. В мансардном этаже: Морской кабинет с балконом, гардеробные и комнаты персонала. Наиболее интересные и богато оформленные комнаты находятся на первом этаже. Интерьер комнат второго этажа, за исключением кабинета Николая I, более сдержан, а сами они невелики.

ChevaliersGardes revue1.jpg Балкон Коттеджа

После Октябрьской революции дворец Коттедж был превращен в историко-художественный музей. Материалы экспозиции, созданной на научной основе, позволили проводить большое количество экскурсий, знакомивших посетителей с русским и западноевропейским искусством второй четверти XIX века.

Во время Великой Отечественной войны большинство экспонатов дворца было эвакуировано (из 2500 предметов, находившихся в экспозиции, спасено 1980). Здесь размещался медицинский пункт гитлеровской армии. Погибла значительная часть мебели, пострадали лепной декор, многие резные дубовые панно, живопись стен. Само здание получило некоторые повреждения.

Реставрация дворца проводилась научно-производственным объединением «Реставратор» под руководством архитектора Ирины Николаевны Бенуа и была завершена в 1978 году. В 1979 году дворец был вновь открыт для посетителей.

Литература

  • Александрия в Петергофе./ Сост. А.Шеманский.- Л., 1941.
  • Александрия: Коттедж. Готическая капелла./Авторы текста Бойцова Е.В., Тенихина В.М., Юмангулов В.Я.- СПб., 2000.
  • Гущин В.А. Император Николай I в Петергофе. — 1999.
  • Коттедж. Фотоальбом / Сост. Тенихина В.М. - Л., 1990.
  • Раскин А.Г. Петродворец: Дворцы-музеи, парки, фонтаны. - Лениздат, 1984.
  • Шурыгин Я.И., Сладкевич В.И., Григорьева Е.В. Петродворец: Дворцы-музеи и парки.- Л., 1950.

Ссылки

Примечания

Дворец Парламента — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 13 февраля 2018; проверки требуют 8 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 13 февраля 2018; проверки требуют 8 правок.

Дворец Парламента (рум. Palatul Parlamentului) — знаменитый архитектурный памятник в столице Румынии Бухаресте, построенный во времена Социалистической Республики Румынии. Дворец считается крупнейшим в Европе гражданским административным зданием, крупнейшим зданием парламента (площадью 350 000 м² и объёмом 2 550 000 м³), а также самым тяжёлым административным зданием в мире[1].

Изначально дворец назывался Домом Народа (Народным домом рум. Casa Poporului) или Домом Республики (рум. Casa Republicii), но в посткоммунистическую эпоху был переименован в Дворец Парламента. Несмотря на это, многие до сих пор зовут его прежним именем.

Размеры дворца составляют 270 м на 240 м. Высота — 86 м. Подземная часть дворца уходит в глубину на 92 м. Во дворце 1100 комнат, 12 этажей. 4 подземных уровня достроены и уже используются и ещё 4 уровня находятся на разных стадиях завершения. На строительство было потрачено около 1 миллиона м³ мрамора, в основном из Рушкицы, 3500 тонн хрусталя (480 люстр, 1409 потолочных светильников и зеркал), 700 тыс. тонн стали и бронзы для дверей, окон, люстр и капителей. Было также использовано 900 тыс. м³ дерева для паркета и настенных панелей (орешник, дуб, вишня, вяз, клён), 200 тыс. м² шерстяных ковров разных форм и размеров. Во дворец даже были привезены различные станки, чтобы делать некоторые большие ковры прямо на месте[2].

Дворец был построен на холме Спирий (от лат. Spirium - дышать), который был для этого частично срыт. Строительство началось 25 июня 1984 года по приказу Николае Чаушеску. Главным архитектором была назначена Анка Петреску, под её началом работала команда из 700 архитекторов и не меньше 20 тыс. строителей. Здание изначально предназначалось в качестве штаб-квартиры основных государственных институтов. Дворец был построен в основном из материалов румынского производства. Во время строительства возник такой спрос на румынский мрамор, что даже надгробные камни по всей стране делали из других материалов. Его строительство потребовало уничтожения пятой части исторического центра города и вызвало многочисленные протесты, так как было разрушено множество церквей. Строительство почти завершилось ко времени свержения и казни Чаушеску в 1989 году. Некоторые недоделки во дворце остаются и по сей день, фактически полностью его строительство и отделка не были завершены.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *