Функционализма представители – это что за метод? Понятие, теория, концепция и принципы функционализма в социологии

Содержание

что это, история создания и представители

Функционализм — подход в психологии, сложившийся в конце XIX — начале XX века, прежде всего в американской экспериментальной психологии Функционализм — это философское течение, провозглашающее приоритетом изучение практических свойств вещи, явления или предмета. В связи с этим функционализм зачастую противопоставляют таким школам философии, как историзм и структурализм, потому что функционалисты считают, что онтологический аспект вещи имеет примат перед вопросами структуры или развития. Отсюда можно сделать вывод: сторонники функционализма полагают, что невозможно проникнуть в суть предмета, первоначально не поняв, зачем он нужен, какова его функция в окружающей нас реальности.

Иными словами, последователи школы функционализма придерживались взгляда, кратко выраженного в следующих словах: «Как возможно понять назначение и смысл штопора, только лишь изучив его физические признаки и свойства?». Кроме того, функции предмета считались тем важным свойством, которое двигает его эволюцию, способствуют формированию или изменению его структуры.

Функционализм: история создания течения и его основатели

Уильям ДжеймсФункционализм как философское и психологическое течение научной мысли сложился в Соединённых Штатах Америки в конце девятнадцатого века из знаний, полученных к тому моменту экспериментальной психологией. В то время среди психологов была популярна точка зрения о том, что каждая зона мозга имеет свою особую специализацию. Воззрения той эпохи остались в названиях некоторых участков головного мозга, например, зона Вернике или зона Брока. На сегодняшний день взгляды сторонников функционализма были в значительной степени отредактированы благодаря открытиям, полученным в ходе исследований нейробиологов и когнитивных психологов.

Родоначальником функционализма считается Уильям Джеймс, на идеи которого сильно повлияли труды Герберта Спенсера, Вудвортса, Энджелла и Джона Дьюи.

Основой функционализма следует считать прагматизм, который в конце девятнадцатого века являлся доминирующим течением в американской философии и науке, поэтому полезность и применимость идей на практике являлись чуть ли не единственным критерием, которым следовало руководствоваться в философской и научной деятельности и который встречал практически единогласное одобрение.

Создание и развитие идей функционализма послужило мощным толчком для психологии. Этот момент для психологической науки считают поворотным и революционным, поскольку функционалисты фактически осуществили раскол психологии на теоретическую и прикладную.

Основные идеи функционализма в психологии и методы исследования

Идеи

Герберт СпенсерОсновная идея функционализма заключается в следующем: любое состояние психики можно объяснить с точки зрения связей между причиной и следствием, существующих между изучаемым состоянием психики, условиями окружающей действительности, являющимися побудительными причинами, и поведением индивида, являющимся следствием действия побудительных причин.

Внимание функционалистов в первую очередь занимали вопросы того, как личность может эффективно приспособиться к окружающей её действительности, какие психические функции она задействует в этом процессе и что необходимо сделать, какие способы найти, чтобы улучшить приспособляемость.

В связи с этим нельзя не упомянуть понятие «рефлекторная дуга«, которое было впервые предложено Дьюи в 1896 году и считающееся столпом функционализма. Рефлекторная дуга включает в себя следующие части со специфическим назначением:

  • начало;
  • середина;
  • конец.

Дьюи полагал, что рефлекс является актом координации, целостным и единым, цель которого состоит в приспособлении организма к условиям окружающей реальности. Начало дуги характеризует условия среды, в которых организм вынужден функционировать. Середина дуги символизирует то, как живое существо проводит анализ этих условий и осмысляет их. Конец дуги означает реакцию организма, то есть те действия, которые он совершает исходя из условий среды. Отсюда Дьюи делает вывод, что человеческую психику необходимо рассматривать под тем же углом, что и рефлекс, а именно: какую полезную роль она выполняет для регуляции поведения индивида.

Как известно профессиональным психологам, слово «психология» переводится как «наука о душе», однако, согласно мнению Джеймса, эта наука должна не только думать о том, из чего состоит душа, как она устроена и почему она может меняться, но и о том, в чём её ценность для каждого отдельного человеческого существа, каким целям она служит.

Что касается вопросов сознания, то последователи Джеймса полагали, что необходимо заниматься не проблемами строения сознания, а его ролью в жизни человека и его выживании. Благодаря таким взглядам психология обогатилась гипотезой, провозглашающей ролью сознания помощь личности в выживании и приспособлении к различным ситуациям, которые ставит перед ней жизнь. Каким образом сознание выполняет эту функцию? Тремя следующими способами:

  • повторение привычных способов реагирования на возникающие ситуации;
  • изменение привычек, происходящее вследствие изменения обстоятельств;
  • освоение и закрепление новых паттернов поведения.

Роберт ВудвортсФункционалисты выдвинули интересную точку зрения о сущности эмоций, которая нашла своё подтверждение в будущем после проведения психологических исследований. Они предположили, что эмоции являются результатом изменений, произошедших в физиологии индивида, поэтому они никак не могут быть причиной поведения человека, а только следствием.

В рамках функционализма в психологии был сформулирован постулат об идеомоторном акте, который гласил, что любая мысль человека может привести его к действию и результату, если этой мысли не будет активно мешать какая-либо другая мысль.

В структуре личности функционалисты выделяли четыре грани человеческого Я:

  1. Чистое.
  2. Материальное.
  3. Духовное.
  4. Социальное.

Большим вкладом в современную психологию следует считать идею функционалистов касательно самооценки индивида. Они заметили, что степень, с которой человек уважает себя, зависит от двух величин: от того, что личность считает успехом и от его возрастания, а также от уровня её притязаний.

Методы

Несмотря на то что внимание сторонников функционализма было обращено преимущественно на внешние проявления психических процессов в отличие от структуралистов, изучавших внутреннюю сторону психической жизни человека, основным методом изучения для них была интроспекция.

Школы функционализма

Чикагская школа

Представителями этой школы являлись Джон Дьюи, Говард Кэрр и Джеймс Энджелл. Основные воззрения, которых они придерживались, заключались в следующем:

  1. Джон ДьюиБессмысленно изучать психические элементы, нужно обращать свой взор на психические операции и условия, в которых реализуются эти операции.
  2. Необходимо понять, какова роль сознания в жизни человека и разобраться с такими понятиями, как воля и суждение.
  3. Связка разума и тела изучается как контекст отношений между окружающей действительностью и индивидом.
  4. Такие понятия, как мышление, Я и личность, по своей сути, абстрактные понятия, которые могут быть изучены только в виде внешних выражений и реакций индивида на какие-либо раздражители.

Колумбийская школа

Наиболее ярким представителем этого направления функционализма считается Вудвортс, который основал ответвление в психологии, названное позднее динамической психологией

. Сторонники данной школы придерживались следующих взглядов на психику личности:

  1. Движущей силой поведения индивида являются внутренние мотивы.
  2. Психология должна изучать не только сознание, но и особенности поведения.
  3. Сила и интенсивность реакции зависит не только от раздражителя, воздействовавшего на нервную систему человека, а также от физиологических особенностей организма и опыта, сохранившегося в памяти.
  4. Метод наблюдения подходит только для обнаружения и фиксации внешних проявлений психических реакций. Если же исследователю требуется проникнуть в глубины психики и выяснить, что там происходит, необходимо воспользоваться интроспекцией.

Вклад функционализма в психологию и другие науки

Интроспекция – это субъективный метод в психологии, который базируется на самонаблюдении сознания

Функционалисты выдвинули революционную для своего времени гипотезу об эмоциях, считавшихся в конце девятнадцатого века источником и причиной изменений в физиологии организма человека, и предположили, что эмоции — это не более, чем следствие происходящих в теле индивида процессов.

Принципы функционалистов очень похожи на принципы, применяемые для анализа и изучения информационных процессов, что позволило этому философскому и психологическому течению стать базой для разработки вычислительной теории сознания.

В будущем идеи и научные разработки функционализма стали основой для зарождения нового течения в психологии, названного бихевиоризмом.

В Советском Союзе идеи функционалистов были отвергнуты советскими психологами и заклеймены как ложные и буржуазные.

1 структурный функционализм

  1. Структурный функционализм в социологии (Т. Парсонс и Р. Мертон).

Структурный функционализм — методологический подход в социологии и социокультурной антропологии, состоящий в трактовке общества как социальной системы, имеющей свою структуру и механизмы взаимодействия структурных элементов, каждый из которых выполняет собственную функцию. Функционализм стал сфрмировываться с начала 30-х годов 20 века

Основоположниками структурного функционализма считаются известный американский социолог Талкотт Парсонс, который в своих исследованиях опирался на классические концепции Герберта Спенсера и Эмиля Дюркгейма, а также британский социальный антрополог польского происхождения Бронислав Малиновский

. Базовой идеей структурного функционализма является идея «социального порядка», то есть имманентное стремление любой системы поддержать собственное равновесие, согласовать между собой различные её элементы, добиться согласия между ними.

Роберт Мертон — внес большой вклад в развитие данного подхода и его адаптации к практике. В частности Мертон уделял большое внимание проблеме дисфункций.

Основные положения:

1) Общество рассматривается как система;

2) Процессы системы рассматриваются с точки зрения взаимосвязанности ее частей;

3) Подобно организму система считается ограниченной (то есть в ней действуют процессы, направленные на сохранение целостности ее границ).

Т. Парсонс — ведущий профессор социологического факультета Гарварда вошел в историю науки как создатель нового направления. Структурный функционализм в его работах очень тщательно и подробно разработан. Парсонс – основатель теории соц. систем и соц. действия. Рассматривает соц. систему через соц. действие. Соц. система – это некоторая сов-ть множества элементов, характерная особенность которых в том, что связи между ними сильнее, чем связи между элементами и окружением.

Структура соц. действия:

1. наличие агента действия (человека)

2. наличие целей или предполагаемого будущего положения дел

3. наличие ситуации действия, состоящей из средств можно контролировать) и условий (нельзя контролировать)

4. наличие нормативных ориентаций дейст-го лица

Основные положения, которые были им сформулированы, выглядят следующим образом. Структурный функционализм утверждает, что социальные действия являются единством трех подсистем: субъект действия, определенная ситуация и ценностно-нормативные предписания как условие действия. В результате формируется самоорганизующийся комплекс, который отличается волюнтаристичностью, нормативностью и символичностью. В его рамках была разработана особая система анализа системы действий. В результате формируется четырехфункциональная схема, которая способна аналитически разделить общество на четыре подсистемы: поведенческий организм, личность, культура и социальная система.

Т. Парсонс значительное внимание уделял проблеме стабильности и устойчивости комплекса. Для нормального развития и существования социсистемы необходимо будет выполнение конкретных функций. Речь идет об адаптации к окружающей среде; целедостижении; интеграции, координации деятельности всех элементов; поддержании норм, правил и образцов. Структурный функционализм Парсонса утверждает, что для адаптации необходима экономическая подсистема. Ее функциями являются целедостижение, интеграция с другими органами и поддержание системы норм. Помимо этого большое значение выполняют органы социализации. Существующие в современности многочисленные общества не являются какими-то случайными разновидностями. Это — целая система, части ее друг от друга дифференцированы, но в то же время они интегрированы на основании взаимозависимости. Современный тип общества способен возникнуть только в эволюционной зоне. В настоящее время — это Запад.

Структурный функционализм Р. Мертона нацелен на анализ соцсистем на среднем уровне. В его основу положены несколько иные основания, нежели в концепции Т. Парсонса. Поскольку последний сосредотачивал внимание только на их функциях и функциональности систем и структур, которые обеспечивают социальный порядок.

Разработал более конкретную и действенную концепцию соц. структуры.

Основные компоненты этой структуры: статусы, роли, ролевые и статусные установки, нормы ценности, институты, коллективы, группы, организации, интересы.

Социальная структура является многомерной комбинацией трех уровней: нормативной, вероятностный, идеальный. В центре трех уровней находится индивид и его действия.

Социальный статус – структурное размещение индивида на всех его уровнях.

Понимал общество – как особый вид объективной реальности, что действие индивидов рационально и сознательно мотивировано. Социальные явления как структуры, определяющие поведение людей, ограничивающих и рациональный выбор

Мертон же уделял свое внимание дисфункциям и дисфункциональности, которые приводят к увеличению напряженности, противоречий, нарушениям порядка в обществе. В таком случае речь идет о плохой адаптации основных его структур. Центральным положением его концепции является учение о формах возникновения функций – скрытой и явной. Первая возникает, когда речь заходит о неосознанных и непреднамеренных последствиях социальных действий, а вторая — о преднамеренных и объективных.

Особое внимание Р. Мертон уделил разработке теории аномалий и девиантного поведения. Их появление ученым рассматривается как результат проявления кризиса, разлада, непорядка и дисфункциональностей в социальной системе. Определяющими факторами являются разложение нравственных ценностей и искажение идеалов в индивидуальном и общественном сознании. Аномия — это ситуация в обществе, характеризующееся распадом норм, регулирующих социальное взаимодействие. Понятие аномии было расширено Мертоном до масштаба общей теории девиантного поведения.

Он подробно изучал социологию профессий, медицины и науки. Теория функционализма Р. Мертона выделяет пять типов адаптации: конформизм, когда общественные цели и способы достижения человеком полностью принимаются; инновационность, когда осмысливаются только социальные цели; ритуализм, когда признаются способы достижения; ретритизм отрицает и то, и другое; мятеж подразумевает наличие протеста.

Функционализм

Развитием идей социологической школы в этнологии стал функционализм. Теоретические основы функционализма были почти одновременно сформулированы в Германии Р. Турнвальдом и в Англии Б. Малиновским. Основные их работы — «Человеческое общество в своем социологическом основании» и «Научная теория культуры» — были опубликованы соответственно в 1931 и в 1944 гг. Однако в Германии функционалистское учение не стало господствующим, тогда как в Англии оно сложилось в крупное направление, оказавшее значительное воздействие на развитие социальной и культурной антропологии. И хотя эта школа стала приобретать заметное влияние с 20-х гг. XX в., основополагающие принципы функционалистского метода были сформулированы еще в 1895 г. Дюркгеймом в изучении функций социальных явлений.

Особенностью функционального подхода в исследовании этнических процессов является рассмотрение культуры как целостного образования, состоящего из взаимосвязанных элементов, частей.

В соответствии с этим сутью метода функционализма является разложение культуры на составные части и выявление зависимости между ними. Для функционалистов важно выяснить: как действует культура, какие потребности она удовлетворяет, как воспроизводится. Элементы культуры рассматриваются с точки зрения их значения и их функции в целостной культурной среде.

Английский этнолог и социолог Бронислав Малиновский (1884 — 1942) на основе фактического материала, собранного в 1914 — 1918 гг. в ходе полевых этнографических исследований на Новой Гвинее и в Меланезии, сформулировал основные положения функционализма. Как метод исследования общества и культуры функционализм, по Малиновскому, характеризуется стремлением описать различные формы культурной жизни в их целостности и взаимосвязи между отдельными элементами изучаемых культур, оставляя в стороне происхождение и динамику культуры в целом.

[adsense]

Культура в теории Малиновского предстает как сложная органическая совокупность взаимосвязанных институтов, которые служат для удовлетворения как первичных (физиологических и психических), так и вторичных (порожденных самой культурой) потребностей людей. Приобретение, закрепление и передача вторичных потребностей, в совокупности составляющих социальный опыт, является другим назначением культуры. Вещественный и духовный аппарат культуры состоит из институтов, каждый из которых, будучи фиксированной частью социальной организации этнической группы, является носителем определенной функции. Различия между культурами выводятся из различий в способах удовлетворения потребностей, сами же основные потребности людей, по Малиновскому, постоянны и не зависят от культуры.

Основным условием существования культуры Малиновский считал равновесие между составляющими ее институтами. Каждое общество, по Малиновскому, является самодовлеющим и обладает собственным «культурным императивом». Изменения и заимствования в культурах происходят на уровне институтов и затрагивают лишь последние. Малиновский одним из первых разработал понятие института не только в социальной антропологии, но и в социологии, стремился выявить реальную жизненную функцию социальных явлений. В то же время описательный характер его функциональной теории, отказ от исторического рассмотрения культур, отрицание социального прогресса, исключение примитивных культур из всемирно-исторического процесса обусловили культурный релятивизм концепции Малиновского.

Малиновский критически оценивал ранние этнологические школы исследования культуры. В частности, он резко критиковал метод «пережитков» Э. Тайлора. Понятие «пережиток» нанесло, по мнению Малиновского, существенный вред этнологической науке, поскольку оно противоречило принципу функциональной взаимосвязи явлений культуры. Он утверждал, что в культуре не бывает ничего лишнего, случайного, все существующее функционально необходимо, иначе оно было бы лишним и бесполезным. Столь же резко Малиновский критиковал диффузионистское направление с его идеей заимствования культур. Основным недостатком учений своих предшественников он считал изолированное изучение отдельных черт культуры как независимых друг от друга сущностей.

Наряду с Малиновским крупнейшим представителем функционализма в этнологии является Альфред Радклифф-Браун (1881 — 1955), глава формально-структурного крыла английского антропологического функционализма, в котором сочетались функционалистский и структуралистский подходы в анализе сознания и поведения людей и их культуры. В своих научных сочинениях «Метод этнологии и социальной антропологии» (1950) и «Историческая и функциональная интерпретация культуры» (1952) он изложил свое понимание науки о человеке и человеческой жизни и методах ее исследования.

По мнению Радклифф-Брауна, этнологией следует называть науку занимающуюся конкретно историческим изучением отдельных народов, внутреннего развития культурных связей между ними. Основным методом этнологии является историческая реконструкция человеческой культуры с опорой на прямые свидетельства письменных источников, а также на другие гипотетические реконструкции, не выходящие за рамки культуры данного народа. Таким образом, этнология, используя исторический метод, изучает конкретные факты, касающиеся прошлого и настоящего отдельных народов.

Радклифф-Браун на основе синтеза социологизма Дюркгейма с эволюционизмом Спенсера путем сравнительного анализа стремился создать естественную классификацию структур первобытных обществ. Он исходил из того, что в примитивном обществе структура социальных отношений явно выражена (и потому доступна прямому изучению) в туземной терминологии родства, возрастных классов и т. п., связанной с укладом взаимных ожиданий и обязанностей. Обычаи, ритуалы, моральные нормы рассматриваются как регуляторы поведения людей (по аналогии с действием правовых норм), и им приписывается ключевая роль в культуре. Они рассматриваются в качестве культурных механизмов и механизмов контроля в отношении выполнения определенных функций, значимых с точки зрения удовлетворения жизненно важных потребностей людей или поддержания совместимости их существования.

Радклифф-Брауну и его последователям не удалось выполнить программу строгого структурно-функционального описания всей системы примитивного общества в ее динамике. Как и эволюционализм, как и теория культурной диффузии, она имеет свои ограничения. Она, например, не дает ответа на вопрос, как происходят изменения значений. Сторонники этого направления стремились создать социальную антропологию как прикладную науку, обеспечивающую решение актуальных практических задач, прежде всего в британских колониях. Имелось в виду управление на территориях с доминированием традиционных культур. В связи с этим важна практическая направленность исследований представителей функционализма.

В этот день:

Нет событий

Свежие записи

Основные идеи функционализма в психологии и методы исследования

Еще до возникновения психологии многие мыслители и философы изучали особенности формирования и функционирования человеческой психики. Именно XIX век стал поворотным в истории многих наук, в том числе и психологии, которая переживала кризис становления, поиск собственных методов исследования и подходов.

Два пути становления психологии

Структурализм и функционализм в психологии формировались практически одновременно, основываясь на активно развивающихся точных и естественных науках того времени.

Функционализм в психологии

Структуралисты взяли за основу фундаментализм физики и математики, в то время как функционалисты основывались в своих идеях на прикладных науках, и в первую очередь на теории Дарвина.

Эти разногласия разделили психологов на два лагеря, в одном из которых экспериментально исследовались и анализировались структуры сознания без опоры на сенсорный опыт, а в другом предпочтение отдавалось динамике развития и индивидуальной природе психики.

Однако и те и другие рассматривали психологию как науку об опыте сознания.

Психология как инструмент исследования структуры сознания

В XIX веке такие точные науки, как физика и химия, находились на пике своего развития. Были впервые обнаружены атомы как составляющие части молекулы, которая совсем недавно считалась неделимой.

Этот прогресс сподвиг ученых-психологов на поиски новых методов в своей области знания. Они предполагали, что в сложной психоэмоциональной сфере возможно выделить основные базовые чувства или ощущения, которые являются составными элементами более сложных, комплексных переживаний.

Этот подход получил название структурализм. Его активно развивал Эдвард Титченер — основатель и глава структурной психологии. За основу метода исследования он взял интроспекцию — исследование и описание сознательного опыта испытуемых. Он пытался усовершенствовать этот метод путем специальной и постоянной тренировки подопытной группы.

Эдвард Титченер

Титченер считал, что отбросив всю сенсорику — ощущения и образы, сменив наблюдение на эксперимент и добавив обширные статистические исследования, он сможет приблизить психологию к золотому стандарту точных наук.

Одной из главных задач, которые ставил перед психологией как наукой Титченер, являлось изучение структуры сознания и выявление базовых элементов, из которых, как из кирпичиков, строятся более сложные и комплексные ощущения и чувства.

Функционализм в психологии

Однако идеи о фундаментальном характере психологии Титченера не нашли поддержки и понимания со стороны других ученых-психологов. И тогда в противовес структурализму стала формироваться другая ветвь психологии, получившая название функционализм.

Школа функционализма в психологии формировалась под влиянием теории эволюции Чарльза Дарвина, которая гласила, что человеческое сознание смогло эволюционировать только благодаря тому, что оно сосредотачивало деятельность индивидов на достижении определенных целей.

Исходя из этого знания ученые-функционалисты выдвинули теорию о том, что для выяснения методов адаптации индивида к среде необходимо наблюдать за его непосредственным поведением. Таким образом функционализм в психологии расширил границы науки, сделав одним из предметов ее изучения поведение.

Новая эра психологии

Предвестником зарождения нового течения, получившего название европейский функционализм, в психологии принято считать австрийского философа и психолога Франца Брентано.

Франц Брентано

Он категорически отвергал идеи Вундта, считая их ограниченными. В отличие от структурализма, считавшего описание результата психического акта важнейшей задачей психологии, Брентано предположил, что объектом изучения должен стать процесс.

Именно Брентано ввел в современную философию и психологию понятие интенциональности, означающее векторный характер человеческого сознания. С точки зрения австрийского ученого, психический акт нельзя рассматривать в отрыве от объекта, на который он направлен.

Развитие идей функционализма в Европе

Теорию Брентано активно подхватили и стали развивать другие ученые. Одним из первых его последователей, представителей функционализма в психологии принято считать немецкого психолога, философа-идеалиста Карла Штумпфа.

Карл Штумпф

Штумп занимался проблемами восприятия звуковых тонов и связанными с этим проблемами теории музыки. С детства одаренный абсолютным слухом и игравший на 6 инструментах Штумпф посвятил свою жизнь изучению психоакустики и музыкального восприятия.

Немецкий психолог вводит и развивает новое направление в философии, получившее название феноменология. Штумпф выделяет в этом учении три основные части — феномены, психические функции и имманентные отношения.

Его исследования именно психических функций, которые он подразделяет в свою очередь на интеллектуальные (восприятие, суждение) и эмоциональные (радость, печаль и другие) послужили базой для создания функциональной и гештальтпсихологии.

Зарождение функционализма в Америке

Основателем и первым представителем американского функционализма в психологии принято считать психолога и философа Уильяма Джеймса. В своей книге «Принципы психологии» он развивает идею о том, что ученые должны изучать состояния сознания в динамике, протестуя против принятой в то время идеи о статичности и структурности человеческой психики.

Уильям Джеймс

В своих идеях Джеймс основывается на работах Брентано и Штрумпфа. Именно благодаря ему психология становится одной из самых популярных наук того времени.

Джеймс не смог описать целостную систему взглядов функционализма в психологии, но составил обширный набор теорий и концепций, которые послужили базой для множества различных учений, начиная от бихевиоризма и заканчивая гуманистической психологией.

Американский психолог отдает ведущую роль эмоциям, инстинктам и индивидуальным особенностям человека, развивая популярную в те годы «теорию эмоций».

Развитие идей Джеймса

Идеи Уильяма Джеймса развил в своих работах американский философ и педагог, основатель прагматизма Джон Дьюи. Он является одним из основателей школы психологов при Чикагском университете.

Джон Дьюи

С точки зрения Дьюи, все содержание человеческого сознания, врожденное и приобретенное, составляет собой опыт, и основная задача психологии и философии — помогать человеку в потоке опыта двигаться к поставленной цели и достигать ее.

Чикагская школа функционализма в психологии связана также с именами Джеймса Энджелла и Гарвея Кэрра.

Джеймс Роуленд Энджелл учился в Мичиганском университете под покровительством Джона Дьюи, там же он получил степень магистра психологии и продолжил образование в Гарбарде, а позже в Берлине и Галле. Энджелл считается лидером американской ветви функциональной психологии.

Один из его последователей — Гарвей Кэрр изначально получал математическое образование в университетах Индианы и Колорадо, но после прослушанного в Чикаго курса Энджелла по функционализму в психологии полностью поменял вектор своей работы и принялся за изучение психической деятельности.

Колумбийская школа американской функциональной психологии

Одновременно с Чикагской школой идеи функционализма в психологии развивала Колумбийская школа под руководством Роберта Вудвортса. Они считали, что важнейшая роль в организации поведения принадлежит мотивации и установкам личности.

Роберт Вудвортс

В своей научной деятельности Вудвортс вместе со своим университетским товарищем Эдвардом Ли Торндайком исследовали проблему переноса усвоенных навыков. Именно на основе их опытов позже была построена идея бихевиоризма с его знаменитой формулой «стимул-реакция».

Самого Вудвортса иногда ошибочно причисляют к основоположникам бихевиоризма, что в корне неверно. Ученый всю свою жизнь считал эту теорию ошибочной и неполной, так как в ней отсутствует одно из важнейших звеньев. По его мнению, формула научного объяснения поведения должна выглядеть как «стимул-мотив-реакция».

Именно идею мотивационной обусловленности человеческой деятельности Роберт развивал всю жизнь и воплотил в своей книге «Динамическая психология».

Принципы функционализма

Вклад ученых-исследователей функционализма в развитие психологии как науки невозможно переоценить, так как именно они первые в истории изучения человеческой психики показали значение поведения и мотивации, которые наравне с сознанием должны были стать предметом изучения психологов и философов того времени.

Структурализм и функционализм в психологии

Структуралисты в свое время утверждали, что психические функции не поддаются интроспективному анализу и изучать следует содержимое сознания. Противники их взглядов исходили из своей уверенности в том, что при наличии надлежащих методов психологические функции можно изучать в динамике. Так родился функционализм в психологии. Кратко основные тезисы этого направления можно структурировать так:

  • Психология должна изучать не содержание сознания, а его функции.
  • Суть психологических функций состоит в приспособлении к среде.
  • Психология должна быть прикладной наукой, пригодной для практического использования.
  • Психологические функции являются частью комплексной активности индивида и включают в себя психические и физические компоненты.
  • Психология идет рука об руку с биологией, поэтому практикующему психологу крайне важно знание анатомии и физиологии, так как они способны помочь понять мотивы и способы психической активности личности.

Вклад в психологию

Функционализм в психологии выдвигал также идею о целостности человека и социальной среды. Ученые-функционалисты рассматривали все психические проявления с точки зрения их приспособительного, адаптивного характера. Проще говоря, функциональная психология рассматривала психические акты человека исключительно как механизм решения жизненного важных для индивида проблемных ситуаций.

Несмотря на то что эти положения были достаточно бедны и неполно отражали суть психической активности, они определили пути дальнейшего развития науки и стали фундаментом для формирования следующего витка развития функционализма в социальной психологии, получившего название бихевиоризм.

Неофункционализм — Википедия

Неофункционализм — теория европейской интеграции, созданная после Второй мировой войны и являющаяся ревизионистским вариантом функционализма.

Разработанный группой американских исследователей во главе с Э. Б. Хаасом, к 1960-м годам неофункционализм стал ведущей теорией европейской интеграции[источник не указан 466 дней]. Сильной стороной неофункционализма стало стремление к управляемой интеграции на региональном уровне. А наиболее существенным отличием от классического функционализма было то, что на первый план выдвигалась политика, стремление к политическому сотрудничеству, но через сотрудничество экономическое. Таким образом, освободившись от ряда недоработок функционалистов, обновлённая теория вносила ясность в понимание интеграционного процесса[нейтральность?].

Европейская интеграция как явление может быть рассмотрена в двух аспектах: политическом и экономическом. Именно понятия политического и экономического дали начало масштабной дискуссии о европейской интеграции. Центральным вопросом в этом споре стал вопрос о статусе государства. Идеологические трения, касающиеся радикальных изменений в политическом сообществе или поддержания status quo государства-нации, во многом не утратили свою злободневность, однако перешли на качественно новый уровень. Наиболее ожесточённые споры развернулись между сторонниками различных теорий объединения Европы и допустимых границ регионального сотрудничества.

Тупик, в котором оказалась Западная Европа в результате Второй мировой войны, поддержка объединительных начал в её жизни со стороны Соединённых Штатов и страх перед «советской угрозой» создали благоприятные условия для практического осуществления так называемой «европейской идеи», зародившейся ещё в эпоху Возрождения. Необходимость сотрудничества на общеевропейском уровне была обусловлена рядом причин, главная из которых — стремление избежать новой тотальной войны. Как следствие, возникла потребность в теоретическом обосновании, что в большей или меньшей степени могло бы предопределить дальнейшие интеграционные процессы.

Европа после Второй мировой войны[править | править код]

Вторая мировая война показала, насколько был хрупок мир в Европе. И даже Лига Наций, на которую возлагались большие надежды по предотвращению новой военной угрозы, оказалась не в состоянии навести порядок на международной арене. После двух разрушительных войн перспектива третьей войны отнюдь не привлекала европейцев. Боязнь немецкого реваншизма, а также советская угроза, которой принадлежит не последняя роль в истории европейской интеграции, толкали европейские страны к сотрудничеству. Именно сотрудничество представлялось единственной формой международных отношений, которая сможет гарантировать мир и порядок в Европе. Вместе с тем, такая альтернатива встречала множество препятствий, например, взаимная неприязнь наций, нерешённые вопросы о спорных территориях, ответственность за развязывание войны, выплата репараций.

Однако поиски путей послевоенного урегулирования Европы начались ещё до окончания Второй мировой войны. Так, правительства Нидерландов, Бельгии и Люксембурга ещё во время войны, будучи в изгнании, договорились о тесном экономическом сотрудничестве после окончания войны. В 1946 было подписано соответствующее соглашение, а два года спустя страны Бенилюкса отменили таможенные сборы между собой и установили общий внешний тариф. Пример столь удачного международного сотрудничества невольно заставлял задуматься о такой перспективе для всей Европы. Была предпринята попытка объединения Бенилюкса и Франко-итальянского таможенного союза (1949) в Fritalux-Finebel, но это предложение встретило сопротивление в национальных правительствах и было отклонено. Неудача этого проекта продемонстрировала необходимость создания независимого наднационального центра принятия решений.

Перспектива интеграции: федерализм или функционализм[править | править код]

Перед европейскими политиками возникло две возможности интеграции: экономическая и политическая. За экономическую модель высказывались многие европейские правительства; политическая модель была предложена бывшим премьер-министром Великобритании У. Черчиллем[источник не указан 466 дней]. К началу 50х гг. это противостояние переместилось на идеологическую почву, и теперь федералисты и функционалисты спорили за будущее европейского объединения. Но самым главным вопросом, который все ещё оставался на повестке дня и который не могла обойти стороной ни одна концепция, был вопрос о том, как избежать новой войны.

Основу западноевропейского единства федералисты видели в общем культурном наследии, что должно было обеспечивать базис для политического объединения. Приоритет федералисты отдавали политической сфере интеграции, прежде всего созданию наднациональных институтов, которым национальные власти должны передать широкие полномочия — только таким образом гражданам может быть гарантирована политическая и экономическая безопасность. В итоге предполагалось создание целостной федерации европейских государств вместо существующих стран, которые постоянно соперничают друг с другом. Федералисты уделяли недостаточно внимания экономическим факторам интеграции, но выступали за немедленное создание в Западной Европе федеральной политической структуры. Несмотря на кажущуюся революционность федерализма, его сторонники признавали необходимость поступательной, эволюционной, интеграции: «Политический союз Европы должен строиться шаг за шагом. В один прекрасный день этот процесс приведёт нас к Европейской федерации»[источник не указан 489 дней].

Главными оппонентами федералистов были сторонники функционализма. Функционализм — «…классическая теория региональной интеграции, согласно которой необходимость технократического управления экономической и социальной политикой приводит к формированию интернациональных агентств»[источник не указан 489 дней]. В свою очередь, эти агентства обеспечивают экономическое процветание, приобретая легитимность и преодолевая идеологические противоречия. В долгосрочной перспективе они эволюционируют в международные правительства. Как и федерализм, функционализм преследовал своей целью разработку такой теории, которая создала бы условия для окончания конфликта интересов, что предотвратило бы и новую войну. Классический функционализм изложен в работах его основателя Дэвида Митрани: «Действующая система мира», «Перспектива интеграции: федерализм или функционализм». Митрани разрабатывал стратегии для создания постоянного мира между государствами: «Митрани не искал форм для идеального международного правительства, скорее он думал о неотъемлемых функциях, которыми будет обладать это правительство»[источник не указан 489 дней]. Функциональный подход к мировой политике — и политике европейской интеграции — сосредоточен на человеческих нуждах и всеобщем благосостоянии, а на пути к достижению этих целей можно поступиться и со статусом государства-нации и с любой идеологией. Функционалисты выражают своё сомнение по поводу того, что государство-нация вообще способно обеспечить благосостояние человека. Удовлетворение некоторых потребностей носит трансграничный характер, поэтому образование надгосударственных структур с вверенными им функциями неизбежно.

Главное отличие двух парадигм состоит в том, сколько внимания уделяется понятиям политического и экономического. В своей политической стратегии федералисты в большей степени сосредотачивались на учреждении институтов, которые будут контролировать федерацию. В то время как функционалисты, в частности Д. Митрани, считали, что всякое объединение по политическому принципу обречено на провал. Федералистская модель не только повышает уровень государствоцентричности, но и способствует укреплению государственных структур принятия решений, что приводит, по мнению Митрани, к доминированию наиболее сильных государств в объединении: «Для любого федералистского эксперимента, целью которого является совершенствование общественного благосостояния, действующим прототипом послужит не Конституция США 1787 года, а скорее федеральная система СССР»[источник не указан 489 дней]. В отличие от федералистов, функционалисты считали, что интеграция должна начинаться с экономической сферы и только потом распространяться на политику. В этом отношении функционализм гораздо более прагматичен[нейтральность?]; предусматривалось, что инициатива сотрудничества должна исходить от самих государств благодаря заинтересованности в сближении их экономик. Напротив, федерализм подвергается критике[кем?] из-за того, что национальные интересы и цели государств практически не учитываются. На практике это означает, что каждое государство будет отстаивать свои собственные интересы, не желая поступиться ими в пользу абстрактных общих целей.

«Отцы-основатели» Европейского союза[править | править код]

После окончания Второй мировой войны у теории федерализма появилось очень много сторонников. Они объединились вокруг У. Черчилля, который стал ярым федералистом ещё во время войны. Именно Черчиллю принадлежала отвергнутая Францией инициатива создания Англо-Французского союза (1940) и Совета Европы (1943). В своей речи в университете Цюриха в 1946[источник не указан 464 дня]Черчилль заявил: «Существует средство, которое… за несколько лет могло бы сделать Европу… свободной и… счастливой. Средство это есть воссоздание европейской семьи, и большее, что мы можем для этого сделать, обеспечить структуру, благодаря которой Европа будет пребывать в мире, безопасности и свободе. Мы должны построить нечто вроде Соединённых Штатов Европы»[источник не указан 489 дней]. Вместе с Черчиллем у истоков объединения Европы стояла целая группа блестящих европейских политиков, которых в дальнейшем назвали «отцами-основателями». Считается, что началом созданию Европейского объединения угля и стали (ЕОУС) послужила речь министра иностранных дел Франции Роберта Шумана на пресс-конференции 9 мая 1950. В работе над «планом Шумана» принимал непосредственное участие главный советник при правительстве Франции Жан Монне, который представил проект договора об учреждении ЕОУС. Свою поддержку «плана Шумана» изъявил канцлер ФРГ К. Аденауэр, который неоднократно подчеркивал[источник не указан 464 дня], что цель объединения не экономическая, а в высшей степени политическая. «План Шумана» также поддержали премьер-министр Италии Альчиде Де Гаспери, министр иностранных дел Бельгии Поль Анри Спаак, министр иностранных дел Германии Вальтер Хальштайн и, безусловно, сам Черчилль.

Фактически это означало объединение Европы в соответствии с концепцией федерализма. Безусловно, европейские страны преследовали и экономические выгоды, но на первом этапе интеграции главной целью было обеспечение безопасности, что достигалось через экономическое сотрудничество. Действующий принцип был таков: никто не сможет развязать войну, не обладая монополией на производство угля и стали. И эта цель была успешно достигнута.

Однако некоторые из «отцов-основателей» смотрели дальше и признавали важность функционального экономического сотрудничества для интеграции Европы в целом. Главная роль среди первых функционалистов принадлежит первому президенту (1958—1969) Европейской Комиссии Вальтеру Хальштейну. По его мнению, самой важной предпосылкой для успешной политической интеграции было создание общих экономических институтов. Поэтому, будучи на посту президента, Хальштейн активно работал над созданием общего рынка. Нельзя не упомянуть и о влиянии Монне на экономическую сферу. Ему принадлежит известное изречение: «Мы объединяем людей, не государства». Принцип, которого Европейский союз придерживается до сих пор в своих культурных и образовательных программах. Также большой вклад в объединение Западной Европы внёс Альчиде Де Гаспери, работая над осуществлением плана Маршалла и установлением близких экономических связей с другими странами Европы. Особая заслуга принадлежит К. Аденауэру и Ш. де Голлю, которые смогли преодолеть национальные предрассудки и в 1963 подписали договор о дружбе.

Анализируя послевоенный этап европейской интеграции, нужно отметить, что приоритет отдавался федералистскому пути объединения, что было вполне оправдано необходимостью обеспечения безопасности послевоенной Европы. Но одной лишь безопасностью процесс интеграции не ограничивался, что и подтвердилось в работе ЕОУС. Без экономических договоренностей политическое сотрудничество превращалось в пустой звук. Поэтому поворот от федерализма к функционализму был закономерен. Последующую главу я[нейтральность?] хочу посвятить теории функционализма на начальном этапе развития европейской интеграции, так как, по моему мнению, функционализм является именно той парадигмой, которая способна наиболее объективно и рационально объяснить процесс региональной интеграции.

Классический функционализм[править | править код]

Основные положения функционализма как классической теории региональной интеграции изложены в фундаментальных трудах Дэвида Митрани «Система действующего мира» (1944) и «Перспектива интеграции: федерализм или функционализм» (1965). Тем не менее, функционализм был подвергнут жёсткой критике. Самыми весомыми стали обвинения в излишней технократичности, наивности и идеалистичности, неспособности к прогнозированию и недостатке в научном обосновании. Нужно заметить, что во многом эта критика была оправдана. Однако Митрани нельзя отказать в стремлении объяснить динамику текущих международных отношений, что и позволяло функционализму претендовать на фундаментальность.

От функционализма к неофункционализму[править | править код]

Вторая мировая война стала своеобразным рубежом в развитии концепций региональной интеграции, многие из которых подверглись пересмотру. Если федерализм и функционализм стремились к установлению мирной системы международных отношений, что было жизненно необходимо для послевоенной Европы, то неофункционализм, который, по сути, является ревизионистским вариантом функционализма, своими задачами, отличался принципиальной новизной. Разработанный группой американских исследователей во главе с Э. Хаасом, к шестидесятым годам неофункционализм стал ведущей теорией европейской интеграции. Идеи неофункционализма очевидно переплетались с планами первых архитекторов Европейского сообщества. Так, легко найти прямую связь между «методом интеграции» Монне (сперва объединение экономических структур, потом — политических) и основными положениями неофункционализма, изложенными Э. Хаасом в его труде «Объединение Европы: политические, экономические и социальные силы 1950—1957».[источник не указан 466 дней]

Сильной стороной неофункционализма стало стремление к управляемой интеграции на региональном уровне. А наиболее существенным отличием от классического функционализма было то, что на первый план выдвигалась политика, стремление к политическому сотрудничеству, но через сотрудничество экономическое. Таким образом, освободившись от ряда недоработок функционалистов, обновлённая теория вносила чёткость в интеграционный процесс.

Европейская интеграция[править | править код]

Парижский договор (1951) явил функциональный подход для Европейской интеграции. Сам Митрани (en:David Mitrany) положительно оценивал объединение, говоря, что это есть проявление чистой традиции функциональной логики. Функционализм предусматривал сотрудничество стран А и В в секторе «а». Для чего потребуется создание международных институтов, которые будут координировать совместную работу сектора. Слаженность такой работы обеспечит вовлечение в зону общих интересов секторов «b» и «c». В этой простой схеме нельзя не заметить тот путь, по которому и начала развиваться европейская интеграция. К тому же Митрани считал, что работа ЕСУС не носит политической подоплёки, что было весьма наивно с его стороны. В основе ЕОУС лежала оригинальная идея Монне о секторальной интеграции. Именно эта идея и была взята на вооружение французским правительством. Таким образом, основа европейской интеграции была воплощена в действующем проекте.

Следует отметить, что «заявление Шумана в мае 1950 г., вошедшее в историю как „План Шумана“, вызвало шок»[источник не указан 489 дней]. План Шумана осуществлял ограниченную, но инновационную идею функционализма об умеренном отказе государств от части своего национального суверенитета в пользу общих надгосударственных структур, которые берут на себя функцию удовлетворения совместных политических и экономических интересов.

Проявления функционализма в работе европейских сообществ[править | править код]

Достижения ЕОУС в проникновении в государственный суверенитет стран-членов оказались намного меньше, чем того ожидали основатели сообщества[источник не указан 464 дня]. В своём выступлении перед Советом Европы Шуман заявил, что «страны-члены будут вынуждены отказаться от определённой степени своего суверенитета в пользу Высшей Власти и должны будут принять объединение и слияние власти, которое практикуется правительствами в настоящее время»[источник не указан 489 дней]. Несколько позже, в 1950, Монне сделал попытку расширить границы функционального интегрирования в таких чувствительных политических сферах как оборона и внешняя политика, но, как оказалось, это было ещё слишком преждевременно. Единственное, что удалось достичь в этом вопросе, так это подписание договора в 1952 году в Париже, согласно которому, шесть стран-членов обязались объединить свои оборонительные силы, что должно было способствовать перевооружению Западной Германии. В конечном счёте, преждевременные попытки наднационального вторжения в сферы, которые являются исключительными прерогативами суверенного государства, привели к открытому противостоянию дальнейшей функциональной интеграции. Прежде всего, это относится к отклонению французским парламентом в 1954 году, подписанного двумя годами ранее, договора о создании Европейского Оборонительного Сообщества (ЕОС). Провал проекта ЕОС снизил темпы интеграции и ясно обозначил текущий предел интеграции. Митрани предвидел такого рода кризисы, поэтому в своей теории он всегда ограждал политику от всех остальных сфер сотрудничества. И небезосновательно: становилось очевидно, что объединение интересов в сфере «низкой» политики не встречает существенных преград, в то время как аналогичные процессы в «высокой» политике терпят крах и грозят перечеркнуть всё то, до чего уже удалось договориться с большим трудом[источник не указан 489 дней].

Как бы то ни было, на Мессинской конференции 1955 страны-члены ЕОУС изъявили совместное намерение к «учреждению Единой Европы путём развития общих институтов, поступательного слияния национальных экономик, создания общего рынка и последовательного согласования социальной политики»[источник не указан 489 дней]. По сути, конференция в Мессине окончательно утвердила за ЕОУС роль стартовой платформы для дальнейшей интеграции.

Под руководством бельгийского министра иностранных дел П. А. Спаака, который занял место подавшего в отставку Ж. Монне, была организована работа комитета, куда входили министры иностранных дел шести стран-членов ЕОУС. Спаак неоднократно подчеркивал[источник не указан 464 дня], что участники этого комитета отнюдь не совершали ошибку, стараясь продвинуть текущие интеграционные возможности немного далее. Придерживаясь идеи функционализма, все шестеро сконцентрировались на скромной, но весьма оригинальной идеи экономической интеграции. Сегодня такое развитие событий кажется вполне естественным и даже предсказуемым, но в середине 50-х гг. это предложение стало настоящей инновацией. Начались интенсивные переговоры о возможности установления общего рынка и свободной торговли. Под руководством Спаака прошла конференция в Брюсселе в 1955, работа которой оказалась весьма продуктивной. После конференции обсуждение вопроса перешло на более высокий, межправительственный, уровень, что и обусловило подписание Римских договоров 1957 года.

Наследие функционализма[править | править код]

Значение Римских договоров сложно переоценить. Подписание этих соглашений означало возвращение к жизни приостановленного проекта создания единого европейского сообщества. Что также означало новый этап в эволюции функционализма. Монне и те, кто разделял его мнение, видели региональную интеграцию как поступательный процесс, динамизм которого исходит изнутри. Неофункционалисты определили это явление как «перетекание» («spillover»). Секторальное сотрудничество постепенно создаёт необходимые условия для формирования общих политических ценностей, что в конечном результате приведёт к политической интеграции. Монне всегда оставался твёрдо убеждён в том, что в функциональную интеграцию должны быть включены не только экономика и политика, но и культура. В своих мемуарах он выражает надежду на объединение Европы: «Мало-помалу работа Сообщества принесёт свои плоды… Тогда повседневные реалии позволят сформировать политический союз, Соединённые штаты Европы, что и станет заслугой нашего Сообщества… Я всегда предвидел только один путь, и лишь длина его оставалась неизвестна. Унификация Европы, как и все мирные революции, требует времени»[источник не указан 489 дней].

Теоретики неофункционализма приняли оставленное им наследие, но поставили себе куда более сложную задачу, нежели их предшественники. Неофункционалистам предстояло не только объединить Европу, но и раскрыть суть интеграционных процессов и сделать их управляемыми.

Пересмотр функционализма: неофункциональный вариант[править | править код]

Достоверность этого раздела статьи поставлена под сомнение.

Необходимо проверить точность фактов, изложенных в этом разделе.
На странице обсуждения могут быть пояснения.

Деятельность ЕСУС с точки зрения неофункционализма[править | править код]

Неофункционализм был разработан группой американских теоретиков, которые полагали, что все существующие на тот момент теории региональной интеграции не могли объяснить логику этого процесса и не обладали способностью адаптироваться к меняющимся международным отношениям. Теория закрепилась в интеллектуальных кругах с выходом в 1968 году книги Хааса «Объединение Европы: политические, социальные и экономические силы 1950—1957», которая стала манифестом неофункционализма.

Неофункционализму присуща некоторая степень гибридности: рассматривая его основные положения, несложно найти общие черты с федерализмом и реализмом. Неофункционалисты представляли интеграцию политическим процессом, требующим, как предполагали федералисты, согласования социальных противоречий и баланса интересов в рамках сообщества. Отсутствие догматизма позволяло неофункционализму с лёгкостью приспосабливаться к политическим реалиям.

Неофункционалистами, в частности Хаасом, была разработана простая и красивая стратегия образования общеевропейских институтов, включающая несколько последовательных этапов, каждый из которых обладал своими особенностями.

Одним из достижений Хааса стало детальное изучение предпосылок интеграции, в то время как остальные теории этого не предусматривали. Сотрудничество не может начинаться на пустом месте, для этого необходимы определённые условия: общие экономические интересы, сходство экономических систем, некоторая степень взаимозависимости, политический плюрализм. Самым первым и самым важным положением стратегии неофункционалистов стал тезис о том, что в первую очередь следует начинать сотрудничество по тем вопросам, по которым легче всего договориться: «Прежде всего, ограниченное сотрудничество нужно начинать со сфер „низкой политики“, в то же время, убедившись, что это ключевые сектора экономики (уголь и сталь, например)»[источник не указан 489 дней]. Функциональная интеграция Европы начинается именно с создания ЕСУС. Отличительной чертой этого Сообщества стало объединение интересов европейских стран в сфере «низкой» политики, то есть экономики. Более того, уголь и сталь являются ключевыми отраслями экономики, что соответствует стратегии интеграции неофункционалистов. Отсюда напрашивается вывод о том, что первый этап европейской интеграции осуществлялся именно в русле неофункционализма, но в действительности это было не совсем так. Сотрудничество в сфере тяжёлой промышленности предотвращало возможность развязывания новой войны в Европе. Поэтому справедливо считать, что ЕСУС имеет федералистское происхождение.

Второй этап стратегии интеграции предполагает создание единого правительства, представители которого не зависят от национальных правительств. Такое правительство должно было объективно направлять процесс интеграции. Сначала попытки создания универсальной европейской парламентской ассамблеи не принесли результатов. Тому было несколько причин, одной из которых стала неспособность лидеров европейских государств прийти к общему знаменателю интересов. Главная сложность заключалась в том, что одновременно с институтами ЕСУС функционировали органы ЕЭС (Европейское Экономическое Сообщество) и органы Евратома (Европейское сообщество по атомной энергии): «Первые же годы показали нецелесообразность параллельного существования трёх отдельных систем руководящих органов (институтов), поскольку институты трёх Сообществ были устроены весьма похожим образом»[источник не указан 489 дней]. Конец этой практике положил Договор об учреждении единой Комиссии и единого Совета Европейских сообществ (неофициально называемый Договор о слиянии), подписанный 8 апреля 1965 года в Брюсселе. Создание общих административных органов также было предусмотрено неофункционализмом: «Нарастающая экономическая интеграция создаст необходимость в учреждении общих европейских институтов, так как открытое сотрудничество потребует более сложного управления». Таким образом, была подготовлена политическая основа для дальнейшей интеграции.

Если говорить о вкладе ЕСУС в развитие европейской интеграции, то здесь сложно дать однозначную оценку деятельности Сообщества. С одной стороны, опыт Сообщества стал фундаментом для общеевропейского дома. С другой стороны, нельзя не согласиться с мнением Э. Хааса о том, что вклад ОА в европейскую политическую интеграцию был «очень незначительным, если учитывать, что основная масса индивидуальных членов, за исключением 15 человек, до получения наднационального мандата была убеждена в федералистском кредо ОА как основном результате работы в Страсбурге».

Эффект «перетекания»[править | править код]

Вероятно, самым важным и самым спорным положением теории неофункционализма стала идея «перетекания», которая использовалась для обозначения движущих механизмов интеграции. В оригинальной трактовке Хааса, «перетекание» являет собой создание и углубление интеграции в одном секторе экономики, что обеспечивает давление на смежные сектора. При этом усиливается влияние единого наднационального правительства. Если рассматривать это положение на примере ЕСУС, то фактически это означает, что полная интеграция в сфере угля и стали не будет завершена без интеграции родственных сфер.

Для того, что идея «перетекания» начала работать, необходимо соблюдение ряда исходных условий. Одним из таких условий является априорная зависимость экономик стран-участниц интеграции. В противном случае сотрудничество себя не оправдывает. Стоит отметить, что определённые сектора экономики потенциально более подходят для «перетекания», нежели другие. В качестве связующего звена могут выступать международные торговые союзы (например, те, что образуют зоны свободной торговли), которые работали бы более эффективно, если бы правительства стран-участниц поддержали единый валютный курс. А это, в свою очередь, санкционирует сотрудничество в монетарной политике. Таким образом, процесс функционального «перетекания» сыграл свою роль в учреждении Европейской валютной системы в 1979 году.

Определённую роль в валютной интеграции сыграли разрушение Бреттон-Вудской валютной системы и Первый энергетический кризис 1973 года. Это привело к тому, что, преодолевая совместными усилиями экономические трудности, страны-члены начинают развивать новые направления интеграции в области экологии, социальной политики, здравоохранения, науки и техники.

Однако суть процесса «перетекания» заключается не просто в увеличении взаимозависимости между государствами, но в том, что дальнейшая экономическая интеграция потребует создания наднационального регулирующего органа. В таком случае экономическое сотрудничество будет подкреплено сотрудничеством политическим. При этом крайне важно, чтобы политика следовала за экономикой, а не наоборот. Именно несоблюдение этого основополагающего принципа стало причиной недееспособности многих проектов объединения Европы. По мнению Э. Хааса успех интеграции напрямую зависит от того, насколько способны центральные институты политической власти сохранять относительную автономность международных экономических формирований, чтобы не разрушить их деятельность при первом политическом противоречии между странами.

Экономическая интеграция: от ЕОУС к ЕЭС[править | править код]

Когда в 1968 Э. Хаас опубликовал свою книгу «Объединение Европы», то перспективы развития послевоенной Европы с её устойчивой тенденцией к наднационализму, казались многообещающими. Работа Хааса по исследованию европейской интеграции получила широкое признание во многом благодаря тому, что была издана через десять лет после образования Европейского Экономического Сообщества (ЕЭС). Это означает, что некоторые результаты интеграции были уже видны. И можно было надеяться, что теперь судьба Европы зависит от уровня функционального сотрудничества. Договор о ЕЭС, подписанный в Риме 25 марта 1957 года, переносил принципы и методы работы, установленные ЕОУС на все области экономики шести стран-участниц сообщества.

Главной причиной, как считает Хаас, благодаря которой экономическое сотрудничество перешло на качественно новый уровень, стала заинтересованность всех политических сил ЕОУС в учреждении наднациональных органов и институтов, которые могли бы направлять сотрудничество в нужном русле. К примеру, создание таможенного союза произошло на полтора года раньше запланированного срока — в июле 1968 года (вместо 1970 года). Ещё одним важным событием на пути к формированию общего рынка стало введение общей аграрной политики в 1966 году. Таким образом, «перетекание» в новые экономические и политические сектора было обусловлено чисто национальными интересами, которые выражали представители своих стран в органах ЕОУС. Отныне национальные интересы получали наднациональный формат.

Качественное отличие между двумя сообществами заключалось в том, что ЕОУС было «секторным» сообществом, то есть сфера его деятельности была чётко определена — угольная и сталелитейная промышленность, в то время как ЕЭС стало первой наднациональной структурой, чья компетенция охватывала всю экономику стран-членов. Создание ЕЭС соответствовало стратегии Хааса, поэтому справедливо утверждать[нейтральность?], что на данном этапе европейская интеграция развивалась согласно теории неофункционализма.

Создание Евроатома[править | править код]

Основываясь на стратегии интеграции Хааса, неофункционалист Ф. Шмиттер придал этому процессу несколько иную теоретическую форму. Она стала более схематичной, но в смысловом плане ничего не потеряла. Классификация Шмиттера интересна тем, что каждой стадии он даёт соответствующее название. Так, третья стадия интеграции носит условное название «нарастание»: «Интеграция специфических отраслей экономики создаст функциональное давление для сотрудничества в смежных отраслях… Последствием станет постепенное и нарастающее вовлечение национальных экономик»[источник не указан 489 дней]. Поэтому следующей областью экономической интеграции европейских стран стала весьма перспективная научная и промышленная сфера ядерной энергетики. Стоит отметить, что в вопросах сотрудничества государства-члены ЕСУС руководствовались все тем же «коммунитарным методом». Франция раньше других начала проводить исследования в ядерной энергетике и быстро пришла к выводу, что уровня СССР и США самостоятельно достичь не удастся. Французские политики настояли на создании специальной организации в этой сфере, в результате, в 1957 году был учреждён Евроатом. Таким образом, на данном этапе европейская интеграция по-прежнему развивалась согласно стратегии, разработанной Хаасом.

Установление «системы мира в Европе»[править | править код]

Вышесказанное свидетельствует о том, что рассмотренный этап европейской интеграции развивался в контексте неофункционализма. Образование новых сообществ и учреждение новых институтов вело к установлению в Европе мира, стабильности и безопасности. Отчасти, успех данной теории заключается в преследовании именно этих целей. Поэтому заключительный этап стратегии объединения Хааса предусматривал установление «долгосрочной системы мира в Европе». К примеру, в 1963 году, непримиримые враги в прошлом, Германия и Франция подписали договор о дружбе, что стало веховым событие на пути к объединению Европы. Учреждение общеевропейских наднациональных органов обеспечивало все большую взаимозависимость государств, втянутость их экономик в общий рынок. И, самое главное, за экономическим сотрудничеством, как неотъемлемая часть, следовало сотрудничество политическое.

Неофункционализм на современном этапе[править | править код]

Неофункционализм имеет ряд преимуществ[каких?] перед остальными теориями, в частности, федерализмом. Тем не менее, путь Европы к объединению далеко не всегда был гладок. Поэтому главная задача таких фундаментальных теорий как неофункционализм состоит в том, чтобы сделать процесс интеграции как можно более слаженным и эффективным. Теория неофункционализма не только проявила себя на практике в качестве «руководства к действию», но и показала свою состоятельность в объяснении процессов, происходящих на европейской международной арене, и в способности к прогнозированию, что преодолевало критику в адрес функционализма.

Особый интерес к неофункционализму пробудился в шестидесятые годы, чего нельзя сказать о более поздних этапах евроинтеграции. Главное, в чём заключалась критика неофункционализма, — неясность целей. Последний этап стратегии неофункционального объединения Хааса заключался в установлении «долгосрочной системы мира в Европе». Данное положение не вносило ясности в перспективы дальнейшей интеграции после установления этой системы, что стало существенным недостатком теории.

Даже на современном этапе евроинтеграции можно выделить некоторые черты неофункционализма. Так, все большая институционализация системы Европейского союза слишком сложна для объяснения в терминах классической теории международных отношений. Именно неофункционализм, как никакая другая теория, способен объяснить эти процессы[нейтральность?].

Самый первый этап сотрудничества интересен именно тем, что развивался в чистой логике неофункционализма. Исследование истоков Европейского союза поможет преодолеть сегодняшний кризис сообщества, связанный с принятием общей Конституции и очередным расширением. Но это отнюдь не означает возрождения неофункционализма для Европы[почему?].

Первый этап объединения Европы в русле неофункционализма демонстрирует пример продуктивного сотрудничества. Поэтому опыт Европы может быть применен к другим региональным сообществам. В этом отношении неофункционализм универсален, так как в основу интеграции принимается экономический фактор.

Как отмечает Катрин Колонна, делегированный министр по европейским делам: «Европейское строительство является образцом, это самый красивый политический проект начала этого века, единственный пример настоящей солидарности между независимыми государствами»[источник не указан 489 дней]. И в основе этого «красивого политического проекта» лежит теория неофункционализма.

  • Thomas Conzelsmann: «Neofunktionalismus». I: Siegfried Schiedler/Manuela Spindler (Hrsg.): Theorien der Internationalen Beziehungen, Opladen 2003, S.141-161
  • Ernst B. Haas: The Uniting of Europe, Stanford 1968
  • Ben Rosamond: Theories of European Integration, Houndmills/London 2000
  • Desmond D. Encyclopedia of the European Union. Boulder/London, 2000
  • Haas Ernst B. The Uniting of Europe: Political, Social and Economic Forces, 1950-57. Stanford, 1968
  • Griffths R.T., Lynch F.M.B. The Fritalux-Finebel Negotiations. 1949—1950 European University Institute. Working Paper 84.117. November, 1984
  • Rosamond B. Theories of European Integration. NY, 2000
  • Schuman R. Speaking in the Consultative Assembly of the Council of Europe, Records of the Fourth Sitting, 10 August 1950
  • Кузьмин Ю. С. Общая ассамблея Европейского Сообщества Угля и Стали и развитие европейской интеграции (1952—1958). СПб, 2002
  • Стрежнева М. Европейский союз на пороге XXI века. М, 2001
  • Введение в право Европейского союза / под ред. Кашкина С. Ю. — М, 2006
  • Monnet J. Memoirs. Harlow, 1978
  • Mitrany D. A working peace system. London, 1966
  • O’Neill M. The Politics of European Integration. NY, 1996
  • Колонна К. Чтобы достичь успеха, Европа должна выступать единым фронтом // Label France. 2007. № 65
  • Closa C. Improving EU Constitutional Politics? A Preliminary Assessment of the Convention
  • Dahlberg Kenneth A. Regional Integration: The Neo-Functional Versus a Configurative Approach. International Organization, Vol. 24, No. 1. (Winter, 1970), pp. 122–128
  • Haas Ernst B. The Study of Regional Integration: Reflections on the Joy and Anguish of Pretheorizing. International Organization, Vol. 24, No. 4, Regional Integration: Theory and Research. (Autumn, 1970), pp. 607–646
  • Haas Ernst B. and Schmitter P. Economics and Differential Patterns of Political Integration: Project About Unity in Latin America, International Organization, vol. XVIII, no. 4, 1964
  • Haas Ernst B. International Integration: The European and the Universal Process. International Organization, Vol. 15, No. 3. (Summer, 1961), pp. 366–392
  • Mitrany D. The prospect of integration: federal or functional. Journal of Common Market Studies. Vol. 4. 1965
  • THE TREATY ESTABLISHING THE EUROPEAN COMMUNITY
  • THE TREATY ON EUROPEAN UNION
  • TREATY OF AMSTERDAM
  • TREATY OF NICE
  • TREATY ESTABLISHING A CONSTITUTION FOR EUROPE

Структурный функционализм

Данная концепция находила поддержку в академических и политических, правящих кругах, поскольку направлена на сохранение порядка в обществе. Элементы: натуралистический подход к ис­следованию социальной реальности, Структурный функционализм ориентирован на естественнонаучную методологию и системные качества общества, перечисляет все необходимые условия, обеспечивающие равновесие и «порядок» социальной системы, все составляющие её элементы, механизмы её интеграции.

Наиболее полно теорию функционального анализа сформулировал Тол­котт Парсонс (1902 1979). Центральная идея его теории: идея «социального порядка», в котором над конфликтом доминирует согласие (консенсус). В центре его концептуальной схемы находится процесс взаимодействия социальных систем, окрашенных личностными характеристиками и ограниченных культурой.

Обвинения в анти-историзме структурный функционализм пытался опровергнуть: а) разработкой неоэволюцтонизма; б) созданием ряда теорий «социального изменения», учитывающих значение дисфункциональных элементов в социальной системе; в) поворотом к изучению «социального конфликта», апеллирующему к работам К. Маркса; г) выработкой своего рода синтеза структурно-функциональной модели равновесия и модели конфликта, обычно выражающейся в функциональных терминах; д) созданием, так называемой, общей теории социальных систем [69, с. 4-42].

Парсонсу удалось создать принципиально новую теорию, позволяющую исследовать общество на разных системных уровнях – микро и макро. Такой подход оказался востребованным. В 30-е гг. в США разворачивалась глубокая экономическая депрессия.

Теория социального действия. Парсонс подверг критике интерпре­тативные теории, абсолютизировавшие индивидуальную и общественную рациональность на микро уровне (М. Вебер). Не принял он и популярные в то время макро теории (политическую борьбу и поддержание порядка властью, через навязанные ею санкции (К. Маркс). Вместо этого Парсонс, во-первых, предложил объединение достижений ряда социальных наук. Интегративной цели анализа любых живых систем была подчинена задача преобразования факультета социологии в факультет общественных отношений. Для этого потребовались усилия клинической и поведенческой психологии, антропологии и социологии.

Во-вторых, Парсонс предпринял попытки интеграции собственно со­циологических принципов, которые разрозненно содержались в работах таких известных социологов, как М. Вебер, Э. Дюркгейм, В. Парето, П. Сорокина, З. Фрейда и английского экономиста А. Маршалла. У М. Вебера привлекала теория социального действия и теория идеальных типов, однако Вебер остано­вился на полпути. Следует учитывать сочетание, систему переменных, иначе это может привести к мозаичному толкованию социальной реальности. В тео­рии Дюркгейма Парсонса заинтересовали структурно-функциональный метод и идея порядка как результата коллективных представлений. Коммерческие сделки, по Парсонсу, должны вытекать из общепринятых ценностей, которые констатируют, что должно быть правильным, должным. Страх санкций недос­таточен, главное – моральные обязательства. Однако слабость дюркгеймовской теории состояла в том, что в ней не высвечивалась роль самого действующего лица, его отношение к ценностям и нормам, возможность конкретного выбора из иерархии ценностей и целей. В этой связи Парсонс критически относился к позитивистской социологии вообще, предполагающей видение мира, как за­крытой системы, сводящей на нет роль сознания конкретных индивидов. У А. Маршалла плодотворной была идея трактовки действия как «рационального преследования собственного интереса». Парсонс посчитал важной постановку вопроса о роли рациональных и иррациональных сил в детерминации характера действия В. Парето и З. Фрейда. Парсонса интересовали вопросы, как социальной системе удается справляться с человеческой иррациональностью, избегать «войн всех против всех» и не доводить социальные конфликты до катаклизмов. В-третьих, на основе интегральных идей П. Сорокина предложил интегрально рассматривать социальную систему и личность индивида. Он уже самостоятельно выдвинул оригинальную идею четырехуровневого анализа, который основан на принципе системного рассмотрения поведенческого организма, личности, социальной и культурной систем: целеполагания, целедостижения, традиций культуры и ценностей личности.

«Волюнтаристская теория социального действия» Парсонса дистан­циру­ется от постулата Дюркгейма о том, что коллективные представлении, социальные факты оказывают на индивида принудительное воздействие, побуждая к определенным, нормативно заданным способам поведения. Парсонс отмечает, что усвоенные индивидом ценности и нормы, входящие в традиции общества, несомненно, определяют границы дозволенного в индивидуальных действиях, однако в «Структуре социального действия» он отмечает, что «это ни в малейшей степени не отрицает роли ситуативных и других ненормативных элемен­тов». В зависимости от ситуации индивид, обладая свободной волей, может осуществлять конкретный выбор, как ему действовать (учет рационального и иррационального компонентов в действиях людей). Волюнтаризм не равняется абсолютно свободной воле – индивиды не свободны вообще в своем выборе. Парсонс дистанцируется и от механистической концепции бихевиоризма. Действие – осмысленный процесс, активность самого действующего индивида.

Система элементарного действия это, прежде всего, – система. Также системны все общественные институты и само общество, все явления, принадлежащие к области действия, ибо все они принадлежат к реальности, для неё характерно общее качество системность. Один и тот же теоретико-методологический подход используется для анализа системы любой сложности. Итак, Парсонс выделяет четыре компонента социального действия:

  1. наличие актора – действующий организм;

  2. Целеполагание – предполагаемое будущее положение вещей;

3) Целедостижение – наличие ситуации:

а) условия действия;

б) средства для достижения цели;

4) существование нормативной ориентации, т.е. усвоение стандартов поведения.

Для Парсонса элементарное действие любой живой субстанции и действие социального актора – индивида, коллектива или любой другой общественной структуры едины по своей внутренней природе – они выступают как системы, представляют лишь её разные уровни. Разумеется, при рассмотрении собственно социального действия, Парсонс отмечает его специфику [69, с. 414-417].

Под этой четырехчленной конструкцией толкователи социальной системы Парсонса понимают:

Целеполагание = Целедостижение =

Экономика Право, юридические

Ограничения

_____________________________________________________

Нормы, традиции, Актор, ценностные

ценности = ориентации,

Культура Личность

Система социального действия и её подсистемы. Четырехуровневая система социального действия точно такая же, как и элементарного действия. Но каждый элемент здесь имеет свою, значительно более сложную специфику. Так актор обладает социальной природой, что проявляется в его статусах и, соответственно, адекватных им ролях. Статусы обозначают позицию индивида по отношению к другим, в то время как роли выражают «процессуальный аспект». Роли – это своего рода относительно постоянные каналы ориентации между социальными действователями и другими социальными объектами.

Нормативная ориентация приобретает социально-культурную характери­стику. Она детерминирована усвоением индивидом ценностей и норм своей культурной среды, которые позволяют связывать воедино цели и средства, определять, что приемлемо в качестве целей и средств. «“Нормативная ориентация” действия, – отмечает Парсонс, – направляет внимание на решающую роль тех “стандартов”, которые определяют желаемое направление действия в форме целей и стандартов поведения. Эту систему нормативных стандартов, по-видимому, лучше всего рассматривать в качестве одного из наиболее важных элементов “культуры” группы».

Человеческое действие всегда детерминировано границами генетического вида и упорядоченно культурными образцами. Сам Парсонс предлагает схему:

Действие

Подсистемы Преимущественные функции

Социальная Интеграция

Культурная Воспроизведение образца

Личностная Целедостижение

Поведенческий организм Адаптация

Иерархическое расположение подсистем показывает, что каждый нижний уровень создает условия, производит энергию для более высоких уровней, а высшие уровни контролируют те, что расположены ниже.

Типовые переменные

Продолжая разрабатывать синтез субъективного и объективного в детерминации социального действия, Парсонс обосновал методический инструментарий, позволяющий исследовать явные и латентные выборы, которые осуществляет актор по отношению к объектам ситуации, прежде чем действовать.

1. «Аффективность – аффективная нейтральность». Она выражает наше эмоциональное отношение к социальному явлению – какова эмоциональная интенсивность, проявляемая актором по отношению к социальным объектам в данной ситуации. Дистанция или дружественные отношения со студентами.

2. «Диффузность – специфичность». Дилемма предлагает выбор отношения к социальному объекту с позиции целостной совокупности его свойств или конкретной специфики, Она может принять следующую форму, Следует ли учить своих воспитанников самому широкому кругу вопросов жизни или лучше ограничиться специфической сферой лекционного курса?

3. «Партикуляризм – универсализм». Выбор общих или партикулярных стандартов. Партикуляризм означает и лояльность по отношению к членам своей группы, но не к «чужим». Следует ли применять особые партикулярные стандарты к конкретным категориям студентов (российским, зарубежным; юношам, девушкам; верующим, неверующим) или, напротив, в оценке всех студентов в данной ситуации взаимодействия руководствоваться общими универсальными критериями.

4. «Аскрипция – достижение». Проблема здесь в том, какой сделать выбор в оценке исполняемых индивидами социальных ролей – на основе заданных от природы и общества качеств или на основе их достижений: оценки способностей воспитанников, адекватно выполнять роли студентов: являются ли они изначально заданными или же это есть результат научения. (С.П.).

5. «Ориентация на коллектив – ориентация на себя». Эта дилемма вводится социологом для выяснения того, что для индивида важнее: цели социальной группы или личные цели. Ориентированы ли действия преподавателя на интересы студенческой группы или, прежде всего, на свои собственные?

Своей теорией социального действия, по сути интерпретативной, нацеленной на понимание мотивации действия актора, Парсонс в конечном счете пытается придать структурно-функциональное обличье. В этом также проявляется его интегрализм при создании теории социальной системы.

Функциональная сетка AGIL, по Парсонсу, позволяет, с одной стороны, выявить важность элементов, частей внутри любой системы, а с другой – понять то, как сама система взаимодействует с её окружением. Любая система, чтобы быть жизненной и эффективной должна отвечать четырем основным функциональным требованиям:

  1. Адаптация предполагает приспособление системы к её внешней среде.

  2. Целедостижение означает, что система должна вырабатывать цели и достигать их.

  3. Интеграция предполагает способность системы осуществлять

внутреннюю регуляцию и координацию элементов системы действия.

  1. Латентность в живых организмах, по существу, выполняет функцию

генетического кода, обеспечивая скрытое поддержание и воспроизводство об­щезначимого действия. Если имеется в виду социальная система, то латентность предполагает наличие общезначимого символа, который осуществляет «поддержание культурного образца» (связанного, главным образом с языком), а также мотивацию акторов к его сохранению.

Функциональную сетку AGIL Парсонс использует на всех уровнях – будь то система действия или социальная система.

Теория социальной системы. Социальная подсистема системы действия Парсонсом рассматривается как самостоятельная система. Её структура анализируется социологом через призму четырех независимых переменных.

Ценности занимают ведущее место в социальной системе и выполняют функцию сохранения и воспроизводства образца.

Нормы выполняют интеграционную функцию.

Коллективы выполняют целедостиженческую функцию.

Роли индивидов играют, прежде всего, адаптивную функцию.

Общество как тип социальной системы

Парсонс определяет общество как тип социальной системы, обладающей наивысшей степенью самодостаточности. Самодостаточность общества проявляется, прежде всего, во взаимообмене с окружающей средой, а регулировании доступа к материальным ресурсам. Общество самодостаточно и в том смысле, что его члены, как правило, вносят вклад в его функционирование через многочисленные экономические и политические институты, а также коллективы. «Но если подавляющее большинство членов какого-то общества испытывает крайнее «отчуждение», то говорить об этом обществе как о самодостаточном нельзя». Парсонс подразделяет общество на основные подсистемы:

Общество

Структурные

Подсистемы компоненты Основная функция __________________________________________________________________

Социетальное сообщество Нормы Интеграция

Фидуциарная подсистема Ценности Воспроизводство

образца

Политическая Коллективы Целедостижение

Экономическая Роли Адаптация

Социетальное сообщество – это, по Парсонсу, коллективы с определенными нормами (государственные органы, правовые институты, другие общественные инстанции), регулирующие поведение индивидов, обеспечивающие их лояльность по отношению к обществу в целом. Главным институтом, посредством которого реализуется эта функция, является право.

Под фидуциарной подсистемой имеются в виду институты, занимающиеся генерализацией ценностей (семья, учебные заведения). Их главная функция – воспроизводство и поддержание существующих в обществе культурных образцов.

Политическая подсистема мобилизует коллективы и ресурсы для достижения определенных общественных целей. Функция целедостижения выражает потребность всех обществ устанавливать цели, на которые направляется социальная активность.

Экономическая подсистема создает условия для регулирования трудовых ресурсов, их включение в производство. Прежде всего, через роли, выполняемые индивидами в экономической жизни, осуществляется функция адаптации. Для эффективного функционирования общества в целом особое значение имеет решение проблемы по обеспечению людей необходимым уровнем материальных благ.

Подвижное равновесие общества. Консенсус в отношении нормативного порядка является фундаментальным интегративным принципом в обществе. Из общепризнанных норм и ценностей вытекают общие цели, которые определяют направление движения в конкретных ситуациях. Так, например, в западном обществе члены конкретного предприятия разделяют цель эффективного производства на своей фирме, которая вытекает из общего взгляда на экономическую продуктивность. Общая цель становится побудительным мотивом к сотрудничеству. Средствами воплощения целей в конкретные действия являются роли. Между нормами и ролями происходит взаимопроникновение: нормы стандартизуют и упорядочивают ролевое поведение, делая его предсказуемым, что в итоге создает основу для консенсуса и социального порядка. Анализ институционализации образцов ценностных ориентаций в социальной системе – главное. Когда ценности институализированы и поведение индивидов структурировано сообразно им, возникает состояние стабильного «социального равновесия».

Консенсус и стабильность системы не означает, что она не способна к изменениям. Процесс социального изменения Парсонс представляет как «подвижное равновесие». Так, если изменится взаимоотношение общества со своей средой, то это приведет к переменам социальной системы в целом. Процесс «подвижного равновесия» может затрагивать не только части, но и все общество. Эволюцию общества Парсонс анализирует в контексте типовых переменных, что позволяет интегрально рассмотреть изменения в макро подсистемах общества, осуществляемых индивидами на микро уровне. Эти переменные:

«Аффективность – аффективная нейтральность».

«Диффузность – специфичность».

«Партикуляризм – универсализм».

«Аскрипция – достижение».

«Ориентация на коллектив – ориентация на себя».

Типовые переменные построены вокруг способов решения жизненно важных вопросов: «Как индивиды получают вознаграждение?» и «Следует ли членам общества самим искать пути реализации своих интересов или же это сделают социальные группы, к которым они принадлежат?» Первые типовые переменные (слева) характеризуют традиционное общество, вторые типовые переменные свойственны исторически более высоким современным обществам. Так, общества, в которых статусы предписаны, и слишком сильны ориентации на коллектив, препятствует реализации творческой инициативы, приходят к стагнации. Парсонс допускал, что выборы в пользу первых составляющих дилемм не исчезнут полностью даже в развитых обществах (их сохранение в семье) [69, с. 417-437].

Р. Мертон (1910 – 2003). Создание парадигмы структурного функ­ционализма. Теория среднего уровня

Мертон поставил под сомнение правомерность трех постулатов социологов структурно-функционального направления (Б.К. Малиновский, А.Р. Радклифф-Браун). 1) «Постулат функционального единства общества» в традиционном и современном обществе роль религий различна, в первом объединяет, во втором плюрализм религий разъединяет. Речь должна идти о степени функционального единства. 2) Согласно «постулату универсальности функционализма», все стандартизированные социальные или культурные формы имеют позитивные функции. Полагается «полезность» любой социальной практики. Данное утверждение не только упрощение, но может быть и неправильным. Часть общества может быть функциональна, дисфункциональна, и нефункциональна (например, игорный бизнес), это определять не априорно, а методом исследования. 3) «Постулат необходимости». В обществе есть «универсалии»: социальные и культурные явления, которые являются атрибутами, незаменимыми компонентами существования общества в целом. Такими структурами назывались семья и религия. Однако Мертон показал, что идеология может полностью заменить религию. Он не согласен с парсонсовской теорией структурно-функционального анализа не ввиду её принципиальной ошибочности, а в том, что эту концепцию как философскую систему невозможно соединить с эмпирическим анализом.

Теория среднего уровня Ее суть состоит в том, чтобы обеспечить гибкую связь между эмпирическим и теоретическим уровнями исследования. В отличие от парсонсовской всеобъемлющей теоретической системы, теория Мертона пригодна для анализа определенной, конкретной группы фактов, характерной для отдельных сфер общественной жизни. Её несомненным достоинством явилась возможность проверок гипотез с помощью эмпирических исследований. К числу теорий среднего уровня Мертон отнес теории социальной структуры, аномии, бюрократии, науки и другие.

Стратегия функционального анализа Основная теорема функционального анализа. «Точно так же, как одно и то же явление может иметь многочисленные функции, так и одна и та же функция может по-разному выполняться различными явлениями».

Из неё, прежде всего, следует:

может существовать ряд структур, которые способны выполнять ту или иную функцию;

– социолог должен иметь в виду наличие функциональных альтернатив или функциональных заменителей;

– необходимо учесть требование спецификации той социальной единицы (системы или её части), которая обслуживается конкретной социальной функцией. Для раскрытия смысла стратегии функционального анализа Мертону потребовалось ввести ряд понятий. Социолог, в частности, различает понятия «функции», «дисфункции», и «нефункциональности».

«Функции» – это те наблюдаемые последствия, которые способствуют адаптации или приспособлению данной системы.

«Дисфункции» – это те наблюдаемые последствия, которые уменьшают приспособление или адаптацию системы». Дисфункция указывает на наличие напряжения на структурном уровне.

«Нефункциональность» это наблюдаемые эмпирически те последствия, которые безразличны для рассматриваемой системы.

Мертон также вводит понятие «социологическая амбивалентность», обозначающее, что некая форма, способная выполнить позитивные функции, может также играть и дисфункциональную роль в этой же системе.

При исследовании тех или иных реалий социолог сталкивается со случаями, когда субъективные цели совпадают с объективными последствиями и когда они расходятся. Для учета данного разграничения Мертон предложил понятия «явные» и «латентные» функции.

«Явные функции» это те объективные последствия, которые вносят свой вклад в регулирование и приспособление системы и которые входили и осознавались участниками системы

«Латентные функции» соответственно, те объективные последствия, которые не входили в намерения и не были осознаны.

Такое разграничение функций позволяет понять стандарты социального поведения, которые на первый взгляд кажутся иррациональными. Церемониал вызывания дождя у некоторых народов выполняет функцию укрепления групповой солидарности.

Одиннадцать заповедей функционализма

Первая заповедь. Объектом анализа является стандартизированное типизированное, повторяющееся) явление, такое, как социальные роли, институциональные типы, социальные процессы, культурные стандарты…».

Вторая заповедь. Функциональный анализ может быть направлен на мотивы деятельности индивидов.

Третья заповедь. Объективные последствия составляют главное содержание функции или дисфункции. При этом исследователям необходимо учитывать, как множественность последствий, так и чистый балансовый итог совокупности последствий.

Четвертая заповедь. Необходимо четко представлять социальную единицу, обслуживаемую функцией. То, что является функциональным для одних индивидов и подгрупп, может быть дисфункциональным для других. Иными словами, нужно видеть специфику функций у конкретных социальных единиц – индивидов с разным статусом, разных подгрупп, больших социальных и культурных систем.

Пятая заповедь. Анализ предполагает выявление функциональных требований рассматриваемой системы, а также типов функциональных требований (всеобщих или специфических).

Шестая заповедь. Функциональный анализ предполагает выявление механизмов, через которые выполняются функции. Речь идет о социальных (не психологических) механизмах, к которым относятся: разделение по социальным ролям, иерархическое расположение ценностей, разделение труда, ритуалы и церемонии.

Седьмая заповедь. Следует иметь в виду возможность функциональных альтернатив или эквивалентов. Это ставит перед исследователем проблему «определения диапазона изменчивости явлений, оставаясь в котором, они могут выполнять определенную функцию».

Восьмая заповедь. Функциональный анализ предусматривает учет фактора структурного контекста (или ограничивающего влияния структуры).

Взаимозависимость элементов социальной структуры неизбежно минимизирует число функциональных альтернатив. Игнорирование этого принципа ведет к утопическому мышлению, к представлению о том, что «определенные элементы социальной структуры могут быть устранены, не повлияв при этом на всю систему». Мертон замечает, что взаимозависимость структур признается и Марксом.

Девятая заповедь. Функциональный анализ, не отрицая в принципе значимости исследования статистических аспектов социальной системы, особый акцент делает на изучение её динамики. Этому, прежде всего, способствует изучение дисфункции, как фактор накопления напряженности и деформаций, что непосредственно ведет к социальным изменениям.

Десятая заповедь. Особое внимание следует уделять проблеме достоверности исследования, что требует разработки строгих методов анализа, приближающихся к логике экспериментального исследования. Соответственно, учитывать возможности и слабые стороны кросскультурного и кроссгруппового анализа.

Одиннадцатая заповедь. Функциональный анализ в принципе не связан с определенной идеологией. Тем не менее, отдельные работы, выполненные социологами-функционалистами, могут иметь идеологическую окраску, что обусловлено мировоззренческой ориентацией исследователя или фактором клиента, финансирующего данное исследование. Поэтому нужно иметь в виду влияние идеологического фактора на окончательные результаты выполненной работы.

2. Функционалистская теория аномии Р. Мертона Разбалансирован­ность между культурными целями и институциональными средствами их достижения приводит к состоянию аномии. Аномия – это ценностно-норма­тивный вакуум, безнормие, которое означает, что ценностные регуляторы поведения резко ослаблены, фрагментированы и рассогласованы. Мертон считал аномию производным результатом от деформированного состояния социальной структуры, побуждающей членов общества к отклоняющемуся девиантному поведению.

Типологизация способов адаптации индивидов в условиях аномии

Мертон выделил пять типов наиболее характерного поведения – конформность, инновация, ритуализм, ретритизм, мятеж.

Конформность – приспособление в стабильном обществе.

Инновация – институционально запрещенных эффективных средств при акцентировании цели-успеха. Готовность рисковать инновационные методы достижения целей. Латентные функции непоследовательной борьбы властей с коррупцией.

Ритуализм – быстрая мобильность при понижении целей-успеха. Безынициативный стиль поведения рабочих, инженеров, деятелей культуры и науки.

Ретритизм – отрицание новых норм. Отверженные. Бродяги, алкоголики, наркоманы. Бегство людей от общества. В крайнем случае – самоубийства. Государство не определилось ни с деклараций приоритетных ценностей, ни с программой социальной помощи людям, которые могут адаптироваться к новым ценностям и нормам.

Мятеж – единственный способ, связанный со стремлением изменить существующую социальную структуру. Это означает отчуждение от господствующих целей и стандартов. Мятеж, как реакция приспособления, возникает, когда существующая социальная система препятствует достижению законных целей определенными социальными слоями [69, с. 438-452].

это что за метод? Понятие, теория, концепция и принципы функционализма в социологии

Функционалистская перспектива, также называемая функционализмом, является одной из основных теоретических перспектив в социологии. Она берет свое начало в работах Эмиля Дюркгейма, который был особенно заинтересован в том, насколько возможен социальный порядок или как общество остается относительно стабильным.

Таким образом, это теория, которая фокусируется на макроуровне социальной структуры, а не на микроуровне повседневной жизни. Известными теоретиками являются Герберт Спенсер, Талкотт Парсонс и Роберт К. Мертон.

Краткая суть

Теория структурного функционализма интерпретирует каждую часть общества с точки зрения того, как она способствует его стабильности. Общество — это больше, чем сумма определенных частей. Скорее, каждая его часть функционирует для стабильности целого. Дюркгейм фактически представлял общество как организм, где каждый компонент играет необходимую роль, но никто не может функционировать в одиночку, переживать кризис или терпеть неудачу.

Толпа сверху

Что это — функционализм? Пояснение

В рамках теории функционализма различные части общества в основном состоят из социальных институтов, каждая из которых предназначена для удовлетворения разных потребностей, и каждая из них имеет особые последствия для формы общества. Все части зависят друг от друга. Основные институты, определенные социологией и которые важны для понимания этой теории, включают семью, правительство, экономику, средства массовой информации, образование и религию.

Согласно функционализму, институт существует только потому, что он играет жизненно важную роль в функционировании общества. Если он больше не будет выполнять роль, учреждение умрет. Когда новые потребности будут развиваться или появляться, новые учреждения будут созданы для их удовлетворения.

Институты

Давайте рассмотрим взаимоотношения и функции некоторых основных институтов. В большинстве обществ правительство или государство обеспечивает образование для детей семьи, которая, в свою очередь, платит налоги. От этих выплат зависит то, как будет работать государство. Семья зависит от школы, которая может помочь детям вырасти, иметь хорошую работу, чтобы они могли поднимать и поддерживать свои семьи. В этом процессе дети становятся законопослушными, платящими налоги гражданами, которые, в свою очередь, поддерживают государство. С точки зрения идеи функционализма, если все идет хорошо, части общества производят порядок, стабильность и производительность. Если все идет не так хорошо, тогда части общества должны адаптироваться к новым формам порядка, стабильности и производительности.

Социальные круги

Политический аспект

Современный функционализм подчеркивает консенсус и порядок, существующие в обществе, уделяя особое внимание социальной стабильности и общим общественным ценностям. С этой точки зрения дезорганизация в системе, такая как девиантное поведение, приводит к изменению, поскольку социальные компоненты должны приспосабливаться к достижению стабильности. Когда одна часть системы не работает или дисфункциональна, она затрагивает все остальные части и создает социальные проблемы, что приводит к социальным изменениям.

История

Функционалистская перспектива достигла наибольшей популярности среди американских социологов в 1940-х и 1950-х годах. В то время, как европейские функционалисты изначально фокусировались на объяснении внутренней работы общественного порядка, американские сосредоточились на выявлении функций человеческого поведения. Среди этих социологов — Роберт К. Мертон, который разделяет человеческие функции на два типа: манифестные, которые являются преднамеренными и очевидными, и скрытые, которые являются непреднамеренными и неочевидными. Например, манифестная функция посещения церкви или синагоги состоит в том, чтобы поклоняться божеству, но ее скрытая функция может заключаться в том, чтобы помочь членам учиться различать личность от институциональных ценностей. Людям со здравым смыслом очевидные функции становятся очевидными. Однако это не обязательно для скрытых функций, которые часто требуют раскрытия социологического подхода.

Критика в академической среде

Многие социологи критиковали принципы функционализма за пренебрежение часто негативными последствиями общественного порядка. Некоторые критики, как и итальянский теоретик Антонио Грамши, утверждают, что эта перспектива оправдывает статус-кво и процесс культурной гегемонии, который его поддерживает.

Функционализм — это теория, которая не побуждает людей играть активную роль в изменении их социальной среды, даже если это может принести им пользу. Вместо этого она предполагает, что агитация за социальные изменения нежелательна, потому что различные части общества будут компенсировать естественным образом любые возникающие проблемы.

Единство людей

Широкая взаимосвязь и социальный консенсус

Согласно функционалистической перспективе социологии, каждый аспект общества является взаимозависимым и способствует стабильности и функционированию общества в целом. Выше уже приводился пример взаимосвязи между институтом семьи, государства и школы. Каждое учреждение не может действовать независимо и обособленно.

Если все идет хорошо, части общества производят порядок, стабильность и производительность. Если все идет не так хорошо, тогда части общества должны адаптироваться к возвращению нового порядка, стабильности и производительности. Например, во время финансового спада с высокими темпами безработицы и инфляции социальные программы обрезаются или сокращаются. Школы предлагают меньше программ. Семьи ужесточают свои бюджеты. Возникает новый социальный порядок, стабильность и производительность.

Люди и планета

Функционалисты считают, что общество удерживается вместе благодаря социальному консенсусу, в котором все члены соглашаются и работают вместе над достижением того, что лучше всего для общества в целом. Это выделяется на фоне двух других основных социологических перспектив: символического интеракционизма, который фокусируется на том, как люди действуют в соответствии с их интерпретацией смысла своего мира, и теории конфликтов, которая фокусируется на отрицательном, противоречивом, постоянно меняющемся характере общества.

Критика со стороны либералов

Функционализм — это неоднозначная теория. Он часто критиковался либералами за недооценивание роли конфликтов, их исключения. Критики также утверждают, что эта перспектива оправдывает самоуспокоенность со стороны членов общества. Функционализм в социологии не имеет развития, эволюции, так как не побуждает людей к активным действиям. Более того, теория ограничивает функции социальных подсистем четырьмя, которых, по мнению Парсонса, было достаточно для выживания системы в целом. У критиков возникает вполне справедливый вопрос о необходимости существования других функций, присущих обществу и тем или иным способом влияющих на его жизнедеятельность.

Системность, солидарность и стабильность

Структурный функционализм в социологии — это большая теория, которая рассматривает общество как единый организм, единую слаженную систему. Этот подход рассматривает общество через макроуровневую ориентацию, которая в значительной степени фокусируется на социальных структурах, формирующих общество в целом, и полагает, что общество развивалось подобно живому организму. Функционализм — это концепция, которая касается общества в целом в терминах функции его составляющих элементов, а именно норм, обычаев, традиций и институтов.

В самых основных терминах теория просто подчеркивает стремление как можно точнее приписывать каждую особенность, обычай или практику, ее влияние на функционирование стабильной, сплоченной системы. Для Талькотта Парсонса функционализм сводился к описанию определенного этапа в методологическом развитии социальной науки, а не к конкретной школе мысли.

Другие особенности теории

Функционализм обращает более пристальное внимание на те институты, которые уникальны для индустриализированного капиталистического общества (или современности). Функционализм также имеет антропологическую основу в работе таких теоретиков, как Марсель Мосс, Бронислав Малиновский и Рэдклифф-Браун. Именно в конкретном использовании Радклиффа-Брауна появился префикс «структурный». Рэдклифф-Браун предположил, что большинство «примитивных» обществ без гражданства, лишенных сильных централизованных институтов, основаны на объединении групп корпоративного происхождения. Структурный функционализм также принял аргумент Малиновского о том, что основным строительным блоком общества является ядерная семья, а клан — это рост, а не наоборот.

Социология гендера

Концепция Дюркгейма

Эмиль Дюркгейм отмечал, что стабильные общества, как правило, были сегментированы, причем эквивалентные части были объединены общими ценностями, общими символами или, как считал его племянник Марсель Мосс, системами обменов. Дюркгейм восхищался обществами, члены которых выполняют очень разные задачи, что приводит к сильной взаимозависимости. Основываясь на метафоре (сравнении с организмом, в котором многие части функционируют совместно для поддержания целого), Дюркгейм утверждал, что сложные общества объединены органической солидарностью.

Эти взгляды были поддержаны Дюркгеймом, который после Огюста Конта считал, что общество представляет собой отдельный «уровень» реальности, отличный от биологической и неорганической материи. Поэтому на этом уровне должны были быть построены объяснения социальных явлений, а отдельные люди были просто временными обитателями сравнительно стабильных социальных ролей. Центральным вопросом структурного функционализма является продолжение Дюркгеймской задачи объяснения кажущейся стабильности и внутренней сплоченности, необходимой обществу для терпимости с течением времени. Общества рассматриваются как когерентные, ограниченные и принципиально реляционные конструкции, которые функционируют как организмы, а их различные (или социальные институты) работают в бессознательном, квазиавтоматическом порядке, чтобы достичь общего социального равновесия.

Таким образом, все социальные и культурные явления рассматриваются как функциональные в смысле совместной работы и, как считается, имеют собственные «жизни». В первую очередь они анализируются с точки зрения этой функции. Человек значителен не сам по себе, а скорее с точки зрения его статуса, его позиции в моделях социальных отношений и поведения, связанного с его модальностью. Поэтому социальная структура — это сеть статусов, связанных определенными ролями.

Проще всего приравнять точку зрения к политическому консерватизму. Однако тенденция подчеркивать «связные системы» приводит к тому, что направления функционализма противопоставляются «теориям конфликтов», которые вместо этого подчеркивают социальные проблемы и неравенства.

Концепция Спенсера

Герберт Спенсер был британским философом, известным тем, что применил теорию естественного отбора к обществу. Он во многом был первым аутентичным представителем этой школы в социологии. Невзирая на то что Дюркгейм зачастую считается самым главным функционалистом среди теоретиков-позитивистов, известно, что большая часть его анализа была отбракована от чтения работы Спенсера, особенно его «Принципов социологии». В описании общества Спенсер ссылается на аналогию человеческого тела. Подобно тому, как части человеческого организма функционируют независимо, чтобы помочь организму выжить, социальные структуры работают вместе, чтобы сохранить общество. Многие считают, что этот взгляд на общество лежит в основе коллективистских (тоталитарных) идеологий ХХ века, таких как фашизм, национал-социализм и большевизм.

Концепция Парсонса

Талькотт Парсонс начал писать в 1930-х годах и внес свой вклад в социологию, политологию, антропологию и психологию. Структурный функционализм Парсонса получил много критики. Многочисленные эксперты-порицатели указали на недооценку Парсонса политической и денежной борьбы — основы социальных изменений и, по сути, «манипулирующее» поведение, не регулируемое качествами и стандартами. Структурный функционализм и большая часть работ Парсонса, по-видимому, недостаточны в их определениях относительно связей между институционализированным и неинституциональным поведением и процедурами, в которых происходит институционализация.

Обмен мнениями

Парсонс находился под влиянием Дюркгейма и Макса Вебера, синтезируя большую часть работы в своей теории действий, которую он основывал на системно-теоретической концепции. Он считал, что большая и единая социальная система состоит из действий отдельных лиц. Его отправной точкой, соответственно, является взаимодействие между двумя людьми, сталкивающимися с различными вариантами выбора того, как они могут действовать, вариантов, которые влияют и ограничены рядом физических и социальных факторов.

Дэвис и Мур

Кингсли Дэвис и Уилберт Э. Мур дали аргумент в пользу социальной стратификации, основанной на идее «функциональной необходимости» (также известной как гипотеза Дэвиса-Мура). Они утверждают, что самые трудные рабочие места в любом обществе имеют самые высокие доходы, чтобы побуждать людей выполнять роли, необходимые для разделения труда. Таким образом, неравенство служит социальной стабильности.

Этот аргумент был раскритикован как ошибочный с разных точек зрения: аргумент заключается в том, что наиболее достойные люди являются наиболее заслуживающими, и что необходима система неравных вознаграждений, иначе никакие люди не будут выступать как необходимые для функционирования общества. Проблема в том, что эти награды должны основываться на объективной заслуге, а не на субъективных «мотивациях». Критики предположили, что структурное неравенство (унаследованное богатство, семейная власть и т. д.) само по себе является причиной индивидуального успеха или неудачи, а не следствием этого.

Дополнения Мертона

Пришло время поговорить о функционализме Мертона. Роберт К. Мертон сделал важные уточнения для функционалистической мысли. Он принципиально согласился с теорией Парсонса. Однако он признал ее проблематичной, полагая, что она была обобщена. Мертон, как правило, подчеркивал теорию среднего диапазона, а не великую теорию, а это означает, что он смог конкретно разобраться с некоторыми ограничениями идеи Парсонса. Мертон считал, что любая социальная структура, вероятно, имеет много функций, более очевидных, чем другие. Он определил три основных ограничения: функциональное единство, универсальный подход функционализма и незаменимость. Он также разработал концепцию отклонения и сделал различие между манифестными и скрытыми функциями.

Функции манифеста относятся к признанным и предполагаемым последствиям любой социальной модели. Скрытые функции относятся к непризнанным и непреднамеренным последствиям любой социальной модели.

Хронология

Концепция функционализма достигла пика своего влияния в 1940-х и 1950-х годах, а к 1960-м годам стремительно пошла на дно научной мысли. К 1980-м годам его место заняли в Европе более конфликтные подходы, а в последнее время — структурализм. В то время, как некоторые из критических подходов также стали популярными в Соединенных Штатах, основное направление этой дисциплины перешло ко множеству эмпирически ориентированных теорий среднего класса, не имеющих всеобъемлющей теоретической ориентации. Для большинства социологов функционализм сейчас «мертв как додо». Однако не все с этим согласны.

По мере того как влияние представителей функционализма в 1960-х годах ослабевало, языковые и культурные повороты привели к множеству новых движений в социальных науках. Согласно Гидденсу, структуры (традиции, институты, моральные коды и т. д.) в целом достаточно стабильны, но могут изменяться, особенно через непреднамеренные последствия действий.

Перенаселенный город

Влияние и наследие

Несмотря на отрицание эмпирической социологии, функционалистские темы оставались заметными в социологической теории, особенно в работах Лумана и Гидденса. Однако есть признаки начального возрождения, поскольку в последнее время функционалистические претензии были подкреплены событиями в теории многоуровневого отбора и эмпирическими исследованиями о том, как группы решают социальные проблемы. Недавние события в эволюционной теории, оказали сильную поддержку структурному функционализму в форме многоуровневой теории отбора. В этой теории культура и социальная структура рассматриваются как дарвиновская (биологическая или культурная) адаптация на уровне группы. Здесь стоит особенно отметить исследования и разработки биолога Дэвида Слоана Уилсона и антропологов Роберта Бойда и Питера Рикерсона.

В 1960-е годы функционализм подвергался критике за то, что он не мог объяснить социальные изменения или структурные противоречия и конфликт (и поэтому часто назывался «консенсусной теорией»). Кроме того, в нем игнорируются неравенства, в том числе раса, пол, класс, которые вызывают напряженность и конфликты. Опровержение второй критики функционализма, что оно статично и не имеет понятия об изменении, уже сформулировано выше, заключается в том, что, хотя теория Парсонса допускает изменения, это упорядоченный процесс, движущееся равновесие. Поэтому ссылаться на теорию общества Парсонса как статическую некорректно. Это правда, что он делает акцент на равновесии и поддержании, а также быстро возвращается к общественному порядку. Но такие взгляды являются результатом того времени. Парсонс писал после окончания Второй мировой войны, в разгар холодной войны. Общество было потрясено, и страх изобиловал. В то время социальный порядок имел решающее значение, и это нашло отражение в тенденции Парсонса к продвижению равновесия и социального порядка, а не к социальным изменениям.

Функционализм в архитектуре

Стоит отдельно отметить, что одноименное направление в архитектуре не имеет никакого отношения к теории, связанной с социокультурной антропологией. Стиль функционализма предполагает строгое соответствие зданий и сооружений протекающим в них производственным и бытовым процессам. Его основные тенденции:

  • Использование чистых геометрических форм, обычно прямоугольных.
  • Отсутствие орнаментации и выступающих деталей.
  • Использование одного материала.

Критики концепции функционализм в архитектуре обычно говорят о «безликости», «серийности», «бездуховности», серости и искусственности бетона, угловатости параллелепипедов, грубости и минимализме внешней отделки, стерильности и бесчеловечной холодности кафельной плитки. Однако такие здания зачастую практичны и удобны в эксплуатации.

About Author


admin

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о