Модерн в архитектуре 20 века – МОДЕРНИЗМ в архитектуре — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

17. Архитектура модерна начала 20 века.

Железо, сталь, железобетон, большеразмерное стекло, изразцовый кирпич и новые строительные конструкции, широко входившие в архитектурную практик, были одной из важных материальных предпосылок для формирования на рубиже XIX-XXv

Интерес к модерну объяснялся его рационалистичностью и духом новаторства.

Модерн рассматривался как начало подъема русской архитектуры после историзма и эклектики.

Модерн дал жизнь новому принципу проектирования здания –изнутри наружу, который стал основопологающим во всей архитектуре XX века.

Ранний (интернациональный) МОДЕРН (1895-1900е годы) Ранний модерн был практически отрицанием многих классических принципов построения зданий. Прежний формальный “фанатизм симметрии” теперь замещался более общим принципом гармонии, основанным на зрительном равновесии всей массы возводимого сооружения. Характерной особенностью раннего модерна является отказ от прямых линий и углов в пользу более естественного плавного движения изогнутых линий Силуэты зданий приобретают динамичность, благодаря введении. Округленных завершений, разорванных фронтов, башенных выступов и кованных решетое, венчающих коньки крыш.

В период раннего модерна приоритетным типом зданий был особняк.( внешняя и внутренняя форма которых неповторимы и символичны)

Архитектор Федор Шехтель построил более 20 особняков и жилых домов.

Федор Шехтель ( 1859 – 1920)

родився в питере, не законченное профессиональное образование,

Классный архитектор и отличный рисовальщик. Легко переходил от одного стиля к другому вслед за изменчевой модой

Особняк З.Г. Морозовой в москве (1893-1898)

Арх. Ф.О. Шехтель, для жены богатейшего фабриканта СТ Морозова. Пожелания заказчика дом был запроектирован в стиле викторианской готики. Ниограниченные финн возможности.

Особняк С.П. Рябушинского в Москвее (1901-1902) является классическим примером особняка раннего модерна. В противовес “фасадной” архитектуре здесь торжествует кубический объем.

Он подчеркнут выносными вперед плитами карниза и асимметричными выступами стен, массивных крылец, балконов, Фасад облицован светлым белым кирпичом имеющий широки мозаичный фриз с изображением ирисов.

Внутренние помещения формируются вокруг парадной лестницы каждая комната обретает самостоятельность и обособленность. Весь интерьер тщательно продуман и наделен эстетической ценностью

Лев Кекушев(1862-1919)

Считается крупнейшим мастером стиля модерн в Москве. Высочайшее качество проработки интерьера всегда оставлял изображение льва в виде статуи или барельефа на фасаде или интерьере здания.

Особняк ИА Миндовского в Москве (1903-1904)

Один из лучших проектов Льва

Асимметричная композиция, овальные козырьки, скульптурная декорация, цветовые витражи холла, мраморная лестница с львиными масками

ПОЗДНИИ МОДЕРН (1900-1910гг)

Пз модерн подразделяется на рационалистические и романтические течения.

РОМАНТИЧЕСКИЙ МОДЕРН

Прослеживаются признаки романтизма: историзм мышления, интерес к прошлому,

Иточниками архитектурных образов здесь служили памятники новых эпох, от Возрождения и классицизма до народного каменного и деревянного зодчества ( последние дали опору национально-романтическому модерну

Ярославский вокзад

ярки пример национл.романтического направления модерна в москве

постороид – ФО Шехтелем

Принцип соединения в одно целое разнообразных по формам и масштабу построек.

Выделил объем главного пассажирского зала, соединенного с вестибюлем и аванзалом и имеющим пряиой проход к перронам. Гигантская входная арка, высокая кровля с венчающим гербом

Черты модерна ярко воплотились так же и во многих ДОХОДНЫХ ДОМАХ. В каждои из них находится десятки квартир.

РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИИ МОДЕРН

Каркасные здания, выразительность основанная на контрасте чистой геометризованной формы с пластичностью архитектурных сооружений модерна. Подготовка к конструктивизму в этот период.

Здания освобождаются от излишнего декора. Стекло и металл основной материал.

Типпограффия Рябушинского “Утро россии”

Лаконизм высогоко фасада нарушают только намеки нна историческую форму лучковое завершение проемов… потом какаято не ведомая херня так что просто картинка

Access to the site is allowed only for human.

Вы используете прокси или другую странную штуку.
Подтвердите что вы человек.
Отвечать нужно быстро

You are using a proxy or other strange thing.
Confirm that you are a person.

ЕГЭ. История. Культура. Архитектура конца 19-20 века. Модерн

 

Архитектура конца 19-20 века. Модерн

Модерн - от французского «современный».

Особенности стиля модерн:

  • Отказ от прямых линий и углов в пользу закруглённых «природных» линий

  • Декоративность, орнамент

  • Витражные окна, балконные решётки

  • Использование новых технологий и нового материала: железобетона, облицовочной керамики, много стекла, пластика, дополненные традиционными материалами - деревом и камнем.

  • Сочетание эстетики и функциональности

  • Излишества в использовании таких элементов, как двери, балконы, лестницы, столбы

Большая часть зданий в Москве в стиле модерн построена по проектам архитектора Кекушева Л.Н.( 1863-1919)

Особняк Коробковых, Москва.1894.

 Архитектор: Кекушев Л. Сегодня- посольство Танзании.

 

Особняк Листа О.А. Первая по времени постройка в стиле модерн в Москве. 1898-1899. Архитектор: Кекушев Л.Н.

Дом приёмов правительства  РФ., Москва,1895-1899, ранее - дом купцов Морозовых.

Архитектор: Мазырин В.

 

 

Здание Витебского вокзала, Санкт-Петербург, 1902-1903

 Архитекторы: БржозовскийС.А. и Минаш С.И. 

 

Елисеевский магазин на Невском проспекте. Санкт-Петербург.1902-1903

Архитектор: Барановский Г.В.

 

Особняк И.А.Миндовского, Москва, 1903 год, архитектор Лев Кекушев

Сегодня здесь находится посольство Новой Зеландии.

 

 Дом Кекушевой А.И., Москва,1901-1902 гг. Архитектор: Лев Кекушев.

 

 

Усадьба Грачёвых. Москва, 1900. Архитектор: Кекушев Л.Н.

Гостиница «Метрополь», Москва, стиль модерн.1899-1905

Архитекторы: Валькот, Кекушев. Шевяков.

Особняк Рябушинского С.П., Москва, 1900-1903, ранний модерн.

Архитектор: Шехтель Ф.О.

 Здание компании Зингер на Невском проспекте (теперь Дом книги), Санкт-Петербург, 1902-1904, модерн

Архитектор: П.Ю. Сюзор

 

 

Здание типографии  «Утро России».

Москва, 1907г.

Архитектор: Шехтель Ф.О.

 

Универмаг "ДЛТ" на Большой Конюшенной улице в Санкт-Петербурге, 1907

 Архитектор: Степан Кричинский

 

Белорусский вокзал Москвы, 1912, модерн

Архитектор:  Струков И.И.

 

Гостиница «Астория», Москва. 1911-1912.Модерн

Архитектор: Лидваль Ф.И.(1870-1945)

 

 

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

 

Модерн в архитектуре 20 века

Комсомольск-на-Амуре

 

KOST

&

AKRED

 

[email protected]

2003 г.
Содержание

Вступление.

Модерн в архитектуре 20 века

Московское барокко

Архитектура раннего классицизма (1760-1780 гг.).

Список литературы

Вступление

В искусстве ХХ века превалировало несколько стилевых течений. Четких границ между ними не было, иногда даже несколько течений существовали вместе в одно время. Но все же можно выделить основные направления, относящиеся к ним, постройки Например , самое характерное архитектурное сооружение для стиля модерн -”Метрополь”,а для стиля национальной романтики- Ярославский вокзал. Об этом я и попытаюсь рассказать в своем реферате, анализируя здания, построенные в 20 веке и относя их к основным развивающимся стилям в это время.

Модерн в архитектуре 20 века

 

Этот стиль открывает собой двадцатый век. Модерн поставил себе задачу создания нового большого стиля на идейно-философской почве неоромантизма. Модерн может быть представлен как идея сотворения прекрасного, которое не содержится в неудовлетворительной окружающей жизни. Стиль модерн развивается в основном в архитектуре. Характерным для него было разнообразие и переливы форм, многоцветность, сочетание , казалось бы несочетаемых, геометричных форм с пластичными линиями.

Одно из самых замечательных зданий в стиле модерн не только в России, но и во всём мире - Метрополь. Автором и инициатором этого проекта стал Савва Иванович Мамонтов. Он сыграл важную роль в становлении модерна в России.

“Метрополь” называют “энциклопедией русского модерна” и “Вавилонской башней нового времени”. Он строился в 1899-1904 годах по проекту архитектора В. Валькотта при участии Л. Кекушева и А. Эрихсона. Пластика фасадов с обилием выступов и разнообразными по форме оконными проемами подчеркивает причудливая игра светотени. Это впечатление усиливает контраст фактуры и цвета использованных материалов.

Романтический образ гигантского здания исполнен динамики. Горизонталям балконов вторят плавные, текучие линии завершения ризалитов, а вертикальный строй эркеров подхватывают островерхие башенки. По богатству скульптуры керамических украшений с “Метрополем” не может сравниться ни одно здание Москвы. Главенствующее место на фасаде, обращённом к бывшему проспекту Маркса (ныне к Охотному ряду), занимает керамическое панно “Принцесса Грёза”, выполненное по рисунку М. Врубеля. Другие панно - “Жажда”, “Поклонение божеству”, “Поклонение природе”, “Орфей играет”, “Жизнь”, “Полдень” и “Поклонение старине” - работы художника А. Головина.

Вдоль всего здания проходит многофигурный барельеф “Времена года”, созданный по моделям скульптора Н. А. Андреева.

Модерн нигде не стал государственным стилем: он оказался слишком волен для официальных зданий. Он использовался в строительстве особняков и парадных зданий. Собственно и “Метрополь” задумывался как полифункциональное здание. Там должны были разместиться театр, выставочные и читальные залы, а также частная опера Мамонтова. В ходе реализации проекта в него были внесены существенные изменения. В облике здания появилась многобашенность, вызывающая ассоциации со Средневековьем, что характерно для модерна. До наших дней сохранилась первоначальная отделка интерьеров, которые по своим художественным достоинствам не уступает фасадам. Сохранились витражи, украшавшие лифтовые клетки на каждом этаже. Восхищают своей красотой кабинеты с богато украшенными лепниной потолками. Удивляет разнообразие люстр, торшеров, ламп, очень любимых модерном и проектировавшихся всегда с таким разнообразием и выдумкой. Но “Метрополь” - отнюдь не единственный памятник архитектуры модерна, хотя, несомненно, лучший. Еще одним таким памятником является особняк Рябушинского на улице Качалова. Творец этого замечательного здания - Ф. Шехтель - воплотил в нем идеал, который он видел в сложном движении и переливах форм, отражающих многообразие и постоянное изменение окружающего мира. Четкая конструкция, удобная и рациональная планировка определили живописную асимметрию объемов. В их динамике, диссонансах ритма оконных проемов, остром рисунке набегающих плоскостей карниза, волнообразном движении чугунных узоров ограды выявляется драматическое и иррациональное начало, порождающее смутные, тревожные предчувствия, многозначительную недосказанность намека, что так близко поэзии символистов.

Стремясь к выявлению в пластике планировочных и конструктивных основ здания, модерн выдвинул широкую эстетическую программу. В поисках острого, подчас экстравагантного образа, он не чуждался даже гротеска. Сторонники нового стиля разработали выразительный архитектурный язык изощренных декоративных форм, капризно искривленных текучих линий, смело ввели в архитектуру изобразительное искусство и широко использовали новые строительные материалы.

Модерн в России имел несколько течений и прошел сложный путь развития. Новый этап в творчестве Шехтеля, нашедший выражение в архитектуре здания банка Рябушинского, был отмечен эстетикой рационализма, выдвижением на первый план ритмичных, обусловленных пространственной структурой композиций, в основе которых лежит плоскость, линейно-графическое начало.

Этой работой Шехтель открыл принципиально новый художественный эффект, контраст больших стеклянных плоскостей и светлого глазурованного кирпича. Нашим современникам, привыкшим к стеклу и бетону, как к материалу зодчества, трудно оценить смелость приемов Шехтеля; для своего времени они были поистине новаторскими. Ясная геометрически строгая архитектура здания, похожего на гигантский кристалл, внесла собственное мощное звучание в ансамбль.

Дом Рябушинского - это доказательство, что стиль модерн растет “изнутри”, сочетая в себе все самое различное в одно целое.

Архитектура сосредотачивается на создании какого-то своего особого комфорта. Особняк Рябушинского стал своего рода переходным этапом в стиле модерн, от пластичных форм к более геометризированным.

Этот стиль предпочитало Московское купечество,поскольку дома построенные в стиле модерн выглядили особенно шикарно и показывали состоятельность их владельцев. Поэтому Шехтель являлся также архитектором дома московского купечества, возведенного в 1909 г. Он демонстрирует изысканную красоту целесообразности. Сетка каркаса делает почти невесомыми стены с крупными застекленными проемами. Скругленные пилоны, облицованные блестящим глазурованным кирпичом, плавные линии венчающего здания карниза, точно угаданные пропорции придают зданию особые элегантность и выразительность.

Благодоря новаторству Шехтеля,сделавшего стиль модерн более геометричным и нашедшем красоту самой конструкции, выделился отдельный стиль-конструктивизм

 

 

МОСКОВСКОЕ БАРОККО

 

Процессы образова­ния нового стиля наиболее активно развернулись в Москве и во всей зоне ее культурного влияния. Декоративность, освобожденная от сдерживающих начал, которые несла в себе традиция XVI столетия, в московской архитектуре исчерпала себя, сохранившись в хроноло­гически отстававших провинциальных вариантах. Но процессы фор­мирования светского мировоззрения развивались и углублялись. Их отражали утвердившиеся изменения во всей художественной куль­туре, которые не могли миновать и зодчество. В его пределах нача­лись поиски новых средств, позволяющих объединить, дисциплини­ровать форму, поиски стиля.

Горностаев назвал его “московским барокко”. Термин (как, впрочем, и все почти термины) условный. Развернутая Г. Вёльфлином система определений барокко в архитектуре к этому явлению неприменима. Но предметом исследований Вёльфлина было барокко Рима; он сам подчеркивал что “общего для всей Италии барокко нет”. Тем более “не знает единого барокко с ясно очерчен­ной формальной системой” Европа севернее Альп. Московская архитектура конца XVII-начала ХVIII в. была, безусловно, явле­нием прежде всего русским. В ней еще сохранялось многое от сред­невековой традиции, но все более уверенно утверждалось новое. В этом новом можно выделить два слоя: то, что характерно только для наступившего периода, и то, что получило дальнейшее развитие. Во втором слое, где уже заложена программа зрелого русского барокко середины XVIII в., очевидны аналогии с западноевропейскими пост ренессансными стилями - маньеризмом и барокко.

Главным новшеством, имевшим решающее значение для даль­нейшего, было обращение к универсальному художественному языку архитектуры. В произведениях русского средневекового зод­чества форма любого элемента зависела от его места в структуре це­лого, всегда индивидуального. Западное барокко, в отличие от этого, основывалось на правилах архитектурных ордеров, имевших всеоб­щее значение. Универсальным правилам подчинялись не только эле­менты здание но и его композиция в целом, ритм, пропорции. К по­добному использованию закономерностей ордеров обратились и в московском барокко. В соответствии с ними планы построек стали подчинять отвлеченным геометрическим закономерностям, искали “правильности” ритма в размещении проемов и декора- Ковровый характер узорочья середины века был отвергнут; элементы декора­ции располагались на фоне открывшейся глади стен, что подчерки­вало не только их ритмику, но и живописность. Были в этом новом и

такие близкие к барокко особенности, как пространственная вза­имосвязанность главных помещений здания, сложность планов, под­черкнутое внимание к центру композиции, стремление к контра­стам, в том числе - столкновению мягко изогнутых и жестко прямолинейных очертаний. В архитектурную декорацию стали вво­дить изобразительные мотивы.

В то же время, как и средневековая русская архитектура, мо­сковское барокко оставалось по преимуществу “наружным”. Б, Р. Виппер писал: “Фантазия русского зодчего в эту эпоху гораздо более пленена языком архитектурных масс, чем специфическим ощущением внутреннего пространства”. Отсюда - противоречи­вость произведений, разнородность их структуры и декоративной оболочки, различные стилистические характеристики наружных форм, тяготеющих к старой традиции, и форм интерьера, где стиль развивался более динамично.

Ярким иностранным представителем работавшим в России был Антонио Ринальди (1710-1794 г.). В своих ранних постройках он еще находился под влиянием “стареющего и уходящего” барокко, однако в полной мере можно сказать что Ринадьди представитель раннего классицизма. К его творениям относятся: Китайский дворец (1762-1768 г.) построенный для великой княгини Екатерины Алексеевны в Ораниенбауме, Мраморный дворец в Петербурге (1768-1785 г.) ,относимый к уникальному явлению в архитектуре России, Дворец в Гатчине (1766-1781 г.) ставший загородной резиденцией графа Г.Г. Орлова . А.Ринальди выстроил также несколько православных храмов, сочетавших в себе элементы барокко-пятеглавие куполов и высокой многоярусной колокольни.

В конце XVII в. в московской ар­хитектуре появились постройки, соединявшие российские и западные традиции, черты двух эпох: Средне­вековья и Нового времени. В 1692— 1695 гг. на пересечении старинной московской улицы Сретенки и Зем­ляного вала, окружавшего Земляной город, архитектор Михаил Иванович Чоглоков (около 1650—1710) по­строил здание ворот близ Стрелец­кой слободы, где стоял полк Л. П. Су­харева. Вскоре в честь полковника его назвали Сухаревой башней.

Необычный облик башня приоб­рела после перестройки 1698— 1701 гг. Подобно средневековым западноевропейским соборам и ратушам,она была увенчана башенкой с часами. Внутри расположились учреждённая Петром I Школа мате­матических и навигацких наук, а также первая в России обсерватория. В 1934 г. Сухарева башня была разо­брана, так как “мешала движению”.

Почти в то же время в Москве и её окрестностях (в усадьбах Дубровицы и Уборы) возводились храмы, на первый взгляд больше напоми­нающие западноевропейские. Так, в 1704—1707 гг. архитектор Иван Петрович Зарудный (? — 1727) по­строил по заказу А. Д. Меншикова церковь Архангела Гавриила у Мясницких ворот, известную как Мен­шикова башня. Основой её компози­ции служит объёмная и высокая колокольня в стиле барокко.

В развитии московской архитек­туры заметная роль принадлежит Дмитрию Васильевичу Ухтомскому (1719—1774), создателю грандиоз­ной колокольни Троице-Сергиева монастыря (1741—1770 гг.) и зна­менитых Красных ворот в Москве (1753—1757 гг.). Уже существовав­ший проект колокольни Ухтомский предложил дополнить двумя ярусами, так что колокольня превратилась в пятиярусную и достигла восьмидеся­ти восьми метров в высоту. Верхние ярусы не предназначались для коло­колов, но благодаря им постройка стала выглядеть более торжественно и была видна издали.

Не сохранившиеся до наших дней Красные ворота были одним из лучших образцов архитектуры рус­ского барокко. История их строи­тельства и многократных перестро­ек тесно связана с жизнью Москвы XVIII в. и очень показательна для той эпохи. В 1709 г., по случаю полтав­ской победы русских войск над шведской армией, в конце Мяс­ницкой улицы возвели деревянные триумфальные ворота. Там же в честь коронации Елизаветы Пет­ровны в 1742 г. на средства москов­ского купечества были построены ещё одни деревянные ворота. Они вскоре сгорели, однако по жела­нию Елизаветы были восстановлены в камне. Специальным указом импе­ратрицы эта работа была поручена Ухтомскому.

Ворота, выполненные в форме древнеримской трёхпролётной три­умфальной арки, считались самыми лучшими, москвичи любили их и назвали Красными ("красивыми”). Первоначально центральная, самая высокая часть завершалась изящным шатром, увенчанным фигурой трубя­щей Славы со знаменем и пальмовой ветвью. Над пролетом помещался живописный портрет Елизаветы, поз­днее заменённый медальоном с вен­зелями и гербом. Над боковыми, бо­лее низкими проходами располага­лись скульптурные рельефы, просла­влявшие императрицу, а ещё выше — статуи, олицетворявшие Мужество, Изобилие, Экономию, Торговлю, Вер­ность, Постоянство, Милость и Бди­тельность. Ворота были украшены более чем пятьюдесятью живописны­ми изображениями.

К сожалению, в 1928 г. замеча­тельное сооружение было разобра­но по обычной для тех времён при­чине — в связи с реконструкцией площади. Теперь на месте Красных ворот стоит павильон метро, памятник уже совсем другой эпохи.

Для архитектуры середины 17в. главной движущей силой была культура посадского населения. Московское барокко, как и барокко вообще, стало культурой прежде всего аристократической. Типами зданий, где развёртывались основные процессы стиле образования, стали дворец и храм.

Новый тип боярских каменных палат, в которых уже обозначились черты будущих дворцов 18в., сказывался в последней четверти 17 столетия.

Голландия в конце XVII в. широко посредничала между русской и западноевропейской художественной культурой. Тот же круг про­образов, что повлиял на форму завершения Сухаревой башни, был отражен в декоративной надстройке Уточьей башни Троице-Сергиевой лавры и колокольни ярославской церкви Иоанна Предтечи в Толчкове. Несомненно голландское происхождение ступенчатого фигурного фронтона, расчлененного лопатками, которым в 1680-е гг. О. Старцев украсил западный фасад трапезной Симонова монастыря в Москве. Увражи с гравированными изображениями по­строек западноевропейских городов (“чертежами полатными”) в это время были уже довольно многочисленны в крупнейших книжных собраниях Москвы.

Важное место в развитии архитектуры конца XVII в. занимают здания монастырских трапезных, образовавшие связующее звено между светской и церковной архитектурой. Пространственная структура этих зданий была однотипной. Над низким хозяйствен­ным подклетом возвышался основной этаж. По одну сторону его смещенных к западу сеней находились служебные помещения, по другую - открывалась перспектива протяженного сводчатого зала, связанного через тройную арку с церковью на восточной стороне. Пространство, объединенное по продольной оси, определяло протя­женность асимметричного фасада, связанного мерным ритмом окон,

обрамленных колонками, несущими разорванный фронтон. На фа­саде трапезной Новодевичьего монастыря (1685-1687) этот ритм усилен длинными консолями, спускающимися от карниза по осям простенков. Самое грандиозное среди подобных зданий - тра пезная Троице-Сергиевой лавры (1685-1692) - имеет в каждом простенке коринфские колонки с раскрепованным антаблементом; в местах примыкания поперечных стен колонки сдвоены. Их ритму на аттике вторят кокошники с раковинами (мотив, который повторен в завер­шении верхней части церкви, поднимающемся над главным объ­емом как второй ярус). Плоскость, подчиненная ритму ордера, его дисциплине, стала главным архитектурным мотивом храмов с пря­моугольным объемом.

Дальнейшее развитие подобного типа посадского храма, восхо­дящего к московской церкви в Никитниках, особенно ярко прояви­лось в постройках конца ХVII - начала XVIII в., обычно именуемых “строгановскими” (их возводил “своим коштом” богатейший соле­промышленник и меценат Г.Д.Строганов, на которого работала по­стоянная артель, связанная со столичными традициями зодчества). Тройственное расчленение фасадов строгановской школы не только традиционно, но и обдуманно связано с конструктивной системой, в которой сомкнутый свод с крестообразно расположенными распа­лубками передает нагрузку на простенки между широкими свет­лыми окнами. Архитектурный ордер стал средством выражения структуры здания; вместе с тем он, как считает исследователь стро­гановской школы 0. И. Брайцева, был ближе к каноническому, чем на каких-либо других русских постройках того времени, свидетель­ствуя о серьезном знакомстве с архитектурной теорией итальянского Ренессанса .

Дисциплина архитектурного ордера, системы универсальной, стала подчинять себе композицию храмов конца XVII в., ее ритмиче­ский строй. Началось освобождение архитектурной формы от пря­мой и жесткой обусловленности смысловым значением, характер­ной для средневекового зодчества. Вместе с укреплением светских тенденций культуры возрастала роль эстетической ценности формы, ее собственной организации. Тенденцию эту отразили и поиски но­вых типов объемно-пространственной композиции храма, не связан­ных с общепринятыми образцами и их символикой.

Новые ярусные структуры поражали своей симметричностью, завершенностью” сочетавшей сложность и закономерность постро­ения. Вместе с тем в этих структурах растворялась традиционная для храма ориентированность. Кажется, что зодчих увлекала геоме­трическая игра, определявшая внутреннюю логику композиции вне зависимости от философско-теологической программы (на соот­ветствии которой твердо настаивал патриарх Никон).

В новых вариантах сохранялась связь с традиционным типом храма-башни, храма-ориентира, центрирующего, собирающего во­круг себя пространство; в остальном поиски выразительности раз­вертывались свободно и разнообразно. Начало поисков отмечено созданием композиций типа “восьмерик на четверике”, повторя­ющих в камне структуру, распространенную в деревянном зодчестве.

 

 


Читайте также:


Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту



Поиск по сайту:

Архитектура советского модернизма: vladimirtan — LiveJournal

Во многом этот стиль перенял черты брутализма, еще одного популярного архитектурного течения двадцатого века. Зданиям были присущи функциональность, подчеркнутая массивность форм и конструкций, смелость и сложность композиционных решений. По замыслу архитекторов, это подчеркивало «сложность жизни». Для создания построек использовался железобетон.

Однако у советского модернизма существовали и особенности стиля. Проявлялись они, в частности, в оформлении. Архитекторы использовали такие облицовочные материалы, как мрамор, песчаник и ракушечник. Мрамор иногда заменялся на искусственный или более дешевые аналоги по экономическим причинам. Для ранних работ в стиле советского модернизма характерны мозаичные панно. Пожалуй, самое заметное отличие от брутализма — массовое остекление поверхностей.

Перейдем непосредственно к примерам. Множество зданий, считающихся знаковыми для России, построены в стиле советского модернизма. К ним можно отнести здание Информационного агенства ТАСС, Останкинскую телебашню и здание Академии Наук РАН.

Так, самой необычной деталью здания ТАСС стали множество скругленных окон. Под ними подразумевались телевизионные экраны, «окна», из которых советские люди смотрят на мир. Идея была по-настоящему футуристичной и предвосхитила наш информационный век.

Останкинская телебашня давала особый повод для гордости, как и освоение космоса. В течение 9 лет после ее запуска в эксплуатацию башня сохраняла титул самой высокой в мире при высоте 533 метра.

Создание дома Академии Наук курировал Мстислав Келдыш. Его исследования в области космических полетов и вычислительной техники отразились во внешнем облике здания. Он же нарисовал и эскиз навершия дома, конструкцию, которую прозвали «золотыми мозгами».

Значимым проектом архитектуры советского модернизма стал целый город. Зеленоград видели советским аналогом Кремниевой Долины. Один из важных для облика города элементов — жилой «Дом-флейта», построенный в 1969 году. Здание спроектировано по заветам архитектора Ле Корбюзье: дом на бетонных «ногах», плоские кровли и ленты-окна.

Впечатляющий дом на тысячу квартир, расположенный на улице Тульской в Москве, это еще один пример масштабности построек того времени.

Напоследок хочется отметить культурные здания, чей облик позволял архитекторам развернуться. Историко-этнографический музей в Киргизии расположился прямо в теле горы. Дворец торжественных обрядов в Тбилиси напоминает шедевры Гауди своими плавными, текучими формами. Ялтинский санаторий дружба также находится на краю холма. Его отличительная особенность — многоуровневое остекление.

На улицах множества городов России встречаются очень необычные памятники архитектуры разных эпох. Часто мы проходим мимо, не обращая внимания на красоту здания и сложность архитектурной мысли. Смотрите по сторонам -и архитектурные шедевры найдут, чем вас удивить!

About Author


admin

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о