Модернизма признаки – Понятие модернизма Течения модернизма, их характеристика, Понятие авангардизма Авангардистские течения в мировой литературе — История зарубежной литературы XIX

Стиль модерн


Модерн

Модерн (фр. Art Nouveau — новое искусство, нем. Jugendstil — молодежный стиль, англ. Stile Liberty — стиль свободы) — международное движение и стиль в искусстве, архитектуре и особенно декоративно-прикладном искусстве, который достиг пика своей популярности на рубеже 20-го века (1890-1905)

Само название стиля «модерн» во многих странах разное. Русскоязычное название «Модерн» в других языках не встречается. На Западе самым распространенным названием стиля можно считать «Ар-Нуво» (Art Nouveau). Так же широко известны названия стиля — «Тиффани» в США, «Югендстиль» в Германии, «Сецессион» в Автсрии, «Модерн Стайл» в Британии.

 

 

Стиль Модерн имел несколько основных направлений:

  • Неоромантизм, где используются элементы романского стиля, готики, ренессанса и других стилей.
  • Неоклассицизм
  • Рационализм, направление с преобладанием более простых форм
  • Иррационализм
  • Кирпичный стиль, когда архитекторы отказались от штукатурки, и все декоративные детали здания делались из кирпича.
  • Модерн венский, берлинский, парижский, в России и Восточной Европе — московский, петербургский, рижский, провинциальный и так далее.

История возникновения стиля модерн

Предшественником стиля модерн был стиль эклектики (цитирования и смешения предыдущих стилей). В такой ситуации возникновение нового стиля было просто необходимо. Одним из толчков к возникновению нового художественного направления стало влияние искусства Японии эпохи Мэйдзи, а так же искусство Древнего Египта и других древних цивилизаций.

Большое влияние на развитие архитектурного стиля модерн имели работы знаменитых художников и скульпторов этой эпохи, таких как Густав Климт, Альфонс Муха, М. А. Врубель, В. М. Васнецов, В. Д. Поленов, скульпторов, таких как Огюст Роден, Камилла Клодель и другие.

Распространению модерна способствовало проведение Всемирных выставок, на которых демонстрировались достижения современных технологий и прикладного искусства. Наибольшую известность модерн получил на Всемирной выставке 1900 года в Париже. После 1910 значение модерна стало угасать.

Знаменитые архитектурные сооружения стиля модерн:

Основные признаки модерна

Отличительными чертами этого красивого пластичного стиля можно назвать отказ от прямых линий и углов в пользу естественных природных изогнутых плавных линий, широкое использование прикладного искусства, применение новых технологий (например, сложные железобетонные конструкции), использование металла, стекла.

Большое внимание уделялось не только внешнему виду зданий, но и интерьеру, который тщательно прорабатывался. Все конструктивные элементы: лестницы, двери, столбы, балконы — художественно обрабатывались.

Преобладающие и модные цвета

Приглушенные цвета — цвет увядшей розы и табачные, жемчужно-серые, серо-голубые, пыльно-сиреневые тона

Линии стиля модерн

Отказ от прямых линий, плавность, текучесть линий, подражание природным формам растений. Часто отказ от симметрии

Формы модерна

Плавность и текучесть форм, отказ от симметрии, вертикальные, стремящиеся ввысь доминанты, перетекание форм одна в другую

Характерные элементы интерьера модерна

Сочетание плоскостей, гнутая мебель. Мозаика, эмаль, золотой фон, расчеканенная медь и латунь

Конструкции стиля модерн

Часто каркасные (несущим элементом является стальной каркас)

Окна стиля модерн

Прямоугольные, удлиненные вверх, часто с богатым растительным декором, иногда арочные, «магазинные окна» — широкие, наподобие витрин.

Двери стиля модерн

Прямоугольные, часто арочные. Чаще всего плоской формы, с мозаичным орнаментом, декорированные

Архитекторы модерна

Виктор Орта (Victor Horta 1861—1947 гг.) бельгийский архитектор, один из основателей стиля модерн (Art Nouveau) в архитектуре. Четыре брюссельских дома работы Орта включены в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Антонио Гауди (Antonio Plácido Guillermo Gaudí y Cornet 1852—1926 гг.). Всемирно известный каталонский архитектор, большинство причудливо-фантастических работ которого возведено в Барселоне. Наиболее известные работы — Церковь Святого Семейства (полное название: Искупительный храм Святого Семейства, кат. Temple Expiatori de la Sagrada Família), Дворец Гуэля (Palau Güell). Здания, сооруженные им, настолько органически вписываются в окружающий пейзаж, что кажутся делом рук природы, а не человека.

Анри Клеманс Ван де Вельде (1863—1957 гг.) бельгийский архитектор и художник, один из основателей бельгийской ветви стиля модерн.

Йозеф Мария Ольбрих (1867—1907 гг.) австрийский архитектор, мастер модерна, автор знаменитого выставочного здания Венского сецессиона в Вене. C 1900 г. жил и работал в Германии, в Дармштадте.

Городецький Владислав Владиславович (1863—1930 гг.) — украинский и польский архитектор, автор Дома с химерами и Собора Св. Николая в Киеве.

Виктор Александрович Шретер (1839—1901 гг.) русский архитектор немецкого происхождения. Кроме постройки многих частных домов, в которых он первый в России стал облицовывать фасады, без штукатурки, обожженным в сильном огне кирпичом и естественным камнем («кирпичный стиль»), он принимал большое участие в сооружении дворца великого князя Владимира Александровича (ныне Дом ученых), создал проекты театров в Киеве, Иркутске, Нижнем Новгороде и Тифлисе и православной церкви в Киссингене, перестроил фасад Мариинского театра после пожара в 1880-х, соорудил вокзал в Одессе. Именно его авторству принадлежит проект Оперного театра в Киеве (Национальный академический театр оперы и балета Украины имени Т. Шевченко).

В Москве работал целый ряд знаменитых архитекторов модерна: Ф. О. Шехтель, Клейн Р. И., Фомин И. В., Щусев А. В., Тон К. А., которые и создали ответвление стиля, называемое «Московским модерном».

Типы сооружений стиля модерн

Появление принципа построения зданий «изнутри-наружу» и в связи с этим раскрытость композиций и многообразие формы объектов, огромное внимание, уделяемое интерьеру, поскольку именно он образует ядро, определяющее наружный облик здания. Рационализация планировки. Модерн отказывается от коридорной планировки в пользу своеобразно понятой центрической. Разрабатывается новый тип плана, тяготеющего к квадрату, с такими же преимущественно квадратными комнатами, группирующимися вокруг холла. Жесткость, с которой выдерживается этот принцип, не исключает свободы приемов, асимметрии, геометрической неправильности рисунка плана. Но исходный принцип компактной центричной композиции выдерживается неукоснительно.

Модерну принадлежит заслуга создания свободного плана.

Возвышенность, устремленность в надзвездные выси, с одной стороны, высокий уровень бытового комфорта, функциональность, с другой, — качества слитые в модерне воедино. Больше того, утилитарность, функциональные достоинства поставлены на службу создания поэтического настроения. Одухотворенность, поэтичность входят непременной частью в понятие комфорта, комфорта духовного, отождествляемого как с чувством покоя и удовлетворенности и удобствами и уютом, так и с удовлетворенностью обстановкой, в которой сознаешь себя приобщенным к высшим духовным ценностям и красоте. В модерне происходит чудо преобразования — поэтизация обыденного.

Модерн в интерьере

Что касается организации интерьерной среды стиля модерн, то для нее были характерны элегантность и стильность, а также особый разреженный ритм всех элементов. И большую роль в этом сыграло увлечение японским искусством.

Возрожденный манерами модерна (Ар-Нуво) витраж приобрел новое звучание. Флореальный или геометрический орнамент, яркие цветные стекла в металлических переплетах придавали интерьеру изысканный декоративизм. Известный американский художник Л.К.Тиффани изобрел особый ручной метод изготовления стеклянных предметов. Их образовывало, покрывая слой за слоем (до 15), жидкое разноцветное стекло с примесями металлов. Будучи учеником не менее известного мастера — художника школы «Нанси» Э.Галле, Тиффани использовал в росписи флореальные мотивы. И сами его предметы, как у Галле, имели текучие, уподобленные природным формы.

Вообще стекло было излюбленным материалом художников стиля модерн. Впрочем, создавались также эскизы изделий из фарфора. Здесь тоже доминировали растительные мотивы, но были и исключения. Например, серовато-голубой датский фарфор славился своими строгими геометризованными формами и пользовался большим спросом.

Много работ выполнялось и в металле. Бронза и медь использовались для изготовления осветительных приборов. Мастера стиля увлеклись разработкой различных светильников, дизайном столового серебра, ювелирных изделий.

Теперь мебельным дизайном занимались такие художники как Макинтош или Годуин. Последний стал пропагандистом японской мебели. Светлые, легкие предметы Годуина изготовлялись из дерева, покрытого белой или серой краской.

В связи с интересом модерна к японскому искусству в моду вновь, как и в XVIII столетии, вошли ширмы. Поскольку художники, занимающиеся мебелью, столь же успешно работали в стекле, художественном текстиле, книжной графике, разносторонность их дарований не могла не проявиться в мебельном дизайне. Так мастера школы Нанси предпочитали черное дерево и придавали предметам флореальные очертания и орнаментику. Резные панно кресел-бержер, стульев, диванов имели формы гибких ветвей, цветков ирисов. Ножки были волнообразными. Столы в виде двух тумб, соединенных волнообразной доской, напоминали причудливые природные образования.

Мебель по эскизам Ч.Р.Макинтоша и его коллег из Глазго (Шотландия) отличается удлиненными формами. Кресла-троны этого дизайнера сочетают вытянутую спинку с короткими ножками.

Обои, выполненные в стиле модерн, вобрали в себя и элементы щпалер и росписи, носившей символический характер. Популярны растительные, нежные цветочные орнаменты, вязь. Особенно популярной в это время становится стеклянная, керамическая и из других материалов мозаика. Из мозаики выкладывались превосходные картины, служащие украшением стен и полов комнат и других помещений. Особенно ценится в модерне то, что в этом стиле отлично гармонируют между собой совершенно разные материалы, в числе которых можно назвать металл и камень, дерево и стекло, роспись и обои.

Основными цветами этого стиля являются естественные природные оттенки, придающие интерьеру легкость и романтичность.

Освещение в помещениях, выполненных в стиле модерн, стараются выполнять нежно приглушенным, которое создает атмосферу романтики и уюта.

  • < Назад
  • Вперёд >

Модернизм - это... Что такое Модернизм?

        главное направление буржуазного искусства эпохи упадка. Первым признаком начинающегося падения художественной культуры в наиболее развитых капиталистических странах было академическое и салонное повторение прежних стилей, особенно наследия Ренессанса, превратившегося в школьную азбуку форм. Такое эпигонство заметно в искусстве середины и 2-й половины 19 в. Однако на смену бессильному повторению традиционных форм приходит воинственное отрицание традиции — явление, аналогичное новым течениям в буржуазной политике и философии. На место мещанской морали становится декадентский Аморализм
,
на место эстетики бесплотных идеалов, извлечённых из художественной культуры античности и Возрождения, — эстетика безобразия. Прежняя вера в «вечные истины» классовой цивилизации сменяется обратной иллюзией ложного сознания — релятивизмом, согласно которому истин столько же, сколько мнений, «переживаний», «экзистенциальных ситуаций», а в историческом мире — каждая эпоха и культура имеют свою неповторимую «душу», особое «видение», «коллективный сон», свой замкнутый стиль, не связанный никаким общим художественным развитием с другими стилями, одинаково ценными и просто равными. М. исторически сложился под знаком восстания против высокой оценки классических эпох, против красоты форм и реальности изображения в искусстве, наконец, против самого искусства. Это абстрактное отрицание является наиболее общим принципом т. н. «авангарда». По словам теоретика М. — испанского философа Ортеги-и-Гасета (См. Ортега-и-Гасет)
,
новое искусство «состоит целиком из отрицания старого». Можно различно оценивать это движение, но существование определённой грани, отделяющей новый взгляд на задачи художника от традиционной системы художественного творчества, общепризнано. Спорят лишь о том, где пролегает эта грань — в 60—80-х гг. 19 в., т. е. в эпоху французского декадентства (См. Декадентство), или позднее, в эпоху Кубизма (1907—14). литература модернистского направления оценивает эту грань как величайшую «революцию в искусстве». Марксистская литература, напротив, уже в конце 19 в. (П. Лафарг, Ф. Меринг, Г. В. Плеханов) заняла по отношению к М. отрицательную позицию, рассматривая его как форму разложения буржуазной культуры.

         Эта оценка как бы противоречит двум фактам. Во-первых, основателями М. в 19 в. были поэты и художники большого таланта, создавшие произведения, способные сильно действовать на ум и чувство современников, несмотря на присутствие в их творческой деятельности многих болезненных черт. Достаточно вспомнить Ш. Бодлера в поэзии, ван Гога в живописи. Существует громадная разница между их своеобразным искусством, как бы повисшим над пропастью, и теми последствиями, которыми были чреваты открытые ими возможности. Последствия эти были необходимым, хотя и абсурдным выводом из однажды принятых начал. Каждое поколение художников нового типа отворачивалось от своих продолжателей. Однако логика разложения искусства на почве М. действовала неотвратимо. Ценность художественных произведений, созданных модернистскими школами, находится в обратном отношении к расстоянию от начала этого процесса. Разумеется, процесс упадка сам по себе носит неравномерный характер.

         Во-вторых, оценке М. как явления упадочной буржуазной идеологии противоречит, на первый взгляд, его антибуржуазный тон. Уже в середине 19 в. первые демонстрации модернистского новаторства носили ярко выраженный анархический характер. Они вызывали ярость культурного мещанина как посягательство на его домашний очаг. Поэты-декаденты и основатели новых течений в живописи были нищими бунтарями, или, по крайней мере, аутсайдерами-одиночками, как наиболее влиятельный мыслитель этого направления Ф. Ницше. Но положение менялось от десятилетия к десятилетию, и современная практика модернистского «авангарда» прочно вошла в экономический и культурный быт капитализма. К середине 20 в. громадная машина спекуляции и рекламы подчинила себе художественную жизнь капиталистических стран. Игра на выдвижении сменяющих друг друга модных школ сливается с общей лихорадочной стихией современного капитализма. Массированная реклама создаёт ложные потребности, искусственный спрос на общественные фантомы, обладание которыми, часто совершенно номинальное (например, обладание траншеей, вырытой художником «земляного» направления в пустыне Невады), становится вывеской богатства. Парадоксально, что бунтарский характер М. при этом растёт, например в «антиискусстве» 1960-х гг., связанном с движением «новых левых». Суть дела в том, что современная буржуазная идеология не могла бы сохранить своё владычество над умами без широкого развития внутренне присущего ей духовного анархизма как оборотной стороны традиционной системы общественных норм. Антибуржуазный характер модернистских течений свидетельствует о кризисе этой системы, но, по признанию таких теоретиков «авангарда», как Г. Маркузе, весь этот бунт в искусстве без особых трудностей «интегрируется» господствующей системой.

         И всё же М. не является простым созданием капиталистической экономики и пропаганды. Это явление имеет глубокие корни в социальной психологии эпохи империализма. Первые признаки поворота к М. не случайно совпадают с началом «эры революции сверху» (Ф. Энгельс), то есть цезаризма Наполеона III и Бисмарка. Чем меньше выходов для свободной самодеятельности людей, чем больше скопившейся в обществе, не находящей себе разрядки массовой энергии, тем больше потребности в различных формах «отдушины» и «компенсации». Современные эстетические теории, объясняющие этой потребностью значение искусства вообще, несостоятельны, но они отчасти применимы к модернистским течениям, в которых мнимая свобода художника ломать реальные формы окружающего мира во имя своей творческой воли действительно является психологической «компенсацией» полного безволия личности, подавленной громадными отчуждёнными силами капиталистической экономики и государства.

         Судьба искусства выражает глубокое противоречие современной буржуазной цивилизации — господство громадной массы мёртвого абстрактного труда над миром конкретных потребительских ценностей и качественно различной работы людей, родственной искусству прежних эпох. По мере упадка творческой продуктивности былых времён художник всё более страдает от перегрузки мёртвым знанием готовых форм. Отсюда поиски формально нового, болезненный страх перед повторением того, что уже было, абстрактный культ «современности», неизвестный прежней истории искусства.

         М. есть особая психотехника, посредством которой художник стремится преодолеть последствия омертвления культуры, замыкаясь в пределах своей профессии. Главный смысл художественной деятельности он видит не в изменении окружающего мира во имя общественного идеала, а в изменении способа изображения или способа «ви́дения» мира («новая оптика» братья Гонкур). «В недалёком будущем хорошо написанная морковь произведёт революцию», — говорит художник Клод в романе Э. Золя «Творчество». Так начинается серия формальных экспериментов, с помощью которых художник надеется подчинить своей воле поток уродливой «современности», а там, где это становится уже невозможным, примирение искусства с жизнью достигается отрицанием всех признаков реального бытия, вплоть до отрицания изобразительности вообще (Абстрактное искусство), отрицания самой функции искусства как зеркала мира («поп-арт», «оп-арт», мини-арт, боди-арт и т. п.). Сознание отрекается от самого себя, стремясь вернуться в мир вещей, немыслящей материи.

         Отсюда две черты всякого М.: гипертрофия субъективной воли художника в борьбе против враждебной ему реальности и падение идеальных границ субъекта под натиском бессмысленного хода вещей. Течения М. постоянно колеблются между крайностями бунта и восстановлением жёсткой «дисциплины» предков, абстрактным новаторством и возвращением к архаической традиции, иррациональной стихией и культом мёртвого рационализма. В природе М. лежит постоянное изменение его условных знаков, но было бы ошибкой видеть в этом процессе только поиски новых форм. Ни деформацию реальности, ни полный отказ от её изображения в абстрактном искусстве нельзя считать безусловными признаками М. Таким признаком является только бешеное движение рефлексии, отвергающей всякую остановку в постоянной смене моделей «современности». Одни и те же формы могут быть то отвергаемой пошлостью, то последним словом изысканного вкуса. Даже академические приёмы и точное изображение реальности становятся символами модернистского искусства, если они взяты не в прямом и обычном смысле, а как условные знаки самоиронии больного сознания.

         Во всём этом неизменно растёт раскол с «наивным реализмом» большинства людей, внутренняя полемика против отображения действительности нашим глазом. В теории М. принцип отражения жизни считается устаревшей схемой, а в практике его искусство теряет свои изобразительные черты, превращаясь в систему знаков, выражающих только позицию художника. И знаки эти должны быть как можно менее похожи на зрительную иллюзию. Так, в живописи, которая играет ведущую роль в процессе растущей модернизации художественной жизни, вместо красок появляются песок, цемент, дёготь, а затем и реальные предметы как таковые. В поэзии слово теряет значение экрана для передачи духовного содержания, приобретая ценность материального факта — звукового воздействия. В музыке устраняется разница между музыкальным тоном и обычным шумом жизни.

         Общественная роль «авангарда» растёт в полном противоречии с действительной художественной ценностью его творений. В качестве отдушины модернистское искусство даёт придавленной общественной духовной энергии род мнимого выхода. Противопоставление «авангарда» «массовой культуре» (См. Массовая культура) большинства выгодно господствующему классу как одно из средств для разъединения нации. Социальная демагогия эпохи империализма приобретает т. о. важный козырь для разжигания ненависти тёмных масс к заумным интеллектуалам, грозящим духовному здравию народа. Авангардизм, выдвигающий на первый план негативную, анархическую сторону буржуазного сознания, имеет два лица. С одной стороны, это ультралевые течения в искусстве и философии, с другой — «правый радикализм», переходящий в прямое черносотенство.

         Будучи явлением буржуазной идеологии, М. выражает прежде всего настроения мелкобуржуазного слоя, страдающего от материального и духовного гнёта. Если разочарование в капитализме ведёт художника к участию в борьбе народных масс, то есть надежда, что его модернистские предрассудки будут побеждены в общем подъёме демократии и социализма. Однако само по себе анархическое бунтарство не выходит за пределы буржуазного горизонта. Вот почему лихорадочная активность футуристов и других авангардистских течений в начале Великой Октябрьской социалистической революции вызвала решительное недовольство В. И. Ленина и он стремился вытеснить этот слой из образовательных учреждений Сов. власти, заменив его интеллигенцией более высокого уровня, которая вчера ещё была только нейтральна. Претензия модернистов от имени пролетариата «сбросить» устаревшую классику «с парохода современности» была осуждена ленинской партией и народными депутатами в Советах. Подлинная культурная революция не имеет ничего общего с разрушением старой культуры и созданием модернистской «антикультуры».

         Когда началась Октябрьская революция 1917, воспоминания о подъёме демократического реализма в России были ещё живы. Сегодня в капиталистических странах мира сознание художника и его публики находится под давлением прочно сложившейся экономической и культурной системы, враждебной реализму. Это делает обстановку борьбы за реалистическое искусство, связанное с передовыми общественными силами, особенно сложной. Однако наличие модернистских предрассудков в сознании художественной интеллигенции не является препятствием для политического союза с ней. Нельзя дифференцировать М. на хороший и плохой, но можно и нужно дифференцировать людей искусства по двум признакам — их политическим симпатиям и наличию в их творчестве действительного стремления к отказу от формалистических «революций в искусстве». Важно только понять, что участие в подобных «революциях» не приближает художника к народному движению, а удаляет от него. В таком понимании дела заложено решительное отличие марксистской эстетики от ревизионистского «марксизма 20 в.» в духе Р. Гароди. Самое прочное сплочение художественной интеллигенции с народом, столь необходимое для победы демократической культуры во всём мире, может быть достигнуто только под знаменем социалистического реализма.

        

         Лит.: Ленин В. И., О литературе и искусстве. [Сб.], 3 изд., М., 1967; Плеханов Г. В., Соч., т. 14, М., [б. г.]; Луначарский А. В., Об изобразительном искусстве, т. 1—2, М., 1967; Модернизм. Анализ и критика основных направлений, 2 изд., М., 1973; Theories of modern art, ed. H. B. Chipp, Berk. — Los Ang. — L., 1970.

         Мих. Лифшиц.

        течение в католицизме, возникшее в конце 19 — начале 20 вв. Сторонники М., расходясь по ряду вопросов с позицией церкви, выступили с критикой некоторых сторон учения и практики католической церкви, выдвинули систему взглядов, направленную на приспособление католического вероучения к современным условиям общественной жизни и к современному уровню науки. Виднейшими представителями М. были во Франции — А. Луази, Л. Дюшен, М. Блондель, в Германии — Г. Шелль, в Великобритании — Дж. Тиррелл, в Италии — Р. Мурри, А. Фогаццаро и др. Основные положения М.: религия создана человеком; библия — не боговдохновенная книга; Христос не был сыном бога, а был еврейской Мессией, зачинателем религиозного движения; следует различать вечную сущность христианских догм и конкретно-исторической формы их проявления, зависящие от развития общества; церковь должна отказаться от наиболее примитивных суеверий, от веры в чудеса, в дьявола, в загробные муки и т. п. (но при этом, разумеется, М. не отказался от веры в сверхъестественное). Некоторые представители М. (например, А. Луази) отвергали догмат о непогрешимости папы, о его верховной власти. В 1907 Ватикан осудил М. как «синтез всех ересей» декретом Пия Х «Lamentabili» и энцикликой «Pascendi». Наиболее видные модернисты были отлучены от церкви; их сочинения были включены в «Индекс запрещенных книг». В 1910 Ватикан ввёл антимодернистскую присягу для лиц, посвящаемых в очередной духовный сан, для профессоров католических богословских факультетов, служащих епископских курий и др.

         Католическая церковь, осудившая М., со временем сама встала перед необходимостью учёта изменившихся в мире условий, эволюции сознания широких масс верующих, успехов науки и общественного прогресса. Вопросы «обновления» были в центре внимания 2-го Ватиканского собора (1962—65), давшего толчок к дальнейшей модернизации церкви. Течения, аналогичные М., получили распространение (особенно после 2-й мировой войны 1939—45) и в др. религиях — православии (См. Православие), Протестантизме, Иудаизме, Исламе и др. Их сторонники в целях укрепления сильно подорванных позиций религии требуют «обновления» догматики, культа, структуры и практики церквей.

        

         Лит.: Леруа Э., Догмат и критика, пер. с франц., [М.], 1915; Керенский В., Римско-католический модернизм, Хар., 1911; Шейнман М. М., Модернизм и модернизация в католицизме, в кн.: Ежегодник Музея истории религии и атеизма, М. — Л., 1958, т. 2; Беленький М., Иудаизм, М., 1966; Великович Л., Кризис современного католицизма, М., 1967; Мчедлов М., Эволюция современного католицизма, М., 1967; Бабосов Е., Научно-техническая революция и модернизация католицизма, Минск, 1971; Курочкин П., Эволюция современного русского православия, М., 1971; Аширов Н., Эволюция ислама в СССР, М., 1972.

         М. М. Шейнман.

Постмодернизм: характеристика явления | Литерагуру

Что такое постмодернизм?

Постмодернизм – это не течение и не направление, это широкое культурное явление, которое включает в себя философию, искусство, психологию и даже науки (постмодернистская геометрия, например). Появился он после второй мировой войны – 40-50 годы. Согласно прогнозам футурологов, постмодернизм – последняя стадия развития культуры. В 21 веке сформировался такой глобальный корпус культуры, что переварить его – задача трудоемкая и длительная. Инвентаризация мировой культуры – суть постмодернизма. Это первая эпоха в истории искусства, где нет канона. Чтобы вы не сделали, все можно подать, как искусство. Как следствие, появляется много халтуры, которая носит название «китчевое искусство», т.е. подделка.

Характеристика постмодернизма: особенности и признаки:

  1. Эклектичность – сочетание различных стилей, языков, элементов, жанров (например, роман «Лавр»). Пиджак и кеды, платье и сапоги – все это тоже примеры. Еще один характерный пример — компиляция – музыка диджея, который не придумал ничего сам, не умеет играть, но соединяет чужие мелодии и получает свой коктейль. Сами ингредиенты не внушают доверия, но результат впечатляет, ведь главное – мастерство бармена. Постмодернизм – это паразитирующее явление, которое использует уже придуманные образцы. Ретромания, цикличность, повторение – мы обречены на круговорот культуры.
  2. Лояльность и толерантность или плюрализм культурных языков и стилей. Постмодернизмм ничего не отрицает. Всякий культурный опыт он вовлекает в орбиту практики. Нет недопустимого, нет границ, нет противостояния хорошего и плохого. Формируется единое культурное поле: если модернизм все отрицал, то постмодернизм отрицает отрицание и принимает все. Иначе говоря, модернизм перебесился.
  3. В связи с цикличностью появляется интертекстуальность – основной прием постмодернистов, который заключается в цитировании. Например, в музыке это получило название «сэмплирование»: Мадонна покупает музыку у Abba. Глобальная цитация облегчает задачу нового искусства. Зачем описывать заново то, что уже описал Пушкин? Можно воспользоваться гиперактивной ссылкой на его «мороз и солнце», как сделала Ахмадулина в одном из стихотворений. Таким образом, постмодернизм рассчитан на грамотного читателя, опыт которого позволяет ему заниматься интеллектуальным чтением. Люди, не знакомые с литературой, если выразиться иносказательно, будут толпиться холле небоскреба в то время, как человек эрудированный в два счета доберется до пентхауса. Неслучайно звезды постмодернистской литературы – Голдинг, Фаулз, Эко – преподаватели литературы. Они уже изучили все методики и правила написания произведений, знают, чем зацепить читателя и как им манипулировать. Литература перестает быть «уличной», как во времена Вийона. Она становится уделом ремесленников, которые творят на уровне техники, а не интуиции. Новое расчётливое искусство имеет целевую аудиторию, ориентацию на кинематографию (чтобы экранизировали книгу) и ряд ограничений. Нельзя грузить читателя с первых строк – роман никто не купит. Например, Стивен Кинг пишет свои бестселлеры по принципу сценариев, как признается сам, и мыслит уже больше, как режиссер. Коммерческий расчет ограничивает свободу творчества.
  4. Отмена основных эстетических бинарных оппозиций: нет высокого и низкого искусства. Стерты границы между массовым и элитарным. Фаулз, например, в своем знаменитом романе «Коллекционер» использует схему бульварного чтива: маньяк захватывает красивую девушку. Но вместо сцен сексуального характера читателя ждет спор об искусстве между быдлом и интеллектуальной красавицей. Типичную форму автор наполняет сложным содержанием.
  5. Эстетика безобразного. Сегодня в моде фриковая красота. Уродство эстетизируется, превозносится и культивируется. Эксцентричная красота – новое слово в искусстве. Если в 50-х годах прошлого века драматург Ионеско шокировал общество, назвав первую пьесу «Лысая певица», то сейчас певицы и бородатые, и лысые и какие только не бывают, поэтому таким названием уже никого не удивишь. Подтверждения можно найти в массовой культуре: например, художник Джефф Кунс сделал для певицы Леди Гаги обложку для альбома в стиле арт-поп. На ней певица заслоняет каноничную Венеру Боттичелли. Яркие лучи разбивают классическое понятие о прекрасном вдребезги. Эпатаж – вот новая пена, из которой выходит богиня красоты. Обложка альбома Леди Гаги

    Обложка альбома Леди Гаги

  6. Ирония. Все происходящее обыгрывается иронично даже в новостях, где главенствует принцип инфотеймента – «информируя, развлекай». Гифки, мемы, едкие комментарии журналистов – вот она, классическая повестка дня в 21 веке. Игровое отношение ко всему принято и в искусстве. Постмодернистское мышление выражено в цитате Бродского: «Я всегда твердил, что судьба — игра». Мир – грубый, глупый, нелепый и его ничего не исправит, судя по всему. Поэтому нам остается только смеяться и отстраниться от окружающих с помощью шуток. Ирония – спасительное поверхностное скольжение по жизни, так как углубляться в нее – значит отчаяться во всем. Человек убегает от конформизма, стереотипов, господствующей идеологии и возвышается над ними. Юмор – прививка от косности мышления. Оттого исчезают комедия и трагедия в чистом виде, появляется трагифарс.
  7. Пастиш (с итал. паштет) – передразнивание литературного образца. Автор сознательно деформирует основные черты оригинала. Это ироничная, пародийная игра. Например, Фаулз играет в Диккенса или Теккерея, воспроизводя викторианский роман. Умберто Эко взял за основу детектив Конана Дойля, когда писал «Имя розы». Все чаще встречаются приемы травестия (о высоком в низком стиле) и бурлеск (наоборот). Пример травестии – роман «Улисс» Джойса, пример бурлеска — поэма Хлебникова «В продуктовом магазине», написанная гекзаметром.
  8. Китч – «дешевый» — стилистический компонент массовой культуры, имитация искусства в промышленный масштабах. К примеру, садовый гном и очередной роман Дарьи Донцовой. Китч – это подражание внешней стороне искусства, которое характеризуют мнимая значительность, дешевый пафос и культ тривиальных житейских истин типа «пол – внизу, потолок — вверху» Ионеско. Авторы заменяют сложное многогранное содержание простейшими эмоциями и рефлексами – эротика, страх, ужас. Искажение классики в угоду массовому вкусу – еще одна личина китча. Примером может послужить экранизация новеллы Трумена Капоте «Завтрак у Тиффани». Это произведение о крахе американской мечты, едкая сатира о потаскушке с окраин без принципов и морали, но фильм – красивая мелодрама и только. Замена финала была оценена писателем, как арт-предательство, но суд он так и не выиграл. Матрешки – более приземленный и понятный пример китча.
  9. Поп-арт – постмодернистское направление в искусстве, которое переводит банальность в плоскость высокой культуры. Поэтика массовой продукции из обычных вещей делает символы. Например, банка с супом Энди Уорхола. "Банки с супом" Энди Уорхола

    «Банки с супом» Энди Уорхола

  10. Постмодернизм продолжает паразитировать на философии экзистенциализма. Вот поэтому нет канона – какой канон, раз нету истины? Есть движение смыслов и только.
  11. Чудовищное перепроизводство литературы. Никто не успевает читать столько книг, ведь все только и делают, что их пишут. Никогда романы не были так похожи друг на друга. Парадокс в том, что люди никогда не читали больше, чем сегодня, но наши современники поглощают информационный мусор вместо книг.
  12. Кино подкосило литературу, так как вытеснило из нее сюжет. За увлекательным сюжетом теперь приходят в кинотеатры. Сериалы – загробная жизнь романов – сделали произведения типа «Война и мир» сценариями, ведь единственный шанс на признание у этих произведений – экранизация. Ни нарративом, ни диалогами писатели больше не привлекают внимание читателя. Хотя нельзя отрицать положительное влияние кино на литературу: например, после выхода сериала «Анна Каренина» роман стал самой продаваемой книгой Толстого. Также литература стала уходить в компьютерные игры («Ведьмак» Сапковского, например).
  13. Игровая сущность литературного творчества или интерактивность. Роман вбирает в себя признаки компьютерной игры. Например, в романе Фаулза «Женщина французского лейтенанта» несколько финалов, читатель может выбрать себе по нраву.
  14. Многоуровневая организация текста, рассчитанная и на элиту, и на массовую аудиторию.
  15. Открытость финала (Кобо Абэ, «Женщина в песках»).
  16. Потеря национальной идентичности авторов. Мураками, например, пишет, как европеец, у него нет национального колорита. Эта особенность связана с политическим процессом глобализации – Евросоюз, например. В тоже время наблюдается тоска по национальной обособленности.
  17. Ориентация на множественность интерпретаций. Например, у Павича в «Хазарском словаре» есть мужская и женская версии, а также деление по религиозному признаку.
  18. Стремительная смена стилей. Скорость жизни увеличилась, если раньше мода длилась 10-15 лет, то теперь 5-7.
  19. Трансгендерность. Различие между полами стирается: носят они уже одно и то же.
  20. Антропологический пессимизм. Недоверие к прогрессу. Человек не меняется в лучшую сторону. История ничему не учит. Максимум, что можно сделать – посмеяться над этим.
  21. Шоутизация культуры. Искусство тяготеет к развлекательности. Аттракцион забвения превращает обывателя в тупого потребителя конвейерного китчевого искусства. Массовая культура оболванивает человека, от этого он становится неразборчив и не способен воспринимать интеллектуальную элитарную культуру. Поэтому в литературе, как и в других сферах искусства, появляется множество дилетантов. Другой аспект – мутация творца в менеджера и шоумена. Никто не знает, к примеру, что написал Ник Сафронов, но все знают его. Чтобы быть успешным творческим человеком в современном мире, нужно уметь популяризировать свое творчество. Например, Сергей Шнуров раскручивает свои музыкальные хиты посредством работы с прессой, собственного ток-шоу и с помощью визуализации музыки – клипов, которые распространяются в социальных сетях и медиа.
  22. Паратеатральность – совокупность новых форматов искусства. В ее состав входят хеппенинг, перфоманс и флешмоб.
Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Постмодернизм - это... Что такое Постмодернизм?

Постмодерни́зм (фр. postmodernisme — после модернизма[1]) — термин, обозначающий структурно сходные явления в мировой общественной жизни и культуре второй половины XX века[2]: он употребляется как для характеристики постнеклассического типа философствования, так и для комплекса стилей в художественном искусстве. Постмодерн — состояние современной культуры, включающее в себя своеобразную философскую позицию, до-постмодернистское искусство, а также массовую культуру этой эпохи[3][4].

История термина

В начале ХХ века классический тип мышления эпохи модерна меняется на неклассический, а в конце века — на постнеклассический. Для фиксирования ментальной специфики новой эпохи, которая кардинально отличалась от предшествующей, требуется новый термин. Современное состояние науки, культуры и общества в целом в 70-е годы прошлого века было охарактеризовано Ж.-Ф. Лиотаром как «состояние постмодерна». Зарождение постмодерна проходило в 60-70-е гг. ХХ века, оно связано и логически вытекает из процессов эпохи модерна как реакция на кризис её идей, а также на так называемую «смерть» супероснований: Бога (Ницше), автора (Барт), человека (гуманитарности).

Термин появляется в период Первой мировой вой­ны в работе Р. Панвица «Кризис европейской культуры» (1917). В 1934 году в своей книге «Антология испанской и латиноамериканской поэзии» литературовед Ф. де Онис применяет его для обозначения реакции на модернизм. В 1947 го­ду Арнольд Тойнби в книге «Постижение истории» придаёт постмодернизму культурологический смысл: постмодернизм символизирует ко­нец западного господства в религии и культуре[5].

Объявленным «началом» постмодернизма считают статью Лесли Фидлера, 1969, «Пересекайте границу, засыпайте рвы», демонстративно опубликованную в журнале Playboy. Американ­ский теолог Харви Кокс в своих работах начала 70-х годов, посвящённых проблемам религии в Латинской Америке, широко пользуется понятием «постмодернистская теоло­гия». Однако популярность термин «постмодернизм» обрёл благодаря Чарльзу Дженксу. В книге «Язык архитектуры постмодернизма» он отмечал, что хотя само это слово и приме­нялось в американской литературной критике 60—70-х го­дов для обозначения ультрамодернистских литературных экспериментов, автор придал ему принципиально иной смысл. Постмодернизм означал отход от экстремизма и нигилизма неоавангарда, частичный возврат к традициям, акцент на коммуникативной роли архитектуры. Обосновы­вая свой антирационализм, антифункционализм и анти­конструктивизм в подходе к архитектуре, Ч. Дженкс наста­ивал на первичности в ней создания эстетизированного артефакта[5]. Впоследствии происходит расширение содержания этого понятия с первоначально узкого определения новых тенденций в американской архитектуре и нового течения во французской философии (Ж. Деррида, Ж.-Ф. Лиотар) до определения, охватывающего начавшиеся в 60—70 годы процессы во всех областях культуры, включая феминистское и антирасистское движения.

Основные трактовки понятия

Постмодернизм в философии

Жан Франсуа Лиотар Жан Бодрийяр

В настоящее время существует ряд взаимодополняющих концепций постмодернизма как феномена культуры, которые подчас носят взаимоисключающий характер[6]:

  1. Юрген Хабермас, Дениел Белл и Зигмунт Бауман трактуют постмодернизм как итог политики и идеологии неоконсерватизма, для которого характерен эстетический эклектизм, фетишизация предметов потребления и другие отличительные черты постиндустриального общества.
  2. В трактовке Умберто Эко постмодернизм в широком понимании — это механизм смены одной культурной эпохи другой, который всякий раз приходит на смену авангардизму (модернизму) («Постмодернизм — это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение ведет к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности»[7]).
  3. Постмодернизм — общий культурный знаменатель второй половины XX века, уникальный период, в основе которого лежит специфическая парадигмальная установка на восприятие мира в качестве хаоса — «постмодернистская чувствительность» (В. Вельш, И. Хассан, Ж.-Ф. Лиотар).
  4. Постмодернизм — самостоятельное направление в искусстве (художественный стиль), означающий радикальный разрыв с парадигмой модернизма (Г. Хоффман, Р. Кунов).
  5. По мнению же X. Летена и С.Сулеймена, постмодернизма как целостного художественного явления не существует. Можно говорить о нём как о переоценке постулатов модернизма, но сама постмодернистская реакция рассматривается ими как миф.
  6. Постмодернизм — эпоха, пришедшая на смену европейскому Новому времени, одной из характерных черт которого была вера в прогресс и всемогущество разума. Надлом ценностной системы Нового времени (модерна) произошёл в период Первой мировой войны. В результате этого европоцентристская картина мира уступила место глобальному полицентризму (Х. Кюнг), модернистская вера в разум уступила место интерпретативному мышлению (Р. Тарнас (en)).

Отличие постмодернизма от модернизма

Возникший как антитеза модернизму, открытому для понимания лишь немногим[8], постмодернизм, облекая всё в игровую форму, нивелирует расстояние между массовым и элитарным потребителем, низводя элиту в массы (гламур). Модернизм — это экстремистское отрицание мира Модерна (с его позитивизмом и сциентизмом), а постмодернизм — это не-экстремистское отрицание все того же Модерна. Отличие постмодернизма от модернизма состоит в следующем:

Сравнительная таблица по Ихабу Хасану; перевод приводится (выборочно) по: Орлова Э.А. Культурная (социальная) антропология. - М.: Академический проект, 2004. - С. 394-395. (англ.)русск.
модернизмпостмодернизм
Форма (конъюнктивная, закрытая)Антиформа (дизъюнктивная, открытая)
Цель, намерениеИгра
ПланСлучай
ИерархияАнархия
Мастерство/логосИсчерпанность/молчание
Произведение искусства/завершенная работаПроцесс/перфоманс/хэппенинг
ДистанцияУчастие
Созидание/порождение целостности/синтезДеструкция/деконструкция/антисинтез
ПрисутствиеОтсутствие
ЦентрированиеДисперсия
Жанр/границыТекст/интертекст
СемантикаРиторика
Парадигмасинтагма
Метафораметонимия
ОтборКомбинация
Корни/глубинаРизома/поверхность
Интерпретация/прочитываниеКонтринтерпретация/неверное прочтение
ОбозначаемоеОбозначающий (субъект)
ЧитаемоеНаписуемое
Нарратив/большая историяАнтинарратив/малая история
Код мастерстваИндивидуальные особенности
СимптомЖелание
ТипМутация
Генитальность/фалличностьПолиморфизм/андрогенность
ПаранойяШизофрения
Порождение/причинаОтличие-различие/след
Бог-ОтецСвятой дух
МетафизикаИрония
ОпределённостьНеопределённость
ТрансцендентностьИмманентность
Сравнительная таблица по Брайнину-Пассеку[9]
модернизмпостмодернизм
СкандальностьКонформизм
Антимещанский пафосОтсутствие пафоса
Эмоциональное отрицание предшествущегоДеловое использование предшествующего
Первичность как позицияВторичность как позиция
Оценочность в самоназвании: «Мы — новое»Безоценочность в самоназвании: «Мы — всё»
Декларируемая элитарностьНедекларируемая демократичность
Преобладание идеального над материальнымКоммерческий успех
Вера в высокое искусствоАнтиутопичность
Фактическая культурная преемственностьОтказ от предыдущей культурной парадигмы
Отчётливость границы искусство-неискусствоВсё может называться искусством

Постмодернизм в философии

В философии постмодернизма отмечается сближение её не с наукой, а с искусством. Таким образом, философская мысль оказывается не только в зоне маргинальности по отношению к науке, но и в состоянии индивидуалистического хаоса концепций, подходов, типов рефлексии, какое наблюдается и в художественной культуре конца ХХ века. В философии, так же как и в культуре в целом, действуют механизмы деконструкции, ведущие к распаду философской системности, философские концепции сближаются с «литературными дискуссиями» и «лингвистическими играми», преобладает «нестрогое мышление». Декларируется «новая философия», которая «в принципе отрицает возможность достоверности и объективности…, такие понятия как „справедливость“ или „правота“ утрачивают свое значение…»[10]. Поэтому постмодернизм определяется как маргинальный китчевый философский дискурс с характерной антирациональностью.

Так, словно иллюстрируя гегелевское понимание диалектики как закона развития, великие завоевания культуры превращаются в свою противоположность. Состояние утраты ценностных ориентиров воспринимается теоретиками постмодернизма позитивно. «Вечные ценности» — это тоталитарные и параноидальные идефиксы, которые препятствуют творческой реализации. Истинный идеал постмодернистов — это хаос, именуемый Делёзом хаосмосом, первоначальное состояние неупорядоченности, состояние нескованных возможностей. В мире царствует два начала: шизоидное начало творческого становления и параноидальное начало удушающего порядка.

При этом постмодернисты утверждают идею «смерти автора», вслед за Фуко и Бартом. Любое подобие порядка нуждается в немедленной деконструкции — освобождении смысла, путем инверсии базовых идеологических понятий, которыми проникнута вся культура. Философия искусства постмодернизма не предполагает никакого соглашения между концепциями, где каждый философский дискурс имеет право на существование и где объявлена война против тоталитаризма любого дискурса. Таким образом осуществляется трансгрессия постмодернизма как переход к новым идеологиям на современном этапе. Однако можно предполагать, что состояние хаоса устоится рано или поздно в систему нового уровня и есть все основания рассчитывать на то, что будущее философии определится ее способностью обобщить и осмыслить накапливаемый научный и культурный опыт.

Постмодернизм в искусстве

Постмодернизм в искусстве

«Щенок» Джеффа Кунса

«The Painter Prince» (художник — Paul Salvator Goldengreen)

Умберто Эко — яркий представитель постмодернизма в литературе

Роберт Раушенберг, «Велосипеды», Берлин, Германия, 1998

В настоящее время уже можно говорить о постмодернизме как о сложившемся стиле искусства со своими типологическими признаками.

Использование готовых форм — основополагающий признак такого искусства. Происхождение этих готовых форм не имеет принципиального значения: от утилитарных предметов быта, выброшенных на помойку или купленных в магазине, до шедевров мирового искусства (всё равно, палеолитического ли, позднеавангардистского ли). Ситуация художественного заимствования вплоть до симуляции заимствования, римейк, реинтерпретация, лоскутность и тиражирование, дописывание от себя классических произведений, добавившаяся в конце 80—90-х годов к этим характеристическим чертам «новая сентиментальность», — вот содержание искусства эпохи постмодерна.

По сути дела, постмодернизм обращается к готовому, прошлому, уже состоявшемуся с целью восполнить недостаток собственного содержания. Постмодерн демонстрирует свою крайнюю традиционность и противопоставляет себя нетрадиционному искусству авангарда. «Художник наших дней — это не производитель, а апроприатор(присвоитель)… со времен Дюшана мы знаем, что современный художник не производит, а отбирает, комбинирует, переносит и размещает на новом месте… Культурная инновация осуществляется сегодня как приспособление культурной традиции к новым жизненным обстоятельствам, новым технологиям презентации и дистрибуции, или новым стереотипам восприятия» (Б. Гройс).

Эпоха постмодерна опровергает казавшиеся ещё недавно незыблемыми постулаты о том, что «…традиция исчерпала себя и что искусство должно искать другую форму» (Ортега-и-Гассет) — демонстрацией в нынешнем искусстве эклектики любых форм традиции, ортодоксии и авангарда. «Цитирование, симуляция, ре-апроприация — все это не просто термины современного искусства, но его сущность», — (Ж. Бодрийяр).

При этом в постмодерне слегка видоизменяется заимствованный материал, а чаще извлекается из естественного окружения или контекста, и помещается в новую или несвойственную ему область. В этом состоит его глубокая маргинальность. Любая бытовая или художественная форма, в первую очередь, есть «…для него только источник стройматериала» (В. Брайнин-Пассек). Эффектные произведения Мерсада Бербера с включениями копированных фрагментов полотен Ренессанса и барокко, электронная музыка, представляющая собой сплошной поток соединённых «ди-джейскими сводками» готовых музыкальных фрагментов, композиции Луизы Буржуа из стульев и дверных полотен, Ленин и Микки Маус в произведении соц-арта — все это типичные проявления повседневной реальности постмодернистского искусства.

Постмодерн в общем и целом не признает пафоса, он иронизирует над окружающим миром или над самим собой, тем самым спасая себя от пошлости и оправдывая свою исконную вторичность.

Ирония — ещё один типологический признак культуры постмодерна. Авангардистской установке на новизну противопоставлено устремление включить в современное искусство весь мировой художественный опыт способом ироничного цитирования. Возможность свободно манипулировать любыми готовыми формами, а также художественными стилями прошлого в ироническом ключе, обращение ко вневременным сюжетам и вечным темам, еще недавно немыслимое в искусстве авангарда, позволяет акцентировать внимание на их аномальном состоянии в современном мире. Отмечается сходство постмодернизма не только с массовой культурой и китчем. Гораздо более обосновано заметное в постмодернизме повторение эксперимента соцреализма, который доказал плодотворность использования, синтеза опыта лучшей мировой художественной традиции.

Таким образом, постмодерн наследует из соцреализма синтетичность или синкретизм — как типологический признак. Причем, если в соцреалистическом синтезе различных стилей сохраняется их идентичность, чистота признаков, раздельность, то в постмодернизме можно видеть сплав, буквальное сращение различных признаков, приемов, особенностей различных стилей, представляющих новую авторскую форму. Это очень характерно для постмодернизма: его новизна — это сплав старого, прежнего, уже бывшего в употреблении, использованного в новом маргинальном контексте. Для любой постмодернистской практики (кино, литература, архитектура или иные виды искусства) характерны исторические аллюзии.

Критика постмодернизма носит тотальный характер (несмотря на то, что постмодернизм отрицает любую тотальность) и принадлежит как сторонникам современного искусства, так и его неприятелям. Уже заявлено о смерти постмодернизма (подобные эпатирующие высказывания после Р. Барта, провозгласившего «смерть автора», постепенно принимают вид расхожего штампа), постмодернизм получил характеристику культуры second hand.

Принято считать, что в постмодерне нет ничего нового (Гройс), это культура без собственного содержания (Кривцун) и потому использующая как строительный материал все какие угодно предшествующие наработки (Брайнин-Пассек), а значит синтетическая и больше всего по структуре похожая на соцреализм (Эпштейн) и, следовательно, глубоко традиционная, исходящая из положения, что «искусство всегда одно, меняются лишь отдельные приемы и средства выражения» (Турчин).

Принимая во многом обоснованную критику такого культурного феномена, как постмодернизм, стоит отметить его обнадеживающие качества. Постмодернизм реабилитирует предшествующую художественную традицию, а вместе с этим и реализм, академизм, классику, активно шельмуемые на протяжении всего ХХ века. Постмодернизм доказывает свою жизненность, помогая воссоединению прошлого культуры с ее настоящим.

Отрицая шовинизм и нигилизм авангарда, разнообразие форм, используемых постмодернизмом, подтверждает его готовность к общению, диалогу, к достижению консенсуса с любой культурой, и отрицает любую тотальность в искусстве, что несомненно должно улучшить психологический и творческий климат в обществе и будет способствовать развитию адекватных эпохе форм искусства, благодаря которым «…станут видимы и далекие созвездия будущих культур» (Ф. Ницше).

Примечания

См. также

Литература

Работы классиков постмодернизма
  • Лиотар, Ж. Ф. Состояние постмодерна = La condition postmoderne / Шмако Н.А. (пер.) с фр.. — СПб.: Алетейя, 1998. — 160 с. — (Gallicinium). — 2000 экз. — ISBN 5-89329-107-7
Изучение постмодернизма
На русском языке
  • Алейник Р. М. Образ человека во французской постмодернистской литературе // Спектр антропологических учений. — М.: ИФ РАН, 2006. — с. 199—214.
  • Андреева Е. Ю. Постмодернизм. Искусство второй половины XX — начала XXI века. — СПб., 2007.
  • Берг М. Ю. Литературократия (Проблема присвоения и перераспределения власти в литературе). — Москва: Новое литературное обозрение, 2000.
  • Ильин, И. П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. — М.: Интрада, 1998.
  • Маньковская Н. Б. Эстетика постмодернизма. — СПб.: Алетейя, 2000. — 347 с. — (Gallicinium). — 1600 экз. — ISBN 5-89329-237-5
  • Можейко М. А. Становление теории нелинейных динамик в современной культуре: сравнительный анализ синергетической и постмодернистской парадигмы. — Минск, 1999.
  • Постмодернизм: приближение к антимиру (Статья С. Е. Юркова из сборника «Эстетика в интерпарадигмальном пространстве: перспективы нового века. Материалы научной конференции 10 октября 2001 года», Серия Symposium, выпуск 16.
  • Скоропанова И. С. Русская постмодернистская литература. — Москва: Флинта, 1999.
  • Сокал А., Брикмон Ж. Интеллектуальные уловки. Критика философии постмодерна / Перев. с англ. А. Костиковой и Д. Кралечкина. Предисловие С. П. Капицы — М.: Дом интеллектуальной книги, 2002. — 248 с.
На иностранных языках
  • Stanley Trachtenberg, Ed. The Postmodern Moment. A Handbook of Contemporary Innovation in the Arts. — Westport-London., 1985.
Энциклопедии

Ссылки

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *