Московское барокко особенности и основные течения – в архитектуре, интерьере, московское, 17 века, культура, черты, век, картинки

Московское барокко — ВиКи

Московское барокко в своем классическом варианте представляет собой стилистически довольно однородное явление. Вне зависимости от географического расположения художественные элементы оформления — ордер, обрамления оконных и дверных проемов — следуют стандартной модели и потому легко узнаваемы.

Однако существует несколько групп зданий, имеющих существенные отличия от основного направления, но не выходящих за пределы стиля. Направления обязаны своим появлением, главным образом, вкусам конкретных заказчиков.

Строгановский стиль

В первую очередь это относится к постройкам, возводимым по заказу крупного промышленника Строганова в Приуралье. Для построек этой группы характерна их относительная локальность. В художественном плане архитектура строгановских зданий сравнительно с московскими памятниками более насыщена декоративным оформлением, элементы ордера имеют иногда даже более классический облик, чем в Москве, что позволяет выделить это направление как «строгановский стиль».

Нарышкинский стиль

Нарышкинское или московское барокко представляет собой условное название специфического стилевого направления в русской архитектуре конца XVII — начала XVIII вв., начального этапа в развитии архитектуры русского барокко. Своим названием архитектурное течение обязано молодому, ориентированному на Западную Европу боярскому роду Нарышкиных, в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко.

Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (петровским барокко) возводимого в западноевропейском духе Санкт-Петербурга[1]. Существовавший одновременно с нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко голицынский стиль (здания, возведённые в нём, иногда причисляют к нарышкинскому стилю либо используют для них обобщённое понятие «московское барокко») оказался лишь эпизодом в истории русского барокко и не смог сыграть подобной важной роли в истории русского зодчества.

Название

Успенская церковь на Покровке, в Москве

Название «нарышкинский» закрепилось за стилем после пристального изучения в 1920-е гг. Церкви Покрова, построенной в принадлежавших в конце XVII в. Нарышкиным Филях

[2]. С тех пор нарышкинскую архитектуру иногда называют «нарышкинским», а также, учитывая основной район распространения этого явления, «московским барокко». Однако возникает определённая сложность при сопоставлении этого архитектурного направления с западноевропейскими стилями, и связана она с тем, что, стадиально соответствуя раннему возрождению, нарышкинский стиль со стороны формы не поддаётся определению в категориях, сложившихся на западноевропейском материале, в нём присутствуют черты как барокко, так и ренессанса и маньеризма. В связи с этим предпочтительнее использовать имеющий длительную традицию употребления в научной литературе термин «нарышкинский стиль»[3].

Предпосылки к возникновению

В XVII в. в русском искусстве и культуре появилось новое явление — их обмирщение, выражавшееся в распространении светских научных знаний, отходе от религиозных канонов, в частности, в зодчестве. Примерно со второй трети XVII в. начинается формирование и развитие новой, светской, культуры.

В архитектуре обмирщение выражалось прежде всего в постепенном отходе от средневековых простоты и строгости, в стремлении к внешней живописности и нарядности. Все чаще заказчиками строительства церквей становились купцы и посадские общины, что играло важную роль в характере возводимых построек. Был возведён ряд светских нарядных церквей, что однако не находило поддержки в кругах церковных иерархов, которые сопротивлялись обмирщению церковного зодчества и проникновению в него светского начала. Патриарх Никон в 1650-е годы запретил строительство шатровых храмов, выдвинув взамен традиционное пятиглавие, что способствовало появлению ярусных храмов.

Однако влияние светской культуры на русское зодчество продолжало усиливаться, в него также фрагментарно проникали некоторые западноевропейские элементы. Однако после заключения Россией Вечного мира с Речью Посполитой в 1686 г. это явление приобрело больший размах: установившиеся контакты способствовали масштабному проникновению польской культуры в страну. Это явление не было однородным, поскольку тогда восточную окраину Речи Посполитой населяли близкие по культуре православные народы, и часть культуры, в том числе и сугубо национальных элементов, заимствовалась от них. Соединение особенностей различных стилей и культур, а также определённое «переосмысление» их русскими мастерами и определило специфичный характер нового возникнувшего архитектурного направления — 

нарышкинского стиля.

Особенности

Церковь Покрова в Филях

Церковь Бориса и Глеба в Зюзине, Москва

«Нарышкинский стиль» тесно связан с узорочьем, но это в какой-то мере его дальнейшая стадия, в которой проступают преобразованные формы западноевропейской архитектуры — ордера и их элементы, декоративные мотивы, несомненно, барочного происхождения.

От архитектуры XVI в. его отличает пронизывающая вертикальная энергия, скользящая по граням стен, и выбрасывающая пышные волны узоров.

Для зданий «нарышкинского стиля» характерны смешение противоречивых тенденций и течений, внутренняя напряженность, разнородность структуры и декоративной отделки. В них присутствуют черты европейского барокко и маньеризма, отголоски готики, ренессанса, романтизма, слившиеся с традициями русского деревянного зодчества и древнерусской каменной архитектуры. Характерен двойственный масштаб - одного гигантского, вертикально устремленного, и другого – миниатюрно-детального. Эта особенность нашла воплощение во многих архитектурных проектах в Москве в течение всей первой половины XVIII в. Многие традиции нарышкинского стиля можно обнаружить в проектах И. П. Зарудного (Меньшикова башня), Баженова и Казакова.

Элементы наружной отделки типично маньеристического стиля использованы не для расчленения и украшения стен, а для обрамления пролетов и украшения ребер, как было принято в традиционном русском деревянном зодчестве. Противоположное впечатление производят элементы внутреннего декора. Традиционный русский растительный узор приобретает барочную пышность.

Характерное для европейского барокко непрерывное движение, динамика перехода лестниц от наружного пространства к внутреннему, в нарышкинском стиле не получило столь явного воплощения. Лестницы его скорее нисходящие, чем восходящие, изолирующие внутреннее пространство зданий от наружного. В них видимы скорее черты традиционного народного деревянного зодчества.

Лучшими образцами нарышкинского стиля считаются появившиеся центрические ярусные храмы, хотя параллельно с этой новаторской линией возводилось множество традиционных, бесстолпных, перекрытых сомкнутым сводом и увенчанных пятью главами церквей, обогащённых новыми архитектурными и декоративными формами[2] — прежде всего, заимствованными из западноевропейской архитектуры элементами ордера, обозначившими тенденцию перехода от средневековой безордерной к последовательно ордерной архитектуре

[4]. Для нарышкинского стиля также характерна двуцветность сочетания красного кирпича и белого камня, использование полихромных изразцов, позолоченной деревянной резьбы в интерьерах, следующих традициям «русского узорочья» и «травяного орнамента». Сочетание красных кирпичных стен, отделанных белым камнем или гипсом, было характерно для зданий Нидерландов, Англии и Северной Германии.

Построенные в нарышкинском стиле здания нельзя назвать подлинно барочными в западноевропейском понимании[5]. Нарышкинский стиль в своей основе — архитектурной композиции — оставался русским, и только отдельные, зачастую едва уловимые элементы декора заимствовались из западноевропейского искусства. Так, композиция ряда возведённых церквей противоположна барочной — отдельные объёмы не сливаются в единое целое, пластично переходя друг в друга, а поставлены один на другой и жёстко разграничены, что соответствует принципу формосложения, типичному для древнерусского зодчества. Иностранцами, равно как и многими россиянами, знакомыми с западноевропейскими образцами барокко, нарышкинский стиль воспринимался как исконно русское архитектурное явление.

Постройки

Одни из первых построек в новом стиле появились в московских и подмосковных имениях боярской семьи Нарышкиных (из рода, которых происходила мать Петра I, Наталья Нарышкина), в которых были возведены светски-нарядные многоярусные церкви из красного кирпича с некоторыми белокаменными декоративными элементами (яркие примеры: Церковь Покрова в Филях (1690—1693), церковь Троицы в Троице-Лыкове (1698—1704), которым свойственны симметричность композиции, логичность соотношений масс и размещения пышного белокаменного декора, в котором свободно истолкованный ордер, заимствованный из западноевропейской архитектуры, служит средством зрительно связать многосоставный объём постройки.

«Церковь Покрова в Филях... — лёгкая кружевная сказка... чисто московская, а не европейская красота... Оттого-то стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским, оттого он так неразрывно спаян со всем искусством, непосредственно ему на Москве предшествовавшим, и оттого для каждого иностранца так неуловимы барочные черты... Покрова в Филях или Успения на Маросейке, кажущихся ему совершенно такими же русскими, как и Василий Блаженный».

Игорь Грабарь, русский искусствовед

Церковь Покрова в Филях построена по принципам формосложения, типичным для русской архитектуры XVII в., представляя собой ярусный пятиглавый храм, в котором жёстко разграниченный объёмы колокольни и церкви расположены на одной вертикальной оси, так называемый восьмерик на четверике. Четверик, окружённый полукружиями апсид — собственно сама церковь Покрова, а расположенный выше, на следующем ярусе, восьмерик — церковь во имя Спаса Нерукотворного, перекрытая восьмилотковым сводом[6]. На нём возвышается ярус звона, выполненный в форме восьмигранного барабана и увенчанный ажурной позолоченной гранёной главой-луковкой, в то время как оставшиеся четыре главы завершают апсиды церкви. У основания церкви расположены гульбища, окружающие церковь просторные открытые галереи. В настоящее время стены храма выкрашены в розовый цвет, подчёркивающий белоснежные декоративные элементы постройки.

Аналогичные черты имеет полностью белоснежная церковь Троицы, расположенная в другой усадьбе Нарышкиных, Троице-Лыково, и возведенная Яковом Бухвостовым. С именем этого крепостного по происхождению зодчего связаны и многие другие постройки в нарышкинском стиле

[7]. Показательно, что в постройках Бухвостова присутствуют элементы намеренно введённого западноевропейского ордера (соответствующая терминология используется и в подрядной документации), однако применение им ордерных элементов отличается от принятого в европейской традиции: главным несущим элементом, как и в древнерусской архитектурной традиции, остаются стены, почти исчезнувшие из виду среди многочисленных элементов декора.

Ещё одним выдающимся строением в нарышкинском стиле являлась построенная крепостным зодчим Петром Потаповым для купца Ивана Матвеевича Сверчкова тринадцатиглавая Успенская церковь на Покровке (1696—1699)[8], которой восхищался Бартоломео Растрелли, а Василий Баженов ставил её в один ряд с храмом Василия Блаженного. Церковь была настолько живописна, что даже Наполеон, распорядившийся взорвать Кремль, выставил возле неё специальную охрану, дабы она не была поражена начавшимся в Москве пожаром[9]. До настоящего времени церковь не дошла, поскольку была разобрана в 1935—1936 годах под предлогом расширения тротуара.

Церковь Иоанна Воина на Якиманке (1706—1713) намечает переход от нарышкинского барокко к петровскому.

В традициях нарышкинского стиля были перестроены многие церкви и монастыри, что отразилось, в частности, на ансамблях Новодевичьего[10] и Донского монастырей, Крутицкого подворья в Москве. В 2004 г. комплекс Новодевичьего монастыря был внесён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе, в качестве «выдающегося образца так называемого „московского барокко“» (критерий I), а также как «выдающийся пример исключительно хорошо сохранившегося монастырского комплекса, детально отображающий „московское барокко“, архитектурный стиль конца XVII в.» (критерий IV)[11]. В монастыре сохранены стены и ряд церквей, построенных либо перестроенных в нарышкинском стиле.

В архитектуре Петербурга начала XVIII в. нарышкинский стиль не получил дальнейшего развития. Однако между нарышкинской архитектурой и петровским барокко Петербурга первой четверти XVIII в. существует определенная преемственность, характерными примерами которой являются здания служившей для светских нужд Сухаревской башни (1692—1701) и церкви Архангела Гавриила или Меншиковой башни (1701—1707) в Москве

[1]. В основу композиции Меншиковой башни, построенной зодчим Иваном Зарудным на Чистых прудах в Москве для ближайшего сподвижника Петра I, князя Александра Меншикова, положена традиционная схема, заимствованная из украинской деревянной архитектуры — несколько уменьшающихся кверху поставленных друг на друга ярусных восьмигранников.

Нельзя не отметить, что в создании архитектуры нарышкинского барокко, в отличие от петровского, отметились в основном русские мастера, что, безусловно, и определило специфичный характер построенных зданий — они представляли собой в большой степени древнерусские по характеру конструкции здания с заимствованными из западноевропейского зодчества деталями, как правило, носившими лишь декоративный характер.

Значение для русской архитектуры

Нарышкинский стиль наиболее сильно сказался на облике Москвы, но он также оказал большое влияние на развитие всей архитектуры России в XVIII в., будучи связующим элементом между архитектурой Москвы и строящегося Санкт-Петербурга. Во многом именно благодаря нарышкинскому стилю был сформирован самобытный образ русского барокко, что особенно отчётливо проявилось в его позднем, елизаветинском периоде: в шедеврах Бартоломео Растрелли-мл. черты московского барокко соединяются с элементами итальянской архитектурной моды того времени, во внешнем убранстве таких московских барочных зданий, как храм Святого Климента (1762—69 гг., арх. Пьетро Антони Трезини либо Алексей Евлашев), Красные ворота (1742 г., арх. Дмитрий Ухтомский) также видны черты нарышкинской архитектуры, прежде всего, характерное для неё сочетание красного и белого цветов в отделке стен.

Позднее, уже в конце XIX в. нарышкинская архитектура, многими воспринимаемая к тому времени, как типично русское явление, оказала определённое влияние на формирование так называемого псевдорусского стиля.

Список построек

В данном списке в хронологическом порядке перечислены наиболее известные постройки, созданные в нарышкинском стиле.

Дата постройкиПостройкаАрхитекторМестонахождение
1686Борисоглебский соборпредположительно Яков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Сенная ул., 32
1687Храм Воскресения Христова в КадашахСергей ТурчаниновМосква, 2-й Кадашевский пер., 7
ок. 1688Церковь Бориса и Глеба в ЗюзинеМосква, Перекопская ул., 7
1685—87Церковь Успения Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1683—88Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1688—89Церковь Святого Духа в Солотчинском монастырепредположительно Яков БухвостовРязанская область, Рязанский район, пос. Солотча
1691Церковь Знамения на Шереметьевом двореМосква, Романов пер., 2 (во дворе)
1691Церковь Смоленской иконы Богоматери в СофринеМосковская область, Пушкинский район, с. Софрино.
1693Церковь Св. Сергия в МогутовеМосковская область, Наро-Фоминский район, с. Могутово.
1692—95,

разр. в 1934

Сухаревская башняМихаил ЧоглоковМосква, в районе перекрёстка Сухаревской пл. и проспекта Мира
1690—96Покровская надвратная церковь в Высоко-Петровском монастыреМосква, ул. Петровка, 28
1693—96Церковь Покрова в ФиляхМосква, Новозаводская ул., 6
1696Церковь Живоначальной Троицы в ХохлахМосква, Хохловский пер., 12
1696Церковь Архангела Михаила в СтаниславлеМосковская область, Ленинский район, с. Станиславль.
1690—97, разр. в 1941Надвратный храм Новоиерусалимского монастыряЯков БухвостовМосковская область, Истринский район, г. Истра, на территории сегодняшнего «Историко-архитектурного и художественного музея „Новый Иерусалим“»
1694—97Спасская церковь в УборахПётр Шереметев, Кузьма Бакров, Яков Бухвостов[12]Московская область, Одинцовский район, с. Уборы
1684-98Большой собор Донской иконы Божией Матери в Донском монастыреМосква, Донская пл., 1
1698Надвратная церковь Иоанна Предтечи в Солотчинском монастыреРязанская область, Рязанский район, пос. Солотча
1693—99Успенский собор Рязанского кремляЯков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Кремль
1696—99,

разр. в 1935—36

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на ПокровкеПётр ПотаповМосква, ул. Покровка, рядом с д. 5 (бывший дом причта церкви)
1702Церковь Троицы в КонобеевеМосковская область, Воскресенский район, с. Конобеево.
1693—1703Церковь Архангела Михаила в ТропарёвеМосква, просп. Вернадского, 90
1698—1704Церковь Троицы в Троице-ЛыковомЯков БухвостовМосква, Одинцовская ул., 24
1705Троицкая церковь Ново-Голутвина монастыряМосковская область, Коломенский районг. Коломна, ул. Лазарева, 9-11
1705—07Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня)Иван ЗарудныйМосква, Архангельский пер., 15
1703—1708Церковь Св. Николая в ОзерецкомМосковская область, Дмитровский район, с. Озерецкое.
1708Церковь Смоленской иконы Богоматери в КривцахМосковская область, Раменский район, с. Кривцы.
1703—1710Церковь Знамения в ХолмахМосковская область, Истринский район, с. Холмы.
1713Церковь Покрова в ТропарёвеМосковская область, Можайский район, с. Тропарёво.

Примечания:

  • Следует иметь в виду, что в силу невозможности точного определения стилистических границ нарышкинского стиля, отдельные здания из приведённого списка могут рассматриваться некоторыми исследователями как относящиеся к иным стилям русской архитектуры
  • Зелёным отмечены здания, являющиеся памятниками истории и культуры федерального значения
  • Розовым цветом отмечены здания, внесённые в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Серым цветом отмечены утраченные здания
Значительные архитекторы
  • Яков Бухвостов
  • Иван Зарудный
  • Пётр Потапов
  • Осип Старцев
  • Михаил Чоглоков

Голицынский стиль

Совсем небольшую группу составляют две церкви, построенные по заказу князей П. А. и Б. А. Голицыных. Большое участие в строительстве и оформлении принимали итальянские мастера, поэтому облик этих зданий достаточно сильно выделяется из классических образцов «московского барокко». Однако об отдельном стиле говорить не приходится (всего два здания), скорее о «памятниках голицинского круга».

Стиль Прозоровских

Совсем недавно[когда?] было выделено еще одно течение, связанное с семьей князей Прозоровских (см. статью В. П. Перцова в «ссылках»). Это небольшая группа церквей, тесно связанная с первой церковью типа восьмерик на четверике — не сохранившейся церковью Успения в Петровском-Дальнем. Несмотря на то, что составление её проекта было связано с именем князя В. В. Голицына (на это обратил внимание еще Г. К. Вагнер), однако лаконичное внешнее оформление церкви, необычное для московского барокко, в значительной степени отражало вкусы заказчика — П. И. Прозоровского.

Довольно стойкая стилистическая линия, несмотря на небольшое количество построек, имеет достаточно обширное хронологическое и географическое развитие, в каждом из последующих зданий этого направления видна связь с исходным прототипом.

Лаконичная архитектура Прозоровских нашла своих почитателей — можно назвать церкви в селе Страхове (Заокский район Тульской области) и Троицкую церковь в Троицком (Теплый Стан, сейчас — пос. Мосрентген в Московской области).

Московское барокко — WiKi

Московское барокко в своем классическом варианте представляет собой стилистически довольно однородное явление. Вне зависимости от географического расположения художественные элементы оформления — ордер, обрамления оконных и дверных проемов — следуют стандартной модели и потому легко узнаваемы.

Однако существует несколько групп зданий, имеющих существенные отличия от основного направления, но не выходящих за пределы стиля. Направления обязаны своим появлением, главным образом, вкусам конкретных заказчиков.

Строгановский стиль

В первую очередь это относится к постройкам, возводимым по заказу крупного промышленника Строганова в Приуралье. Для построек этой группы характерна их относительная локальность. В художественном плане архитектура строгановских зданий сравнительно с московскими памятниками более насыщена декоративным оформлением, элементы ордера имеют иногда даже более классический облик, чем в Москве, что позволяет выделить это направление как «строгановский стиль».

Нарышкинский стиль

Нарышкинское или московское барокко представляет собой условное название специфического стилевого направления в русской архитектуре конца XVII — начала XVIII вв., начального этапа в развитии архитектуры русского барокко. Своим названием архитектурное течение обязано молодому, ориентированному на Западную Европу боярскому роду Нарышкиных, в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко.

Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (петровским барокко) возводимого в западноевропейском духе Санкт-Петербурга[1]. Существовавший одновременно с нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко голицынский стиль (здания, возведённые в нём, иногда причисляют к нарышкинскому стилю либо используют для них обобщённое понятие «московское барокко») оказался лишь эпизодом в истории русского барокко и не смог сыграть подобной важной роли в истории русского зодчества.

Название

Успенская церковь на Покровке, в Москве

Название «нарышкинский» закрепилось за стилем после пристального изучения в 1920-е гг. Церкви Покрова, построенной в принадлежавших в конце XVII в. Нарышкиным Филях[2]. С тех пор нарышкинскую архитектуру иногда называют «нарышкинским», а также, учитывая основной район распространения этого явления, «московским барокко». Однако возникает определённая сложность при сопоставлении этого архитектурного направления с западноевропейскими стилями, и связана она с тем, что, стадиально соответствуя раннему возрождению, нарышкинский стиль со стороны формы не поддаётся определению в категориях, сложившихся на западноевропейском материале, в нём присутствуют черты как барокко, так и ренессанса и маньеризма. В связи с этим предпочтительнее использовать имеющий длительную традицию употребления в научной литературе термин «нарышкинский стиль»[3].

Предпосылки к возникновению

В XVII в. в русском искусстве и культуре появилось новое явление — их обмирщение, выражавшееся в распространении светских научных знаний, отходе от религиозных канонов, в частности, в зодчестве. Примерно со второй трети XVII в. начинается формирование и развитие новой, светской, культуры.

В архитектуре обмирщение выражалось прежде всего в постепенном отходе от средневековых простоты и строгости, в стремлении к внешней живописности и нарядности. Все чаще заказчиками строительства церквей становились купцы и посадские общины, что играло важную роль в характере возводимых построек. Был возведён ряд светских нарядных церквей, что однако не находило поддержки в кругах церковных иерархов, которые сопротивлялись обмирщению церковного зодчества и проникновению в него светского начала. Патриарх Никон в 1650-е годы запретил строительство шатровых храмов, выдвинув взамен традиционное пятиглавие, что способствовало появлению ярусных храмов.

Однако влияние светской культуры на русское зодчество продолжало усиливаться, в него также фрагментарно проникали некоторые западноевропейские элементы. Однако после заключения Россией Вечного мира с Речью Посполитой в 1686 г. это явление приобрело больший размах: установившиеся контакты способствовали масштабному проникновению польской культуры в страну. Это явление не было однородным, поскольку тогда восточную окраину Речи Посполитой населяли близкие по культуре православные народы, и часть культуры, в том числе и сугубо национальных элементов, заимствовалась от них. Соединение особенностей различных стилей и культур, а также определённое «переосмысление» их русскими мастерами и определило специфичный характер нового возникнувшего архитектурного направления — нарышкинского стиля.

Особенности

Церковь Покрова в Филях

Церковь Бориса и Глеба в Зюзине, Москва

«Нарышкинский стиль» тесно связан с узорочьем, но это в какой-то мере его дальнейшая стадия, в которой проступают преобразованные формы западноевропейской архитектуры — ордера и их элементы, декоративные мотивы, несомненно, барочного происхождения.

От архитектуры XVI в. его отличает пронизывающая вертикальная энергия, скользящая по граням стен, и выбрасывающая пышные волны узоров.

Для зданий «нарышкинского стиля» характерны смешение противоречивых тенденций и течений, внутренняя напряженность, разнородность структуры и декоративной отделки. В них присутствуют черты европейского барокко и маньеризма, отголоски готики, ренессанса, романтизма, слившиеся с традициями русского деревянного зодчества и древнерусской каменной архитектуры. Характерен двойственный масштаб - одного гигантского, вертикально устремленного, и другого – миниатюрно-детального. Эта особенность нашла воплощение во многих архитектурных проектах в Москве в течение всей первой половины XVIII в. Многие традиции нарышкинского стиля можно обнаружить в проектах И. П. Зарудного (Меньшикова башня), Баженова и Казакова.

Элементы наружной отделки типично маньеристического стиля использованы не для расчленения и украшения стен, а для обрамления пролетов и украшения ребер, как было принято в традиционном русском деревянном зодчестве. Противоположное впечатление производят элементы внутреннего декора. Традиционный русский растительный узор приобретает барочную пышность.

Характерное для европейского барокко непрерывное движение, динамика перехода лестниц от наружного пространства к внутреннему, в нарышкинском стиле не получило столь явного воплощения. Лестницы его скорее нисходящие, чем восходящие, изолирующие внутреннее пространство зданий от наружного. В них видимы скорее черты традиционного народного деревянного зодчества.

Лучшими образцами нарышкинского стиля считаются появившиеся центрические ярусные храмы, хотя параллельно с этой новаторской линией возводилось множество традиционных, бесстолпных, перекрытых сомкнутым сводом и увенчанных пятью главами церквей, обогащённых новыми архитектурными и декоративными формами[2] — прежде всего, заимствованными из западноевропейской архитектуры элементами ордера, обозначившими тенденцию перехода от средневековой безордерной к последовательно ордерной архитектуре[4]. Для нарышкинского стиля также характерна двуцветность сочетания красного кирпича и белого камня, использование полихромных изразцов, позолоченной деревянной резьбы в интерьерах, следующих традициям «русского узорочья» и «травяного орнамента». Сочетание красных кирпичных стен, отделанных белым камнем или гипсом, было характерно для зданий Нидерландов, Англии и Северной Германии.

Построенные в нарышкинском стиле здания нельзя назвать подлинно барочными в западноевропейском понимании[5]. Нарышкинский стиль в своей основе — архитектурной композиции — оставался русским, и только отдельные, зачастую едва уловимые элементы декора заимствовались из западноевропейского искусства. Так, композиция ряда возведённых церквей противоположна барочной — отдельные объёмы не сливаются в единое целое, пластично переходя друг в друга, а поставлены один на другой и жёстко разграничены, что соответствует принципу формосложения, типичному для древнерусского зодчества. Иностранцами, равно как и многими россиянами, знакомыми с западноевропейскими образцами барокко, нарышкинский стиль воспринимался как исконно русское архитектурное явление.

Постройки

Одни из первых построек в новом стиле появились в московских и подмосковных имениях боярской семьи Нарышкиных (из рода, которых происходила мать Петра I, Наталья Нарышкина), в которых были возведены светски-нарядные многоярусные церкви из красного кирпича с некоторыми белокаменными декоративными элементами (яркие примеры: Церковь Покрова в Филях (1690—1693), церковь Троицы в Троице-Лыкове (1698—1704), которым свойственны симметричность композиции, логичность соотношений масс и размещения пышного белокаменного декора, в котором свободно истолкованный ордер, заимствованный из западноевропейской архитектуры, служит средством зрительно связать многосоставный объём постройки.

«Церковь Покрова в Филях... — лёгкая кружевная сказка... чисто московская, а не европейская красота... Оттого-то стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским, оттого он так неразрывно спаян со всем искусством, непосредственно ему на Москве предшествовавшим, и оттого для каждого иностранца так неуловимы барочные черты... Покрова в Филях или Успения на Маросейке, кажущихся ему совершенно такими же русскими, как и Василий Блаженный».

Игорь Грабарь, русский искусствовед

Церковь Покрова в Филях построена по принципам формосложения, типичным для русской архитектуры XVII в., представляя собой ярусный пятиглавый храм, в котором жёстко разграниченный объёмы колокольни и церкви расположены на одной вертикальной оси, так называемый восьмерик на четверике. Четверик, окружённый полукружиями апсид — собственно сама церковь Покрова, а расположенный выше, на следующем ярусе, восьмерик — церковь во имя Спаса Нерукотворного, перекрытая восьмилотковым сводом[6]. На нём возвышается ярус звона, выполненный в форме восьмигранного барабана и увенчанный ажурной позолоченной гранёной главой-луковкой, в то время как оставшиеся четыре главы завершают апсиды церкви. У основания церкви расположены гульбища, окружающие церковь просторные открытые галереи. В настоящее время стены храма выкрашены в розовый цвет, подчёркивающий белоснежные декоративные элементы постройки.

Аналогичные черты имеет полностью белоснежная церковь Троицы, расположенная в другой усадьбе Нарышкиных, Троице-Лыково, и возведенная Яковом Бухвостовым. С именем этого крепостного по происхождению зодчего связаны и многие другие постройки в нарышкинском стиле[7]. Показательно, что в постройках Бухвостова присутствуют элементы намеренно введённого западноевропейского ордера (соответствующая терминология используется и в подрядной документации), однако применение им ордерных элементов отличается от принятого в европейской традиции: главным несущим элементом, как и в древнерусской архитектурной традиции, остаются стены, почти исчезнувшие из виду среди многочисленных элементов декора.

Ещё одним выдающимся строением в нарышкинском стиле являлась построенная крепостным зодчим Петром Потаповым для купца Ивана Матвеевича Сверчкова тринадцатиглавая Успенская церковь на Покровке (1696—1699)[8], которой восхищался Бартоломео Растрелли, а Василий Баженов ставил её в один ряд с храмом Василия Блаженного. Церковь была настолько живописна, что даже Наполеон, распорядившийся взорвать Кремль, выставил возле неё специальную охрану, дабы она не была поражена начавшимся в Москве пожаром[9]. До настоящего времени церковь не дошла, поскольку была разобрана в 1935—1936 годах под предлогом расширения тротуара.

Церковь Иоанна Воина на Якиманке (1706—1713) намечает переход от нарышкинского барокко к петровскому.

В традициях нарышкинского стиля были перестроены многие церкви и монастыри, что отразилось, в частности, на ансамблях Новодевичьего[10] и Донского монастырей, Крутицкого подворья в Москве. В 2004 г. комплекс Новодевичьего монастыря был внесён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе, в качестве «выдающегося образца так называемого „московского барокко“» (критерий I), а также как «выдающийся пример исключительно хорошо сохранившегося монастырского комплекса, детально отображающий „московское барокко“, архитектурный стиль конца XVII в.» (критерий IV)[11]. В монастыре сохранены стены и ряд церквей, построенных либо перестроенных в нарышкинском стиле.

В архитектуре Петербурга начала XVIII в. нарышкинский стиль не получил дальнейшего развития. Однако между нарышкинской архитектурой и петровским барокко Петербурга первой четверти XVIII в. существует определенная преемственность, характерными примерами которой являются здания служившей для светских нужд Сухаревской башни (1692—1701) и церкви Архангела Гавриила или Меншиковой башни (1701—1707) в Москве[1]. В основу композиции Меншиковой башни, построенной зодчим Иваном Зарудным на Чистых прудах в Москве для ближайшего сподвижника Петра I, князя Александра Меншикова, положена традиционная схема, заимствованная из украинской деревянной архитектуры — несколько уменьшающихся кверху поставленных друг на друга ярусных восьмигранников.

Нельзя не отметить, что в создании архитектуры нарышкинского барокко, в отличие от петровского, отметились в основном русские мастера, что, безусловно, и определило специфичный характер построенных зданий — они представляли собой в большой степени древнерусские по характеру конструкции здания с заимствованными из западноевропейского зодчества деталями, как правило, носившими лишь декоративный характер.

Значение для русской архитектуры

Нарышкинский стиль наиболее сильно сказался на облике Москвы, но он также оказал большое влияние на развитие всей архитектуры России в XVIII в., будучи связующим элементом между архитектурой Москвы и строящегося Санкт-Петербурга. Во многом именно благодаря нарышкинскому стилю был сформирован самобытный образ русского барокко, что особенно отчётливо проявилось в его позднем, елизаветинском периоде: в шедеврах Бартоломео Растрелли-мл. черты московского барокко соединяются с элементами итальянской архитектурной моды того времени, во внешнем убранстве таких московских барочных зданий, как храм Святого Климента (1762—69 гг., арх. Пьетро Антони Трезини либо Алексей Евлашев), Красные ворота (1742 г., арх. Дмитрий Ухтомский) также видны черты нарышкинской архитектуры, прежде всего, характерное для неё сочетание красного и белого цветов в отделке стен.

Позднее, уже в конце XIX в. нарышкинская архитектура, многими воспринимаемая к тому времени, как типично русское явление, оказала определённое влияние на формирование так называемого псевдорусского стиля.

Список построек

В данном списке в хронологическом порядке перечислены наиболее известные постройки, созданные в нарышкинском стиле.

Дата постройкиПостройкаАрхитекторМестонахождение
1686Борисоглебский соборпредположительно Яков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Сенная ул., 32
1687Храм Воскресения Христова в КадашахСергей ТурчаниновМосква, 2-й Кадашевский пер., 7
ок. 1688Церковь Бориса и Глеба в ЗюзинеМосква, Перекопская ул., 7
1685—87Церковь Успения Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1683—88Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1688—89Церковь Святого Духа в Солотчинском монастырепредположительно Яков БухвостовРязанская область, Рязанский район, пос. Солотча
1691Церковь Знамения на Шереметьевом двореМосква, Романов пер., 2 (во дворе)
1691Церковь Смоленской иконы Богоматери в СофринеМосковская область, Пушкинский район, с. Софрино.
1693Церковь Св. Сергия в МогутовеМосковская область, Наро-Фоминский район, с. Могутово.
1692—95,

разр. в 1934

Сухаревская башняМихаил ЧоглоковМосква, в районе перекрёстка Сухаревской пл. и проспекта Мира
1690—96Покровская надвратная церковь в Высоко-Петровском монастыреМосква, ул. Петровка, 28
1693—96Церковь Покрова в ФиляхМосква, Новозаводская ул., 6
1696Церковь Живоначальной Троицы в ХохлахМосква, Хохловский пер., 12
1696Церковь Архангела Михаила в СтаниславлеМосковская область, Ленинский район, с. Станиславль.
1690—97, разр. в 1941Надвратный храм Новоиерусалимского монастыряЯков БухвостовМосковская область, Истринский район, г. Истра, на территории сегодняшнего «Историко-архитектурного и художественного музея „Новый Иерусалим“»
1694—97Спасская церковь в УборахПётр Шереметев, Кузьма Бакров, Яков Бухвостов[12]Московская область, Одинцовский район, с. Уборы
1684-98Большой собор Донской иконы Божией Матери в Донском монастыреМосква, Донская пл., 1
1698Надвратная церковь Иоанна Предтечи в Солотчинском монастыреРязанская область, Рязанский район, пос. Солотча
1693—99Успенский собор Рязанского кремляЯков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Кремль
1696—99,

разр. в 1935—36

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на ПокровкеПётр ПотаповМосква, ул. Покровка, рядом с д. 5 (бывший дом причта церкви)
1702Церковь Троицы в КонобеевеМосковская область, Воскресенский район, с. Конобеево.
1693—1703Церковь Архангела Михаила в ТропарёвеМосква, просп. Вернадского, 90
1698—1704Церковь Троицы в Троице-ЛыковомЯков БухвостовМосква, Одинцовская ул., 24
1705Троицкая церковь Ново-Голутвина монастыряМосковская область, Коломенский районг. Коломна, ул. Лазарева, 9-11
1705—07Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня)Иван ЗарудныйМосква, Архангельский пер., 15
1703—1708Церковь Св. Николая в ОзерецкомМосковская область, Дмитровский район, с. Озерецкое.
1708Церковь Смоленской иконы Богоматери в КривцахМосковская область, Раменский район, с. Кривцы.
1703—1710Церковь Знамения в ХолмахМосковская область, Истринский район, с. Холмы.
1713Церковь Покрова в ТропарёвеМосковская область, Можайский район, с. Тропарёво.

Примечания:

  • Следует иметь в виду, что в силу невозможности точного определения стилистических границ нарышкинского стиля, отдельные здания из приведённого списка могут рассматриваться некоторыми исследователями как относящиеся к иным стилям русской архитектуры
  • Зелёным отмечены здания, являющиеся памятниками истории и культуры федерального значения
  • Розовым цветом отмечены здания, внесённые в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Серым цветом отмечены утраченные здания
Значительные архитекторы
  • Яков Бухвостов
  • Иван Зарудный
  • Пётр Потапов
  • Осип Старцев
  • Михаил Чоглоков

Голицынский стиль

Совсем небольшую группу составляют две церкви, построенные по заказу князей П. А. и Б. А. Голицыных. Большое участие в строительстве и оформлении принимали итальянские мастера, поэтому облик этих зданий достаточно сильно выделяется из классических образцов «московского барокко». Однако об отдельном стиле говорить не приходится (всего два здания), скорее о «памятниках голицинского круга».

Стиль Прозоровских

Совсем недавно[когда?] было выделено еще одно течение, связанное с семьей князей Прозоровских (см. статью В. П. Перцова в «ссылках»). Это небольшая группа церквей, тесно связанная с первой церковью типа восьмерик на четверике — не сохранившейся церковью Успения в Петровском-Дальнем. Несмотря на то, что составление её проекта было связано с именем князя В. В. Голицына (на это обратил внимание еще Г. К. Вагнер), однако лаконичное внешнее оформление церкви, необычное для московского барокко, в значительной степени отражало вкусы заказчика — П. И. Прозоровского.

Довольно стойкая стилистическая линия, несмотря на небольшое количество построек, имеет достаточно обширное хронологическое и географическое развитие, в каждом из последующих зданий этого направления видна связь с исходным прототипом.

Лаконичная архитектура Прозоровских нашла своих почитателей — можно назвать церкви в селе Страхове (Заокский район Тульской области) и Троицкую церковь в Троицком (Теплый Стан, сейчас — пос. Мосрентген в Московской области).

Московское барокко (стр. 1 из 2)

План
Введение
1 Предпосылки к появлению
2 Хронологические рамки стиля
3 Внутрестилевые течения
3.1 Строгановский стиль
3.2 Нарышкинский стиль
3.3 Голицинский стиль
3.4 стиль Прозоровских

4 Основные постройки
4.1 Культовые здания
4.2 Жилые здания
4.3 Общественные здания
4.4 Инженерные и оборонительные сооружения

5 Мастера

Введение

Московское барокко — условное название стиля русской архитектуры последних десятилетий XVII — первых лет XVIII в., основной особенностью которого является широкое применение элементов архитектурного ордера и использование центрических композиций в храмовой архитектуре. Устаревшее[] название — «нарышкинское барокко».

Ансамбль Новодевичьего монастыря в Москве

1. Предпосылки к появлению

Во второй половине XVII в. в русской культуре начал ощущаться поворот к гражданским началам общественной жизни, обращение к человеческой личности как основному элементу бытия. Этот феномен был назван «Русским предвозрождением» (Д. С. Лихачев). В архитектуре наметился отход от условности средневнековой архитектуры к рациональным, формам ордера. Эти процессы были сходны с началом эпохи Возрождения в Западной Европе.

Однако ранее, в конце XIX — нач. XX в., искусствоведами был выделен архитектурный стиль, связанный с традициями западно-европейского ордера. Игнорируя культурные предпосылки его возникновения, а используя лишь хронологическое соответствие с искусством Западной Европы конца XVII в., направление было названо «барокко». Более того, учитывая бытовавшее тогда мнение о том что все прогрессивное в русской культуре кон. XVII в. связано исключительно с Петром I и его ближайшим окружением, этот русский вариант барокко был назван «нарышкинским», по имени родственников Петра I по линии матери, Нарышкиных, якобы первыми начавшими возводить постройки, отличавшиеся по своей архитектуре от традиционной стилистики зданий Древней Руси. Первыми зданиями в стиле «нарышкинское барокко» назывались церковь Покрова в Филях и собор Высокопетровского монастыря.

Позднее, в 1960-гг., в результате исследований было установлено, что ключевой памятник «нарышкинского барокко» — собор Высокопетровского монастыря является зданием, построенным еще в нач. XVI в. Также были обнаружены памятники, сооруженные ранее церкви Покрова в Филях, но имеющую ту же стилистику. Одним из этих зданий оказалась постройки Новодевичьего монастыря и, особенно, церковь Параскевы Пятницы в Охотном Ряду, построенная по заказу князя В. В. Голицина, государственного канцлера и ближайшего сподвижника царевны Софьи. Таким образом, название «нарышкинское барокко» потеряло актуальность.

Некоторые исследователи (М. А. Ильин), обратили внимание, что начальная фаза «московского барокко» тесно свяна с возобновлением строительства Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря, и что как ордерная декорация, так и центричность планировочного решения, характерная для церковных построек «московского барокко» могла быть заимствована столичными мастрами именно мз этого здания. Воскресенский собор был заброшен после осуждения и ссылки патриарха Никона (1666 г.). Царь Федор Алексеевич добился прощения и возвращения Никона (1681), по его повелению строительные работы в Воскресенском соборе были продолжены после более чем десятилетнего перерыва. С прощением Никона архитектура Воскресенского собора привлекла к себе внимание просвещенных кругов Москвы: элементы объемно-пространственного решения и система оформления собора были взяты в качестве исходных образцов для создания нового стиля в архитектуре.

Все эти исследования показали связь скорее с архитектурой раннего ренессанса, нежели барокко, но учитывая сложившуюся терминологию, было решено оставить название «барокко» (с территориальным обозначением «московское»), хотя современные исследователи признают, что это «… барокко, несущее ренессансную функцию».

2. Хронологические рамки стиля

Основным периодом развития архитектуры "московского барокко" можно считать период с начала 1680-х до первых лет 1700-х гг. в Москве. В регионах России пространственные решения и характерная система оформления (но в несколько упрощенном виде) прослеживается вплоть до конца XVIII в. Постепенное затухание столичного направления "московского барокко" можно связать с постепенным переходом столичной жизни в Петербург и ориентацию на западноевропейскую архитектуру и её мастеров, открыто провозглашенную Петром I.

3. Внутрестилевые течения

Московское барокко в своем классическом варианте представляет собой стилистически довольно однородное явление. Вне зависимости от географического расположения художественные элементы оформления - ордер, обрамления оконных и дверных проемов - следует стандартной модели и потому легко узнаваемы.

Однако существует несколько групп зданий, имеющих существенные отличия от основного направления, но не выходящие за пределы стиля. Направления обязаны своим появлением, главным образом, вкусам конкретных заказчиков.

3.1. Строгановский стиль

В первую очередь, это относится к постройкам, возводимым по заказу крупного промышленника Строганова в Приуралье. Для построек этой группы характерна их относительная локальность. В художественном плане архитектура строгановских зданий сравнительно с московскими памятниками более насыщенна декоративным оформлением, элементы ордера имеют иногда даже более классический облик, чем в Москве, что позволяет выделить это направление как "строгановский стиль".

3.2. Нарышкинский стиль

В нарышкинскую группу входит группа церквей кон. 1680 - нач. 1690, появление которых, с большой степени вероятности, можно связать с воцарением Петра I. Церкви этогой группы были выстроены по заказу одного из ближайших родственников Петра I по материнской линии - боярина Льва Кирилловича Нарышкина.

В более широком смысле под нарышкинским стилем подразумеваются все здания "московского барокко", построенные по заказу Нарышкиных (по аналогии со "cтрогановским стилем"). Однако эта группа стилистически разнородна. Нарышкинские церкви типа "восьмерик на четверике" созданы первоклассным мастером (мастерами), сооружавшим ранее по заказу царевны Софьи колокольню Новодевичьего монастыря (1690), мастерски выполненные аттики и гребни восходят к оформлению церкви Воскресения в Кадашах (1687). В то же время палаты Нарышкиных в Высокопетровском монастыре, задуманные незаурядным мастером, имеют оформление гораздо грубее, используются иные художественные приемы.

Суммируя, можно сказать, что в постройках Нарышкиных была как бы подхвачена и нашла свою кульминацию магистральная линия развития московского барокко, заложенная еще при царевне Софье и её ближайшем сподвижнике князе В.В.Голицыне.

3.3. Голицинский стиль

Совсем небольшую группу составляют две церкви, построенные по заказу князей П.А. и Б.А.Голициных. Большое участие в строительстве и оформлении принимали итальянские мастера, поэтому облик этих зданий достаточно сильно выделяется из классических образцов "московского барокко". Однако, об отдельном стиле говорить не приходится (всего два здания), скорее о "памятниках голицинского круга".

3.4. стиль Прозоровских

Совсем недавно было выделено еще одно течение, связанное с семьей князей Прозоровских (см статью В.П.Перцова в "ссылках"). Это небольшая группа церквей, тесно связанная с первой церковью типа восьмерик на четверике - не сохранившейся церковью Успения в Петровском-Дальнем. Несмотря на то, что в составление её проекта было связано с именем князя В.В.Голицына (на это обратил внимание еще Г.К.Вагнер), однако лаконичное внешнее оформление церкви, необычное для московского барокко, в значительной степени отражало вкусы заказчика - П.И.Прозоровского.

Довольно стойкая стилистическая линия, несмотря на небольшое количество построек, имеет достаточно обширное хронологическое и географическое развитие, в каждой из последующих зданий этого направления видна связь с исходным прототипом.

Лаконичная архитектура Прозоровских нашла своих почитателей - можно назвать церкви в селе Страхове (Заокский район Тульской области) и Троицкую церковь в Троицком (Теплый Стан, сейчас - пос. Мосрентген в Московской области).

4. Основные постройки

4.1. Культовые здания

· Ранние постройки

· Церковь Иоасафа, царевича Индийского в Измайлове (1678-79, 1685-87, не сохранилась)

· Трапезная палата Симонова монастыря (1679-85 гг.,архит. О.Д.Старцев)

· Церковь в селе Петровское-Дальнее (1684-88, не сохранилась)

· Церковь Параскевы Пятницы в Охотном Ряду (1684-87 гг. не сохранилась).

· Храм Воскресения Христова в Кадашах (1687-1695 гг., архит. Сергей Турчанинов).

· Постройки периода расцвета см. в статье:Нарышкинское барокко, восьмерик на четверике

Региональные памятники

Основными региональные памятники московского барокко расположены в Московской области и крупнейших городах России того времени:

· Рязань — Успенский собор (1697-99, зодчий Я. Г. Бухвостов), под городом — Солотчинский монастырь с оригинальными барочными решениями

· Тобольск — постройки Тобольского кремля, часть из которых была возведена по проекту Семена Ремезова. На основе «московского барокко» в Сибири развилось самобытное «сибирское барокко».

· Астрахань - Успенский собор (1699-1710 гг., зодчий Дорофей Мякишев)

· Казань - Петропавловский собор (1723-26 гг.) - один из лучших региональных образцов, по пропорциям и оформлению принадлежит к вершинам стиля.

4.2. Жилые здания

· Дворец князя В.В.Голицына в Охотном ряду (1687)

· Воробьевский дворец (1687)

· Палаты Троекурова в Охотном Ряду (1696)

· Дворец Лефорта в Немецкой слободе (1698-99 гг., зодчий Д.В.Аксамитов, многие элементы позволяют отнести это здание к переходной фазе стиля)

· Дворец князя Гагарина на Большой Лубянке (1699 г.)

Региональные памятники

Московское барокко Википедия

Московское барокко — условное название стиля русской архитектуры последних десятилетий XVII — первых лет XVIII в., основной особенностью которого является широкое применение элементов архитектурного ордера и использование центрических композиций в храмовой архитектуре. Первый этап развития русского барокко. Устаревшее название — «нарышкинское барокко».

Предпосылки к появлению

Церковь Всех Святых, построенная Д. В. Аксамитовым в Киево-Печерской лавре 1698—1699

Во второй половине XVII в. в русской культуре начал ощущаться поворот к гражданским началам общественной жизни, обращение к человеческой личности как основному элементу бытия. Этот феномен был назван «Русским предвозрождением» (Д. С. Лихачев). В архитектуре наметился отход от условности средневековой архитектуры к рациональным, формам ордера. Эти процессы были сходны с началом эпохи Возрождения в Западной Европе.

Однако ранее, в конце XIX — нач. XX в., искусствоведами был выделен архитектурный стиль, связанный с традициями западно-европейского ордера. Игнорируя культурные предпосылки его возникновения, а используя лишь хронологическое соответствие с искусством Западной Европы конца XVII в., направление было названо «барокко». Более того, учитывая бытовавшее тогда мнение, что все прогрессивное в русской культуре конца XVII в. связано исключительно с Петром I и его ближайшим окружением, этот русский вариант барокко был назван «нарышкинским», по имени родственников Петра I по линии матери, Нарышкиных, якобы первыми начавших возводить постройки, отличавшиеся по своей архитектуре от традиционной стилистики зданий Древней Руси. Первыми зданиями в стиле «нарышкинское барокко» назывались церковь Покрова в Филях и собор Высокопетровского монастыря.

Позднее, в 1960-х гг., в результате исследований было установлено, что ключевой памятник «нарышкинского барокко» — собор Высокопетровского монастыря был построен еще в начале XVI в. Также были обнаружены памятники, сооруженные раньше церкви Покрова в Филях, но имеющие ту же стилистику. Среди этих зданий оказались постройки Новодевичьего монастыря и, особенно, церковь Параскевы Пятницы в Охотном Ряду, построенная по заказу князя В. В. Голицына, государственного канцлера и ближайшего сподвижника царевны Софьи. Таким образом, название «нарышкинское барокко» потеряло актуальность.

Некоторые исследователи (М. А. Ильин) обратили внимание, что начальная фаза «московского барокко» тесно связана с возобновлением строительства Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря, и что как ордерная декорация, так и центричность планировочного решения, характерная для церковных построек «московского барокко», могла быть заимствована столичными мастерами именно из этого здания. Воскресенский собор был заброшен после осуждения и ссылки патриарха Никона (1666 г.). Царь Федор Алексеевич добился прощения и возвращения Никона (1681), по его повелению строительные работы в Воскресенском соборе были продолжены после более чем десятилетнего перерыва. С прощением Никона архитектура Воскресенского собора привлекла к себе внимание просвещенных кругов Москвы: элементы объемно-пространственного решения и система оформления собора были взяты в качестве исходных образцов для создания нового стиля в архитектуре.

Все эти исследования показали связь скорее с архитектурой раннего ренессанса, нежели барокко, но учитывая сложившуюся терминологию, было решено оставить название «барокко» (с территориальным обозначением «московское»), хотя современные исследователи признают, что это «… барокко, несущее ренессансную функцию».

Хронологические рамки стиля

Основным периодом развития архитектуры «московского барокко» можно считать период с начала 1680-х до первых лет 1700-х гг. в Москве. В регионах России пространственные решения и характерная система оформления (но в несколько упрощенном виде) прослеживается вплоть до конца XVIII в. Постепенное затухание столичного направления «московского барокко» можно связать с постепенным переходом столичной жизни в Петербург и ориентацию на западноевропейскую архитектуру и её мастеров, открыто провозглашенную Петром I.

Внутристилевые течения

Московское барокко в своем классическом варианте представляет собой стилистически довольно однородное явление. Вне зависимости от географического расположения художественные элементы оформления — ордер, обрамления оконных и дверных проемов — следуют стандартной модели и потому легко узнаваемы.

Однако существует несколько групп зданий, имеющих существенные отличия от основного направления, но не выходящих за пределы стиля. Направления обязаны своим появлением, главным образом, вкусам конкретных заказчиков.

Строгановский стиль

В первую очередь это относится к постройкам, возводимым по заказу крупного промышленника Строганова в Приуралье. Для построек этой группы характерна их относительная локальность. В художественном плане архитектура строгановских зданий сравнительно с московскими памятниками более насыщена декоративным оформлением, элементы ордера имеют иногда даже более классический облик, чем в Москве, что позволяет выделить это направление как «строгановский стиль».

Нарышкинский стиль

Нарышкинское или московское барокко представляет собой условное название специфического стилевого направления в русской архитектуре конца XVII — начала XVIII вв., начального этапа в развитии архитектуры русского барокко. Своим названием архитектурное течение обязано молодому, ориентированному на Западную Европу боярскому роду Нарышкиных, в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко.

Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (петровским барокко) возводимого в западноевропейском духе Санкт-Петербурга[1]. Существовавший одновременно с нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко голицынский стиль (здания, возведённые в нём, иногда причисляют к нарышкинскому стилю либо используют для них обобщённое понятие «московское барокко») оказался лишь эпизодом в истории русского барокко и не смог сыграть подобной важной роли в истории русского зодчества.

Название

Успенская церковь на Покровке, в Москве

Название «нарышкинский» закрепилось за стилем после пристального изучения в 1920-е гг. Церкви Покрова, построенной в принадлежавших в конце XVII в. Нарышкиным Филях[2]. С тех пор нарышкинскую архитектуру иногда называют «нарышкинским», а также, учитывая основной район распространения этого явления, «московским барокко». Однако возникает определённая сложность при сопоставлении этого архитектурного направления с западноевропейскими стилями, и связана она с тем, что, стадиально соответствуя раннему возрождению, нарышкинский стиль со стороны формы не поддаётся определению в категориях, сложившихся на западноевропейском материале, в нём присутствуют черты как барокко, так и ренессанса и маньеризма. В связи с этим предпочтительнее использовать имеющий длительную традицию употребления в научной литературе термин «нарышкинский стиль»[3].

Предпосылки к возникновению

В XVII в. в русском искусстве и культуре появилось новое явление — их обмирщение, выражавшееся в распространении светских научных знаний, отходе от религиозных канонов, в частности, в зодчестве. Примерно со второй трети XVII в. начинается формирование и развитие новой, светской, культуры.

В архитектуре обмирщение выражалось прежде всего в постепенном отходе от средневековых простоты и строгости, в стремлении к внешней живописности и нарядности. Все чаще заказчиками строительства церквей становились купцы и посадские общины, что играло важную роль в характере возводимых построек. Был возведён ряд светских нарядных церквей, что однако не находило поддержки в кругах церковных иерархов, которые сопротивлялись обмирщению церковного зодчества и проникновению в него светского начала. Патриарх Никон в 1650-е годы запретил строительство шатровых храмов, выдвинув взамен традиционное пятиглавие, что способствовало появлению ярусных храмов.

Однако влияние светской культуры на русское зодчество продолжало усиливаться, в него также фрагментарно проникали некоторые западноевропейские элементы. Однако после заключения Россией Вечного мира с Речью Посполитой в 1686 г. это явление приобрело больший размах: установившиеся контакты способствовали масштабному проникновению польской культуры в страну. Это явление не было однородным, поскольку тогда восточную окраину Речи Посполитой населяли близкие по культуре православные народы, и часть культуры, в том числе и сугубо национальных элементов, заимствовалась от них. Соединение особенностей различных стилей и культур, а также определённое «переосмысление» их русскими мастерами и определило специфичный характер нового возникнувшего архитектурного направления — нарышкинского стиля.

Особенности

Церковь Покрова в Филях

Церковь Бориса и Глеба в Зюзине, Москва

«Нарышкинский стиль» тесно связан с узорочьем, но это в какой-то мере его дальнейшая стадия, в которой проступают преобразованные формы западноевропейской архитектуры — ордера и их элементы, декоративные мотивы, несомненно, барочного происхождения.

От архитектуры XVI в. его отличает пронизывающая вертикальная энергия, скользящая по граням стен, и выбрасывающая пышные волны узоров.

Для зданий «нарышкинского стиля» характерны смешение противоречивых тенденций и течений, внутренняя напряженность, разнородность структуры и декоративной отделки. В них присутствуют черты европейского барокко и маньеризма, отголоски готики, ренессанса, романтизма, слившиеся с традициями русского деревянного зодчества и древнерусской каменной архитектуры. Характерен двойственный масштаб - одного гигантского, вертикально устремленного, и другого – миниатюрно-детального. Эта особенность нашла воплощение во многих архитектурных проектах в Москве в течение всей первой половины XVIII в. Многие традиции нарышкинского стиля можно обнаружить в проектах И. П. Зарудного (Меньшикова башня), Баженова и Казакова.

Элементы наружной отделки типично маньеристического стиля использованы не для расчленения и украшения стен, а для обрамления пролетов и украшения ребер, как было принято в традиционном русском деревянном зодчестве. Противоположное впечатление производят элементы внутреннего декора. Традиционный русский растительный узор приобретает барочную пышность.

Характерное для европейского барокко непрерывное движение, динамика перехода лестниц от наружного пространства к внутреннему, в нарышкинском стиле не получило столь явного воплощения. Лестницы его скорее нисходящие, чем восходящие, изолирующие внутреннее пространство зданий от наружного. В них видимы скорее черты традиционного народного деревянного зодчества.

Лучшими образцами нарышкинского стиля считаются появившиеся центрические ярусные храмы, хотя параллельно с этой новаторской линией возводилось множество традиционных, бесстолпных, перекрытых сомкнутым сводом и увенчанных пятью главами церквей, обогащённых новыми архитектурными и декоративными формами[2] — прежде всего, заимствованными из западноевропейской архитектуры элементами ордера, обозначившими тенденцию перехода от средневековой безордерной к последовательно ордерной архитектуре[4]. Для нарышкинского стиля также характерна двуцветность сочетания красного кирпича и белого камня, использование полихромных изразцов, позолоченной деревянной резьбы в интерьерах, следующих традициям «русского узорочья» и «травяного орнамента». Сочетание красных кирпичных стен, отделанных белым камнем или гипсом, было характерно для зданий Нидерландов, Англии и Северной Германии.

Построенные в нарышкинском стиле здания нельзя назвать подлинно барочными в западноевропейском понимании[5]. Нарышкинский стиль в своей основе — архитектурной композиции — оставался русским, и только отдельные, зачастую едва уловимые элементы декора заимствовались из западноевропейского искусства. Так, композиция ряда возведённых церквей противоположна барочной — отдельные объёмы не сливаются в единое целое, пластично переходя друг в друга, а поставлены один на другой и жёстко разграничены, что соответствует принципу формосложения, типичному для древнерусского зодчества. Иностранцами, равно как и многими россиянами, знакомыми с западноевропейскими образцами барокко, нарышкинский стиль воспринимался как исконно русское архитектурное явление.

Постройки

Одни из первых построек в новом стиле появились в московских и подмосковных имениях боярской семьи Нарышкиных (из рода, которых происходила мать Петра I, Наталья Нарышкина), в которых были возведены светски-нарядные многоярусные церкви из красного кирпича с некоторыми белокаменными декоративными элементами (яркие примеры: Церковь Покрова в Филях (1690—1693), церковь Троицы в Троице-Лыкове (1698—1704), которым свойственны симметричность композиции, логичность соотношений масс и размещения пышного белокаменного декора, в котором свободно истолкованный ордер, заимствованный из западноевропейской архитектуры, служит средством зрительно связать многосоставный объём постройки.

«Церковь Покрова в Филях... — лёгкая кружевная сказка... чисто московская, а не европейская красота... Оттого-то стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским, оттого он так неразрывно спаян со всем искусством, непосредственно ему на Москве предшествовавшим, и оттого для каждого иностранца так неуловимы барочные черты... Покрова в Филях или Успения на Маросейке, кажущихся ему совершенно такими же русскими, как и Василий Блаженный».

Игорь Грабарь, русский искусствовед

Церковь Покрова в Филях построена по принципам формосложения, типичным для русской архитектуры XVII в., представляя собой ярусный пятиглавый храм, в котором жёстко разграниченный объёмы колокольни и церкви расположены на одной вертикальной оси, так называемый восьмерик на четверике. Четверик, окружённый полукружиями апсид — собственно сама церковь Покрова, а расположенный выше, на следующем ярусе, восьмерик — церковь во имя Спаса Нерукотворного, перекрытая восьмилотковым сводом[6]. На нём возвышается ярус звона, выполненный в форме восьмигранного барабана и увенчанный ажурной позолоченной гранёной главой-луковкой, в то время как оставшиеся четыре главы завершают апсиды церкви. У основания церкви расположены гульбища, окружающие церковь просторные открытые галереи. В настоящее время стены храма выкрашены в розовый цвет, подчёркивающий белоснежные декоративные элементы постройки.

Аналогичные черты имеет полностью белоснежная церковь Троицы, расположенная в другой усадьбе Нарышкиных, Троице-Лыково, и возведенная Яковом Бухвостовым. С именем этого крепостного по происхождению зодчего связаны и многие другие постройки в нарышкинском стиле[7]. Показательно, что в постройках Бухвостова присутствуют элементы намеренно введённого западноевропейского ордера (соответствующая терминология используется и в подрядной документации), однако применение им ордерных элементов отличается от принятого в европейской традиции: главным несущим элементом, как и в древнерусской архитектурной традиции, остаются стены, почти исчезнувшие из виду среди многочисленных элементов декора.

Ещё одним выдающимся строением в нарышкинском стиле являлась построенная крепостным зодчим Петром Потаповым для купца Ивана Матвеевича Сверчкова тринадцатиглавая Успенская церковь на Покровке (1696—1699)[8], которой восхищался Бартоломео Растрелли, а Василий Баженов ставил её в один ряд с храмом Василия Блаженного. Церковь была настолько живописна, что даже Наполеон, распорядившийся взорвать Кремль, выставил возле неё специальную охрану, дабы она не была поражена начавшимся в Москве пожаром[9]. До настоящего времени церковь не дошла, поскольку была разобрана в 1935—1936 годах под предлогом расширения тротуара.

Церковь Иоанна Воина на Якиманке (1706—1713) намечает переход от нарышкинского барокко к петровскому.

В традициях нарышкинского стиля были перестроены многие церкви и монастыри, что отразилось, в частности, на ансамблях Новодевичьего[10] и Донского монастырей, Крутицкого подворья в Москве. В 2004 г. комплекс Новодевичьего монастыря был внесён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе, в качестве «выдающегося образца так называемого „московского барокко“» (критерий I), а также как «выдающийся пример исключительно хорошо сохранившегося монастырского комплекса, детально отображающий „московское барокко“, архитектурный стиль конца XVII в.» (критерий IV)[11]. В монастыре сохранены стены и ряд церквей, построенных либо перестроенных в нарышкинском стиле.

В архитектуре Петербурга начала XVIII в. нарышкинский стиль не получил дальнейшего развития. Однако между нарышкинской архитектурой и петровским барокко Петербурга первой четверти XVIII в. существует определенная преемственность, характерными примерами которой являются здания служившей для светских нужд Сухаревской башни (1692—1701) и церкви Архангела Гавриила или Меншиковой башни (1701—1707) в Москве[1]. В основу композиции Меншиковой башни, построенной зодчим Иваном Зарудным на Чистых прудах в Москве для ближайшего сподвижника Петра I, князя Александра Меншикова, положена традиционная схема, заимствованная из украинской деревянной архитектуры — несколько уменьшающихся кверху поставленных друг на друга ярусных восьмигранников.

Нельзя не отметить, что в создании архитектуры нарышкинского барокко, в отличие от петровского, отметились в основном русские мастера, что, безусловно, и определило специфичный характер построенных зданий — они представляли собой в большой степени древнерусские по характеру конструкции здания с заимствованными из западноевропейского зодчества деталями, как правило, носившими лишь декоративный характер.

Значение для русской архитектуры

Нарышкинский стиль наиболее сильно сказался на облике Москвы, но он также оказал большое влияние на развитие всей архитектуры России в XVIII в., будучи связующим элементом между архитектурой Москвы и строящегося Санкт-Петербурга. Во многом именно благодаря нарышкинскому стилю был сформирован самобытный образ русского барокко, что особенно отчётливо проявилось в его позднем, елизаветинском периоде: в шедеврах Бартоломео Растрелли-мл. черты московского барокко соединяются с элементами итальянской архитектурной моды того времени, во внешнем убранстве таких московских барочных зданий, как храм Святого Климента (1762—69 гг., арх. Пьетро Антони Трезини либо Алексей Евлашев), Красные ворота (1742 г., арх. Дмитрий Ухтомский) также видны черты нарышкинской архитектуры, прежде всего, характерное для неё сочетание красного и белого цветов в отделке стен.

Позднее, уже в конце XIX в. нарышкинская архитектура, многими воспринимаемая к тому времени, как типично русское явление, оказала определённое влияние на формирование так называемого псевдорусского стиля.

Список построек

В данном списке в хронологическом порядке перечислены наиболее известные постройки, созданные в нарышкинском стиле.

Дата постройкиПостройкаАрхитекторМестонахождение
1686Борисоглебский соборпредположительно Яков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Сенная ул., 32
1687Храм Воскресения Христова в КадашахСергей ТурчаниновМосква, 2-й Кадашевский пер., 7
ок. 1688Церковь Бориса и Глеба в ЗюзинеМосква, Перекопская ул., 7
1685—87Церковь Успения Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1683—88Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1688—89Церковь Святого Духа в Солотчинском монастырепредположительно Яков БухвостовРязанская область, Рязанский район, пос. Солотча
1691Церковь Знамения на Шереметьевом двореМосква, Романов пер., 2 (во дворе)
1691Церковь Смоленской иконы Богоматери в СофринеМосковская область, Пушкинский район, с. Софрино.
1693Церковь Св. Сергия в МогутовеМосковская область, Наро-Фоминский район, с. Могутово.
1692—95,

разр. в 1934

Сухаревская башняМихаил ЧоглоковМосква, в районе перекрёстка Сухаревской пл. и проспекта Мира
1690—96Покровская надвратная церковь в Высоко-Петровском монастыреМосква, ул. Петровка, 28
1693—96Церковь Покрова в ФиляхМосква, Новозаводская ул., 6
1696Церковь Живоначальной Троицы в ХохлахМосква, Хохловский пер., 12
1696Церковь Архангела Михаила в СтаниславлеМосковская область, Ленинский район, с. Станиславль.
1690—97, разр. в 1941Надвратный храм Новоиерусалимского монастыряЯков БухвостовМосковская область, Истринский район, г. Истра, на территории сегодняшнего «Историко-архитектурного и художественного музея „Новый Иерусалим“»
1694—97Спасская церковь в УборахПётр Шереметев, Кузьма Бакров, Яков Бухвостов[12]Московская область, Одинцовский район, с. Уборы
1684-98Большой собор Донской иконы Божией Матери в Донском монастыреМосква, Донская пл., 1
1698Надвратная церковь Иоанна Предтечи в Солотчинском монастыреРязанская область, Рязанский район, пос. Солотча
1693—99Успенский собор Рязанского кремляЯков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Кремль
1696—99,

разр. в 1935—36

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на ПокровкеПётр ПотаповМосква, ул. Покровка, рядом с д. 5 (бывший дом причта церкви)
1702Церковь Троицы в КонобеевеМосковская область, Воскресенский район, с. Конобеево.
1693—1703Церковь Архангела Михаила в ТропарёвеМосква, просп. Вернадского, 90
1698—1704Церковь Троицы в Троице-ЛыковомЯков БухвостовМосква, Одинцовская ул., 24
1705Троицкая церковь Ново-Голутвина монастыряМосковская область, Коломенский районг. Коломна, ул. Лазарева, 9-11
1705—07Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня)Иван ЗарудныйМосква, Архангельский пер., 15
1703—1708Церковь Св. Николая в ОзерецкомМосковская область, Дмитровский район, с. Озерецкое.
1708Церковь Смоленской иконы Богоматери в КривцахМосковская область, Раменский район, с. Кривцы.
1703—1710Церковь Знамения в ХолмахМосковская область, Истринский район, с. Холмы.
1713Церковь Покрова в ТропарёвеМосковская область, Можайский район, с. Тропарёво.

Примечания:

  • Следует иметь в виду, что в силу невозможности точного определения стилистических границ нарышкинского стиля, отдельные здания из приведённого списка могут рассматриваться некоторыми исследователями как относящиеся к иным стилям русской архитектуры
  • Зелёным отмечены здания, являющиеся памятниками истории и культуры федерального значения
  • Розовым цветом отмечены здания, внесённые в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Серым цветом отмечены утраченные здания
Значительные архитекторы
  • Яков Бухвостов
  • Иван Зарудный
  • Пётр Потапов
  • Осип Старцев
  • Михаил Чоглоков

Голицынский стиль

Совсем небольшую группу составляют две церкви, построенные по заказу князей П. А. и Б. А. Голицыных. Большое участие в строительстве и оформлении принимали итальянские мастера, поэтому облик этих зданий достаточно сильно выделяется из классических образцов «московского барокко». Однако об отдельном стиле говорить не приходится (всего два здания), скорее о «памятниках голицинского круга».

Стиль Прозоровских

Совсем недавно[когда?] было выделено еще одно течение, связанное с семьей князей Прозоровских (см. статью В. П. Перцова в «ссылках»). Это небольшая группа церквей, тесно связанная с первой церковью типа восьмерик на четверике — не сохранившейся церковью Успения в Петровском-Дальнем. Несмотря на то, что составление её проекта было связано с именем князя В. В. Голицына (на это обратил внимание еще Г. К. Вагнер), однако лаконичное внешнее оформление церкви, необычное для московского барокко, в значительной степени отражало вкусы заказчика — П. И. Прозоровского.

Довольно стойкая стилистическая линия, несмотря на небольшое количество построек, имеет достаточно обширное хронологическое и географическое развитие, в каждом из последующих зданий этого направления видна связь с исходным прототипом.

Лаконичная архитектура Прозоровских нашла своих почитателей — можно назвать церкви в селе Страхове (Заокский район Тульской области) и Троицкую церковь в Троицком (Теплый Стан, сейчас — пос. Мосрентген в Московской области).

Основные постройки

Культовые здания

Успенская колодезная часовня в Троицкой лавре В провинции московское барокко принимало своеобразные, подчас весьма причудливые формы
  • Ранние постройки

Региональные памятники

Основные региональные памятники московского барокко расположены в Московской области и крупнейших городах России того времени:

Жилые здания

Региональные памятники

Общественные здания

Инженерные и оборонительные сооружения

  • Большой каменный мост (1687-92, не сохранился, зодчий — старец Филарет (по атрибуции Б. Н. Надежина))
  • Стены и башни Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря (1690-94, зодчий Я. Г. Бухвостов)

Мастера

Москва

Тобольск

Астрахань

Литература

Московское барокко - Вики

Церковь Всех Святых, построенная Д. В. Аксамитовым в Киево-Печерской лавре 1698—1699

Во второй половине XVII в. в русской культуре начал ощущаться поворот к гражданским началам общественной жизни, обращение к человеческой личности как основному элементу бытия. Этот феномен был назван «Русским предвозрождением» (Д. С. Лихачев). В архитектуре наметился отход от условности средневековой архитектуры к рациональным, формам ордера. Эти процессы были сходны с началом эпохи Возрождения в Западной Европе.

Однако ранее, в конце XIX — нач. XX в., искусствоведами был выделен архитектурный стиль, связанный с традициями западно-европейского ордера. Игнорируя культурные предпосылки его возникновения, а используя лишь хронологическое соответствие с искусством Западной Европы конца XVII в., направление было названо «барокко». Более того, учитывая бытовавшее тогда мнение, что все прогрессивное в русской культуре конца XVII в. связано исключительно с Петром I и его ближайшим окружением, этот русский вариант барокко был назван «нарышкинским», по имени родственников Петра I по линии матери, Нарышкиных, якобы первыми начавших возводить постройки, отличавшиеся по своей архитектуре от традиционной стилистики зданий Древней Руси. Первыми зданиями в стиле «нарышкинское барокко» назывались церковь Покрова в Филях и собор Высокопетровского монастыря.

Позднее, в 1960-х гг., в результате исследований было установлено, что ключевой памятник «нарышкинского барокко» — собор Высокопетровского монастыря был построен еще в начале XVI в. Также были обнаружены памятники, сооруженные раньше церкви Покрова в Филях, но имеющие ту же стилистику. Среди этих зданий оказались постройки Новодевичьего монастыря и, особенно, церковь Параскевы Пятницы в Охотном Ряду, построенная по заказу князя В. В. Голицына, государственного канцлера и ближайшего сподвижника царевны Софьи. Таким образом, название «нарышкинское барокко» потеряло актуальность.

Некоторые исследователи (М. А. Ильин) обратили внимание, что начальная фаза «московского барокко» тесно связана с возобновлением строительства Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря, и что как ордерная декорация, так и центричность планировочного решения, характерная для церковных построек «московского барокко», могла быть заимствована столичными мастерами именно из этого здания. Воскресенский собор был заброшен после осуждения и ссылки патриарха Никона (1666 г.). Царь Федор Алексеевич добился прощения и возвращения Никона (1681), по его повелению строительные работы в Воскресенском соборе были продолжены после более чем десятилетнего перерыва. С прощением Никона архитектура Воскресенского собора привлекла к себе внимание просвещенных кругов Москвы: элементы объемно-пространственного решения и система оформления собора были взяты в качестве исходных образцов для создания нового стиля в архитектуре.

Все эти исследования показали связь скорее с архитектурой раннего ренессанса, нежели барокко, но учитывая сложившуюся терминологию, было решено оставить название «барокко» (с территориальным обозначением «московское»), хотя современные исследователи признают, что это «… барокко, несущее ренессансную функцию».

Московский барокко – HiSoUR История культуры

Московское барокко является условным названием стиля русской архитектуры в последние десятилетия XVII – начала XVIII века, основной особенностью которого является широкое использование элементов архитектурного заказа и использование центрических композиций в архитектуре храма. Первый этап развития русского барокко. Устаревшее название – барокко Нарышкина.

происхождения
Во второй половине XVII века. в русской культуре, поворот к гражданским началам общественной жизни, обращение к человеческой личности, как основной элемент бытия стали ощущаться. Это явление было названо «рождение до рождения» (Д.С. Лихачев). В архитектуре был отход от условности средневековой архитектуры для рациональных форм заказов. Эти процессы были похожи на начало эпохи Возрождения в Западной Европе.

Однако раньше, в конце XIX – начале. XX век., Историки искусства определили архитектурный стиль, связанный с традициями западноевропейского ордера. Игнорируя культурные предпосылки для его появления и используя только хронологическую переписку с искусством Западной Европы в конце XVII века, эта тенденция называлась «барокко». Более того, учитывая сложившееся в то время мнение, что все прогрессивное в русской культуре в конце XVII века связано исключительно с Петром I и его ближайшими соратниками, эта русская версия барокко называлась «Нарышкин», после родственников Петра Я по линии матери Нарышкина, предположительно, первым начал возводить здания, которые отличались по своей архитектуре от традиционной стилистики зданий Древней Руси. Первые здания в стиле «Нарышкинское барокко» назывались Церковью Покрова в Фили и Собором Первосвященского монастыря.

Позже, в 1960-х годах, в результате исследования было установлено, что в начале XVI века был построен ключевой памятник «Нарышкинское барокко» – собор Высокогопетровского монастыря. Кроме того, памятники были воздвигнуты перед церковью Покрова в Фили, но с той же стилистикой. Среди этих зданий были здания Новодевичьего монастыря и, особенно, церковь Параскевы Пятницы в Охотном ряду, построенная по приказу князя В. В. Голицына, государственного канцлера и ближайшего соратника княгини Софии. Таким образом, название «Нарышкинское барокко» утратило свою актуальность.

Некоторые исследователи (М. А. Ильин) обратили внимание на то, что начальная фаза «московского барокко» тесно связана с возобновлением строительства Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря и что и декор декора, и центральность планировочного решения, характерного для церковных зданий московского барокко, может быть заимствована капитальными мастерами из этого здания. Воскресенский собор был оставлен после осуждения и изгнания Патриарха Никона (1666 г.). Царь Федор Алексеевич добился прощения и возвращения Никона (1681 г.), согласно его приказу, строительные работы в Воскресенском соборе продолжались после более чем десятилетнего перерыва. С прощением Никона архитектура Воскресенского собора привлекла внимание просвещенных кругов Москвы: элементы пространственно-пространственного решения и дизайн собора были взяты за исходные образцы для создания нового стиля в архитектуре.

Все эти исследования показали связь с архитектурой раннего Возрождения, а не с барокко, но с учетом преобладающей терминологии было принято решение оставить название «барокко» (с территориальной нотацией «Москва»), хотя современные ученые признают, что это «… барокко, несущее функцию Возрождения».

Хронологические рамки стиля
Основным периодом развития архитектуры московского барокко можно считать период с начала 1680-х годов до первых лет 1700-х годов. в Москве. В регионах России пространственные решения и характерная система проектирования (но в несколько упрощенной форме) можно проследить до конца XVIII века. Постепенное ослабление мегаполисов «Московское барокко» можно объяснить постепенным переходом городской жизни в Петербурге и сосредоточиться на западноевропейской архитектуре и ее мастерах, открыто провозглашенных Петром I.

Потоковые потоки
Московское барокко в классическом варианте является стилистически довольно однородным явлением. Независимо от географического положения художественные элементы оформления – ордер, рамки оконных и дверных проемов – следуют стандартной модели и поэтому легко узнаваемы.

Тем не менее, существует несколько групп зданий, которые имеют существенные отличия от основного направления, но не выходят за рамки стиля. Направления связаны с их внешностью, в основном, вкусами конкретных клиентов.

Строгановский стиль
Во-первых, это относится к зданиям, построенным по заказу крупного промышленника Строганова на Урале. Здания этой группы характеризуются их относительной местностью. С точки зрения архитектуры архитектура строгановских зданий более насыщена декоративными украшениями, чем московские памятники, элементы порядка иногда имеют еще более классический вид, чем в Москве, что позволяет отличить эту тенденцию как «Строганов» стиль. ”

Стиль Нарышкина
Нарышкинское или московское барокко – условное название специфического стиля в русской архитектуре в конце XVII – начале XVIII века, начальном этапе развития архитектуры русского барокко. По его названию архитектурная тенденция связана с молодой, бояринской семьей Нарышкиных, ориентированной на Западную Европу, в которой московские и московские поместья были построены с элементами нового стиля барокко для России того времени.

Главное значение стиля Нарышкина в том, что оно стало связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (Петровским барокко), построенным в западноевропейском духе Санкт-Петербурга. Стиль Голицына, который был ближе к западноевропейскому барокко, был построен одновременно с Нарышкинским стилем (возведенные в нем здания иногда ссылались на стиль Нарышкина или использовали для них обобщенное понятие «московское барокко») эпизод в истории русского барокко и не мог играть такой важной роли в истории русской архитектуры.

заглавие
Успенская церковь в Покровке, Москва

Название «Нарышкинский» придерживалось стиля после тщательного изучения в 1920-х годах. Церковь Покрова, построенная в конце XVII века. Нарышкин Фили. С тех пор архитектуру Нарышкина иногда называют «Нарышкин», и, учитывая основную область распространения этого явления, «московское барокко». Тем не менее, существует определенная трудность в сопоставлении этого архитектурного направления с западноевропейскими стилями, и это связано с тем, что, стадийно соответствующий раннему возрождению, стиль Нарышкина со стороны формы не поддается определению в Категории, сформированные на западноевропейском материале, включают в себя такие функции, как барокко, так и ренессанс и маньеризм. В этой связи предпочтительнее использовать термин «стиль Нарышкина», который имеет давнюю традицию использования в научной литературе.

Предпосылки возникновения
В XVII веке. в русском искусстве и культуре появилось новое явление – их секуляризация, выраженная в распространении светских научных знаний, отход от религиозных канонов, в частности, в архитектуре. Примерно со второй трети XVII века. начинается формирование и развитие новой светской культуры.

В архитектуре секуляризм выражался прежде всего в постепенном отходе от средневековой простоты и строгости в погоне за внешней живописностью и элегантностью. Традиционно заказчиками церковного строительства стали торговцы и горожане, которые играли важную роль в природе возведенных зданий. Был построен ряд светских элегантных церквей, которые, однако, не нашли поддержки в кругах церковных иерархов, которые сопротивлялись секуляризации церковной архитектуры и проникновению в нее секуляризма. Патриарх Никон в 1650-х годах запретил строительство палаточных церквей, выдвинув традиционную пятиглавую церковь, что способствовало возникновению многоуровневых церквей.

Однако влияние светской культуры на российскую архитектуру продолжало расти, а некоторые западноевропейские элементы также фрагментировались. Однако после того, как Россия завершила Вечный мир с польско-литовским Содружеством в 1686 году, это явление приобрело более масштабный характер: установившиеся контакты способствовали широкомасштабному проникновению польской культуры в страну. Это явление не было однородным, потому что тогда восточные окраины Содружества были заселены православными культурами, близкими по культуре, и часть культуры, включая чисто национальные элементы, была заимствована у них. Сочетание особенностей разных стилей и культур, а также определенное «переосмысление» их русских мастеров и определение специфики нового появляющегося архитектурного направления – стиля Нарышкина.

Особенности
Церковь Покрова в Фили

Церковь Бориса и Глеба в Зюзине, Москва

«Нарышкинский стиль» тесно связан с узором, но это в какой-то мере его дальнейшая стадия, в которой проходят трансформированные формы западноевропейской архитектуры – приказы и их элементы, декоративные мотивы, несомненно, из барочного происхождения.

От архитектуры XVI века. он отличается пронизывающей вертикальной энергией, скользящей по сторонам стен, и выбрасывает пышные волны узоров.

Для зданий типа «Нарышкин» характерны смесь противоречивых тенденций и тенденций, внутреннего напряжения, неоднородности структуры и декоративной отделки. Они характеризуются особенностями европейского барокко и маньеризма, отголосками готики, ренессанса, романтизма, слились с традициями русского деревянного зодчества и древнерусской каменной архитектуры. Характерен двойной масштаб – один гигантский, вертикально стремящийся, а другой – миниатюрный-подробный. Эта особенность была воплощена во многих архитектурных проектах в Москве в течение всей первой половины XVIII века. Многие традиции стиля Нарышкина можно найти в проектах IP Зарудный (Меньшиковская башня), Баженов и Казаков.

Элементы внешнего оформления типичного стиля маринистов используются не для расчленения и украшения стен, а для формирования проемов и украшения ребер, как это было принято в традиционной русской деревянной архитектуре. Противоположный эффект создается элементами внутренней отделки. Традиционный русский цветочный узор приобретает барочное великолепие.

Характерный для европейского барокко непрерывного движения, динамика перехода лестницы из космоса в интерьер, в стиле Нарышкина, не получил такого очевидного воплощения. Лестницы скорее спускаются, чем поднимаются, изолируя внутреннее пространство зданий снаружи. В них видны черты традиционной народной деревянной архитектуры.

Лучшими примерами стиля Нарышкина являются центрированные многоуровневые храмы, хотя параллельно с этой инновационной линией много традиционных, бесстольпных, перекрытых закрытым сводом и увенчанных пятью главами церквей, обогащенных новыми архитектурными и декоративными формами – сначала из заимствованных из элементов западноевропейской архитектуры ордера, обозначающего тенденцию перехода от средневековой безордерной к последовательному порядку архитектуры. Стиль Нарышкина также характеризуется двухцветной комбинацией красного кирпича и белого камня, использованием полихромной плитки, позолотой резки по дереву в интерьере в соответствии с традициями «русской узорочьи» и «травяного орнамента». Сочетание красных кирпичных стен, обрезанных белым камнем или гипсом, было типичным для зданий Нидерландов, Англии и Северной Германии.

Здания, построенные в стиле Нарышкина, нельзя назвать поистине барочными в западноевропейском смысле. Нарышкинский стиль в своей основе – архитектурная композиция – оставался русским, и только отдельные, часто едва заметные элементы декора были заимствованы из западноевропейского искусства. Таким образом, состав ряда возведенных церквей противоположен барочному – отдельные тома не сливаются в одно целое, пластически переходя друг в друга, но помещаются один над другим и строго ограничены, что соответствует принципу типичного для древнерусской архитектуры. Иностранцы, как и многие русские, знакомые с западноевропейскими барочными узорами, стиль Нарышкина воспринимались как поистине русское архитектурное явление.

здания
Некоторые из первых зданий в новом стиле появились в Московском и Московском поместьях боярской семьи Нарышкин (из клана, который был матерью Петра I, Натальей Нарышкиной), в которой была построена многоуровневая многоуровневая церковь (1690-1693), Троицкой церкви в Троице-Лыковской (1698-1704), которые характеризуются симметрией композиции, консистенцией масс и расположение пышного белокаменного декора, который свободно интерпретируется в соответствии с порядком, заимствованным из западной архитектуры, обеспечивает средство визуального связывания многопланового объема строительства.

«Церковь Покрова в Фили … – светлая кружевная сказка … чисто московская, а не европейская красота … Вот почему стиль московского барокко так мало похож на барокко Западной Европы , потому что он настолько неразрывно переплетается со всем искусством, прямо к нему на Москву предшествует, и поэтому для каждого иностранца барочные черты настолько неуловимы … Покрова в Фили или Успение на Маросейке, которые кажутся ему совершенно одинаковыми россиянами как Василий Блаженный ».

Игорь Грабарь, российский искусствовед

Церковь Покрова в Фили построена в соответствии с принципами формирования, типичными для русской архитектуры XVII века, представляющими пятиглавый многоуровневый храм, в котором строго ограниченные объемы колокольни и церкви расположены на одном и том же вертикальной оси, так называемого восьмиугольника на четырехугольник. Четверик, окруженный полукругами апсид, на самом деле является самой церковью Покрова, а выше, на следующем уровне, восьмиугольник – это церковь во имя Спасителя, не сделанного руками, покрытого восьмью тонированная арка. На нем поднимается звенящий ярус, выполненный в виде восьмиугольного барабана и увенчанный тонкой позолоченной граненной луковой головой, в то время как остальные четыре главы завершают апсиды церкви. У основания церкви есть гульбиши, вокруг церкви – просторные открытые галереи. В настоящее время стены храма окрашены в розовый цвет, подчеркивая белоснежные декоративные элементы здания.

Подобные черты – полностью белоснежная церковь Троицы, расположенная в другой усадьбе Нарышкина, Тринити-Лыково и построенная Яков Бухвостовым. Многие другие здания в стиле Нарышкина ассоциируются с именем этого крепостного по происхождению архитектора. Примечательно, что в зданиях Бухвостова есть элементы преднамеренно введенного западноевропейского ордера (соответствующая терминология используется в контрактной документации), однако использование элементов заказа отличается от того, что принято в европейской традиции: основной опорный элемент, как и в древнерусской архитектурной традиции, сохранились стены, которые почти исчезли. Среди множества элементов декора.

Еще одно известное здание в баре Нарышкина был построен крепостным архитектором Петром Потаповым для купца Виноградова Сверчкова тринадцатиглавской Успенской церкви в Покровке (1696-1699), которой восхищаются Бартоломео Растрелли и Василий Баженов, поставил его наравне с Собором Василия Блаженного. Церковь была настолько живописна, что даже Наполеон приказал взорвать Кремль, поставить рядом с ней особую защиту, чтобы она не пострадала от пожара, который начался в Москве. На сегодняшний день церковь не дошла, потому что она была демонтирована в 1935-1936 годах под предлогом расширения тротуара.

Церковь Иоанна Воина на Якиманке (1706-1713) описывает переход от башкина Нарышкина к петровскому.

В традициях стиля Нарышкина многие церкви и монастыри были перестроены, что отразилось, в частности, в ансамблях Новодевичьих и Донских монастырей, Крутицкой подмосковье в Москве. В 2004 году комплекс Новодевичий монастырь был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе в качестве «выдающегося примера так называемого« московского барокко »(критерий I) и как« выдающийся пример исключительно хорошо сохранившегося монастырского комплекса , подробно отражающий «московское барокко», архитектурный стиль конца XVII века. »(Критерий IV). В монастыре сохранились стены и ряд церквей, построенных или перестроенных в стиле Нарышкина.

В архитектуре Санкт-Петербурга в начале XVIII века. Стиль Нарышкина не получил дальнейшего развития. Однако между архитектурой Нарышкина и петровским барокко Санкт-Петербурга в первой четверти XVIII века существует определенная преемственность, типичными примерами которой являются здания, обслуживающие светские потребности Сухаревской башни (1692-1701 гг.) И церковь Архангела Гавриила или Меньшиковская башня (1701-1707) в Москве. Основа композиции Меньшиковской башни, построенной архитектором Иваном Зарудным на Чистых прудах в Москве для ближайшего соратника Петра I князя Александра Меньшикова, основана на традиционной схеме, заимствованной из украинской деревянной архитектуры – многоярусных октаэдров, которые слегка уменьшаются вверху.

Следует отметить, что при создании архитектуры барокко Нарышкина, в отличие от петровского, в основном отмечались русские мастера, что, несомненно, определяло специфику построенных зданий – они были в значительной степени древнерусским характером здание с деталями, заимствованными из западноевропейской архитектуры, как правило, носило чисто декоративный характер.

Значение для российской архитектуры
Стиль Нарышкина сильнее всего повлиял на внешний вид Москвы, но также оказал большое влияние на развитие всей архитектуры России в XVIII веке, являясь связующим звеном между архитектурой Москвы и Санкт-Петербурга в процессе строительства. Во многом благодаря Нарышкинскому стилю был сформирован оригинальный образ русского барокко, что особенно ярко проявилось в его позднем елизаветинском периоде: в шедеврах Бартоломео Растрелли-младшего. Особенности московского барокко сочетаются с элементами итальянской архитектурной моды того времени, в экстерьерном оформлении таких московских барочных зданий, как церковь Св. Климента (1762-69, архитектор Пьетро Антони Трезини или Алексей Евлашев), Красные ворота (1742, архитектор Дмитрий Ухтомский) также имеют архитектуру Нарышкина, особенно ее характерное сочетание красных и белых цветов в оформлении стен.

Позже, в конце XIX века. Архитектура Нарышкина, которая широко воспринималась к тому времени как типичное российское явление, оказала определенное влияние на формирование так называемого псевдорусского стиля.

Значительные архитекторы
Яков Бухвостов
Иван Зарудный
Петр Потапов
Осип Старцев
Михаил Чоглоков

Стиль Голицына
Очень небольшая группа состоит из двух церквей, заказанных князьями П.А. и Б.А. Голицыным. Большое участие в строительстве и оформлении заняли итальянские мастера, поэтому появление этих зданий сильно отличается от классических образцов «московского барокко». Однако нет необходимости говорить о отдельном стиле (только два здания), а о «памятниках Голицынского круга».

Прозоровский стиль
связанных с семьей князей Прозоровых (см. статью В. П. Перцова в «ссылках»). Это небольшая группа церквей, тесно связанных с первой церковью восьмиугольного типа на четырехугольнике – не сохранившейся Успенской Церковью в Петровско-Дальнем. Несмотря на то, что проект ее проекта был связан с именем князя В. В. Голицына (это заметил ГК Вагнер), однако лаконичный внешний облик церкви, необычный для московского барокко, во многом отражал вкусы клиента – П. И. Прозоровский.

Довольно устойчивая стилистическая линия, несмотря на небольшое количество зданий, имеет довольно обширное хронологическое и географическое развитие, в каждом из последующих зданий этого направления видна связь с оригинальным прототипом.

Лаконичная архитектура Прозоровского нашла своих поклонников – можно назвать церковь в деревне Страхов (Заокский район Тульской области) и Троицкую церковь в Троицке (Теплый стан, ныне поселение Мосрангген в Московской области).

Основные здания

Религиозные здания
Ранние здания
Церковь Иоасафа, князя Индии в Измайлово (1678-79, 1685-87, не сохранилась)
Трапезная палата Симоновского монастыря (1679-85, архитектор О.Д. Старцев)
Церковь в деревне Петровское-Дальнее (1684-88 гг. Не сохранилась)
Церковь Св. Параскевы в пятницу в Охотном ряду (1684-87 гг., Не сохранилась).
Церковь Воскресения Христова в Кадаши (1687-1695, архитектор Сергей Турчанинов).
Создайте расцвет, см. Статьи: Нарышкинское барокко, восьмиугольник на четырехугольник.

Региональные памятники
Основные региональные памятники московского барокко расположены в Московской области и крупнейших городах России в то время:

Рязань – Успенский собор (1697-99, архитектор Ю.Г. Бухвостов), под городом – Солочинский монастырь с оригинальными барочными решениями
Тобольск – здания Тобольского кремля, некоторые из которых были построены по проекту Семена Ремезова. На базе «Московского барокко» в Сибири сложилось оригинальное «сибирское барокко».
Астрахань – Успенский собор (1699-1710, архитектор Дорофей Мякишев)
Казань – Петропавловский собор (1723-26 гг.) – один из лучших региональных проектов, по пропорциям и дизайну относится к вершинам стиля.

Жилые дома
Дворец князя В. В. Голицына в Охотном ряду (1687)
Воробьевский дворец (1687)
Тройкуровская палата в Охотном Ряде (1696 г.)
Лефортский дворец в немецкой Слободе (1698-99, архитектор Д. В. Аксамитов, многие элементы позволяют приписать это здание переходной фазе стиля)
Дворец князя Гагарина на Большой Лубянке (1699 г.)

Региональные памятники
Палаты Коробова в Калуге (1690)
Дом Михалева в Казани
Воеводский дом в Коломне

Общественные здания
Монетный двор на Красной площади (1697)
Корпус славяно-греко-латинской академии (1687, перестроен)
Здание Земского ордена (на Красной площади) (1700 г.)
Сретенские ворота Земного Города, известные как Сухаревская башня (1692-95, расширены 1698-1701 гг., Архитектор М.Чоголков)

Инженерное дело и укрепление
Большой каменный мост (1687-92 гг., Не сохранился, архитектор – старший Филарет (по атрибуции Б. Н. Надежин))
Стены и башни Нового Иерусалимского монастыря Воскресения (1690-94, архитектор Я. Г. Бухвостов)

Московское барокко - Gpedia, Your Encyclopedia

Московское барокко — условное название стиля русской архитектуры последних десятилетий XVII — первых лет XVIII в., основной особенностью которого является широкое применение элементов архитектурного ордера и использование центрических композиций в храмовой архитектуре. Первый этап развития русского барокко. Устаревшее название — «нарышкинское барокко».

Предпосылки к появлению

Церковь Всех Святых, построенная Д. В. Аксамитовым в Киево-Печерской лавре 1698—1699

Во второй половине XVII в. в русской культуре начал ощущаться поворот к гражданским началам общественной жизни, обращение к человеческой личности как основному элементу бытия. Этот феномен был назван «Русским предвозрождением» (Д. С. Лихачев). В архитектуре наметился отход от условности средневековой архитектуры к рациональным, формам ордера. Эти процессы были сходны с началом эпохи Возрождения в Западной Европе.

Однако ранее, в конце XIX — нач. XX в., искусствоведами был выделен архитектурный стиль, связанный с традициями западно-европейского ордера. Игнорируя культурные предпосылки его возникновения, а используя лишь хронологическое соответствие с искусством Западной Европы конца XVII в., направление было названо «барокко». Более того, учитывая бытовавшее тогда мнение, что все прогрессивное в русской культуре конца XVII в. связано исключительно с Петром I и его ближайшим окружением, этот русский вариант барокко был назван «нарышкинским», по имени родственников Петра I по линии матери, Нарышкиных, якобы первыми начавших возводить постройки, отличавшиеся по своей архитектуре от традиционной стилистики зданий Древней Руси. Первыми зданиями в стиле «нарышкинское барокко» назывались церковь Покрова в Филях и собор Высокопетровского монастыря.

Позднее, в 1960-х гг., в результате исследований было установлено, что ключевой памятник «нарышкинского барокко» — собор Высокопетровского монастыря был построен еще в начале XVI в. Также были обнаружены памятники, сооруженные раньше церкви Покрова в Филях, но имеющие ту же стилистику. Среди этих зданий оказались постройки Новодевичьего монастыря и, особенно, церковь Параскевы Пятницы в Охотном Ряду, построенная по заказу князя В. В. Голицына, государственного канцлера и ближайшего сподвижника царевны Софьи. Таким образом, название «нарышкинское барокко» потеряло актуальность.

Некоторые исследователи (М. А. Ильин) обратили внимание, что начальная фаза «московского барокко» тесно связана с возобновлением строительства Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря, и что как ордерная декорация, так и центричность планировочного решения, характерная для церковных построек «московского барокко», могла быть заимствована столичными мастерами именно из этого здания. Воскресенский собор был заброшен после осуждения и ссылки патриарха Никона (1666 г.). Царь Федор Алексеевич добился прощения и возвращения Никона (1681), по его повелению строительные работы в Воскресенском соборе были продолжены после более чем десятилетнего перерыва. С прощением Никона архитектура Воскресенского собора привлекла к себе внимание просвещенных кругов Москвы: элементы объемно-пространственного решения и система оформления собора были взяты в качестве исходных образцов для создания нового стиля в архитектуре.

Все эти исследования показали связь скорее с архитектурой раннего ренессанса, нежели барокко, но учитывая сложившуюся терминологию, было решено оставить название «барокко» (с территориальным обозначением «московское»), хотя современные исследователи признают, что это «… барокко, несущее ренессансную функцию».

Хронологические рамки стиля

Основным периодом развития архитектуры «московского барокко» можно считать период с начала 1680-х до первых лет 1700-х гг. в Москве. В регионах России пространственные решения и характерная система оформления (но в несколько упрощенном виде) прослеживается вплоть до конца XVIII в. Постепенное затухание столичного направления «московского барокко» можно связать с постепенным переходом столичной жизни в Петербург и ориентацию на западноевропейскую архитектуру и её мастеров, открыто провозглашенную Петром I.

Внутристилевые течения

Московское барокко в своем классическом варианте представляет собой стилистически довольно однородное явление. Вне зависимости от географического расположения художественные элементы оформления — ордер, обрамления оконных и дверных проемов — следуют стандартной модели и потому легко узнаваемы.

Однако существует несколько групп зданий, имеющих существенные отличия от основного направления, но не выходящих за пределы стиля. Направления обязаны своим появлением, главным образом, вкусам конкретных заказчиков.

Строгановский стиль

В первую очередь это относится к постройкам, возводимым по заказу крупного промышленника Строганова в Приуралье. Для построек этой группы характерна их относительная локальность. В художественном плане архитектура строгановских зданий сравнительно с московскими памятниками более насыщена декоративным оформлением, элементы ордера имеют иногда даже более классический облик, чем в Москве, что позволяет выделить это направление как «строгановский стиль».

Нарышкинский стиль

Нарышкинское или московское барокко представляет собой условное название специфического стилевого направления в русской архитектуре конца XVII — начала XVIII вв., начального этапа в развитии архитектуры русского барокко. Своим названием архитектурное течение обязано молодому, ориентированному на Западную Европу боярскому роду Нарышкиных, в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко.

Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (петровским барокко) возводимого в западноевропейском духе Санкт-Петербурга[1]. Существовавший одновременно с нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко голицынский стиль (здания, возведённые в нём, иногда причисляют к нарышкинскому стилю либо используют для них обобщённое понятие «московское барокко») оказался лишь эпизодом в истории русского барокко и не смог сыграть подобной важной роли в истории русского зодчества.

Название

Успенская церковь на Покровке, в Москве

Название «нарышкинский» закрепилось за стилем после пристального изучения в 1920-е гг. Церкви Покрова, построенной в принадлежавших в конце XVII в. Нарышкиным Филях[2]. С тех пор нарышкинскую архитектуру иногда называют «нарышкинским», а также, учитывая основной район распространения этого явления, «московским барокко». Однако возникает определённая сложность при сопоставлении этого архитектурного направления с западноевропейскими стилями, и связана она с тем, что, стадиально соответствуя раннему возрождению, нарышкинский стиль со стороны формы не поддаётся определению в категориях, сложившихся на западноевропейском материале, в нём присутствуют черты как барокко, так и ренессанса и маньеризма. В связи с этим предпочтительнее использовать имеющий длительную традицию употребления в научной литературе термин «нарышкинский стиль»[3].

Предпосылки к возникновению

В XVII в. в русском искусстве и культуре появилось новое явление — их обмирщение, выражавшееся в распространении светских научных знаний, отходе от религиозных канонов, в частности, в зодчестве. Примерно со второй трети XVII в. начинается формирование и развитие новой, светской, культуры.

В архитектуре обмирщение выражалось прежде всего в постепенном отходе от средневековых простоты и строгости, в стремлении к внешней живописности и нарядности. Все чаще заказчиками строительства церквей становились купцы и посадские общины, что играло важную роль в характере возводимых построек. Был возведён ряд светских нарядных церквей, что однако не находило поддержки в кругах церковных иерархов, которые сопротивлялись обмирщению церковного зодчества и проникновению в него светского начала. Патриарх Никон в 1650-е годы запретил строительство шатровых храмов, выдвинув взамен традиционное пятиглавие, что способствовало появлению ярусных храмов.

Однако влияние светской культуры на русское зодчество продолжало усиливаться, в него также фрагментарно проникали некоторые западноевропейские элементы. Однако после заключения Россией Вечного мира с Речью Посполитой в 1686 г. это явление приобрело больший размах: установившиеся контакты способствовали масштабному проникновению польской культуры в страну. Это явление не было однородным, поскольку тогда восточную окраину Речи Посполитой населяли близкие по культуре православные народы, и часть культуры, в том числе и сугубо национальных элементов, заимствовалась от них. Соединение особенностей различных стилей и культур, а также определённое «переосмысление» их русскими мастерами и определило специфичный характер нового возникнувшего архитектурного направления — нарышкинского стиля.

Особенности

Церковь Покрова в Филях

Церковь Бориса и Глеба в Зюзине, Москва

«Нарышкинский стиль» тесно связан с узорочьем, но это в какой-то мере его дальнейшая стадия, в которой проступают преобразованные формы западноевропейской архитектуры — ордера и их элементы, декоративные мотивы, несомненно, барочного происхождения.

От архитектуры XVI в. его отличает пронизывающая вертикальная энергия, скользящая по граням стен, и выбрасывающая пышные волны узоров.

Для зданий «нарышкинского стиля» характерны смешение противоречивых тенденций и течений, внутренняя напряженность, разнородность структуры и декоративной отделки. В них присутствуют черты европейского барокко и маньеризма, отголоски готики, ренессанса, романтизма, слившиеся с традициями русского деревянного зодчества и древнерусской каменной архитектуры. Характерен двойственный масштаб - одного гигантского, вертикально устремленного, и другого – миниатюрно-детального. Эта особенность нашла воплощение во многих архитектурных проектах в Москве в течение всей первой половины XVIII в. Многие традиции нарышкинского стиля можно обнаружить в проектах И. П. Зарудного (Меньшикова башня), Баженова и Казакова.

Элементы наружной отделки типично маньеристического стиля использованы не для расчленения и украшения стен, а для обрамления пролетов и украшения ребер, как было принято в традиционном русском деревянном зодчестве. Противоположное впечатление производят элементы внутреннего декора. Традиционный русский растительный узор приобретает барочную пышность.

Характерное для европейского барокко непрерывное движение, динамика перехода лестниц от наружного пространства к внутреннему, в нарышкинском стиле не получило столь явного воплощения. Лестницы его скорее нисходящие, чем восходящие, изолирующие внутреннее пространство зданий от наружного. В них видимы скорее черты традиционного народного деревянного зодчества.

Лучшими образцами нарышкинского стиля считаются появившиеся центрические ярусные храмы, хотя параллельно с этой новаторской линией возводилось множество традиционных, бесстолпных, перекрытых сомкнутым сводом и увенчанных пятью главами церквей, обогащённых новыми архитектурными и декоративными формами[2] — прежде всего, заимствованными из западноевропейской архитектуры элементами ордера, обозначившими тенденцию перехода от средневековой безордерной к последовательно ордерной архитектуре[4]. Для нарышкинского стиля также характерна двуцветность сочетания красного кирпича и белого камня, использование полихромных изразцов, позолоченной деревянной резьбы в интерьерах, следующих традициям «русского узорочья» и «травяного орнамента». Сочетание красных кирпичных стен, отделанных белым камнем или гипсом, было характерно для зданий Нидерландов, Англии и Северной Германии.

Построенные в нарышкинском стиле здания нельзя назвать подлинно барочными в западноевропейском понимании[5]. Нарышкинский стиль в своей основе — архитектурной композиции — оставался русским, и только отдельные, зачастую едва уловимые элементы декора заимствовались из западноевропейского искусства. Так, композиция ряда возведённых церквей противоположна барочной — отдельные объёмы не сливаются в единое целое, пластично переходя друг в друга, а поставлены один на другой и жёстко разграничены, что соответствует принципу формосложения, типичному для древнерусского зодчества. Иностранцами, равно как и многими россиянами, знакомыми с западноевропейскими образцами барокко, нарышкинский стиль воспринимался как исконно русское архитектурное явление.

Постройки

Одни из первых построек в новом стиле появились в московских и подмосковных имениях боярской семьи Нарышкиных (из рода, которых происходила мать Петра I, Наталья Нарышкина), в которых были возведены светски-нарядные многоярусные церкви из красного кирпича с некоторыми белокаменными декоративными элементами (яркие примеры: Церковь Покрова в Филях (1690—1693), церковь Троицы в Троице-Лыкове (1698—1704), которым свойственны симметричность композиции, логичность соотношений масс и размещения пышного белокаменного декора, в котором свободно истолкованный ордер, заимствованный из западноевропейской архитектуры, служит средством зрительно связать многосоставный объём постройки.

«Церковь Покрова в Филях... — лёгкая кружевная сказка... чисто московская, а не европейская красота... Оттого-то стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским, оттого он так неразрывно спаян со всем искусством, непосредственно ему на Москве предшествовавшим, и оттого для каждого иностранца так неуловимы барочные черты... Покрова в Филях или Успения на Маросейке, кажущихся ему совершенно такими же русскими, как и Василий Блаженный».

Игорь Грабарь, русский искусствовед

Церковь Покрова в Филях построена по принципам формосложения, типичным для русской архитектуры XVII в., представляя собой ярусный пятиглавый храм, в котором жёстко разграниченный объёмы колокольни и церкви расположены на одной вертикальной оси, так называемый восьмерик на четверике. Четверик, окружённый полукружиями апсид — собственно сама церковь Покрова, а расположенный выше, на следующем ярусе, восьмерик — церковь во имя Спаса Нерукотворного, перекрытая восьмилотковым сводом[6]. На нём возвышается ярус звона, выполненный в форме восьмигранного барабана и увенчанный ажурной позолоченной гранёной главой-луковкой, в то время как оставшиеся четыре главы завершают апсиды церкви. У основания церкви расположены гульбища, окружающие церковь просторные открытые галереи. В настоящее время стены храма выкрашены в розовый цвет, подчёркивающий белоснежные декоративные элементы постройки.

Аналогичные черты имеет полностью белоснежная церковь Троицы, расположенная в другой усадьбе Нарышкиных, Троице-Лыково, и возведенная Яковом Бухвостовым. С именем этого крепостного по происхождению зодчего связаны и многие другие постройки в нарышкинском стиле[7]. Показательно, что в постройках Бухвостова присутствуют элементы намеренно введённого западноевропейского ордера (соответствующая терминология используется и в подрядной документации), однако применение им ордерных элементов отличается от принятого в европейской традиции: главным несущим элементом, как и в древнерусской архитектурной традиции, остаются стены, почти исчезнувшие из виду среди многочисленных элементов декора.

Ещё одним выдающимся строением в нарышкинском стиле являлась построенная крепостным зодчим Петром Потаповым для купца Ивана Матвеевича Сверчкова тринадцатиглавая Успенская церковь на Покровке (1696—1699)[8], которой восхищался Бартоломео Растрелли, а Василий Баженов ставил её в один ряд с храмом Василия Блаженного. Церковь была настолько живописна, что даже Наполеон, распорядившийся взорвать Кремль, выставил возле неё специальную охрану, дабы она не была поражена начавшимся в Москве пожаром[9]. До настоящего времени церковь не дошла, поскольку была разобрана в 1935—1936 годах под предлогом расширения тротуара.

Церковь Иоанна Воина на Якиманке (1706—1713) намечает переход от нарышкинского барокко к петровскому.

В традициях нарышкинского стиля были перестроены многие церкви и монастыри, что отразилось, в частности, на ансамблях Новодевичьего[10] и Донского монастырей, Крутицкого подворья в Москве. В 2004 г. комплекс Новодевичьего монастыря был внесён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе, в качестве «выдающегося образца так называемого „московского барокко“» (критерий I), а также как «выдающийся пример исключительно хорошо сохранившегося монастырского комплекса, детально отображающий „московское барокко“, архитектурный стиль конца XVII в.» (критерий IV)[11]. В монастыре сохранены стены и ряд церквей, построенных либо перестроенных в нарышкинском стиле.

В архитектуре Петербурга начала XVIII в. нарышкинский стиль не получил дальнейшего развития. Однако между нарышкинской архитектурой и петровским барокко Петербурга первой четверти XVIII в. существует определенная преемственность, характерными примерами которой являются здания служившей для светских нужд Сухаревской башни (1692—1701) и церкви Архангела Гавриила или Меншиковой башни (1701—1707) в Москве[1]. В основу композиции Меншиковой башни, построенной зодчим Иваном Зарудным на Чистых прудах в Москве для ближайшего сподвижника Петра I, князя Александра Меншикова, положена традиционная схема, заимствованная из украинской деревянной архитектуры — несколько уменьшающихся кверху поставленных друг на друга ярусных восьмигранников.

Нельзя не отметить, что в создании архитектуры нарышкинского барокко, в отличие от петровского, отметились в основном русские мастера, что, безусловно, и определило специфичный характер построенных зданий — они представляли собой в большой степени древнерусские по характеру конструкции здания с заимствованными из западноевропейского зодчества деталями, как правило, носившими лишь декоративный характер.

Значение для русской архитектуры

Нарышкинский стиль наиболее сильно сказался на облике Москвы, но он также оказал большое влияние на развитие всей архитектуры России в XVIII в., будучи связующим элементом между архитектурой Москвы и строящегося Санкт-Петербурга. Во многом именно благодаря нарышкинскому стилю был сформирован самобытный образ русского барокко, что особенно отчётливо проявилось в его позднем, елизаветинском периоде: в шедеврах Бартоломео Растрелли-мл. черты московского барокко соединяются с элементами итальянской архитектурной моды того времени, во внешнем убранстве таких московских барочных зданий, как храм Святого Климента (1762—69 гг., арх. Пьетро Антони Трезини либо Алексей Евлашев), Красные ворота (1742 г., арх. Дмитрий Ухтомский) также видны черты нарышкинской архитектуры, прежде всего, характерное для неё сочетание красного и белого цветов в отделке стен.

Позднее, уже в конце XIX в. нарышкинская архитектура, многими воспринимаемая к тому времени, как типично русское явление, оказала определённое влияние на формирование так называемого псевдорусского стиля.

Список построек

В данном списке в хронологическом порядке перечислены наиболее известные постройки, созданные в нарышкинском стиле.

Дата постройкиПостройкаАрхитекторМестонахождение
1686Борисоглебский соборпредположительно Яков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Сенная ул., 32
1687Храм Воскресения Христова в КадашахСергей ТурчаниновМосква, 2-й Кадашевский пер., 7
ок. 1688Церковь Бориса и Глеба в ЗюзинеМосква, Перекопская ул., 7
1685—87Церковь Успения Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1683—88Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Новодевичьем монастыреМосква, Новодевичий пр., 1С1
1688—89Церковь Святого Духа в Солотчинском монастырепредположительно Яков БухвостовРязанская область, Рязанский район, пос. Солотча
1691Церковь Знамения на Шереметьевом двореМосква, Романов пер., 2 (во дворе)
1691Церковь Смоленской иконы Богоматери в СофринеМосковская область, Пушкинский район, с. Софрино.
1693Церковь Св. Сергия в МогутовеМосковская область, Наро-Фоминский район, с. Могутово.
1692—95,

разр. в 1934

Сухаревская башняМихаил ЧоглоковМосква, в районе перекрёстка Сухаревской пл. и проспекта Мира
1690—96Покровская надвратная церковь в Высоко-Петровском монастыреМосква, ул. Петровка, 28
1693—96Церковь Покрова в ФиляхМосква, Новозаводская ул., 6
1696Церковь Живоначальной Троицы в ХохлахМосква, Хохловский пер., 12
1696Церковь Архангела Михаила в СтаниславлеМосковская область, Ленинский район, с. Станиславль.
1690—97, разр. в 1941Надвратный храм Новоиерусалимского монастыряЯков БухвостовМосковская область, Истринский район, г. Истра, на территории сегодняшнего «Историко-архитектурного и художественного музея „Новый Иерусалим“»
1694—97Спасская церковь в УборахПётр Шереметев, Кузьма Бакров, Яков Бухвостов[12]Московская область, Одинцовский район, с. Уборы
1684-98Большой собор Донской иконы Божией Матери в Донском монастыреМосква, Донская пл., 1
1698Надвратная церковь Иоанна Предтечи в Солотчинском монастыреРязанская область, Рязанский район, пос. Солотча
1693—99Успенский собор Рязанского кремляЯков БухвостовРязанская область, г. Рязань, Кремль
1696—99,

разр. в 1935—36

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на ПокровкеПётр ПотаповМосква, ул. Покровка, рядом с д. 5 (бывший дом причта церкви)
1702Церковь Троицы в КонобеевеМосковская область, Воскресенский район, с. Конобеево.
1693—1703Церковь Архангела Михаила в ТропарёвеМосква, просп. Вернадского, 90
1698—1704Церковь Троицы в Троице-ЛыковомЯков БухвостовМосква, Одинцовская ул., 24
1705Троицкая церковь Ново-Голутвина монастыряМосковская область, Коломенский районг. Коломна, ул. Лазарева, 9-11
1705—07Церковь Архангела Гавриила (Меншикова башня)Иван ЗарудныйМосква, Архангельский пер., 15
1703—1708Церковь Св. Николая в ОзерецкомМосковская область, Дмитровский район, с. Озерецкое.
1708Церковь Смоленской иконы Богоматери в КривцахМосковская область, Раменский район, с. Кривцы.
1703—1710Церковь Знамения в ХолмахМосковская область, Истринский район, с. Холмы.
1713Церковь Покрова в ТропарёвеМосковская область, Можайский район, с. Тропарёво.

Примечания:

  • Следует иметь в виду, что в силу невозможности точного определения стилистических границ нарышкинского стиля, отдельные здания из приведённого списка могут рассматриваться некоторыми исследователями как относящиеся к иным стилям русской архитектуры
  • Зелёным отмечены здания, являющиеся памятниками истории и культуры федерального значения
  • Розовым цветом отмечены здания, внесённые в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Серым цветом отмечены утраченные здания
Значительные архитекторы
  • Яков Бухвостов
  • Иван Зарудный
  • Пётр Потапов
  • Осип Старцев
  • Михаил Чоглоков

Голицынский стиль

Совсем небольшую группу составляют две церкви, построенные по заказу князей П. А. и Б. А. Голицыных. Большое участие в строительстве и оформлении принимали итальянские мастера, поэтому облик этих зданий достаточно сильно выделяется из классических образцов «московского барокко». Однако об отдельном стиле говорить не приходится (всего два здания), скорее о «памятниках голицинского круга».

Стиль Прозоровских

Совсем недавно[когда?] было выделено еще одно течение, связанное с семьей князей Прозоровских (см. статью В. П. Перцова в «ссылках»). Это небольшая группа церквей, тесно связанная с первой церковью типа восьмерик на четверике — не сохранившейся церковью Успения в Петровском-Дальнем. Несмотря на то, что составление её проекта было связано с именем князя В. В. Голицына (на это обратил внимание еще Г. К. Вагнер), однако лаконичное внешнее оформление церкви, необычное для московского барокко, в значительной степени отражало вкусы заказчика — П. И. Прозоровского.

Довольно стойкая стилистическая линия, несмотря на небольшое количество построек, имеет достаточно обширное хронологическое и географическое развитие, в каждом из последующих зданий этого направления видна связь с исходным прототипом.

Лаконичная архитектура Прозоровских нашла своих почитателей — можно назвать церкви в селе Страхове (Заокский район Тульской области) и Троицкую церковь в Троицком (Теплый Стан, сейчас — пос. Мосрентген в Московской области).

Основные постройки

Культовые здания

Успенская колодезная часовня в Троицкой лавре В провинции московское барокко принимало своеобразные, подчас весьма причудливые формы
  • Ранние постройки

Региональные памятники

Основные региональные памятники московского барокко расположены в Московской области и крупнейших городах России того времени:

Жилые здания

Региональные памятники

Общественные здания

Инженерные и оборонительные сооружения

  • Большой каменный мост (1687-92, не сохранился, зодчий — старец Филарет (по атрибуции Б. Н. Надежина))
  • Стены и башни Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря (1690-94, зодчий Я. Г. Бухвостов)

Мастера

Москва

Тобольск

Астрахань

Литература

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *