Московское барокко особенности: Особенности Московского барокко

Особенности Московского барокко

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ  УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» 
 
 
 
 
 
 
 
 

Особенности Московского барокко 

РЕФЕРАТ

по истории  мировой литературы и искусства 
 
 
 
 
 

                                                                               

                                                                              Выполнила: Девяткина Ольга,

                                                                                студентка группы СО-172 

                              

                                   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Мурманск, 2008

ОГЛАВЛЕНИЕ 

  1. Введение———————-————————————————————3
  2. Глава 1. История возникновения Московского барокко————————6
  3. Глава 2. Особенности русского барокко——————————————-8
  4. Глава 3. Знаменитые памятники Московского барокко XVII – XVIII——10
  5. Заключение——————————————————————————16
  6. Список используемой литературы————————————————-19
  7. Приложение——————————————————————————20
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

   ВВЕДЕНИЕ 

   Согласно  общепринятому определению, Барокко (предположительно: от португ. perola barroca — жемчужина причудливой формы  или от лат. baroco — мнемоническое обозначение  одного из видов силлогизма в схоластической логике), главенствующий стиль в европейском искусстве конца 16 — середины 18 вв. Более широкое понимание Барокко включает в него внешние формы быта, карнавалы, процессии, особенности философского и научного изложения, рассматривая Барокко, как общее явление культуры (подобно Готике и Ренессансу). Барокко отразило кризис феодализма в эпоху первоначального накопления и колониальной экспансии, нарастающие противоречия в религиозном и социальном сознании. Барокко широко использовалось Контрреформацией в храмовом зодчестве, отличавшемся особой пышностью, помпезностью, роскошностью. Однако Барокко получило широкое распространение не только в католических, но и в протестантских странах, а позднее странах православного круга.

   В России барочные идеи начали развиваться  на рубеже XVII и XVIII вв., когда закончилось Средневековье и началось Новое время. Если в западноевропейских странах этот исторический переход растягивался на целые столетия, то в России он произошёл стремительно — в течение жизни одного поколения.

   Актуальностью данной темы является, то, что именно с приходом в Россию барокко, начинается новый этап развития отечественной архитектуры и искусства. Происходит отказ от старых идей и переход к новым. Архитектура Московского барокко – некая провозвестница романтического начала в становлении нового русского искусства.

     Цель данной работы – определить сущность и особенности московского барокко.

    Для достижения данной цели следует решить основные задачи:

    1) принципы появления в России  барокко;

    2) определить особенности русского барокко;

        3) рассмотреть знаменитые памятники Московского барокко XVII – XVIII.

   Объектом  исследования является архитектура XVII и XVIII вв.

   Предметом – особенности Московского барокко.

   В конце XVII в. в храмовой архитектуре  возникает новый стиль — нарышкинское (московское) барокко.

   Нарышкинский стиль (нарышкинское барокко, московское барокко), условное (по фамилии бояр Нарышкиных) название стилевого направления в русской архитектуре конца 17 — начала 18 вв.

Характерны светски-нарядные многоярусные церкви, палаты знати с резным белокаменным декором, элементами ордера. Самым  прекрасным образцом «нарышкинского барокко» стала церковь покрова в Филях. Это многоярусный храм, имеющий в основе четверик, на который были водружены два восьмерика, убывающие в объёме. Традиционное пятиглавие получило в постройке новую интерпретацию: центральный одноглавый столп, состоящий из двух уменьшающихся восьмериков и служащий колокольней, доминирует над небольшими главками на боковых полукружиях собора. Здание окружено открытыми галереями с широкими лестницами. Сложена церковь из красного кирпича и украшена белокаменной резьбой.

   В конце XVII в. Наблюдается всё больший отказ от канонов древнерусской архитектуры в храмовом зодчестве. Новый архитектурный стиль получил название «Нарышкинское барокко» по имени родственников второй жены царя Алексея Михайловича – Натальи Кирилловны Нарышкиной, матери Петра I.                    Центричность и ярустность, симметрия и равновесие масс, известные по отдельности и ранее, сложились в этом стиле в определённую систему – вполне самобытную, но, учитывая применённые ордерные детали, близкую (во внешнем оформлении) стилю европейского барокко.

Во всяком случае именно такое название закрепилось за архитектурой этого направления (хотя  это и не московское, ибо распространялось за пределами Москвы, и не Нарышкинское – это ещё более сужено).

   Некоторые исследователи, например Б.Р. Виппер, считают  неправомерным вообще применения термина  «барокко», ибо это «не перелом  мировоззрения, а перемена вкусов, не возникновение новых принципов, а обогащение приёмов». Но вместе с тем, совершенно очевидно, что ей не хватало смелости, радикализма, подлинного новаторства», чтобы именоваться стилем. Типичные образцы «нарышкинского барокко» — церкви в подмосковных усадьбах знати. Это ярусные постройки (восьмерики или восьмерики на четверики, известные издавна) на подклете, с галереями.

   Последний перед барабаном главы восьмерик  используется как колокольня, отсюда название подобного рода церквей  «церкви иже под колоколы». Здесь в измененном виде  полной мере давало себя знать русское деревянное зодчество с его ярко выраженной центричностью и пирамидальностью, со спокойным равновесием масс и органической вписанностью в окрестный пейзаж.

   Яркими  представителями этого стиля были: Антропов Алексей Петрович, Зарудный Иван Петрович, Яков Бухвостов, Пётр Потапов, Осип Старцев, Михаил Чоглоков и Франческо Бартоломео Растрелли.  

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 1. История возникновения Московского барокко 

   Процессы  образования нового стиля наиболее активно развернулись в Москве и во всей зоне ее культурного влияния. Декоративность, освобожденная от сдерживающих начал, которые несла в себе традиция XVI столетия, в московской архитектуре исчерпала себя, сохранившись в хронологически отстававших провинциальных вариантах. Но процессы формирования светского мировоззрения развивались и углублялись. Их отражали утвердившиеся изменения во всей художественной культуре, которые не могли миновать и зодчество. В его пределах начались поиски новых средств, позволяющих объединить, дисциплинировать форму, поиски стиля.

   Горностаев  назвал его «московским барокко». Термин (как, впрочем, и все почти  термины) условный1. Развернутая Г. Вёльфлином система определений барокко в архитектуре к этому явлению неприменима. Но предметом исследований Вёльфлина было барокко Рима; он сам подчеркивал что «общего для всей Италии барокко нет». Тем более «не знает единого барокко с ясно очерченной формальной системой» Европа севернее Альп. Московская архитектура конца XVII-начала ХVIII в. была, безусловно, явлением, прежде всего русским. В ней еще сохранялось многое от средневековой традиции, но все более уверенно утверждалось новое. В этом новом можно выделить два слоя: то, что характерно только для наступившего периода, и то, что получило дальнейшее развитие. Во втором слое, где уже заложена программа зрелого русского барокко середины XVIII в., очевидны аналогии с западноевропейскими пост ренессансными стилями — маньеризмом и барокко.2

   Главным новшеством, имевшим решающее значение для дальнейшего, было обращение к универсальному художественному языку архитектуры. В произведениях русского средневекового зодчества форма любого элемента зависела от его места в структуре целого, всегда индивидуального. Западное барокко, в отличие от этого, основывалось на правилах архитектурных ордеров, имевших всеобщее значение. Универсальным правилам подчинялись не только элементы здание но и его композиция в целом, ритм, пропорции. К подобному использованию закономерностей ордеров обратились и в московском барокко. В соответствии с ними планы построек стали подчинять отвлеченным геометрическим закономерностям, искали «правильности» ритма в размещении проемов и декора. Ковровый характер узорочья середины века был отвергнут; элементы декорации располагались на фоне открывшейся глади стен, что подчеркивало не только их ритмику, но и живописность
3
. Были в этом новом и такие близкие к барокко особенности, как пространственная взаимосвязанность главных помещений здания, сложность планов, подчеркнутое внимание к центру композиции, стремление к контрастам, в том числе — столкновению мягко изогнутых и жестко прямолинейных очертаний. В архитектурную декорацию стали вводить изобразительные мотивы.

   В то же время, как и средневековая  русская архитектура, московское барокко оставалось по преимуществу «наружным». Б, Р. Виппер писал: «Фантазия русского зодчего в эту эпоху гораздо более пленена языком архитектурных масс, чем специфическим ощущением внутреннего пространства». Отсюда — противоречивость произведений, разнородность их структуры и декоративной оболочки, различные стилистические характеристики наружных форм, тяготеющих к старой традиции, и форм интерьера, где стиль развивался более динамично.  
 
 
 
 

Глава 2. Особенности русского барокко

    
     
Ярким иностранным представителем, работавшим в России, был Антонио Ринальди (1710-1794 г.). В своих ранних постройках он еще находился под влиянием «стареющего и уходящего» барокко, однако в полной мере можно сказать, что Ринальди представитель раннего классицизма. К его творениям относятся: Китайский дворец (1762-1768 г.) построенный для великой княгини Екатерины Алексеевны в Ораниенбауме, Мраморный дворец в Петербурге (1768-1785 г.), относимый к уникальному явлению в архитектуре России, Дворец в Гатчине (1766-1781 г.) ставший загородной резиденцией графа Г. Г. Орлова. А. Ринальди выстроил также несколько православных храмов, сочетавших в себе элементы барокко — пятиглавие куполов и высокой многоярусной колокольни.

   По  заказу Льва Кирилловича Нарышкина, дяди будущего императора Петра 
I, и членов этого семейства в Москве и округе возводятся здания в стиле условно именуемом «нарышкинским» или «московским барокко». Исполнитель заказов Яков Бухвостов, крепостной. Не первое, но одно из самых известных его сооружений — церковь Покрова в Филях (1690-1695). «Нарышкинский стиль» или «московское барокко» — результат соприкосновения с искусством Западной Европы. От барокко здесь лишь некоторые декоративные детали ордера — верхней части колонны и несомого ею, и большие окна со стеклами. Все остальное — традиционно. Постепенно в светском и культовом зодчестве основными принципами архитектурной композиции становятся центричность, ярустность, симметрия.

   В конце XVII в. в московской архитектуре  появились постройки, соединявшие российские и западные традиции, черты двух эпох: Средневековья и Нового времени. В 1692— 1695 гг. на пересечении старинной московской улицы Сретенки и Земляного вала, окружавшего Земляной город, архитектор Михаил Иванович Чоглоков (около 1650—1710) построил здание ворот близ Стрелецкой слободы, где стоял полк Л. П. Сухарева. Вскоре в честь полковника его назвали Сухаревой башней.

   Необычный облик башня приобрела после  перестройки 1698— 1701 гг. Подобно средневековым  западноевропейским соборам и ратушам, она была увенчана башенкой с часами. Внутри расположились учреждённая Петром I Школа математических и навигацких наук, а также первая в России обсерватория. В 1934 г. Сухарева башня была разобрана, так как «мешала движению».

   Голландия в конце XVII в. широко посредничала между русской и западноевропейской художественной культурой. Тот же круг прообразов, что повлиял на форму завершения Сухаревой башни, был отражен в декоративной надстройке Уточьей башни Троице-Сергиевой лавры и колокольни ярославской церкви Иоанна Предтечи в Толчкове. Несомненно голландское происхождение ступенчатого фигурного фронтона, расчлененного лопатками, которым в 1680-е гг. О. Старцев украсил западный фасад трапезной Симонова монастыря в Москве. Увражи с гравированными изображениями построек западноевропейских городов («чертежами полатными») в это время были уже довольно многочисленны в крупнейших книжных собраниях Москвы.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

   Глава 3. Знаменитые памятники Московского барокко XVII – XVIII веков 

Самым значительным памятником является московская церковь Покрова в Филях, [рис. 1] отличающаяся изяществом, безукоризненными пропорциями, применением во внешней отделке таких декоративных украшений, как колонны, капители, раковины, а также своим «двуцветием» использованием только красного и белого цветов; ещё одним выдающимся строением в нарышкинском стиле являлась построенная крепостным зодчим Петром Потаповым для купца Ивана Матвеевича Сверчкова тринадцатиглавая Успенская церковь на Покровке (1696—99 гг.), [рис.2] которой восхищался Бартоломео Растрелли, а Василий Баженов ставил её в один ряд с храмом Василия Блаженного. До настоящего времени церковь не дошла, поскольку была разобрана в 1935—36 гг. под предлогом расширения тротуара; «Зимний дворец» в Санкт-Петербурге, [рис.3] памятник архитектуры русского барокко. Построен в 1754 — 62 В.В. Растрелли. Он был резиденцией российских императоров, с июля по ноябрь 1917 — Временного правительства. Мощное каре с внутренним двором; фасады обращены к Неве, Адмиралтейству и Дворцовой площади. Парадное звучание здания подчеркивает пышная отделка фасадов и помещений. В 1918 часть, а в 1922 все здание передано Эрмитажу; Смольный монастырь (бывший Воскресенский Смольный монастырь), памятник архитектуры в Санкт-Петербурге. В ансамбль входят собственно монастырь, построенный в стиле барокко (1748 — 64, архитектор В.В. Растрелли; интерьер собора и корпуса келий — 1832 — 35, архитектор В.П.Стасов), и Смольный институт благородных девиц, первое в России женское среднее общеобразовательное учебное заведение (1764 — 917)4.

УЗОРОЧЬЕ НАРЫШКИНСКОГО БАРОККО | Наука и жизнь

Стоит задуматься, почему во времена кризисов и сломов, в периоды пограничных ситуаций в жизни народа, накануне глобальных перемен происходит (правда, далеко не всегда) недолгий расцвет всех видов художественного творчества. В Москве под условным термином «нарышкинское барокко» на рубеже XVII — XVIII веков возникает эфемерный, но полный грации стиль — вскоре увядший причудливый цветок. Стиль народен и самобытен. Барочные декоративные кружева способствовали его жизнеутверждающему духу. Округлые объемы нарышкинских церквей не имеют ничего общего с криволинейностью барочных масс и пространств в архитектуре Западной и Средней Европы. На почве активного взаимодействия элементов западноевропейской стилистики с основами русского творческого сознания московское зодчество, преобразуясь, явно доминирует, оставаясь (но никак не в строящемся Петербурге) типично национальным явлением. Налицо преобладание русских вкусов и традиций в полихромности и разнообразии даже сакральных сооружений. Еще долгое время Москва будет хранить традиции древнерусского архитектурного гения.

НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

Церковь Покрова в Филях (1693) воплотила в себе все черты, характерные для нарышкинского барокко (Москва).

Широкие лестницы церкви Покрова в Филях выводят на гульбище, откуда можно попасть в «холодную» церковь, увенчанную куполами.

Храм Спаса в Уборах (1694-1697).

Лестница к дверям церкви Спаса в Уборах выводит на парапет-гульбище. Белокаменные вставки украшены изобильным узором из листьев и плодов.

Церковь Троицы в Троицком-Лыкове, построенная в 1698-1703 годах, стоит на обрывистом правом берегу Москвы-реки, напротив Серебряного Бора.

Верхние ярусы церкви в Троицком-Лыкове.

Белокаменное убранство храма Троицы богато и разнообразно.

Белокаменная Знаменская церковь в Дубровицах около Подольска (1690-1704) — самый загадочный памятник русской архитектуры начала XVIII века.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Церковь в Дубровицах. Портал, фланкированный статуями святых. На снимке вверху — скульптура и богатый декор карниза.

Церковь Архангела Гавриила, получившая название «Меншикова башня» (1704-1707).

На рубеж XVII-XVIII веков приходится закат древнерусской цивилизации в художественном творчестве. В Москве и близлежащих землях усиливаются западные влияния. Они идут в большей мере через Украину, в свою очередь воспринимавшую культурные воздействия Польши и Восточной Пруссии. Молодой Петр задумывает планы сближения с технически передовыми государствами Запада, расширяет контакты дипломатические и торговые. Об этом блестяще сказал А. С. Пушкин в «Полтаве»:

Была та смутная пора,
Когда Россия молодая,
В бореньях силы напрягая,
Мужала с гением Петра.

Умаляется церковное начало, в России закладываются основы новой, светской культуры. В церковную и дворцовую архитектуру приходит пышное барокко (предположительно от португальского perola barroca — жемчужина причудливой формы) — стиль, господствующий в Европе с конца XVI века. Влияние западноевропейского барокко прежде всего сказывается в популярности округлых объемов, в интересе к центрическим планам. Храмы начинают украшать орнаментом, доселе невиданным на Руси.

НАРЫШКИНСКОЕ БАРОККО, РОЖДЕННОЕ В РОССИИ

Русская земля, восприняв особенности европейского барокко, создает свой, уникальный архитектурный стиль — так называемое «московское», или «нарышкинское», барокко. Впервые храмы в таком стиле появились в усадьбах Нарышкиных, ближайших родственников Петра I по материнской линии.

Ни в более ранней древнерусской, ни в западноевропейской архитектуре близких параллелей этому стилю нет. В нем органично слились особенности именно московского зодчества, которому, прежде всего, была чужда перегруженность пышной объемной лепниной и скульптурой западного барокко. Напротив, проявилось стремление к ажурной легкости зданий. При этом никак не умалялась увлеченность в архитектуре устремленными кверху массами, красноречием силуэта. Нарышкинское барокко — это, помимо всего, контраст двух тонов: красно-кирпичного фона и белокаменного узора. Для таких памятников характерны овальные или полигональные, то есть многоугольные , окна.

Вместо ясности и лаконичности допетровской архитектуры усадебные церкви нарышкинского барокко демонстрируют сложность плана и повышенную декоративность. Это выявляется в барочной торжественности расписанных, выполненных в горельефной резьбе по дереву и позолоченных лож, иконостасов, кафедр. Например, в церкви Покрова в Уборах был создан грандиозный семиярусный иконостас — уникальное барочное творение. Но, к сожалению, в годы советской власти шедевр погиб.

Переходное время ломает или преображает привычные каноны. По словам академика А. М. Панченко, «Петровская эпоха, начертавшая на своем знамени лозунг полезности, нетерпимая к рефлексии, созерцанию и богословствованию, — это, в сущности, эпоха мечтателей». И далее совершенно справедливо автор отмечает: «Петровская эпоха есть эпоха глубокого культурного расслоения и соответственно культурного «двуязычия». «Петра творенье» на берегах Невы все более отходит от строительных традиций Московской Руси. Да и «обмирщение» в крестьянских массах почти не прививалось.

Наиболее талантливым воплотителем идей нарышкинского барокко со всем основанием следует считать Якова Бухвостова, крепостного крестьянина из Подмосковья, самородка-зодчего. На редкость одаренный и обладавший богатым воображением, он, несомненно, относился к числу «мечтателей», хотя и обращенных в прошлое, но отнюдь не чуждых современным веяниям. В своих творениях Бухвостов отразил не только божественные откровения, но и привязанность ко всему сущему, к земной плодоносящей природе. Как человек барокко, он, вероятно, пытался примирить мистические порывы и гедонизм (наслаждение), выдвигая принцип «двойной жизни», насколько это было достижимо в ту переходную эпоху. Но духовная радость зодчего-новатора, словно обитавшего в двух мирах — земном и небесном, не могла не найти отражения в его творчестве. И сегодня трудно оторваться от созерцания церкви Покрова в Филях, пожалуй, лучшего создания Бухвостова. Недалеко от станции метро «Фили» в Москве перед вами вдруг предстает стройный «терем», дивящий продуманностью устремленных вверх пропорций и сияющий золотыми причудливыми главками.

ЦЕРКОВЬ ПОКРОВА В ФИЛЯХ

Богат и горд был боярин Лев Кириллович Нарышкин, брат Натальи Кирилловны Нарышкиной — матери Петра. Дядю царя окружали почет и уважение. Во время стрелецкого бунта он чудом спасся. В 26 лет стал боярином. На время своей первой поездки за границу царь поручил государственные дела думе из ближайших людей, в которой Лев Кириллович занимал видное место: он входил в состав Совета, управляющего государством. А в 1698-1702 годы Нарышкин руководил Посольским приказом.

В 1689 году Петр пожаловал дядю многими поместьями и угодьями, среди них — и Кунцевской вотчиной с дворцовым селом Хвили (по речке Хвилка, ныне Фили). В 1690-е годы Нарышкин, прикупив к Филям соседнее Кунцево, усиленно занялся обустройством своих владений. Он выстроил боярские хоромы, увенчанные башней с часами, разбил обширный парк с прудами и сад, создал разные службы, конюшенный двор. На месте древней деревянной церкви Лев Кириллович возводит величественный храм Покрова Богородицы — классический памятник нарышкинского барокко. Прямых указаний на авторство Бухвостова здесь не найдено, но аналогичные по стилю храмы, построенные зодчим несколько позднее, такие указания имеют.

Деньги на строительство филевской церкви дали и царица Наталья Кирилловна, и юный царь Петр. По преданию, Петр неоднократно бывал в Филях и даже частенько пел на клиросе Покровской церкви. Она относится к древнему типу храма XVII века «иже под колоколы», то есть в нем совмещены колокольня и церковь. Четверик с примыкающими к нему полукруглыми притворами, увенчанными позолоченными главками на стройных барабанах, возвышается на высоком подклете и окружен галереей-гульбищем. Мерный ритм арок галереи с широко и живописно раскинувшимися лестницами подчеркивает эффект движения архитектурных масс кверху. Церковь двухэтажная. Ее широкие лестницы выводят на гульбище, откуда попадаешь в «холодную» церковь, увенчанную куполами. Над основным четвериком последовательно расположены два восьмерика и восьмигранный барабан главы. Постановка восьмерика на четверике издавна применялась в русском деревянном зодчестве, а затем в каменном. В подклете — зимняя (то есть отапливаемая) церковь Покрова Богородицы, а над ней — церковь Спаса Нерукотворного. Посвящение храма Спасу молва связывала с тем, что во время стрелецкого бунта 1682 года Лев Кириллович, спрятавшись в покоях царицы, молился перед образом Спаса Нерукотворного, милости которого и приписывал свое избавление от гибели.

Красный кирпич и белый камень фасадов, остроумная система конструкции ярусного здания, устремленного ввысь, ажурные кресты над сияющими главами — все это придает церкви сказочную легкость и затейливость «терема» с башнеобразным ступенчатым силуэтом. В этом шедевре, по сути, воплотились все черты, характерные для нарышкинского барокко. И симметричная композиция зданий, и богатые резные фронтоны, завершающие отдельные объемы, и большие дверные и оконные проемы, и открытые парадные лестницы, наконец, изящество и живописность белокаменной декорации на красном фоне.

Глубоко прочувствовано расположение зданий. Чаще всего усадебные церкви возвышаются на высоких крутых берегах рек. Ярусные башни с ослепительно блестящими куполками в те времена виднелись за десятки километров, сразу приковывая внимание среди безмерных пространств лесов и полей. Сейчас многие из них вошли в черту Москвы.

ФАНТАЗИИ ЯКОВА БУХВОСТОВА

Расцвет нарышкинского, или московского, барокко приходится на 1690-е годы и самое начало XVIII века. Эти же годы — лучшая пора творчества Бухвостова. Создатель нового стиля в русской архитектуре обладал обширными познаниями зодчего-практика, был способным организатором и вместе с тем имел причудливое воображение. Полный новаторских замыслов, крепостной мастер выполняет в пределах московских и рязанских вотчин заказы знатных вельмож, сподвижников Петра. Архивные документы свидетельствуют, что выдающийся зодчий не только возглавлял строительные артели, но и вникал во все детали в ходе строительства. Гениальная интуиция позволяла мастеру строить, скорее всего, «на глазок», чертежи могли заменяться простыми набросками или эскизами орнаментальных мотивов. Да и сомнительно, владел ли он грамотой: на всех сохранившихся документах за Якова «прикладывал руку» кто-либо другой.

Жизнь Бухвостова — непрерывное строительство монументальных сооружений, отстоящих друг от друга на многие версты. Трудная судьба создания замечательной церкви Спаса в селе Уборы не повлияла на ее редкостную красоту, рожденную вдохновением. Некогда здесь стояли сплошные сосновые боры (отсюда и название села — «У бора»), в Москву-реку впадала речка Уборка, а по старой дороге из Москвы в Звенигород московские цари ездили на богомолье в Саввин монастырь. В XVII веке этими землями владели бояре Шереметевы. По поручению П. В. Шереметева Бухвостов взялся за возведение каменного храма в его усадьбе, но вскоре переключился на строительство Успенского собора в Рязани. Разгневанный боярин за недостроенную церковь в Уборах заключил мастера в темницу. Дьяки Приказа каменных дел приговорили зодчего «бить кнутом нещадно», а затем «каменное дело ему доделать». Однако, словно предчувствуя близкую свою кончину и опасаясь за судьбу постройки, Шереметев подал царю челобитную с просьбой отменить наказание.

Завершенная церковь в Уборах (она возводилась в 1694-1697 годах) стала одним из шедевров древнерусской архитектуры. Как и в церкви в Филях, у нее ступенчатое пирамидальное построение: на кубе-четверике ярусами поднимаются вверх три восьмерика. Со всех сторон куб заслонили полукружия алтаря и притворов, ранее завершавшихся главами. В среднем сквозном восьмерике подвесили колокола. Здание окружили открытой галереей-гульбищем, украшенным белокаменными вазами и филенками с сочным растительным узором.

План редчайшего памятника представляет собой четырехлепестковый цветок с мягко изгибающимися краями и квадратной сердцевиной. Причудливая резная вязь церкви Спаса необыкновенно пластична. Тонкие полуколонны, отделенные от стен, сплошь покрыты крупными, чуть вогнутыми листьями с каплями росы, другие обвиты цветочными гирляндами и завершаются акантовыми листьями коринфских капителей. Откуда Бухвостов черпал барочные мотивы? Они могли быть заимствованы из гравюр, из книжных орнаментов уже переводившихся тогда трактатов по архитектуре, завезенных белорусскими резчиками. Храм настолько наряден, что напоминает изысканное ювелирное изделие.

Со времени возведения он поражал всех приходящих своим благолепием, праздничностью, вселял неземное чувство радости. Поднятый на вершину пологого холма, окруженный хороводом стройных берез и сосен, памятник царил над округой. «Помню, как однажды подъезжали мы к Уборам в 1889 году, — писал в своих воспоминаниях граф С. Д. Шереметев. — Был канун Петрова дня, вечер теплый и тихий. Издали доносился до нас протяжный благовест… Мы вошли в эту церковь, переполненную молящимися. Стройное крестьянское пение раздавалось под высокими сводами храма. Диакон, древний старик, отчетливо и выразительно вычитывал прошения. Величественный иконостас поразил меня строгостью и законченностью отделки. Лампада ярко горела у местной иконы Спаса. Старою Русью повеяло на нас».

Но одним из самых ярких произведений Бухвостова стала церковь в селе Троицком-Лыкове, стоящая на обрывистом правом берегу Москвы-реки, напротив Серебряного Бора (1698-1703). На авторство Якова указывает запись в синодике церкви. В трехчастной церкви Троицы зодчий прибегает к изысканным пропорциям и тщательно проработанному наружному и внутреннему убранству. Тонкая орнаментальная резьба достигает апогея. Один из современных ученых сравнил храм с драгоценностью, усыпанной бисером, обтянутой золотыми нитями, сверкающей и переливающейся в лучах солнца. Здесь выстроено не три, а два притвора, увенчанные куполами на восьмигранных основаниях.

Как мог гениальный зодчий, зависимый от прихотей знатных заказчиков («Якунка», «Янка», едва избегший телесного наказания), создать за столь короткий срок такие монументальные работы, как Успенский собор в Рязани, стены и башни Ново-Иерусалимского монастыря с надвратной ярусной Входо-Иерусалимской церковью, а также три храма, послужившие основой этой статьи? Очевидно, среди его помощников были яркие художники, внесшие неоценимый вклад в создание той или иной постройки. Но талант главного мастера, приоритет его главных идей оставались решающими.

В конце XVII — начале XVIII века нарышкинское барокко нашло многих почитателей. Центрические, или трехчастные, церкви строят в Москве, вблизи Коломны, в Нижнем Новгороде, под Серпуховом, под Рязанью. Их отличительным признаком служит белокаменный декор, но уже сильно русифицированный. Фронтоны и наличники обрамляют волютами — архитектурными деталями в виде завитков, спиралевидные колонны ставят на кронштейны или консоли-кронштейны, выдвинутые из стены. Декоративные же мотивы поражают разнообразием: «разорванные фронтоны», раковины и картуши (украшения в виде щита или полуразвернутого свитка), маскароны и гермы, балюстрады с вазами… Барокко создает из этих орнаментальных причуд новые и неожиданные композиции. Реалистично пepeдaнные виноградные лозы, цветы и фрукты сплетаются в роскошные гирлянды и букеты, словно насыщенные жизненными соками. Другой излюбленный орнамент — сложнейшие переплетения причудливо разорванных картушей с валиками-гребешками по краям завитков и выпуклыми перлами-зернами, расположенными рядами.

В 90-х годах XVII века резьба по камню (известняку) становится одним из основных элементов монументального декоративного искусства. Мастера научились виртуозно использовать светотеневые и пластические эффекты резного белого камня. Этим занимались специально приглашенные артели: окончив отделку одного здания, они заключали новый подряд и переходили к другому заказчику.

*

Нарышкинское барокко — абсолютно своеобразное, уникальное национально-русское явление. Оно сложно по своей природе и не имеет аналогий среди мировых архитектурных стилей. «Нарышкинские сооружения», пожалуй, самое яркое явление русского зодчества конца XVII — начала XVIII века. В их праздничном, жизнерадостно-просветленном облике видны и торжественная парадность, и «обмирщенная» религиозная концепция петровского времени. Глядя на такие сооружения, ощущаешь некоторую хрупкость, прозрачную бестелесность этих удивительных памятников.


Тип здания характерный для нарышкинского барокко. Архитектурный стиль: Нарышкинское барокко

Барокко Барокко — стиль в искусстве, развивавшийся в европейских странах в XVI–XVII вв. (в некоторых странах — до середины XVIII в.). Название происходит от итальянского Ьагоссо — причудливый, странный. Для барокко характерны драматическая патетика, склонность к заостренным

автора Гребенщиков Борис Борисович

Барокко Само слово «барокко» значит «жемчужина неправильной формы». Барокко, один из самых волшебных периодов европейской музыки, наступило после Возрождения; это же время принято называть эпохой Просвещения. Именно тогда общественное мнение склонилось к тому,

Само понятие «нарышкинское или московское барокко» довольно условно. Не смотря на то, что общепризнанного архитектурного стиля с таким названием не существует, знатоки прекрасно понимают, о чем идет речь. Этот стиль наиболее ярко проявил себя в тридцатилетний период с до , причем затронул он не только московский регион, но и весьма удаленную от центра периферию. Впоследствии нарышкинское барокко переживало период возрождения уже в 20-м веке, в частности элементы, свойственные этому стилю можно обнаружить в оформлении Комсомольской кольцевой станции московского метрополитена, здания гостиницы Ленинградская, в архитектуре и декоративном оформлении здания Казанского вокзала.

Нарышкинским данный стиль называют благодаря тому, что наиболее заметные объекты, относящиеся к нему по ряду схожих признаков, были построены по заказу боярина Льва Нарышкина, одного из родственников Петра Первого. Впервые такие черты стиля, как возведение храма лепестковой формы, расположение глав в соответствии со сторонами света, деление фасада по этажам, наличие в декоре ордерных элементов проявились при строительстве Большого собора Донского монастыря.

Нарышкинскому барокко характерны ярусность, центричность, а также равновесие и симметрия, наличие белых элементов на красном фоне. Большинство известных памятников архитектуры, относящиеся к нарышкинскому барокко, демонстрируют заимствованность форм от западноевропейских объектов архитектуры, относящихся к барокко и позднему ренессансу: это и разорванные фронтоны, и балюстрады с вазами, и спиралевидные колонны, а также геммы, раковины, маскароны, картуши.

Расцвет стиля нарышкинское барокко отмечен строительством всем известной церкви Покрова в Филях, Новодевичьего монастыря и Спасской церкви в Уборах. Колокольня Новодевичьего монастыря многими специалистами признается образцом нарышкинского стиля. Одними из последних были возведены церкви Иоанна Воина на Якиманке и Ризположения на Донской. Искусствоведы отмечают в архитектуре этих объектов следы заката стиля, выраженные в более плоских деталях, бледности и невыразительности цвета в сравнении с более ранними объектами. В декоративном оформлении этих объектов можно заметить проявление уже других стилей.

География распространения стиля настолько широка, что не совсем верно называть тот стиль московским, исходя лишь из местоположения объектов. Более правильно считать его московским по месту зарождения. Позднее объекты в стиле нарышкинского барокко были построены, например, в Смоленской области, Брянске, Рязани. В Брянске это Сретенская надвратная церковь при Свенском монастыре, в Рязани – это Успенский собор, являющийся самым крупномасштабным объектом, выстроенным в стиле нарышкинского барокко, а также Солотчинский монастырь в окрестностях города. Черты нарышкинского стиля можно увидеть в декоративных элементах наличников таких объектов, как Строгановская церковь в Нижнем Новгороде, надвратная Предтеченская церковь в Троице-Сергиевой лавре, часовня Пятницкого Колодца в Сергиевом Посаде.

Конец торжества нарышкинского стиля приходится на период начала 18 века. Это время ознаменовано приездом в Россию западных мастеров и архитекторов, а также запретом Петра Первого на строительство каменных объектов где-либо кроме Петербурга. При этом стоит отметить, что на периферии нарышкинский стиль как приоритетный в строительстве храмов продержался на 80-90 лет дольше. Элементы нарышкинского барокко можно встретить на фасадах многих деревенских церквей более позднего периода. Именно таким образом местные зодчие старались придать церквям торжественность и схожесть с Московскими храмами.

Вконтакте

Своим названием архитектурное течение обязано молодому, ориентированному на Западную Европу боярскому роду Нарышкиных, в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко.

Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем () возводимого в западноевропейском духе Санкт-Петербурга.

unknown , Public Domain

Существовавший одновременно с нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко голицынский стиль (здания, возведённые в нём, иногда причисляют к нарышкинскому стилю либо используют для них обобщённое понятие «московское барокко») оказался лишь эпизодом в истории русского барокко и не смог сыграть подобной важной роли в истории русского зодчества.

Предпосылки к возникновению

В XVII в. в русском искусстве и культуре появилось новое явление — их обмирщение, выражавшееся в распространении светских научных знаний, отходе от религиозных канонов, в частности, в зодчестве. Примерно со второй трети XVII в. начинается формирование и развитие новой, светской, культуры.

В архитектуре обмирщение выражалось прежде всего в постепенном отходе от средневековых простоты и строгости, в стремлении к внешней живописности и нарядности. Все чаще заказчиками строительства церквей становились купцы и посадские общины, что играло важную роль в характере возводимых построек.

Был возведён ряд светских нарядных церквей, что однако не находило поддержки в кругах церковных иерархов, которые сопротивлялись обмирщению церковного зодчества и проникновению в него светского начала. Патриарх Никон в 1650-е годы запретил строительство шатровых храмов, выдвинув взамен традиционное пятиглавие, что способствовало появлению ярусных храмов.


Andrey , CC BY 2.0

Однако влияние светской культуры на русское зодчество продолжало усиливаться, в него также фрагментарно проникали некоторые западноевропейские элементы. Однако после заключения Россией Вечного мира с Речью Посполитой в 1686 г. это явление приобрело больший размах: установившиеся контакты способствовали масштабному проникновению польской культуры в страну.

Это явление не было однородным, поскольку тогда восточную окраину Речи Посполитой населяли близкие по культуре православные народы, и часть культуры, в том числе и сугубо национальных элементов, заимствовалась от них. Соединение особенностей различных стилей и культур, а также определённое «переосмысление» их русскими мастерами и определило специфичный характер нового возникнувшего архитектурного направления — нарышкинского стиля.

Особенности

«Нарышкинский стиль» тесно связан с узорочьем , но это в какой-то мере его дальнейшая стадия, в которой проступают преобразованные формы западноевропейской архитектуры — ордера и их элементы, декоративные мотивы, несомненно, барочного происхождения.

От архитектуры XVI в. его отличает пронизывающая вертикальная энергия, скользящая по граням стен, и выбрасывающая пышные волны узоров.


Simm , CC BY-SA 2.5

Для зданий «нарышкинского стиля» характерны смешение противоречивых тенденций и течений, внутренняя напряженность, разнородность структуры и декоративной отделки.

В них присутствуют черты европейского барокко и маньеризма, отголоски готики, ренессанса, романтизма, слившиеся с традициями русского деревянного зодчества и древнерусской каменной архитектуры.

Характерен двойственный масштаб — одного гигантского, вертикально устремленного, и другого – миниатюрно-детального. Эта особенность нашла воплощение во многих архитектурных проектах в Москве в течение всей первой половины XVIII в. Многие традиции нарышкинского стиля можно обнаружить в проектах И.П. Зарудного (Меньшикова башня), и .

Элементы наружной отделки типично маньеристического стиля использованы не для расчленения и украшения стен, а для обрамления пролетов и украшения ребер, как было принято в традиционном русском деревянном зодчестве. Противоположное впечатление производят элементы внутреннего декора. Традиционный русский растительный узор приобретает барочную пышность.

Характерное для европейского барокко непрерывное движение, динамика перехода лестниц от наружного пространства к внутреннему, в нарышкинском стиле не получило столь явного воплощения. Лестницы его скорее нисходящие, чем восходящие, изолирующие внутреннее пространство зданий от наружного. В них видимы скорее черты традиционного народного деревянного зодчества.

Лучшими образцами нарышкинского стиля считаются появившиеся центрические ярусные храмы, хотя параллельно с этой новаторской линией возводилось множество традиционных, бесстолпных, перекрытых сомкнутым сводом и увенчанных пятью главами церквей, обогащённых новыми архитектурными и декоративными формами — прежде всего, заимствованными из западноевропейской архитектуры элементами ордера, обозначившими тенденцию перехода от средневековой безордерной к последовательно ордерной архитектуре. Для нарышкинского стиля также характерна двуцветность сочетания красного кирпича и белого камня, использование полихромных изразцов, позолоченной деревянной резьбы в интерьерах, следующих традициям «русского узорочья» и «травяного орнамента». Сочетание красных кирпичных стен, отделанных белым камнем или гипсом, было характерно для зданий Нидерландов, Англии и Северной Германии.

Построенные в нарышкинском стиле здания нельзя назвать подлинно барочными в западноевропейском понимании. Нарышкинский стиль в своей основе — архитектурной композиции — оставался русским, и только отдельные, зачастую едва уловимые элементы декора заимствовались из западноевропейского искусства. Так, композиция ряда возведённых церквей противоположна барочной — отдельные объёмы не сливаются в единое целое, пластично переходя друг в друга, а поставлены один на другой и жёстко разграничены, что соответствует принципу формосложения, типичному для древнерусского зодчества. Иностранцами, равно как и многими россиянами, знакомыми с западноевропейскими образцами барокко, нарышкинский стиль воспринимался как исконно русское архитектурное явление.

Постройки

Одни из первых построек в новом стиле появились в московских и подмосковных имениях боярской семьи Нарышкиных (из рода, которых происходила мать Петра I, Наталья Нарышкина), в которых были возведены светски-нарядные многоярусные церкви из красного кирпича с некоторыми белокаменными декоративными элементами (яркие примеры: Церковь Покрова в Филях, 1690-93 гг., церковь Троицы в Троице-Лыкове, 1698-1704 гг.), которым свойственны симметричность композиции, логичность соотношений масс и размещения пышного белокаменного декора, в котором свободно истолкованный ордер, заимствованный из западноевропейской архитектуры, служит средством зрительно связать многосоставный объём постройки.

NVO , CC BY-SA 3.0

Церковь Покрова в Филях построена по принципам формосложения, типичным для русской архитектуры XVII в., представляя собой ярусный пятиглавый храм, в котором жёстко разграниченный объёмы колокольни и церкви расположены на одной вертикальной оси, так называемый восьмерик на четверике.

Четверик, окружённый полукружиями апсид — собственно сама церковь Покрова, а расположенный выше, на следующем ярусе, восьмерик — церковь во имя Спаса Нерукотворного, перекрытая восьмилотковым сводом.

На нём возвышается ярус звона, выполненный в форме восьмигранного барабана и увенчанный ажурной позолоченной гранёной главой-луковкой, в то время как оставшиеся четыре главы завершают апсиды церкви. У основания церкви расположены гульбища, окружающие церковь просторные открытые галереи. В настоящее время стены храма выкрашены в розовый цвет, подчёркивающий белоснежные декоративные элементы постройки.

Аналогичные черты имеет полностью белоснежная церковь Троицы, расположенная в другой усадьбе Нарышкиных, Троице-Лыково, и возведенная Яковом Бухвостовым. С именем это крепостного по происхождению зодчего связаны и многие другие постройки в нарышкинском стиле. Показательно, что в постройках Бухвостова присутствуют элементы намеренно введённого западноевропейского ордера (соответствующая терминология используется и в подрядной документации), однако применение им ордерных элементов отличается от принятого в европейской традиции: главным несущим элементом, как и в древнерусской архитектурной традиции, остаются стены, почти исчезнувшие из виду среди многочисленных элементов декора.

Ещё одним выдающимся строением в нарышкинском стиле являлась построенная крепостным зодчим Петром Потаповым для купца Ивана Матвеевича Сверчкова тринадцатиглавая Успенская церковь на Покровке (1696-99 гг.), которой восхищался Бартоломео Растрелли-мл., а Василий Баженов ставил её в один ряд с храмом Василия Блаженного. Церковь была настолько живописна, что даже Наполеон, распорядившийся взорвать Кремль, выставил возле неё специальную охрану, дабы она не была поражена начавшимся в Москве пожаром. До настоящего времени церковь не дошла, поскольку была разобрана в 1935-36 гг. под предлогом расширения тротуара.

В традициях нарышкинского стиля были перестроены многие церкви и монастыри, что отразилось, в частности, на ансамблях Новодевичего и Донского монастырей, Крутицкого подворья в Москве. В 2004 г. комплекс Новодевичего монастыря был внесён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе, в качестве «выдающегося образца так называемого „московского барокко“» (критерий I), а также как «выдающийся пример исключительно хорошо сохранившегося монастырского комплекса, детально отображающий „московское барокко“, архитектурный стиль конца XVII в.» (критерий IV). В монастыре сохранены стены и ряд церквей, построенных либо перестроенных в нарышкинском стиле.

В архитектуре Петербурга начала XVIII в. нарышкинский стиль не получил дальнейшего развития. Однако между нарышкинской архитектурой и петровским барокко Петербурга первой четверти XVIII в. существует определенная преемственность, характерными примерами которой являются здания служившей для светских нужд Сухаревской башни (1692-1701 гг.) и церкви Архангела Гавриила или Меншиковой башни (1701-07 гг.) в Москве. В основу композиции Меншиковой башни, построенной зодчим Иваном Зарудным на Чистых прудах в Москве для ближайшего сподвижника Петра I, князя Александра Меншикова, положена традиционная схема, заимствованная из украинской деревянной архитектуры — несколько уменьшающихся кверху поставленных друг на друга ярусных восьмигранников.

Нельзя не отметить, что создании архитектуры нарышкинского барокко, в отличие от петровского, отметились в основном русские мастера, что, безусловно, и определило специфичный характер построенных зданий — они представляли собой в большой степени древнерусские по характеру конструкции здания с заимствованными из западноевропейского зодчества деталями, как правило, носившими лишь декоративный характер.

Фотогалерея




Полезная информация

Нарышкинское или московское барокко

Название

Название «нарышкинский» закрепилось за стилем после пристального изучения в 1920-е гг. Церкви Покрова, построенной в принадлежавших в конце XVII в. Нарышкиным Филях.

С тех пор нарышкинскую архитектуру иногда называют «нарышкинским», а также, учитывая основной район распространения этого явления, «московским барокко».

Однако возникает определённая сложность при сопоставлении этого архитектурного направления с западноевропейскими стилями, и связана она с тем, что, стадиально соответствуя раннему возрождению, нарышкинский стиль со стороны формы не поддаётся определению в категориях, сложившихся на западноевропейском материале, в нём присутствуют черты как барокко, так и ренессанса и маньеризма.

В связи с этим предпочтительнее использовать имеющий длительную традицию употребления в научной литературе термин «нарышкинский стиль».

Цитата

«Церковь Покрова в Филях… — лёгкая кружевная сказка… чисто московская, а не европейская красота… Оттого-то стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским, оттого он так неразрывно спаян со всем искусством, непосредственно ему на Москве предшествовавшим, и оттого для каждого иностранца так неуловимы барочные черты… Покрова в Филях или Успения на Маросейке, кажущихся ему совершенно такими же русскими, как и Василий Блаженный».
— Игорь Грабарь, русский искусствовед

Значение для русской архитектуры

Нарышкинский стиль наиболее сильно сказался на облике Москвы, но он также оказал большое влияние на развитие всей архитектуры России в XVIII в., будучи связующим элементом между архитектурой Москвы и строящегося Санкт-Петербурга. Во многом именно благодаря нарышкинскому стилю был сформирован самобытный образ русского барокко, что особенно отчётливо проявилось в его позднем, елизаветинском периоде: в шедеврах Бартоломео Растрелли-мл. черты московского барокко соединяются с элементами итальянской архитектурной моды того времени, во внешнем убранстве таких московских барочных зданий, как храм Святого Климента (1762-69 гг., арх. Пьетро Антони Трезини либо Алексей Евлашев), Красные ворота (1742 г., арх. Дмитрий Ухтомский) также видны черты нарышкинской архитектуры, прежде всего, характерное для неё сочетание красного и белого цветов в отделке стен.

Позднее, уже в конце XIX в. нарышкинская архитектура, многими воспринимаемая к тому времени, как типично русское явление, оказала определённое влияние на формирование так называемого псевдорусского стиля.

Значительные архитекторы

  • Яков Бухвостов
  • Иван Зарудный
  • Пётр Потапов
  • Осип Старцев
  • Михаил Чоглоков

В Москве под условным термином «нарышкинское барокко» на рубеже XVII — XVIII веков возникает эфемерный, но полный грации стиль — вскоре увядший причудливый цветок. Стиль народен и самобытен. Барочные декоративные кружева способствовали его жизнеутверждающему духу. Округлые объемы нарышкинских церквей не имеют ничего общего с криволинейностью барочных масс и пространств в архитектуре Западной и Средней Европы. В Москве под условным термином «нарышкинское барокко» на рубеже XVII — XVIII веков возникает эфемерный, но полный грации стиль — вскоре увядший причудливый цветок.

Стиль народен и самобытен. Барочные декоративные кружева способствовали его жизнеутверждающему духу. Округлые объемы нарышкинских церквей не имеют ничего общего с криволинейностью барочных масс и пространств в архитектуре Западной и Средней Европы. На почве активного взаимодействия элементов западноевропейской стилистики с основами русского творческого сознания московское зодчество, преобразуясь, явно доминирует, оставаясь (но никак не в строящемся Петербурге) типично национальным явлением. Налицо преобладание русских вкусов и традиций в полихромности и разнообразии даже сакральных сооружений. Еще долгое время Москва будет хранить традиции древнерусского архитектурного гения.

Русская земля, восприняв особенности европейского барокко, создает свой, уникальный архитектурный стиль — так называемое «московское», или «нарышкинское», барокко. Впервые храмы в таком стиле появились в усадьбах Нарышкиных, ближайших родственников Петра I по материнской линии.

Ни в более ранней древнерусской, ни в западноевропейской архитектуре близких параллелей этому стилю нет. В нем органично слились особенности именно московского зодчества, которому, прежде всего, была чужда перегруженность пышной объемной лепниной и скульптурой западного барокко. Напротив, проявилось стремление к ажурной легкости зданий. При этом никак не умалялась увлеченность в архитектуре устремленными кверху массами, красноречием силуэта. Нарышкинское барокко — это, помимо всего, контраст двух тонов: красно-кирпичного фона и белокаменного узора. Для таких памятников характерны овальные или полигональные, то есть многоугольные окна.

Вместо ясности и лаконичности допетровской архитектуры усадебные церкви нарышкинского барокко демонстрируют сложность плана и повышенную декоративность. Это выявляется в барочной торжественности расписанных, выполненных в горельефной резьбе по дереву и позолоченных лож, иконостасов, кафедр.

Глубоко прочувствовано расположение зданий. Чаще всего усадебные церкви возвышаются на высоких крутых берегах рек. Ярусные башни с ослепительно блестящими куполками в те времена виднелись за десятки километров, сразу приковывая внимание среди безмерных пространств лесов и полей. Сейчас многие из них вошли в черту Москвы.

Расцвет нарышкинского, или московского, барокко приходится на 1690-е годы и самое начало XVIII века. Эти же годы — лучшая пора творчества Бухвостова. Создатель нового стиля в русской архитектуре обладал обширными познаниями зодчего-практика, был способным организатором и вместе с тем имел причудливое воображение. Полный новаторских замыслов, крепостной мастер выполняет в пределах московских и рязанских вотчин заказы знатных вельмож, сподвижников Петра. Архивные документы свидетельствуют, что выдающийся зодчий не только возглавлял строительные артели, но и вникал во все детали в ходе строительства. Гениальная интуиция позволяла мастеру строить, скорее всего, «на глазок», чертежи могли заменяться простыми набросками или эскизами орнаментальных мотивов. Да и сомнительно, владел ли он грамотой: на всех сохранившихся документах за Якова «прикладывал руку» кто-либо другой.

Жизнь Бухвостова — непрерывное строительство монументальных сооружений, отстоящих друг от друга на многие версты. Трудная судьба создания замечательной церкви Спаса в селе Уборы не повлияла на ее редкостную красоту, рожденную вдохновением. Некогда здесь стояли сплошные сосновые боры (отсюда и название села — «У бора»), в Москву-реку впадала речка Уборка, а по старой дороге из Москвы в Звенигород московские цари ездили на богомолье в Саввин монастырь. В XVII веке этими землями владели бояре Шереметевы. По поручению П.В. Шереметева Бухвостов взялся за возведение каменного храма в его усадьбе, но вскоре переключился на строительство Успенского собора в Рязани. Разгневанный боярин за недостроенную церковь в Уборах заключил мастера в темницу. Дьяки Приказа каменных дел приговорили зодчего «бить кнутом нещадно», а затем «каменное дело ему доделать». Однако, словно предчувствуя близкую свою кончину и опасаясь за судьбу постройки, Шереметев подал царю челобитную с просьбой отменить наказание.

Завершенная церковь в Уборах (она возводилась в 1694-1697 годах) стала одним из шедевров древнерусской архитектуры. Как и в церкви в Филях, у нее ступенчатое пирамидальное построение: на кубе-четверике ярусами поднимаются вверх три восьмерика. Со всех сторон куб заслонили полукружия алтаря и притворов, ранее завершавшихся главами. В среднем сквозном восьмерике подвесили колокола. Здание окружили открытой галереей-гульбищем, украшенным белокаменными вазами и филенками с сочным растительным узором.

План редчайшего памятника представляет собой четырехлепестковый цветок с мягко изгибающимися краями и квадратной сердцевиной. Причудливая резная вязь церкви Спаса необыкновенно пластична. Тонкие полуколонны, отделенные от стен, сплошь покрыты крупными, чуть вогнутыми листьями с каплями росы, другие обвиты цветочными гирляндами и завершаются акантовыми листьями коринфских капителей. Откуда Бухвостов черпал барочные мотивы? Они могли быть заимствованы из гравюр, из книжных орнаментов уже переводившихся тогда трактатов по архитектуре, завезенных белорусскими резчиками. Храм настолько наряден, что напоминает изысканное ювелирное изделие.

Со времени возведения он поражал всех приходящих своим благолепием, праздничностью, вселял неземное чувство радости. Поднятый на вершину пологого холма, окруженный хороводом стройных берез и сосен, памятник царил над округой.

Но одним из самых ярких произведений Бухвостова стала церковь в селе Троицком-Лыкове, стоящая на обрывистом правом берегу Москвы-реки, напротив Серебряного Бора (1698-1703). На авторство Якова указывает запись в синодике церкви. В трехчастной церкви Троицы зодчий прибегает к изысканным пропорциям и тщательно проработанному наружному и внутреннему убранству. Тонкая орнаментальная резьба достигает апогея. Один из современных ученых сравнил храм с драгоценностью, усыпанной бисером, обтянутой золотыми нитями, сверкающей и переливающейся в лучах солнца. Здесь выстроено не три, а два притвора, увенчанные куполами на восьмигранных основаниях.

В конце XVII — начале XVIII века нарышкинское барокко нашло многих почитателей. Центрические, или трехчастные, церкви строят в Москве, вблизи Коломны, в Нижнем Новгороде, под Серпуховом, под Рязанью. Их отличительным признаком служит белокаменный декор, но уже сильно русифицированный. Фронтоны и наличники обрамляют волютами — архитектурными деталями в виде завитков, спиралевидные колонны ставят на кронштейны или консоли-кронштейны, выдвинутые из стены. Декоративные же мотивы поражают разнообразием: «разорванные фронтоны», раковины и картуши (украшения в виде щита или полуразвернутого свитка), маскароны и гермы, балюстрады с вазами… Барокко создает из этих орнаментальных причуд новые и неожиданные композиции. Реалистично пepeдaнные виноградные лозы, цветы и фрукты сплетаются в роскошные гирлянды и букеты, словно насыщенные жизненными соками. Другой излюбленный орнамент — сложнейшие переплетения причудливо разорванных картушей с валиками-гребешками по краям завитков и выпуклыми перлами-зернами, расположенными рядами.

В 90-х годах XVII века резьба по камню (известняку) становится одним из основных элементов монументального декоративного искусства. Мастера научились виртуозно использовать светотеневые и пластические эффекты резного белого камня. Этим занимались специально приглашенные артели: окончив отделку одного здания, они заключали новый подряд и переходили к другому заказчику.

Нарышкинское барокко — абсолютно своеобразное, уникальное национально-русское явление. Оно сложно по своей природе и не имеет аналогий среди мировых архитектурных стилей. «Нарышкинские сооружения», пожалуй, самое яркое явление русского зодчества конца XVII — начала XVIII века. В их праздничном, жизнерадостно-просветленном облике видны и торжественная парадность, и «обмирщенная» религиозная концепция петровского времени. Глядя на такие сооружения, ощущаешь некоторую хрупкость, прозрачную бестелесность этих удивительных памятников.

Нарышкинское или московское барокко представляет собой условное название специфического стилевого направления в русской архитектуре конца XVII — начала XVIII вв., начального этапа в развитии архитектуры русского барокко. Своим названием архитектурное течение обязано молодому, ориентированному на Западную Европу боярскому роду Нарышкиных, в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко.

Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (петровским барокко) возводимого в западноевропейском духе Санкт-Петербурга. Существовавший одновременно с нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко голицынский стиль (здания, возведённые в нём, иногда причисляют к нарышкинскому стилю либо используют для них обобщённое понятие «московское барокко») оказался лишь эпизодом в истории русского барокко и не смог сыграть подобной важной роли в истории русского зодчества.

Доктор исторических наук В. ДАРКЕВИЧ

Стоит задуматься, почему во времена кризисов и сломов, в периоды пограничных ситуаций в жизни народа, накануне глобальных перемен происходит (правда, далеко не всегда) недолгий расцвет всех видов художественного творчества. В Москве под условным термином «нарышкинское барокко» на рубеже XVII — XVIII веков возникает эфемерный, но полный грации стиль — вскоре увядший причудливый цветок. Стиль народен и самобытен. Барочные декоративные кружева способствовали его жизнеутверждающему духу. Округлые объемы нарышкинских церквей не имеют ничего общего с криволинейностью барочных масс и пространств в архитектуре Западной и Средней Европы. На почве активного взаимодействия элементов западноевропейской стилистики с основами русского творческого сознания московское зодчество, преобразуясь, явно доминирует, оставаясь (но никак не в строящемся Петербурге) типично национальным явлением. Налицо преобладание русских вкусов и традиций в полихромности и разнообразии даже сакральных сооружений. Еще долгое время Москва будет хранить традиции древнерусского архитектурного гения.

НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

Церковь Покрова в Филях (1693) воплотила в себе все черты, характерные для нарышкинского барокко (Москва).

Широкие лестницы церкви Покрова в Филях выводят на гульбище, откуда можно попасть в «холодную» церковь, увенчанную куполами.

Храм Спаса в Уборах (1694-1697).

Лестница к дверям церкви Спаса в Уборах выводит на парапет-гульбище. Белокаменные вставки украшены изобильным узором из листьев и плодов.

Церковь Троицы в Троицком-Лыкове, построенная в 1698-1703 годах, стоит на обрывистом правом берегу Москвы-реки, напротив Серебряного Бора.

Верхние ярусы церкви в Троицком-Лыкове.

Белокаменное убранство храма Троицы богато и разнообразно.

Белокаменная Знаменская церковь в Дубровицах около Подольска (1690-1704) — самый загадочный памятник русской архитектуры начала XVIII века.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Церковь в Дубровицах. Портал, фланкированный статуями святых. На снимке вверху — скульптура и богатый декор карниза.

Церковь Архангела Гавриила, получившая название «Меншикова башня» (1704-1707).

На рубеж XVII-XVIII веков приходится закат древнерусской цивилизации в художественном творчестве. В Москве и близлежащих землях усиливаются западные влияния. Они идут в большей мере через Украину, в свою очередь воспринимавшую культурные воздействия Польши и Восточной Пруссии. Молодой Петр задумывает планы сближения с технически передовыми государствами Запада, расширяет контакты дипломатические и торговые. Об этом блестяще сказал А. С. Пушкин в «Полтаве»:

Была та смутная пора,
Когда Россия молодая,
В бореньях силы напрягая,
Мужала с гением Петра.

Умаляется церковное начало, в России закладываются основы новой, светской культуры. В церковную и дворцовую архитектуру приходит пышное барокко (предположительно от португальского perola barroca — жемчужина причудливой формы) — стиль, господствующий в Европе с конца XVI века. Влияние западноевропейского барокко прежде всего сказывается в популярности округлых объемов, в интересе к центрическим планам. Храмы начинают украшать орнаментом, доселе невиданным на Руси.

НАРЫШКИНСКОЕ БАРОККО, РОЖДЕННОЕ В РОССИИ

Русская земля, восприняв особенности европейского барокко, создает свой, уникальный архитектурный стиль — так называемое «московское», или «нарышкинское», барокко. Впервые храмы в таком стиле появились в усадьбах Нарышкиных, ближайших родственников Петра I по материнской линии.

Ни в более ранней древнерусской, ни в западноевропейской архитектуре близких параллелей этому стилю нет. В нем органично слились особенности именно московского зодчества, которому, прежде всего, была чужда перегруженность пышной объемной лепниной и скульптурой западного барокко. Напротив, проявилось стремление к ажурной легкости зданий. При этом никак не умалялась увлеченность в архитектуре устремленными кверху массами, красноречием силуэта. Нарышкинское барокко — это, помимо всего, контраст двух тонов: красно-кирпичного фона и белокаменного узора. Для таких памятников характерны овальные или полигональные, то есть многоугольные, окна.

Вместо ясности и лаконичности допетровской архитектуры усадебные церкви нарышкинского барокко демонстрируют сложность плана и повышенную декоративность. Это выявляется в барочной торжественности расписанных, выполненных в горельефной резьбе по дереву и позолоченных лож, иконостасов, кафедр. Например, в церкви Покрова в Уборах был создан грандиозный семиярусный иконостас — уникальное барочное творение. Но, к сожалению, в годы советской власти шедевр погиб.

Переходное время ломает или преображает привычные каноны. По словам академика А. М. Панченко, «Петровская эпоха, начертавшая на своем знамени лозунг полезности, нетерпимая к рефлексии, созерцанию и богословствованию, — это, в сущности, эпоха мечтателей». И далее совершенно справедливо автор отмечает: «Петровская эпоха есть эпоха глубокого культурного расслоения и соответственно культурного «двуязычия». «Петра творенье» на берегах Невы все более отходит от строительных традиций Московской Руси. Да и «обмирщение» в крестьянских массах почти не прививалось.

Наиболее талантливым воплотителем идей нарышкинского барокко со всем основанием следует считать Якова Бухвостова, крепостного крестьянина из Подмосковья, самородка-зодчего. На редкость одаренный и обладавший богатым воображением, он, несомненно, относился к числу «мечтателей», хотя и обращенных в прошлое, но отнюдь не чуждых современным веяниям. В своих творениях Бухвостов отразил не только божественные откровения, но и привязанность ко всему сущему, к земной плодоносящей природе. Как человек барокко, он, вероятно, пытался примирить мистические порывы и гедонизм (наслаждение), выдвигая принцип «двойной жизни», насколько это было достижимо в ту переходную эпоху. Но духовная радость зодчего-новатора, словно обитавшего в двух мирах — земном и небесном, не могла не найти отражения в его творчестве. И сегодня трудно оторваться от созерцания церкви Покрова в Филях, пожалуй, лучшего создания Бухвостова. Недалеко от станции метро «Фили» в Москве перед вами вдруг предстает стройный «терем», дивящий продуманностью устремленных вверх пропорций и сияющий золотыми причудливыми главками.

ЦЕРКОВЬ ПОКРОВА В ФИЛЯХ

Богат и горд был боярин Лев Кириллович Нарышкин, брат Натальи Кирилловны Нарышкиной — матери Петра. Дядю царя окружали почет и уважение. Во время стрелецкого бунта он чудом спасся. В 26 лет стал боярином. На время своей первой поездки за границу царь поручил государственные дела думе из ближайших людей, в которой Лев Кириллович занимал видное место: он входил в состав Совета, управляющего государством. А в 1698-1702 годы Нарышкин руководил Посольским приказом.

В 1689 году Петр пожаловал дядю многими поместьями и угодьями, среди них — и Кунцевской вотчиной с дворцовым селом Хвили (по речке Хвилка, ныне Фили). В 1690-е годы Нарышкин, прикупив к Филям соседнее Кунцево, усиленно занялся обустройством своих владений. Он выстроил боярские хоромы, увенчанные башней с часами, разбил обширный парк с прудами и сад, создал разные службы, конюшенный двор. На месте древней деревянной церкви Лев Кириллович возводит величественный храм Покрова Богородицы — классический памятник нарышкинского барокко. Прямых указаний на авторство Бухвостова здесь не найдено, но аналогичные по стилю храмы, построенные зодчим несколько позднее, такие указания имеют.

Деньги на строительство филевской церкви дали и царица Наталья Кирилловна, и юный царь Петр. По преданию, Петр неоднократно бывал в Филях и даже частенько пел на клиросе Покровской церкви. Она относится к древнему типу храма XVII века «иже под колоколы», то есть в нем совмещены колокольня и церковь. Четверик с примыкающими к нему полукруглыми притворами, увенчанными позолоченными главками на стройных барабанах, возвышается на высоком подклете и окружен галереей-гульбищем. Мерный ритм арок галереи с широко и живописно раскинувшимися лестницами подчеркивает эффект движения архитектурных масс кверху. Церковь двухэтажная. Ее широкие лестницы выводят на гульбище, откуда попадаешь в «холодную» церковь, увенчанную куполами. Над основным четвериком последовательно расположены два восьмерика и восьмигранный барабан главы. Постановка восьмерика на четверике издавна применялась в русском деревянном зодчестве, а затем в каменном. В подклете — зимняя (то есть отапливаемая) церковь Покрова Богородицы, а над ней — церковь Спаса Нерукотворного. Посвящение храма Спасу молва связывала с тем, что во время стрелецкого бунта 1682 года Лев Кириллович, спрятавшись в покоях царицы, молился перед образом Спаса Нерукотворного, милости которого и приписывал свое избавление от гибели.

Красный кирпич и белый камень фасадов, остроумная система конструкции ярусного здания, устремленного ввысь, ажурные кресты над сияющими главами — все это придает церкви сказочную легкость и затейливость «терема» с башнеобразным ступенчатым силуэтом. В этом шедевре, по сути, воплотились все черты, характерные для нарышкинского барокко. И симметричная композиция зданий, и богатые резные фронтоны, завершающие отдельные объемы, и большие дверные и оконные проемы, и открытые парадные лестницы, наконец, изящество и живописность белокаменной декорации на красном фоне.

Глубоко прочувствовано расположение зданий. Чаще всего усадебные церкви возвышаются на высоких крутых берегах рек. Ярусные башни с ослепительно блестящими куполками в те времена виднелись за десятки километров, сразу приковывая внимание среди безмерных пространств лесов и полей. Сейчас многие из них вошли в черту Москвы.

ФАНТАЗИИ ЯКОВА БУХВОСТОВА

Расцвет нарышкинского, или московского, барокко приходится на 1690-е годы и самое начало XVIII века. Эти же годы — лучшая пора творчества Бухвостова. Создатель нового стиля в русской архитектуре обладал обширными познаниями зодчего-практика, был способным организатором и вместе с тем имел причудливое воображение. Полный новаторских замыслов, крепостной мастер выполняет в пределах московских и рязанских вотчин заказы знатных вельмож, сподвижников Петра. Архивные документы свидетельствуют, что выдающийся зодчий не только возглавлял строительные артели, но и вникал во все детали в ходе строительства. Гениальная интуиция позволяла мастеру строить, скорее всего, «на глазок», чертежи могли заменяться простыми набросками или эскизами орнаментальных мотивов. Да и сомнительно, владел ли он грамотой: на всех сохранившихся документах за Якова «прикладывал руку» кто-либо другой.

Жизнь Бухвостова — непрерывное строительство монументальных сооружений, отстоящих друг от друга на многие версты. Трудная судьба создания замечательной церкви Спаса в селе Уборы не повлияла на ее редкостную красоту, рожденную вдохновением. Некогда здесь стояли сплошные сосновые боры (отсюда и название села — «У бора»), в Москву-реку впадала речка Уборка, а по старой дороге из Москвы в Звенигород московские цари ездили на богомолье в Саввин монастырь. В XVII веке этими землями владели бояре Шереметевы. По поручению П. В. Шереметева Бухвостов взялся за возведение каменного храма в его усадьбе, но вскоре переключился на строительство Успенского собора в Рязани. Разгневанный боярин за недостроенную церковь в Уборах заключил мастера в темницу. Дьяки Приказа каменных дел приговорили зодчего «бить кнутом нещадно», а затем «каменное дело ему доделать». Однако, словно предчувствуя близкую свою кончину и опасаясь за судьбу постройки, Шереметев подал царю челобитную с просьбой отменить наказание.

Завершенная церковь в Уборах (она возводилась в 1694-1697 годах) стала одним из шедевров древнерусской архитектуры. Как и в церкви в Филях, у нее ступенчатое пирамидальное построение: на кубе-четверике ярусами поднимаются вверх три восьмерика. Со всех сторон куб заслонили полукружия алтаря и притворов, ранее завершавшихся главами. В среднем сквозном восьмерике подвесили колокола. Здание окружили открытой галереей-гульбищем, украшенным белокаменными вазами и филенками с сочным растительным узором.

План редчайшего памятника представляет собой четырехлепестковый цветок с мягко изгибающимися краями и квадратной сердцевиной. Причудливая резная вязь церкви Спаса необыкновенно пластична. Тонкие полуколонны, отделенные от стен, сплошь покрыты крупными, чуть вогнутыми листьями с каплями росы, другие обвиты цветочными гирляндами и завершаются акантовыми листьями коринфских капителей. Откуда Бухвостов черпал барочные мотивы? Они могли быть заимствованы из гравюр, из книжных орнаментов уже переводившихся тогда трактатов по архитектуре, завезенных белорусскими резчиками. Храм настолько наряден, что напоминает изысканное ювелирное изделие.

Со времени возведения он поражал всех приходящих своим благолепием, праздничностью, вселял неземное чувство радости. Поднятый на вершину пологого холма, окруженный хороводом стройных берез и сосен, памятник царил над округой. «Помню, как однажды подъезжали мы к Уборам в 1889 году, — писал в своих воспоминаниях граф С. Д. Шереметев. — Был канун Петрова дня, вечер теплый и тихий. Издали доносился до нас протяжный благовест… Мы вошли в эту церковь, переполненную молящимися. Стройное крестьянское пение раздавалось под высокими сводами храма. Диакон, древний старик, отчетливо и выразительно вычитывал прошения. Величественный иконостас поразил меня строгостью и законченностью отделки. Лампада ярко горела у местной иконы Спаса. Старою Русью повеяло на нас».

Но одним из самых ярких произведений Бухвостова стала церковь в селе Троицком-Лыкове, стоящая на обрывистом правом берегу Москвы-реки, напротив Серебряного Бора (1698-1703). На авторство Якова указывает запись в синодике церкви. В трехчастной церкви Троицы зодчий прибегает к изысканным пропорциям и тщательно проработанному наружному и внутреннему убранству. Тонкая орнаментальная резьба достигает апогея. Один из современных ученых сравнил храм с драгоценностью, усыпанной бисером, обтянутой золотыми нитями, сверкающей и переливающейся в лучах солнца. Здесь выстроено не три, а два притвора, увенчанные куполами на восьмигранных основаниях.

Как мог гениальный зодчий, зависимый от прихотей знатных заказчиков («Якунка», «Янка», едва избегший телесного наказания), создать за столь короткий срок такие монументальные работы, как Успенский собор в Рязани, стены и башни Ново-Иерусалимского монастыря с надвратной ярусной Входо-Иерусалимской церковью, а также три храма, послужившие основой этой статьи? Очевидно, среди его помощников были яркие художники, внесшие неоценимый вклад в создание той или иной постройки. Но талант главного мастера, приоритет его главных идей оставались решающими.

В конце XVII — начале XVIII века нарышкинское барокко нашло многих почитателей. Центрические, или трехчастные, церкви строят в Москве, вблизи Коломны, в Нижнем Новгороде, под Серпуховом, под Рязанью. Их отличительным признаком служит белокаменный декор, но уже сильно русифицированный. Фронтоны и наличники обрамляют волютами — архитектурными деталями в виде завитков, спиралевидные колонны ставят на кронштейны или консоли-кронштейны, выдвинутые из стены. Декоративные же мотивы поражают разнообразием: «разорванные фронтоны», раковины и картуши (украшения в виде щита или полуразвернутого свитка), маскароны и гермы, балюстрады с вазами… Барокко создает из этих орнаментальных причуд новые и неожиданные композиции. Реалистично пepeдaнные виноградные лозы, цветы и фрукты сплетаются в роскошные гирлянды и букеты, словно насыщенные жизненными соками. Другой излюбленный орнамент — сложнейшие переплетения причудливо разорванных картушей с валиками-гребешками по краям завитков и выпуклыми перлами-зернами, расположенными рядами.

В 90-х годах XVII века резьба по камню (известняку) становится одним из основных элементов монументального декоративного искусства. Мастера научились виртуозно использовать светотеневые и пластические эффекты резного белого камня. Этим занимались специально приглашенные артели: окончив отделку одного здания, они заключали новый подряд и переходили к другому заказчику.

Нарышкинское барокко — абсолютно своеобразное, уникальное национально-русское явление. Оно сложно по своей природе и не имеет аналогий среди мировых архитектурных стилей. «Нарышкинские сооружения», пожалуй, самое яркое явление русского зодчества конца XVII — начала XVIII века. В их праздничном, жизнерадостно-просветленном облике видны и торжественная парадность, и «обмирщенная» религиозная концепция петровского времени. Глядя на такие сооружения, ощущаешь некоторую хрупкость, прозрачную бестелесность этих удивительных памятников.

Нарышкинское барокко (иркутская школа) | ИРКИПЕДИЯ

Нарышкинский стиль (также Нарышкинское или Московское барокко) является условным названием специфического стилевого направления в русской архитектуре конца XVII — начала XVIII вв., начального этапа в развитии архитектуры русского барокко. Своим названием архитектурное течение обязано молодому, западноориентированному боярскому роду Нарышкиных, в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко. Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем, возводимого в европейском духе Санкт-Петербурга. Существовавший одновременно с нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко голицынский стиль (здания, возведённые в нём иногда причисляют к нарышкинскому стилю либо используют для них обобщённое понятие «московское барокко») оказался лишь эпизодом в истории русского барокко и не смог сыграть подобной важной роли в истории русского зодчества.

Иркутская школа

Во второй трети XVIII в. в Сибири сформировалась местная школа — иркутская. Произведения возникли на пересечении нарышкинской и украинской традиций. Храмостроители иркутской школы исходят из устюжского варианта нарышкинского стиля с привнесением отдельных украинских и местных деталей. В центральной Сибири собственная традиция так и не сформировалась, и преобладал нарышкинский стиль в уральском варианте.

Спасская церковь и собор Богоявления отражают стилистику русского зодчества XVIII века в сочетании с чертами «московского барокко», постепенно проникающего в Сибирь . Используется традиционная, выработанная в деревянном зодчестве, планировочная схема с предельно-осевым трехчастным решением. В фасадном убранстве применяется фигурный кирпич и изразцовый декор.

Последняя треть XVIII в. ознаменована последним расцветом региональных школ, а затем их упадком и гибелью под влиянием классицизма. Более консервативные вятская и иркутская (до 1770-х гг.) школы остаются в целом в рамках нарышкинской стилистики, но испытывают влияние устюжской и тобольской традиций. Постановка сибирского храмостроения в контекст архитектуры северо-восточной России делает очевидной неадекватность термина «сибирское барокко» реальности. В то время, когда сибирская архитектура имела некоторое единство, она ничем не выделялась из общерусской, и к тому же отражала нарышкинскую стилистику.

Нарышкинский стиль в культовой архитектуре

Нарышкинское барокко в Иркутске не воплотилось полностью, хотя некоторые черты отразились в иркутской архитектуре XVIII века. Для нарышкинского стиля характерна двуцветность сочетания красного кирпича и белого камня, использование полихромных изразцов, позолоченной деревянной резьбы в интерьерах, следующих традициям «русского узорочья» и «травяного орнамента». Сочетание красных кирпичных стен, отделанных белым камнем или гипсом.

По форме декора к нарышкинскому стилю принадлежит Богоявленский собор в Иркутске (1718-1731). В архитектуре собора своеобразно соединились традиции древнерусского посадского храма и новые барочные приемы. Основа композиции — сочетание двух вертикалей: ярусного храма (широкий восьмерик на четвертинке, первоначально имевший пятиглавое завершение) и шатровой колокольни. В декоративном оформлении фасадов переплелись мотивы древнерусского зодчества и барочные элементы. Нарядные наличники включают в себя волюты и фронтоны на полуколонках. Карниз довольно сложно профилирован. В дальнейшем его рисунок будет довольно часто повторятся в храмах сибирского барокко.

Влияние барокко сильнее всего сказалось в декоре памятника, убранство которого удивительно пышно и своеобразно. В наличниках нижнего яруса всех объемов храма появляется полный ордер с колонками и сандриками. Целые пучки колонн оформляют углы здания, соединения объемов; их развитые капители вписываются в венчающий стены многократно расчлененный карниз. Соответственно принципам раннего периода русского барокко, перекликаясь с приемами «московского барокко», ордер на фасадах Богоявленского собора имеет сугубо декоративное значение, превращаясь в элемент ритмического членения и украшения. Более дробной становится орнаментация здания, появляется мелкая, рассыпанная по всем деталям порезка. Стены нижней части постройки закрываются сплошным орнаментальным поясом. Зрелые формы барокко пронизывают убранство памятника.

В Сибири возводились также бесстолпные традиционные храмы, увенчанные пятиглавием — иркутская Спасская церковь (1706–1713), в декоре которой отразилась работа столичных мастеров. Нарышкинские формы встречаются здесь наряду с допетровскими, их разнообразие не позволяет точно определить принадлежность храмов тем или иным работавшим в Сибири артелям.

Знаменский монастырь (1757–1762) отличает не композиция (малый восьмерик), а декор. Имея ряд форм, сходных с характерными для иркутской школы, он использует и более обычные нарышкинские формы (завитковые наличники и др.), что роднит его с некоторыми уральскими храмами.

Барочные традиции в культовой архитектуре сохраняются и в конце XVIII века. В то же время в каменном зодчестве отмечаются постепенные стилистические изменения. Благодаря интенсивному использованию Московского тракта теснее становятся культурные связи с городами Урала (Соликамск, Верхотурье) и северо-востока страны (Тотьма, Устюг). Церковные постройки Иркутской губернии, имея свой собственный почерк, одновременно очень близки с постройками этих регионов. Объясняется это тем, что сохраняется, как и в прошлые годы, ориентация на какой-либо образец или строительство по подобию уже существующих церквей. Каменные храмы Иркутска конца XVIII века образуют стилистически единую группу памятников эпохи позднего барокко, они обладают крупным масштабом, эффектностью объемного построения, остротой силуэта. Архитектурный облик иркутских храмов решающим образом повлиял на культовое строительство в городах и селах епархии. Такие церкви, как Харлампиевская, Благовещенская, Преображенская, надолго определили особенности церковного зодчества Восточной Сибири. Объемное решение построек этого периода варьируется: храмы завершаются то широким, то малым восьмериком, при сложной напряженной форме венчающих частей (Спасская церковь в с. Урик, Троицкая в г. Киренске, Спасская в с. Петропавловском, Спасский собор в г. Балаганске и другие).

Во второй трети XVIII в. стилистическое развитие школ Тобольска и Иркутска, приверженных ярким образцам украинской и нарышкинской (в столичном и устюжском вариантах) архитектуры, несколько запаздывает по сравнению с другими региональными школами Северо-востока, в основном усвоившими позднепетровские формы и начавшими обращаться к барочным (Великий Устюг).

Запаздывание, конечно, вовсе не означает художественного несовершенства храмов Сибири, чья традиция была в это время полна творческой энергии: тобольской и особенно иркутской школе на основе устаревшего, казалось бы, языка нарышкинских форм удалось создать ярчайшие произведения, одно из которых (Крестовская церковь) заслуженно признаётся шедевром русской архитектуры. Опыт местной интерпретации барокко в данных сооружениях выливается в 1747 г. в фантастическую декоративность Крестовоздвиженской церкви — уникального памятника «сибирского барокко», где региональные особенности выражены с наибольшей силой. Основным средством художественной выразительности является орнамент, который заполняет все поле стены от цоколя до карниза. «При этом исчезает обычное представление о структуре кирпичной кладки — стена имитирует сплошной монолит, искусно обработанный резцом мастера». Скульптурное понимание пластики стены свойственно барокко в целом, когда материал, по образному выражению Вёльфина, «точно размяк и стал сочным». Но общие принципы стиля (живописность и динамичность композиции, стремление к творческой импровизации и др.) по-своему интерпретированы в Крестовоздвиженской церкви и убедительно доказывают мастерское владение художественным языком барокко в отдаленной сибирской провинции.

Нарышкинский стиль в архитектуре жилых домов

Деревянных домов, которые по общему облику, главным же образом благодаря своим украшениям, богатым барочным оконным наличникам с резными волнистыми фронтонами, резьбою ставень и прочим, должны быть отнесены к числу барочных, строилось в Иркутске в 30-60е гг. очень много. Довольно много этих домов уцелело и до настоящего времени в различных частях города, не подвергавшимся пожарам. Это дома, по большей части, в два этажа, 3, 5 и даже 7 окон фасаду. Некоторые из них общиты, но большинство просто бревенчатые, что делает их еще более интересными. Они почти, как правило, все имеют выходящие во двор характерные высокие крыльца с длинной, далеко выдающейся вперёд крышей на вытянутых гуськом полукруглых консолях. окна их украшены богатыми барочными наличниками и ставнями.

Как на типичный образец такого рода домов можно указать например на дом № 27 по улице К. Либкнехта (бывшая Саломатовская). Часть его украшений на наличниках окон нижнего этажа хотя и должна быть отнесена к классическому стилю, но барочные наличники окон верхнего этажа придают всему характер барочного.

Как на особо интересный образчик барочного дома в Иркутске нужно указать на дом декабриста С. П. Трубецкого (1840-е года) улица Дзержинского, № 72. Это довольно высокий деревянный дом в 7 окон на каменном полуподвальном этаже и с мезонином наверху. Дом обшит тёсом и окрашен в строгий серый цвет. Украшен он фронтонами, парными пилястрами, наличниками и резным фризом. Много красоты ему придавал, ныне уже снятый, эккер мезонина, поддерживавшийся снизу большой консолью, затейливо украшенной акафоновыми листьями.

Литература

  1. Иркутск: события, люди, памятники: Сб. статей по материалам журнала «Земля Иркутская»/ Сост. А.Н. Горащенко. — Иркутск: Оттиск, 2005.
  2. Калинина И.В. Православные храмы Иркутской епархии XVII — начала XX века. Научно-справочное издание. — М.: Галарт, 2000.
  3. Каменные храмы Сибири XVIII века: эволюция форм и региональные особенности. — М., 2004
  4. Корзун А. Сибирский диалект барокко // Земля Иркутская. — 2001. — № 17. — С.9-12.

Ссылки

  1. Православные храмы Иркутской епархии

Персональный сайт — Словарь к разделу «Искусство Нового времени в России XVIII века» 3 курс

 Тема №11

Искусство Нового времени в России XVIII века

 Стили в искусстве данного периода:

1. БАРОККО ПЕТРОВСКОЕ — условное название стиля русского искусства, в основном архитектуры первой трети XVIII в., соединившего черты голландской архитектуры, итальянского барокко и французского рококо. Ср. нарышкинское барокко.

2. БАРОККО НАРЫШКИНСКОЕ — Нарышкинское или московское барокко представляет собой условное название специфического стилевого направления в русской архитектуре конца XVII — начала XVIII вв., начального этапа в развитии архитектуры русского барокко. Своим названием архитектурное течение обязано молодому, ориентированному на Западную Европу боярскому роду Нарышкиных, в чьих московских и подмосковных имениях были построены церкви с некоторыми элементами нового для России того времени стиля барокко.

Главное значение нарышкинского стиля состоит в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (петровским барокко) возводимого в западноевропейском духе Санкт-Петербурга. Существовавший одновременно с нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко голицынский стиль (здания, возведённые в нём, иногда причисляют к нарышкинскому стилю либо используют для них обобщённое понятие «московское барокко») оказался лишь эпизодом в истории русского барокко и не смог сыграть подобной важной роли в истории русского зодчества.

БИСЕР (араб. буера, мн.ч. бусер — стеклярус) — мелкие круглые или многогранные бусинки из прозрачного или цветного стекла (реже из металла) с отверстиями для низания. Употребляются преимущественно для вышивания на предметах быта, женской одежде.

ИЗРАЗЕЦ (старослав. образ, образить — придать красивый вид, украсить) — плитка их обожженной глины, с лицевой стороны раскрашенная, орнаментально расписанная или рельефная и покрытая глазурью. Декоративный элемент оформления фасадов и интерьеров.

Архитектура

БЫЧИЙ ГЛАЗ — круглый или овальный оконный проем. Подобная форма окна широко использовалась в архитектуре барокко и рококо.

РИЗАЛИТ(от итал. risalita — выступ), выступающая часть здания, идущая во всю его высоту, обычно симметричные по отношению к центральной оси здания, ризалиты вносят разнообразие в пространственную организацию фасада.

Скульптура

ПОРТРЕТ СКУЛЬПТУРНЫЙ РУССКИЙ  — новый жанр в изобразительном искусстве России Нового времени. Характеризуется мастерством и точностью в передаче внешности портретируемого. Специфической особенностью типологии русского скульптурного портрета является почти полное отсутствие группового ( в том числе семейного) портрета. Выдающийся мастер скульптурного портрета того времени Федот Иванович Шубин (1740-1805).

Живопись

ЛУБОК – «потешные листы» — вид печатной графики с бытовыми, юмористическими,        сатирическими, сказочными сюжетами, распространившийся в петровское время.

ПАРСУНА (искажённое лат. persona — личность, особа) — название ранних русских портретов, находившихся под сильным влиянием иконописи. (Первоначально синоним современного понятия «портрет» вне зависимости от стиля, техники изображения, места и времени написания, искажение слова «персона», которым в XVII веке назывались светские портреты). Парсуна появляется в переходный период русской истории, во время преобразования средневекового мировоззрения и формирования новых художественных идеалов. Первые русские парсуны создаются, скорее всего, мастерами Оружейной палаты Московского Кремля в XVII веке. По стилю, приёмам и материалам живописи парсуны первоначально ничем не отличаются от икон, выполняются на иконных досках. Во второй половине XVII века парсуна часто пишется на холсте в технике масляной живописи, хотя манера исполнения продолжает содержать иконописные традиции. В парсуне портретное сходство передаётся весьма условно, часто используются атрибуты и подпись, позволяющие определить изображённого.Доктор искусствоведения Лев Лифшиц отмечает, что: «создатели парсун, как правило, не стремились раскрыть неповторимые свойства портретируемого человека, но должны были соотнести точно запечатленные черты лица с трафаретной и неизменной схемой репрезентации фигуры, соответствующей сану или званию — боярина, стольника, воеводы, посла. В отличие от „реалистического“ европейского портрета XVIII века человек в парсуне, как и на иконе, не принадлежит себе, он навечно выведен из потока времени, но при этом лицо его обращено не к Богу, а к реальной действительности».

РОССИКА —  термин, использующийся в отечественной истории искусства для обозначения западноевропейских художников, работавших в России в XVIII в. — 1-й пол. XIX в., в особенности по заказам императорского двора. Термин „россика“, которым оперировали старые исследователи, разумеется, условен, хотя удобен в силу своей привычности и лаконизма. В Европе этот термин также используется, однако, в более широком значении: в широком смысле «зарубежная Россика» — это совокупность всех зарубежных материалов (в том числе эмигрантских), имеющих отношение к России. К россике относятся произведения таких мастеров, как Гроот Георг Христофор, Преннер Георг Каспар, Токке Луи, Рослин Александр, Ротари Пьетро и др.

 

 

 

 

Московское Барокко | Дизайн, архитектура, декоративное искусство

XVII в. в России по традиции относят к церковной культуре Средневековья, а XVIII в. – к светской культуре Нового времени. Петровские реформы дали энергичный толчок, ускоривший переходные процессы.

Для архитектуры этот переход начался со строительством архитектуры подчеркнуто западного направления в Санкт-Петербурге. Новое в строительстве молодой столицы переносилось затем по всем городам России. Обновления распространились на всю художественную культуру.

Еще в XVII в. окончательно определился тип народного жилища. На его основе складывается новый жанр – каменное жилое зодчество, одной из тенденций которого было стремление к крайностям, к обострению пластических форм и орнаментально-декоративной.

Главным мотивом архитектуры каменного жилища стало обрамление проема. Окна и особенно двери, как места соприкосновения внутреннего и внешнего мира, традиционно несли особую знаковую нагрузку «оберега». Развитие обрамлений-наличников имело и функциональную нагрузку.

Все эти полочки и валики, фронтоны отводили от окон и дверей дождевую воду в стороны. Возникла форма, аналогичная навесу или крыльцу. Ей стали придавать очертание – проекцию древней, бочкообразной кровли на плоскость стены. А боковым сторонам обрамления окна – сходство с колонками, поддерживающими навес.

Элементы западноевропейского ордера на Руси употреблялись издавна, но лишь как разрозненные декоративные детали. И здесь колонки, имеющие базы и венчания, были лишь частью рамки вокруг ниши с проемом. Ствол колонн имел перехват посередине – в виде узкого пояска или даже «дыньки», а иногда и весь набирался из кувшинообразных элементов (наличники палат Аверкия Кириллова в Москве или Митрополичьих палат в Ярославле). Килевидному очертанию верха обрамления стремились придать выразительную упругость, иногда он вообще разделялся на две части.

«Московское Барокко», 1680-1700 гг.

В Москве в Петровскую эпоху, когда развивались и углублялись процессы формирования светского мировоззрения, возникает грациозный и быстротечный стиль – так называемое «московское» Барокко. Его еще называют Барокко, гак как первые храмы этого стиля появились в усадьбах Нарышкиных, ближайших родственников Петра I по материнской линии.

Термин «московское Барокко», впрочем, как и все термины, условный, а система определения Барокко в архитектуре к данному явлению неприемлема. Стиль народен и вместе с тем самобытен. Ни в западноевропейской архитектуре, ни в более ранней древнерусской нет ничего подобного. В нем слились особенности московского зодчества, в котором всегда чувствовалось стремление к ажурной легкости зданий.

Округлые объемы нарышкинских церквей не имеют ничего общего с криволинейностыо барочных, обильно насыщенных скульптурой и лепниной архитектурных объемов Западной и Средней Европы, влияние которой шло через Украину. И московское Барокко – это, помимо всего, контраст двух тонов: красно-кирпичного фона и белокаменного узора.

В конце XVII в. резьба по камню (известняку) была одним из основных элементов монументально-декоративного искусства на Руси. Мастера виртуозно использовали светотеневые и пластические эффекты резного белого камня. Специалы ю приглашенные артели, окончив отделку одного здания, заключали новый подряд и переходили к другому заказчику.

Но наиболее талантливым творцом. Барокко со всем основанием следует считать зодчего-самородка (каменных дел подмастерья, как тогда говорили) Якова Бухвостова, крепостного крестьянина из Подмосковья. Церковь Покрова в Филях – лучшее произведение его артели.

В этом шедевре, по сути, воплотились все черты, характерные для нарышкинского Барокко. И симметричная композиция зданий, вертикальность которой подчеркнута высоким башнеобразным силуэтом, и богатые резные фронтоны, завершающие отдельные объемы, и большие дверные и оконные проемы, и открытые парадные лестницы, и, наконец, изящество и живописность белокаменного декора, восходящего к традициям деревянных резных иконостасов.

Особенностью московского Барокко является и то, что этот период в России последовал не за Ренессансом (Возрождением), как на Западе, а за русским Средневековьем. Отсюда его радостный, жизнеутверждающий характер, чуждый западному Барокко с его трагическим надрывом и взвинченностью. Отсюда и та легкость, с которой потом в России совершился переход от Барокко к Классицизму.

Архистория окна в стилях. Русские барокко и рококо

Ещё архитектура XVIII-XIX веков, в т.ч. РИМонументальная роскошь: архитектура барокко и рококо в Российской империи
История окна

От готических храмов и дворцов эпохи Ренессанса мы, следом за историей архитектуры, перейдем к двум заметным стилям: барокко и рококо. Эти направления последовательно развивались во всей Западной Европе, включая Россию.


Ещё архистория окна
___
Поскольку тема для изучения действительно обширная, в этом материале мы остановимся на том, какое отражение нашли барокко и рококо на территории Российской империи, прежде всего, в Санкт-Петербурге и Москве.
Начнем с вычурного и роскошного стиля барокко. Этот стиль возник в Италии в конце XVI века и развился из маньеризма. Характерные особенности барокко — торжественность и пышность декоративного убранства, использование криволинейных форм, увлечение авторов визуальными эффектами. Стиль барокко стал первым общемировым архитектурным стилем, распространившимся на всю Европу и даже Америку.

Русское барокко несколько отличается от европейского: в то время как мастера западного стиля смело нарушали каноны строительства прошлых веков, и на первое место ставились необычные формы, здания же в России характеризует большая упорядоченность и структурность и простота архитектурных планов. Вторая важная деталь — мажорные, яркие краски, смелые цветовые контрасты. Очень часто в оформлении зданий использовалось золочение.


___
Поскольку барокко в России было не таким экспериментальным, как в Европе, это коснулось и оформления оконных и дверных проемов: для российских зданий были характерны скорее прямоугольные окна, нежели овальные и полуциркульные. Однако богатый декор присутствовал и на них.

Развитие барочного искусства и, в частности, архитектуры в России приходится на начало XVIII века и связано с ростом и укреплением абсолютной монархии. Страна стала империей, а императорам нужны были пышные дворцы, ни в чем не уступающие французскому Версалю.


___
Исследователи выделяют три периода: московское барокко, в котором строились церкви и храмы, петровское, более строгое барокко, и, наконец, зрелое позднее барокко, также называемое «Елизаветинским» — пожалуй, самый известный пример русского барокко.

К первому периоду относятся постройки, возведенные в конце XVII-начале XVIII века в Москве. Часть исследователей относит их скорее к ренессансному стилю, поскольку прямого влияния европейского барокко здесь не прослеживалось. Самое характерное здание — комплекс Новодевичьего монастыря. Стиль московского барокко служит связующим звеном между патриархальными постройками старой Москвы и новыми домами Петровской эпохи.


___
В стиле петровского барокко построены самые первые здания в Санкт-Петербурге, будущей столице огромной Российской Империи. Архитектурный стиль, который он выбрал для Санкт-Петербурга, во многом опирается на работы голландских, немецких и шведских архитекторов. Петровское барокко стоит особняком от пышного, даже в чем-то византийского московского: зданиям свойственны простота и сдержанность.

В новую столицу по приглашению Петра прибыли архитекторы Доменико Трезини, Джованни Мария Фонтана, Георг Маттарнови и некоторые другие. У них учился талантливый мастер Михаил Земцов, который, вместе с наставником Маттарнови, построил знаменитую Кунсткамеру. Земцов также спроектировал план застройки Петергофа, бывшего до того населенным пунктом с хаотично расположенными зданиями. Второе яркое строение петровского барокко, Меншиковский дворец (сейчас один из филиалов Эрмитажа), принадлежит авторству Фонтана и Шеделя.


___
Отличительной особенностью елизаветинского барокко было величие и роскошь. Главным мастером этого стиля стал итальянский архитектор Франческо Бартоломео Растрелли. Ему были свойственны пышность убранства, двух-трехцветные схемы окрашивания, использование позолоты, а также исполинские масштабы построек. Растрелли спроектировал классические образцы русского барокко — Зимний дворец, Екатерининский дворец в Царском селе, Большой дворец в Петергофе.

Сохранились чертежи оконных проемов для Зимнего дворца. Обратите внимание на необычные обрамления.


___
В Большой галерее, главном зале Большого дворца Петергофа, присутствуют не только множество настоящих окон, но и несколько фальшивых — это зеркала, искусственно расширяющие и без того монументальное пространство. Уровень величия парадных залов достигал буквально запредельных высот. Этот же прием Растрелли использовал и при оформлении Зимнего дворца.
___
Среди русских мастеров выделялись архитекторы Ухтомский, Мичурин и Аргунов. Так, авторству Дмитрия Ухтомского принадлежит церковь Никиты Мученника в Москве — сохранившийся до наших дней памятник архитектуры позднего русского барокко.
___
Роскошный стиль барокко видоизменился в еще более причудливый и вычурный рококо. Он возник во Франции в первой половине XVIII века во времена правления Филиппа Орлеанского и достиг апогея при Людовике XV. Архитектура рококо стремится быть еще более легкой, торжественной и праздничной, о симметрии можно забыть вовсе. Отличительная особенность стиля — изогнутые линии: здания очень часто напоминают морскую раковину. Кстати, французское слово rococo означает «причудливый», «капризный», «ракушка».

В отличие от монументального барокко, рокайльные залы делали камерными, уютными, интимными, в чем-то даже напоминающими будуары. Сами здания стали похожи скорее на небольшие особняки, нежели на масштабные дворцы. В оформлении окон используются затейливые орнаменты лепнины. Узоры напоминают листья растений, цветы и ракушки.


___
В России стиль рококо встречается чаще в оформлении интерьера, нежели экстерьера. Однако сохранился и памятник стиля рококо — дворец в Ораниенбауме, построенный архитектором Антонио Ринальди. В XVIII веке здание носило название «Каменный дом».

Внутренее убранство и дворца в Ораниенбауме, и других зданий в стиле рококо выполнено в пастельных тонах, преобладающие цвета — нежно-голубой, розовый, сочетание белого и зеленого, кроме того, в убранстве много позолоченных деталей. Cтоит отметить еще одну характерную особенность стиля рококо — влияние азиатской культуры. Совокупность цветочных орнаментов, перегородок и ширм, а также драгоценного фарфора относят к собственному подстилю, названному шинуазри.

Так, например, Большой Гатчинский дворец, также спроектированный Ринальди, по экстерьеру близок к классицизму, а по внутреннему убранству мы можем отнести его к стилю рококо.


___
Однако мода на рококо довольно быстро сошла на нет, уступив место другой «крайности» — строгому и продуманному классицизму. И хотя первоначальные постройки этого стиля сохранили в себе черты барокко и рококо, последующие работы русского классицизма ни в чем не уступают, а порой даже превосходят европейские строения той эпохи. Подробнее о русском классицизме мы расскажем в нашей следующей статье. А пока рекомендуем вам запланировать на майские праздники поездку в Москву или Санкт-Петербург, чтобы насладиться красотами монументального барочного стиля 🙂

Уникальность Меншикова башни / Новости / Сайт Москвы

Департамент культурного наследия Москвы утвердил объект охраны храма Архангела Гавриила на Чистых прудах. Эта церковь XVIII века находится по адресу: переулок Архангельский, 15а, дом 9.

Церковь относится к редкому типу подколоколенных храмов, которые еще называют «под колоколами» или «под звонком». Их отличительная особенность в том, что колокольня построена точно над главным храмом и под его единственным куполом, но не примыкает к зданию.

Церковь построена в 1707 году по приказу князя Александра Меншикова, сподвижника и фаворита Петра I. Это была фамильная часовня в княжеских владениях.

Спроектировал проект выдающийся архитектор того времени Иван Зарудный. К работе были привлечены и итальянские мастера. Церковь построена в стиле петровского барокко. Его строгость и симметричность отличает его от классического итальянского барокко витиеватыми украшениями и обилием деталей. В нем также есть элементы, заимствованные из немецкой, шведской и голландской городской архитектуры.

Меншикова башня — одна из достопримечательностей в окрестностях Чистых прудов. Здание избежало пожара 1812 года, и многие исторические детали в его убранстве сохранились до наших дней. Башня является объектом культурного наследия федерального значения. Специалисты изучили этот памятник и описали все его ценные элементы. Их данные стали основанием для утвержденного объекта охраны », — прокомментировал Алексей Емельянов, руководитель Департамента культурного наследия города Москвы.

Объектом охраны является документ, в котором перечислены все характеристики исторического облика здания, элементы архитектурной и культурной ценности.Их нужно сохранить. Реставрации могут быть выполнены только с учетом подтвержденного объекта охраны по проекту, согласованному Департаментом культурного наследия города Москвы и под контролем специалистов Департамента.

Особо ценными признаны план Меншикова башни, ее конструкция, крыша, купол, оконные и дверные проемы, а также внешний вид фасадов и внутренней отделки, элементы архитектурного декора.

Например, особое внимание специалисты уделили лепным украшениям (плафоны, горельефы), металлическим кованым оградам, многоярусному иконостасу и белокаменному полу.

В предмет охраны входят белокаменные наличники с капельницами (карнизами) на окнах церквей, картуши (декоративные детали в виде свитка), колонны, пилястры (плоские колонны), гирлянды, белое основание, а также вазы. на постаментах.

Церковь после постройки приобрела другой вид. Например, колокольня была деревянной. Его венчал 30-метровый шпиль с позолоченной фигурой парящего ангела. В 1708 году на башне установили английские куранты и повесили 50 колоколов.Церковь стала самым высоким зданием Москвы. Его высота со шпилем составляла 81 метр.

В 1710 году финансирование церкви прекратилось после отъезда Александра Меншикова в Петербург. Храм стал быстро разрушаться. Пожар 1723 года полностью уничтожил верхнюю деревянную часть церкви. Колокола обрушились и значительно повредили своды здания и его внутреннее убранство. Церковь оставалась полуразрушенной до 1773 года.

Именно тогда каменщик Гавриил Измайлов занялся его реставрацией.Верхний ярус колокольни был сделан из кирпича, а затем его проемы закрыли. Шпиль и скульптура ангела так и не были восстановлены. Внешние и внутренние стены храма были украшены масонскими символами и надписями на латыни. Они были разрушены в середине 19 века по приказу митрополита Московского Филарета.

В 1792 году в здании бывшей усадьбы Александра Меншикова располагалась почта, и Меншикова башня также принадлежала почте.До конца 19 века церковь считалась ведомственной собственностью и называлась церковью Архангела Гавриила на почте. Он стал приходом только потому, что почтовому отделению не хватало средств на его содержание.

В 30-х годах 20 века церковь закрыли. В 1947 году он стал частью двора Антиохийского Патриархата, и там возобновились службы.

Московское барокко, элегантность стиля

Основное правило появления новых архитектурных форм — отражение социальных процессов.Конечно, формулировка приблизительная, а не конкретная, но стиль московского барокко возник именно на фоне событий конца 17 — начала 18 веков. В России того времени общество тяготело ко всему прогрессивному. Дух петровских начал коснулся и архитектуры. По всей России строились храмы, большие и малые. Купцы строили церкви и соборы, каждый хотел оставить после себя память.

Однако дворяне старались не отставать.Например, древняя семья Нарышкиных, родственников Петра Великого по материнской линии, также взялась за возведение храмов после того, как закончилось давнее противостояние Нарышкиных и Милославских. В этой борьбе за влияние при царском дворе семья Нарышкиных победила, однако без особых последствий для семьи Милославских. Тем не менее повод для победоносного возведения церквей и соборов во всех усадьбах, относящихся к роду Нарышкиных, был.

Несколько храмов были построены в стиле главного архитектурного ордена Западной Европы, но во внешний вид были внесены значительные декоративные дополнения, положившие начало новому стилю, названному «нарышкинское барокко» или «московское барокко». Самый замечательный образец этого стиля — Покровская церковь в Филях. Он не похож ни на один храм того времени. Принцип построения ярусный: восьмиугольник на четырехугольнике со сводчатым перекрытием восьми подносов.

Вверху колокольня в прямоугольном барабане.Венчает колокольню граненая голова — позолоченная, с крестом. Нижний ярус — четырехногие, четыре полукруглые апсиды, окружающие со всех сторон. Каждый венчает позолоченный купол. По всему периметру церкви расположена галерея-гульбище. Только этот храм заслуживает отдельной характеристики стиля, поэтому архитекторы применили необычное архитектурное решение. Нарышкинское барокко в Москве также представляют церковь Иоанна Воина на Якиманке и Воскресенскую церковь в Кадашах.

В отличие от других архитектурных направлений, стиль барроко за счет концентрации богатого внешнего оформления привлекает внимание, а точнее, заклепками. Вид невозможно оторвать, хочется рассмотреть каждую линию, понять игру света и тени в глубоких рельефных элементах декора. Московское барокко не содержит ни одной повторяющейся малой архитектурной формы. И хотя некоторые признаки Возрождения иногда проскальзывают в горизонтальных частях церкви или собора, все же создается впечатление полной эксклюзивности здания.

У московского барокко есть редкое свойство: оно покоряет космос. Каким-то непонятным образом визуальное восприятие церкви расширяется до бесконечности. Вокруг него может быть сколько угодно построек, мы их смотрим, но не видим ничего, кроме самой Нарышкинской церкви. Особенно впечатляет храм Покрова на Дону. Достаточно простые архитектурные формы — четырехугольник с плотно посаженными пятью куполами, большая трапезная и, наконец, колокольня как часть церкви.Архитектура без излишеств, стиль барокко даже скромен, но храм дышит святостью, а это непременный признак московского барокко.

p >>

Тип здания, характерный для нарышкинского барокко. Архитектурный стиль: Нарышкинское барокко

Барокко Барочко — стиль в искусстве, сложившийся в европейских странах в XVI-XVII веках. (В некоторых странах — до середины XVIII века). Название происходит от итальянского Lagosso — причудливое, странное.Барокко характеризуется драматической терпеливостью, склонностью к указанным

Автор Гребенщиков Борис Борисович

Барокко слово «барокко» означает «жемчужина неправильной формы». Барокко, один из самых волшебных периодов европейской музыки, пришло после возрождения; Это время принято называть Эпохой Просвещения. Именно тогда общественное мнение склонялось к

.

Само понятие «Нарышкинское или Московское барокко» весьма условно. Несмотря на то, что общепринятого архитектурного стиля с таким названием не существует, специалисты прекрасно понимают, о чем идет речь.Этот стиль проявил себя в тридцатилетнем периоде от нашей эры, и он затронул не только Подмосковье, но и очень удаленную от центра периферию. Впоследствии Нарышкинское барокко пережило период возрождения уже в ХХ веке, в частности, присущие этому стилю элементы можно найти в оформлении станции Комсомольского кольца Московского метрополитена, зданий гостиницы «Ленинград», в архитектуре и декоративно-прикладном исполнении. проект здания Казанского вокзала.

Нарышкинский этот стиль Назван из-за того, что наиболее заметные предметы, относящиеся к нему по ряду схожих знаков, были построены по приказу боярина Льва Нарышкина, одного из родственников Петра Первого.Впервые такие особенности, как построение церкви лепестковой формы, расположение глав в соответствии со сторонами света, разделение фасада по этажам, наличие в декоре упорядочивающих элементов. проявилось в строительстве Большого собора Донского монастыря.

Нарышкинское барокко отличается лживостью, центричностью, а также уравновешенностью и симметричностью, наличием белых элементов на красном фоне. Наиболее известные памятники архитектуры, относящиеся к Нарышкинскому барокко, демонстрируют заимствования форм у западноевропейских объектов архитектуры, относящихся к эпохе барокко и позднего Возрождения: это и ломаные балюстрады с вазами, и спиральные колонны, а также кромки, раковины, маскурны, пещеры. .

Расцвет стиля Нарышкинское Барочко отмечен строительством знаменитой Покровской церкви в фильмах, Новодевичьего монастыря и Спасской церкви в Уборах. Колокольня Новодевичьего монастыря многими специалистами признана образцом Нарышкинского стиля. Некоторые из них возведены церквями Иоанна Воина на Якиманке и Риццю на Дону. Историки искусства отметили в архитектуре этих предметов следы стиля стиля, выраженные в более плоских деталях, бледности и невыразительной цветовой гамме по сравнению с более ранними предметами.В декоративном оформлении этих предметов можно увидеть проявление других стилей.

География распространения стиля настолько широка, что называть этот стиль московским, исходя только из расположения предметов, не совсем корректно. Правильнее считать по месту происхождения Москва. Позже объекты в стиле Нарышкинского барокко возводили, например, в Смоленской области, Брянске, Рязани. В Брянске это Сретенская Надравацкая церковь Свенского монастыря в Рязани — Успенский собор, крупнейший объект, построенный в стиле Нарышкинского барокко, а также Солотчинский монастырь в окрестностях города.Черты нарышкинского стиля прослеживаются в декоративных элементах наличников, таких как Строгановская церковь в Нижнем Новгороде, собственный храм Предтечи в Троице-Сергие лавре, часовня Пятницкого колодца в Сергиевом Посаде.

Конец празднования Нарышкинского стиля приходится на период начала 18 века. Это время ознаменовано приездом в Россию западных мастеров и архитекторов, а также запретом Петру Первому строить каменные сооружения где-либо, кроме Петербурга.Следует отметить, что на периферии Нарышкинского стиля приоритет в строительстве храмов продержался на 80-90 лет дольше. Элементы Нарышкинского барокко можно найти на фасадах многих деревенских церквей более позднего периода. Таким образом, местные зодчие постарались придать церквям торжественность и сходство с московскими храмами.

В контакте с

Своим названием архитектурный курс обязан молодому, ориентированному на Западную Европу Боярскому роду Нарышкиных, в московских и подмосковных усадьбах которых построены церкви с элементами нового для России стиля барокко.

Главное значение стиля Нарышкина в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем () Петербурга, возведенным в западноевропейском духе.

неизвестно, общественное достояние

Существовавший одновременно с Нарышкинским, ближе к западноевропейскому барокко барокко (построенные в нем постройки, иногда относящиеся к Нарышкинскому стилю или использующие обобщенную концепцию московского барокко) был лишь эпизодом в истории русского барокко и мог не сыграют подобной важной роли в «Рассказах русской архитектуры».

Предпосылки возникновения

В XVII веке в русском искусстве и культуре возник новый феномен — их вербовка, выразившаяся в распространении светских научных знаний, отходе от религиозных канонов, в частности, в архитектуре. Примерно со второй трети XVII в. Начинается формирование и развитие новой светской культуры.

В архитектуре приоритет выражался прежде всего в постепенном отходе от средневековой простоты и строгости, в стремлении к внешней живописи и элегантности.Все чаще купцы и посадочные общины становились заказчиками строительства церквей, которые играли важную роль в характере возводимых зданий.

Возведен ряд светских изящных церквей, которые, однако, не нашли поддержки в кругах церковных иерархов, сопротивлявшихся расчетливости церковной архитектуры и проникновению светского начала. Патриарх Никон в 1650-х годах запретил строительство шатровых храмов, предложив взамен традиционную пятиглавую, что способствовало появлению долговременных храмов.


Андрей, CC BY 2.0

Однако влияние светской культуры на русскую архитектуру продолжало усиливаться, в нее проникали и некоторые западноевропейские элементы. Однако после заключения России Вечного мира с респондентом в 1686 году это явление приобрело более широкий размах: налаженные контакты способствовали масштабному проникновению польской культуры в страну.

Это явление не было однородным, так как тогда восточные окраины Речи Посполитой населяли близкие по культуре православные народы, и часть культуры, в том числе и сугубо национальные элементы, заимствованы у них.Комплекс отличается разными стилями и культурами, а также определенным «переосмыслением» русскими мастерами и определил специфику возникшего нового архитектурного направления — Нарышкинского стиля.

Характеристики

«Нарышкинский стиль» тесно связан с болезнью, но в какой-то мере является его дальнейшим этапом, на котором появляются трансформированные формы западноевропейской архитектуры — ордена и их элементы, орнаментальные мотивы, несомненно, барочного происхождения.

Из архитектуры XVI в.дюйм. Его отличает проникающая вертикальная энергия, движущаяся по краям стен и отбрасывающая пышные волны узоров.


SIMM, CC BY-SA 2.5

Для построек «Нарышкинского стиля» характерно смешение противоречивых тенденций и течений, внутренних напряжений, неоднородности конструкции и декоративного убранства.

В них есть черты европейского барокко и маньеризма, отголоски готики, ренессанса, романтизма, традиции русского деревянного зодчества и древнерусского каменного зодчества.

Характеризуется двойным масштабом — один гигантский, устремленный вертикально, а другой — миниатюрно-детализированный. Эта особенность нашла воплощение во многих архитектурных проектах Москвы на протяжении первой половины XVIII века. Многие традиции Нарышкинского стиля можно найти в проектах И.П. Жеррыны (Меншикова башня), и.

Элементы внешней отделки типичного маньеризма используются не для расчленения и украшения стен, а для обрамления пролетов и украшения ребер, как это было принято в традиционном русском деревянном зодчестве.Противоположное впечатление производят элементы внутреннего декора. Традиционный русский растительный узор приобретает барочную пышность.

Характерная для европейского барокко непрерывность движения, динамика перехода лестницы из внешнего пространства во внутреннее, в Нарышкинском стиле такого наблюдения не получила. Лестница скорее нисходящая, чем восходящая, изолируя внутреннее пространство зданий от внешнего. Видны они скорее, черт возьми. Традиционное народное деревянное зодчество.

Лучшими образцами стиля Нарышкина являются возникшие центрические ярусы дросселей, хотя параллельно с этой новаторской линией многие традиционные, зерновые, перекрытые с замкнутой архитектурой и увенчанные пятью церквями, обогащенными, обогащенными новыми архитектурными и декоративными формами — первая из Все заимствованные из западноевропейской архитектуры элементы порядка отмечены тенденцией перехода от средневекового смотрителя к последовательно-порядковой архитектуре. Для Нарышкинского стиля характерно также двухцветное сочетание красного кирпича и белого камня, использование в интерьерах полихромной плитки, позолоченных деревянных нитей в традициях русского узора и травяного орнамента.Сочетание стен из красного кирпича с отделкой из белого камня или гипса было характерно для построек Нидерландов, Англии и Северной Германии.

Построенные в Нарышкинском стиле здания нельзя назвать подлинно барочными в западноевропейском понимании. Нарышкинский стиль основан на архитектурной композиции — остались русские, а только отдельные, часто едва броские элементы декора, заимствованные из западноевропейского искусства. Таким образом, композиция ряда возведенных церквей противоположна барокко — отдельные объемы не сливаются в единое целое, выстраиваются навстречу друг другу, а один на другой поставлен и жестко разграничен, что соответствует принципу типичной формальной архитектуры. древнерусской архитектуры.Иностранцами, как и многими россиянами, знакомыми с западноевропейскими образцами, барокко, Нарышкинский стиль воспринимался как исконно русское архитектурное явление.

Постройки

Одни из первых построек в новом стиле появились в подмосковных и подмосковных усадьбах боярской семьи Нарышкиных (из рода Петра I, Натальи Нарышкиной), в которых построены светские изящные многоярусные церкви. из красного кирпича с белыми декоративными элементами (яркие примеры: церковь Покрова в Филах, 1690-93 гг., церковь Троицы в Троице-Лыковской, 1698-1704 гг.), для которых характерна симметрия композиции , логичность соотношения масс и размещение великолепного белокаменного декора, в котором свободно интерпретируемый ордер, заимствованный из западноевропейской архитектуры, служит средством визуальной увязки многотомного здания.

NVO, CC BY-SA 3.0

Покровская церковь в фильмах построена по принципам формаций, характерных для русской архитектуры XVII в., Представляя собой многолетнюю церковь, в которой жестко ограничен объем колокола. Башня и церкви расположены на одной вертикальной оси, так называемой восьмерке четвертичных.

Четверик, окруженный полукругами апсид — сама церковь Покрова, а выше, на следующем ярусе, восьмой — церковь во имя Спасителя нечистого, перекрытая окталитоновой аркой.

На нем возвышается ярус кольца, выполненный в виде восьмимаршевого барабана и увенчанный гравированным надгробным ярлыком открытого цвета, а остальные четыре главы завершают апсиду церкви. В основании церкви расположены гульбии, окружающие церковь просторная открытая галерея. В настоящее время стены храма выкрашены в розовый цвет, что подчеркивает белоснежные декоративные элементы постройки.

Аналогичными чертами обладает полностью белоснежная Троицкая церковь, расположенная в другой усадьбе Нарышкиных, Троице-Лыково, и возведенная хозяйством Иакова.С названием многие другие постройки в стиле Нарышкина связаны с названием зарождения архитектуры. Примечательно, что в зданиях присутствуют элементы намеренно введенного западноевропейского порядка (соответствующая терминология также используется в контрактной документации), но использование элементов порядка отличается от принятого в европейской традиции: Главный несущий элемент, как в Древнерусская архитектурная традиция сохранилась, практически исчезнув из многочисленных элементов декора.

Еще одно выдающееся сооружение в Нарышкинском стиле было построено крепостными зодчими Потротом Потаповым для купца Ивана Матвеевича Щурчкова Тринадцатикитайская Успенская церковь на Покровке (1696-99), восхищавшегося Бартоломео Растрелли-мл., А Василий Баженов вложил его в одно целое. ряд с храмом Василия Блаженного. Церковь была настолько живописна, что даже Наполеон, приказавший взорвать Кремль, поставил рядом с ней особую охрану, чтобы она не поразилась пожару в Москве. На сегодняшний день до церкви не дошло, так как в 1935-36 годах ее разобрали.Под предлогом расширения тротуара.

В традициях Нарышкинского стиля были перестроены многие церкви и монастыри, что отразилось, в частности, на ансамблях Новодевичьего и Донского монастырей, хутора Кратицкого в Москве. В 2004 году комплекс Новодевичьего монастыря был включен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе, как «выдающийся образец так называемого« московского барокко »(критерий I), а также« выдающийся образец исключительно необычного барокко ». Хорошо сохранившийся монастырский комплекс, детализированный «Московское барокко», архитектурный стиль конца XVII века.«(Критерий IV). В монастыре хранятся стены и ряд церквей, построенных либо перестроенных в нарышкинском стиле.

В архитектуре Петербурга начался XVIII век. Нарышкинский стиль не получил дальнейшего развития. Однако между Нарышкинской архитектурой Петровский барочный Петербург первой четверти XVIII в. Имеется некоторая преемственность, характерные примеры, Которые служат для светских нужд Сухаревская башня (1692-1701 гг.) и церковь Архангела Гавриила или Меньшикова. Башня (1701-07) в Москве.В композицию Меншикой башни, построенной архитектором Иваном Жериной на чистых прудах Москвы для ближайшего соратника Петра I князя Александра Меньшикова, заложена традиционная схема, заимствованная из украинского деревянного зодчества, несколько уменьшившая многолетнюю восьмидесятилетность. маркеры.

Следует отметить, что создание архитектуры нарышкинского барокко, в отличие от Петровского, отмечалось в основном русскими мастерами, что, безусловно, определило специфику возводимых построек — они были сильно древнерусскими по характеру. Конструкция здания с деталями, заимствованными из западноевропейской архитектуры, у нас, как правило, носила исключительно декоративный характер.

Фотогалерея




Полезная информация

Нарышкинское или Московское барокко

Название

Название «Нарышкинский» закрепило за собой стиль после тщательного изучения в 1920-х годах. Церковь Покрова, построенная в тех, принадлежала в конце XVII века. Нарышкины сыновья.

С тех пор Нарышкинскую архитектуру иногда называют «Нарышкинским», а также, учитывая основную ареал распространения этого явления, «Московским барокко».

Однако при сравнении этого архитектурного направления с западноевропейскими стилями возникает определенная трудность, связанная с тем, что, стадион, соответствующий раннему возрождению, Нарышкинский стиль по части формы не поддается определению в категориях, которые в западноевропейском материале есть черты и барокко, и ренессанса, и маньеризма.

В этой связи в научной литературе предпочтительнее использовать многолетнюю традицию потребления Термин «Нарышкинский стиль».

Цитата

«Церковь Покрова в Филах … — Светлая кружевная сказка … Чисто московская, а не европейская красота … То есть стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским. , потому что он так неразрывно связан со всем искусством, прямо ему. В Москве, предшествующие, и из-за черт барокко для каждого иностранца так неудачны … Обложка в filielas или Успение на Маласе, которая ему кажется совершенно одинаковой. Русские в роли Василия Блаженного.«
— Игорь Грабарь, русский искусствовед

Значение для русской архитектуры

Нарышкинский стиль сильно повлиял на облик Москвы, но он также оказал большое влияние на развитие всей архитектуры России XVIII века, являясь связующим звеном между архитектурой Москвы и Москвы. Строящийся Санкт-Петербург. Во многом именно благодаря стилю Нарышкина сформировался самобытный образ русского барокко, особенно ярко проявившийся в его позднем елизаветинском периоде: в шедеврах Бартоломео Растрелли-мл.Черты московского барокко связаны с элементами итальянской архитектурной моды того времени во внешнем убранстве таких зданий московского барокко, как церковь Святого Климента (1762-69, арх. Пьетро Антонио Трезини или Алексея Евлашева) ), Красные ворота (1742, арх. Дмитрий Ухтомский) Также заметны черты нарышкинской архитектуры, прежде всего характерные для нее сочетания красного и белого цветов в отделке стен.

Позже уже в конце XIX в. в.Нарышкинская архитектура многие воспринимали к тому времени как типичное русское явление, оказав определенное влияние на формирование так называемого псевдористического стиля.

Выдающиеся архитекторы

  • Яков Бувостов
  • Иван Жерриный
  • Петр Потапов
  • Осип Станцев
  • Михаил Чоглоков

В Москве под условным термином «Нарышкинское барокко» на рубеже XVII — XVIII веков эфемерный, но полный изящества стиль — вскоре увядал причудливый цветок.Стиль Люди и Оригинал. Декоративное кружево в стиле барокко способствовало его жизнеутверждающему духу. Округлые объемы нарышкинских церквей. Нет ничего общего с изгибами барочных масс и пространств в архитектуре Западной и Центральной Европы. В Москве под условным термином «Нарышкинское барокко» на рубеже XVII — XVIII веков эфемерный, но полный изящества стиль — вскоре увядал причудливый цветок.

Стиль Люди и Оригинал. Декоративное кружево в стиле барокко способствовало его жизнеутверждающему духу.Округлые объемы Нарышкинских церквей не имеют ничего общего с криватрием барочных масс и пространств в архитектуре Западной и Центральной Европы. На основе активного взаимодействия элементов западноевропейского стиля с основами русского творческого сознания московская архитектура, трансформируясь, явно доминирует, оставаясь (но не в строящемся Санкт-Петербурге) типично национальным явлением. В полихромности и разнообразии даже сакральных построек преобладают русские вкусы и традиции.Москва надолго сохранит традиции древнерусского архитектурного гения.

Русская Земля, постигая черты европейского барокко, создает свой неповторимый архитектурный стиль — так называемое «московское», или «Нарышкинское», барокко. Впервые храмы в таком стиле появились в усадьбах Нарышек, ближайших родственников Петра I по материнской линии.

Ни в более ранней древнерусской, ни в западноевропейской архитектуре близких параллелей нет этого стиля.В нем органично слились черты московской архитектуры, которой, прежде всего, чужды перегруженность великолепной объемной лепниной и скульптурой западного барокко. Напротив, проявилась тяга к ажурной легкости построек. В то же время энтузиазм в архитектуре, направленный на массы, красноречие силуэта были неуместными. Нарышкинское барокко — это, помимо всего прочего, контраст двух тонов: красно-кирпичного фона и бело-именного узора.Для таких памятников характерны овальные или многоугольные, то есть многоугольные окна.

Вместо ясности и лаконичности архитектуры Доперера усадебная церковь Нарышкинского барокко демонстрирует сложность плана и повышенную декоративность. Это проявляется в барочной торжественности росписи, выполненной в лиственной резьбе и позолоте лож, иконостасов, отделов.

Глубоко чувствуется расположение построек. Чаще всего усадебные церкви возвышаются на высоких крутых берегах рек.Лейнерские башни с ослепительно блестящими зрачками в те времена были видны на десятки километров, сразу вызывая внимание среди примечательных участков лесов и полей. Теперь многие из них вошли в линию Москвы.

Расцвет Нарышкинского, или Московского, барокко приходится на 1690-е — начало XVIII века. Эти же годы — лучшее время для творчества Куцивоста. Создатель нового стиля в русской архитектуре обладал обширными познаниями в архитектурной практике, был способным организатором и в то же время обладал причудливым воображением.Полно новаторские замыслы, крепостный хозяин выполняет в рамках московского и рязанского виктухинских орденов знатных дворян, сподвижников Петра. Архивные документы свидетельствуют о том, что выдающийся архитектор не только возглавлял строительную артель, но и вникал во все детали при строительстве. Блестящая интуиция позволяла Мастеру строить, скорее всего, «на глазах», рисунки можно было заменить простыми эскизами или эскизами орнаментальных мотивов. Да и сомнительно, обладал ли он дипломом: на все сохранившиеся документы Яков «приложил руку» еще кому-то.

Life of Bucket — это непрерывное строительство монументальных построек, расположенных отдельно друг от друга. Трудная судьба создания в селе чудесного храма спасения не повлияла на его редкую красоту, рожденную вдохновением. Когда-то здесь были массивные сосновые борзы (отсюда и название села — «на Бора»), река впадала в Москву-реку, и по старой дороге из Москвы в Звенигород московские цари отправились к богомолу в Саввинский монастырь. В XVII веке этими землями владели бояре Шереметева.От имени П.В. Чашка Шереметева взяла на себя строительство каменного храма в своем имении, но вскоре перешла на строительство Успенского собора в Рязани. Разгневанный боярин за недостроенной церковью в Уборе вошел в темницу к хозяину. Колючий орден каменных дел приговорил архитектора «беспощадно бить плетью», а затем «каменным ящиком, чтобы добить его». Однако, словно к предъявлению своей раковины близко и опасаясь за судьбу постройки, Шереметев подал царю прошение с просьбой отменить наказание.

Завершенный храм в Уборах (1694–1697 гг.) Стал одним из шедевров древнерусского зодчества. Как и церковь в фильмах, у нее ступенчатая пирамидальная конструкция: три восьмигранных подъема на Кубе-Четверке. Со всех сторон куб развёртывал полукруги алтаря и реки предыдущих глав. В середине шутил колокол. Здание было окружено открытой галереей-овалом, украшенной белокаменными вазами и травами с сочным растительным узором.

План самого редкого памятника представляет собой четырехлепестковый цветок с плавно загибающимися краями и квадратной сердцевиной. Причудливая резная губа церкви рески необычайно пластична. Тонкие полуколонны, отделенные от стен, сплошь покрыты крупными слегка вогнутыми листьями с каплями росы, другие обвиты цветочными гирляндами и завершаются листьями аканте коринфских капителей. Откуда взялись книги кричащие мотивы барокко? Их можно было заимствовать с гравюр, из книжных орнаментов архитектурных трактатов уже переводились белорусские острые.Храм настолько заметен, что напоминает изысканное украшение.

С момента постройки он поразил всех, кто приходит к нему на оздоровление, празднично, заколебался неземным чувством радости. Поднятый на вершину пологого холма, окруженный танцем стройных березов и сосен, над районом царил памятник.

Но одним из самых ярких произведений Бувостова была церковь в деревне Троицк-Лыков, стоящая на мелководном правом берегу Москвы-реки, напротив серебряного бора (1698–1703).На авторство Якова указывает запись в Санидике церкви. В трехчастной церкви архитектор-архитектор прибегает к изысканным пропорциям и тщательно продуманному внешнему и внутреннему убранству. Тонкая орнаментальная резьба достигает апогея. Один из современных ученых сравнил храм с драгоценным камнем, усыпанным бусами, покрытым золотыми нитями, сверкающим и переливающимся в лучах Солнца. Здесь построены не три, а два шоу, увенчанных куполами на восьмигранных основаниях.

В конце XVII — начале XVIII века Нарышкинское барокко нашло много поклонников.Центрикулярные, или трехчастные, церкви строятся в Москве, под Коломной, в Нижнем Новгороде, под Серпуховым, под Рязанью. Их отличительной особенностью является белокаменный декор, но уже сильно русифицированный. Фасады и наличники обрамлены волиями — архитектурными деталями в виде завитков, спиральных столбиков, надетых на кронштейны или консольных кронштейнов, выступающих из стены. В декоративных мотивах присутствует разнообразие: «рваные фасады», раковины и карикатуры (украшения в виде щита или половинчатого свитка), маскурны и аминь, балюстрады с вазами… Барокко создает из этих орнаментальных вещей новые и неожиданные композиции. Реалистичные последовательности виноградных лоз, цветов и фруктов вплетены в роскошные гирлянды и букеты, словно пропитанные жизненными соками. Еще один излюбленный орнамент — сложнейшее переплетение причудливо изорванных кассет с валиками-гребешками по краям завитков и выпуклыми жемчужными зернами, расположенными рядами.

В 90-е годы XVII века резьба по камню (известняк) становится одним из основных элементов монументально-декоративного искусства.Мастера научились виртуозно использовать черный и пластический эффекты резного белого камня. Это сделала специально приглашенная артель: закончив отделку одного здания, они заключили новый договор и переехали к другому заказчику.

Нарышкинское барокко — совершенно своеобразное, уникальное национально-русское явление. Он сложен по своей природе и не имеет аналогов среди мировых архитектурных стилей. «Нарышкинские строения», пожалуй, наиболее яркое явление русского зодчества конца XVII — начала XVIII века.В их праздничном, жизнерадостно-просветленном облике видны и торжественный парад, и «благоразумная» религиозная концепция петровского времени. Глядя на такие сооружения, чувствуется некоторая хрупкость, прозрачные тела этих удивительных памятников.

Нарышкинское или Московское барокко представляет собой условное название определенного стиля определенного стиля в русском зодчестве конца XVII — начала XVIII века, начального этапа в развитии архитектуры русского барокко.Своим названием архитектурный поток обязан юношескому роду Боярских Нарышкиных, в московских и подмосковных усадьбах которых построены церкви с элементами нового для России стиля барокко.

Главное значение Нарышкинского стиля в том, что именно он стал связующим звеном между архитектурой старой патриархальной Москвы и новым стилем (петровским барокко) Петербурга в западноевропейском духе. Существовавший одновременно с Нарышкинским, более близкий к западноевропейскому барокко барокко (построенные в нем постройки иногда причисляют к Нарышкинскому стилю или используют обобщенную концепцию московского барокко) был лишь эпизодом в истории русского барокко и не мог сыграть столь же важную роль. в Истории русской архитектуры.

Доктор исторических наук В. Даркевич

Стоит задуматься, почему во время кризисов и веников, в периоды пограничных ситуаций в жизни людей, накануне глобальных изменений происходит (хотя и не всегда) расцвет всех видов художественного творчества. В Москве под условным термином «Нарышкинское барокко» на рубеже XVII — XVIII веков эфемерный, но полный изящества стиль — вскоре увядал причудливый цветок. Стиль Люди и Оригинал. Декоративное кружево в стиле барокко способствовало его жизнеутверждающему духу.Округлые объемы Нарышкинских церквей не имеют ничего общего с криватрием барочных масс и пространств в архитектуре Западной и Центральной Европы. На основе активного взаимодействия элементов западноевропейского стиля с основами русского творческого сознания московская архитектура, трансформируясь, явно доминирует, оставаясь (но не в строящемся Санкт-Петербурге) типично национальным явлением. В полихромности и разнообразии даже сакральных построек преобладают русские вкусы и традиции.Москва надолго сохранит традиции древнерусского архитектурного гения.

На рубеже веков

Церковь Покрова в Филе (1693 г.) воплотила в себе все черты, характерные для нарышкинского барокко (Москва).

Широкая лестница Покровской церкви в филистах вынесена на Гульбище, откуда можно попасть в «холодную» церковь, увенчанную куполами.

Храм Декса в Уборах (1694-1697).

Лестница к дверям храма Спаса в Уборах выходит на Парапет Гульбит.Вставки блиндамы украшены обильным узором из листьев и плодов.

Церковь Святой Троицы в Троицком-Лыкове, построенная в 1698–1703 годах, стоит на отпирающем правом берегу Москвы-реки, напротив серебряного бора.

Верхние ярусы церкви в Троице-Лыкове.

Белокаменное убранство храма Троицы богато и разнообразно.

Белая Занная церковь в Дубровицах под Подольском (1690–1704) — самый загадочный памятник русского зодчества начала XVIII века.

Наука и жизнь // иллюстрация

Церковь в Дубровицах. Портал между статуями святых. На картинке вверху изображена скульптура и богатое украшение карниза.

Церковь Архангела Гавриила, именуемая «Меншикова башня» (1704–1707).

На рубеже XVII-XVIII веков в художественном творчестве наступает закат древнерусской цивилизации. Западное влияние усиливается в Москве и близлежащих странах. Они идут в большей степени через Украину, в свою очередь ощущают культурное влияние Польши и Восточной Пруссии.Молодой Петр продумывает планы сближения с технически развитыми государствами Запада, расширяет свои дипломатические и торговые контакты. Об этом блестяще сказал А.С. Пушкин в Полтаве:

.

Было то смутное время
Когда Россия молода
В борсе сила напрягает,
Мадди с гением Петра.

Уменьшается церковное начало, в России закладываются основы новой светской культуры. Архитектура церкви и дворца происходит в стиле великолепного барокко (предположительно от португальского Perola Barroca — жемчужина причудливой формы) — стиля, доминирующего в Европе с конца XVI века.Влияние западноевропейского барокко в первую очередь сказывается на популярности округлых объемов в целях центрических планов. Храмы начинают украшать орнаментом, они были беспрецедентны в России.

Нарышкинское барокко, рожденное в России

Русская Земля, постигая черты европейского барокко, создает свой неповторимый архитектурный стиль — так называемое «московское», или «Нарышкинское», барокко. Впервые храмы в таком стиле появились в усадьбах Нарышек, ближайших родственников Петра I по материнской линии.

Ни в более ранней древнерусской, ни в западноевропейской архитектуре близких параллелей нет этого стиля. В нем органично слились черты московской архитектуры, которой, прежде всего, чужды перегруженность великолепной объемной лепниной и скульптурой западного барокко. Напротив, проявилась тяга к ажурной легкости построек. В то же время энтузиазм в архитектуре, направленный на массы, красноречие силуэта были неуместными.Нарышкинское барокко — это, помимо всего прочего, контраст двух тонов: красно-кирпичного фона и бело-именного узора. Для таких памятников овальные или многоугольные, то есть многоугольные, окна.

Вместо ясности и лаконичности архитектуры Доперера усадебная церковь Нарышкинского барокко демонстрирует сложность плана и повышенную декоративность. Это проявляется в барочной торжественности росписи, выполненной в лиственной резьбе и позолоте лож, иконостасов, отделов.Так, например, в Покровской церкви в Уборе создан грандиозный иконостас из зерен — уникальное творение в стиле барокко. Но, к сожалению, за годы Советской власти шедевр умер.

Переходное время ломает или трансформирует знакомые каноны. По мнению академика А.М. Панченко, «Петровская эпоха, подчеркнувшая лозунг полезности, невыносимой для размышлений, созерцания и сожаления, — это, по сути, эпоха мечтателей». И тут автор совершенно правильно заметил: «Петровская эпоха — это эпоха глубокой культурной связи и, соответственно, культурного« двуязычия ».«Петровские творцы» на берегу Невы все больше и больше из строительных традиций Московской Руси. Да и «приоритет» в крестьянских массах почти не оставался вакантным.

Самым талантливым воплощением идей нарышкинского барокко со всеми основаниями следует считать крепостного крестьянина Якова Букута из Подмосковья, самородок-архитектор. Чрезвычайно одаренный и обладающий богатым воображением, он, несомненно, относился к числу «мечтателей», хотя и обращенных в прошлое, но не чуждых современным веяниям.В его творениях обложки отражали не только божественные откровения, но и привязанность ко всему сущему, к земной плодотворной природе. Как человек эпохи барокко, он, вероятно, пытался примирить мистические порывы и гедонизм (удовольствие), выдвигая принцип «двойной жизни», насколько это было достижимо в переходную эпоху. Но духовная радость номатора, как бы обитающего в двух мирах — земном и небесном, не могла не найти отражения в его творчестве. И сегодня трудно оторваться от созерцания Покровской церкви в сыновьях, пожалуй, лучшем творении Ковша.Недалеко от станции метро «Фили» в Москве, перед вами неожиданно появляется стройный «Терем», вызванный презренными кверху пропорциями и сияющей золотой причудливостью мастеров.

Церковь Покрова в Филь

Богатый и Горд был боярин Лев Кириллович Нарышкин, Брат Натальи Кирилловны Нарышкиной — Мать Петра. Дядя Кинг был окружен честью и уважением. Во время Уличной бунты он чудом спас. В 26 лет стал боярином. Во время своей первой заграничной поездки царь поручил государственным делам Думы от ближайших людей, в которой Лев Кириллович занимал видное место: входил в состав Совета, управлял государством.А в 1698-1702 годах Нарышкин возглавил Посольский Орден.

В 1689 году Петр пожаловался дяде на множество имений и земель, в том числе на жертву Кунцева дворцовую деревню Хвили (река Мовилка, ныне Фили). В 1690-е годы Нарышкин, купленный потомками соседнего Кунцево, выступил против обустройства своих владений. Он построил боярский хор, увенчанный башней с часами, разбил обширный парк с прудами и садом, создал различные службы, конюшенный двор. На месте старинной деревянной церкви Лев Кириллович строит величественный храм Покровской Богородицы — классический памятник нарышкинского барокко.Прямых указаний на авторство Ковша здесь не было, но похожие по стилю храмы, построенные архитектором несколько позже, такие инструкции есть.

Денег на строительство Филеевской церкви дали и царица Наталья Кирилловна, и молодой царь Петр. По легенде, Петр неоднократно бывал в филиэлах и даже часто пел в кладовой Покровской церкви. Он относится к старинному типу церкви XVII века «иж под колокола», то есть в нем совмещены колокольня и церковь.Чецерик с примыкающими к нему полукруглыми впадинами, увенчанными позолоченными мастерами на тонких барабанах, возвышается на высокой неволе и окружен галереей Гульберта. Измерительный ритм сводов галереи с широкими и живописно раскинувшимися лестницами подчеркивает эффект движения архитектурных масс вверх. Двухэтажная церковь. Ее широкая лестница выводится на Гульбище, откуда попадаешь в «холодную» церковь, увенчанную куполами. Над основной четверкой последовательно расположены две восьмерки и восьмимерная глава барабана.Октаджинг четвертичных издавно применялся в русском деревянном зодчестве, а затем и в камне. В завале — зимний (то есть отапливаемый) храм Покрова Богородицы, а над ним — храм Спаса нечистого. Освящение церкви Сасу Мольва связано с тем, что во время Уличного восстания 1682 года Лев Кириллович, укрывшись в покое царицы, молился перед спасением дорогого, милосердие которого было приписано его избавлению от смерть.

Красный кирпич и белый камень фасадов, остроумная система строения длинного здания, направленная вверх, ажурные кресты над сияющими главами — все это придает сказочной легкости и переливности «Терема» с башнеобразным ступенчатым силуэтом. . В этом шедевре, по сути, воплотились все черты, характерные для нарышкинского барокко. И симметричная композиция зданий, и богатые резные фронтоны, завершающие отдельные объемы, и большие дверные и оконные проемы, и открытая парадная лестница, наконец, изящество и роспись белоглазых пейзажей на красном фоне.

Глубоко чувствуется расположение построек. Чаще всего усадебные церкви возвышаются на высоких крутых берегах рек. Лейнерские башни с ослепительно блестящими зрачками в те времена были видны на десятки километров, сразу вызывая внимание среди примечательных участков лесов и полей. Теперь многие из них вошли в линию Москвы.

Фантазия Яков Бувостов

Расцвет Нарышкинского, или Московского, барокко приходится на 1690-е — начало XVIII века.Эти же годы — лучшее время для творчества Куцивоста. Создатель нового стиля в русской архитектуре обладал обширными познаниями в архитектурной практике, был способным организатором и в то же время обладал причудливым воображением. Полно новаторские замыслы, крепостный хозяин выполняет в рамках московского и рязанского виктухинских орденов знатных дворян, сподвижников Петра. Архивные документы свидетельствуют о том, что выдающийся архитектор не только возглавлял строительную артель, но и вникал во все детали при строительстве.Блестящая интуиция позволяла мастеру строить, скорее всего, «на глаз», рисунки можно было заменить простыми набросками или зарисовками орнаментальных мотивов. Да и сомнительно, обладал ли он дипломом: на все сохранившиеся документы Яков «приложил руку» еще кому-то.

Life of Bucket — это непрерывное строительство монументальных построек, расположенных отдельно друг от друга. Трудная судьба создания в селе чудесного храма спасения не повлияла на его редкую красоту, рожденную вдохновением.Когда-то здесь были сплошные сосновые леса (отсюда и название села — «на Бора»), река впадала в Москву рекой, и по старой дороге из Москвы в Звенигород московские цари ушли к Богомолу в Саввин монастырь. . В XVII веке этими землями владели бояре Шереметева. По поручению П.В. Шереметева покровители взяли на себя строительство каменного храма в его имении, но вскоре он переключился на строительство Успенского собора в Рязани. Разгневанный боярин за недостроенной церковью в Уборе вошел в темницу к хозяину.Колючий орден каменных дел приговорил архитектора «беспощадно бить плетью», а затем «каменным ящиком, чтобы добить его». Однако, словно к предъявлению своей раковины близко и опасаясь за судьбу постройки, Шереметев подал царю прошение с просьбой отменить наказание.

Завершенный храм в Уборах (1694–1697 гг.) Стал одним из шедевров древнерусского зодчества. Как и церковь в фильмах, у нее ступенчатая пирамидальная конструкция: три восьмигранных подъема на Кубе-Четверке.Со всех сторон куб развёртывал полукруги алтаря и реки предыдущих глав. В середине шутил колокол. Здание было окружено открытой галереей-овалом, украшенной белокаменными вазами и травами с сочным растительным узором.

План самого редкого памятника представляет собой четырехлепестковый цветок с плавно загибающимися краями и квадратной сердцевиной. Причудливая резная губа церкви рески необычайно пластична. Тонкие полуколонны, отделенные от стен, сплошь покрыты крупными слегка вогнутыми листьями с каплями росы, другие обвиты цветочными гирляндами и завершаются листьями аканте коринфских капителей.Откуда взялись книги кричащие мотивы барокко? Их можно было заимствовать с гравюр, из книжных орнаментов архитектурных трактатов уже переводились белорусские острые. Храм настолько заметен, что напоминает изысканное украшение.

С момента постройки он поразил всех, кто приходит к нему на оздоровление, празднично, заколебался неземным чувством радости. Поднятый на вершину пологого холма, окруженный танцем стройных березов и сосен, над районом царил памятник.«Я помню, как однажды мы подошли к Уразу в 1889 году», — писал в своих воспоминаниях К. Д. Шереметев. «Была канун дня Петрова, вечер был теплый и тихий. Они пришли к нам, чтобы быть долгожителями … Мы вошли в эту церковь. Бросили с молитвой. Под высокими храмами слышалось стройное крестьянское пение. старик, отчетливо и выразительно прочитал прошение. Величественный иконостас поразил строгостью и отделкой. От местной иконы Спасителя ярко горел Лампад. Дошли до нас древнерусские.

Но одним из самых ярких произведений Бувостова была церковь в деревне Троицк-Лыков, стоящая на мелководном правом берегу Москвы-реки, напротив серебряного бора (1698–1703). На авторство Якова указывает запись в Санидике церкви. В трехчастной церкви архитектор-архитектор прибегает к изысканным пропорциям и тщательно продуманному внешнему и внутреннему убранству. Тонкая орнаментальная резьба достигает апогея. Один из современных ученых сравнил храм с драгоценным камнем, усыпанным бусами, покрытым золотыми нитями, сверкающим и переливающимся в лучах Солнца.Здесь построены не три, а два шоу, увенчанных куполами на восьмигранных основаниях.

Как мог гениальный архитектор, зависимый от прихотей знатных заказчиков («Якунк», «Янка», едва избежавший телесных наказаний), за такое короткое время создать такие монументальные произведения, как Успенский собор в Рязани, Стены и башни Ново-Иерусалимский монастырь с Царапным Ярном Вход в Иерусалимскую Церковь, а также три храма, послужившие основой этой статьи? Очевидно, среди его помощников были яркие художники, внесшие неоценимый вклад в создание того или иного здания.Но талант Мастера Мастера, приоритет его основных идей оставался решающим.

В конце XVII — начале XVIII века Нарышкинское барокко нашло много поклонников. Центрикулярные, или трехчастные, церкви строятся в Москве, под Коломной, в Нижнем Новгороде, под Серпуховым, под Рязанью. Их отличительной особенностью является белокаменный декор, но уже сильно русифицированный. Фасады и наличники обрамлены волиями — архитектурными деталями в виде завитков, спиральных столбиков, надетых на кронштейны или консольных кронштейнов, выступающих из стены.В декоративных мотивах присутствует разнообразие: «рваные фасады», раковины и карикатуры (украшения в виде щита или половинчатого свитка), маскурны и аминь, балюстрады с вазами … Барокко создает новые и неожиданные композиции из эти поделки. Реалистичные последовательности виноградных лоз, цветов и фруктов вплетены в роскошные гирлянды и букеты, словно пропитанные жизненными соками. Еще один излюбленный орнамент — сложнейшее переплетение причудливо изорванных кассет с валиками-гребешками по краям завитков и выпуклыми жемчужными зернами, расположенными рядами.

В 90-е годы XVII века резьба по камню (известняк) становится одним из основных элементов монументально-декоративного искусства. Мастера научились виртуозно использовать черный и пластический эффекты резного белого камня. Это сделала специально приглашенная артель: закончив отделку одного здания, они заключили новый договор и переехали к другому заказчику.

Нарышкинское барокко — совершенно своеобразное, уникальное национально-русское явление. Он сложен по своей природе и не имеет аналогов среди мировых архитектурных стилей.«Нарышкинские строения», пожалуй, наиболее яркое явление русского зодчества конца XVII — начала XVIII века. В их праздничном, жизнерадостно-просветленном облике видны и торжественный парад, и «благоразумная» религиозная концепция петровского времени. Глядя на такие сооружения, чувствуется некоторая хрупкость, прозрачные тела этих удивительных памятников.

Москва (Россия) — Организация городов всемирного наследия

Место нахождения и местонахождение

В самом центре Москвы, Кремль, 28 га.по площади, занимает вершину Боровицкого холма. У подножия его восточной стены находится Красная площадь площадью 7 га. Москва-река протекает через город по южной стороне Кремлевской стены и к югу от Красной площади.

Морфология города

Треугольная ограда Кремля, 2,2 км. в длину, укреплен 19 башнями, каждая из которых разная, датируемых концом 15 — началом 17 веков. План города выражает его преемственность: с самого начала маршруты расходились наружу от холма Кремля по всей стране, а радиальный план современного города был спланирован и разработан таким образом, чтобы его улицы исходили из этого же центра.

В конце XV века Кремль сохранил тот вид, который сохранился до наших дней. Итальянские и российские архитекторы работали вместе над созданием его первого ядра, Соборной площади, что привело к удачному сочетанию итальянского Возрождения и русских традиций. В ансамбль XVIII-XIX веков вписаны огромные постройки. Знаменитый собор Василия Блаженного напротив Красной площади — один из величайших памятников православного искусства.

Критерии регистрации

Критерий (i) : Кремль содержит в своих стенах уникальную серию шедевров архитектуры и изобразительного искусства.

Критерий (ii) : На протяжении своей истории русская архитектура, несомненно, много раз подвергалась влиянию Кремля. Частным примером был итальянский ренессанс. […]

Критерий (iv) : Московский Кремль своим треугольным ограждением, пронизанным четырьмя воротами и укрепленным 20 башнями, хранит память о деревянных укреплениях, построенных Юрием Долгоруким около 1156 года на холме у слияния рек Московой и Неглинной. […].По своей планировке и истории преобразований […] Московский Кремль является прообразом Кремля — ​​цитаделью в центре древнерусских городов, таких как Псков, Тула, Казань или Смоленск.

Критерий (vi) : С 13 века до основания Санкт-Петербурга Московский Кремль был непосредственно и ощутимо связан со всеми важными событиями в истории России.

Историческая справка

  • Более ранний Кремль (крепость), построенный из дерева, был построен в XII веке.На пересечении речных путей из этого ядра вырос небольшой рыночный городок.
  • русских княжества попали под иго Золотой Орды, а Москва стала жертвой монгольского нашествия в 1238 году. Кремль был сильно поврежден и был немедленно восстановлен.
  • При Иване Калите в начале 14 века было основано Великое княжество Московское. Кремль стал резиденцией князей и религиозным центром. Его деревянный частокол был заменен каменной стеной в конце 14 века, а кирпичная стена заменила каменную стену в конце 15 века.
  • Иван III положил конец трехвековому правлению монголов в 1480 году и предпринял объединение Российского государства. Кремлевские памятники отразили новое политико-религиозное единство.
  • Красная площадь, первоначально являвшаяся рынком в 15 веке, стала главной площадью столицы. При Иване IV Грозном (1547-1584) упрочилось единство государства. В 1555 году он построил собор Василия Блаженного на Красной площади как символ русских побед над Казаром.
  • В 16-17 веках Кремль был резиденцией царей. После перехода политической власти в Санкт-Петербург в 1703 году он оставался религиозным центром. Когда Москва вернула себе статус столицы в 1918 году, она снова стала резиденцией правительства.

Московское барокко, элегантный стиль

Основное правило возникновения новых архитектурных форм — отражение социальных процессов. Конечно, формулировки приблизительные, расплывчатые, но стиль московского барокко появился на фоне событий конца XVII — начала XVIII века.В России того времени общество стремилось ко всему прогрессивному. Дух петровских начинаний тронул и архитектуру. По всей России строились храмы, большие и малые. Участвовали в строительстве церквей и соборов, в основном, зажиточные купцы, каждый хотел оставить память о себе.

Однако знать старалась не отставать. Например, древняя семья Нарышкиных, родственников Петра Первого по материнской линии, тоже взялась за строительство храмов после того, как закончилось долгое противостояние Нарышкиных и Милославских.В этой борьбе за влияние при царском дворе победила семья Нарышкиных, однако без каких-либо последствий для семьи Милославских. Однако есть основания побеждать в возведении церквей и соборов во всех усадьбах его семьи Нарышкиных.

Несколько храмов были построены в стиле основных архитектурных орденов Западной Европы, но во внешний вид были внесены существенные декоративные дополнения, которые положили начало новому стилю, известному как «Нарышкинское барокко» или «Московское барокко».Самый замечательный образец этого стиля — Покровская церковь в Филях. Это не похоже ни на одну церковь того времени. Принцип конструкции — ярусный: «восьмиугольник на квадрате» со сводчатым потолком на восемь лотков.

Выше колокольня расположена в виде восьмиугольного барабана. Венчает звонницу граненый купол — золотой, с крестом. Нижний слой, четырехугольник, со всех сторон представляют собой четыре полукруглые апсиды. Каждый венчает позолоченный купол. По всему периметру церкви проходит галерея-набережная.Этот единственный храм заслуживает особой стилистики, поэтому архитекторы использовали необычное архитектурное решение. Нарышкинское барокко в Москве также представляет воинствующий храм Иоанна на Якиманке и Воскресенский храм в Кадашах.

В отличие от других архитектурных стилей, стиль барокко за счет концентрации богатого внешнего вида привлекает внимание, а точнее, цепочкой. Мнение оторвать невозможно, хочу разобрать каждую линию, чтобы понять игру света и тени в глубоких рельефных элементах декора.Московское барокко не содержит повторяющихся малых архитектурных форм. И хотя некоторые признаки Возрождения иногда проскальзывают в горизонтальной артикуляции церкви или собора, все же присутствует ощущение исключительности.

У московского барокко есть редкое свойство: оно покоряет пространство. Каким-то непонятным образом зрительное восприятие Церкви простирается до бесконечности. Вокруг него может быть любое количество построек, мы их смотрим, а вот Нарышкинских церквей больше не видим. Особенно впечатляет церковь Ризоположения на Донском.Достаточно простые архитектурные формы — прямоугольная с близко расположенными пятью куполами, большая трапезная и наконец колокольня как часть церкви. Архитектура без изысков барокко даже скромная, но церковь дышит святостью и является атрибутом московского барокко.

Русская архитектура — История

Высокие белые стены старинных храмов, увенчанные позолоченными куполами и колокольнями, стали символом городов России. Изначально русская архитектура вобрала в себя лучшие традиции греческого градостроительства.Его развитие было неразрывно связано с распространением христианства. До принятия православия все дома в древних городах строились из дерева. Вместе с новой религией в Россию пришло каменное зодчество. Популярным стал так называемый крестово-купольный церковный тип. Модель попала в Россию из Византии. Крестово-купольные церкви такого типа были названы так потому, что центральные своды храма пересекались друг с другом, образуя крест, увенчанный куполом. С внутренней стороны своды и купол поддерживались четырьмя колоннами.

Киев стремился подражать Константинополю с точки зрения архитектуры. Во время правления Ярослава Мудрого вся Россия охвачена городским строительством. Были приглашены лучшие строители из Константинополя. Великолепный Софийский собор был возведен в Киеве в 1037 году. Русские мастера построили красивое здание, украшенное мозаикой и фресками, под руководством греческих архитекторов. Отличительной чертой русских храмов было наличие нескольких куполов.Например, в Софийском соборе в Киеве было 13 куполов. С конца 11 века храмы появились по всей России. В 12 веке в архитектуре и росписи храмов зарождается «русский стиль». Самостоятельные архитектурные школы начали создаваться в Киеве, Новгороде, Чернигове и др. Первые монументальные здания были построены в Москве при Иване Калите. Главной заботой московских князей было убранство Кремля. В 1367 году Дмитрий Донской заменил старые деревянные стены вокруг города на каменные — белокаменный Кремль.Современный комплекс Московского Кремля в основном был построен при Иване III. Итальянские архитекторы отвечали за возведение храмов, дворцов и новых укреплений.

Петр Великий начал застройку Санкт-Петербурга. Новая столица кардинально отличалась от традиционных древнерусских городов. В нем были прямые широкие улицы, пересекающиеся под прямым углом, типичные дома и архитектура европейского типа. Середина XVIII века — время становления стиля русского барокко: дворцы и храмы приобрели помпезный и замысловатый вид, богатый растительный орнамент, сложные архитектурные объемы, обилие плавных изгибов в элементах декора.

Во второй половине века помпезный стиль барокко сменился классицизмом.

Строгость форм, портики и колоннады, сдержанная цветовая палитра — характерные черты этого стиля. Модерн стал еще одной вехой в архитектуре начала 20 века. Промышленная застройка, возведение заводских корпусов требовали от архитекторов принципиально нового подхода. На их работу большое влияние оказали технические новинки: металлические конструкции и железобетон.

Сталинская архитектура

Путешествие в сталинскую Москву 1930-1950-х годов

Текст и фото Ольга Зиновьева

I В начале 1930-х годов Иосиф Сталин стал единственным лидером Советской России и смог сосредоточиться на промышленном развитии страны, за которую он так энергично боролся со своими соперниками. Его политические и экономические реформы в рамках пятилетних планов должны были превратить Россию в ведущую мировую державу.Это была реализация провокационной мечты, учитывая драму с разрушенной экономикой, дефицитом, перебоями в поставках и утечкой мозгов, вызванной Октябрьской революцией 1917 года и последовавшей за ней Гражданской войной.

Одна из неотложных целей, поставленных перед собой большевистской партией, заключалась в том, чтобы заставить людей много работать во имя светлого будущего. Жизненный опыт Сталина и незаконченное образование в духовной семинарии в Грузии помогли ему осознать, что искусство, музыка и архитектура могут вдохновлять людей на самопожертвование на полях трудовой и сельскохозяйственной борьбы.Хорошо известна роль, которую монументальная пропаганда в различных культурах сыграла в поощрении таких жертв; будь то храм в Древнем Египте или монастырь иезуитов. Сталин был блестящим хореографом массовых церемоний, но ему крайне нужны были парадные площадки, широкие площади, прямые проспекты и роскошно украшенные дворцы.

Современный горизонт Москвы с преобладанием сталинской архитектуры

Конструктивизм 1920-х годов, строгий в архитектурном плане, почти полностью лишенный какого-либо декора, вряд ли мог служить примером самоотверженного труда или великолепных картин советского процветания.

Москва должна была стать высшей мировой столицей, священным городом коммунистической идеологии, прижизненным памятником Иосифу Сталину, отцу и солнцу нации. Запомнив эту миссию, правительство централизовало и структурировало все независимые творческие общества и отдельных лиц в союзы музыкантов, художников или архитекторов. До этого, уже в 1931 году, проводился последний открытый конкурс проекта Дворца Советов на месте Храма Христа Спасителя, где работали как советские, так и зарубежные архитекторы.Во время конкурса направления следовать классическому стилю с его симметрией, колоннами, портиками и украшениями; Чтобы показать величие советской власти, дошли до архитекторов-конкурентов. Так и не достроенный Дворец Советов, увенчанный статуей Владимира Ленина, стал архитектурным призраком на горизонте Москвы, оказав влияние на многие здания 1930-1950-х годов.

Классический стиль, происходящий из Древней Греции, но основанный на гораздо более старых традициях, неоднократно появлялся в ходе истории под разными названиями: классицизм, неоклассицизм, возрождение или псевдоклассицизм в связи с определенными экономическими и политическими условиями.Короче говоря, он появился в условиях стабильности или когда стабильность желательна. Сталин хотел связать свою империю с респектабельным прошлым России с ее богатой культурой и историей и залатать раны революции. Классический стиль идеально подходил для этого. Близлежащие русские классические церкви и усадьбы служили вдохновением. Украшенный помпезными чертами барокко, классицизм имел убедительный потенциал рассказывать истории из кирпича и лепнины, давая советы, обещания и предупреждения.

С начала 1930-х годов советская пресса писала о настоятельных рекомендациях использовать сочетание художественных приемов, чтобы архитектурные ансамбли включали скульптуры, фрески, мозаику, витражи и делали упор на египетское искусство.

Осознавая новые тенденции, Алексей Шусев, один из самых известных храмовых архитекторов до революции 1917 года, создал мавзолей Ленина на Красной площади в стиле египетской гробницы с бессмертным фараоном-богом в стеклянном саркофаге. Красная площадь вскоре стала священной землей, где проводились атеистические обряды. Очень скоро присутствие пантеона новых советских богов труда, материнства, земледелия или спорта из латуни и камня будет ощущаться во дворцах, на станциях метро, ​​в парках и на площадях.

Доходный дом Военно-инженерной академии (Иван Голосов, 1934-1936, Яузский бул., 2/1) во многом похож на египетское представление о вечности существующей власти

Ни одна другая эпоха не могла похвастаться использованием такого количества символических элементов декора, заимствованных из разных культур, религий и исторических периодов.Древние символы использовались вне контекста и с тех пор воспринимались как советские символы.

Генеральный план развития Москвы 1935 года положил начало кардинальным изменениям в городе. При полной собственности средства и средства сосредоточены в руках государства; который был и единственным заказчиком, и исполнителем, и с помощью дешевого, почти рабского труда правительство смогло восстановить город в рекордные сроки. Основные улицы, в том числе нынешняя Тверская и проспект Мира, были расширены, дома либо снесены, либо перемещены.Вокруг Кремля было создано новое кольцо площадей, реки Москва и Яуза украсили гранитными набережными и пересекли 11 мостов. В 1937 году Москва была соединена с Волгой каналом с портами, замками и набережными, щедро украшенными скульптурами Ленина и Сталина. Первая линия метро была открыта в мае 1935 года; а до смерти Сталина в 1953 году на 50-километровой линии было построено 40 подземных дворцов [станций]. Новый городской дизайн был всеобъемлющим и включал строительство новых заводов, школ и университетов, больниц, универмагов, офисов, многоквартирных домов и парков.Доказательства этому сейчас можно найти по всему городу. Решить, хвалить или критиковать работу, сложно. Исчезло множество красивых церквей и монастырей, а также романтических деревянных домов, но была возведена новая столица — не следует забывать, что когда в 1918 году Советское правительство сменило резиденцию с Санкт-Петербурга на Москву, столицей она не была. городу 200 лет.

В 1939 году открылась Всесоюзная сельскохозяйственная выставка, ныне ВВЦ, как огромная уличная агитационная площадка.Настоящий рай на Земле с дворцами из молочных продуктов, садами и садами, конюшнями, памятниками лошадям и портретами героев сельскохозяйственного труда. Самая известная советская скульптура «Рабочий и колхозница», созданная Верой Мухиной для Международной выставки в Париже 1938 года, вернулась на родину и была там установлена. Об этом писали песни и снимали фильмы, гиды рассказывали убедительные истории о благополучии советских колхозников. После Второй мировой войны место было переименовано во Всероссийскую выставку достижений народного хозяйства и стало еще более торжествующим с новыми дворцами для всех пятнадцати советских республик, промышленными павильонами, парками отдыха, озерами, фонтанами и статуями вождей.

Сказочный вид на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку (ныне ВВЦ) на проспекте Мира. Парадный сквер колхозов и учредителя «Каменного цветка» (архитектор Константин Топуридзе, скульптор Прокопий Добринин, 1954 г.) и Павильона Украинской ССР (архитектор Алексей Таций, 1939 г.)

Можно выделить два периода сталинской архитектуры: до Второй мировой войны, когда она представляла собой эклектическую смесь классицизма и барокко, обогащенную русскими национальными традициями, и столь же эклектичный эмпирический стиль после войны.Вторая мировая война 1941-1945 годов, будучи культурным явлением, внесла большой вклад в развитие советской музыки, литературы, искусства и архитектуры. Удивительно, что, несмотря на все невзгоды, строительство в Москве не прекращалось, а просто замедлялось. Уже в 1943 году был создан Совет по восстановлению разрушенных городов. Советские архитекторы сочинили наполеоновский гимн победе. Формы зданий стали более замысловатыми, балконы и карнизы — тяжелее, арки — больше. Больше оружия, включая современное вооружение и древние шлемы и шипы, а также знамена, барабаны, рога использовались, чтобы показать славу армии, которая обеспечила победу.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЮК «Эгида-Сочи» - недвижимость.

Наш принцип – Ваша правовая безопасность и совместный успех!

2021 © Все права защищены.