Неоконструктивизм это: что это такое, советский постконструктивизм в архитектуре и живописи, стиль неоконструктивизм, русский constructivism

что это такое, советский постконструктивизм в архитектуре и живописи, стиль неоконструктивизм, русский constructivism

Авангардистское искусство, зародившееся в начале прошлого столетия, получило огромный размах во всех европейских странах. Одним из его уникальных направлений стал возникший в советской России конструктивизм. Это направление было полностью подчинено потребностям народа, подкреплённым новыми возможностями машинного производства, что выразилось в архитектуре

История становления стиля

Стиль конструктивизм возник в начале прошлого столетия в рамках авангардистского направления искусства. Родиной его являлась советская Россия, однако, распространение оно получило и в ряде других стран.

Единого мнения касательно причин его возникновения нет. Принято считать, что конструктивизм начал своё развитие ещё в недрах модернизма. Основные черты и признаки его окончательно сформировались к первой половине 1930-х годов. Данное направление открывало не просто новые формы выражения авангардистского искусства, оно отражало новые социальные преобразования общества (особенно ярко это проявлялось в СССР), готовило искусство к применению новых методов и материалов.

Окончательное становление конструктивизма стало возможным не столько благодаря скорому упадку модерна, сколько небывалому научному развитию.

Сильнее всего эти изменения затронули бытовую сферу. Переход к индустриальному производству позволил создавать новые предметы быта – граммофоны, радио, пишущие машинки и электроприборы, не совместимые с классической предметной эстетикой.

В непосредственном развитии конструктивизма можно выделить два периода:

  • Неутилитарный, где конструктивизм сводился к выявлению реальной структуры предметов и вещей и закреплению её в плоских или объёмных формах. Данное направление получило развитие у западных мастеров и проявлялось зачастую в изобразительном искусстве и скульптуре.
  • Прикладной – это подчёркнуто практичный конструктивизм, направленный на создание максимально функциональных и нужных предметов и вещей. Он полностью подчинён процессу воплощения коммунистических идей и присущ в основном советским странам.

Что касается термина конструктивизм, то впервые он был применён в одноимённой книге А.М. Гана.

Черты стиля

Основные черты конструктивизма проявлялись в новой эстетике вещи.

Главные теоретические принципы данного направления изложены в трудах венского архитектора и публициста Адольфа Лооса, а именно:

  • Отказ от вычурных украшений и художественных излишеств. Он стал основной идеей направления. Касалось это как архитектуры, так и художественно-промышленной практики.
  • Отказ от орнаментов и прочих декоративных элементов. Особенно ярко это проявляется в архитектуре. Дома в стиле конструктивизм представлялись как «единая форма», не требующая никаких украшений и декора, в отличие от того же ампира.
  • Замысловатые формы предметов теряют актуальность. Им на смену приходят более рациональные образы.
  • Основным критерием эстетической ценности вещи становится её целесообразность и возможности практического применения. Стремление к максимальной рациональности форм подкреплялось возможностями машинного производства и подразумевало полный отказ от ручной художественной отделки.
  • Развитие художественной промышленности.
  • Основное внимание уделялось не красоте предмета, а его функциональному назначению. Считалось, что формы и украшения вещей, присущих ремесленным поделкам, не уместны в век машинного производства.

Архитектура

Конструктивистское направление получило широкое применение в советской архитектуре 20-30-х годов прошлого столетия.

Бурное развитие промышленности, транспорта и рост городов не соответствовали классической городской планировке с узкими улицами и вычурными зданиями. В этой связи конструктивизм, направленный на максимальную эффективность и рационализм нового времени, позволил решить проблему не только транспортного обслуживания, но и оптимального расселения и поддержания санитарные условия проживания.

Создающиеся в этот период жилые комплексы были ориентированы на потребности средне- и низкооплачиваемой категории граждан и состояли из экономичных типовых квартир.

Советский конструктивизм предполагал разработку не просто конкретного здания или сооружения, разрабатывались универсальные кварталы, улицы и принципы их сочетания. Последние включали и городские транспортные магистрали.

Конструктивизм в архитектуре зачастую проявлялся в использовании достаточно простых формальных элементов, полностью лишённых какого-либо декора и украшений. Все части здания соединялись в соответствии с планом организации внутреннего пространства, а форма их определялась непосредственно назначением помещений.

Ещё во время доминирования конструктивизма и других модернистских течений в советской архитектуре работали зодчие, опиравшиеся на архитектурные традиции античности и эпохи Возрождения.

Полагалось также, что архитектор обязан был продумать не только общую концепцию постройки, но и размещение вывесок, часов, шахт лифтов и громкоговорителей, которые также полагались частью архитектурного образа.

Советские конструктивисты, ставшие прародителями стиля, направляли свои усилия на решение двух задач – проектирование образцового социалистического города и создание многоквартирных домов-коммун для рабочих.

Причём, в ведение архитекторов стали входить не только жилые постройки, но и универмаги, рабочие клубы, типографии, санатории, заводы, фабрики, электростанции и прочее.

В истории русского конструктивизма особое значение имеет город Екатеринбург. В период бурного строительства первых советских пятилеток, конструктивизм был признан официальным архитектурным стилем страны. По счастливому стечению обстоятельств в этот период в Екатеринбурге практиковала целая группа талантливых архитекторов. Последние, благодаря тотальной застройке города, получили возможность воплотить в жизнь даже самые непредсказуемые идеи. Так Екатеринбург обзавёлся 140 уникальными постройками. Такой концентрацией архитектурных памятников не может похвастаться ни один другой город мира.

Конструктивизм, как один из стилей авангардистских направлений, получило распространение не только в рамках СССР, но и ряде других государств.

Так ярким примером конструктивной архитектуры стала возведённая на Всемирной парижской выставке Эйфелева башня.

Эйфелева башня, Париж

Особенности интерьера

Интерьер домов в стилях конструктивизм и Ар Деко полностью соответствовали основным чертам направления и включали следующие особенности:

  • чётко выраженный каркас и компактные формы;
  • отсутствие каких-либо загадок и тайн – каждый предмет выполнял исключительно возложенные на него функции.

Конструктивизм предполагал создание просторных габаритных помещений, применение стен и перегородок было сведено к минимуму. Иногда для зонирования комнат использовали передвижные ширмы. В декоре отсутствовали всякие изыски – орнаменты, лепные украшения. Основными цветами выступали: белый, чёрный, серый, металлический, красный и жёлтый. Хоть конструктивизм и отрицал декор, однако, допускалось создание небольших акцентов за счёт применения ярких покрытий ил освещения. Стены и потолок зачастую отделывались однотонной штукатуркой или краской. В качестве напольного покрытия использовалась паркетная доска. Что касается мебели, то основными требованиями к ней были удобство и функциональность.

Такая мебель зачастую имела ярко выраженный каркас и правильные геометрические очертания.

Скульптура

В рамках развития конструктивистского направления немалое развитие получила и скульптура. В начале 20-х годов советскими конструктивистами был сформирован Институт художественной культуры (ИНХУК), объединяющий скульпторов, архитекторов, художников и искусствоведов. Конструктивистская скульптура исходила из концепции построения форм, основанной ан выражении внутренних структурных связей между геометрическими элементами композиции и сочетания различным фактурных материалов.

На этом этапе скульптура носила абстрактный характер. Так вместо изображения привычных человеческих персонажей, мастера использовали замысловатые геометрические конструкции. Целью демонстрации последних было поразить зрителей, сформировать переход от изображения к конструкции.

Особую роль в становлении конструктивистской скульптуры играет деятельность Н. Габо и Н. Певзнера.

Габо известен своими экспериментами в пространственной пластике (головы плоскостей), Певзнер же прославился создание беспредметных кубических композиций. Целью данных работ было выявление формы и фактуры предметов. Позднее Габо был сформирован «Реалистичный манифест», отражавший сформировавшуюся в те годы концепцию формообразования, и вмещал следующие положения:

  • действительность – высшая красота;
  • отрицание цвета, глубина композиции достигалась за счёт фактур и тона;
  • отрицание начертательного характера линий, они воспринимались как направление скрытых в композиции сил;
  • отрицание объёма, мерой пространства признавалась глубина;
  • отрицание массы в скульптуре. Считалось, что объём можно сконструировать из плоскостей.
  • отрицание статических композиции.

Читайте также про скульптуры барокко.

Модные течения

Расцвет конструктивизма пришёлся на начало 1920-х годов В этот период происходят первые попытки создания советского стиля моды. Особое внимание уделялось созданию «одежды для трудящихся». Основными критериями нового советского стиля стали удобство и простота. За основу большинства как женских, так и мужских нарядов был взят простейший крой рубахи, составленный из прямоугольников.

Позднее в советскую моду стали поникать костюмы «маренго», фетровые боты, пальто, кортиковые манто, беличьи шубы и чулки со стрелками. Однако обеспечить себе модную одежду могли далеко не многие женщины, посему большинство просто перешивали свои старые наряды по выкройкам из журналов.

К 1930-му году в стране начала активно развиваться лёгкая промышленность. Резко возросло производство тканей из ситца, однако, купить даже её в свободной продаже могли далеко не все. Поэтому многие даже не задумывались о моде, а носили что есть.

В таких условиях мода отрицалась, как буржуазное понятие. Все усилия народа направлялись на строительство социализма, посему одежда делалась максимально удобной для труда. Мужчины носили одежду спортивного или полувоенного стилей – френч, брюки, заправленные в сапоги, гимнастёрки или рубахи с вышивкой.

Женщины же в качестве повседневной одежды носили жакеты, трикотажные кофты, блузы и юбки. Единичные праздничные платья украшались кружевными воротниками. Зимой носили ватные пальто с каракулевыми воротниками.

Выдающиеся деятели направления

Среди выдающихся деятелей конструктивизма особого внимания заслуживает В. Е, Татлин.

Его работы стояли у истоков формирования данного направления. Одними из подобных произведений стали его «контррельефы» – композиции из кусков жести, проволоки, дерева, стекла и штукатурки. Все материалы прошли минимальную обработку и были поданы в качестве кубических элементов композиции. В своих «беспредметных» графических работах из геометрических элементов и фактур, художник старался проявить взаимосвязи между конкретными элементами и структурой композиции в целом.

Рассматривая конструктивизм в живописи, нельзя не упомянуть о работах А.М. Родченко.

Его картинам была присуща абстрактность и геометрические формы. Художник полагал, что любая пространственная конструкция должна быть абстрактной и неизбирательной.

А.М. Родченко, художник в стиле конструктивизм

Обои для гостиной комнаты: как правильно сочетать разные виды обоев, чтобы улучшить интерьер.

Все о ламинате фирмы Практик читайте в этой статье.

Примеры готовых работ из алмазной мозаики: https://trendsdesign.ru/materialy/mozajka/almaznaya-mozaika.html

Плакаты российского конструктивизма 1920-х – 1930-х годов

Заключение

Конструктивизм стал одним из уникальных направлений авангардистского искусства. Данное направление руководствовалось не только эстетическими, но и функциональными критериями, в отличии от позднего классицизма. Все, создаваемые предметы и вещи лишались ненужных украшений и элементов. Это течение возникло в рамках социалистического советского движения и полностью соответствовало духу времени. Очень много сходств конструктивизм имеет со стилем минимализм, хотя задатками появления данного стиля считаются как раз эмпиризм и рационализм.

Читайте также про неоклассицизм – это художественное явление, которое понимается на Западе и Востоке по-разному.

«Европейский неоконструктивизм» в музее современного искусства

В музее современного искусства на Петровке открывается выставка «Европейский неоконструктивизм. 1930-2000». Представляет это знаменитое направление искусства ХХ века московской публике на сей раз Словакия. Трехчастная экспозиция подготовлена братиславским музеем Милана Добеша, отвечающим за мировых классиков искусства конструктивизма, музеем из Вуковара, который показывает коллекцию современных западных неоконструктивистов, и братиславской галереей «Комарт» — она представит 11 современных авторов из Центральной Европы. Выставка проходит в рамках программы официального визита президента Словацкой Республики. Идея выставки имеет изящный историко-культурологический подтекст. Все знают, что Россия дала миру в ХХ веке не только балет и Московский метрополитен, но и конструктивизм. Однако если первыми двумя достижениями мы гордились без перерыва последние восемь десятков лет, то третье пребывало в забвении по причинам идеологического характера. Парадоксально, что Казимир Малевич, Владимир Татлин, Наум Габо, Густав Клуцис, Братья Веснины, Эль Лисицкий дали мощный импульс развитию мирового искусства, а наши художники-шестидесятники обращались к авангарду и беспредметному искусству после знакомства с репродукциями картин Пита Мондриана и Виктора Вазарели. Братья-славяне на время водворяют конструктивистов и их последователей на историческую и духовную родину. Выставка велика, она включает в себя около 150 произведений 30 авторов из 15 стран мира. Впечатляет список имен: Соня Делоне (на фото — ее «Абстрактная композиция»), Макс Билл, Йозеф Альберс, Лючио Фонтана, Виктор Вазарели, Милан Добеш, Джетулио Альвиани. Два последних имени в списке принадлежат живым классикам неоконструктивизма, и этих персонажей можно будет увидеть на выставке во плоти.

Фото: СЕРГЕЙ МИХЕЕВ

Леонид Тишков в Крокин-галерее

Леонид Тишков, известный художник, широкой публике знакомый прежде всего как карикатурист и книжный иллюстратор, отец даблоидов, стомаков и чурок, выстроил в Крокин-галерее ретроутопическую инсталляцию под названием «Ладомир». Она посвящена, разумеется, Велимиру Хлебникову и отсылает зрителя к плодотворной и оптимистичной эпохе 20-х годов, когда человечество еще продолжало думать, что с развитием техники и завоеванием новых пространств на Земле наступит всеобщее счастье. За осуществление этого счастья в мире, созданном Леонидом Тишковым по мотивам Хлебникова, призваны отвечать Председатели Земного шара — сам вышеуказанный поэт-будетлянин и его коллеги, общим числом 317 человек. Их фигурки, слепленные из хлеба, расставлены среди футуристических объектов, сделанных из макарон. Изящные спицы спагетти оказались прекрасным строительным материалом для памятников всем трем Интернационалам, посвященных Татлину, трубы для путешествия в космос, посвященной Циолковскому, радиобашни, посвященной Попову, и проунов и архитектонов имени Малевича и Лисицкого. Тишков не был бы Тишковым, если бы юмор, которым щедро приправлена инсталляция, не обладал мрачной окраской. Его блистающий «Ладомир» трагически хрупок, а Председатели Земного шара съедобны, они так и просят, чтобы им откусили головы.

Стили | Брутализм

(от франц. beton brut — необработанный бетон)

Брутализм (необрутализм) — стиль, изначально возникший после Второй мировой войны в английской архитектуре, возложившей большие надежды на еще не слишком привычный для Великобритании железобетон. Что вылилось в эстетизацию бетона в оформлении зданий и потому отсутствие какой-либо его обработки и отделки. На самом деле немного раньше этим начал заниматься великий швейцарский функционалист Ле Корбюзье, но именно в Великобритании такой подход к отделке зданий стал массовым. К 1960-м годам стиль получил широкое распространение во всем мире, в том числе и в СССР, на бывших просторах которого например до сих пор красуются многочисленные ДК, ЗАГСы и Районные администрации, построенные под влиянием брутализма (хотя вообще это индустриальный неоконструктивизм, но это немного сложно).

Интерьерный брутализм чтит и продолжает традиции своего архитектурного собрата. И главная особенность интерьера этого стиля — полное или частичное оголение фактуры девственного бетона, если он есть конечно. Если нет — подойдет кирпичная кладка или обычная цементная штукатурка. Инженерные коммуникации и электрика по большей части остаются открытыми и подчеркиваются, убираясь лишь в металлорукава и хромированные или крашенные трубы. Меблировка в классическом брутализме — в стилях функционализм, футуризм, хай-тек, возможна ретро-мебель, псевдо-ретро (винтажная): с использованием блестящих металлических элементов, однототонного текстиля, кожи, пластика. Хотя современные тенденции, пришедшие уже из лофта, вполне позволяют вписать и классические, и этнические мебель и предметы интерьера, с использованием орнаментов и всяких завитушек. Также, в традиционном понимании стиля, оформление окон отсутствует или минимально — жалюзи, рулонные и римские шторы, хотя и тут не без исключений. Бетонные стены можно, а иногда и нужно, разбавлять ровными окрашенными (чаще всего белыми или черными) или деревянными поверхностями, большими плоскостями стекол и зеркал. В остальном оформлении можно где-то подчеркнуть суровую сущность интерьера, добавляя технические светильники, выделяя распредкоробки и другие утилитарные предметы, а где-то ее и сгладить, используя цветастые картины, большие необычные люстры и т. д.

В общем, из плюсов: брутализм — стиль интересный, для людей неординарных, с не замыленным середнячковыми невнятными интерьерами сознанием. Открытость коммуникаций позволяет при необходимости легко менять их конфигурацию. И вообще этот стиль — хороший вариант сэкономить на отделке. Минус: язвительные неискушенные друзья будут весело шутить, что у вас зачем-то не доделан ремонт.

Советское ар-деко «есть за что полюбить»

Ар-деко, эклектичный стиль 20-40-х годов, переживает сегодня очередную волну популярности, оставаясь эффективным средством воссоздания элегантности и роскоши. Известно, что ар-деко зародился во Франции, был очень популярен в Америке, и впитал в себя множество более ранних и современных ему направлений. Но нашел ли этот стиль какое-либо отражение в произведениях отечественного дизайна? Об этом издание Designstory побеседовало с исследователем советского мебельного дизайна, автором 3-х книг и одной монографии о дизайне мебели в СССР, Александром Семёновым, который придерживается мнения, что советское ар-деко существовало и обладает рядом особенностей. 

1. Почему в 30е годы на смену демократичным идеям конструктивистов, которые в своих проектах ориентировались на массового потребителя, приходит штучный подход к дизайну мебели?

Это не совсем так. Действительно, в 1920-е годы авангардисты активно разрабатывали проекты многофункциональной, бюджетной, качественной с точки зрения дизайна и лаконичной по конструкции, лишённой нефункционального декора мебели. Но в 30-е эти идеи продолжают жить и трансформироваться. Слишком поверхностно было бы утверждать, что 20-е – время дизайна для массового потребителя, а 30-е – образцовых и единичных проектов. Мы должны понимать, каким образом формировались и существовали концепции проектирования мебели в разные исторические периоды. Идеи авангардистов являются в определённом смысле слова новаторскими для своего времени, но в количественном плане далеко не основными. В подавляющем большинстве массовой продукции по инерции сохранялись тенденции прошлого времени: от наличия разного количества декора до использования привычных конструкций и технологий. В то время, как экспериментальная мебель конструктивистов существовала в основном только в виде единичных экземпляров. Вот и что в таком случае называть «штучным подходом»? Почему проекты авангардистов в области мебельного дизайна не стали массовыми? Этому можно найти множество причин, но факт остаётся фактом – теоретически конструктивисткая мебель должна была быть массовой, но на практике этого не произошло. А в 30-е, напротив, серийная продукция в стилевом плане гораздо ближе приближается к образцовой мебели и передовым направлениям своего времени: постконструктивизму, ар-деко, неоклассицизму. Фактически существенные изменения в дизайне массовой мебельной продукции происходят только во второй половине 50-х годов, когда на государственном уровне принимаются законы, ограничивающие проектировщиков массового оборудования по принципу стандартизации, унификации и экономии.

Иными словами, конструктивисты стремились проектировать массовую многофункциональную мебель, а проекты в стиле ар-деко или неоклассицизма совершенно необязательно являлись таковыми. Но концепции первых слабее влияли на стилистику массовой мебели, нежели вторых и третьих. Так что предлагаю в данном случае не обобщать, а попробовать не упустить важные детали.

2. В своей книги Вы говорите, что в «ар-деко претендует на статус состоявшегося направления в проектировании советской мебели». В чем это выражается?

Есть разные мнения на понятие советского ар-деко. Одни полагают, что ар-деко в Советском союзе не было. Более интересной представляется точка зрения, когда постконструктивизм понимается как локальная разновидность ар-деко. Иными словами, во множестве стран существовал данный стиль, а в СССР, как и в других местах, у него были свои специфические черты и название. Такой точки зрения придерживается Александра Селиванова – старший научный сотрудник Музея Москвы, руководитель Центра авангарда (https://arzamas.academy/mag/368-ardeco). Я же сторонник того, что ар-деко и постконструктивизм в советской мебели – это похожие, но концептуально разные направления. Это выражается в том, что постконструктивизм примиряет авангардные идеи с так называемым «освоением классического наследия». Это логичное продолжение конструктивизма. Он говорит о возможности такого союза. Но это примирение именно локальное. Ар-деко отсылает ко множеству стилей. Это интернациональное направление. В каждой стране оно разное, но везде оно будет называться «ар-деко».

Я полагаю, что собирание проектов под крылья одного стиля (пусть очень широкого с очень эластичными границами) не совсем уместно в контексте советской истории проектирования. А именно с тем, что в СССР смело и дерзко заявили о себе конструктивисты. Они действительно создавали новаторские проекты и это признавали ведущие мировые архитекторы и дизайнеры того времени. Конструктивизм удивлял в Париже на выставке ар-деко, удивляет многих он и сейчас. Ни о каком примирении ар-деко и конструктивизма в 1925 году и речи идти не может. Это совершенно разные концепции. Постконструктивизм я понимаю, как пост этап конструктивизма (не как неоконструктивизм). Это хорошо видно на примере мебели. Оборудование интерьеров Дома на набережной очень лаконичное по своей стилистике, оно простое по конструкции, серийное, у него ясные и четкие формы. Чем не конструктивизм? Но нет, далеко не он. Борис Иофан уже гораздо меньше заигрывает и экспериментирует с формами (ил. 1-2). Конструкции по сути своей классические. Уже никакого крашения, а только классический древесный рисунок. Это и не ар-деко. Постконструктивизм весьма аскетичен. Мастера этого направления если и использует нефункциональный декор, то весьма сдержанно. Они не смакуют его, как представители западного ар-деко, но, при этом, подходят весьма внимательно и осторожно к процессу декорирования. В то время, как советские мебельные проекты ар-деко отличаются характерными гнутыми формами, лакированными поверхностями, дорогими материалами и приёмами формообразования, оправданными, по большей части, не функциональными причинами, а визуальными приёмами выразительности (на верхнем фото). В Советском Союзе своё ар-деко и свой постконструктивизм.


1-2. Б. М. Иофан. Кресло и стол для Дома на набережной. Начало 1930-х гг.

3. Почему ар-деко в Советском Союзе не стал таким популярным стилем, как это было, например, в Америке или Франции?

Как это часто случается в России, инициатива, а также последнее слово и в то время исходили от действующей власти. Мастера ведущей мастерской по разработке интерьеров и оборудования, Архитектурной мастерской Моссовета № 12, за небольшой период работы с 1933 по 1935 год создали массу проектов в стиле ар-деко, среди которых: оборудование станции метрополитена «Охотный ряд» (ил. 5), различные киоски (ил. 6) и многое другое. Это превосходные образцы советского ар-деко, но, по всей видимости, именно за такие работы мастерская была закрыта в 1935 году спустя два года своего существования. По заявлению Моссовета «мастерская не ответила на поставленные ей задачи» (Мастерские: история мастерской №12. [Электронный ресурс] http://www.sovarch.ru/260/ (дата обращения: 29.10.2016).), что едва ли соответствовало действительности. Вероятно, что причина закрытия заключалась в критике, которая говорила о «некоторой связанности» работ мастерской «традиционными модернистскими штампами» (Липецкий И. Интерьеры комбината «Правда» // Архитектура СССР. 1934. № 7. — С. 29.), а также в общей стилистике проектов, отсылающей к популярным мотивам ар-деко капиталистических стран Европы и США. Но так же необходимо понимать, что на западе ар-деко распространяется примерно на пол десятилетия раньше, чем в СССР, в то время, когда в Советском Союзе активно развиваются идеи конструктивистов.


5-6. Архитектурная мастерская Моссовета № 12. Турникеты и киоск ОГИЗ для станции метрополитена «Охотный ряд». Середина 1930-х гг. 

7. Проект кресла для Даниловского универмага. 1933 г.

4. Есть ли какие-то отличия советского ар-деко от европейского или американского вариантов стиля?

На мой взгляд, советское ар-деко в мебели гораздо менее выражено, нежели западное

. В некоторых случаях его тяжело отличить от неоклассицизма или постконструктивизма (ил. 7). Многие исследователи даже утверждают, что его и вовсе не было. Но я усматриваю ряд специфических особенностей, характерных для советского стиля: большая строгость и геометричность форм, меньшее количество мастеров, вовлечённых в конструирование локального художественного направления, гораздо более узкий диапазон разнообразия декоративных и конструктивных приёмов. Это и неудивительно, так как период создания советских проектов, подходящих под определение «ар-деко», гораздо меньше европейского и американского – всего несколько лет. За такой короткий промежуток времени едва ли может появиться множество разнообразных примеров мебели. Но я убеждён, что этого времени было достаточно, чтобы советское ар-деко оформилось в отдельное направление проектирования.

Слева направо: характерный пример постконструктивизма, ар-деко и советского неоклассицизма


8. Б. М. Иофан. Стул для Дома на набережной. Начало 1930-х гг.
9. Архитектурная мастерская Моссовета № 12. Шезлонг для комнаты отдыха бань Моссовета. Середина 1930-х гг.

10. К. С. Алабян. Кресло. 1930-е.
5. Расскажите, пожалуйста, чуть подробнее о деятельности мастерской №12, отличались их проекты от работ других студий или отдельных мастеров?

Именно в проектах мастерской №12 наиболее чётко вырисовывались черты советского ар-деко. Она была специально организована для качественной проработки интерьеров архитектурных проектов. В её состав входили ведущие проектировщики своего времени: Н. Боров, Г. Замский, И. Янг и многие другие. Это тот самый случай, когда в стенах одной организации создаются не только выдающиеся работы, а целое направление в дизайне. Специалисты мастерской систематично разрабатывали проекты, близкие по стилю к популярному на западе ар-деко, но переосмысляли его через призму собственного опыта. Необходимо помнить, что большинство из них ещё несколько лет назад преимущественно работали в направлении конструктивизма и именно на основе последнего складывались характерные черты постконструктивизма и советского ар-деко.

Наиболее наглядно синтез конструктивизма и ар-деко представлен в проекте интерьера кабинета главного редактора для комбината «Правда» в 1934 году (ил. 11). А. Н. Лаврентьев в книге «История дизайна» называет стиль, в котором выполнена мебель редакционных помещений комбината, «пластическим конструктивизмом» (Лаврентьев Α. Η. История дизайна. Учебное пособие. Москва: Гардарики, 2007, с. 187.). Формы стульев, диванов, столов и книжных полок принимают обтекаемые очертания, контуры предметов закругляются, острые углы смягчаются. Каркас мебели для сиденья выполнен либо из дерева, либо из металлических трубок. На изображении кабинета главного редактора видны два кресла с металлическим каркасом, на котором держатся мягкие элементы спинки и сидения. Визуально опора представляет собой непрерывную гнутую линию, что подчёркивает эффект цельности и логичности конструкции. Подобный каркас позволяет креслам прогибаться под весом человека, подстраиваясь под позу тела.

 
11. Н. Боров, Г. Замский, В. Янг. Проект интерьера кабинета главного редактора для комбината «Правда». 1934 г.
  При изучении отдельных предметов мебели, например, рабочего стола или книжного шкафа, становится ясно, что авторы в проекте не отталкивались от какого-то отдельного стиля в проектировании, а произвели синтез различных стилевых направлений для создания уникального внутреннего пространства помещений комбината. Тем не менее, можно заметить ряд общих тенденций: увеличение габаритов мебели и визуальное подчёркивание массивности конструкции, переход на натуральные оттенки древесины, выделение естественных текстур, использование тонировки, а так же применение современных технологий и материалов, таких как гнутьё металлической трубы, пластмасс (бакелита, целлулоида, плексигласа), а так же декоративных защитных покрытий металла (хромирование и никелирование).

Интересно, что несмотря на, казалось бы, общую положительную характеристику выполненных работ в прессе, мастерской высказывались замечания по поводу формализма и следования западным образцам. Автор критической статьи, об интерьерах комбината «Правда», говорил следующее: «В общем проект является несомненным достижением уже в силу самой постановки проблемы целостного архитектурно-художественного оформления интерьера громадного комбината. В то же время надо отметить некоторую связанность проекта традиционными модернистскими штампами, досадно тормозящими работу бригады» (Липецкий И. Интерьеры комбината «Правда» // Архитектура СССР. 1934. № 7. — С. 29.). Так действовала антизападная пропаганда, которая в итоге и уничтожила мастерскую, как видимо и ВХУТЕИН за несколько лет до этого. При этом едва ли можно найти более продуктивные организации в СССР, занимающихся проектированием и разработкой теории дизайна.

6. Какие еще имена в связи с советским ар-деко Вы могли бы назвать?

Помимо работ выполненных в мастерской № 12 особенно хочется выделить проекты легендарного дизайнера Иосифа Вакса, который в 30-е годы работал над переоборудованием и созданием интерьеров знаковых объектов, а в послевоенный период стал ведущим человеком, сформировавшим новое лицо ленинградской школы дизайна. Его вклад в развитие советского проектирования сложно переоценить. По степени значения и влияния деятельность Вакса можно сопоставить разве что с работой самого известного советского дизайнера – Юрия Соловьёва.

 7. Сохранилась ли мебель, выполненная в те годы, и можно ли ее где-то увидеть?

Советской мебели в стиле ар-деко сохранилось гораздо меньше, чем неоклассической, но, в то же время, её количественно больше, нежели конструктивистской. К сожалению, предметы, выполненные в Архитектурной мастерской Моссовета № 12 едва ли представится шанс увидеть. Но две реплики (ил. 12-13) на мебель по проектам мастерской можно было увидеть на выставке в Heritage Gallery (https://www.heritage-gallery.ru/novosti): «Постконструктивизм или рождение советского ар-деко: Париж – Нью-Йорк – Москва». Реплики были выполнены специально для выставки специалистами студии STAMESKA. 

  
12-13. Студия STAMESKA (http://stameska.shop/). Реплики на мебель по проектам мастерской № 12.

Некоторые признаки стиля можно заметить и в массовой мебели того времени, которую время от времени можно встретить в некоторых квартирах, особенно в так называемом «старом фонде». Некоторая «агитационная мебель» (ил. 14) также впитала в себя некоторые приёмы ар-деко наряду с неоклассическим декором и еле уловимыми элементами модерна.


14. И. Крестовский. Мебель из гарнитура «Хлеба коммунизма». 1937 г.

8. Чем Вы можете объяснить, что сегодня ар-деко переживает очередную волну популярности?

Ар-деко – это стиль, впитавший в себя множество направлений проектирования как современных ему 20-30-х годов, так и более ранних тенденций. Иногда весьма непросто найти грань, отделяющую ар-деко, например, от постконструктивизма или даже советского неоклассицизма. Взять хотя бы проект переоборудования Аничкова дворца в Дворец пионеров имени Жданова (ил. 15-16), выполненный под руководством Иосифа Вакса. Мастер использует приемы формообразования, балансирующие на грани переосмысленной неоклассики (советского неоклассицизма) и характерных для ар-деко гнутых гладких форм, выразительных дорогих материалов.


15-16. Вакс И. А. Проект переоборудования Аничкова дворца в Дворец пионеров имени Жданова. 1930-е гг.

Ар-деко предпочтут люди, не принимающие строгость классицизма, неудовлетворённые примерами переработки исторических стилей в различных направлениях эклектики, уставшие от модернизма, постмодернизма и текущих архитектурных тенденций. Но есть ещё масса причин любить ар-деко наравне со всем вышеперечисленным. Едва ли кто-то сможет дать точный ответ, почему именно этот стиль набирает поклонников в современное время. Люди замечают то, что им часто показывают, а также качественные и выразительные работы (выразительными могут быть и «безвкусные» вещи). В Европе заинтересовались мебелью советского ар-деко во многом благодаря нескольким выставкам, проведённых Heritage Gallery. Посетителей привлекло многообразие дизайнерских решений, то приближающихся к аскетичности постконструктивизма, то с головой уходящих в символичность «агитационного стиля». Популярность конструируется, а не приходит из ниоткуда. А советское ар-деко ещё и есть за что полюбить.

Аудиосистема в Audi A4 | журнал АвтоЗвук

Приставка «нео» при всей её античности — одно из самых мощных языковых средств. Формально, по энциклопедии — это просто «новый», а на деле, соединённая с любым употребительным словом, эта приставка подаёт сигнал: «новый, потому что раньше так не умели». Хрущёвские пятиэтажки — конструктивизм. Неоконструктивизм — это Центр имени Помпиду в Париже, посмотреть на который водят экскурсии.

Студия Auto HiFi, руководитель проекта Николай ПОЛЯКОВ

Или вот «минимализм». Оставив в покое живопись и прочую архитектуру, что в автозвуке принято было относить к примерам этого стиля? В лучшем случае — фронт и сабвуфер от четырёхканального усилителя, в худшем — фронт «от башки» и активный сабвуфер на ремнях в багажнике. Что умеем? Играть компакты. Что ещё? Всё, больше ничего.

Система, о которой пойдёт речь сейчас, вполне может быть отнесена к построенным по принципу минимализма. «Голова» в штатном месте, компонентники спереди и сзади (эка невидаль), один саб, один усилитель на всё, вот разве что блок процессора между «головой» и усилителем выдаёт амбиции, выходящие за рамки старого минимализма. Что умеем? А вы что, мужчина, хотели? Аудио в экстренном качестве — пожалуйста, видео — не вопрос, причём с полновесной раскладкой звука по схеме 5.1, без купюр. Всякие консервы типа mp3 — опять не вопрос, хотите — по старинке с диска, хотите — по неомоде, с вездесущего теперь iPod. И при всём при этом схему системы можно было бы запросто нарисовать на спичечном коробке, если бы её создатели и заказчик признавали столь древние технологии генерации огня в бытовых целях.

Автомобиль — Audi A4, принято считать, что это — выбор практичных, не склонных к безрассудству и приключениям горожан, где бы ни находился их город. Впрочем, здесь опять некоторые признаки выдают амбиции, на этот раз — автомобильные. Практичная машина тюнингована в стиле того же минимализма, ничего, хватающего за глаза, а смысл — ясен. Низкопрофильная резина на выросших в диаметре дисках, «подточенная» подвеска, аэродинамика со вкусом и без фанатизма.

Владельцу машины не потребовалось долго объяснять будущему конструктору заказанной им мультимедийной системы в своей Audi, в каком стиле её надлежит строить. Конструктор — Николай Поляков, один из ветеранов нашего цеха, а полвека жизненного опыта общего назначения дают возможность получать некоторые ответы, не задавая некоторых вопросов. Николай предложил мультимедийную систему в стиле неоминимализма.

Источник в такой системе должен по определению брать на себя много. В данном случае это мультимедийная станция Alpine IVA-D310R, совмещающая функции проигрывателя CD, DVD, всеразличных mp3 с функциями монитора для видеоряда. Работающий в связке с головным устройством процессор PXA-H701 обеспечивает и все виды коррекции, и декодирование многоканального звука.

Чейнджера в системе не предусмотрено, это выходило бы за рамки изящного стиля, зато есть легко вписывающаяся в эти рамки возможность подключения волшебной коробочки по имени iPod.

Фронтальная акустика составлена из компонентов Alpine и MB Quart. Именно составлена, а не просто смонтирована

Усилитель в системе — единственный, но, как нам известно по результатам тестирования («А3» №1/2003), он как был, так и остался одним из самых удачных представителей своего вида техники. В компактном корпусе (280 х 280 мм) — четыре канала за сотню ватт (честных) в основных каналах плюс четыре сотни на 4-омную нагрузку — в сабвуферном. Впрочем, тут мы немного слукавили. В системе есть и ещё один усилитель, но в силу исчезающе малых размеров его и найти в машине непросто, поэтому простительно не посчитать. Это — миниатюрный блок усилителя центрального канала Alpine SBS-0715, работающий в полном соответствии с назначением — превратить систему в полноценную многоканальную. Сигнал для центрального канала вырабатывает процессор, а в качестве акустики выбрали малогабаритную головку KEF Ci50, предназначенную для встраиваемой акустики. Благодаря размерам её удалось безбедно поселить на акустическом экране в центральном воздуховоде торпедо, а чтобы избежать перегрузки несвойственными низкими частотами, рабочую полосу ограничили снизу на частоте 200 Гц фильтров с крутизной 30 дБ/окт., благо процессор такую опцию предоставляет.

Прочая широкополосная акустика была составлена из компонентов Alpine и MB Quart. Именно составлена, а не просто смонтирована. По ходу опытов, которые, между прочим, вместе со всей остальной работой по этому проекту заняли всего 4 дня, Николай обнаружил, что наиболее удачный вариант звучания достигается, если Alpine и MB Quart причудливо поженить. В итоге на фронте работают мидбасы из комплекта Alpine SPX-177, а кроссоверы и пищалки — квартовские. В тыловой акустике — всё наоборот: мидбасы MB Quart, остальное — Alpine. По мнению Николая, в силу более низкой частоты раздела кроссы MB Quart дают более ровное звучание фронта на средних частотах, в то же время мидбасы Alpine всегда были намного басовитее германских коллег, что для того же фронта важно, не надо объяснять. Результат: фронт удалось состыковать с сабвуфером на частоте 70 Гц (ФВЧ 30 дБ/окт., ФНЧ сабвуферного канала 18 дБ/окт.)

Источник в такой системе должен по определению брать на себя много. В данном случае это — мультимедийная станция Alpine IVA-D310R

Для сабвуфера решили взять пятиугольную головку Sony Explode, критерием выбора здесь была минимальная резонансная частота, а «пятиугольники» этим славятся. Чтобы не быть голословными: в своё время в групповом тесте «двенашек» этот сабвуфер у нас показал частоту резонанса ровно 20 Гц, тогда как ни у одного из полутора десятков остальных этот параметр не опускался ниже 26 Гц, а у половины был выше 30. Правда, тогда же мы отмечали, что в фазоинверторе получить ровную АЧХ с этой головкой нельзя, тем более — в фазоинверторе компактном. Однако Николай так задачу и не ставил. Он (по согласованию с заказчиком, естественно) поставил цель получить кинематографичный звук, с очень низкой граничной частотой и явно выраженной басовой составляющей. Это удалось при выборе объёма корпуса сабвуфера 60 л с настройкой двух тоннелей на частоту 27 Гц. Корпус сабвуфера выполнен из 20-миллиметровой фанеры с многочисленными усиливающими рёбрами внутри. Вместе с пристроившимися на его задней стенке усилителем и кроссоверами он, несмотря на немалый объём, очень ловко встал в дальнюю часть багажника, так что головка сабвуфера оказалась напротив люка-«лыжницы» в заднем сиденье.

Тыловую акустику смонтировали без особых затей в задней полке. Только твитеры направили в салон напрямую, а не через отражение от стекла, а полосу ограничили частотой 160 Гц. На фронте затейливая форма дверных обивок обусловила некоторые причуды по линии сопряжения подиумов и обивок, а традиционно «пустые» двери Audi потребовали установки металлической диафрагмы с проставкой под динамик там, где у других машин в дверях какой-никакой металл.

Неоминимализм в виброизоляции машины выразился в том, что вместо привычных материалов была использована гамма покрытий, выпускаемых под торговой маркой «Абрис» одним из отечественных заводов, что привело к тому, что соответствующая строка в смете работ оказалась в стиле минимализма. Или всё же неоминимализма?

 

 

Дань неоминимализму: возможность подключения волшебной коробочки по имени iPod

На фронте затейливая форма дверных обивок обусловила некоторые причуды по линии сопряжения подиумов и обивок

Пятиугольную головку Sony Explode выбрали по критерию минимальной резонансной частоты, «пятиугольники» этим славятся

G5-900 как был, так и остался одним из самых удачных представителей своего вида техники. В компактном корпусе — четыре канала за сотню ватт каждый плюс ещё четыре сотни — в сабвуферном

Хозяин машины однозначно поместил свои музыкальные предпочтения в электронную плоскость, поэтому в головное устройство был решительно заправлен «Electric Motion». Диск выявил и сильные, и слабые стороны системы. Сильная сторона, безусловно, бас. Ключевое слово по отношению к нему — «большой». Почти всё время большой и массивный. Слабым местом показались самые верхние частоты, щёточки на 2-м треке прозвучали глуховато, в то же время на 13-й дорожке колокольчик был излишне настойчив, как незваный гость. На 10-й композиции понравилась передача темпа, которой «крупный» бас удивительным образом совсем не мешал. В целом звук нельзя (совсем нельзя) отнести к академичному, наоборот, он — квинтэссенция бурного и мощного современного стиля.

Измерения показали: бас реализовался в полном соответствии с тем, что получалось при моделировании сабвуфера в «спикершопе». Мощный, ничем не умеряемый подъём на 30 Гц с характерным для ФИ спадом ниже частоты настройки. Но поскольку спад начинается с очень высокой точки, частоты 20 — 25 Гц воспроизводятся на уровне дай бог каждому.

На верхних частотах, действительно, наблюдается довольно ранний спад, совсем не характерный для металлических пищалок MB Quart, возможно всё же, что эксперименты по перекрёстному опылению динамиков и кроссоверов оказались чересчур смелыми.


Тенденции в архитектуре современных жилых комплексов

8 декабря ДОМОСТРОЙРФ.РУ провел онлайн-конференцию под названием «Концепция жилого комплекса. От идеи до реализации». Мы пригласили к диалогу представителей компаний-застройщиков и архитекторов – именно эти специалисты сегодня во многом определяют облик жилых районов российских городов.

Эксперты по недвижимости уже давно говорят о том, что время, когда покупателя устраивала просто «бетонная коробка», где можно спать и смотреть телевизор, осталось позади: сейчас людям нужны удобство, приятная атмосфера, эстетика, комфортная городская среда – и рассчитывать на всё это могут уже не только покупатели дорогого жилья. И в конкурентной борьбе побеждают те компании, которые могут обеспечить всё перечисленное.

Участники конференции это подтверждают, отмечая, что огромную роль в успехе проекта играет концепция и продуманность деталей. Они рассказали нам о том, как выглядит современный жилой комплекс в России и как он будет выглядеть в ближайшем будущем.

Воронеж: «книжный» ЖК с апартаментами-офисами

Для того, чтобы жилой комплекс был коммерчески успешен, нужно знать, для кого он строится и чего эти люди хотят.  Именно поэтому воронежский застройщик ВДК всегда проводит серьезные маркетинговые исследования перед тем, как запустить проект.

Правильный подход – идти от потребностей клиента (покупателя), уверена коммерческий директор компании Марина Коротова. А покупатель хочет удобного расположения, интересных архитектурных решений и современных планировок.

В качестве примера Коротова привела строящийся ЖК «Бунин» , который проектировался вместе с голландскими специалистами. Он находится на въезде в город и, следовательно, может служить «визиткой» Воронежа.

Марина Коротова,
Коммерческий директор компании «ВДК» (г. Воронеж)

За счет того, что у нас сложная геометрия здания, мы исключили квартиры с плохими видовыми характеристиками, неправильными зонированием и инсоляцией.

Соблюдены нормы СССР, когда „однушка“ не должна выходить на север, если „двушка“, то лучше „распашонка“, если „трешка“, то с соблюдением трех сторон света. Кроме того, мы ввели новый формат — апартаменты-офисы.


Представитель ВДК отметила, что появление апартаментов-офисов — отражение трендов, которые сейчас есть в российской экономике: государство делает ставку на малый и средний бизнес, появляется всё больше фрилансеров, а сейчас — в период пандемии, — дома работают даже те, кто обычно привязан к офису. Особенность апартаментов-офисов в разделении на жилую и рабочую зоны. Формат оказался многим интересен — квартиры были быстро распроданы.

Марина Коротова уточнила, что в случае с такими квартирами есть определенные юридические нюансы: оформляются они как коммерческие помещения, находятся на первых этажах и имеют отдельных вход с улицы. Прописаться в них нельзя.

Также, по словам Коротовой, остаются востребованными 40-метровые «однушки», квартиры с европланировками, квартиры с гардеробной. Те, у кого более широкие финансовые возможности, могут приобрести двухуровневую квартиру с дровяным камином — это позволяет создать уютную «загородную» атмосферу, не покидая городскую среду.

Елена Дорофеева, гендиректор ООО «ЦИК» (г. Нижний Новгород) и модератор мероприятия, отметила, что такой основательный и креативный подход к жилой застройке в регионах, увы, не является обычным делом.

Е. Дорофеева: «Но даже присутствие одной такой компании — это хорошо, потому что она задает вектор развития и заставляет других застройщиков „подтягивать“ свой уровень, чтобы конкурировать на рынке».

Самара: ЖК — «пятизвездочный отель»

ЖК «Гранд Империал» в Самаре, как и ЖК «Бунин», находится на стадии строительства. Компания «Новое время», которая является застройщиком, тоже сделала ставку на нестандартные решения: так как речь идет об элитном ЖК, будущим владельцам обещают инфраструктуру пятизвездочного отеля. 

«Гранд Империал» строится в центре Самары, в непосредственной близости от главных культурных и деловых объектов города. Разрабатывая внешний облик, архитекторы сделали ставку на смешение стилей: арт-деко, хай-тек, неоконструктивизм, модерн, индустриальная архитектура ХІХвека.

В комплексе 450 квартир с разными планировками и метражом: покупатели могут приобрести как небольшую «двушку», так и просторный пентхаус с бассейном и камином. Комплекс будет оснащен не только детской и спортивной зонами во внутреннем дворе, но и станциями зарядки электромобилей, наномойкой, вертолетной площадкой.

Дмитрий Виноградов,
Руководитель ООО «Новое время» (г. Самара)

Особенность нашего ЖК — в том, что все его секции связаны единым общественным пространством — галереей. Чтобы зайти туда, нужно будет спуститься на второй этаж и открыть специальную дверь с помощью своего ключа (такие есть у всех владельцев квартир).

Человек попадает в место, где сконцентрирована вся коммерческая инфраструктура: салоны красоты, юридические услуги, ресторан, стоматологический кабинет и так далее.


Эту концепцию мы уже реализовали в ЖК „Империал“, который был сдан в 2018 году и находится в непосредственной близости. В ЖК „Гранд Империал“ она развита еще больше.

В этом жилом комплексе общественными пространствами станут и крыши – дом состоит из множества секций разной высоты, на них появятся зоны отдыха, в том числе и детская площадка.

Виноградов отметил, что в центре города есть дефицит прилегающих площадок, поэтому решено использовать крыши по максимуму – в Израиле, например, такое решение очень популярно. Кроме того, у ЖК будет свой подземный паркинг на несколько уровней. Количество машиномест у «Гранд Империала» самое большое в Самаре – 1,9 на квартиру.

Нижний Новгород: «поселок-курорт» и ЖК в стиле высокого искусства

Относительно новое решение для россиян — таунхаусы, однако за последнее десятилетие они стали весьма популярны. В Нижнем Новгороде этот вид жилья строит компания «Евродом», которая запускает два проекта — «Баден-Баден» и «Прага». Как рассказала руководитель компании Алена Харитонова, сейчас они взяли курс на систему «всё включено».

Алена Харитонова,
Руководитель компании «Евродом» (г. Нижний Новгород)

Эта система подразумевает проект комплексного развития территории: в поселке будут не только дома, но и всё, что необходимо для комфортной жизни — как в турецком отеле.

При том, что рядом с поселком „Баден-Баден“ уже есть развитая инфраструктура, она будет и внутри поселка. Например, детские площадки для разных возрастов, футбольное поле для детей и взрослых, зона для тренировки собак, кафе.


Кроме того, мы будем помогать с организацией детского времяпровождения, предоставлять социальные услуги пожилым людям, проводить массовые мероприятия. 
Чистота, уход, качественное озеленение — обязательно. Те, кто был в немецком городе Баден-Баден, знают, сколько там роз. В нашем поселке тоже всё будет засажено цветами.

Что касается планировок, то они примерно одинаковы в таунхаусах любого метража: на первом этаже — кухня-гостиная и санузел, на втором — большая «родительская» спальня с гардеробной и санузлом, на третьем — две маленькие «детские» спальни и санузел. По мнению Алены Харитиновой, это наиболее комфортная для жизни концепция — и дети, и родители имеют свою территорию и не мешают друг другу.

Глава нижегородского научно-производственного объединения «Архстрой» Александр Дехтяр рассказал о двух проектах в Нижнем Новгороде: ЖК «На Высоте» и ЖК «Шаляпин».

 ЖК «На Высоте» относится к бизнес-классу и представляет собой двухсекционное здание с подземным паркингом: одна секция – 21-этажная, вторая – 8-этажная. Площадь квартир – от 39 до 96 «квадратов». Во дворе дома будут обустроены спортивная и детская зона, проведено профессиональное озеленение. Внутри – лифты и холлы с дизайнерской отделкой, прозрачные входные группы. В каждом подъезде обустроят зону ожидания с диваном и мини-библиотекой.

Большая часть квартир в ЖК имеют европланировку, в них также предусмотрены места для хозяйственных помещений. Лоджии будут иметь панорамное остекление, и жильцы смогут любоваться видами Волги.

ЖК «Шаляпин» — жилой комплекс премиум-класса в непосредственной близости от главной улицы Нижнего Новгорода. Это будет «умный» дом с соответствующей технической «начинкой». На верхних этажах будут находиться пентхаусы, но будут в доме и стандартные по метражу «однушки» — 40 «квадратов».

ЖК «На высоте» архитекторы «вписали» в квартал с советской застройкой, ЖК «Шаляпин» – в исторический центр города. Основой стилистики первого стала строгая геометрия, а в случае со вторым — эстетика модерна.

А. Дехтяр: «В случае с ЖК „Шаляпин“ самым трудным моментом было взаимодействие с органами охраны культурного наследия, потому что в непосредственной близости находятся памятники архитектуры, в том числе и федерального значения. Согласование заняло у инвестора годы, хотя всё в проекте соответствовало нормам. Интересно, что у ЖК „Шаляпин“ и у ЖК „На высоте“ одинаковая общая площадь, хотя в первом всего 6 этажей, а второй — высотный (22 этажа)».

Александр Дехтяр уверен, что его команде удалось достичь баланса и решить все главные поставленные задачи, которые были весьма непростыми — особенно в случае с ЖК премиум-класса в историческом центре Нижнего. Рядом с «Шаляпиным» будет детская площадка и небольшие зеленые зоны, но на обилие зелени рассчитывать не приходится. Тут, считает архитектор, нужно делать выбор: либо бурная культурная и деловая жизнь в центре города, либо природа под боком.

Руководитель «Архстроя» отметил, что в «Шаляпине» лишь на последнем этаже очень просторные квартиры, а всего их около сотни — для премиум-класса это не характерно. Зато есть большое разнообразие планировок. Кроме того, застройщик очень основательно подошел к вопросу отделки и оформления: интерьеры будут пропитаны духом высокого искусства.

Перспективы на будущее

Из всего сказанного участниками онлайн-конференций можно сделать оптимистичный вывод: всё больше застройщиков в России готовы предлагать покупателям качественное жилье с интересной индивидуальностью и хорошей инфраструктурой.

Однако есть трудности, например — устаревшие градостроительные нормы и нежелание некоторых застройщиков добросовестно следовать любым нормам в принципе. Об этом заявил глава архитектурного бюро «VX8» Роман Минаев.

Роман Минаев,
Глава архитектурного бюро «VX8» (г. Ростов-на-Дону)

Я сталкивался и в своей работе, и в работе коллег с тем, что единственной целью работы с нормативами было пройти по самому дну, по красной линии, и, если возможно, перешагнуть за нее и получить выгоды в реализации.

Но на итоговом результате это сказывается пагубно. Градостроительные решения и соблюдение норм — это сейчас базовая проблема.

Специалист подчеркнул, что требования, конечно, нужно совершенствовать и делать более актуальными, но и застройщики должны учиться работать на совесть и не искать лазеек, которые в итоге приведут к ухудшению качества.

Минаев также отметил, что последние годы всё больше девелоперов проводят основательные исследования, прежде чем взяться за проект, и это внушает оптимизм. По его мнению, количество таких застройщиков будет только расти, потому что иначе удержаться на рынке станет трудно.

В ходе конференции участниками была поднята еще одна важная тема – планировки квартир. Были приведены примеры неудачных планировочных решений, которые значительно снижают уровень и комфорт современного жилья. Подробнее об этом мы расскажем в следующем обзоре ДОМОСТРОЙРФ.РУ

Автор: Анна Синаревская

Квартиры в новостройках на любой кошелёк

СОВЕТСКАЯ АРХИТЕКТУРА — LiveJournal

Mar. 24th, 2021 | 11:44 am
posted by: babs71 in ru_sovarch Оригинал записи здесь: https://babs71.livejournal.com/1326440.html

Несмотря на резкость постановления «о борьбе с излишествами в архитектуре», между сталинской и хрущевской архитектурой все-таки был достаточно длительный переходный период. И один из интереснейших примеров такого перехода — панельные дома, расположенные неподалеку от метро «Лесная» (Кантемировская ул. 27, 31, 33, Парголовская ул. 5 ,7, ул. Харченко 10Б, 12).

( Read more…Collapse )

Link |
{1} | Share | Flag

Feb. 19th, 2021 | 05:28 pm
posted by: babs71 in ru_sovarch А это у нас один из крупнейших русских архитекторов первой половины прошлого столетия Владимир Щуко, который не только строил дома, но и занимался театром. Впрочем, тут как раз декоративный элемент вполне архитектурный:

( Read more…Collapse )
Link | | Share | Flag

Jan. 12th, 2021 | 10:37 am
posted by: babs71 in ru_sovarch Оригинал записи здесь:https://babs71.livejournal.com/1306483.html

На зимние каникулы я съездил в Ярославль. Вообще-то я не очень люблю путешествовать зимой. Во-первых, в это время очень короток световой день и неудобно фотографировать, а во-вторых, значительная часть храмов (причем как раз самые интересные) в это время года просто закрыта и их интерьеры посмотреть невозможно. Тем не менее, поскольку в прошедшее лето из-за ковида я никуда не поехал, то зимняя поездка стала своеобразной компенсацией.
Свой рассказ о Ярославле я начну с одной из самых необычных достопримечательностей города — уникального архитектурного ансамбля, включающего в себя храм XVII-го века и постконструктивистские сталинские дома.

( Read more…Collapse )

Link | | Share | Flag

Dec. 7th, 2020 | 02:31 pm
posted by: babs71 in ru_sovarch Оригинал записи здесь:https://babs71.livejournal.com/1296599.html

Хотя основной интерес в Старой Руссе представляют старинные храмы, есть в городе и интересная архитектура советских времен. И самое интересное здание этого времени — эффектный железнодорожный вокзал:

( Read more…Collapse )

Link |
{1} | Share | Flag

Nov. 10th, 2020 | 08:42 pm
posted by: babs71 in ru_sovarch Оригинал записи здесь:https://babs71.livejournal.com/1287989.html

Одна из интересных школ, построенных во второй половине 30-х годов, находится на Таврической улице, на участке под номером 21:

( Read more…Collapse )

Link | | Share | Flag

Oct. 24th, 2020 | 04:42 pm
posted by: babs71 in ru_sovarch Оригинал записи здесь: https://babs71.livejournal.com/1282955.html

И вновь продолжим тему усадьбы Грузино. Предлагаю вашему вниманию серию рисунков, созданную известным ленинградским архитектором Я. О. Рубанчиком.  Судя по датам на рисунках, они были сделаны в Грузино 19-20 августа 1940-го года, менее чем за год до начала войны.

( Read more…Collapse )

Link | | Share | Flag

Oct. 19th, 2020 | 02:40 pm
posted by: babs71 in ru_sovarch Оригинал записи здесь: https://babs71.livejournal.com/1281999.html

Любопытный образчик школьного строительства второй половины 30-х годов можно увидеть на углу Ярославской и Тульской улиц (Ярославская ул., 15/ Тульская ул., 6)

( Read more…Collapse )

Link | | Share | Flag

Oct. 7th, 2020 | 11:25 am
posted by: babs71 in ru_sovarch Оригинал записи здесь:https://babs71.livejournal.com/1278883.html

Пересечение Новгородской, Старорусской и 8-й Советской улиц образовало небольшую безымянную площадь. Я уже писал о двух домах этой площади: эффектном доходном доме М. Н. Полежаева и скромной Рождественской школе Женского патриотического общества. А сегодняшний пост будет посвящен еще одному дому этой площади, размещающемуся на ней по адресу Новгородская ул., 5

( Read more…Collapse )

Link | | Share | Flag

Sep. 5th, 2020 | 09:08 am
posted by: babs71 in ru_sovarch Оригинал записи здесь: https://babs71.livejournal.com/1269524.html

В прошлом году я выкладывал фоторепортаж с Ленинградской АЭС, располагающейся в Сосновом бору. А на днях я раскопал в своих залежах выпущенный в 1977-м году набор фотооткрыток, посвященный самому Сосновому бору, образцовому советскому городу 70-х. Предлагаю его вашему вниманию:

( Read more…Collapse )

Link | | Share | Flag

(PDF) Что такое неоконструктивизм? *

см. Элегантное обсуждение Телен и Смит (1994) «взгляда

сверху» и «взгляда снизу».

9. Анализ причин и механизмы развития

изменения должны действовать на всех четырех фронтах Аристотеля, ища формальные, материальные, окончательные и действенные причины. Формальная причина

аналогична описанию развития (а «толстое» описание

— см. Geertz, 1973 — близко к тому, чтобы быть причиной

), материальная причина аналогична нейронному субстрату,

— конечная причина аналогична для помещения развития в эволюционный и адаптивный контекст, а эффективная причина аналогична

анализу взаимодействий ввода со стратегией нейронной суб-

и текущего когнитивного состояния учащегося.

Так много, я думаю, характеризует неоконструктивистское теоретизирование

в широком диапазоне конкретных начинаний. Однако в пределах

видов неоконструктивистов есть также размеры вариации —

, так же как среди кошек по их окраске, цвету глаз или

даже с наличием или отсутствием хвоста. Два наиболее важных различия связаны со следующими вопросами:

1. Насколько сильно человеческое познание и когнитивное развитие являются общими для предметной области? Некоторые исследователи, придерживающиеся неоконструктивистской традиции

, придерживаются универсальности предметной области, тогда как другие явно работают в рамках специфической для предметной области структуры.Однако обратите внимание, что

, что важно, специфика предметной области не влечет за собой ни нативизма, ни модульности

.

2. Насколько восходят и нисходящие человеческие познания и

когнитивного развития? Некоторые исследователи в традиции неоконсерваторов

, похоже, полагают, что подходы снизу вверх необходимы, чтобы избежать крайностей нативизма, тогда как другие более комфортно относятся к влияниям сверху вниз —

признавая, что эти влияния могут сами по себе быть

построено.

Возвращаясь к вопросу о новом «изме», заменяющем нативизм как

основу для размышлений о когнитивном развитии — это нео-

конструктивизм — это еще один «изм», который можно добавить к списку

претендентов на современную альтернативу? Соперничает ли это с коннекционизмом

, или динамическим системным мышлением, или эмерджентизмом, или

теорией перекрывающихся волн, или малым числом, или другими терминами

или школами мысли? Я думаю, что простой ответ: очень важно,

, нет.Восемь перечисленных выше принципов создают неоконструктивную

тивистскую большую палатку, которая может охватывать все конкретные школы мысли, упомянутые выше,

и многие другие. Затем может последовать отсортировка

конкретных проблем в эмпирическом описании, построении теории,

и моделировании, которые являются нормальным делом зрелой науки.

Самая большая идея Пиаже, если не его множество меньших идей, в конце концов, оказалась правильной.

СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Bahrick, L.Э., Ликлитер Р. и Флом Р. (2004). Межсенсорная избыточность

направляет развитие избирательного внимания, восприятия

и познания в младенчестве. Текущие направления

Психологическая наука, 13, 99–102.

Чепмен М. (1988). Конструктивная эволюция: истоки и развитие мысли Пиаже

. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Хомский, Н. (1959). Обзор вербального поведения Б. Ф. Скиннера.

Язык, 35, 26–58.

Космидес, Л., и Туби, Дж. (1994). Истоки специфичности предметной области: эволюция функциональной организации

. В Л. А. Хиршфельде и С. А.

Гельман (ред.), Отображение разума: специфика области в познании и культуре

(стр. 85–116). Нью-Йорк: Cambridge

University Press.

Эльман, Дж. Л., Бейтс, Э. А., Джонсон, М. Х., Кармилофф-Смит, А., Паризи,

,

Д., и Планкетт, К. (1996). Переосмысление врожденности: взгляд коннекциониста

на развитие.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Фодор, Дж. А. (1983). Модульность ума. Кембридж, Массачусетс: MIT

Press.

Гирц, К. (1973). Толстое описание: К теории интерпретации

культуры. ИнГ.Гирц (Ред.), Интерпретация культур: Избранные статьи

(стр. 3–30). Нью-Йорк: Основные книги.

Гельман, Р., и Байларджон, Р. (1983). Обзор некоторых концептов Piagetian

. В J. H. Flavell & E. Markman (Eds.), Cognitive

development: Vol.3. Справочник по развитию ребенка (стр. 167–230).

Нью-Йорк: Вили.

Голинкофф Р.М., Мервис К.

Journal of Child Language, 21, 125–155.

Гопник А., Мельцов А. (1997). Слова, мысли и теории.

Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Гопник А. и Тененбаум Дж. Б. (2007). Байесовские сети, байесовские

обучения и когнитивного развития.Наука развития, 10,

281–287.

Гриноу, У. Т., Блэк, Дж. Э. и Уоллес, С. С. (1987). Опыт

и

развития мозга. Развитие ребенка, 58, 539–559.

Кармилов-Смит, А. (1992). Помимо модульности: перспективный взгляд на когнитивную науку

, Кембридж, Массачусетс: MITPress.

Клар Д. и Уоллес Дж. Г. (1976). Когнитивное развитие: представление обработки информации

. Оксфорд, Великобритания: Эрлбаум.

Ландау, Б., Смит, Л. Б., и Джонс, С. С. (1988). Важность формы

в раннем лексическом обучении. Когнитивное развитие, 3, 299–321.

Ньюкомб, Н. (1998). Определение радикальной середины. Человек

Развитие, 41, 210–214.

Ньюкомб, Н. С. (2002). Противоречие между нативистами и эмпириками в контексте недавних исследований пространственного и количественного развития.

Психологическая наука, 13, 395–401.

Ньюкомб, Н. С., и Хаттенлочер, Дж. (2000).Создание пространства:

Развитие пространственного представления и рассуждения. Cambridge,

MA: MIT Press.

Ньюкомб, Н. С., Ратлифф, К. Р. (2007). Объяснение развития

пространственной переориентации: модульность плюс язык по сравнению с появлением

адаптивной комбинации. В Дж. Плумерт и Дж. Спенсер

(ред.), Возникновение пространственного разума (стр. 53–76). Нью-Йорк: Oxford

University Press.

Оукс, Л. М., Ньюкомб, Н.С. и Плумерт Дж. М. (2009). Являются ли динамические системы

и коннекционистские подходы альтернативой «старому доброму модному когнитивному развитию

»? В книге Дж. П. Спенсера, M. S. C.

Thomas, & J. L. McClelland (Eds.), К единой теории развития

? Рассмотрены коннекционизм и теория динамических систем повторно

(стр. 268–285). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Саффран, Дж. Р., Аслин, Р. Н., и Ньюпорт, Е. Л. (1996). Статистическое обучение

8-месячными младенцами.Наука, 274, 1926–1928.

Зиглер Р. С. (1996). Новые умы: процесс изменения мышления

детей. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Перспективы развития ребенка, Том 5, номер 3, 2011 г., страницы 157–160

Неоконструктивизм 159

[PDF] Что такое неоконструктивизм | Semantic Scholar

ПОКАЗЫВАЕТ 1-10 ИЗ 33 ССЫЛОК

СОРТИРОВАТЬ ПО Релевантности Статьи, на которые оказали наибольшее влияниеНедавность

Новые умы: процесс изменения мышления детей

1.О чьих детях мы говорим? 2. Эволюция и когнитивное развитие 3. Когнитивная изменчивость: универсальность множественности 4. Стратегическое развитие: подъем по лестнице или плавание… Развернуть

  • Просмотреть 1 отрывок, справочная информация

Слова, мысли и теории

Другой Сократовский метод: проблема Сократа проблема Августина — дорожная карта. Часть 1 Теория Теория: учёный в детстве — но разве это не может быть теорией? когнитивный взгляд на науку,… Развернуть

  • Просмотреть 1 отрывок, справочная информация

Толстый Описание: На пути к интерпретирующей теории культуры

В своей книге «Философия в новом ключе» Сюзанна Лангер отмечает, что определенные идеи прорываются в интеллектуальную среду. пейзаж с огромной силой.Они решают сразу столько фундаментальных проблем, что… Развернуть

  • Просмотреть 1 отрывок, справочная информация

Подход динамических систем к развитию познания и действий.

Этот том предлагает революционный взгляд на развитие познания и действия и применяет принципы нелинейных динамических систем к двигательному, перцептивному и когнитивному развитию. Результатом является замечательный синтез и продвижение науки о развитии. Развернуть
  • Просмотреть 2 выдержки, справочная информация

Обзор Б.Вербальное поведение Ф. Скиннера

Я задумал этот обзор не специально как критику предположений Скиннера относительно языка, а скорее как более общую критику бихевиориста (теперь я бы предпочел сказать «эмпирика»)… Expand

Origins of domain специфичность: эволюция функциональной организации

С этой возникающей интегрированной точки зрения, предметно-специфические механизмы или модули, которые изучали когнитивные психологи, можно легко распознать на предмет того, что они представляют собой эволюционные адаптации, произведенные эволюционным процессом, действующим на охотников-собирателей авторов. предки.Развернуть
  • Просмотреть 1 отрывок, справочная информация

Почему науке о развитии не нужен другой «изм»

Аннотация

Неоконструктивизм — это новый подход в науке о развитии, который проливает свет на процессы, лежащие в основе изменений с течением времени. В настоящем комментарии этот новый подход оценивается в контексте существующих теорий развития и девяти центральных постулатов неоконструктивизма, предложенных Ньюкомбом (2011). Для вдохновения обсуждается оценка психологической теории Халлом в 1935 году.Халл отметил распространение теорий, которые он приписывал плохо определенным концепциям и отсутствию строгой теоретической работы. Отмечая аналогичное распространение «измов» в науке о развитии, комментарий заключает, что существующие теории могут многое предложить, и предполагает, что необходим не новый «изм», а строгая оценка и интеграция современных концепций развития.

В статье «Что такое неоконструктивизм?» (2011), Нора Ньюкомб дает обзор нового движения в науке о развитии, выкристаллизовавшегося в отредактированном томе Скотта Джонсона (Johnson, 2009).Ньюкомб прослеживает исторические корни этого нового подхода и излагает девять основных принципов. Здесь мы оцениваем, что может предложить неоконструктивизм, и помещаем этот подход в контекст современных теорий науки о развитии.

Начнем с вопроса: зачем нам новый «изм» в науке о развитии? Что мотивирует этот новый подход? По словам Скотта Джонсона, новый подход мотивирован ограничением в литературе по развитию. Джонсон утверждает, что литература изобилует демонстрациями — демонстрациями того, что младенцы умны; демонстрации того, что дети демонстрируют удивительное поведение при определенных условиях задания.Хотя такие демонстрации могут быть провокационными, они не являются самостоятельными — демонстрации должны сопровождаться систематической наукой процесса развития и должны быть основаны на четко определенных теоретических концепциях. Цель отредактированного тома заключалась в том, чтобы выделить примеры, раскрывающие понимание процессов и механизмов, которые продвигают развитие.

Ньюкомб начинает свою статью с другой отправной точки — спора нативистов и эмпириков. По ее мнению, современные теории не решают эту проблему.Пиаже, обработка информации и коннекционизм, например, предложили «отправные точки», которые «слишком скудны» для данных, показывающих, что младенцы обладают многими способностями при рождении или вскоре после этого. Более того, современные теории недостаточно основаны на эмпирических данных. Неоконструктивизм привлекателен с ее точки зрения, потому что он построен на прочном эмпирическом фундаменте.

Таким образом, неоконструктивизм возник из нескольких точек напряжения: противоречия между наукой, основанной на демонстрациях, и систематической наукой о процессе развития; противоречие между нынешними теориями развития и историческими дебатами; противоречие между теоретическими концепциями и их способностью взаимодействовать с данными.

На наш взгляд, открытие пространства для нового «изма» в науке о развитии должно быть серьезным делом. Таким образом, прежде чем мы сдадимся, давайте рассмотрим, какие альтернативные теоретические перспективы могут предложить. Мы согласны с Ньюкомом в том, что теория Пиаже и теория Выготского имеют явные ограничения и больше не должны считаться «современными» теоретическими соперниками. Мы также согласны с тем, что нативизм не дает удовлетворительного объяснения развития. Нативизм был движущейся мишенью в течение последних нескольких десятилетий.Новые формы «основных знаний» были добавлены без ясности относительно того, что означает «врожденное», как врожденное знание реализуется в нейронной системе, что такое «отправная точка» и как эти концепции могут быть связаны с процессами обучения и развития. Более того, как указывает Ньюкомб, эмпирические данные о центральных концепциях нативизма в лучшем случае скудны. Отчасти поэтому мы утверждали, что дебаты нативистов и эмпириков должны быть вынесены на пастбище (см. Spencer et al., 2009).

Какие альтернативы остались? Четыре теории организуют большую часть исследований в современной науке о развитии: обработка информации, коннекционизм, теория динамических систем и теория систем развития.Некоторые другие недавние теоретические подходы также упоминаются в статье Ньюкомба и в отредактированном томе Джонсона — например, байесовские подходы (Gopnik & Tenenbaum, 2007) и нейроконструктивизм (Mareschal et al., 2005). Ньюкомба явно не устраивает ни одна из этих альтернатив. Она утверждает, что не существует доминирующей теоретической основы, в которой можно было бы разместить эмпирическую работу по когнитивному развитию. Скорее, текущие взгляды ограничены по объему или специфике и погрязли в спорах о том, одинаковы они или разные (см. Spencer, Thomas, & McClelland, 2009).

Мы согласны с тем, что теоретический ландшафт науки о развитии находится в кризисе. Но мы не согласны с выходом. На наш взгляд, выход требует теоретической ясности, большей конкретности концепций и некоторой глубокой теоретической работы по уточнению концепций, которые мы используем в нашей науке. В связи с этим мы опасаемся, что девять принципов, выдвинутых Ньюкомбом, только замутят воду. Например, первый постулат состоит в том, что «все являются дарвинистами», что означает, что развитие должно происходить в эволюционном контексте.Мы, конечно, согласны с этим, но дьявол кроется в деталях. Теории нативистов и систем развития рассматривают развитие в контексте эволюции (см. Spelke & Kinzler, 2007; Oyama, Griffiths, & Gray, 2003), но эти два подхода не могут быть дальше друг от друга в теоретическом спектре. Если этот принцип не может разделить две явно противоположные теоретические точки зрения, мы сомневаемся в его полезности. Точно так же утверждение, что «изменение в развитии может быть количественным, качественным или и тем, и другим одновременно» требует более глубокого рассмотрения.Это различие лежало в основе теории Пиаже, и современные теоретические подходы прояснили как значение этих концепций (см. Spencer & Perone, 2008; Thelen & Smith, 1994), так и то, что является свидетельством каждого из них (van der Maas & Molenaar, 1992). .

Таким образом, на наш взгляд, современные теоретические подходы могут внести большой вклад, и нам не следует так бесцеремонно принимать новый «изм». Скорее, мы видим необходимость в некоторой сложной теоретической работе впереди — мы должны коллективно улучшить нашу теоретическую игру.

Эта потребность не нова. Кларк Халл (1935) посетовал на состояние психологической теории в элегантном эссе, озаглавленном «Конфликтующие психологии обучения — выход». Он отметил, что в то время существовало 12 теорий обучения (это не так уж сильно отличается от 9 теорий развития, перечисленных выше — 10, если мы добавим неоконструктивизм). С одной стороны, утверждал Халл, это разнообразие было поводом для оптимизма. — посмотрите, какие мы креативные! С другой стороны, он отметил, что это может быть ужасная новость, поскольку только 1 из 12 может быть правильным.Учитывая эти шансы, он не ожидал, что последняя из существующих теорий будет лишена недостатков. Халл пришел к выводу, что распространение теорий не является проблемой как таковой, а является признаком плохо определенных концепций и отсутствия строгой теоретической работы.

Халл предположил, что выход состоит в том, чтобы выполнить работу теоретиков, таких как Ньютон, Эйнштейн, Бор, Резерфорд, Гейзенберг, Шредингер, Дирак и других, — взять существующие концепции и преобразовать их в надежную научную теорию. Для этого теоретик должен сделать четыре вещи: (1) четко и недвусмысленно изложить определения и постулаты научной системы; (2) выполнять работу по выводу значений постулатов системы с тщательной тщательностью; (3) делать конкретные заявления относительно результатов конкретных экспериментов или наблюдений, включая уже проведенные эксперименты, а также эксперименты, которые еще не были выполнены или даже не запланированы; и (4) провести критические эксперименты.

В современном контексте это означает, что современные теоретики должны прояснить концепции (шаг 1) коннекционизма, теории динамических систем, теории систем развития и т. Д. И вывести значение каждой теоретической точки зрения (шаг 2). . Это было одной из целей недавно отредактированного тома Спенсера, Томаса и Макклелланда (2009). Ньюкомб рассматривала эту книгу в неблагоприятном свете: с ее точки зрения, она отражает конкуренцию между двумя современными теоретическими лагерями. Но наша цель была более приземленной: вместо того, чтобы сражаться за объявление победителя, мы просто хотели уточнить детали этих теорий, чтобы понять, одинаковы они или разные.Вывод: сходства больше, чем различий, и эти теоретические взгляды будут наиболее полными, когда они будут полностью интегрированы. Этот вывод был сделан после значительных усилий, и мы считаем, что усилия не должны останавливаться на достигнутом. Например, было бы полезно оценить, как теория динамических систем и коннекционизм соотносятся с теорией систем развития. Все эти подходы предлагают эмерджентистские взгляды на развитие, но необходимо прояснить, что именно утверждают эти теории, чего они не утверждают и возможен ли синтез.К сожалению, такая работа не вознаграждается в нашей науке — мы редко собираем целые сообщества, чтобы определить и оценить концепции на детальном уровне.

И, конечно же, это только начало «выхода» Халла. Шаги 3 и 4 требуют тесного взаимодействия с эмпирическими данными. В этом отношении мы согласны с Ньюкомбом: абсолютно фундаментально, что теория и данные развиваются рука об руку (см. Simmering et al., В печати). В литературе, безусловно, есть примеры, когда этого не происходило.Тем не менее, есть бесчисленное множество примеров, когда это произошло (например, French et al., 2004; Schutte & Spencer, 2009; Schutte, Spencer, & Schöner, 2003; Smith et al., 1999), к чести как теоретиков, так и экспериментаторов. .

Так что же нам остается? На наш взгляд, Скотт Джонсон проделал большую работу, составив выдающийся отредактированный том о процессе развития; однако мы не думаем, что этот том оправдывает еще один «изм». В самом деле, мы сделаем еще один шаг и предложим «новое правило» в духе Билла Махера: никаких «измов», пока мы их не устраним.Это сохранит нашу честность. Это поможет нам улучшить нашу теоретическую игру. Нам как науке нужно добиться большего успеха. Нам нужно найти выход из нашего теоретического болота. К счастью, Халл предоставил дорожную карту. Возможно, через 80 лет хотя бы одна психологическая наука последует его примеру.

Неоконструктивизм: новая наука о когнитивном развитии, электронная книга: Джонсон, Скотт: книги

Аргументы по поводу происхождения человеческого знания древние, они основаны на трудах Платона, Аристотеля, Декарта, Юма и Канта.Они также существовали достаточно долго, чтобы стать основной областью исследований в когнитивной науке и науке о развитии. Эмпирический вклад в эти дебаты, однако, появился только в прошлом веке, когда Жан Пиаже предложил первую жизнеспособную теорию приобретения знаний, в основе которой лежали великие темы, обсуждавшиеся Кантом: объект, пространство, время и причинность. Суть теории Пиаже — конструктивизм: построение концепций на основе более простых перцептивных и когнитивных предшественников, в частности, на основе опыта, полученного посредством мануального поведения и наблюдения.

Конструктивистская точка зрения оспаривалась поколением исследователей, приверженных идее «компетентного младенца», наделенного знаниями (скажем, о постоянных объектах), которые возникли до легкого мануального поведения. Развивая эту возможность, было предложено, что многие фундаментальные когнитивные механизмы — рассуждение, предсказание событий, принятие решений, проверка гипотез и дедукция — действуют независимо от всего опыта и в этом смысле являются врожденными. Взгляд компетентного младенца имеет интуитивную привлекательность, о чем свидетельствует его широкая популярность, и он пользуется своего рода экономностью: он избегает предполагаемой философской ловушки, связанной с необходимостью учитывать новые формы знания у индуктивных учащихся.Но эта точка зрения оставляет без внимания жизненно важную задачу: понять механизмы, с помощью которых возникает новое знание.

Эта задача решена. Неоконструктивистский подход уходит корнями в конструктивистский упор Пиаже на механизмы развития, но также отражает современные достижения в нашем понимании механизмов обучения, коркового развития и моделирования. Эта книга впервые объединяет теоретические взгляды, охватывающие вычислительные модели и нейробиологию развития, и подчеркивает взаимодействие времени, опыта и корковой архитектуры для объяснения возникающих знаний с эмпирическим направлением исследований, определяющим набор универсальных сенсорные, перцептивные и обучающие механизмы, которые направляют получение знаний в различных областях и в процессе развития.

Лекция 8: Карточки нативизма / неоконструктивизма | Quizlet

Дарвинизм → адаптивная ценность
— выживание наиболее приспособленных
— существуют определенные адаптивные навыки, которые сохраняются, потому что служат определенной цели (например, птицы летают быстрее)

ожидаемый опыт → изучение того, что необходимо изучить
— что вы испытываете контекстуальное / социальное влияние на ваши результаты; эмпирический подход
— например, переезд в новую страну, где они больше не говорят по-английски, поэтому вам нужно выучить иностранный язык, чтобы добраться до

контекст позволяет рассчитывать на опыт → мы принимаем решение о том, чтобы взять информацию
— контекст → опыт → как дела (очень контекстная теория)
— аналогично эффекту Златовласки
— мы решаем, какую информацию мы считаем ценной (например,грамм. с кем мы хотим общаться)

люди умеют учиться → у нас уже есть статистический навык обучения
— нативизм, врожденные навыки
— например, статистическое обучение, восприятие лица у новорожденных

ожидание опыта сливается с навыками обучения → мы делаем вывод о причинно-следственной связи
— как на меня влияет мой контекст ТОГДА меняет способ изучения информации и восприятия новой информации
— обратная версия Гуссерля: контекст изменен я как личность → впоследствии имею разные способы познания вещей (например,грамм. использовать разные чувства), т. е. индивидуальное обучение, объясненное предыдущим опытом
— когнитивно-ориентированное
— люди могут изучать статистику и вероятность
— мы узнаем о нашей социальной среде из того, чему нас учит эта среда
— аналогично тому, как мы понимаем явления
— например Говорите с движением мяча — мы узнаем такие вещи, как существование гравитации, делаем выводы о причинно-следственных связях, наблюдая за нашим социальным миром
— например, этот человек злится, когда я играю с бусами, поэтому я перестану играть с бусами, чтобы избежать гнева

действие → действие, исходящее от отдельных лиц, способствует обучению
— задайте вопрос, получите ответ, теперь кое-что узнаю
— младенец тянется за новой игрушкой, узнает о новой текстуре

Развитие — это обучение по мере того, как ученик меняется → обучение означает разные вещи
— как вы запоминаете вещи, меняете свои прежние убеждения и т. д.зависит от того, как вы развиваетесь (личность, возраст, когнитивные навыки)
— способ, которым вы учитесь сейчас, отличается от того, как вы учились в старшей школе
— то, как вы учитесь, зависит от вашего собственного развития

Изменения в развитии количественные и качественные → нужны обе стороны
— способы, которыми мы оцениваем развитие и изменения, некоторые могут быть связаны с ростом (количественный; например, изменение показателей IQ), другие могут быть связаны с тем, как вы пришли к выводу (качественным; например, проявили ли вы сдержанность, прежде чем дать свой ответ )
количественный: может сказать, что одно лучше другого
качественное: нет объективного способа, который лучше другого; изменение процесса, объяснения и причинно-следственная теория меняются в результате манипуляции или разоблачения
— тот, кто преуспевает в математике, видит, изображает ли он торможение; Получив такой же ответ, делают ли они это иначе, чем вы?

развитие — это определение причин → откуда все происходит
— если вы хотите изучить развитие группы студентов колледжа и вас интересует академическая траектория, определите причины (например,грамм. почему мы добрались до Пенсильвании), главные переменные (способствующие факторы), которые помогли нам добраться до Пенсильвании: домашняя культура, когнитивные навыки, настойчивость.?
— более научная, методологическая перспектива
— контроль переменных с точки зрения ученого, метод исследователя

Встретимся быстро: картина для правосудия из тюрьмы

Марк Сабб |

Цифровая выставка работ двенадцати художников, содержащихся в тюрьме штата Сан-Квентин Куратор Рахсаан «Нью-Йорк» Томас, соведущий и сопродюсер Ear Hustle

Сейчас онлайн на moadsf.org / meet-us-quick

(Сан-Франциско, Калифорния) — Музей африканской диаспоры с гордостью представляет Знакомьтесь: картина для правосудия из тюрьмы, цифровую выставку работ двенадцати художников, содержащихся в государственной тюрьме Сан-Квентин. Двадцать одна работа на выставке включает линогравюры, акриловые картины, рисунки тушью на бумаге и коллаж, и они представлены с сопроводительными заявлениями, написанными каждым художником, что позволяет этим заключенным высказаться за себя и поделиться своим видением и перспективами. слова.

Выставка, инициированная в партнерстве с Flyaway Productions и Prison Renaissance, организована и курируется Рахсааном «Нью-Йорк» Томасом, известным как соведущий и сопродюсер подкаста Ear Hustle, номинированного на Пулитцеровскую премию. Уроженец Бруклина в настоящее время находится в заключении в Сан-Квентине, где он возглавляет отделение Общества профессиональных журналистов Северной Калифорнии, пишет статьи для The Marshall Project и San Quentin News , а также является соучредителем Prison Renaissance, a журнал и движение, которое использует искусство и сообщество, чтобы создать культуру трансформации, чтобы положить конец циклам заключения.

В эссе Томаса « Искусство близости », включенном в онлайн-выставку, он пишет: «Как заставить публику сближаться с людьми в тюрьме? Сразу приходит на ум искусство. Искусство, потому что оно позволяет превратить самые болезненные переживания в нечто прекрасное. Искусство, потому что даже в тюрьме у тебя есть свобода слова, свобода слова. Искусство, потому что вы видите удивительных заключенных в тюрьму художников Брюса Фаулера и Ламависа Комундойвилла и карикатуриста Орландо Смита, которые бесплатно создают произведения, достойные огромных комиссионных, в качестве акта раскаяния.Искусство, потому что его можно отправить по почте мимо баров. Искусство, потому что оно привлекательно. Искусство, потому что письмо — это искусство, которым вы занимаетесь. Это должно быть искусство, потому что для вас это всегда было искусством ».

Эклектичные по своему влиянию, одни работы на этой выставке отсылают к пуантилизму и неоконструктивизму, в то время как другие отдают дань уважения художникам Гарлемского Возрождения.

Джеральд Морган предоставил Пирамиды , картину, которая отражает видение Аарона Дугласа, чернокожего художника 20-го века.Морган пишет: «С 1934 по 1936 год три его картины вдохновили меня связать его послание на одном холсте. Заголовки таковы: Африканское окружение 1934, В рабство 1936 и Стремление 1936. Видение прошлого и будущего Аароном продолжает разворачиваться и сегодня ».

Гэри Харелл, находящийся в заключении на 42 года и его количество растет, сочетает блочную печать с пуантилизмом для создания ярких портретов, включая две работы, представленные на выставке: Гэри Харелл играет блюз и Королева .

Орландо Смит, татуировщик до того, как был приговорен к 8 пожизненным заключениям в соответствии с Законом о трех забастовках, вносит ряд детализированных графических иллюстраций романа, ярко изображающих жизнь за решеткой.

Тафка Кларк Рокфеллер рисует маслом и акрилом и считает, что любое искусство должно сознательно и осмысленно нарушать хотя бы одно правило. Его стиль, который он называет неоконструктивизмом, явно прослеживается в его картине «« Заставьте скелетов танцевать ».

« Рут » Брюса Фаулера — это богато нарисованный портрет Рут Бейдер Гинзбург.Фаулер пишет: «Мое вдохновение исходит из внутренней борьбы, преследующей меня, мест, куда я мечтаю сбежать, и людей, которыми я восхищаюсь, что побудило меня нарисовать судью Рут Бадер Гинзбург. Она понесла ужасные потери и преодолела невообразимые шансы стать самой влиятельной женщиной в Америке — женщиной, которую я очень уважаю. Для меня большая честь иметь возможность нарисовать ее; это исходит от самого неожиданного поклонника ».

Среди других художников — Филипп «Ансар» Энтони Дэвис, Стэн Бей, Бен Чендлер, Кристофер «Халифа» Кристенсен, Ламавис Комундойвилла, Дэвид Габриэль и Антван «Бэнкс» Уильямс, соавтор и звукорежиссер Ear Hustle .

Встречайте нас быстро: Картина для правосудия из тюрьмы является частью серии программ, разработанных в партнерстве с Flyaway Productions, Prison Renaissance, Bend The Arc Jewish Action и CounterPulse, предназначенных для изучения того, как могут работать голоса чернокожих, евреев и JPOC вместе, чтобы усилить призыв к расовой справедливости через прекращение массовых тюремных заключений. В серию вошло недавнее выступление, организованное MoAD под названием «В поисках милосердия: голоса чернокожих и евреев против массового лишения свободы» (доступно на канале MoAD на YouTube по адресу https: // www.youtube.com/watch?v=b-sBtmSiuAM) и отложенное в настоящее время выступление Meet Us Quickly With Your Mercy .

Prison Renaissance планирует аукцион работ, представленных в Meet Us Quickly: Painting for Justice from Prison . Общественность может узнать больше на веб-сайте MoAD.

Эта выставка стала возможной частично благодаря гранту Фонда творческой работы, программы Фонда Уолтера и Элиз Хаас, который также поддерживается Фондом Уильяма и Флоры Хьюлетт.

Выставка

Rutgers-Newark и NJIT демонстрирует искусство, которое работает, через архитектуру и активизм

NEWARK , 1 февраля 2008 г. — Некоторые художники не довольствуются простым украшением общества; они используют свою работу, чтобы способствовать социальному воображению — например, предлагать общественные проекты для городского развития — или для проверки политических норм. Другие смешивают различие между чисто эстетическими и утилитарными объектами, создавая произведения искусства, которые действительно работают и полезны, например, произведения ремесел и промышленного дизайна.Третьи сводят искусство и архитектуру к двухмерной геометрической абстракции, полагаясь на форму, цвет и линию как на элементарные строительные блоки.

20 художников из «Неоконструктивизм: искусство, архитектура и активизм» попадают в эти категории. Эти современные художники из Нью-Джерси, Нью-Йорка, Майами, Канады и Австралии демонстрируют работы, начиная от мелкомасштабных рисунков и заканчивая инсталляционной средой. Однако все они разделяют наследие конструктивистских инноваций, от переходной России до Баухауза и Соединенных Штатов в середине века.

Бесплатная публичная выставка с по 10 апреля 2008 г. на двух объектах: в галереях Пола Робсона (главная галерея) в кампусе Рутгерса-Ньюарк и в галерее Школы архитектуры штата Нью-Джерси в Нью-Джерси. Прием артистов состоится в среду, 13 февраля, , с 16 до 19 часов. в галереях Rutgers и NJIT — через дорогу друг от друга.

«Время и место неоконструктивизма радикально отличаются от движения русского конструктивизма начала 20-х -х годов века.Что движет недавним порывом? Это вопрос, который исследуется на этой выставке », — объясняет Хорхе Даниэль Венециано, директор Галереи Поля Робсона.

Артисты в шоу: Клэр Ферт-Смит, Мэтью Госсер, Ричард Гривз и Марио Дель Курто, Карен Гуансионе, Хизер Харт, Ноа Лоэсберг, Мария Аделаида Лопес, Кейтлин Масли, Нарцисо Монтеро, Сирилла Мозентер, Борис Петропавловский, Дженни Полак, Небойса. Серик-Шоба, Робин Шерин, Чарли Свонсон, Кэти Вилим, Анкер Уэст, Трой Уэст и Эмма Уилкокс.Выставку организовали Анонда Белл и Хорхе Даниэль Венециано.

Галереи Пола Робсона, , оборудованные для гостей с ограниченными физическими возможностями, находятся по адресу: 350 бульвар Мартина Лютера Кинга, первый этаж, Ньюарк, штат Нью-Джерси 07102; 973-353-1610. Часы работы: Понедельник, вторник, четверг с 10 до 17 часов и среда с 12 до 19 часов.

Галерея Школы архитектуры штата Нью-Джерси, Нью-Джерси, Нью-Джерси, бульвар Мартина Лютера Кинга, 323, Ньюарк, 07102; 973-596-3080. Часы работы: Понедельник — Пятница, 9 а.м. — 16:30, суббота и воскресенье только по предварительной записи.

Обратите внимание: раздел выставки NJIT будет закрыт с 15 по 29 февраля 2008 г .; обе галереи закрываются на весенние каникулы, 17-21 марта.

Имеется полноцветный конструктивистский каталог с участием Марека Бартелика, Анонды Белл, Джейкоба Т. МакКолла и Хорхе Даниэля Венециано. Выставка и стойка регистрации бесплатны и открыты для публики .

Маршрут до Рутгерс-Ньюарк доступен в Интернете по адресу: http: // andromeda.rutgers.edu/artgallery/directions/index.html

Парковка со счетчиком доступна на Юниверсити-авеню и в общественном гараже Рутгерс-Ньюарк, на Юниверсити-авеню, 200,

.

В сотрудничестве с государственными школами Ньюарка, Robeson Galleries предлагает обширную образовательную и художественную программу для молодежи. Экскурсии по галереям и художественные мастерские бесплатны и открыты для школ штата Нью-Джерси; пожалуйста, свяжитесь с галереей для планирования.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *