Райт фрэнк ллойд достопримечательности – Дом Эннисов по проекту Фрэнка Ллойда Райта из «текстильных» бетонных блоков

Райт Фрэнк Ллойд, знаменитые архитекторы

Райт Фрэнк Ллойд

Фрэнк Ллойд Райт – теоретик, основатель принципа органической архитектуры. (1869—1959)

Этот американский архитектор сформулировал идею непрерывности архитектурного пространства. В классической же архитектуре применялась артикуляция и подчеркнутое выделение частей. Согласно концепции Райта здание должно вписываться в природу, а его внешний облик «вытекать» из внутреннего содержания и не обязательно обладать традиционной формой. Все течения современного зодчества используют прием свободного плана, который основан на идее Райта. Согласно этому приему здание считается единым, целостным пространством и расчленено только там, где этого требуют функциональные соображения. Место рождения Фрэнка Ллойд Райта – штат, Висконсин, США. Отец его был учителем музыки и церковным деятелем, а мать – учительницей. Любимой игрушкой Райта был развивающий конструктор «Киндергартен». После развода родителей, 16-летнему Френку пришлось взять на себя груз заботы о семье. В школу он не ходил, а обучался дома. В 1885 году поступил в Университет Висконсина на инженерный факультет. Еще учась в университете, Райт работал помощником местного инженера-строителя. В 1887 году он прекратил учебу в университете и переехал в Чикаго. Там его взяли на работу в архитектурную контору. Через год начал работать в фирме «Адлер и Салливан», которую возглавлял известный идеолог «чикагской школы» Л. Салливан. С 1890 года он работал над всеми проектами фирмы по строительству жилой недвижимости. Но в 1893 году Салливан узнал, что Райт занимается проектированием домов на стороне и Френку пришлось уйти из компании. Это стало толчком для основания собственной фирмы в пригороде Чикаго Оук-Парк в этом же году. И уже к 1901 году он завершил работу над 50 проектами.

 

Дом прерий

Райт стал известным, благодаря «Домам Прерий», которые он спроектировал в 1900-1917 годах. Для стиля, в котором построены эти дома, характерно обилие горизонтальных линий, преобладание плоских крыш, широкие выступающие карнизы, наличие расположенных горизонтальными рядами створчатых окон и пологих, слегка нависающих кровель, а также широких остекленных поверхностей и «открытых» интерьеров, где кухня, столовая и гостиная были единым пространством. «Дома Прерий» полностью соответствовали концепции «органической архитектуры», для которой целостность и органичное единение с природой являлись главными приоритетами. Многие из домов имеют крестообразную форму. В центре плана обычно располагался очаг-камин.

Дом Уиллитса в Хайлэнд-парке спроектирован Фрэнком Л. Райтом в 1901 году в соответствии с концепцией органической архитектуры. Один из ярких примеров "Домов прерий"

 

Для "Домов Прерий" архитектора Ф.Л. Райта характерно обилие горизонтальных линий, широкие выступающие карнизы, а также активное использование остекления. Дом Д.Д. Мартина. Буффало, штат Нью-Йорк, 1904-1905 г.г.

 

Дом Роби Фрэнк Ллойд Райт спроектировал в 1908 г. в стиле «Домов Прерий». Построен в 1908 — 1910 г.г. в Чикаго. Одно из лучших произведений первого периода творчества Райта

Особенно Райт обращал внимание на интерьеры домов. Каждый элемент им созданной мебели был хорошо продуман и органично вписывался в общий дизайн. Дом Уиллитса, дом Роби и дом Мартина – это наиболее известные дома среди «Домов Прерий». Еще в 90-е годы 19 века Райт увлекся изучением традиционной японской архитектуры. Ему нравился минимализм этого направления, благодаря которому он научился устранять ненужное и исключать несущественное. Райт применил эти моменты при проектировании американских домов. Элементы, которые ранее часто оставались незамеченными, он выделил и подчеркнул их выразительность. Более ста домов построенных Райтом в первом десятилетии XX века не принесли ему успеха в Америке. Но в Европе его оценили, он был признан архитектором современного направления. В 1909 году Райт переезжает в Европу. Его работы становятся там известными, благодаря выставке, устроенной в 1910 и изданному двухтомному портфолио. С 1916 по 1922 годы Райт строит в Японии отель «Империал». При постройке этого здания была использована идея целостности конструктивной структуры. Это обеспечило настолько высокую прочность сооружения, что отель устоял во время катастрофического землетрясения 1923 года.

Отель «Империал» в Японии. Построен по проекту Ф. Л. Райта в 1916-1922 г.г. с применением особой антисейсмической конструктивной структуры

Творчество Райта испытало глубокий кризис в середине 1920-х годов. У него почти не было заказов, и он чувствовал себя одиноким борцом за передовые принципы в архитектуре. Элементы мрачной фантастичности все чаще проявляются в его творениях. Но, тем не менее, Райт остается приверженцем использования технических средств в архитектуре. В Калифорнии была построена целая серия домов из бетонных блоков. Самым известным из них является дом Милларда в Пасадене (построен в 1923 году), здесь ритмическое расчленение поверхностей является следствием повтора стандартных элементов. Произведениями Райта в Америке стали интересоваться только под влиянием новой европейской архитектуры в начале 30-х годов.

 

 

U.S.O.N.A., 30-е годы

На это время приходится второй пик творчества Райта. Он начал использовать железобетонные конструкции и элементы заводского изготовления. В 1935—1939 годах был построен известный во всем мире «Дом над водопадом» (англ. «Fallingwater») в штате Пенсильвания для И.Дж. Кауфмана.

Дом над водопадом в штате Пенсильвания, спроектирован Ф. Л. Райтом в 1939 году по заказу питсбургского бизнесмена И.Дж.Кауфмана. Зачислен в список американских национальных исторических достопримечательностей

Бетонные террасы дома гармонично сочетаются с вертикальными поверхностями из известняка, их «держат» стальные опоры прямо над ручьем. Райт использовал как деталь интерьера часть утеса, на котором построен дом, и который оказался внутри здания. Но в 1994-2002 годах дом реконструировался – пришлось добавлять дополнительные стальные опоры. За строительство дома было заплачено 155 000$, из них архитектор получил 8 000$. Дом строился в период окончания Великой депрессии. Это довольно большая сумма по меркам тех времен. Для сравнения: средняя заработная плата промышленного рабочего в 1938 году составляла 1176 дол. в год, что меньше 100 долларов в месяц. Есть у Райта и разработки домов умеренной стоимости для клиентов среднего класса. Он дал им название «североамериканские» или «юсоновские» (U.S.O.N.A или Unites States of Nothern America). Эти дома отличались компактностью, экономичностью и технологичностью. Под самым потолком располагались узкие ленточные окна, что создавало иллюзию, будто широкая крыша «парит» над стенами. Такие дома были в основном одноэтажными и имели L-образную форму в плане. Это позволяло строить их на участках сложной формы. Удешевление строительства осуществлялось за счет каркасной конструкции. Райт даже разработал концепцию «Город широких горизонтов». В основе этой концепции стояла деурбанизация перенаселенного концентрированного города и его распределение по сельскохозяйственным городским окраинам. Эта концепция имела большое влияние на характер застройки американского пригорода. Музей Соломона Гуггенхайма стал апофеозом творчества архитектора. Он построен в Нью-Йорке. Райт проектировал и строил его 16 лет с 1943 по 1959. Внешне музей выглядит как опрокинутая спираль, а его интерьер – как раковина с остекленным внутренним двориком в центре. По задумке Райта, осмотр экспозиции должен был начинаться сверху вниз. Посетители, поднявшись на лифте на верхний этаж, спускаются по центральному пандусу. Картины при этом, находясь на наклонных стенах, хорошо просматриваются. Но, эти требования архитектора не были учтены руководством музея, и сегодня осмотр экспозиций начинается с нижнего этажа.

Музей современного искусства Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке на острове Манхэттен. Последний крупный проект, разработанный и построенный Ф. Райтом (1943-1959 г.г.). Одна из самых известных и значимых построек этого автора

Жилые дома этого периода Райт проектирует без прямых углов, считая их «искусственной формой». Он использует спирали и циркульные окружности. К сожалению, Райт не увидел всех своих реализованных проектов. Строительство здания суда в округе Марин было окончено через 4 года после смерти архитектора. На нем присутствует очень много декора, на грани с китчем. Это здание было последним, которое было построено по проекту великого американского архитектора Франка Ллойда Райта.

Большой административный комплекс округа Марин в Сан-Рафаэль, Калифорния, 1957—1976. Последнее здание, которое было построено по проекту Ф. Л. Райта уже после его смерти

Проект небоскреба «Иллинойс» так и не реализован. Высота здания достигает 1609 м. Райт верил, что такое здание возможно построить даже в то время. В проекте предвиделось 528 этажей, а площадь здания составляла 9.5 млн кв. м. Рассчитано оно на 130 000 жителей. Форма строения напоминает треугольную призму сужающуюся кверху. Знаковые проекты Фрэнка Ллойда Райта: Райт Фрэнк Ллойд

Знаковые проекты Фрэнка Ллойда Райта:

1.1910 - Roby House в Чикаго, США
2.1939 - Дом над водопадом в Бер-Ран, США
3.1911-1925 - Комплекс «Талиесин» в Спринг-Грин, США
4.1924 - Yamamura House в Ашия, Япония
5.1959 - Синагога BethShаlom в Элкинс Парк, США

6.1915 - Отель Imperial в Токио, Япония
7.1936 - Офис компании Johnson Wax в Расине, США
8.1944 - Дом Герберта Джекобса в Мидлтоне, США
9.1906 - Офис компании Larkin в Буффало, США
10.1959 - Музей современного искусства Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке, США.

Полезные ссылки:

Индивидуальный заказ

Готовые комплекты декора

Монтаж

Фрэнк Ллойд Райт - Архитекторы дизайнеры - Дизайн и архитектура растут здесь

Первая половина 20 века принесла новые веяния в архитектуре, в авангарде изменений стоял американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт. С его именем связана органическая архитектура, постулаты которой были сформулированы в конце 19 века, но воплощены были лишь в 20-е годы 20 века. Райт являлся пропагандистом открытого плана в архитектуре, считал необходимостью соответствие внешней формы специфическому назначению строения, которое должно вписываться в окружающий ландшафт. Вклад Фрэнка Ллойда в современную архитектуру трудно переоценить. Многие объекты, которыми мы сейчас восхищаемся, не были бы созданы без Фрэнка, он стал тем самым глотком свежего воздуха, который был жизненно важен для архитектуры.

Работы Фрэнка Ллойда Райта

Чтобы разобраться в ценности работ Райта, нужно понять то новое, что принесла в себе органическая архитектура. В начале 20 века архитектура разделилась на два основных течения, первые годы явно преобладал функционализм. Его суть заключалась в том, что здания должны в первую очередь соответствовать выполняемым функциям. В своём внешнем виде они соответствовали запросам общества в период всемирного курса на индустриализацию. Органическая архитектура была сформирована как противовес данному стилю. Она видела свою задачу в единстве с природой. Основатели органической архитектуры считали функционализм серым и безликим, поэтому для них было важно распространение своего стиля. Успех был достигнут благодаря великолепным работам Фрэнка Ллойда.

На стыке веков Фрэнк организовывает свою фирму, которая тот час же оказывается весьма востребованной. Молодой архитектор был вдохновлён постулатами органической архитектуры, поэтому решает претворить их в жизнь, так рождаются знаменитые "Дома Прерий". Работы этой серии стали первой реализацией новой ветви архитектуры, которая видела свою задачу в восстановлении целостности с природой. "Дома Прерий" являлись органичным продолжением окружающей среды, стирая границу между постройкой и естественной средой. Вдохновение Фрэнк Райт также черпал в архитектурном стиле японских храмов, которые во многом соответствовали органической архитектуре, хотя построены были в те времена, когда требования этого стиля ещё не были сформированы.

В стиле "Домов Прерий" Фрэнк Ллойд построил свой дом, который известен на весь мир как резиденция "Талиесин". На данный момент она представляет большой интерес как одна из лучших работ этапа становления органической архитектуры. Характеризуя постройку, Райт говорил, что она не построена на земле, а выросла из-под земли, подчёркивая её органичное соединение с окружающей средой. Разглядывая общий план поместья с высоты, можно собственными глазами убедиться в справедливости этого тезиса. Здание не раз страдало от крупных пожаров, но всё-таки сохранило свою первоначальную суть.

Постройка домов в стиле органической архитектуры нельзя назвать дешёвым удовольствием. Фрэнк Ллойд в 30-е годы разрабатывает дома, которые стали доступны среднему классу. Сокращения стоимости удалось достигнуть главным образу, благодаря коренному пересмотру обустройства каркасов. Райт мечтал о деурбанизации.Новая концепция его домов вполне могла лечь в основу градостроительной политики. Фрэнк создал новую концепцию строительства городов, которая называлась "Город широких горизонтов". В какой-то мере это было реализовано, так как большинство предпочитало жить в частных домах, а не перенаселённом центре, в котором часто концентрируется только производственная часть города. Основным средством передвижения в "Городе широких горизонтов" должен стать личный автомобиль.

Дом над водопадом

Среди работ Фрэнка Ллойда Райта имеются те, которые составляют особенную архитектурную ценность. Знаковой работой является "Дом над водопадом"-постройка выполненная в конце 30-х годов. Название постройки родилось из её фактического расположения, дом выглядит как часть окружающих скал, из которых вытекает небольшой водопад. Дом имеет потрясающий вид. Могими экспертами он оценивается как настоящий эталон органической архитектуры, а в 1991 году был назван американскими архитекторами и историками великим достоянием национальной архитектуры.

Строительство сопровождалось многими сложностями, однако они не испугали знаменитого архитектора. Затраты на обеспечение безопасности постройки в два раз превышали стоимость самого дома. Вся конструкция отличается большим количеством горизонтальных и вертикальных прямых линий. Дом обладает открытым планом, ярым приверженцем которого является Фрэнк Ллойд. В дизайне архитектор использовал многие элементы японской культуры, отличительной чертой является большой объём взаимного проникновения внутренних и внешних пространств.

Robi haus

Ещё одной знаковой работой Райта можно назвать Robi haus, который больше известен как "Дом Роби". Постройка датируется 1910 годом и является самым знаменитым "Домом Прерий", строительством которых Фрэнк Ллойд активно занимался в то время. Дом Роби является эталоном того, что принято называть "Домами Прерий", в нём заключены все основные черты этого стиля. Среди остальных построек Дом Роби отличается использованием некоторых нетипичных для архитектуры Райта черт. К таковым можно отнести наличие палисадника и расположение основных комнат на втором этаже.

Важной чертой дома является объединение многих пространств в единую конструкцию. Например, комнаты для гостей и столовая практически ничем не разделены, кроме находящегося в центре камина. Камин таким образом играет своеобразную объединяющую роль. Из японской архитектуры заимствованы длинные крыши, которые создают впечатление дополнительной защищённости. Необычность внешнему виду придаёт ассиметричность, которая является важной частью  органической архитектуры, ведь в природе не существует порядка.

 

пик творчества. Цикл статей, часть 3.

Фрэнк Ллойд Райт, знаменитый американский архитектор-новатор испытал глубокий кризис творчества в середине 1920-х годов. Но в 30-е годы к нему вновь стали обращаться американские заказчики. В немалой степени этому способствовала популярность Райта в Европе. В этом творческом периоде, Фрэнк Ллойд использует в качестве базового материала железобетонные конструкции.

Дом Кауфмана, Kaufman House

В 1935 году началась работа над самым известным его проектом, ставшим популярным во всем мире – «Дом над водопадом».

Дом был построен в штате Пенсильвания по заказу И.Дж. Кауфмана. Проект был завершен в 1939 году. Это сооружение было первым, в котором архитектор в качестве одного из основных строительных материалов использовал железобетон.

Конструктивно-пространственная композиция «дома над водопадом» интересна тем, что железобетонные плиты, которые служат перекрытием здания, выступают из центрального массива в различных направлениях и находятся на разных уровнях. Эти повисшие над водопадом консоли террас, создают впечатление экзотического архитектурного строения.

«Дом над водопадом» построен для Эдгара Дж. Кауфманна

«Дом над водопадом» построен для Эдгара Дж. Кауфманна, Милл-Ран, Пенсильвания, 1935—1938 по проекту Фрэнка Лойда Райта.

Железобетонные плиты выступают из центрального массива в различных направлениях и находятся на разных уровнях.Эти повисшие над водопадом консоли террас, создают впечатление экзотического архитектурного строения.

Еще одной особенностью дома является то, что Райт использовал элемент природы как часть интерьера: здание фактически держится на утесе, который и присутствует внутри. Однако в 1994-2002 годах, когда проводилась реконструкция, для укрепления конструкции здания добавили стальную опору.

Знаменитый дом над водопадом, Дом Кауфмана, спроектированный в 1935 году.

Общая цветовая гамма фасадов дома выдержана в пастельных тонах. Нижние поверхности выступов крыши окрашены светлой краской, что позволило верхним комнатам быть уютными и лёгкими. Во многих местах дома вместо глухих стен применены так называемые «прозрачные ширмы».

Юсоновские дома, U.S.O.N.ian Houses

Фрэнк Ллойд Райт проектировал дома не только для богатых, но и для людей среднего класса. Такие дома он называл «американскими» или «юсоновскими» (это слово является аббревиатурой U.S.O.N.A или Unites States of Nothern America, что означает Соединенные Штаты Северной Америки).

Относящиеся к этому типу здания характеризуются компактностью, экономичностью и функциональностью. Юсоновские дома выглядят очень эффектно из-за визуального восприятия парения крыши над стенами. Такой эффект достигается расположением окон в горизонтальную линию высоко до самого потолка.

Строились они в основном в один этаж и имели L-образную форму планировки, что давало массу преимуществ для строительства с комплексным ландшафтом.

Юсоновские дома, спроецированные специально для людей со средним доходом.

Строились в основном в один этаж и имели L-образную форму планировки. Расположенные высоко до самого потолка окна создают эффект парения крыши над стенами. Работая над проектами «американских домов», Райт создал собственную концепцию, которую назвал «Городом широких горизонтов». Основная ее идея заключается в переселении жителей городов в более удаленные участки, сельскохозяйственные окраины. Главной причиной такой концепции была перенаселенная концентрация людей в больших городах. В дальнейшем идея Райта имела большое влияние на выбор проектов для строительства жилой недвижимости американского пригорода.

Музей Соломона Гуггенхайма, Solomon R. Guggenheim Museum

Финал своей карьеры Фрэнк Ллойд обозначил проектом одной из главных достопримечательностей Нью-Йорка – музеем Соломона Гуггенхайма. Работа над ним длилась долгих 16 лет, с 1943 по 1959 года.

Снаружи форма здания напоминает громадный спиральный пандус с витками, расширяющимися кверху, который охватывает световой дворик, перекрытый прозрачным куполом. Райт предполагал, что посетители будут подниматься на лифте на верхний этаж музея, и начинать осмотр оттуда, то есть сверху вниз.

Таким образом, картины просматривались в наиболее выгодном свете. Но, к сожалению, руководство музея не учло пожеланий архитектора, и экспозиция начинается с первого этажа. Работая над проектированием жилой недвижимости в этот период, Райт не использует стандартных прямых углов, а применяет спирали и окружности.

Знаменитый музей Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке, расположенный на Манхэттене, работа над которым длилась 16 лет.

Фасад здания спроектирован в виде спиралевидного объема, отдаленно напоминающего «торнадо». Внутри применен тот же прием - по периметру. Каркас здания составляют решетчатые секции, высотой 3 м. Облицовка конструкции - гнутые титановые пластины и стекло, что придает зданию немного неземной вид.

Суд Марин, Marin Court

При жизни великого архитектора не были реализованы все его проекты. Строительство над зданием суда в округе Марин закончилось спустя 4 года после смерти Фрэнка Ллойда Райта. Именно оно стало последним проектом, построенным по чертежам Райта после его кончины. Административному комплексу округа Марин свойственно обилие декора.

Суд Марин расположенный в Сан-Рафаэле в Калифорнии, работа над которым закончилась уже после смерти Райта. Проектирование здания суда началось в 1957 и закончилось в 1976 году.

см. также  Райт Фрэнк Ллойд. Дома прерий. Цикл статей, часть 1.

см. также  Райт Фрэнк Ллойд: творчество во время кризиса. Цикл статей, часть 2.

Райт Фрэнк Ллойд

 

Райт - крупнейший архитектор в истории США. За более чем семьдесят лет своего творческого пути он сделал для развития современной архитектуры больше, чем любой другой мастер в странах Запада. Райт выдвинул принцип архитектуры органичной - то есть целостной, являющейся неотделимой частью среды, окружающей человека. Им была сформулирована идея непрерывности архитектурного пространства, противопоставляемая артикуляции, подчеркнутому выделению частей в классической архитектуре. Основанный на этой идее прием так называемого свободного плана вошел в число средств, используемых всеми течениями современного зодчества. Однако влияние Райта выходит далеко за пределы основанного им течения, так называемой органичной архитектуры. 


Фрэнк Ллойд Райт родился 8 июня 1869 года в поселке Ригленд-Сентер, штат Висконсин. Его отец был священником и музыкантом, мать, дочь переселенцев из Уэллса, - сельской учительницей. Семья очень нуждалась, но все воспитание Райта было подчинено мечте матери - сделать сына великим архитектором. Окружавшие его с самых ранних лет гравюры и альбомы, игры, главной задачей которых было создание из популярных тогда кубиков Фребеля фантастических сооружений, наконец, книги Рёскина и Виоле ле Дюка сделали для формирования будущего архитектора, вероятно, больше, чем два года, проведенные в инженерном колледже Висконсинского университета, который он не смог закончить. 


В 1887 году Райт переезжает в Чикаго и после недолгой работы в ателье архитектора Дж.Л. Силсби, приверженца модного тогда эклектизма, поступает на работу в ателье Адлера и Салливена. Луис Салливен стал для Райта «любимым мастером». Преподанные им уроки правдивости, естественности и целостности в решении архитектурных задач Райт усвоил навсегда. «Когда в 1893 году я начинал свою самостоятельную работу, - писал позднее в своей автобиографии архитектор, - в области архитектуры и строил свои первые дома, которые порой без всякого смысла называют «Новой школой Среднего Запада» (все, что ни делается в этой суетливой стране, немедленно получает рекламный ярлык), единственный путь упрощения ужасающей моды в строительстве заключался в том, чтобы создавать лучший замысел и осуществлять его...

 

 

Приняв за масштаб человеческую фигуру, я уменьшил высоту всего дома, сделал ее соответствующей высоте человеческого роста; не веря в другой масштаб, кроме человеческого, я, введя его в восприятие пространственности, распластал массу здания. Говорили, что если бы я был сантиметров на десять выше ростом, мои дома имели бы совсем другие пропорции. Может быть. Простота была основной проблемой в период тех ранних исканий, и я вскоре убедился в том, что органичная простота обладает возможностями подлинной взаимосвязи, а красота, которую я почувствовал, соответствует выражению этой взаимосвязи. Убожество - это еще не простота...» 


В его первых произведениях - собственный дом в Окпарке (1895), мельница в Спринг-Грин (1896) - очевидны следы многих влияний, среди которых влияние романтической архитектуры Г. Ричардсона было наиболее сильным. 


Творческая зрелость мастера приходит с наступлением нового века. В 1900 году постройкой домов Брэдли и Хикока в Канаке (штат Иллинойс) он начинает знаменитую серию так называемых домов прерий, наиболее значительны среди которых дом Уиллитса в Хайленд-парке (1902), дом Мартин в Буффало (1904) и дом Роби в Чикаго (1909). Эти постройки невелики, их композиция основывается на своеобразном истолковании идеала бытового уклада буржуазной семьи. Но Райт стремился воплотить в их архитектуре идею, значение которой выходит за пределы конкретного типа постройки. «Пространство должно рассматриваться как архитектура, иначе мы не будем иметь архитектуры».

 

Резиденция Талиесин

 

Воплощение этой идеи было связано с изучением японской народной архитектуры, которой Райт увлекся в 1890-е годы. Японский дом послужил Райту высшим образцом того, как следует при проектировании устранять не только не нужное, но в еще большей степени как исключать несущественное. В американском доме он исключил все тривиальное и вносящее путаницу. Он сделал даже больше. В чисто функциональных элементах, которые часто оставались незамеченными, он открыл прежде скрытую силу выразительности, так же как последующее поколение архитекторов выявило скрытую силу выразительности в конструкции. 


Из всех выше перечисленных работ Райта дом Роби оказал, по-видимому, наибольшее влияние на развитие архитектуры. История Роби-хауза относится и к одной из самых печальных глав непонимания архитектурной ценности здания. Дирекция университета в Чикаго, которая позже использовала здание для семинара по теологии, намеревалась его разрушить, чтобы построить на его месте студенческое общежитие. Но как раз перед непосредственной угрозой сноса этот дом приобрел известный строительный подрядчик и этим спас здание. 


Идея единства внутреннего пространства была использована Райтом и в здании конторы фирмы Ларкина в Буффало (1904), массивные объемы которого так же свободны от декоративных деталей, как и «дома прерий». В Ларкин-билдинг каркас отсутствовал. Райт так же, как и при строительстве небольших жилых домов, применил только кирпич. Здание перекрывает плоская застекленная крыша. Сам мастер охарактеризовал это сооружение следующим образом «Изолированное здание... стальная встроенная мебель и сейфы для документов... первое здание для контор, в котором применена установка кондиционированного воздуха, …впервые обвязка стеклянных дверей и окон выполнена из металла...» 

 

Вид на Талиесин с воздуха


За первое десятилетие века Райт построил более ста домов, но на развитие американской архитектуры они в то время не оказали заметного влияния. 


А вот в Европе Райта скоро оценили, и он был признан поколением архитекторов, относящихся к современному направлению в архитектуре. В 1908 году его посетил Куно Франке, преподававший эстетику в Гарвардском университете. Результатом этой встречи были появившиеся в 1910 и 1911 годах две книги Райта, которые положили начало распространению его влияния на архитектуру за пределами Америки. 


В 1909 году Райт едет в Европу. В Берлине в 1910 году устраивается выставка его работ, издается монография. Они оказывают большое влияние на рационалистическое направление, которое начинает формироваться в те годы в Западной Европе. Творчество Гропиуса, Мис ван дер Роэ, Мендельсона, голландской группы «Стиль» в последующие полтора десятилетия обнаруживает очевидные следы этого влияния. С особенным энтузиазмом были восприняты идеи Райта о целостности внутреннего пространства зданий, о роли новой техники, машины для современной архитектуры. 


Следующее десятилетие, однако, не было для Райта столь же плодотворным. В течение нескольких лет он работает в Японии, где в Токио строит отель «Империал» (1916-1922). Использование идеи целостности конструктивной структуры обеспечило этому зданию прочность, позволившую устоять при катастрофическом землетрясении 1923 года. 

 

История жизни Фрэнка Ллойда Райта


К середине 1920-х годов творчество Райта казалось исчерпавшим себя. Он переживал полосу тяжелых испытаний в личной жизни, почти не имел заказов. У себя в стране Райт оставался в изоляции. Положение одинокого борца за новые принципы в архитектуре обострило его индивидуализм, в творчество проникают элементы мрачной фантастичности. На тяжелых, почти гротескно монументальных формах появился геометрический орнамент, свидетельствующий о влиянии архитектуры древней Америки. Испытывая кризис в своих художественных исканиях, Райт оставался новатором в использовании технических средств в архитектуре. Так, ко времени его возвращения в США в начале 1920-х годов относится серия домов в Калифорнии, построенных из бетонных блоков. Наиболее примечателен среди них дом Милларда в Пасадене (1923), где повтор стандартных элементов образует ритмическое расчленение поверхностей. 

 

Дом Роби (англ.)русск. в кампусе Чикагского университета


Непризнанный на родине, он, однако, по-прежнему остается популярным в Европе. И тем более непонятным казался европейцам тот факт, что в Америке Райт был совершенно одинок. Больше того, как писал Бруно Таут в своей книге «Современная архитектура», изданной в 1929 году «Упоминание его (Райта) имени считается у нас неприличным». Усиление эклектизма в Америке обозначало не только конец Чикагской школы, но одновременно и конец всех остальных современных течений. И лишь по мере возрастающего влияния новой европейской архитектуры в Америке снова стали интересоваться произведениями Райта. 


Популярность Райта росла вместе с разочарованием в функционализме. В середине 1930-х годов начинается второй период расцвета его творчества, наиболее впечатляющими результатами которого стали так называемый дом-водопад, особняк Кауфмана в Пенсильвании-Вудс (1936) и административное здание фирмы «Джонсон и сыновья» в Расине (штат Висконсин, 1936-1939). Первый из них, системой смелых железобетонных консолей продолжающий уступы скал над лесным ручьем, поражает своей слитностью с романтичным пейзажем и виртуозным использованием контрастов широкой гаммы материалов - от грубой каменной кладки до полированного стекла. Во втором свободно стоящие грибообразные колонны образуют как бы систему зонтов над внутренним пространством. Через остекленные промежутки между ними пространство раскрывается не только по горизонтали, но и вверх, к небу. Обе постройки предельно остры, выразительны, но обе стоят на грани гротеска. 


К концу 1930-х годов относится и серия так называемых юсонианских, то есть специфически американских (от сокращенного Юнайтед Стейтс - Соединенные Штаты) домов. Эти дома имеют легкие конструкции, целостную, сливающуюся систему помещений, где даже обычную кухню заменило так называемое рабочее пространство, освещенное лентой окон под потолком и присоединяемое к жилой комнате - дом Винклера в Окемосе (1939). 


Для своей новой резиденции Тейлизин Воет, Райт строит дом около города Феникса в штате Аризона начиная с 1938 года. Тейлизин расположен на холме, на вершине которого разбит сад с низкой оградой. Как и всегда, Райт в данном случае использовал естественную конфигурацию холма, природные условия местности. По его словам, он никогда не строил дома не вершине холма, а близ нее, огибая вершину, «как бровь огибает глаз». Он использует так называемый бетон пустыни, в котором крупные грубо околотые каменные блоки укладываются в опалубку с минимальным количеством цементного раствора. Живописные массивы этого бетона вливаются в общий колорит каменистой пустыни. Они резко контрастируют с легкими деревянными конструкциями. 

 

«Дом над водопадом»


Никогда раньше у Райта не было столько заказов, как в последний период жизни, и никогда ранее он не пользовался таким успехом. Американские газеты теперь превозносили Райта как гения и величайшего архитектора всех времен. И все это после того, как на протяжении десятилетий он подвергался унижениям, которые сломили бы менее сильного человека. 


Райт всегда думал о человеке, даже тогда, когда в конце жизни проектировал небоскреб высотой более мили. На основе односемейного дома в течение чикагского периода деятельности он разработал начала современной архитектуры. Даже в самую тяжелую пору жизни, в 1920-е годы, проблема человеческого жилища занимала его в первую очередь, он строил немногие дома из армированных бетонных блоков. И в конце жизни Райт одним из первых отошел от прямоугольной формы жилого помещения. 


В последние десять лет жизни Райт бессознательно приблизился к формам первобытных времен. Контуры его домов скруглены так же, как и жилые помещения. Райт первым снова ввел патио, который с тех пор все чаще становился частью жилого дома. 


Завершением этой серии экспериментов было здание музея Гуггенхейма в Нью-Йорке (проект 1943-1946 годов, строительство 1956-1959 годов). Главный объем здания формируется громадным спиральным пандусом, охватывающим перекрытый прозрачным куполом световой дворик. Цельности, нерасчлененности внутреннего пространства отвечает здесь непрерывность, однородность «текучей» формы его ограждения.

 

Музей Соломона Гуггенхейма в Нью-Йорке

 

В жилом и административном здании «Башня Прайса» в Бартлесвилле (1955) он осуществляет идею «дома-дерева» с мощным бетонным сердечником, включающим лифты и лестницы, от которого, как ветви от ствола, отходят консоли железобетонных перекрытий. Серия проектов, полных фантастической романтики, для Багдада, Питсбурга, Чикаго также относится к последнему периоду его творчества. В этих произведениях Райт мастерски решает формальные задачи, которые сам же ставит. Но нарочитая остраненность их рождает впечатление курьеза, капризной и, быть может, бесцельной растраты сил большого таланта. 


Райт противоречив. Он создатель «стиля прерий» и дезурбанистических проектов «города широких горизонтов», пропагандировавший постройки, стелющиеся по земле, пространство которых развернуто по горизонтали, - но он же оставил и проект небоскреба «Иллинойс» (1957) высотой в милю. Последний романтик и первый функционалист - эти две стороны его индивидуальности часто вступали в конфликт и в творчестве и теоретическом осознании творчества. 


Райт - редкое исключение. В нем архитектор опередил художника в способности восприятия. Он работал один, сам делал чертежи окон с цветными стеклами, архитектурных деталей и т.д. Фреска в чикагском ресторане «Мидуэй Гарденс» представляла собой взаимно пересекающиеся, различные по размеру и цвету круги. Идея этой фрески вызывает в памяти проекты английской группы Макинтоша и новую пространственную трактовку в живописи Василия Кандинского, которую последний предложил приблизительно в то же время. 


Райт не был молчаливым художником. С 1894 года он опубликовал несколько книг и множество статей. В 1949 году наиболее значительные статьи были объединены в книгу «Ф.Л. Райт об архитектуре». Среди лучших книг Райта - «Автобиография» (1932), «Органичная архитектура архитектура демократии» (1939). В его работах, однако, нет ни последовательной разработки метода, ни целостной структуры. Он многократно возвращался к одним и тем же темам, вновь и вновь развивая их. 


Райт был не только архитектором. Он принадлежал к числу великих духовных лидеров своей страны, обладал достаточной волей и мужеством, чтобы протестовать, бороться и выстоять. Райт продолжал проводить в архитектуре традицию непреклонного индивидуализма, поборниками которого в литературе были Уолт Уитмен и Генри Торо. Как пророк антиурбанизма и «загородного индивидуализма», он проповедовал ненависть к городу и возвращение к природе. 


Умер Райт 9 апреля 1959 года в Тейлизин-Уэст, штат Аризона. 

Коротко о главном. Афоризмы Фрэнка Ллойда Райта

23 ноября 2016 г.

Фрэнк Ллойд Райт (1867-1959) – один из трёх самых главных американских архитекторов (наряду с Ричардсоном и Салливаном), новатор, теоретик, автор 532 реализованных проектов, главный философ «органической архитектуры», пропагандист открытого плана. Райт написал более 20 книг по архитектурной проблематике, среди них «Будущее архитектуры» (1953), «Естественный дом» (1954) и «Живой город» (1958). Оставил после себя множество афоризмов.

Архитектура – мать искусства. Без архитектуры нет души у нашей цивилизации.

Уезжайте как можно дальше от своего дома, чтобы строить свои первые здания. Доктор может похоронить свои ошибки, а архитектор может только посоветовать посадить плющ.

Дом над водопадом

На протяжении всей жизни во мне работали поэт в инженере, инженер в поэте, и оба в архитекторе.

Великая архитектура – это крупнейшее свидетельство человеческого величия.

Архитектура – это торжество человеческого воображения над материалами, методами и людьми, которое сделало человека владельцем Земли.

Первая христианская церковь, Феникс, Аризона

 Каждый великий архитектор – обязательно – великий поэт. Он должен быть большим оригиналом, переводчиком своего времени, своей эпохи.

Учёный занял место поэта. Но в один прекрасный момент кто-то найдёт решение мировых проблем, и запомните, что это будет поэт, а не учёный.

Самые полезные инструменты архитектора – стирательная резинка на чертёжной доске и таран на строительном участке.

Должно быть столько стилей домов, сколько существует разных людей. Человек, который обладает индивидуальностью, имеет право на своё выражение в его собственной среде.

Оак Парк

Я не учитель. Никогда не хотел учить, да и вообще не верю в обучение искусству. Науке и бизнесу, конечно же, можно обучиться, но не искусству. Вы можете только прививать искусство, быть образцом, создавать атмосферу, где оно будет вырастать.

Я верю в Бога, но только называю его Природа.

Изучайте природу, любите природу, держитесь ближе к природе. Она никогда не подведёт вас.

Талисин-Уэст, усадьба Ф.Л.Райта

 Бог есть великий таинственный мотиватор того, что мы называем природой; как часто говорят философы, природа есть воля Божия. Я же считаю, что природа является единственным телом Бога, которое мы когда-либо видели.

Если мы хотим узнать правду о чём-либо, мы должны искать её в сущности этого предмета.

Правда важнее фактов.

Хорошее здание не нарушает пейзаж, оно делает пейзаж более красивым, чем было до того, как это здание было построено.

Бэкман Уилсон Хаус

Архитектура – это сама жизнь, принимающая форму, и, следовательно, это истинный рассказ о жизни, о том, как жили в мире вчера, как живут сегодня или будут жить завтра.

В начале жизни мне пришлось выбирать между честным высокомерием и лицемерным смирением. Я выбрал честное высокомерие и не видел повода меняться.

Всегда сбывается то, во что вы верите. Вера материализует мысли.

Я всегда выступал за то, чтобы опасное оружие не попало в руки к дуракам. Давайте начнём с пишущих машинок.

Думай глобально, действуй локально.

Если вы действительно хотите похудеть, вам нужно отказаться только от трёх вещей: завтрака, обеда и ужина.

Эксперт – это человек, который перестал мыслить, потому что он знает.

Знай меру в благотворительности: чрезмерная помощь может сделать хорошего человека беспомощным.

Уважение заслуживают делами, а не приобретают с годами.

Дайте мне излишества жизни, и я охотно обойдусь без необходимого.

Здание должно расти легко на своем месте и быть в такой форме, чтобы гармонировать с его окрестностями, если там проявляется природа.

Музей Гугенхайма в Нью-Йорке

 Дом никогда не должен стоять на холме или на чём угодно. Он должен быть частью холма. Принадлежать ему. Холм и дом должны жить вместе, один счастливее другого.

Все прекрасные архитектурные ценности являются человеческими ценностями, всё иное не является ценным.

Конкурс – это когда посредственность судит посредственность.

Если это покупают, значит, это искусство.

Картины куда чаще портят стены, чем украшают их.

Настоящее является постоянно движущейся тенью, которая разделяет вчерашнее от завтрашнего. В этом и состоит надежда.

Архитектор должен быть пророком. Пророком в истинном смысле этого слова. Если человек не может видеть, по крайней мере, на десять лет вперёд – не стоит называть его архитектором.

Взгляните на план мегаполиса – это же профиль фиброзной опухоли.

Если так пойдёт и дальше, у человека атрофируются все конечности за исключением пальца для нажатия кнопок.

Органичные здания — это прочность и лёгкость паутины, здания, характеризующиеся светом и выраженные характером окружения — связанные с землей. Вот это — современно!

А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО…

Райт не имел высшего образования. В 1886 году он поступил в университет Висконсин-Мэдисон и бросил его через год.

Райт обладал редким свойством спать недолго по несколько раз. У него был полифазный (многофазный) сон, как у Леонардо да Винчи, Бакминстера Фуллера и Николы Теслы.

Райт имел «неисчерпаемый запас творческой энергии», что позволяло ему не только делать эскизы для клиентов за несколько часов, но и активно заниматься сексом. Его жена рассказывала, что Райт даже в возрасте 85 лет мог пойти на это два или три раза в сутки. Она даже обратилась за помощью к врачам, которые предложили использовать нитрат калия, чтобы уменьшить половое влечение мужчины, но миссис Райт на это так и не пошла.

ЦИТАТА О РАЙТЕ

«Он самый великий архитектор XIX века», – считал Филип Джонсон.

город будущего по версии Фрэнка Ллойда Райта — T&P

Широкие автострады и взлетные полосы для бесшумных транспортных аэропланов, фабрики без дыма, отели на колесах, дома с моторами и ни одного уродливого сооружения. Архитектор Фрэнк Ллойд Райт придумал «единственно возможный город будущего» — Акрогород — где каждой семье положен акр земли. Издательство Strelka Press выпустило книгу «Исчезающий город», в которой Райт описал свой проект. «Теории и практики» публикуют отрывок о том, какими там должны быть дома, больницы, университеты и театры.

Общее представление об Акрогороде будущего на основе новой меры пространства

Акр — единица площади в английской системе мер, равная 0,405 га

В городе вчерашнего дня землю мерили квадратными футами. В городе дня завтрашнего землю будут мерить акрами: по акру на семью. Это может показаться скромным наделом, если учесть, что все обитатели планеты, встав плотными рядами, не заняли бы даже территорию самого крупного острова Бермудского архипелага. Только представьте, что в границах наших собственных Соединенных Штатов на каждого мужчину, женщину и ребенка приходится более пятидесяти семи акров земли.

При распределении по одному акру на семью архитектура будет служить не арендодателям и домовладельцам, но каждому человеку — как органичная часть его земельного участка. Архитекторы перестанут производить лишь коммерческую архитектуру, приспособленную для продажи и перепродажи по счетчику; не будет больше тесных клетушек, порожденных конкуренцией за квартиросъемщика.

Земля есть сущностное основание для нового города новой жизни.

«Исчезающий город»

Сегодняшние автомобили имеют форму неказистую и подражательную по сравнению с разнообразием форм тех прекрасных средств передвижения, выпуск которых производители в скором времени захотят (или будут вынуждены) наладить.

Летательные аппараты — это пока еще непривычная роскошь. Из-за своих крупных размеров они неуклюжи, а огромные крылья, имитирующие строение птицы, делают их заложниками произвола стихий. Эволюция совершает тут еще не более чем самые первые шаги.

Передача на расстоянии изображения и звука находится не просто на стадии эксперимента, но еще во младенчестве, как и интеллект, которому доверено ею управлять.

Мы справедливо гордимся огромной сетью автострад, транспортной системой страны. Но и эта система еще во младенчестве. Мы только начинаем строить скоростные дороги.

Однако как бы ни была молода наша дорожная сеть, не требуется богатого воображения, чтобы увидеть в этой великой автостраде, в мощи новых машин и материалов, — новое направление человеческой деятельности, к которому каждый сможет присоединиться не только ради приключений или из любви к природе, но ради более безопасной, более разумной и менее тревожной жизни среди разумных, достойных и свободных людей. В результате изменения наших отношений с пространством мы будем жить дольше и счастливее.

Каждый человек, получив наконец полагающийся ему акр или около того земли, будет уверен в благополучии для себя и своих близких и наверняка найдет какой-нибудь вселяющий бодрость способ прикоснуться к прекрасному.

Не только сам город является ограничением и помехой для производства; ведущая к нему железная дорога слишком урезает свободу передвижения, слишком дорого обходится в своей неповоротливости и слишком медленно работает. Недалек тот день, когда придет конец и необходимым для централизации дальним и ближним перемещениям товаров взад-вперед, и использованию железных дорог для массовой перевозки пассажиров.

«Исчезающий город»

Представьте себе широкие, комфортабельные, огибающие жилые районы автострады без железнодорожных переездов; свободные от ставших уже сейчас архаичными столбов и проводов телеграфного и телефонного сообщения, от кричащих рекламных щитов и устаревших зданий. Представьте себе эти монументальные и безопасные шоссе, тщательно рассчитанные по ширине и уклону, расцвеченные по обочинам яркими цветами, осененные прохладой деревьев. Через равные промежутки вдоль них обустроены взлетные полосы, с которых взлетают и куда приземляются безопасные, бесшумные транспортные аэропланы. Эти гигантские дороги — сами по себе великолепные памятники архитектуры — проложены мимо общественных заправок, которые уже не раздражают глаз, но предлагают теперь все возможные услуги и удобства. Дороги соединяют и разграничивают, разграничивают и соединяют различные модули — фермы, фабрики, придорожные рынки, утопающие в зелени школы, жилье (каждый дом на своем, по своему возделанном и обустроенном акре земли), места развлечений и отдыха. Все эти модули организованы таким образом и находятся в такой взаимосвязи друг с другом, что каждый гражданин будущего имеет доступ ко всем типам производства, системам распределения, возможностям для индивидуального развития и развлечениям — и все это на расстоянии до ста пятидесяти миль от дома, которое можно легко преодолеть на личном автомобиле или аэроплане. Эта гармоничная целостность и есть тот великий город, который, как я предвижу, охватит собой всю страну, — Акрогород будущего.

Именно потому, что каждый человек будет иметь по акру родной земли, архитектура станет служить ему непосредственно, создавая соответствующие новые дома — не только в гармонии с конкретным участком, но и в согласии с индивидуальным образом жизни конкретного человека. Не будет нужды в двух одинаковых домах, двух одинаковых садах, двух одинаковых фабриках; ни одна из ферм площадью от трех до десяти акров не будет похожа на другую. Никому не понадобятся особые «стили», но стиль при этом будет ощущаться повсюду.

Легкие, прочные дома и пространства для работы будут строиться надежно и с уважением к природному окружению — от земли к солнцу. Фабричные рабочие будут жить в своих акромодулях на расстоянии пешей прогулки или короткой поездки от будущих фабрик — прекрасных, бездымных и бесшумных. Фермер больше не будет завидовать техническим достижениям, которыми пользуется горожанин, а тот, в свою очередь, не будет завидовать его «вольным хлебам».

Все дома и фермы будут находиться в радиусе десяти миль от большого и богатого товарами придорожного рынка, так что они смогут обслуживать друг друга эффективно и без сложностей, удовлетворяя потребности одной части окрестного населения в том, что производит другая. Не будет больше необходимости мчаться в какой-нибудь общий для всех центр, а затем мчаться обратно, превращая жизнь в крестную муку — лишь бы всего было побольше и все было «масштабнее».

«Исчезающий город»

Не может быть человеческой жизни без воздуха, солнечного света и земли. Повседневная жизнь будущего будет соответствовать этому принципу, с которым все мы постепенно начинаем соглашаться. Не отвергая современных удобств, она сохранит также и те известные исстари удобства, которые являются залогом здоровья. Сталь и стекло будут использоваться в соответствии со своим предназначением: сталь ради прочности, долговечности и легкости: прозрачное стекло, обрамляя внутреннее пространство, позволит создать частное уединение и при этом чудесным образом раскрыть домашнюю жизнь солнцу, небу, окружающему дом саду. Дом станет садом, а сад — домом.

Высокие здания не будут запрещены, однако в отсутствие внутренних дворов они будут свободно выситься среди зелени естественных парков. Многоквартирный дом, находящийся в коллективном владении, сможет достигать, скажем, восемнадцати этажей в высоту. Этаж за этажом на солнце будут сиять гигантские стеклянные стены-экраны в рамах из блестящей стали или меди. На каждом уровне — украшенная цветущими и вьющимися растениями терраса, играющая всеми цветами радуги. И все это — среди щедрого разнообразия великолепного паркового ландшафта. […]

Отель, передвижной отель и дом кочевника

* Проект ученика Райта Альберта Макартура (1927).
** Неосуществленный проект Райта (1928).

Отелей, разумеется, будет меньше, чем сейчас. Гостиницы, скорее всего, станут композициями из небольших коттеджей, составленных вокруг центрального модуля с общественными пространствами, — по примеру таких относительно удачно спроектированных гостиничных комплексов, как Arizona Biltmore* или San Marcos in the Desert**. Такие отели будут строить в тех местах, где Природа демонстрирует нам свои «чудеса», с которыми хорошая архитектура может составить гармоничное целое и которые способствуют отдыху и восстановлению сил.

Но по-настоящему новым типом гостиницы станет отель на колесах: передвижной отель.

Просторные автомобили с местами для сна и кухней на борту будут развозить группы путешественников по всей стране. Они будут курсировать с севера на юг и с востока на запад. Их (с прицепами или грузовиками сопровождения) можно будет увидеть в самых живописных точках Великих равнин или на горных перевалах, где никакому другому гостиничному бизнесу просто не выжить.

Поскольку транспорт постоянно совершенствуется, нет никаких причин, чтобы такие мобильные отели не стали со временем безопасными, удобными и выгодными, — в Фениксе братья Макартур уже сейчас планируют нечто подобное в качестве одного из вариантов размещения в своем отеле Arizona Biltmore.

Если такая концепция применима для отеля, то наверняка можно построить и жилой дом на колесах. Такое же передвижное жилье появится и на воде — благодаря развитию водного моторного транспорта. Художники, искатели удовольствий, первопроходцы, современные цыгане смогут стать хозяевами идеально удобных домов на колесах или плавучих домов, которые благодаря высококачественному дизайну будут выглядеть так же элегантно, как самолеты или автомобили. И разумеется, лучше, чем большинство их современных моделей. По воле жильцов эти моторизованные дома смогут переезжать с места на место, спускаясь с горных отрогов к морям, рекам или озерам, как некогда блуждал по пустыне на верблюде кочевник со своим шатром.

«Исчезающий город»

Энергетические модули

В Акрогороде топливо будут обязательно превращать в электричество прямо в местах его добычи или же получать электроэнергию из энергии воды. Полученное электричество будет затем передаваться от подстанции к подстанции и прямо потребителю. Таким образом, электрификация быстро станет повсеместной. Электричество, выработку которого наладят прямо в местах добычи, скажем по соседству с шахтами, плотинами или нефтяными скважинами, не просто будет конкурировать с другими источниками тепла и энергии для города, но и позволит вовсе отказаться от них всех — кроме нефти. Саму нефть тоже можно будет использовать для производства электроэнергии.

Огромные электростанции — такие же чудеса современной инженерии, как и наши нынешние, — будут строить там, где имеются соответствующие природные ресурсы. Усовершенствованные методы передачи электроэнергии позволят прокладывать провода под землей, как сейчас прокладывают нефтепроводы, — с минимальными потерями в напряжении.

Бережное отношение к красотам природы подтолкнет к широкому применению уже известных нам беспроводных телеграфа и телефона, так что электрические столбы, опоры линий электропередачи и провода останутся лишь воспоминанием об исчезающем городе.

Совершенно очевидно, что на заре эры технического прогресса все эти громоздкие, примитивные конструкции, напоминающие грубо сколоченные леса на строительстве какого-нибудь благородного здания, беспощадно уродовали пейзаж. Однако насилие над природой прекратится, как только для передачи энергии и перемещения людей и грузов будут созданы более надежные и экономичные магистрали. Грубые приспособления, которые в наше время принято называть «сооружениями», уже убирают с глаз долой. Вместе со столбами, проводами и рельсами в утиль скоро отправятся железнодорожные насыпи, газгольдеры, угольные электростанции, ангары для поездов, паровозные депо, склады угля, лесопилки. В Акрогороде будущего не должно быть и не будет уродливых сооружений. Примитивные цели первого этапа эры технического прогресса достигнуты. Пора снять леса и явить миру истинный шедевр — цивилизованную культуру.

Гуманная больница

Какими бы эффективными и гуманными ни были современные больницы, они слишком велики и смотрятся чересчур казенно. В Акрогороде вместо каждого из наших крупных больничных комплексов появится несколько залитых солнцем клиник, свободно разбросанных в просторном саду. Палаты будут по-домашнему уютны; больные или инвалиды там никогда не будут вынуждены лицезреть других больных или инвалидов, если только сами этого не захотят. Инфраструктура терапии, хирургии и прочих отраслей современной медицины будет занимать в больнице точно такое же место, как водопровод, электрическое освещение и отопление в жилом доме, где все это составляет неотъемлемую часть здания, но вовсе не бросается в глаза.

Одним словом, на передний план должна выйти нормальность обстановки, а не атрибутика непривычного и пугающего. В нынешних госпиталях смерть выглядывает из-за каждого угла, непрерывно ухмыляясь несчастным пациентам. Почему бы не сделать дизайн больницы таким же гуманным, как и ее предназначение?

Университет: универсальность

Нынешние университеты представляют собой узкоспециализированные массовые производства специалистов по книжным дисциплинам. Как антенны для насекомого — это жизненно необходимый орган ознакомления с окружающей средой, так и современный университет должен стать антенной общества, которая сообщает ему все то, что улавливает.

Здесь, в тишине и покое прекрасных комплексов, идеально приспособленных для размышлений и концентрации, среди величественных и общедоступных собраний образцов или моделей всего того, что человечество создало в области науки, искусства и философии, будут проходить собрания высокоразвитых личностей.

Не будет нужды ни в профессорах, ни в огромных аудиториях. Лишь несколько отцов-исповедников со своими секретарями. Один будет избран учеными своего штата, другой — художниками, третий — философами. Если такого удастся отыскать, то к каждой подобной группе следует добавить по одному государственному мужу. Пусть лучшие выбирают лучших.

Все остальные — это привилегированные студенты, отобранные отцами-исповедниками и занятые исследованиями взаимосвязей различных проявлений общественного сознания. Занятие это не для новичков. Разумеется, принят будет только тот, кто уже доказал, что имеет глубокий человеческий опыт в одном из аспектов жизни.

Древние монашеские установления будут либерализованы, освобождены от всего лишнего и поставлены на службу социальному прогрессу в форме изучения вдохновляющих аспектов современной жизни — новых материалов, современных средств производства, связи теории с практикой. В этих университетах не будет места подготовке к преподаванию или к специфической практической деятельности. Но даже в Акрогороде такой отход от профессионального обучения будет, разумеется, происходить постепенно. Среди всех наших учреждений труднее всего будет разрушить ограничения священных храмов образования.

«Исчезающий город»

Театр

Когда сила искусства возносит природу до высшего уровня, возникает новый вид зрелища — не просто подглядывание за актерами, но театр как переживание. Здание такого театра — это механическая машина, в своей сложности и пластичности соревнующаяся с кинематографом, святилище чувств и устремлений, бросающее вызов церквям прежнего города. В архитектуре подобных общественных учреждений будут использоваться местные материалы.

Фильмы, как и театральные представления, будут транслироваться с кинокамер прямо в жилые дома. И звук, и изображение. Однако в общественном центре появятся иные возможности для творчества, и обеспечивать их будут сами местные сообщества, а не заботящийся только об объемах продаж крупный бизнес.

Новый дом в Акрогороде

Наконец, мы добрались до самого важного городского модуля, действительно центрального (и это единственная допустимая централизация) для всего города — до частного дома. Интеграция в этом случае происходит на добровольных началах, и степень ее зависит только от свободного выбора конкретного человека.

Роскошь может возникнуть тут для удовлетворения утонченной индивидуальности. Дом становится куда более достойным и духовно значимым пространством благодаря концепции свободного города демократии. Не для каждого хозяина дом — его крепость: это феодальные представления. Нет, дом человека — это его залитый солнцем берег; не меньше, чем раньше, — наоборот, более, чем когда-либо, — это убежище для крепнущего человеческого духа. У себя дома житель Акрогорода оказывается выразителем и выражением своего места в обществе и своих отношений с другими людьми — его товарищами. Он прививает им высокие идеалы и следуя им сам, и создавая условия для того, чтобы им следовали другие.

Люди теперь равны перед законом земли, как и было обещано в Декларации независимости, так что искусственно сконструированная экономическая система должна быть отменена или же исчезнуть сама собой. Коллективная жизнь обретает основу в здоровой экономике технического прогресса. Усовершенствования на собственном земельном участке теперь доступны для всех, кто стремится возделывать и улучшать свою землю. Экономически оправданное поведение заключается теперь для домовладельца в том, чтобы окружить себя наиболее адекватными выражениями своей личности, не неся из-за этого никаких убытков. У такого дома — целое море преимуществ, и домовладелец начинает их осознавать. Многие вещи, которые он раньше не понимал, становятся для него очевидными. Практические изменения в его образе жизни лишают смысла и почти все его образование, и большую часть его традиций. Так на что же ему опереться теперь, когда он готов шагнуть навстречу новой жизни на новой земле с той энергией, о которой он и не мечтал до тех самых пор, пока не начал мечтать?

Изображения: рисунки Фрэнка Ллойда Райта; макет Акрогорода © The Frank Lloyd Wright Foundation Archives.

Фрэнк Ллойд Райт - История США

Алексей Бовыкин

 

Вряд ли можно найти другого архитектора, оказавшего такое влияние на стиль и формы американских домов, их интерьер и быт одновременно, какое оказал Фрэнк Ллойд Райт. Его изобретательность не ограничивалась только внешними проявлениями – самими строительными объектами, но проникла также и в сферу их смыслового наполнения.

Фрэнк Линкольн Райт (впоследствии он сменил среднее имя в честь материнской ветви семьи)  родился в 1867 году в штате Висконсин. Ранние годы жизни Райт провел в постоянных переездах, пока его семья не осела в г. Мэдисон в 1878 году. Его детство прошло на ферме в сельской местности, где он ухаживал за животными и участвовал в сборе урожая. Райт подолгу наблюдал за природными явлениями, сменой времен года, игрой света и тени. Впоследствии, близкий контакт с окружающей природой сильно повлиял на мировоззрение Ллойда.

В 1885 году его родители развелись, и он был вынужден искать работу, чтобы содержать семью. Тогда же он поступил в Висконсинский университет на инженерный факультет. Во время обучения, он подрабатывал помощником инженера. Университет он так и не окончил – в 1887 году Райт переехал в Чикаго и устроился работать в архитектурную фирму. Через три года он сменил место работы и перешел в компанию «Адлер и Салливан» под руководством Луиса Салливана. Последний был именитым архитектором, создателем концепции «органической архитектуры», известнейшим последователем которой станет Райт. Фрэнк, молодой и способный архитектор, был одержим идеей построить свой собственный дом, и поэтому заключил пятилетний контракт с Салливаном в обмен на то, что тот выдаст кредит для его постройки.

Однако в 1893 году Салливан узнал, что Ллойд, нуждаясь в деньгах, разрабатывал проекты вне фирмы, что послужило поводом для серьезной ссоры и разрыва контракта. Тогда Райт переехал в пригород и основал собственную архитектурную фирму.

Работа Фрэнка Райта шла успешно, и к началу века число спроектированных им зданий достигло пятидесяти. В 1900 году он приступил к проектированию «Домов прерий» - серии построек со смелой и новаторской композицией, принесшей ему славу (на фото «Дом Роби» и «Дом Джейкоба» в стиле «Домов прерий»). «Дома прерий» проектировались в рамках «органической архитектуры» - нового направления архитектуры, которым и занялся Райт. Он считал, что здание должно быть продолжением ландшафта, а не противопоставлением ему; его формы должны определяться окружающим пространством и природой и воплощать ее эволюцию, подобно живым организмам. Подобный взгляд – единство здания и окружающей природы, а не их противопоставление, было революционным для четырехсотлетней архитектурной традиции, господствовавшей со времен величайшего венецианского архитектора Палладио. «Дома прерий» отражали пейзажи Великих равнин – длинные дома без чердаков и подвалов, с рядами створчатых окон, выступающими скатами плоских крыш; центром здания зачастую служит камин. Кроме того, Райт использует необработанные материалы местного происхождения и самостоятельно прорабатывает дизайн интерьера, что впоследствии стало его постоянной практикой. «Дома прерий» впервые приковывают внимание к Фрэнку Райту, он становиться известен.

В 1909 году Райт бросает свою жену (на которой он женился в 1889 году) и шестерых детей и отправляется с Мартой Босвик Чейни – женой одного из своих клиентов – в путешествие по Европе. Там он публикует свое портфолио, которое приносит ему признание по обоим берегам Атлантики.

По возвращении в Америку, Фрэнк и Марта решают удалиться от чикагского общества, где о Райте вспоминают недобрым словом. Фрэнк строит свою летнюю резиденцию – «Талиесин» (в честь легендарного валлийского барда; в переводе означает «сияющий лоб») - на землях, которые до Гражданской войны принадлежали его предкам по материнской линии – иммигрантам из Уэльса. Как и во многих других «Домах прерий», «Талиесин» имел три крыла, а в его постройке использовался местный известняк и песок.

В 1914 году сошедший с ума уборщик убил Марту Чейни и еще шесть человек, включая двух ее детей и поджог «Талиесин». Фрэнк Райт в это время находился в Чикаго, что спасло его от убийства. Райт пытался отвлечься от трагедии и с головой ушел в работу – он занялся полной перестройкой «Талиесина» (который затем получил название «Талиесин II»). После завершения работ Райт покинул свою резиденцию и не возвращался туда около десяти лет, занимаясь заказами в Японии и Калифорнии. В 1925 году в «Талиесине» вновь произошел пожар, и Райт вновь подверг его перестройке.  В течение этого десятилетия, он отошел от проектирования «Домов прерий» и занялся постройкой различных крупных зданий по заказам бизнесменов.

В 1928 году он женился на Ольге Лазович, что вновь возвращает его к активной деятельности – он стал читать лекции и писать книги. После Великой депрессии, Райт оказался в тяжелом финансовом положении, т.к. заказов практически не поступало. Тогда Ллойд решил основать «Братство Талиесина» - обучающую программу, в ходе которой ученики жили в творческой мастерской в «Талиесине» и не только постигали азы архитектуры и строительства, но занимались также приготовлением пищи, фермерством, садоводством, изучением природы, музыки, искусства и танцев. Критики Райта считают, что таким образом он обеспечивал себя едой и бесплатной рабочей силой за счет учеников. Для «Братства» Райт также построил и «Талиесин-Уэст» - зимнюю резиденцию в Аризоне. Надо сказать, что к середине тридцатых годов Райт хотя и считался выдающимся архитектором, но, по общему мнению, его лучшие дни уже были позади.

Все изменилось, когда его мастерскую стал посещать Эдгар Кауфман – сын успешного бизнесмена. Идеи Райта сильно повлияли на Кауфмана, и он убедил отца профинансировать несколько проектов своего учителя. Вскоре, Кауфманы решают поручить Райту строительство их загородного дома и покупают для этого участок под названием «Медвежий ручей» в Пенсильвании. Так началось строительство самого известного дома Фрэнка Райта, который получил название «Дом над водопадом» («Fallingwater»).

Райт разработал смелый проект дома, который стоит прямо над водопадом. В центре, рядом с камином, часть скалы входит прямо в середину строения, а по сторонам расположены большие длинные балконы, укрепленные с одной стороны (такой тип опоры называется консоль). Дом также отличается угловыми окнами от пола до потолка и раздвигающимися стенами (как в японской традиционной архитектуре, поклонником которой был Райт), что создавало ощущение единства с природой. Одна из лестниц спускалась с балкона прямо в ручей. Мебель и всю внутреннюю обстановку также разработал архитектор.

Процесс строительства происходил не без проблем. Кауфманы беспокоились за безопасность строения и заказывали независимые экспертизы проекта. Райт пришел в ярость, узнав об этом, и заявил, что строительство будет происходить только по его проекту. Позже выяснилось, что из-за постоянной влажности в доме росла плесень, а недостаточное количество арматуры в консолях привело к их отклонению на двадцать сантиметров. Все это было исправлено в ходе нескольких ремонтов в середине и конце двадцатого века.

«Дом над водопадом», ввиду своей необычности, стал привлекать внимание, и в доме Кауфманов всегда было много гостей. В 1963 году они решили сделать дом достоянием общественности и передали его на сохранение организации «Western Pennsylvania Conservancy». Ежегодно его посещают тысячи туристов, а в свое время там побывал даже Франклин Рузвельт, после чего представители высшего общества не преминули последовать его примеру.

 

Fallingwater from Cristóbal Vila on Vimeo.

За свою долгую жизнь (91 год), Фрэнк Ллойд Райт спроектировал более тысячи зданий, примерно половина из которых была построена. Среди них церкви, музей, общественные постройки и загородные дома. В 1930-е годы он проектировал дома в стиле «органической архитектуры» для среднего класса – «юсоновские» (от U.S.O.N.A - Unites States of Nothern America) дома L-образной формы, одноэтажные. Райт считал, что они должны составить «города широких горизонтов» - удобные для проживания и близкие к природе. Он построил также и музей Соломона Гуггенхайма – необычное здание, для осмотра экспозиции в котором необходимо было подняться наверх и спускаться по спирали (на фото ниже). При жизни, Райта преследовали слухи и назойливое внимание желтой прессы – он был трижды женат и имел семеро детей. До самой смерти он оставался активным и энергичным человеком, читал лекции, проектировал дома и писал книги. Фрэнк Ллойд Райт признан величайшим архитектором США, а «Дом над водопадом» - лучшим жилым строением двадцатого века.

 

 

Источники:

  1. Fallingwater.http://www.fallingwater.org/explore?to=0
  2. Wright-house.http://www.wright-house.com/frank-lloyd-wright/fallingwater.html
  3. All-Wright Site.http://allwrightsite.net/flw_life.html
  4. Frank Lloyd Wright Foundation.http://www.franklloydwright.org/about/FLLWBio.html
  5. Wikipedia. http://en.wikipedia.org/wiki/Frank_Lloyd_Wright

Изображения:

  1. http://johngushue.typepad.com/.a/6a00d83451f25369e20120a5f4a539970c-800wi
  2. http://style.rbc.ru/megapolis/artdevivre/desyat-tvorcheskih-zapovedey-velikogo-arhitektora
  3. http://style.rbc.ru/megapolis/artdevivre/desyat-tvorcheskih-zapovedey-velikogo-arhitektora
  4. http://style.rbc.ru/megapolis/artdevivre/desyat-tvorcheskih-zapovedey-velikogo-arhitektora

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *