Русский классицизм в скульптуре и архитектуре – что это такое, основные черты представителей эпохи, особенности в архитектуре, литературе, жанры, признаки позднего

Архитектура и скульптура классицизма

Sobor_Svyatogo_PavlaВ середине 18 века стиль рококо подвергался критике за манерность, чувственность и усложненность композиции живописных и декоративных элементов. Воздействие рационалистических просветительских идей раньше всего сказалось в архитектуре. Внимание архитекторов привлекали строгость и спокойствие античной, главным образом ордерной греческой архитектуры: простота общего решения масс, ясность основных объемов и планов, конструктивность и благородство пропорций, обилие вертикальных и горизонтальных членений.

Возрастающему интересу к древности способствовали открытие в 1755 г. Помпеи с богатейшими художественными памятниками, раскопки в Геркулануме, изучение античной архитектуры на юге Италии, на основе которых формировались новые взгляды па греческую архитектуру. Новый стиль - классицизм стал естественным результатом развития архитектуры Возрождения и ее трансформации в разных культурно-исторических условиях.

Sobor_Doma_InvalidovPanteon

Франция. В Париже, Бордо, Безансоне строились театры, рассчитанные на широкий круг зрителей, появлялись деловые торговые здания, биржи и др.

Крупнейшая постройка этого времени — Пантеон в Париже, выстроенный Жаком-Жерменом Суфло (1713—1780). Задуманный как церковь св. Женевьевы, считавшейся покровительницей Парижа, он представляет сооружение большого общественного звучания и в 1791 г. превращен в Пантеон — некрополь великим людям Франции. Крестообразное в плане здание увенчано грандиозным куполом с фонарем на барабане, окруженном колоннами. Главный фасад подчеркнут шестиколонным коринфским портиком с фронтоном. Его композиция построена на четком разграничении частей, на постепенном облегчении масс от тяжелого портика к легкому, яйцевидному куполу, что порождает впечатление спокойного величия. Суфло ввел в интерьер с четкими горизонтальными и вертикальными линиями и правильными объемами коринфские колонны, поддерживающие систему арок и сводов, на которые опираются и купола. Эти колонны вместе с тем создают эффектную перспективу интерьера, парадно и утонченно декорированного классической орнаментикой и рельефом. Пантеон воспринимается как памятник просвещению, светлому разуму, гражданственности.

Французские архитектурные утопии эпохи Просвещения нашли самое яркое воплощение в творчестве очень необычного архитектора-философа Клода-Никола Леду. Мировоззрение эпохи требовало естественности, простоты и целесообразности, и Леду предлагает использовать только круг и квадрат - предельно простые геометрические формы безо всяких декоративных излишеств. В проекте дома садовника в городе Шо он ставит на землю огромный шар, лишенный окон, орнамента и каких бы то ни было членений. В другом проекте - доме директора источников в городе Шо Леду предлагает еще более фантастический вариант: в мощный монолитный цоколь вписывается полый цилиндр, сквозь который вырывается бушующий горный поток. Своими архитектурными утопиями Леду как бы предвещал работы конструктивистов начала 20 века. Французская архитектура дала миру наиболее "классический" вариант классицизма. С большим энтузиазмом он был подхвачен в других европейских странах, России, а затем и США.

AdmiraltejstvoSmolnij_InstitutPavlovskij_Dvorec

Англия. В 18 веке большого расцвета достигла архитектура Англии, где к этому времени была создана сильная национальная школа. Ведущим английским архитектором этого времени был Кристофер Рен. Он прекрасно усвоил уроки и итальянского Возрождения, и барокко, и французского классицизма. Его план перестройки Сити - деловой части Лондона, после пожара 1666 года, знаменитый собор Святого Павла, построенный в 1675-1710 годах с куполом, парящим над городом, и другие его сооружения стали прекрасными образцами решения практических, функциональных и эстетических задач.

Собор святого Павла. Когда архитектор Кристофер Рен делал свои первые наброски к проекту собора, ему было немногим более 30 лет. Когда же в 1711 году парламент объявил строительство законченным, архитектору шел уже восьмидесятый год. Собор св. Павла расположен почти в самом центре Сити, в одном из древнейших районов Лондона. Место, на котором стоит собор, видимо, было священным еще в языческие времена. Первая христианская церковь, посвященная св. Павлу — покровителю и заступнику Сити, возникла здесь в 609 году, ее построил король Ethelbert. В 961 году она сгорела, но немедленно была восстановлена. И эту церковь уничтожил новый пожар 1087 года. В 1315 году здесь был построен храм, который сгорел в 1666 году. После этого пожара перед Кристофером Реном была поставлена трудная задача — не просто восстановить сгоревшую церковь, которая десять лет стояла в развалинах, а создать новое грандиозное сооружение. Это должен был быть крупнейший протестантский храм.

В плане собор святого Павла имеет форму удлиненного латинского креста, но главная ось его идет с востока на запад, как в православных храмах. В основе всего сооружения лежит типичная для английских средневековых церквей конструкция: три длинных нефа, пересеченных почти посередине здания поперечным тройным трансептом. На таком плане настаивало английское духовенство, хотя сам Рен хотел видеть здание несколько иным, более близким к формам итальянского Возрождения. Если осматривать собор снаружи, то поражаешься прежде всего его длине — почти 180 метров! Внутри собора высота от пола до верхнего купола — 68 метров, высота собора с крестом — 120 метров.

На западном (наиболее эффектном) фасаде собора обращает на себя внимание огромный, почти 30-метровой высоты портик. Необычность его в том, что он расчленен на два яруса и имеет шесть пар колонн в нижнем и четыре пары в верхнем. Портик венчается трехугольным фронтоном, барельеф которого изображает «Обращение Савла» и который в свою очередь увенчан огромными статуями апостолов Петра, Павла, Иакова и четырех евангелистов. По обе стороны портика возвышаются две башни-колокольни. В левой башне висят 12 замечательных колоколов, а в правой находится самый главный колокол Англии — «Большой Пол» (весящий 16 тонн) и часы с циферблатом (диаметр их — 15 метров) и колоколом весом в 256 пудов, слышимым за 37 верст. У главного входа в собор, через два года после завершения строительства, был поставлен памятник правившей тогда в Англии королеве Анне, у ног которой расположились аллегорические фигуры Англии, Франции, Ирландии и Америки. Боковые двери собора находятся с каждого конца поперечной части «храмового креста». Этим порталам придана полукруглая форма, и каждый из них украшен пятью колоннами. Колонны эти не входили в план строителя и были поставлены наперекор ему.

Antonio_Canova_Tri_GraciiAntonio_Canova_Venera_I_Mars

Antonio_Canova_Kayushayasya_Maria_Magdalina

Antonio_Canova_Appolon_Venchayushij_Sebya

Главную достопримечательность собора св. Павла составляет купол. Выполненный из дерева и покрытый свинцом, он покоится на двухъярусном тамбуре, нижняя часть которого окружена 32 коринфскими колоннами высотой в шесть метров, верхнюю часть составляет колоннада смешанного стиля. Световой фонарь наверху купола увенчан главой-шаром (почти два метра в поперечнике) и крестом. Замечательный инженерный и математический расчет Рена выдержал проверку не только временем. Когда во время войны бомбы падали в непосредственной близости от собора и даже повредили его восточную часть, несмотря на все сотрясения и колебания почвы, купол, вознесенный Реном на стометровую высоту, великолепно сохранился. Внутри собор поражает величественностью своих сводов, высотой купола и перспективой аркад.

Купол покоится на восьми гигантских столбах (диаметр каждого у основания — 12 метров) и украшен восемью фресками на евангельские сюжеты из жизни апостола Павла. Но снизу эти фрески плохо видны, а вообще до 1860 года они были единственным внутренним украшением собора. Это было связано с культовой обрядностью англиканской церкви, которая не допускала обильной лепки, позолоты, скульптур, нашедших столь широкое распространение в убранстве католических церквей Европы. Но первоначальный облик сохранился далеко не во всем интерьере собора. Была открыта подписка на украшение храма, после чего он наполнился драгоценной мозаикой, мраморными скульптурными работами, живописью по стеклу. У основания внутреннего купола находится так называемая «галерея шепота», знаменитая своим акустическим эффектом. Слово, сказанное совсем тихо на одной ее стороне, отчетливо слышно у противоположной стены, хотя диаметр купола достигает в этом месте 32 метров.

От конца XVII века сохранились великолепные ажурные решетки из кованого железа (работа Жана Тижу) и резные деревянные скамьи в хоре собора, считающиеся самым ценным его убранством. Скамьи представляют собой сложную композицию грандиозных размеров, в которую включены колонны, сочные гирлянды из цветов и фруктов, ажурные решетки, волюты, головки херувимов. Достойно украшает собор орган 1694 года, построенный Уиллисом. Он состоит из двух частей, по одной на каждой стороне хоров. Обе эти части соединяются между собой под землею. У органа 2155 трубок, и он считается лучшим в Англии.

Antonio_Canova_Tesej_I_KentavrAntonio_Canova_Persej_S_Golovoj_Meduzi

Antonio_Canova_Amur_I_Psiheya 

Antonio_Canova_Evridika

Антонио Канова (Antonio Canova) (1757–1822), итальянский скульптор, мастер европейского классицизма. Канова переосмыслил искусство античности и стал одним из самых ярких мастеров классицизма и основоположником европейского академизма XIX в.  Канова родился 1 ноября 1757 в Поссаньо близ Тревизо, учился в Венеции у скульптора Дж.Торретти. Одно из наиболее удачных произведений раннего периода творчества мастера –

мраморная скульптурная группа Дедал и Икар, выполненная в модном тогда стиле рококо. Затем скульптор отправился изучать античное искусство в Рим и Неаполь, а с 1781 навсегда поселился в Риме. Здесь он присоединился к группе художников и знатоков античной культуры, чьи работы и исследования способствовали зарождению нового художественного направления, ориентированного на подражание классическому искусству древности.

Первая работа Кановы, исполненная в этом стиле, позднее получившем название классицизма, – Тезей и Минотавр (1781–1783, Лондон, музей Виктории и Альберта). За ней последовало надгробие папы Климента XIV, которое принесло автору известность и способствовало утверждению стиля классицизма в скульптуре. В зрелых работах мастера, к числу которых относится композиция "Венера и Марс", ориентация на античность сочеталась с любованием красотой природы и идеальных форм, что акцентировалось несколько холодноватой трактовкой и тщательной обработкой (полировкой) мрамора. Это ощущение отстраненности присутствует даже в самых чувственных по своему сюжету произведениях скульптора, таких, как Амур и Психея (1783–1793, Лувр). Канова создавал композиции на мифологические сюжеты, портреты и надгробия. Среди его произведений: статуя Персей (1801, Ватикан, музей Пио-Клементино), несколько портретов Наполеона, портрет Джорджа Вашингтона в римских доспехах, Паолина Боргезе в образе Венеры (1805–1807, Рим, галерея Боргезе), надгробия пап Климента XIII (1783–1792, Рим, собор св. Петра) и Климента XIV (1783–1787, Рим, церковь Санти Апостоли). Заказчиками Кановы были папы, короли и богатые коллекционеры. С 1810 он занимал пост директора Академии св. Луки в Риме. В последние годы жизни мастер построил собственный музей в Поссаньо. Умер Канова в Венеции 13 октября 1822.

Россия. Необыкновенно богатой на талантливых архитекторов классицизма оказалась Россия, только недавно воспринявшая европейский художественный язык. Как хотел царь Петр, Россия с жадностью молодого, но способного ученика вбирала в себя всё лучшее, чем могла поделиться с ней умудренная опытом Европа, а именно - богатым античным наследием, чуждым и непонятным для России поначалу, но старательно освоенным с течением времени. Если в начале века новый стиль в архитектуре представляли архитекторы-иностранцы, то к середине века и в его второй половине уже появились самобытные русские архитекторы, такие как Баженов, Казаков, Старов и другие, получившие прекрасное европейское архитектурное образование, создали замечательные памятники, в которых соединились черты классической архитектуры Запада с русской любовью к живописности постановки, слиянию с природой, смягченным формам, простоте и ясности объемов.

В России классицизм прошел несколько этапов в своем развитии и достиг небывалого размаха в правление Екатерины II, которая считала себя "просвещенной монархиней", состояла в переписке с Вольтером и поддерживала идеи французского Просвещения. Основанная еще в 1757 году Академия художеств возрождает с 1760-х годов пенсионерство - обучение своих лучших учеников за границей. Оно не только давало возможность освоения архитектурной классики, но и представляло русских архитекторов их зарубежным коллегам как равных партнеров, что играло огромную роль в становлении их самосознания. Баженов, например, в результате обучения за границей стал членом нескольких зарубежных Академий и профессором архитектуры. Это был серьезный шаг вперед в области организации систематического архитектурного образования. Баженов мог строить архитектурные утопии типа Кремлевского дворца, оставшиеся только на бумаге, или романтические сооружения Царицына. Но мог создавать и такие удивительные дворцы-усадьбы, как Пашков дом (1784-1786), до сих пор являющийся одним из красивейших зданий Москвы, с его изысканностью и филигранностью деталей, прекрасно найденным композиционным решением здания, поставленного на вершине холма и открывающегося навстречу Кремлю и движению, льющемуся с моста, набережной и прилегающих улиц.

Многие иностранные архитекторы, работавшие в России, только здесь смогли наиболее полно проявить свой талант. Среди них следует назвать итальянцев Джакомо Кваренги, Антонио Ринальди, француза Валлен-Деламота, шотландца Чарльза Камерона. Все они в основном работали при дворе в Петербурге и его окрестностях. Чарльз Камерон создал в Санкт-Петербурге, по словам Екатерины II, свою "греко-римскую рапсодию". По его проектам были построены "Агатовые комнаты", "Холодные бани" и "Камеронова галерея" в Царском селе. Он предложил ряд интересных решений интерьеров, в которых использовал стукко, искусственный мрамор, стекло с подложенной фольгой, фаянс, подудрагоценные камни. Его шедевр - дворец и парк в Павловске (1782- 1801) - это поэтическое воплощение мечты о красивой и разумной жизни в единении с природой, попытка соединения гармонии природы с гармонией творений рук человеческих. Дворец поставлен на высоком берегу речки Славянки, и его фасад со стороны реки воспринимается как типичная английская палладианская вилла. Главный фасад дворца с парадным двором, охваченным галереями, с торжественным и величавым ритмом колонн, глубокой лоджией, низким плоским куполом в центре выдает руку выдающегося мастера организации масс и пространства. Замечательный уютный английский парк в Павловске от слегка организованной придворцовой части с аллеями, "двенадцатью дорожками", скульптурами постепенно переходит в настоящий дикий лес, где лишь просеки и запруды на реке указывают на то, что это всё еще парк.

Классической архитектуре Петербурга больше, чем московской были близки идеи значительности, величия, мощного пафоса. Помимо этого, Петербург являлся более благодатной площадкой для претворения в жизнь новых градостроительных задач и принципов. Они нашли свое выражение в творчестве таких мастеров начала 19 века, как Захаров, Воронихин и Тома де Томон. Самой знаменитой постройкой Андрея Воронихина является Казанский собор, построенный по заказу Павла I. Первый камень при закладке собора был положен императором Александром I в 1801 году, а через 10 лет, в 1811 году, он был освящен в присутствии императора с подобающим великолепием. Часто это замечательное и оригинальное сооружение называют плохой копией собора Святого Петра в Риме. В общих чертах он действительно напоминает великое творение Браманте, Микеланджело и Бернини. Но план собора, его определенно горизонтальное направление объемной композиции, слитность колоннады и собора представляют собой совершенно оригинальное произведение. По плану Воронихина собор должен был иметь две колоннады, обрамляющие две площади: северную и южную. Третьей площадью, архитектурно оформленной колоннадой, должна была стать небольшая западная площадь. Трудно представить, как выглядел бы собор, если бы архитектору удалось претворить в жизнь свой проект, но и сейчас собор представляет собой весьма внушительное зрелище: внутри он имеет 56 гранитных колонн с бронзовыми капителями, и 144 - из пудожского камня - снаружи. Все они выполнены в коринфском ордере, внутри гладкие, снаружи - с каннелюрами. Воронихин смог придать этому храму поистине огромный пространственный размах, торжественность и достоинство, сделав площадь Казанского собора одним из важных общественных центров города.

Другим организующим градостроительным центром Петербурга стало Адмиралтейство архитектора Адриана Захарова, к которому устремляются три главных петербургских проспекта - Невский, Гороховая и Вознесенский, три "першпективы", как говорили раньше. Действительно, гениальное творение Захарова как магнит притягивает к себе и фокусирует все движение. Его шпиль в плоском по рельефу Петербурге становится одним из важнейших вертикальных ориентиров города. Несмотря на колоссальную длину фасада Адмиралтейства, Захаров блестяще справился с задачей его ритмической организации, избежав монотонности и повторов. На рубеже создания нового стиля - позднего классицизма, или ампира, стоит творчество еще одного архитектора - Тома де Томона. Построенное им здание Биржи на стрелке Васильевского острова знаменательно не столько само по себе, сколько как образец блестящего решения сложнейшей градостроительной задачи - архитектурного оформления стрелки Васильевского острова. Просторы Невы, плоский рельеф Петербурга, открытые пространства постоянно ставили перед архитекторами подобные задачи, которые усложнялись еще и тем, что необходимо было учитывать вкусы коронованных заказчиков и стараться сохранить городской ансамбль с постройками предшествующих эпох. С этими проблемами столкнулись архитекторы первых десятилетий 19 века - представители стиля ампир, как в Петербурге, так и в Москве после пожара 1812 года.

 

Все по-настоящему ценное - ценно во все времена! (с) Stone2art Group

Русская скульптура — Википедия

Русская скульптура — один из жанров русского изобразительного искусства.

Будучи, в отличие от живописи, искусством дорогостоящим и затратным по материалам и времени, искусство скульптуры тесно связано в своих подъёмах и спадах с развитием и благосостоянием государства, его идеологии и уровня жизни населения. Это наглядно наблюдается в истории развития русской скульптуры. Хотя она ведёт свою историю со времён язычества (и деревянной скульптуры), но после христианизации Руси оказывается слабо развитой в связи с запретом на идолопоклонство, влиявшим на развитие скульптуры в православном искусстве (в отличие от католических стран). Однако провинциальные скульптурные школы демонстрируют чрезвычайно любопытное развитие народной религиозной скульптуры до самой революции.

После реформ Петра I русская скульптура начинает догонять европейскую, заимствуя из неё жанры и иконографии. В Золотой век Екатерины II, с началом классицизма, скульптура достигает чрезвычайно высокого уровня, который продолжается в образцах стиля ампир, знаменующих победу над Наполеоном. Ко 2-й пол. XIX века относится максимальный расцвет количества дореволюционной скульптуры, связанный с созданием большого числа как официальных памятников, так и камерных композиций, зачастую в стиле историзм или эклектика — то есть потерявшие лаконичность и простоту стиля, помпезные, усложнённые и избыточные. В начале XX века в русскую скульптуру проникли как веяния западного модерна, так и творческий поиск в неорусском стиле, приведшие к созданию работ высокого художественного уровня.

После революции, наряду с кратковременными экспериментами русского авангарда, был введен ленинский план монументальной пропаганды. Для скульптур этого периода характерны не только политическая ангажированность но и новаторство художественной техники в сочетании с дешевизной и недолговечностью материалов. Немногие памятники этого периода сохранились до наших дней. В сталинские и брежневские годы на смену творческим поискам в скульптуре, пришёл канон социалистического реализма, приведший к созданию, наряду с рядом признанных шедевров, большого количества типовых, эстетически неинтересных работ. После падения советской власти в скульптуре не осуждается многообразие подходов и стилей, однако жанр, как и везде в мире, идёт на спад.

СимволЛегенда
No-image-available-rectangle.svgэта скульптура не охраняется авторским правом, однако в Википедии нет её фотографии со свободными авторскими правами. Вы можете помочь проекту, сделав фотографию этого памятника и загрузив её на Викисклад
Copyrightedgrey.svgэта скульптура охраняется авторским правом (её автор умер менее 70 лет назад). Загружать её фото в Википедию нельзя.

До крещения Руси, вероятно, искусство скульптуры (резьбы, рельефа) у славян было достаточно развито, однако практически никаких образцов её не сохранилось. Язычники-славяне поклонялись идолам. Из летописей известно, например, что идол Перуна, поставленный в Киеве князем Владимиром, был деревянным, с серебряной головой и золотыми усами[1]. Одним из самых знаменитых подобных уцелевших артефактов является каменный Збручский идол (откопан в 1848 году). Столб разделён на три яруса, на каждом из которых высечены различные изображения. Нижний ярус изображает подземное божество, средний — мир людей, верхний — богов. Идол венчает круглая шапка. Дата создания идола — приблизительно X век. Более загадочен Шкловский идол.

Примеры пластики христианской Древней Руси говорят о развитости этого стиля искусства. Однако круглую скульптуру Древняя Русь не оставила. Большинство сохранившихся произведений — рельефы с аллегорическими композициями, растительным или геометрическим орнаментом. Они украшали фасады и интерьеры зданий, часто в качестве вставок. «Эта скульптура свидетельствует о преемственности, которая существовала между каменными и деревянными рельефами, о языческой предыстории этого искусства, о связях с орнаментикой древних идолов». Примеры ранних произведений — рельефы XI века из Михайловско-Златоверхого монастыря (Киев) с изображением всадников; шиферные плиты Софийского собора с геометрическими и растительными узорами[2].

Тематические сцены и орнаменты того времени выражают своеобразное восприятие мира древним художником. В орнаментальных мотивах проявляется богатство фантазии, интерес к «узорочью», чувство декоративных возможностей пластики[2].

Рельеф также получил большое распространение в произведениях прикладного искусства Киевской Руси. Богатство и содержание орнаментов свидетельствует о давних традициях. Особенно это заметно в ювелирном искусстве.

Для развития русской скульптуры важно, что православная церковь по идеологическим соображениям сопротивлялась проникновению скульптуры в церковное искусство. Однако жанр вторгался туда — в виде рельефов, орнаментальных узоров, обрамлений иконостасов, окладов икон[2].

О «богатстве народной фантазии и тонком понимании красоты пластики в её синтезе с архитектурой свидетельствуют монументально-декоративные рельефы Владимиро-Суздальской земли, которые по богатству тематики и разнообразию композиционных мотивов не имели себе равных». Это проявляется в убранстве следующих храмов — Успенский собор (Владимир), Дмитриевский собор (Владимир), церковь Покрова на Нерли. Религиозные темы в их украшении перемежаются со светскими, современные мотивы с языческими, а профессиональная декоративная скульптура с народной резьбой. Также заслужено знамениты рельефы следующих церквей — Суздальский собор, Георгиевский собор (Юрьев-Польский). Стены храма в Юрьеве-Польском вообще покрывает целиком тончайший «ковер» резьбы, создавая ощущение праздничности и пышности[2].

Древнерусская скульптура практически всегда анонимна. Из редких сохранившихся имён — Аврам из Новгорода.

  • «Два всадника (Нестор и Дмитрий)», шифер. Рельеф с фасада собора Михайловского монастыря в Киеве. XI век, ГТГ[3]

  • Copyrightedgrey.svg

    Дмитриевский собор[3]

  • Copyrightedgrey.svg

    Дмитриевский собор

  • Георгиевский собор[3]

  • Полихромное распятие из Георгиевского собора (находилось на фасаде)[3]

  • Церковь Покрова на Нерли[3]

Московское княжество и Русское царство[править | править код]

Дерево было излюбленным материалом древнерусской пластики. Оно с годами приобретает серебристый оттенок, хорошо сочетается с воздушной средой, однако оно недолговечно, сглаживается со временем, смягчая контуры и стирая краску. Сохранившиеся образцы позволяют представить былое великолепие жанра. Большая часть сохранившихся артефактов носила культовый характер и была связана с церковным убранством, тем не менее не полностью подчиняется догматике. Часто художник передаёт своё представление о реальности. Среди таких образцов — Людогощенский крест[2].

Одна из древнейших сохранившихся круглых русских скульптур — каменная раскрашенная статуя Святого Георгия Победоносца, украшавшая ворота Московского Кремля. Она была создана бригадой Василия Ермолина в 1464 году, и её установка стала одним из знаков изменения политики русского государства при Иване III. По её образцу создавались аналогичные деревянные изображения, которые Иван III рассылал в церкви городов, присоединяемых к московскому княжеству; на настоящий момент сохранилось три такие скульптуры Георгия (ГТГ, ГРМ и Ростовский кремль).

Сохранившаяся круглая скульптура и рельеф иконостасов поражают нарядностью и красочностью, сплетением узоров. Золочёный или расписной декор служил торжественным обрамлением живописи. В XVI и XVII веках создавались отличные образцы резной скульптуры. Отдельного упоминания стоят произведения северных мастеров, в чьих краях этот жанр был исконным и весьма распространённым. Таковы распространённые образы Параскевы Пятницы, Николы Можайского и проч.[2]

  • «Георгий Победоносец». XV век (Ростовский кремль)[4]

  • Деталь первоначального белокаменного декора Архангельского собора Кремля, 1505-9 гг.

  • Рельефная фигура с крышки раки. Святой Иоанн, архиепископ Новгородский. 1559. ГРМ[3]

  • «Параскева Пятница», XVII век, Архангельский музей[4]

  • Рельефная фигура с крышки раки. Святой Антоний Римлянин. Конец XVI – начало XVII века. ГРМ[3]

  • Рельеф Мономахового трона, резьба по камню[3]

  • Святитель Николай. Конец 17 века. Музей Андрея Рублева[4]

  • Богоматерь Одигитрия. Конец 15 - 1-я пол. 16 века. Из Никольского Клобуковского монастыря г. Кашина Тверской области. Музей Андрея Рублева[4]

  • Copyrightedgrey.svg

    Крышка раки царевича Дмитрия. Мастера Павел Алексеев, Дмитрий Алексеев, Василий Коровников, Тимофей Иванов, Василий Малосолец под руководством Гаврилы Овдокимова. 1628–1630 годы. Музеи Московского Кремля[3]

  • «Георгий Победоносец», XVII век, Архангельский музей[3]

  • Copyrightedgrey.svg

    Херувим, XVIII век, деревня Конецдворье Архангельской губернии. ГРМ[3]

  • Copyrightedgrey.svg

    Мужичок, к. XVII-нач. XVIII в. Переяславль-Залесский музей[3]

1-я пол. XVIII века[править | править код]

Copyrightedgrey.svg

В Петровское время интерес к скульптуре становится невероятно острым. Строительство новой столицы, новый образ жизни, формирование ландшафтов, жилых интерьеров, пробуждают потребность в пластике (с оглядкой на западные образцы). «Становится вполне осознанной глубокая содержательная функция скульптуры, были оценены её многообразные возможности. Её рассматривали как могучее средство пропаганды идей большого общественного значения, как средство выражения духовного и физического совершенства человека. В образах скульптуры нашли отражение многие важные события современности[2]».

В начале века происходит всплеск интереса к классической скульптуре. Формируется понимание профессиональных требований к жанру. В Россию ввозят превосходные образцы — например, античный мрамор Венера Таврическая, который выставили в Летнем саду в специальном павильоне. При создании Петергофа программно широко использовали пластику, водрузив в центре знаменитого «Самсона, раздирающего пасть льву» — свейскому льву, что обозначало торжество русских над шведами в Северной войне. Скульптура же стала и основным украшением Летнего сада[2].

Скульптура умело использовалась и в убранстве городских построек. «Архитектура начала XVIII столетия с её рациональной простотой тонко обогащалась пластическими элементами преимущественно в виде скромных рельефов и лепнины, которые хорошо связывались с четким рисунком фасадов, с изогнутыми волютами карнизов и капителями пилястр»[2].

Скульпторы были отечественными и иностранными. Из русских отметим Ивана Зарудного, выполнившего иконостас Петропавловского собора. Иностранные мастера приезжали разного уровня, из них примечательны — Николя Пино, Андреас Шлютер, Конрад Оснер (начало века). Однако все они, за исключением Растрелли, оставили незначительный след в русской пластике[2].

Растрелли нашёл в России вторую родину и возможность проявить все свои дарования. Скульптор работал в самых различных жанрах, причём весьма активно. Особенно ему удавался скульптурный портрет. Его бюст Петра I — динамичный образ, парадный и при этом правдивый, оказавшийся новым словом в портретной скульптуре. Значительны и другие сохранившиеся его работы — портрет Меншикова, статуя Анны Иоанновны, автопортрет, декоративная пластика[2].

В начале века были задуманы два крупных монумента. Первый — «Триумфальный столп», создавался Растрелли с группой мастеров, включая Андрея Нартова и Николя Пино. Проект памятника в виде высокой колонны, сплошь покрытой рельефами о событиях Северной войны, основания Петербурга и проч. Колонну должна была венчать статуя Петра. Памятник остался неосуществлённым, дошёл до нас только в виде модели. Вторая большая работа — конный памятник Петру I, над которым Растрелли трудился много лет и большую модель которого он закончил незадолго до смерти. Памятник был переведён в бронзу — фигура императора, закованного в латы, торжественно восседающего на коне. Но его не установили и забыли, а в 1760-х, когда возникла потребность в монументе Петру, он казался уже слишком архаичным, и новый памятник заказали Фальконе. Работу Растрелли, о которой вспомнили по случайности, по указанию Павла I поставят в 1800 году перед Михайловским замком[2].

2-я пол. XVIII века[править | править код]

Фигура атланта. Большой Царскосельский дворец, 1752-56[3]

В середине XVIII века декоративная скульптура переживала подъём. Она нашла широкое применение в архитектуре барокко. Тогда в России строилось огромное число роскошных дворцовых и общественных сооружений. Скульптура в изобилии применялась на фасадах (круглая скульптура, горельефы, рельефные ленты). Это самый активный период использования пластики в русской архитектуре. Показательны многочисленные сооружения работы следующего из династии — архитектора Варфоломея Растрелли: в Екатерининском дворце в Царском Селе скульптура подчас заменяет архитектурную деталь, создавая акценты в самых значительных частях здания — но при этом не уничтожая архитектонике здания, не снимая ритмичности элементов и конструктивности. Также обильно пластика применялась и в интерьерах — рельефы служили рамами для панно и вставками. Скульптура остаётся средством раскрытия образной выразительности здания, не теряя самостоятельности[2].

Большой Царскосельский дворец (фасад), 1752-56

В этот период определяющим стилем являлось барокко, который характеризуется динамичностью, каскадом объёмов и живописным светотеневым трепетом, беспокойностью. «Только конструктивность архитектурного объема сдерживает поток скульптурной формы, придает ей необходимую логическую строгость. В образах скульптурных украшений барокко получило дальнейшее развитие декоративное начало, столь же свойственное и предшествующему времени»[2]. (В царствовение Елизаветы Петровны в Россию придет и рококо (см. Рококо в России), однако проявляться оно будет с гораздо меньшей интенсивностью, чем барокко).

Важную роль в формировании русской скульптуры, совершенствовании мастеров сыграла основанная тогда же Императорская Академия художеств. Она быстро стала крупнейшей профессиональной школой, воспитав плеяду замечательных художников (Федот Шубин, Фёдор Гордеев, Михаил Козловский, Иван Мартос, Феодосий Щедрин и проч.). «Если в 1-й половине столетия обучение резному делу было рассредоточено и подготовка мастеров осуществлялась преимущественно в процессе практической деятельности, то в Академии скульптурное образование сразу же приобрело вполне профессиональный характер. В основу обучения была положена строгая и продуманная программа, которая давала всестороннюю подготовку молодому скульптору»[2]. Академия оказалась крайне полезной в совершенствовании пластики, формировании высокого профессионализма нескольких поколений скульпторов. Благодаря ей развивались различные жанры скульптуры, с особенным вниманием к рельефу.

Важным был вклад иностранных профессоров. Так, Николя-Франсуа Жилле, пользуясь некоторой известностью во Франции и будучи членом Парижской академии изящных искусств, в 1758 году прибыл в Санкт-Петербург по приглашению основателя русской Академии И. И. Шувалова и поступил на службу во вновь учреждённую Императорскую Академию художеств профессором скульптуры, сроком на три года, (но исполнял эту должность в течение двадцати лет). Под его руководством обучались Шубин, Гордеев, Феодосий Щедрин, Иванов и практически все остальные русские ваятели, обучавшиеся в академии с 1758 по 1778 гг.

  • Н. Ф. Жилле. «Портрет И. И. Шувалова». 1760. ГРМ

  • Н. Ф. Жилле. «Портрет вел. кн. Павла Петровича (Павла I)». 1765. ГРМ

  • Н. Ф. Жилле. «Портрет Петра Великого» (тип Б. К. Растрелли). ГТГ

Рельеф[править | править код]

Рельеф стал так популярен из-за своей востребованности в убранстве архитектурных сооружений, монументальной и надгробной пластике. «Дошедшие до нас надгробия свидетельствуют о высокой профессиональной культуре их исполнителей. Превосходное владение анатомией человека, умение группировать фигуры в композициях, придавать им необходимую степень психологической выразительности отличают их. Высокая культура рельефа объясняется еще и тем, что этот жанр имел богатую традицию, восходящую к древнерусскому искусству»[2].

Портрет[править | править код]

Скульптурный портрет 2-й пол. XVIII века стал величайшим завоеванием русского искусства этого периода. В этом жанре работало множество талантливых мастеров. Качество русского скульптурного портрета стало симптомом зрелости русского искусства. «Стремление познать человеческий характер, богатство его психологии, столь свойственное искусству столетия в целом, в полной мере сказалось и в области скульптурного портрета, где были созданы и подлинные ценности, сохранившие своё художественное и историческое значение до наших дней»[2]. В этом жанре работали почти все крупные мастера эпохи: Фёдор Гордеев, Михаил Козловский, Иван Прокофьев, Иван Мартос, Феодосий Щедрин. Однако наибольший взлёт жанра отразился в произведениях Федота Шубина.

Шубин отличался глубиной характеристики, подчёркнутым психологическим строем образа, композиционным своеобразием, высоким техническим совершенством. «Несмотря на то, что портрет официальной эстетикой признавался второстепенным жанром, Шубину, как никому другому, удалось достичь высокого мастерства и утвердить его эстетическую значительность»[2].

  • Copyrightedgrey.svg
  • Copyrightedgrey.svg
  • Ф. Шубин. «Портрет М.В. Ломоносова», до 1793, ГРМ[3]

Архитектура русского классицизма первой половины XIX века (стр. 1 из 2)

Архитектура русского классицизма первой половины XIX века

Начало XIX века ознаменовалось новыми течениями в искусстве и новым блестящим этапом архитектуры русского классицизма. В искусстве начинаются поиски более величественных и простых форм.

Зодчие ищут лаконичных и мощных композиций, стремятся избежать декоративности и выявить могучие стволы колонн на фоне спокойной глади стен. Только местами сочным и сильным пятном, лепными и другими деталями украшают они стену, острее подчеркивая этим простоту целого.

Архитектура Петербурга

Новый этап в развитии классицизма (так называемый стиль "ампир") открывает зодчий А. Н. Воронихин. Его лучшее произведение - Казанский собор в Петербурге (1801 - 1811) - по своей архитектуре еще близок к классицизму. Могучие колоннады собора охватывают полуовалом площадь, открытую на Невский проспект. Вторая проектировавшаяся колоннада с другой стороны здания не была осуществлена.

Другое произведение Воронихина - Горный Институт (1806-1811) - по своим формам уже целиком относится к XIX веку. Замечательна мощная дорическая колоннада огромного портика на фоне суровых стен фасада, со скульптурными группами по бокам портика.

Выдающимся произведением этого периода является Биржа (1805-1816) Тома-де-Томона на стрелке Васильевского острова. Строгая дорическая колоннада главного здания Биржи в духе древнегреческого храма и могучие ростральные колонны перед ним прекрасно сочетаются с суровым простором Невы.

Гениальным произведением архитектуры русского классицизма этой эпохи являетсяАдмиралтейство (1806-1817) - памятник, посвященный морской мощи России. Строителем его был А. Д. Захаров. Стиль и идеалы эпохи нашли полное отражение в художественном образе и совершенных формах этого произведения... подробнее>>>

Крупным зодчим после Захарова был Стасов, ученик Баженова и Казакова. Лучшими его произведениями были: стройная колокольня в селе Грузино (1815), выдержанная в строгих формах, Триумфальные ворота в Петербурге (1833-1838), тяжелый и суровый дорический ордер которых производит впечатление мощи и силы, и казармы Павловского полка (1817-1819). В этом сооружении чувствуется уже нечто новое: в нем меньше суровости, больше пышности, особенно в его украшенной скульптурой аттике.

После решительной победы русского народа над наполеоновскими армиями, в архитектуре намечается тяготение к торжественности, триумфальным формам.
Последней крупнейшей фигурой, завершающей эпоху русского классицизма, был К.И. Росси. Его произведения явились как бы синтезом предыдущих этапов архитектуры русского классицизма. Характерно высказывание Росси в пояснительной записке к одному из неосуществленных проектов: "Размеры предлагаемого мною проекта превосходят те, которые римляне считали достаточными для своих памятников. Неужели побоимся мы сравняться с ними в великолепии?"

Росси создал большое количество отдельных сооружений и ряд ансамблей. Лучшее из его ранних петербургских произведений - Михайловский дворец, ныне Русский музей (1819-1823). Великолепное здание, хорошо поставленное в парке, с огромным парадным двором, прекрасным коринфским портиком главного фасада и огромной лоджией паркового фасада. Роскошна внутренняя отделка помещений, особенно хороша парадная лестница вестибюля с росписью и внутренней колоннадой ионического ордера.

Выдающимся произведением Росси является здание и арка Главного штаба. Здание штаба полукругом охватывает Дворцовую площадь. Знаменитая двойная арка связывает площадь с улицей. Этот ансамбль по дерзновенности замысла и совершенству исполнения принадлежит к числу лучших творений мастера. Непревзойденным является ансамбль Росси, включающий две площади - Чернышева и им. А. Н. Островского - и соединяющую их Театральную улицу, ныне улицу зодчего Росси (1827-1832). Центром всей композиции служит здание бывшего Александрийского театра. Здесь получила свое окончательное завершение та идея ансамбля, которая родилась при постройке здания Главного штаба (соединение двух архитектурных пространств проездом).

Дорическая колоннада верхних этажей корпусов улицы Росси ведет от площади Чернышева к площади Александрийского театра. Суровая дорика улицы Росси сменяется на площади пышностью коринфских портиков и лоджий Александрийского театра, расположенного в центре окружающих его зданий: Публичной библиотеки и изящных павильонов Аничкова дворца, созданных тем же зодчим. Перед театром разбит сквер с памятником Екатерины. Ансамбль площади главным фасадом театра открывается на Невский проспект. Площадь Чернышева не была закончена Росси, что несколько нарушает цельность всей композиции ансамбля. Не построены левое крыло здания, охватывающего площадь, и церковь-ротонда в центре.

Последним крупным сооружением Росси было здание Сената и Синода (1829-1834). Колоссальная арка в центре задумана как объединяющий два отдельных здания (Сената и Си нода) композиционный центр, решенный парадно и торжественно в пышном коринфском ордере. Арка увенчана скульптурным аттиком.

Росси завершает эпоху расцвета архитектуры русского классицизма. После него наступает "закат", медленный распад стиля, в наступающих сумерках возникают поиски новых путей в архитектуре.

Московский ампир

Московская архитектура классицизма начала XIX века, подобно архитектуре Петербурга, переживает в этот период блестящий расцвет, вдохновляется теми же идеалами и создает ряд больших произведений, так называемого "московского ампира".

Величественный стиль петербургской архитектуры, с ее масштабами, величием и холодной гармонией линий, видоизменяется в Москве, приобретая интимную трактовку - теплоту, изящество линий, форм и украшений. Таково московское усадебное строительство, для которого типичен дом Найденова. Но в официальных зданиях архитектура московского ампира проникнута той же холодной суровостью и мощью (Провиантские склады, Манеж).

Архитектор О.И. Бове

Первым крупным мастером московского ампира был вышедший из школы Казакова архитектор О. И. Бове. Лучшая постройка Бове - особняк князя Гагарина (1813) - разрушенная в результате налета фашистской авиации в 1941 году. В этом здании с широко раскинувшимися крыльями был особенно замечателен центр с его аркой-лоджией, группами колонн по бокам и барельефом летящих "слав" вверху. В архитектуре дома ощущалось сильное влияние казаковского классицизма.

В Манеже (1817) с его мощным и простым объемом, спокойным ритмом дорических полуколонн, опоясывающих все огромное здание, уже ясно выражен новый характер архитектуры. Печать холодной и официальной строгости лежит на архитектуре этого сооружения, подчеркивая его назначение.

Здание Градской больницы (1823) того же мастера, расположенное рядом с казаковской Голицынской больницей, по типу представляет вариант усадьбы с парадным двором, по архитектуре отличается некоторой грузностью форм.

В 1821-1824 годах Бове создал ансамбль Театральной площади (впоследствии перестроенный), включавший Большой театр в центре, Малый театр справа и ряд зданий по всему периметру. Весь ансамбль связывала воедино аркатура, опоясывавшая всю площадь. Следы этой аркатуры сохранились на нижнем этаже Малого театра. Между зданиями она превращалась в соединительные галереи. Центр площади украшала сохранившаяся до настоящих дней фонтанная группа работы скульптора Витали.

Д. Джилярди и А.С. Григорьев

Одновременно с Бове работали два больших мастера московского ампира - Д. Джилярди и A. С. Григорьев. Среди огромного количества работ этих зодчих есть ряд первоклассных памятников русской архитектуры.

Сгоревшее в наполеоновское нашествие старое здание Университета, построенное Казаковым, было возобновлено в стиле московского ампира в 1817 году Джилярди с сохранением общей композиции - типа усадьбы, данного Казаковым. Прекрасен полукруглый зал Университета с чудесной ампирной росписью и изящной белой колоннадой, поддерживающей балкон. Снаружи ему отвечает величественный дорический портик строгих пропорций, подчеркивающий центр здания и спокойную гладь стен фасадов, тронутых местами богатыми пятнами барельефов и розеток, типичных для всего московского ампира.

Усадьба Найденова, построенная Джилярди и Григорьевым в 1821 году, - также одно из лучших произведений этого периода в Москве. Она состоит из дома с изящным ионическим портиком на улицу, монументальной открытой лестницы, ведущей из сада на второй этаж, и сада с павильонами и беседками, среди которых особенно изящен музыкальный павильон. Залы главного здания украшены прекрасной ампирной росписью. Весь ансамбль в целом полон прелести и благородства.

Значительным памятником этого периода является здание Опекунского совета (1823-1825) на Солянке. Здание несколько искажено позднейшей застройкой. В первоначальном виде это был ансамбль из трех отдельно стоявших объемов: центрального здания с прекрасным ионическим портиком, напоминающим портик дома Найденова, и двух боковых павильонов. Монументальная ограда с воротами, украшенными львами, соединяла эти звенья. Позже эти разрывы были застроены в одну высоту с боковыми павильонами.

Выделяется по композиции и архитектуре дом бывшего Государственного банка (1819) на Никитском бульваре. Он также состоит из центрального здания, украшенного прекрасной колоннадой лоджии и двух неодинаковых боковых павильонов, из которых особенно хорош правый в виде небольшой изящной палладианской виллы.

Джилярди создал одну из лучших подмосковных усадеб - Кузьминки. Первое место среди построек Кузьминок занимает "Конный двор". Особенно хороша центральная часть Конного двора. Это простой по форме павильон с огромной аркой-экседрой, в которую вкомпонована изящная колоннада с венчающей ее скульптурной группой. Впечатление от этого контрастного сочетания огромно. Оно усиливается конными группами Клодта, поставленными позже по бокам павильона.

В живописном парке около пруда были разбросаны чудесные творения зодчего - пропилеи, сохранившийся левый флигель дворца, чугунная ограда, служебный павильон в египетском стиле и пристань со львами.

Кроме Кузьминок, Джилярди и Григорьев построили небольшие усадьбы Суханово и Отраду. Выдающимся произведением московского ампира являются Провиантские склады в Москве. Огромной силой веет от этих с виду простых поставленных рядом объемов. Холодное великолепие и строгость архитектурных форм этого комплекса как бы предвещают официальный стиль классицизма 30 годов XVIII века.

Одним из последних памятников московского ампира является построенная Е. Д. Тюриным университетская церковь, полуротонда (1837), в которой уже чувствуется тяжесть форм и наступающий упадок архитектуры классицизма.

Архитектура и скульптура классицизма

Sobor_Svyatogo_PavlaВ середине 18 века стиль рококо подвергался критике за манерность, чувственность и усложненность композиции живописных и декоративных элементов. Воздействие рационалистических просветительских идей раньше всего сказалось в архитектуре. Внимание архитекторов привлекали строгость и спокойствие античной, главным образом ордерной греческой архитектуры: простота общего решения масс, ясность основных объемов и планов, конструктивность и благородство пропорций, обилие вертикальных и горизонтальных членений.

Возрастающему интересу к древности способствовали открытие в 1755 г. Помпеи с богатейшими художественными памятниками, раскопки в Геркулануме, изучение античной архитектуры на юге Италии, на основе которых формировались новые взгляды па греческую архитектуру. Новый стиль - классицизм стал естественным результатом развития архитектуры Возрождения и ее трансформации в разных культурно-исторических условиях.

Sobor_Doma_InvalidovPanteon

Франция. В Париже, Бордо, Безансоне строились театры, рассчитанные на широкий круг зрителей, появлялись деловые торговые здания, биржи и др.

Крупнейшая постройка этого времени — Пантеон в Париже, выстроенный Жаком-Жерменом Суфло (1713—1780). Задуманный как церковь св. Женевьевы, считавшейся покровительницей Парижа, он представляет сооружение большого общественного звучания и в 1791 г. превращен в Пантеон — некрополь великим людям Франции. Крестообразное в плане здание увенчано грандиозным куполом с фонарем на барабане, окруженном колоннами. Главный фасад подчеркнут шестиколонным коринфским портиком с фронтоном. Его композиция построена на четком разграничении частей, на постепенном облегчении масс от тяжелого портика к легкому, яйцевидному куполу, что порождает впечатление спокойного величия. Суфло ввел в интерьер с четкими горизонтальными и вертикальными линиями и правильными объемами коринфские колонны, поддерживающие систему арок и сводов, на которые опираются и купола. Эти колонны вместе с тем создают эффектную перспективу интерьера, парадно и утонченно декорированного классической орнаментикой и рельефом. Пантеон воспринимается как памятник просвещению, светлому разуму, гражданственности.

Французские архитектурные утопии эпохи Просвещения нашли самое яркое воплощение в творчестве очень необычного архитектора-философа Клода-Никола Леду. Мировоззрение эпохи требовало естественности, простоты и целесообразности, и Леду предлагает использовать только круг и квадрат - предельно простые геометрические формы безо всяких декоративных излишеств. В проекте дома садовника в городе Шо он ставит на землю огромный шар, лишенный окон, орнамента и каких бы то ни было членений. В другом проекте - доме директора источников в городе Шо Леду предлагает еще более фантастический вариант: в мощный монолитный цоколь вписывается полый цилиндр, сквозь который вырывается бушующий горный поток. Своими архитектурными утопиями Леду как бы предвещал работы конструктивистов начала 20 века. Французская архитектура дала миру наиболее "классический" вариант классицизма. С большим энтузиазмом он был подхвачен в других европейских странах, России, а затем и США.

AdmiraltejstvoSmolnij_InstitutPavlovskij_Dvorec

Англия. В 18 веке большого расцвета достигла архитектура Англии, где к этому времени была создана сильная национальная школа. Ведущим английским архитектором этого времени был Кристофер Рен. Он прекрасно усвоил уроки и итальянского Возрождения, и барокко, и французского классицизма. Его план перестройки Сити - деловой части Лондона, после пожара 1666 года, знаменитый собор Святого Павла, построенный в 1675-1710 годах с куполом, парящим над городом, и другие его сооружения стали прекрасными образцами решения практических, функциональных и эстетических задач.

Собор святого Павла. Когда архитектор Кристофер Рен делал свои первые наброски к проекту собора, ему было немногим более 30 лет. Когда же в 1711 году парламент объявил строительство законченным, архитектору шел уже восьмидесятый год. Собор св. Павла расположен почти в самом центре Сити, в одном из древнейших районов Лондона. Место, на котором стоит собор, видимо, было священным еще в языческие времена. Первая христианская церковь, посвященная св. Павлу — покровителю и заступнику Сити, возникла здесь в 609 году, ее построил король Ethelbert. В 961 году она сгорела, но немедленно была восстановлена. И эту церковь уничтожил новый пожар 1087 года. В 1315 году здесь был построен храм, который сгорел в 1666 году. После этого пожара перед Кристофером Реном была поставлена трудная задача — не просто восстановить сгоревшую церковь, которая десять лет стояла в развалинах, а создать новое грандиозное сооружение. Это должен был быть крупнейший протестантский храм.

В плане собор святого Павла имеет форму удлиненного латинского креста, но главная ось его идет с востока на запад, как в православных храмах. В основе всего сооружения лежит типичная для английских средневековых церквей конструкция: три длинных нефа, пересеченных почти посередине здания поперечным тройным трансептом. На таком плане настаивало английское духовенство, хотя сам Рен хотел видеть здание несколько иным, более близким к формам итальянского Возрождения. Если осматривать собор снаружи, то поражаешься прежде всего его длине — почти 180 метров! Внутри собора высота от пола до верхнего купола — 68 метров, высота собора с крестом — 120 метров.

На западном (наиболее эффектном) фасаде собора обращает на себя внимание огромный, почти 30-метровой высоты портик. Необычность его в том, что он расчленен на два яруса и имеет шесть пар колонн в нижнем и четыре пары в верхнем. Портик венчается трехугольным фронтоном, барельеф которого изображает «Обращение Савла» и который в свою очередь увенчан огромными статуями апостолов Петра, Павла, Иакова и четырех евангелистов. По обе стороны портика возвышаются две башни-колокольни. В левой башне висят 12 замечательных колоколов, а в правой находится самый главный колокол Англии — «Большой Пол» (весящий 16 тонн) и часы с циферблатом (диаметр их — 15 метров) и колоколом весом в 256 пудов, слышимым за 37 верст. У главного входа в собор, через два года после завершения строительства, был поставлен памятник правившей тогда в Англии королеве Анне, у ног которой расположились аллегорические фигуры Англии, Франции, Ирландии и Америки. Боковые двери собора находятся с каждого конца поперечной части «храмового креста». Этим порталам придана полукруглая форма, и каждый из них украшен пятью колоннами. Колонны эти не входили в план строителя и были поставлены наперекор ему.

Antonio_Canova_Tri_GraciiAntonio_Canova_Venera_I_MarsAntonio_Canova_Kayushayasya_Maria_Magdalina

Antonio_Canova_Appolon_Venchayushij_Sebya

Главную достопримечательность собора св. Павла составляет купол. Выполненный из дерева и покрытый свинцом, он покоится на двухъярусном тамбуре, нижняя часть которого окружена 32 коринфскими колоннами высотой в шесть метров, верхнюю часть составляет колоннада смешанного стиля. Световой фонарь наверху купола увенчан главой-шаром (почти два метра в поперечнике) и крестом. Замечательный инженерный и математический расчет Рена выдержал проверку не только временем. Когда во время войны бомбы падали в непосредственной близости от собора и даже повредили его восточную часть, несмотря на все сотрясения и колебания почвы, купол, вознесенный Реном на стометровую высоту, великолепно сохранился. Внутри собор поражает величественностью своих сводов, высотой купола и перспективой аркад.

Купол покоится на восьми гигантских столбах (диаметр каждого у основания — 12 метров) и украшен восемью фресками на евангельские сюжеты из жизни апостола Павла. Но снизу эти фрески плохо видны, а вообще до 1860 года они были единственным внутренним украшением собора. Это было связано с культовой обрядностью англиканской церкви, которая не допускала обильной лепки, позолоты, скульптур, нашедших столь широкое распространение в убранстве католических церквей Европы. Но первоначальный облик сохранился далеко не во всем интерьере собора. Была открыта подписка на украшение храма, после чего он наполнился драгоценной мозаикой, мраморными скульптурными работами, живописью по стеклу. У основания внутреннего купола находится так называемая «галерея шепота», знаменитая своим акустическим эффектом. Слово, сказанное совсем тихо на одной ее стороне, отчетливо слышно у противоположной стены, хотя диаметр купола достигает в этом месте 32 метров.

От конца XVII века сохранились великолепные ажурные решетки из кованого железа (работа Жана Тижу) и резные деревянные скамьи в хоре собора, считающиеся самым ценным его убранством. Скамьи представляют собой сложную композицию грандиозных размеров, в которую включены колонны, сочные гирлянды из цветов и фруктов, ажурные решетки, волюты, головки херувимов. Достойно украшает собор орган 1694 года, построенный Уиллисом. Он состоит из двух частей, по одной на каждой стороне хоров. Обе эти части соединяются между собой под землею. У органа 2155 трубок, и он считается лучшим в Англии.

Antonio_Canova_Tesej_I_KentavrAntonio_Canova_Persej_S_Golovoj_MeduziAntonio_Canova_Amur_I_Psiheya 

Antonio_Canova_Evridika

Антонио Канова (Antonio Canova) (1757–1822), итальянский скульптор, мастер европейского классицизма. Канова переосмыслил искусство античности и стал одним из самых ярких мастеров классицизма и основоположником европейского академизма XIX в.  Канова родился 1 ноября 1757 в Поссаньо близ Тревизо, учился в Венеции у скульптора Дж.Торретти. Одно из наиболее удачных произведений раннего периода творчества мастера – мраморная скульптурная группа Дедал и Икар, выполненная в модном тогда стиле рококо. Затем скульптор отправился изучать античное искусство в Рим и Неаполь, а с 1781 навсегда поселился в Риме. Здесь он присоединился к группе художников и знатоков античной культуры, чьи работы и исследования способствовали зарождению нового художественного направления, ориентированного на подражание классическому искусству древности.

Первая работа Кановы, исполненная в этом стиле, позднее получившем название классицизма, – Тезей и Минотавр (1781–1783, Лондон, музей Виктории и Альберта). За ней последовало надгробие папы Климента XIV, которое принесло автору известность и способствовало утверждению стиля классицизма в скульптуре. В зрелых работах мастера, к числу которых относится композиция "Венера и Марс", ориентация на античность сочеталась с любованием красотой природы и идеальных форм, что акцентировалось несколько холодноватой трактовкой и тщательной обработкой (полировкой) мрамора. Это ощущение отстраненности присутствует даже в самых чувственных по своему сюжету произведениях скульптора, таких, как Амур и Психея (1783–1793, Лувр). Канова создавал композиции на мифологические сюжеты, портреты и надгробия. Среди его произведений: статуя Персей (1801, Ватикан, музей Пио-Клементино), несколько портретов Наполеона, портрет Джорджа Вашингтона в римских доспехах, Паолина Боргезе в образе Венеры (1805–1807, Рим, галерея Боргезе), надгробия пап Климента XIII (1783–1792, Рим, собор св. Петра) и Климента XIV (1783–1787, Рим, церковь Санти Апостоли). Заказчиками Кановы были папы, короли и богатые коллекционеры. С 1810 он занимал пост директора Академии св. Луки в Риме. В последние годы жизни мастер построил собственный музей в Поссаньо. Умер Канова в Венеции 13 октября 1822.

Россия. Необыкновенно богатой на талантливых архитекторов классицизма оказалась Россия, только недавно воспринявшая европейский художественный язык. Как хотел царь Петр, Россия с жадностью молодого, но способного ученика вбирала в себя всё лучшее, чем могла поделиться с ней умудренная опытом Европа, а именно - богатым античным наследием, чуждым и непонятным для России поначалу, но старательно освоенным с течением времени. Если в начале века новый стиль в архитектуре представляли архитекторы-иностранцы, то к середине века и в его второй половине уже появились самобытные русские архитекторы, такие как Баженов, Казаков, Старов и другие, получившие прекрасное европейское архитектурное образование, создали замечательные памятники, в которых соединились черты классической архитектуры Запада с русской любовью к живописности постановки, слиянию с природой, смягченным формам, простоте и ясности объемов.

В России классицизм прошел несколько этапов в своем развитии и достиг небывалого размаха в правление Екатерины II, которая считала себя "просвещенной монархиней", состояла в переписке с Вольтером и поддерживала идеи французского Просвещения. Основанная еще в 1757 году Академия художеств возрождает с 1760-х годов пенсионерство - обучение своих лучших учеников за границей. Оно не только давало возможность освоения архитектурной классики, но и представляло русских архитекторов их зарубежным коллегам как равных партнеров, что играло огромную роль в становлении их самосознания. Баженов, например, в результате обучения за границей стал членом нескольких зарубежных Академий и профессором архитектуры. Это был серьезный шаг вперед в области организации систематического архитектурного образования. Баженов мог строить архитектурные утопии типа Кремлевского дворца, оставшиеся только на бумаге, или романтические сооружения Царицына. Но мог создавать и такие удивительные дворцы-усадьбы, как Пашков дом (1784-1786), до сих пор являющийся одним из красивейших зданий Москвы, с его изысканностью и филигранностью деталей, прекрасно найденным композиционным решением здания, поставленного на вершине холма и открывающегося навстречу Кремлю и движению, льющемуся с моста, набережной и прилегающих улиц.

Многие иностранные архитекторы, работавшие в России, только здесь смогли наиболее полно проявить свой талант. Среди них следует назвать итальянцев Джакомо Кваренги, Антонио Ринальди, француза Валлен-Деламота, шотландца Чарльза Камерона. Все они в основном работали при дворе в Петербурге и его окрестностях. Чарльз Камерон создал в Санкт-Петербурге, по словам Екатерины II, свою "греко-римскую рапсодию". По его проектам были построены "Агатовые комнаты", "Холодные бани" и "Камеронова галерея" в Царском селе. Он предложил ряд интересных решений интерьеров, в которых использовал стукко, искусственный мрамор, стекло с подложенной фольгой, фаянс, подудрагоценные камни. Его шедевр - дворец и парк в Павловске (1782- 1801) - это поэтическое воплощение мечты о красивой и разумной жизни в единении с природой, попытка соединения гармонии природы с гармонией творений рук человеческих. Дворец поставлен на высоком берегу речки Славянки, и его фасад со стороны реки воспринимается как типичная английская палладианская вилла. Главный фасад дворца с парадным двором, охваченным галереями, с торжественным и величавым ритмом колонн, глубокой лоджией, низким плоским куполом в центре выдает руку выдающегося мастера организации масс и пространства. Замечательный уютный английский парк в Павловске от слегка организованной придворцовой части с аллеями, "двенадцатью дорожками", скульптурами постепенно переходит в настоящий дикий лес, где лишь просеки и запруды на реке указывают на то, что это всё еще парк.

Классической архитектуре Петербурга больше, чем московской были близки идеи значительности, величия, мощного пафоса. Помимо этого, Петербург являлся более благодатной площадкой для претворения в жизнь новых градостроительных задач и принципов. Они нашли свое выражение в творчестве таких мастеров начала 19 века, как Захаров, Воронихин и Тома де Томон. Самой знаменитой постройкой Андрея Воронихина является Казанский собор, построенный по заказу Павла I. Первый камень при закладке собора был положен императором Александром I в 1801 году, а через 10 лет, в 1811 году, он был освящен в присутствии императора с подобающим великолепием. Часто это замечательное и оригинальное сооружение называют плохой копией собора Святого Петра в Риме. В общих чертах он действительно напоминает великое творение Браманте, Микеланджело и Бернини. Но план собора, его определенно горизонтальное направление объемной композиции, слитность колоннады и собора представляют собой совершенно оригинальное произведение. По плану Воронихина собор должен был иметь две колоннады, обрамляющие две площади: северную и южную. Третьей площадью, архитектурно оформленной колоннадой, должна была стать небольшая западная площадь. Трудно представить, как выглядел бы собор, если бы архитектору удалось претворить в жизнь свой проект, но и сейчас собор представляет собой весьма внушительное зрелище: внутри он имеет 56 гранитных колонн с бронзовыми капителями, и 144 - из пудожского камня - снаружи. Все они выполнены в коринфском ордере, внутри гладкие, снаружи - с каннелюрами. Воронихин смог придать этому храму поистине огромный пространственный размах, торжественность и достоинство, сделав площадь Казанского собора одним из важных общественных центров города.

Другим организующим градостроительным центром Петербурга стало Адмиралтейство архитектора Адриана Захарова, к которому устремляются три главных петербургских проспекта - Невский, Гороховая и Вознесенский, три "першпективы", как говорили раньше. Действительно, гениальное творение Захарова как магнит притягивает к себе и фокусирует все движение. Его шпиль в плоском по рельефу Петербурге становится одним из важнейших вертикальных ориентиров города. Несмотря на колоссальную длину фасада Адмиралтейства, Захаров блестяще справился с задачей его ритмической организации, избежав монотонности и повторов. На рубеже создания нового стиля - позднего классицизма, или ампира, стоит творчество еще одного архитектора - Тома де Томона. Построенное им здание Биржи на стрелке Васильевского острова знаменательно не столько само по себе, сколько как образец блестящего решения сложнейшей градостроительной задачи - архитектурного оформления стрелки Васильевского острова. Просторы Невы, плоский рельеф Петербурга, открытые пространства постоянно ставили перед архитекторами подобные задачи, которые усложнялись еще и тем, что необходимо было учитывать вкусы коронованных заказчиков и стараться сохранить городской ансамбль с постройками предшествующих эпох. С этими проблемами столкнулись архитекторы первых десятилетий 19 века - представители стиля ампир, как в Петербурге, так и в Москве после пожара 1812 года.

 

Все по-настоящему ценное - ценно во все времена! (с) Stone2art Group

Скульптура русского классицизма. — Студопедия.Нет

Скульптура была призвана украшать интерьер дома, содержание их носит гражданский, патриотический характер, присущий всему направлению классицизма.

Творчество М.И. Козловского: Работы художника – статурная пластика, рельефы, монументальная скульптура и надгробия проникнуты высокими идеями просветительства, яркой эмоциональностью и гуманизмом. Самсон, раздирающий пасть льва, Памятник А. В. Суворову на Суворовской площади, Яков Долгорукий, сжигающий царский указ.

Творчество Ф.И. Шубина: работал в основном с мрамором, большинство его скульптурных портретов исполнены в форме бюстов (А.М.Голицына, графа П.А.Румянцева-Задунайского, М.В. Ломоносова, Павла I, статуя Екатерины II-законодательницы).

Творчество И.П. Мартоса: скульптор-монументалист. Памятник Минину и Пожарскому, Памятник де Ришельё в Одессе, Надгробие княгини Е. С. Куракиной.

48. Архитектура высокого русского классицизма (стиль "ампир").

Особенности ампира: Театральность в оформлении архитектурных построек и внутренних интерьеров, наличии колонн, пилястров, лепных карнизов, и других классических элементов с соблюдением равновесия и симметрии: богатое декорирование, элементы военной символики.подчёркивал и воплощал идеи могущества власти и государства, наличия сильной армии.

Творчество А.Н. Воронихина: Главным творением стал собор в честь иконы Казанской Божией Матери в Санкт-Петербурге, один из крупнейших храмов Санкт-Петербурга. Другие работы - здание Горного института, колоннады и каскад в Петергофе, интерьеры дворцов в Стрельне, Гатчине и Павловске, а также парковые сооружения в этих дворцово-парковых ансамблях.

Творчество Ж.Т. де Томона: Александр I пожелал увеличить и отделать заново Большой театр, выстроенный в Санкт-Петербурге. Проект Санкт-Петербургской Биржи охвачено двойным рядом дорических колонн на гранитном основании, к которому ведут широкие парадные лестницы.старый Одесский оперный театр.

Творчество А.Д. Захарова: Создатель комплекса зданий Адмиралтейства в Санкт-Петербурге. Придал зданию величественный архитектурный облик, центром здания является монументальная башня со шпилем, на которой расположен кораблик, ставший символом города. Захарова назначили архитектором всех недостроенных строений Академии Художеств. Собор Александра Невского, Андреевский собор, Горбатый мост.

Романтизм в русской живописи первой трети 19 века.

Романтизм в России не был устойчивым явлением, романтиков тянуло к академизму. К середине XIX в. романтическая традиция почти угасла. В России романтизм начал проявляться вначале в портретной живописи. В первой трети 19 века она большей частью утратила связь с сановной аристократией. Значительное место стали занимать портреты поэтов, художников, меценатов искусства, изображение простых крестьян. Особенно ярко проявилась эта тенденция в творчестве О. А. Кипренского (1782 – 1836 гг.) и В. А. Тропинина (1776 – 1857 гг.). Василий Андреевич Тропинин стремился к живой непринужденной характеристике человека, выраженной через его портрет. Портрет сына (1818), «Портрет А. С. Пушкина» (1827), «Автопортрет» (1846) поражают не портретным сходством с оригиналами, а необыкновенно тонким проникновением во внутренний мир человека. Портрет сына — Арсения Тропинина — один из лучших в творчестве мастера. Однако по сравнению с типичным детским портретом в романтизме XVIII в. здесь бросается в глаза непредвзятость замысла — этот ребенок позирует в очень малой мере. Взгляд Арсения скользит мимо зрителя, одет он небрежно, ворот как бы случайно распахнут. Романтизм Тропинина имеет отчетливо выраженные сентименталистические истоки. Именно Тропинин явился основателем жанрового, несколько идеализированного портрета человека из народа («Кружевница» (1823 «Молодой садовник» (1817) Кипренского, «Итальянский полдень» (1827) Брюллова, «Жнецы» или «Жница» (1820-е) Венецианова — произведения одного типологического ряда. Они ориентированы на натуру и писались явно с ее использованием. Однако задача каждого из художников — воплотить эстетическое совершенство простой натуры — вела к некоей идеализации обликов, одежды, ситуации ради создания образа-метафоры. Наблюдая жизнь, натуру, художник переосмысливал ее, поэтизируя видимое. Романтизм как общее мироощущение, свойственное преимущественно молодёжи, как стремление к идеалу и творческой свободе до сих пор постоянно живёт в мировом искусстве.

Александровский классицизм

Александровский классицизм (это название направление получило в 1912 г. благодаря историку искусств и художнику И. Грабарю) является периодом расцвета зрелого классицизма и наступившего за ним позднего классицизма.

Здание Горного института, Петербург (1806-1808). Архитектор А. Воронихин.

Стиль александровский классицизм относится к периоду 1800-1812 гг. Во многом развитие стиля обязано непосредственно личности царя: император Александр I (1801-1825 гг.) лично участвовал в формировании национальной архитектуры. Император отлично разбирался в зодчестве, и для строительства каждого строения в столице нужно было получить высочайшее разрешение, все чертежи подлежали проверке царем.

Особенность александровского классицизма заключаются в придании классическому стилю романтического направления. Формообразующей идеей стиля стала простота, монументальность. Для классицизма этого периода характерно влияние французской архитектурной школы Леду, а также Королевской Академии архитектуры в Париже.

В основе этих течений – выразительность простых форм и объемов: параллелепипеда и куба, подчеркнутая скульптурами. Сравнивая екатерининский и александровский классицизм, историки отмечают, что при Екатерине классика основывалась на римском искусстве, а с приходом к власти Александра основой архитектурного классицизма стала Древняя Греция 4-5 вв..

Оказывал влияние на российское зодчество того периода и Древний Египет. Фасады зданий в стиле александровский классицизм украшались мощными и строгими колоннами дорического ордера, напоминающие аналогичные у храма Посейдона в Пестуме, вместо коринфских, которые устанавливали при Екатерине.

Наиболее известные зодчие, развивающие александровский классицизм в архитектуре: А. Воронихин (1759-1814гг.), Тома Де Томон (1760—1813гг.), А. Захаров (1761-1811).

Архитектор А. Воронихин выстроил в стиле храма Посейдона Горный институт, который украшали скульптурные композиции, созданные по моделям С. Пименова и В. Демут-Малиновского. Скульптуры изображали мифологический сюжет: похищение Прозерпины - поединок Геракла с Антеем.

Работа Воронихина – Казанский собор (1801-1811 гг.) отличается простотой силуэта и монументальностью.

Казанский собор.

В духе александровского классицизма работал и француз Тома Де Томон. Он построил дом графини Лаваль на Английской набережной в дорийском стиле. На декорирование этого строения повлияла архитектура Древнего Египта: гранитные львы у парадного подъезда похожи на величественных сфинксов у Академии художеств.

Томон создал здание Биржи, украсив ее 44-мя колоннами высотой 11,35 м – 12 колонн по боковым фасадам и 10 – на главном. При строительстве Биржи использовался другой композиционный прием, чем в античном дорическом ордере: колоннада отнесена от здания (в античности колонны подпирали крышу строения), колонны опоясывали здание и стояли на значительно большем расстоянии друг от друга, чем в античных постройках.

Ростральные колонны, которые усиливали композицию, должны были служить маяками. У подножия колонн – аллегорические скульптуры, которые должны были отражать мощь Российской империи. Фигуры олицетворяют реки Волгу, Волхов (скульптор Ф. Тибо), Днепр, Неву (скульптор И. Камберлен). С восточной и западной стороны на фасаде Биржи находятся скульптурные группы «Нептун», «Навигация» работы И. Камберлена.

Вид на Биржу и ростральные колонны со стороны Невы.

Архитектору А. Захарову принадлежит работа в духе александровского классицизма – здание главного Адмиралтейства (1806-1823гг). Это здание было изначально создано И. Коробовым и перестроено Захаровым, который сохранил золоченый шпиль с корабликом (1719г.). Фасад здания имеет п-образную форму, длину главного фасада 407 м, длины боковых фасадов – 140 м. Здание опоясано колоннадой ионического ордера.

Аттик центральной башни декорирован барельефом скульптора И. Тербенева «Восстановление флота в России» (1812г.). Украшают здание скульптурные композиции «Нимфы, несущие небесную и земную сферы» работы Ф. Щедрина (1812г.). По углам центральной башни – фигуры античных героев: Ахилла, Аякса, Александра Македонского, Пирра. На колоннаде - статуи, олицетворяющие времена года, четыре стихии и направления ветра, в двойном размере фигуры египетской Исиды, которая покровительствовала мореплавателям, Урании – греческой музы астрономии. Всего 28 статуй – по количеству колонн.

Аллегорические фигуры рек перед портиками главного фасада и по углам треугольных фронтонов были уничтожены в 1860-х гг. Скульптуры, изображающие части света, ранее находившиеся на постаментах перед невскими павильонами: Азию, Африку, Европу, Америку, были заменены на якоря. Были произведены и другие изменения в фасаде здания, однако, это строение, наряду с Биржей, дало центру города новый образ.

Здание Главного Адмиралтейства, Петербург (1806-1823). Архитектор А. Захаров.

Французское направление в зодчестве не стало менее привлекательным для Александра даже после войны с Наполеоном. Он даже хотел пригласить в Россию придворных архитекторов, служивших Наполеону – Ш. Персье, П.Фотена, однако, в конце концов, выбрал О. Монферрана, который не был особенно известен (он построил впоследствии Исаакиевский собор и Александровские колонны).

Когда во Франции начал входить в моду ампир, в России, благодаря Александру, все еще был популярен классицизм. Однако, в 1811 г. умер А. Захаров, а в 1813 г. Томон. Эти зодчие ушли из жизни, не оставив после себя учеников, и постепенно александровский классицизм стал перерождаться в ампир.

Архитектурные шедевры, созданные в стиле русского классицизма в период правления Екатерины II и Александра I, стали достоянием всего мира и создали образ северной столицы России.

автор: Марина Калабухова

Русский классицизм

Творческая работа на тему: « Русский классицизм »

Кадета 213 взвода Чиркова Николая.

Чем же так отличается русский классицизм от европейского? Главным образом, тем, что он удивительно гармонично сочетает в себе идеалы античности и собственной русской, даже православной культуры. Собственно, в России трудно провести четкую границу между чистой воды классическим искусством и следовавшим за ним неоклассицизмом, настолько тщательно и велико было переосмысление античной и европейской культур. Россия стала перекрестком всех классических направлений: от аскетического немецкого цопфа до наполеоновского ампира.

Художники и скульпторы, кроме античности, чаще, чем их европейские коллеги, обращаются к библейским преданиям и героям (вспомните фонтан «Самсона» и полотно «Явление Христа народу»). К концу классического периода уже появляются работы, основанные на событиях отечественной истории (памятник Суворову, Минину и Пожарскому). В этих работах символизм и пафос античных поз сочетается с героизмом российских исторических личностей, именно на их примере, а не на абстрактных мифологических героях, идет воспитание нового поколения.

Столицей русского классицизма становится Петербург. Для этого города характерно то, что именно классика является его основой, заложенной еще в чертежах. В отличие от Москвы, пережившей многие архитектурные эпохи, Петербург изначально принимал строгие классические формы в перпендикулярном пересечении улиц, устройстве императорских дворцов и театров и даже в жилых зданиях.

Разумеется, русским аналогом Версаля стал Петродворец, созданный Шлютером и Растрелли. В этом великолепном произведении русского паркового искусства гармонично сочетаются строгие формы аллей и силуэты дворцов, скульптуры и фонтаны. Простор и рационализм – вот две опорные точки русского классицизма.

Начало XIX в. является переходным моментом в истории русского зодчества: идет переосмысление классических элементов, придание им нового значения. Архитектурные композиции становятся более пафосными, приобретают еще более четкие силуэты и легкость. Что отражается в таких постройках, как Казанский собор, Адмиралтейство, Биржа, Александринский театр. Героизм античности переходит в героизм современников, что видно из многочисленных памятников и скульптур Петродворца и Петербурга вообще.

Интересно, что куда бы не поворачивала свое течение художественная культура, история, Санкт-Петербург никогда не отдавал большего предпочтения ни одному другому стилю, кроме классицизма. И по сей день, говоря о русском классицизме, мы можем рассматривать его феномен, в большей степени, на примере Петербурга, как его основателя и хранителя.

Как и в живописи, в скульптуре классицизма царило стремление к подражанию античности. Кажется, ничто не может нарушить покой и сдержанность скульптурных композиций, украшающих Версаль, Веймар, Петербург. Все подчинено рациональности: застывшие движения, идея скульптуры и даже ее расположение в парке или дворце.

Скульптуры классицизма, словно трехмерное воплощение мифов, рассказывают нам о могучей силе человеческой мысли, о единении народа в достижении общих целей. Просто удивительно, как классицисты сумели рассказать целую эпоху в жизни той или иной нации при помощи не масштабных композиций!

Стремясь к рациональному применению пространства, занимаемого скульптурой, мастера тем самым следовали еще одному принципу классицизма – отходу от частного. В одном единственном персонаже, чаще всего взятом из мифологии, воплощался дух целого народа. А герои настоящего с той же легкостью изображались в античном окружении, что лишь подчеркивало их историческую роль.

Не остался без внимания и дизайн интерьера. Потолок усадеб снова поддерживался величественными колоннами, стены отделывались тканью либо окрашивались в пастельные тона. Даже в дизайне мебели преобладала античная простота и гармоничность в сочетании с современным рационализмом и конструктивностью. Она более не была настолько массивной и слитной, но гармонично вписывалась в открытое пространство классических зданий.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *