Русский конструктивизм – что это такое, советский постконструктивизм в архитектуре и живописи, стиль неоконструктивизм, русский constructivism

Русский конструктивизм | Движение Новые Скифы

Конструктивизм — направление в советском искусстве 1920-х гг. (в архитектуре, оформительском и театрально-декорационном искусстве, плакате, искусстве книги, художественном конструировании). Сторонники конструктивизма, выдвинув задачу «конструирования» окружающей среды, активно направляющей жизненные процессы, стремились осмыслить формообразующие возможности новой техники, ее логичных, целесообразных конструкций, а также эстетические возможности таких материалов, как металл, стекло, дерево. Показной роскоши быта конструктивисты стремились противопоставить простоту и подчеркнутый утилитаризм новых предметных форм, в чем они видели овеществление демократичности и новых отношений между людьми (братья Веснины, М. Я. Гинзбург и др.) Эстетика конструктивизма во многом способствовала становлению советского художественного конструирования (А. М. Родченко, В. Е. Татлин и др.). Применительно к зарубежному искусству термин условен: в архитектуре — течение внутри функционализма, в живописи и скульптуре — одно из направлений авангардизма. В архитектуре принципы конструктивизма были сформулированы в теоретических выступлениях А. А. Веснина и М. Я. Гинзбурга, практически они впервые воплотились в созданном братьями А. А., В. А. и Л. А. Весниными проекте Дворца труда для Москвы (1923) с его чётким, рациональным планом и выявленной во внешнем облике конструктивной основой здания (железо-бетонный каркас). В 1924 была создана творческая организация конструктивистов—ОСА, представители которой разработали так называемый функциональный метод проектирования, основанный на научном анализе особенностей функционирования зданий, сооружений, градостроительных комплексов. Наряду с другими группами советских архитекторов конструктивисты (братья Веснины, Гинзбург, И. А. Голосов, И. И. Леонидов, А. С. Никольский, М. О. Барщ, В. Н. Владимиров и др.) вели поиски новых принципов планировки населённых мест, выдвигали проекты переустройства быта, разрабатывали новые типы общественных зданий (Дворцы труда, Дома советов, рабочие клубы, фабрики-кухни и т. д.). Вместе с тем в своей теоретической и практической деятельности конструктивисты допустили ряд ошибок (отношение к квартире как к «материальной форме», схематизм в организации быта в некоторых проектах домов-коммун, недоучёт природноклиматических условий, недооценка роли крупных городов под влиянием идей дезурбанизма).

Эстетика конструктивизма во многом способствовала становлению современного художественного конструирования. На основе разработок конструктивистов (А. М. Родченко, А. М. Гана и других) создавались удобные в пользовании и рассчитанные на массовое производство новые типы посуды, арматуры, мебели; художники разрабатывали рисунки для тканей (В. Ф. Степанова, Л. С. Попова) и практичные модели рабочей одежды (Степанова, В. Е. Татлин). Конструктивизм сыграл заметную роль в развитии плакатной графики (фотомонтажи братьев Стенбергов, Г. Г. Клуциса, Родченко) и конструирования книги (использование выразительных возможностей шрифта и других наборных элементов в работах Гана, Л. М. Лисицкого и др.). В театре традиционные декорации конструктивисты заменяли подчинёнными задачам сценического действия «станками» для работы актёров (работы Поповой, А. А. Веснина и др. над постановками В. Э. Мейерхольда, А. Я. Таирова). Некоторые идеи конструктивизма были воплощены в западно-европейском (В. Баумейстер, О. Шлеммер и др.) изобразительном искусстве.

Применительно к зарубежному искусству термин «конструктивизм» в значительной мере условен: в архитектуре он обозначает течение внутри функционализма, стремившееся подчеркнуть экспрессию современных конструкций, в живописи и скульптуре—одно из направлений авангардизма, использовавшее некоторые формальные поиски раннего конструктивизма (скульпторы И. Габо, А. Певзнер) Конструктивизм (от лат. constructio — построение) — художественное направление в искусстве ряда европейских стран начала XX в., провозгласившее основой художественного образа не композицию, а конструкцию. Наиболее полное выражение конструктивизм нашел в архитектуре, дизайне, прикладном оформительском, театрально декорационном искусстве, печатной графике, искусстве книги; выразился в стремлении художников обратиться к проектированию вещей, художественной организации материальной среды. В художественной культуре России 20-х годов архитекторы конструктивисты братья Веснины, М. Гинзбург опирались на возможности современной строительной технологии.

Они достигали художественной выразительности композиционными средствами, сопоставлением простых, лаконичных объемов, а также эстетическими возможностями таких материалов, как металл, стекло, дерево. Художники этого направления (В. Татлин, А. Родченко, Л. Попова, Э. Лисицкий, В. Степанова, А. Экстер), включившись в движение производственного искусства, стали основоположниками советского дизайна, где внешняя форма непосредственно определялась функцией, инженерной конструкцией и технологией обработки материала. В оформлении театральных спектаклей конструктивисты заменили традиционную живописную декорацию трансформируемыми установками-«станками», изменяющими сценическое пространство. Для конструктивизма печатной графики, искусства книги, плаката характерны скупые геометризованные формы, их динамичная компоновка, ограниченность цветовой палитры (в основном красное и черное), широкое применение фотографии и наборных типографских элементов.

Характерные проявления конструктивизма в живописи, графике и скульптуре — абстрактный геометризм, использование коллажа, фотомонтажа, пространственных конструкций, иногда динамических. Идеи конструктивизма вызревали в предшествующих направлениях русского авангарда. Его программа, сформировавшаяся в послереволюционный период, несла на себе черты социальной утопии, поскольку художественное проектирование мыслилось как способ преобразования общественного бытия и сознания людей, конструирования окружающей среды.

Конструктивизм. Направление абстрактного искусства, зародившееся в России в 1913 году. Конструктивизм отбросил традиционные представления об искусстве во имя имитации форм и методов современного технологического процесса. Наиболее ярко это проявилось в скульптуре, где конструкция создавалась непосредственно из продуктов промышленного производства. В живописи те же принципы осуществлялись в двухмерном пространстве: абстрактные формы и структуры располагались на плоскости наподобие архитектурного чертежа, напоминая элементы машинной технологии. Хотя конструктивизм существовал в России только в первые послереволюционные годы, его влияние ощутимо на протяжении всего XX столетия. см. Габо, Лисицкий, Мохой-Надь, Попова, Родченко, Татлин О поэтическом течении По своим принципам, теоретической платформе, широте творческих взглядов его участников и, наконец, по продолжительности существования конструктивизм вполне мог бы претендовать на то, чтобы считаться самостоятельным литературным течением. Поэтические принципы, декларируемые (и осуществляемые) конструктивистами на практике, в отличие от многих псевдосамостоятельных поэтических групп того времени, действительно отличались «лица необщим выраженьем».

К тому же конструктивизм выдвинул немало известных имен. И все же обычно не принято выделять конструктивизм в отдельное поэтическое направление. Возможно, потому, что он носил слишком утилитарный (в значении «прикладной») характер. В отличие от задач этого направления в других областях искусства, выдвинувшего идею конструирования материальной среды, окружающей человека, для создания простых, логичных, функционально оправданных форм (архитектурные проекты братьев Весниных, М. Гинзбурга, И. Леонидова; плакаты, книги, театральная сценография художников А. Родченко, В. Татлина, Л. Лисицкого), в поэзии конструктивизм проявился в ориентации на рациональную «конструкцию материала» вместо интуитивно найденного стиля. Впрочем, возможно еще одно объяснение. Выше уже говорилось, что одним из «обязательных» условий формирования нового поэтического течения было наличие «внешнего врага» — точки приложения творческих усилий членов группы, в борьбе с которым и происходило становление. Конструктивистам же, по большому счету, не с кем было полемизировать, кроме самих себя. Вялые нападки на футуризм вряд ли могли кого-то обмануть, поскольку «конструирование» поэтического текста восходит к принципам, провозглашенным еще идеологом футуризма Ф. Маринетти, который стремился отразить динамизм современной машинной цивилизации и технический прогресс. Правда, для этой цели футуристы использовали несколько иные средства, больше прибегая к эксперименту с лексикой и синтаксисом. Однако методы были очень схожи — перенос центра тяжести с изображения человека на изображение его материально-технического окружения.

Конструктивисты в качестве самостоятельной литературной группы впервые заявили о себе в Москве весной 1922 г. Первыми ее членами стали поэты А. Чичерин, И. Сельвинский и критик К. Зелинский (теоретик группы). Изначально программа конструктивистов имела узко формальную направленность: на первый план выдвигался принцип понимания литературного произведения как конструкции. В окружающей действительности главным провозглашался технический прогресс, акцентировалась роль технической интеллигенции. Причем трактовалось это вне социальных условий, вне классовой борьбы. В частности, было заявлено: «Конструктивизм как абсолютно творческая школа утверждает универсальность поэтической техники; если современные школы, порознь, вопят: звук, ритм, образ, заумь и т. д., мы, акцентируя и, говорим: И звук, И ритм, И образ, И заумь, И всякий новый возможный прием, в котором встретится действительная необходимость при установке конструкции Конструктивизм есть высшее мастерство, глубинное, исчерпывающее знание всех возможностей материала и уменье сгущаться в нем». Но в дальнейшем конструктивисты постепенно освободились от этих узко очерченных эстетических рамок и выдвинули более широкие обоснования своей творческой платформы. В литературной и художественной жизни страны самое активное участие в те годы принимали именно представители модернизма, и многие из них оказались отнюдь не невольными проводниками господствовавшей в ту эпоху политической идеологии. Вот, например, мнение известной художницы-иллюстратора из объединения так называемой «производственной книги» О. Чичаговой: «По существу своему конструктивизм отрицает искусство как продукт буржуазной культуры. Конструктивизм — это идеология, возникшая в пролетарской России во время революции, и как всякая идеология может быть жизнеспособным и не построенным на песке, лишь когда создает себе потребителя; а потому — задачей конструктивизма является организация коммунистического быта через создание конструктивного человека. Средствами к этому являются интеллектуальное производство — изобретательство и совершенствующее производство — техника». То есть произошла подмена понятий: методология конструктивизма теперь ставилась в прямую зависимость от идеологических принципов. Здесь возникли первые разногласия, в связи с чем от конструктивизма отошел Чичерин, а вокруг Сельвинского и Зелинского сгруппировался ряд авторов: Б. Агапов, Дир Туманный (Н. Панов), В. Инбер, Е. Габрилович. В 1924 г. был организован Литературный центр конструктивистов (ЛЦК). Позднее к ним присоединяются Н. Адуев, В. Луговской, А. Квятковский, В. Асмус, Э. Багрицкий, Н. Огнёв, Н. Ушаков, а также группа молодых поэтов: В. Гусев, Г. Кац, И. Колтунов, А. Кудрейко (Зеленяк), К. Митрейкин, Л. Лавров и др., шутливо именуемых «констромольцами». Поначалу встречи конструктивистов проходили поочередно на квартирах кого-нибудь из членов ЛЦК, а с 1927 г. они стали собираться в «Доме Герцена» на Тверской улице (д. 25). В Декларации ЛЦК прежде всего указывалось, что «конструктивизм есть упорядоченные в систему мысли и общественные умонастроения, которые подчеркнуто отражают организационный натиск рабочего класса», и далее говорилось о необходимости для искусства максимально близкого участия конструктивистов в строительстве социалистической культуры. Отсюда возникает установка на насыщение искусства (в частности, поэзии) современной тематикой. Декларация Литературного центра конструктивистов (ЛЦК) Основные положения конструктивизма.

1. Характер современной производственной техники, убыстренной, экономической и емкой — влияет и на способы идеологических представлений, подчиняя все культурные процессы этим внутренним формально-организационным требованиям.

Выражением этого повышенного внимания к технико-организационным вопросам и является конструктивизм.

2. У нас, в СССР, конструктивизм приобретает широкий общественно-культурный смысл, вследствие необходимости в сравнительно короткий срок покрыть расстояние, отделяющее пролетариат, как культурно-отсталый класс, от современной высокой техники и всей развитой системы культурных надстроек, которые, в обстановке обостряющейся во всем мире классовой борьбы, используются буржуазией, тоже как технические орудия борьбы.

3. Организационным оформлением этой задачи и является конструктивизм.

4. Таким образом конструктивизм есть упорядоченные в систему мысли и общественные умонастроения, которые подчеркнуто отражают организационный натиск рабочего класса, вынужденного в крестьянской стране, после завоевания власти, строить хозяйство и закладывать фундамент новой социалистической культуры.

5. Этот натиск в области культуры устремляется преимущественно на ее технику во всех областях знания и умения, начиная с простого овладения грамотой.

6. Носителем конструктивистского (т. е. напористо-организационного) и культурнического движения должен явиться, прежде всего, пролетариат, а затем промежуточные социальные группы, находящиеся под идейно-политическим влиянием пролетариата.

7. Конструктивизм, перенесенный в область искусства, формально превращается в систему максимальной эксплуатации темы, или в систему взаимного функционального оправдания всех слагающих художественных элементов, т. е. В целом, конструктивизм есть мотивированное искусство.

8. В формальном отношении такое требование упирается в так называемый принцип грузофикации, т. е. увеличение нагрузки потребностей на единицу материала.

9. Правые социальные слои, интеллигентские и мелкобуржуазные группы приспосабливают формальные требования конструктивизма в качестве эстетических окопов для отсиживания в них от натиска революционной современности, ищущей закрепиться в художественной теме. Тогда конструктивизм превращается в особый станковый жанр, т. е. немотивированную демонстрацию приема. Это одинаково верно как в отношении живописи, так и поэзии. Для левых социальных слоев это требование максимальной эксплуатации естественно слито с поисками большой эпохальной темы и тесной формы для нее, что логикой сюжета вводит в область поэзии приемы прозы.

10. Принцип грузофикации в применении к поэзии превращается в требование построения стихов в плане локальной семантики, т. е. Развертывания всей фактуры стиха из основного смыслового содержания темы.

11. Литературный центр конструктивистов (ЛЦК), сделавший своим знаменем вышепоименованные положения, есть организационное объединение людей, спаянных общими целями коммунистического строительства и ставящее своей задачей путем совместной, практической проработки формально-технической и теоретической сторон конструктивизма — придать литературе и, в частности поэзии, в современной культурной обстановке действенный смысл. Конструктивисты считают необходимым в своем литературном творчестве активно выявлять революционную современность как тематически, так и в ее технических требованиях.

Для придания этой теме максимальной действенности конструктивисты выдвигают принцип «грузофикации» слова, т. е. максимальной его «уплотненности». Это достигается при помощи «локальной семантики», заключающейся в сосредоточении всех изобразительных и выразительных средств стиха вокруг основного смыслового содержания темы «[у Б. Агапова в стихотворении «Машинистка Топчук» сравнения, эпитеты и т. п. берутся из канцелярского быта: «брови, как подпись директора треста»; у Н. Панова в стихотворении о генерале Корнилове ритм имитирует барабанный марш и т. п.], а также путем «введения в область поэзии приемов прозы», если это продиктовано логикой сюжета (например, «Рапорт» Сельвинского, или у него же ряд подсчетов и технических терминов в «Пушторге»). Там же резко критиковались «правые социальные слои, интеллигентские и мелкобуржуазные группы, которые приспосабливают формальные требования конструктивизма в качестве эстетических окопов для отсиживания в них от натиска революционной современности». Такое сползание из сферы искусства в область идеологии не могло не сказаться на судьбе конструктивизма как поэтического направления.

И хотя ЛЦК еще претендует на ведущую роль, заявляя: «Конструктивизм идет на смену футуризму и как литературной школе, и как нигилистическому мироощущению. Футуризм сделал свое дело. Он был могильщиком буржуазной декадентщины в предреволюционные годы. В своем новом обличии — ЛЕФа футуризм продолжает свое старое дело — борьбу с гнилым охвостьем. Но новая литература, новая социалистическая культура будет уже твориться не его руками. Эта новая культура созидает свой новый стиль, свои новые методы, и это есть методы конструктивизма», но в последние годы программа конструктивистов во многом напоминала программу критикуемого ими ЛЕФа.

Постоянная острая критика конструктивистов со стороны теоретиков марксистского толка привела в 1930 г. к ликвидации ЛЦК и образованию «Литературной бригады М. I», вошедшей в федерацию объединений советских писателей (ФОСП), осуществлявшей «объединение различных писательских группировок, желающих активно участвовать в строительстве СССР и считающих, что наша литература призвана сыграть в данной области одну из ответственных ролей». В 1930 году Литературный центр конструктивистов, почувствовав грядущие суровые перемены, самораспустился. В начале 1930-х годов в значительной степени изменилась политическая ситуация в стране, а, следовательно, и в искусстве. Новаторские течения сначала подвергались резкой критике, а потом и вовсе оказались под запретом, как… буржуазные. Как правильно написал конструктивист М.Гинзбург, каждой эпохе соответствует свой стиль искусства. На смену романтично-утопическому, строгому и революционному аскетизму пришли пышные формы тоталитарного барокко и надменная избыточность сталинского неоклассицизма. Странным представляется следующий факт — в СССР велась борьба с «прямыми углами», с «буржуазным формализмом», с «леонидовщиной», а дворцы во вкусе Людовика XIV стали считаться вполне пролетарскими. Конструктивисты оказались в опале. Те из них, кто не захотел «перестроиться», до конца дней влачили жалкое существование (или даже оказались репрессированы). Однако Илья Голосов, например, сумел вписаться в конъюнктуру 1930-х и смог создать по-настоящему интересные постройки. Братья Веснины также участвовали в творческой жизни СССР, однако такого авторитета, как раньше, уже не имели. По мнению некоторых авторитетных учёных в СССР в 1932—1936 гг. имел место «переходный стиль», названный условно «постконструктивизм». В 1960-е годы, когда, как раз, началась борьба с «архитектурными излишествами», опять вспомнили о наработках конструктивистов. Изучение их наследия стало обязательным для молодых архитекторов. А с начала 1990-х годов многие невоплощённые идеи 1920-х стали реальностью. Примером может служить торговый комплекс «Три кита» на Минском шоссе (выполнен в духе двадцатых годов), многообразное по исполнению элитное жильё в Москве и прочие сооружения современного мегаполиса. конструктивизм советский искусство авангардизм

В начале XXI века конструктивизм вновь возвращается в архитектуру. Теперь он носит название скандинавский, так как его корни лежат в загородном домостроении скандинавских стран. Скандинавский конструктивизм характеризуют обилие простора и солнечного света, функциональность и простота, натуральность и естественность. Он имеет заданный ритм линий и строгую геометрию. Ему свойственна эстетика целесообразности, рациональность строго утилитарных форм. На сегодняшний день скандинавский конструктивизм наиболее широко прижился в России, в Санкт — Петербурге. Архитектурная концепция скандинавского конструктивизма считается наиболее органичной для загородных домов близ Северной Столицы.

В Санкт — Петербурге преобладание пасмурной погоды приводит к недостатку солнечного света. Эта проблема разрешается за счет свойственных скандинавскому конструктивизму больших площадей остекления и объемных помещений в домах. Ритмичность линий и подчеркнутая строгость геометрии придают домам, выполненным в стиле скандинавского конструктивизма, свой неповторимый облик, а простота и естественность вкупе с использованием натуральных материалов, обеспечивают притягательность архитектурного решения. Такие дома органично вписываются в загородный ландшафт и близки по духу аристократичным петербуржцам.

2. Конструктивизм в архитектуре

 

Значительных успехов в 20— 30-х гг. 20 в. достигла архитектура. Бурный рост городов, промышленности, развитие транспорта приходят в резкое противоречие с не соответствующей новым требованиям планировкой старых городов, с их узкими извилистыми улицами. Необходимость разрешить осложнившуюся проблему транспортного обслуживания и обеспечить нормальные санитарные и жилищные условия населению, порождают градостроительные проекты и новые формы расселения людей. Они характеризуются стремлением смягчить в городах социальные контрасты и устранить чрезмерную концентрацию населения. Вокруг больших городов в некоторых странах возникают города-сады с индивидуальными жилыми домами, промышленные города, рабочие поселки и т. д. со строго функциональным расчленением территории. Внимание архитекторов привлекли задачи не только промышленного, но и массового жилищного строительства, разработка жилых комплексов с экономными типовыми квартирами, рассчитанными на среднюю и низкооплачиваемую категорию людей. Больше внимания уделяется проектированию районов, архитектурному оформлению ландшафтов. Разрабатываются универсальная классификация улиц и принципы их сочетания, создаются сети городских магистралей, независимых от переходных улиц и рассекающих город на ряд обособленных пространств. В проектировании городов нового типа и крупных промышленных предприятий все более утверждаются принципы функционально-конструктивной системы, зародившейся на рубеже 19—20 вв. Этот стиль в архитектуре получил название конструктивизма. В истории русского конструктивизма профессиональные архитекторы проектировали всевозможные модульные конструкции жилых единиц, соединяющиеся между собой в большие комплексы, движущиеся по наружным стенам лифты и т. д. Корифеем русского (советского) конструктивизма считается Константин Мельников. Начав с постройки российских павильонов на Международных выставках в стиле традиционной деревянной архитектуры, благодаря которым он приобрел международную известность, Мельников переходит к проектированию очень актуальных построек нового (революционного) типа и назначения — рабочих клубов. Клуб им. Русакова, построенный им в 1927-28 годах, не имеет ничего общего ни с архитектурой предшествующего столетия, ни с архитектурой модерна. Здесь чисто геометрические бетонные конструкции организованы в некую структуру, форма которой определена ее назначением.

Последнее замечание относится практически ко всей архитектуре модерна и 20 века и определяется как функционализм. В архитектуре конструктивизма функционализм приводит к созданию динамичных сооружений, состоящих из достаточно простых формальных элементов, совершенно лишенных привычного архитектурного декора, соединенных в соответствии с организацией внутреннего пространства и работой основных конструкций. Язык архитектурных форм, таким образом «очищается» от всего необязательного, декоративного, неконструктивного. Это язык нового мира, порвавшего со своим прошлым.

Рождающийся архитектурный образ ясно передает динамику художественных процессов и жизни в постреволюционной России, упоение современными техническими возможностями. Архитекторы стиля конструктивизм считали, что в создании архитектурного образа современного сооружения должны принимать участие все элементы здания, даже такие, как вывески, часы, рекламные щиты, громкоговорители, шахты лифтов и т. д., поэтому все их также должен проектировать архитектор. Советские конструктивисты сосредоточили свои усилия на двух больших задачах: проектировании образцового социалистического города и коммунального многоквартирного жилья для рабочих — домов-коммун. Идя навстречу новым потребностям социалистического государства, конструктивисты занимались проектированием и строительством таких типов построек, как конторы, универмаги, санатории, типографии, исследовательские центры, заводы и фабрики, рабочие клубы и гидроэлектростанции. Молодая советская архитектура первых послереволюционных десятилетий реально была в авангарде мировой архитектуры, реализуя или создавая на бумаге самые смелые проекты, среди которых знаменитый Дворец Советов, который так и не смогли построить на месте разрушенного храма Христа Спасителя. С наступлением сталинского тоталитаризма в 30-е годы Россия постепенно теряет свои позиции в архитектуре, и до сих пор их не удается восстановить. Важной вехой в развитии конструктивизма стала деятельность талантливых архитекторов — братьев Леонида, Виктора и Александра Весниных. Они пришли к осознанию лаконичной «пролетарской» эстетики, уже имея солидный опыт в проектировании зданий, в живописи и в оформлении книг. (Они начали свою карьеру ещё в эпоху Модерн).

Впервые архитекторы — конструктивисты громко заявили о себе на конкурсе проектов здания Дворца Труда в Москве. Проект Весниных выделялся не только рациональностью плана и соответствием внешнего облика эстетическим идеалам современности, но и подразумевал использование новейших строительных материалов и конструкций. Следующим этапом был конкурсный проект здания газеты «Ленинградская правда» (московского отделения). Задание было на редкость сложным — для строительства предназначался крохотный участок земли — 6×6 м на Страстной площади. Веснины создали миниатюрное, стройное шестиэтажное здание, которое включало не только офис и редакционные помещения, но и газетный киоск, вестибюль, читальный зал (одна из задач конструктивистов заключалась в том, чтобы на малой площади сгруппировать максимальное количество жизненно необходимых помещений). Ближайшим соратником и помощником братьев Весниных был Моисей Яковлевич Гинзбург, который был непревзойдённым теоретиком архитектуры первой половины XX века. В своей книге «Стиль и эпоха» он размышляет о том, что каждый стиль искусства адекватно соответствует «своей» исторической эпохе. Развитие новых архитектурных течений, в частности, связано с тем, что происходит «…непрерывная механизация жизни» , а машина есть «…новый элемент нашего быта, психологии и эстетики». Гинзбург и братья Веснины организовывают Объединение современных архитекторов (ОСА), в которое вошли ведущие конструктивисты. C 1926 года конструктивисты начинают выпускать свой журнал — «Современная архитектура» (или просто «СА)». Выходил журнал на протяжении пяти лет. Оформлением обложек занимался Алексей Ган. В конце 20-х годов конструктивизм стал распространяться за пределы Советского Союза, получив наибольшее распространение в Германии и Нидерландах. В середине 60-х — 70-х годах традиции и идеи конструктивизма нашли неожиданное продолжение в архитектуре так называемого «хай-тек», направления, демонстративно обнажающего не только работу архитектурных конструкций, но и инженерных коммуникаций.

3. Конструктивизм в дизайне и фотографии

Конструктивизм — направление, которое, прежде всего, связывают с архитектурой, однако, такое вимдение было бы однобоким и даже крайне неверным, ибо, прежде, чем стать архитектурным методом, конструктивизм существовал в дизайне, полиграфии, художественном творчестве. Конструктивизм в фотографии отмечен геометризацией композиции, съёмкой в головокружительных ракурсах при сильном сокращении объёмов. Такими экспериментами занимался, в частности, Александр Родченко.

В графических видах творчества конструктивизм характеризовался применением фотомонтажа вместо рисованной иллюстрации, предельной геометризацией, подчинением композиции прямоугольным ритмам. Стабильной была и цветовая гамма: чёрный, красный, белый, серый с добавлением синего и жёлтого. В области моды также существовали определённые конструктивистские тенденции — на волне общемирового увлечения прямыми линиями в дизайне одежды, советские модельеры тех лет создавали, подчёркнуто геометризированные формы. Среди модельеров выделяется Варвара Степанова, которая с 1924 года вместе с Любовью Поповой разрабатывала тканевые рисунки для 1-й ситценабивной фабрики в Москве, была профессором текстильного факультета ВХУТЕМАСа, проектировала модели спортивной и повседневной одежды. Самой известной фотомоделью тех лет была небезызвестная Лиля Юрьевна Брик.

Шедевры советского конструктивизма | Жильё и жизнь

Конструктивизм прожил в СССР недолгую, но яркую жизнь – меньше двадцати лет, в 20-30-е годы прошлого века. Конструктивисты искали новые формы и материалы, чтобы воплотить идеи нового общества – свободного и счастливого, подарить молодой стране прекрасные города. Но потом стиль попал в опалу и был вытеснен сталинским ампиром. 

 Гараж грузовых машин Моссовета (архитекторы — К.С. Мельников, В.Г. Шухов). Photo: Sergey Norin

Конструктивизм родом из русского художественного авангарда начала ХХ века. Самые известные его представители – Малевич, Ларионов, Якулов, Татлин, Матюшин и футуристы во главе с Бурлюком и Маяковским. Авангардисты грезили о социальных переменах и возлагали большие надежды на технический прогресс. А для того, чтобы в новом прекрасном мире жилось и дышалось свободнее, предлагали обновить заодно уж и художественные методы – забыть о традициях и найти новые формы.

Русский авангард был большой творческой тусовкой. Художники, поэты, архитекторы, дизайнеры, фотографы дружили и сотрудничали. Они не только шокировали публику смелыми перформансами, но и заложили основы современного дизайна и архитектуры. Известные конструктивисты – А. Родченко, Эль Лисицкий, братья Стенберги, Л. Попова — работали в сфере дизайна, плаката, фотографии, сценографии. Но особенно широкие возможности для приложения своих творческих сил в то время открывались перед архитекторами.

 Макет башни Татлина, 1919 г.

Конструктивизм как художественный стиль оформился уже после революции усилиями представителей футуризма и супрематизма. Революционное искусство вместо роскоши выбирало простоту и новые предметные формы. Главной фигурой конструктивизма стал Владимир Татлин, который и возглавил художественный отдел Наркомпроса. Можно сказать, что советский конструктивизм начался с «Башни Татлина», она же «Памятник III Коммунистического интернационала». Проект 400-метровой башни был не только грандиозным, но и оригинальным. Фото макета публиковались в прессе и принесли автору широкую известность.

Но построена башня тогда не была — слишком сложен и дорог был проект, не потянула молодая республика такую стройку. Но, надо сказать, какую-никакую башню в итоге построили, правда, уже в наше время. Оказывается, конструктивизм и сегодня вдохновляет архитекторов — крыша хорошо известного москвичам современного жилищного комплекса «Патриарх» тому доказательство.

 Дом «Патриарх» (Иллюстрация Анастасии Тимофеевой)

 

А в это время в США и Европе

Конструктивизм был ещё и попыткой архитекторов по-новому взглянуть на функцию жилища, «заточить» его под запросы времени, общества и городской среды. Причём не только отдельные дома, но и целые районы и даже города. Правда, тут советские конструктивисты не были первыми.

О новых формах задумались в середине ХIХ века, когда появился бетон. А в 1889 году была построена Эйфелева башня – невероятная и по форме, и по размерам металлическая конструкция высотой 324 метра. Однако настоящая градостроительная революция произошла в то же время в США: в Чикаго появились первые небоскребы, построенные  по принципиально новой технологии – на основе стального каркаса. Строительство небоскребов стало настоящей эпидемией. К началу ХХ века небоскребы Нью-Йорка выросли до 30 этажей, а к 1915 году крупнейший из  небоскребов – 57-этажный Вулворт-билдинг — поднялся на 241 метр. Небоскребы возводились в США по заказам миллионеров, владельцев крупных компаний, и были штучными и дорогими сооружениями.

 Строительство Эйфелевой башни

А в Европе в это время происходил бурный рост городов, развитие промышленности и системы городского транспорта. Значительно увеличилось и население, во многом за счет рабочих. Старый европейский город с его тесными улочками, плотной застройкой и делением на дворцы и трущобы внезапно перестал всех устраивать. Нужны были новые градостроительные решения, поэтому европейских архитекторов того времени больше интересовали проблемы массового строительства, чем создание гигантских зданий.

Массовое дешевое жилье нуждалось в новых материалах и технологиях, тогда и появился функционализм. Он декларировал обязательное соответствие формы функциям, отвергал украшательство, внедрял принципы каркасного строительства, ориентировался на использование стекла и бетона, предпочитал простые формы построек с применением стандартных строительных элементов. Признанные лидеры функционализма – школа Баухаус в Германии и Ле Корбюзье с его знаменитыми пятью принципами в архитектуре.

 Последний архитектурный проект Ле Корбюзье — павильон Хайди Вебер в Цюрихе (Швейцария). Photo: Fatlum Haliti

Другой проблемой, которую взялись решать функционалисты, было создание нового, современного города, а также кварталов и поселков с массовой серийной застройкой. Наиболее известен опять же Ле Корбюзье: проект «Современного города на 3 млн жителей», «План Вуазен» – проект реконструкции Парижа, и концепция «Лучезарный город». Самые амбициозные градостроительные проекты так и остались на бумаге, а вот кварталы и посёлки класса эконом в Европе стали появляться.

 «Жилая единица» в Марселе (архитектор — Ле Корбюзье). Photo: Juan Lupión

Зарубежных функционалистов и советских конструктивистов связывали общие взгляды.  Тогда никакого железного занавеса ещё было, советские архитекторы выезжали в Европу, участвовали в выставках и конкурсах, им были хорошо известны работы европейских функционалистов, которые, в свою очередь, были горячими поклонниками советской власти и мечтали поработать в СССР. Где же ещё было внедрять новые идеи и принципы, как не в стране победившего социализма?

 

Социалистическое общежитие и клубы

Сквозной темой в советском конструктивизме стала идея социалистического общежития. Собственно, таким был социальный заказ. Просто и ненавязчиво эта идея начала внедряться сразу после 1917 года, когда недобитых буржуев «уплотняли», и роскошная квартира на одну семью превращалась в «воронью слободку» с бесчисленными соседями и дрязгами на общей кухне. Это было ново. Это было по-советски. Рабочие заселялись в бывшие дома буржуазии, менялся уклад жизни, но архитектурный облик зданий оставался прежним. Обновить старые стены пытались с помощью агитационных лозунгов, транспарантов и плакатов.

 «Новоселье» К.С. Петрова-Водкина (1937 г.), изображающее торжество по случаю вселения рабочей семьи в барский особняк

После гражданской войны пришло время обеспечить трудящихся настоящим социалистическим жильем и создать новую, советскую инфраструктуру. Средств на строительство не было, но были мечты о светлом будущем. Чтобы развивать архитектурную мысль, проводили различные конкурсы на проекты, часто заведомо неисполнимые. Например, конкурс 1919 года на Дворец рабочих в Петрограде, а позже, в 1923 году – конкурс на проект Дворца Труда в центре Москвы. С начала 20-х годов появляются государственные архитектурные артели, и некоторые проекты начинают реализовываться. А еще архитекторы создавали всевозможные монументы: при отсутствии сколько-нибудь масштабного строительства жилых и общественных зданий приходилось довольствоваться этим.

К середине 20-х годов наконец-то стали осуществляться первые значительные, в том числе и конструктивистские, проекты. Архитекторы-конструктивисты в 1926 году организовали ОСА (Объединение современных архитекторов). Лидерами и наиболее известными представителями объединения были три брата Веснины, Гинзбург, Корнфельд, Голосов и Мельников.

Характерными для советской архитектуры 20-30-х годов стали дома и дворцы труда, культуры и всего такого прочего, дома советов и здания других госучреждений, фабрики-кухни, дома-коммуны, промторги, конторские здания, гаражи и, в связи с принятием плана ГОЭЛРО, электростанции. Сложилось так, что больше всего конструктивисты работали в Москве, Санкт-Петербурге и Харькове.

 Клуб Дорхимзавода им. Фрунзе (архитектор — К. Мельников). Photo: Sergey Norin

Особенно широкое распространение получили дома и дворцы культуры. В каждому городе и районе стало обязательным иметь свой дворец. Рекордсменами по числу таких проектов были Корнфельд и Мельников. Особенно известен второй,  так как работал в основном в столице. После 1927 года, когда он снискал всемирную известность за проект павильона СССР на выставке в Париже, недостатка в заказах Мельников не испытывал, и буквально за два года сделал проекты семи клубов. Шесть было реализовано к 1930 году, из них пять – в Москве: ДК им. Русакова, клуб мыльной фабрики «Свобода», ДК завода «Каучук», Клуб Дорхимзавода им. Фрунзе и Клуб фабрики «Буревестник».

 Клуб фабрики «Буревестник» (архитектор — К. Мельников). Photo: Sergey Norin

 

Самым известным из его проектов является, видимо, здание ДК им. Русакова, построенное в 1927-28 гг. Со стороны фасада, обращенного к улице Стромынка, здание имеет совершенно необычную форму – шестерёнки с тремя зубьями. В этих вынесенных за пределы основного объёма здания зубьях располагались балконы зрительного зала. Само здание имеет, как и положено объекту конструктивизма, железобетонный каркас, легко трансформируемые внутренние перегородки, позволяющие делить и соединять внутреннее пространство. Как всегда в своих проектах, Мельников чётко следовал принципу максимальной эффективности использования объёма и соответствия формы функции.

 Клуб им. Русакова в Москве (архитектор — К. Мельников), 1927-1929 гг.

 

Клуб завода «Каучук» на Плющихе построен по проекту Мельникова в 1929 году.  Здание внешне выглядит не так революционно, как ДК Русакова — оно выполнено в форме сектора с фасадом в виде дуги. С одной стороны фасада располагался репетиционный зал с наклонной крышей, с другой – физкультурный корпус со скошенным остеклением. Остеклён и переход от касс к зрительному залу. Объём внутреннего пространства, по традиции, мог легко трансформироваться. Крыша основной части здания – плоская, в виде большой террасы.

 Клуб завода «Каучук» (архитектор — К. Мельников). Photo: Sergey Norin

 

Но строил клубы далеко не один Мельников. Самый большой и весьма интересный в архитектурном смысле клуб создан братьями Весниными. Это ДК Пролетарского района, он же – ДК ЗиЛ (проектировался в 1930 году, строился с 1931 по 1937 год, но полностью проект так и не был воплощён). Здание с большим зрительным залом построено не было, хотя и малый зал был не так уж мал – 1 200 мест. Принципы конструктивизма в этом сооружении демонстрируются просто как на параде: тут и использование столбов-опор, и широкие площади остекления и ленты рядов окон, и свобода внутренней планировки, и плоская террасообразная крыша. В отличие от большинства объектов конструктивизма, сегодня здание ДК ЗиЛ находится в достаточно хорошем состоянии.

 Здание ДК ЗиЛ (архитекторы — братья Веснины)

Созданием ДК в Москве отметилась ещё одна звезда конструктивизма — архитектор Голосов. Свою деятельность он начал в 1919 году с победы в конкурсе на проект крематория, выполненного в манере неоклассицизма. Но его творение – ДК им. Зуева на Лесной улице – роскошный образец конструктивизма и одно из самых известных зданий  в этом стиле. Построили его в 1927-29 годах. Наиболее эффектно смотрится винтовая межэтажная лестница, выполненная в виде остеклённого цилиндра, а основная часть здания состоит из взаимно пересекающихся параллелепипедов, один из которых врезан в цилиндр. Всей постройке придан вид фабрично-заводского здания, точнее, остроумно сопряжённых частей от разного вида промышленных зданий. ДК имеет два зрительных зала и залы для репетиций. Интересно, что ДК в настоящее время продолжает использоваться по назначению – как социально-культурный объект.

 ДК им. Зуева (архитектор — И. Голосов)

Из многочисленных ДК Санкт-Петербурга упомянём ДК работников связи на Большой Морской, переделанной в 30-е годы в стиле конструктивизма из немецкой кирхи Г. Райцем и П. Гринбергом. Известен этот ДК отношением к деятельности ленинградского рок-клуба. Можно найти созданные конструктивистами ДК как в провинциальных городах России, так и в городах бывшего СССР, например ДК им. Октябрьской революции в Новосибирске, ДК в Перми, Волгограде, Челябинске, Екатеринбурге, Рыбинске, Ростове-на-Дону, Харькове, Баку и так далее.

Общественных зданий в стиле конструктивизма достаточно много. Например, здание Наркомзема на Садово-Спасской улице построено в 1927-33 годах по проекту коллектива под руководством Щусева (в коллектив авторов входили известные конструктивисты Корнфельд и Яковлев). Огромное строение ассиметричной, закругленной по углам формы состоит из четырёх корпусов с типичным для своего стиля ленточным остеклением. Хотя Щусев и не был чистым конструктивистом, но он отдал дань стилю и создал один из наиболее эффектных и масштабных его памятников. Сейчас здание используется по назначению – там расположено одно из министерств РФ.

 Здание Народного комиссариата земледелия. Photo: Sergey Norin

Комплекс зданий газеты «Известия» на Пушкинской площади в Москве тоже спроектировал отнюдь не признанный конструктивист, а представитель старой школы Бархин. И у него очень недурно получилось, несмотря на нападки со стороны конструктивистов и обвинения в подражательстве. В комплекс входят производственный и редакционный корпусы одного размера, шестиэтажные кирпичные параллелепипеды, один выходит фасадом на площадь, другой – во двор. По проекту этажей должно было быть двенадцать, но принятые в те годы новые градостроительные правила ограничили высотность здания. Чтобы придать ему более конструктивистский вид, кирпичные стены покрыли серой штукатуркой. Фасад разрезан рядами больших окон и линиями балконов, на верхнем этаже как элементы стиля были расположены квадратные часы и несколько круглых окон. В более позднее время к зданию был пристроен новый корпус газеты «Известия».

Здание Центрального телеграфа в Москве на Тверской улице тоже является памятником конструктивизма. Точнее, его стиль определяется как переходный от модерна к конструктивизму. Построен телеграф в 1925-27 годах по проекту Рерберга, весьма неодобрительно встреченного в архитектурных кругах. Фасад центрального корпуса полукруглый, два других – в форме параллелепипеда. Отличительная черта — огромные окна — выполнены ячеистыми; на этажах, начиная с третьего, по девять ячеек на окно. Крыша телеграфа плоская, а чугунные решётки и кронштейны – дань стилю модерн.

 Здание Центрального телеграфа (архитектор — И. Рерберг)

Здание Госпрома в Харькове, пожалуй, наиболее масштабное и эффектное сооружение в стиле. Создавалось оно для размещения более чем двадцати организаций, в том числе Промбанка и Госторга УССР. Авторы проекта —  ленинградские архитекторы под руководством Кравеца, а курировал стройку лично Дзержинский. Здание Госпрома — одно из крупнейших зданий Европы того времени: его высота – 63 м, а площадь помещений  — 60 тыс. м² (комплекс занимает территорию трех кварталов). Построено здание из монолитного железобетона методом опалубки, а отличается огромными площадями остекления — четыре с половиной тысячи окон. Конструктивно сооружение состоит из нескольких разноэтажных корпусов, соединенных галереями. Интересно, что в начальном проекте часть внутренних перегородок отсутствовала, и при закате солнце должно было просвечивать здание насквозь.

 Здание Госпрома в Харькове

Ещё, говоря про конструктивизм, нельзя не рассказать о промторгах, гаражах, домах-коммунах и легендарном Доме на набережной. Но это уже уже другая большая история, о которой — в следующий раз.

Алиса Орлова

23.03.2016

что это такое, советский постконструктивизм в архитектуре и живописи, стиль неоконструктивизм, русский constructivism

Авангардистское искусство, зародившееся в начале прошлого столетия, получило огромный размах во всех европейских странах. Одним из его уникальных направлений стал возникший в советской России конструктивизм. Это направление было полностью подчинено потребностям народа, подкреплённым новыми возможностями машинного производства, что выразилось в архитектуре

История становления стиля

Стиль конструктивизм возник в начале прошлого столетия в рамках авангардистского направления искусства. Родиной его являлась советская Россия, однако, распространение оно получило и в ряде других стран.

Единого мнения касательно причин его возникновения нет. Принято считать, что конструктивизм начал своё развитие ещё в недрах модернизма. Основные черты и признаки его окончательно сформировались к первой половине 1930-х годов. Данное направление открывало не просто новые формы выражения авангардистского искусства, оно отражало новые социальные преобразования общества (особенно ярко это проявлялось в СССР), готовило искусство к применению новых методов и материалов.

Окончательное становление конструктивизма стало возможным не столько благодаря скорому упадку модерна, сколько небывалому научному развитию.

Сильнее всего эти изменения затронули бытовую сферу. Переход к индустриальному производству позволил создавать новые предметы быта – граммофоны, радио, пишущие машинки и электроприборы, не совместимые с классической предметной эстетикой.

Советский конструктивизм в архитектуре

Советский конструктивизм в архитектуре

В непосредственном развитии конструктивизма можно выделить два периода:

  • Неутилитарный, где конструктивизм сводился к выявлению реальной структуры предметов и вещей и закреплению её в плоских или объёмных формах. Данное направление получило развитие у западных мастеров и проявлялось зачастую в изобразительном искусстве и скульптуре.
  • Прикладной – это подчёркнуто практичный конструктивизм, направленный на создание максимально функциональных и нужных предметов и вещей. Он полностью подчинён процессу воплощения коммунистических идей и присущ в основном советским странам.

Что касается термина конструктивизм, то впервые он был применён в одноимённой книге А.М. Гана.

Плановые застройки при СССР зданиями в стиле конструктивизм

Плановые застройки при СССР зданиями в стиле конструктивизм

Черты стиля

Основные черты конструктивизма проявлялись в новой эстетике вещи.

Главные теоретические принципы данного направления изложены в трудах венского архитектора и публициста Адольфа Лооса, а именно:

  • Отказ от вычурных украшений и художественных излишеств. Он стал основной идеей направления. Касалось это как архитектуры, так и художественно-промышленной практики.
  • Отказ от орнаментов и прочих декоративных элементов. Особенно ярко это проявляется в архитектуре. Дома в стиле конструктивизм представлялись как «единая форма», не требующая никаких украшений и декора, в отличие от того же ампира.
  • Замысловатые формы предметов теряют актуальность. Им на смену приходят более рациональные образы.
  • Основным критерием эстетической ценности вещи становится её целесообразность и возможности практического применения. Стремление к максимальной рациональности форм подкреплялось возможностями машинного производства и подразумевало полный отказ от ручной художественной отделки.
  • Развитие художественной промышленности.
  • Основное внимание уделялось не красоте предмета, а его функциональному назначению. Считалось, что формы и украшения вещей, присущих ремесленным поделкам, не уместны в век машинного производства.

Современные здания в стиле конструктивизм

Современные здания в стиле конструктивизм

Архитектура

Конструктивистское направление получило широкое применение в советской архитектуре 20-30-х годов прошлого столетия.

Бурное развитие промышленности, транспорта и рост городов не соответствовали классической городской планировке с узкими улицами и вычурными зданиями. В этой связи конструктивизм, направленный на максимальную эффективность и рационализм нового времени, позволил решить проблему не только транспортного обслуживания, но и оптимального расселения и поддержания санитарные условия проживания.

Создающиеся в этот период жилые комплексы были ориентированы на потребности средне- и низкооплачиваемой категории граждан и состояли из экономичных типовых квартир.

Советский конструктивизм предполагал разработку не просто конкретного здания или сооружения, разрабатывались универсальные кварталы, улицы и принципы их сочетания. Последние включали и городские транспортные магистрали.

Практичные формы конструктивизма в архитектуре

Практичные формы конструктивизма в архитектуре

Конструктивизм в архитектуре зачастую проявлялся в использовании достаточно простых формальных элементов, полностью лишённых какого-либо декора и украшений. Все части здания соединялись в соответствии с планом организации внутреннего пространства, а форма их определялась непосредственно назначением помещений.

Ещё во время доминирования конструктивизма и других модернистских течений в советской архитектуре работали зодчие, опиравшиеся на архитектурные традиции античности и эпохи Возрождения.

Полагалось также, что архитектор обязан был продумать не только общую концепцию постройки, но и размещение вывесок, часов, шахт лифтов и громкоговорителей, которые также полагались частью архитектурного образа.

Советские конструктивисты, ставшие прародителями стиля, направляли свои усилия на решение двух задач – проектирование образцового социалистического города и создание многоквартирных домов-коммун для рабочих.

Причём, в ведение архитекторов стали входить не только жилые постройки, но и универмаги, рабочие клубы, типографии, санатории, заводы, фабрики, электростанции и прочее.

В истории русского конструктивизма особое значение имеет город Екатеринбург. В период бурного строительства первых советских пятилеток, конструктивизм был признан официальным архитектурным стилем страны. По счастливому стечению обстоятельств в этот период в Екатеринбурге практиковала целая группа талантливых архитекторов. Последние, благодаря тотальной застройке города, получили возможность воплотить в жизнь даже самые непредсказуемые идеи. Так Екатеринбург обзавёлся 140 уникальными постройками. Такой концентрацией архитектурных памятников не может похвастаться ни один другой город мира.

Конструктивизм, как один из стилей авангардистских направлений, получило распространение не только в рамках СССР, но и ряде других государств.

Так ярким примером конструктивной архитектуры стала возведённая на Всемирной парижской выставке Эйфелева башня.

Эйфелева башняЭйфелева башня

Эйфелева башня, Париж

Особенности интерьера

Интерьер домов в стилях конструктивизм и Ар Деко полностью соответствовали основным чертам направления и включали следующие особенности:

  • чётко выраженный каркас и компактные формы;
  • отсутствие каких-либо загадок и тайн – каждый предмет выполнял исключительно возложенные на него функции.

Конструктивизм предполагал создание просторных габаритных помещений, применение стен и перегородок было сведено к минимуму. Иногда для зонирования комнат использовали передвижные ширмы. В декоре отсутствовали всякие изыски – орнаменты, лепные украшения. Основными цветами выступали: белый, чёрный, серый, металлический, красный и жёлтый. Хоть конструктивизм и отрицал декор, однако, допускалось создание небольших акцентов за счёт применения ярких покрытий ил освещения. Стены и потолок зачастую отделывались однотонной штукатуркой или краской. В качестве напольного покрытия использовалась паркетная доска. Что касается мебели, то основными требованиями к ней были удобство и функциональность. Такая мебель зачастую имела ярко выраженный каркас и правильные геометрические очертания.

Конструктивизм в интерьере

Конструктивизм в интерьере

Скульптура

В рамках развития конструктивистского направления немалое развитие получила и скульптура. В начале 20-х годов советскими конструктивистами был сформирован Институт художественной культуры (ИНХУК), объединяющий скульпторов, архитекторов, художников и искусствоведов. Конструктивистская скульптура исходила из концепции построения форм, основанной ан выражении внутренних структурных связей между геометрическими элементами композиции и сочетания различным фактурных материалов.

Конструктивизм в скульптуре

Конструктивизм в скульптуре

На этом этапе скульптура носила абстрактный характер. Так вместо изображения привычных человеческих персонажей, мастера использовали замысловатые геометрические конструкции. Целью демонстрации последних было поразить зрителей, сформировать переход от изображения к конструкции.

Особую роль в становлении конструктивистской скульптуры играет деятельность Н. Габо и Н. Певзнера.

Габо известен своими экспериментами в пространственной пластике (головы плоскостей), Певзнер же прославился создание беспредметных кубических композиций. Целью данных работ было выявление формы и фактуры предметов. Позднее Габо был сформирован «Реалистичный манифест», отражавший сформировавшуюся в те годы концепцию формообразования, и вмещал следующие положения:

  • действительность – высшая красота;
  • отрицание цвета, глубина композиции достигалась за счёт фактур и тона;
  • отрицание начертательного характера линий, они воспринимались как направление скрытых в композиции сил;
  • отрицание объёма, мерой пространства признавалась глубина;
  • отрицание массы в скульптуре. Считалось, что объём можно сконструировать из плоскостей.
  • отрицание статических композиции.

Читайте также про скульптуры барокко.
Конструктивизм в изобразительном искусстве

Конструктивизм в изобразительном искусстве

Модные течения

Расцвет конструктивизма пришёлся на начало 1920-х годов В этот период происходят первые попытки создания советского стиля моды. Особое внимание уделялось созданию «одежды для трудящихся». Основными критериями нового советского стиля стали удобство и простота. За основу большинства как женских, так и мужских нарядов был взят простейший крой рубахи, составленный из прямоугольников.

Современная мода в стиле конструктвизм

Современная мода в стиле конструктвизм

Позднее в советскую моду стали поникать костюмы «маренго», фетровые боты, пальто, кортиковые манто, беличьи шубы и чулки со стрелками. Однако обеспечить себе модную одежду могли далеко не многие женщины, посему большинство просто перешивали свои старые наряды по выкройкам из журналов.

Конструктивизм в одежде

Конструктивизм в одеждеК 1930-му году в стране начала активно развиваться лёгкая промышленность. Резко возросло производство тканей из ситца, однако, купить даже её в свободной продаже могли далеко не все. Поэтому многие даже не задумывались о моде, а носили что есть.

В таких условиях мода отрицалась, как буржуазное понятие. Все усилия народа направлялись на строительство социализма, посему одежда делалась максимально удобной для труда. Мужчины носили одежду спортивного или полувоенного стилей – френч, брюки, заправленные в сапоги, гимнастёрки или рубахи с вышивкой.

Женщины же в качестве повседневной одежды носили жакеты, трикотажные кофты, блузы и юбки. Единичные праздничные платья украшались кружевными воротниками. Зимой носили ватные пальто с каракулевыми воротниками.

Выдающиеся деятели направления

Среди выдающихся деятелей конструктивизма особого внимания заслуживает В. Е, Татлин.

Его работы стояли у истоков формирования данного направления. Одними из подобных произведений стали его «контррельефы» – композиции из кусков жести, проволоки, дерева, стекла и штукатурки. Все материалы прошли минимальную обработку и были поданы в качестве кубических элементов композиции. В своих «беспредметных» графических работах из геометрических элементов и фактур, художник старался проявить взаимосвязи между конкретными элементами и структурой композиции в целом.

Рассматривая конструктивизм в живописи, нельзя не упомянуть о работах А.М. Родченко.

Его картинам была присуща абстрактность и геометрические формы. Художник полагал, что любая пространственная конструкция должна быть абстрактной и неизбирательной.

А.М. Родченко, художник в стиле конструктивизмА.М. Родченко, художник в стиле конструктивизм

А.М. Родченко, художник в стиле конструктивизм

Обои для гостиной комнаты: как правильно сочетать разные виды обоев, чтобы улучшить интерьер.

Все о ламинате фирмы Практик читайте в этой статье.

Примеры готовых работ из алмазной мозаики: https://trendsdesign.ru/materialy/mozajka/almaznaya-mozaika.html

Плакаты российского конструктивизма 1920-х – 1930-х годов

Заключение

Конструктивизм стал одним из уникальных направлений авангардистского искусства. Данное направление руководствовалось не только эстетическими, но и функциональными критериями, в отличии от позднего классицизма. Все, создаваемые предметы и вещи лишались ненужных украшений и элементов. Это течение возникло в рамках социалистического советского движения и полностью соответствовало духу времени. Очень много сходств конструктивизм имеет со стилем минимализм, хотя задатками появления данного стиля считаются как раз эмпиризм и рационализм.

Читайте также про неоклассицизм – это художественное явление, которое понимается на Западе и Востоке по-разному.

Русский конструктивизм в современном дизайне

Здравствуйте, читатели блога «Дизайн в жизни». Сегодня я продолжаю цикл статьей, посвященный мировым школам дизайна. В прошлой статье мы обсудили основные особенности Швейцарской школы дизайна, в этот раз речь пойдет о Русском конструктивизме.

Русский конструктивизм зародился в 20-е годы прошлого столетия. Политическая обстановка того времени (революция, НЭП, индустриализация) предопределила становление этого стиля. Его основной задачей было «сконструировать» окружающую среду так, чтобы она активно направляла действие людей в необходимое русло. Иными словами работы, выполненные в стиле Русского конструктивизма, должны были «кричать» и призывать людей к действию (работать, защищать родину, учиться, быть первыми). Отсюда и соответствующие плакаты того времени.

Обложка журнала «Современная архитектура». Автор А. Ган.

Клином красным бей белых. Автор: Лисицкий Л. М.

Не болтай. Авторы Ватолина Н. и Денисов Н.

Отличительными чертами Русского конструктивизма считаются:

  • Функциональность
  • Геометрия простых фигур (прямоугольник, квадрат, треугольник, окружность) и прямые четкие линии.
  • Свободное пространство с нечетким зонированием.
  • Простые цвета с минимальным использованием оттенков – красный, черный, желтый, синий. Отсутствие игры света.
  • Отсутствие декора.
  • Когда это стало возможным, стали преобладать фото коллажи. а не рисунки.

Русский конструктивизм был встречен критически, но затем приобрел всеобщую популярность. В современном дизайне Русский конструктивизм так же присутствует, но уже не в таком кричащем виде, как раньше. В первую очередь данный стиль проявляется в использовании геометрических фигур в дизайне, что особенно стало популярным в веб индустрии.

anet-design

letters-inc

obeygiant.com

Одним из наиболее известных художников, который в своих работах придерживается стилистики советских плакатов, является Шепард Фейри. Свой стиль он называет поп-артом, сформированным под влиянием советского художника Родченко, который создавал работы в стиле Русского конструктивизма. Сайт Шепарда, вы можете открыть по ссылке выше. А вот один из примеров его работ.

Sold постер. Автор: Шепард Фейри

Как бы то ни было, главная задача Русского конструктивизма – привлечь внимание и побудить к конкретному действию. И, по-моему, он неплохо с этим справляется.

Сегодня мы поговорили, о Русском конструктивизме в современном дизайне. Многие считают, что с недавнего времени конструктивизм возродился в скандинавском стиле. Так это или нет, мы  узнаем в следующей статье.

Если мои публикации заинтересовали вас, то предлагаю оформить подписку на новые статьи, чтобы быть в курсе последних обновлений на сайте Des-life.ru. Не пропустите свежие посты иp цикла «Мировые школы дизайна» и многое другое.

(Visited 2 014 times, 1 visits today)

Советский конструктивизм как явление мировой культуры.

Страница 1 из 5

Между «старым» авангардом и соцреализмом был, собственно говоря, только один огромный изм. И имя ему КОНСТРУКТИВИЗМ. Конструктивизм (франц. constructivisme от лат. constructio — построение) — направление в искусстве ХХ века, основой художественного образа считающее не композицию, а конструкцию. Целью конструирования была организация оптимальной связи между элементами композиции. Предвестником зарождения нового течения стала знаменитая Эйфелева башня, построенная для Всемирной выставки в Париже в 1889 году и сочетающая в себе элементы как модерна, так и оголённого конструктивизма. «Отцами» функционализма-конструктивизма считаются французский архитектор Тони Гарнье со своим проектом «Индустриальный город» (1901–1904) и немец Петер Бренс. Они первыми стали использовать железобетон, позволяющий свободно комбинировать объекты в пространстве, тем самым достигая особой напряженной выразительности конструкций. Надо отметить, что к функционализму-конструктивизму обращались и многие знаменитые художники: в Германии — Вальтер Гропиус и его «Баухауз», в Голландии — Тео Ван Дусбург и Пит Мондриан, во Франции — Фернан Леже и художники группы «Золотое сечение». Но все это не носило массового характера и приживалось с большим трудом.  В России же все было с точностью до наоборот: первая группа конструктивистов была создана в 1921 году в Инхуке. В нее входили художники Александр Родченко, Варвара Степанова, Карл Иогансон, братья Владимир и Георгий Стенберги, Константин Медунецкий, теоретики Алексей Ган и Осип Брик.

Конструктивисты стремились осмыслить новые возможности формообразования и достижения художественной выразительности, в том числе и за счет экспериментов с материалами: деревом, стеклом и металлом. В полиграфии конструктивизм заявил о себе именно с обложки. И сделал это Алексей Ган. Было ли первенцем это тверское издание? Жаль, если нет, а то бы сначала и впрямь было слово. Как в Библии. Как писал пролетарский поэт В.В. Маяковский:

«Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства – конструктивизм».

Один из известных советских архитекторов называл его «ассоциативным отражением порыва и энтузиазма революционных масс». Эта доктрина от искусства, зародившаяся в новой России на рубеже 1920-21 годов, пришлась по вкусу этим самым массам. Имена Александра Родченко, Варвары Степановой, Эль Лисицкого, Владимира Татлина, Александры Экстер, Алексея Гана, Густава Клуциса, Валентины Кулагиной-Клуцис, братьев В. и Г. Стенбергов, Михаила Длугача, Георгия Ечеистова, Кирилла Зданевича, Соломона Телингатера, Николая Седельникова, Николая Прусакова, Григория Борисова, Дмитрия Буланова, Адольфа Страхова, Петра Галаджева, Сергея Сенькина, Василия Ёлкина, сестер О. и Г. Чичаговых, Константина Мельникова, братьев А. и В. Весниных, Константина Медунецкого, Антона Лавинского, Василия Ермилова, Анатолия Петрицкого, Моисея Гинзбурга, Николая Тарабукина, Бориса Арватова, Дзиги Вертова, Сергея Эйзенштейна, Сергея Юткевича, Всеволода Мейерхольда, Якова Чернихова, Бориса Титова, Николая Акимова, Николая Ильина, Бориса Земенкова, Виктора Корецкого, Александра Зеленского и др. навсегда будут вписаны золотыми буквами в историю этого направления в искусстве. В истории мощного русского авангарда участвовали многие художественные течения, новаторские достижения которых в свете общего развития искусства различны. Одни интересны лишь для эволюции русской национальной школы, другие тесно связаны с поисками европейского модернизма, третьи внесли неоспоримый вклад в фундамент всего современного творчества в мире. К последним, несомненно, относится и советский конструктивизм — движение 1920-начала 1930-х гг., не только оригинально утвердившее себя в живописи, графике, архитектуре, кино, фотографии, дизайне, но и ярко отразившее особенности уникального исторического эксперимента, каким явились русская революция 1917 г, и построение первого в мире социалистического государства. Советский конструктивизм характеризуется повышенной строгостью, лаконичностью форм, мощным геометризмом и цельно-монолитностью своего внешнего облика. Именно это определяет своеобразие конструктивизма в России, в основе которого лежали не только формальные, но и социальные поиски. В первые десятилетия XX века искусство во всем мире резко меняет ориентацию.

Соломон Телингатер. Обложка книги

«Слово предоставляется Кирсанову». 1930

Классика советского конструктивизма и супрематизма.

Маяковский В., Лисицкий Эль. Для голоса. 1923.

А.М. Ганом провозглашалось, что

«…группа конструктивистов ставит своей задачей коммунистическое выражение материальных ценностей… Тектоника, конструкция и фактура — мобилизующие материальные элементы индустриальной культуры».

То есть явным образом подчёркивалось, что культура новой России является индустриальной. Пафос индустриального прогресса, растущая урбанизация заставляют художников искать новую гармонию, отождествлять ранее полярные категории — технического и эстетического, утилитарного и художественного, пользы и красоты. Рождение конструктивизма, подготовленное кризисом изобразительности, с одной стороны, и внедрением техницизма в творчество, с другой, отмечается к 1920-м годам в большом количестве стран. Большинство тех, кто впоследствии примкнул к течению конструктивистов, были идеологами утилитаризма или так называемого «производственного искусства». Они призывали художников «сознательно творить полезные вещи» и мечтали о новом гармоничном человеке, пользующемся удобными вещами и живущем в благоустроенном городе. Так, один из теоретиков «производственного искусства» Борис Арватов писал, что

«…будут не изображать красивое тело, а воспитывать настоящего живого гармоничного человека; не рисовать лес, а выращивать парки и сады; не украшать стены картинами, а окрашивать эти стены…»

«Производственное искусство» стало не более чем концепцией, однако сам по себе термин конструктивизм был произнесён именно теоретиками этого направления (в их выступлениях и брошюрах постоянно встречались также слова «конструкция», «конструктивный», «конструирование пространства»).

Характерные памятники конструктивизма — фабрики-кухни, Дворцы труда, рабочие клубы, дома-коммуны.

Короткая справка: Конструктивизм — (франц. constructivisme от лат. constructio — построение). Конструирование — один из приемов формообразования, основанный на точных расчетах физических свойств материалов и функций объекта. Конструирование составляет один из этапов или компонентов процесса проектирования, главным образом — в области архитектуры и дизайна. Цель конструирования — организация оптимальной функциональной связи элементов композиции. В 1918 г. два французских художника — Э. Жаннере (1887-1965) — вначале живописец, а впоследствии знаменитый архитектор под псевдонимом Ле Корбюзье и А. Озанфан (1886-1966) — опубликовали манифест, озаглавленный «После кубизма». В манифесте утверждалась непреходящая ценность «конструктивных идей», всегда составляющих основу «хорошей живописи», особенно проявившихся в кубизме, а ныне эти идеи становятся, наконец, главным содержанием искусства. Течение, основанное Ле Корбюзье и Озанфаном, получило впоследствии название пуризма. Абстрактные картины пуристов демонстрировали «чистую архитектонику», игру линий, силуэтов. Близкий этому течению Фернан Леже (1881-1955) создал в своих картинах и декоративных панно «изобразительный дизайн», уподобляя фигуры людей сочетаниям труб, муфт, плоскостей из полированного, блестящего металла. По его собственным словам, «новая эстетика машинных форм» открылась ему в сверкании орудийных стволов на войне 1914-1918 гг. В Голландии сходные идеи развивали Тео Ван Дусбург и Пит Мондриан, во Франции — художники группы «Золотое сечение» и «Абстракция-Созидание», в Германии — В. Гропиус и его «Баухауз» в Ваймаре. Эстетику «чистой конструкции» разрабатывали живописцы орфизма и позднего «синтетического» кубизма. Однако конструктивизм «в чистом виде», сводящий композицию к выразительности конструктивной схемы, оказался нежизненным. Европейское, в особенности французское искусство, отличающееся накопленной веками культурой формы, глубиной художественных традиций, не могло далее развиваться в узких границах конструктивизма. Так, в 1925 г. Ле Корбюзье создал более сложную концепцию неопластицизма, блестящим представителем которой в США стал архитектор Ф.Л. Райт. Однако самым неожиданным образом отвергнутый европейцами конструктивизм возродился русской революцией. Почву этому, в сущности примитивному, течению создали нигилизм революционного авангарда и романтика утопических идеалов «тотального конструирования жизни» (сравн. функционализм). Поэт В. Маяковский с гордостью писал в журнале «ЛЕФ» («Левый фронт»): «Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства — конструктивизм, понимающий формальную работу художника только как инженерную, нужную для оформления всей нашей жизни… Здесь не возьмешь головной выдумкой. Для стройки новой культуры необходимо чистое место… Нужна Октябрьская метла». Конструктивисты — братья Веснины, М. Гинзбург, И. Леонидов, Л. Лисицкий, К. Мельников, В. Татлин — отрицали традиционный художественно-образный подход к формообразованию. А. Веснин, к примеру, утверждал, что «вещи, создаваемые современными художниками, должны быть чистыми конструкциями без балласта изобразительности». В 1924 г. вышла в свет книга М. Гинзбурга «Стиль и эпоха» — манифест советского конструктивизма. В. Татлин (1885-1953), художник-авангардист, человек оригинального склада ума, еще в 1914 г. создавал свои «контррельефы. « — нечто среднее между рельефом, коллажем и кубистической живописью. В 1919-1920 гг. он работал над моделью Памятника III Интернационалу, наклонной спиральной башни, сделанной, по его словам, из «железа, стекла и революции». Ее прозвали «Башней Татлина», она так и осталась в модели, потому что ее постройка была неосуществима. В отличие от Эйфелевой башни, действительно новаторской конструкции, татлинская повторяла форму зиккуратов древней Месопотамии и спиральных минаретов Ближнего Востока. Созданный мастером «Летатлин» — искусственная птица для полета человека в воздухе — также не летала, но зато была подвешена в «итальянском дворике» Музея изящных искусств в Москве. В «первую рабочую группу конструктивистов», созданную в 1921 г. в ИНХУКе в Москве, входили А. Ган, К. Иогансон, К. Медунецкий, А. Родченко, братья Стенберги, В. Степанова. Их декларации отличались амбициозностью, политизацией и наивным видением будущего. Показательно, что уже в том же 1921 г. Б. Арватов, теоретик «производственного искусства», признавал: «художник не может быть инженером», поскольку «ситуация в нашем обществе трагична». В 1925 г. возникло «Объединение современных архитекторов» («ОСА»), его председателем стал А. Веснин. В 1926 г. стал выходить журнал «Современная архитектура» («СА»). Алексей Ган заявлял: «Советский строй и его практика — единственная школа конструктивизма… Наш конструктивизм поставил ясные цели: найти коммунистическое выражение материальных сооружений». И далее: «Советский конструктивизм — стройное дитя индустриальной культуры, которое высвободила пролетарская революция». Парадокс заключался в том, что создаваемые архитекторами-конструктивистами проекты были нефункциональны и, как правило, невыполнимы в материале. Конструктивистские «дома-коммуны» не только невыразительны, но и неудобны для жилья: прямоугольные коробки, функциональные «ячейки» и блоки, «принудительная» геометризация, отсутствие зрительных акцентов: выявления верха и низа, основания и завершения делали их скучными и неприглядными. Ощущая этот недостаток, конструктивисты стали использовать в архитектурных проектах средства цветной графики, плаката, фотомонтажа, идеи живописцев-супрематистов. Проекты выглядели красочными, веселыми, «агитационными». В этом же русле развивались конструктивистское оформление книги Л. Лисицкого, фотография А. Родченко, рисунки тканей В. Степановой и Л. Поповой, сценография А. Веснина, Л. Поповой, В. Степановой для театров В. Мейерхольда и А. Таирова. Их работы талантливы, дерзки, необычны и кажутся революционными. Однако подмена композиционного начала придуманной, декларативной конструктивностью приводила к тому, что вместе с художественным содержанием из искусства конструктивизма «выпал сам человек». Новая идеология, стремившаяся преобразовать жизнь в строго регламентированный технологический процесс, действительно могла превратить, как точно сформулировал Ле Корбюзье, дом — в «машину для жилья», стул в — «аппарат для сидения», а вазу — «в емкость». Конструктивистский стандарт входил в противоречие с принципом антропоморфизма, положенным в основу европейской культуры. Человек больше не был «мерой всех вещей». Об архитектурном сооружении Ле Корбюзье говорил: «Дом представляет собой объект, поставленный на землю посреди пейзажа», как будто заранее известно, что он будет чуждым природе. Среди посредственных проектов советского конструктивизма выделяются и оригинальные, например, собственный дом архитектора К. Мельникова в Москве, в Кривоарбатском переулке — это необычное планировочное решение из двух врезанных друг в друга цилиндров. Другой архитектор, И. Леонидов, выдвинул непревзойденную по нигилизму идею возведения в самом центре Москвы, на Красной площади, «генерал-доминанты» — огромной башни Наркомтяжпрома (здания Министерства тяжелой промышленности), намного превосходящей по высоте все кремлевские соборы вместе с колокольней Ивана Великого! Согласно этой затее, к счастью, не реализованной, но ассоциирующейся с проектом перестройки Кремля В. Баженова, Красная площадь должна была быть «расширена до двухсот метров». Это считалось необходимым для лучшего обзора памятника «победоносному рабочему классу» и проведения празднеств «пролетарского коллектива». Гипноз идеологии был столь силен, что талантливый мастер искренне верил: созданный им «инструмент, введенный в тонкую и величественную музыку архитектуры Красной площади», будет по своей художественной ценности «ведущим», поскольку выражает «гордость нового человека». Проект остался на бумаге, но в 1924 г. Красную площадь украсил Мавзолей В. Ленина, созданный в неоклассически-конструктивистских формах по проекту архитектора А. Щусева. В 1922 г. Л. Лисицкий и писатель И. Эренбург стали издавать конструктивистский журнал «Вещь», но редакцию решили разместить в Берлине. По мере реального строительства советского государства становилось ясно, что конструктивизм, как и дореволюционный футуризм с его анархистскими идеями, «не ко двору». Конструктивизм 1920-х гг. постепенно вытеснялся более социально ориентированным функционализмом 1930-х гг. Конструктивисты уходили в безопасную область «бумажного проектирования». В 1923-1925 гг. К. Медунецкий, В. Стенберг, А. Родченко, Л. Попова, В. Татлин примкнули к новому движению «ЛЕФ».

Эль Лисицкий (оформление). Архитектура ВХУТЕМАС.

Работы архитектурного факультета ВХУТЕМАСа. 1920-1927.

Москва, изд. ВХУТЕМАСа, 1927. XIV, 46 с., ил.

К изданию должен быть приложен проспект-1 лист.

Форш О. (А. Терек). Равви. Пьеса в 3-х действиях.

Обложка Эль Лисицкого. Берлин, Скифы, 1922.

Кусиков А. Птица безымянная: Избранные стихи. 1917-1921.

Берлин, «Скифы», 1922.

В издательской обложке работы Эль Лисицкого.

«Эпопея». Литературный ежемесячник под ред. Андрея Белого.

№№ 1 (апрель)-2 (сентябрь).

Книгоиздательство «Геликон». Москва — Берлин, 1922.

Ещё вышли №№ 3 (декабрь 1922)-4 (июнь 1923).

Оформление Эль Лисицкого.

Москва. Выставка «Японское кино» 1929. М., Всесоюзное об-во

культурной связи с заграницей, 1929. Тираж 245 экз.

Обложка Эль Лисицкого.

Union der Sozialistischen Sowjet Republiken.

Обложка каталога советского павильона на

Международной выставке печати «Пресса»

в Кельне в 1928 году.

Оформление Эль Лисицкого.

СССР строит социализм.

М., Изогиз, 1933.

Художник — Эль Лисицкий.

Архитектура современного Запада.

Общая редакция и критические статьи Д. Аркина.

М.: Изогиз, 1932.

Оформление суперобложки, переплёта и титульного листа

работы художника Эль Лисицкого.


Эренбург И. Мой Париж. Текст и фотографии Ильи Эренбурга.

Москва, Изогиз, 1933.

Фотомонтаж и оформление Эль Лисицкого.

Суперобложка чрезвычайно редка!

Alexander Tairoff. Das entfesselte Theater.

Потсдам, 1923. 112 с.

Обложка Эль Лисицкого.

Эренбург И. А все таки она вертится.

Москва-Берлин, Геликон, 1922.

Тираж 100 экз.

Обложка по рисунку Фернана Леже.

Оформление Эль Лисицкого, Александра Родченко,

Владимира Татлина, Пабло Пикассо, Фернана Леже и др.

Эренбург И. Шесть повестей о легких концах.

Берлин, «Геликон», 1922.

Оформление книги Эль Лисицкого.

Виктор Шкловский. Zoo, или письма не о любви.

Ленинград, Атеней, 1924.

Оформление Эль Лисицкого.

Применительно к Западу сам термин «конструктивизм» в той или иной мере условен и обозначает течение внутри так называемого функционализма. Но если европейские мастера рассматривали этот процесс как естественное следствие общей формальной эволюции искусства, то в России переход к конструктивизму был форсирован революционными событиями, что существенно повлияло на самосознание его теоретиков и практиков, которые стали трактовать художественные проблемы в неразрывной связи с радикальным переломом в жизни нации. Наиболее полное выражение конструктивизм нашел в архитектуре, дизайне, театрально-декорационном искусстве, печатной графике, в живописи. Характерные проявления конструктивизма в живописи, графике и скульптуре — абстрактный геометризм, использование коллажа, фотомонтажа, пространственных конструкций.

Ган А. Конструктивизм. Тверь, Тверское издательство, [1922]. [2], 70 с.

Эта тесная связь эстетики русского конструктивизма с политикой оценивается по-разному, но не может умалить всеобщего интереса к полной романтического пафоса эпохе, лучшие представители которой мечтали поставить искусство на службу новому, справедливому общественному строю. Даже признавая этот грандиозный проект утопическим, его наследие продолжают всесторонне исследовать, находя в нем множество оригинальных, плодотворных и жизнеспособных идей.

Пунин Н. Памятник III Интернационала. Проект худ. В.Е. Татлина.

Петербург, издание Отдела изобразительных искусств Н.К.П., 1920.

Ленин в различные периоды его жизни.

Л., издание Красной газеты, 1925.

Обложка худ.  В. Сварога.

Либединский Ю. Коммунисты.

Москва, ЗИФ, 1927.

Оформление Натана Альтмана.

Джо Энгль. Говорящая фильма.

М., Госиздат, 1928.

Оформление Николая Седельникова.

Седельников Т. Пути Советского изобретательства.

Москва, ГИЗ, 1929

Обложка С. Сенькина.

Арена: Театральный альманах. Пб., 1924.

В альманахе участвуют: М. Кузмин, Н.Н. Евреинов,

В.М. Бехтерев, В.А. Теляковский, Е. Кузнецов,

С. Радлов, Ю. Анненков.

В издательской конструктивистской обложке

работы Валентины Ходасевич.

Слово «конструктивизм» использовался художниками русского авангарда  и архитекторами ещё в 1920 году: конструктивистами себя называли Александр Родченко и Владимир Татлин — автор проекта Башни III Интернационала.

Александр Родченко. Ленгиз. Книги по всем отраслям знаний.

Плакат. 1925. 62х88 см.

Истоки конструктивизма следует искать в теории и практике русского дореволюционного авангарда: в творчестве поэтов-футуристов, которые объявили войну всем ценностям прошлой эпохи, а также в деятельности «левых» художников, искусство которых являлось своеобразной лабораторией «чистых» форм, красок, конструкций. В футуристических изданиях и сборниках 1910-х гг. — «Пощечина общественному вкусу», «Рыкающий Парнас», «Первый журнал русских футуристов» и т.п., в стихах В. Маяковского, В. Каменского, Д. Бурлюка, В. Хлебникова, А. Крученых провозглашалась свобода от всех классических канонов и идея тотального «словотворчества».

Эль Лисицкий (оформление и редакция). Вещь. Журнал.

Международное обозрение современного искусства.

№№1-2,3 (март-апрель-май). Берлин, Скифы, 1922.

Считая литературный язык материалом, который наряду с другими элементами художественной формы должен подвергнуться обработке в соответствии с новыми задачами, футуристы в стихах часто отрицали патриархальную сущность старого общества, воспевали город и урбанистическую культуру, развивающийся индустриальный быт.

Владимир Маяковский. Александр Родченко. Лучших сосок не было и нет!

Плакат. 1923. 99х69 см.

В создании многих футуристических книг и сборников принимали участие не только поэты, но и художники — Н. Гончарова, 0. Розанова, П. Филонов и другие, которых увлекала идея соединить слово и изображение, а также усилить значение текста оригинальной композицией шрифта, особой графикой букв, необычной фактурой бумаги, что видоизменяло традиционные полиграфические каноны.

Госплан литературы. Сборник литературного центра

конструктивистов (ЛЦК) под редакцией

Корнелия Зелинского и Ильи Сельвинского.

Обложка работы Н. Купреянова.

Конструкция книги — её авторов.

Москва; Ленинград: «Круг», [1925].

Алексей Чичерин, Николай Купреянов и Борис Земенков.

Мена Всех.

Конструктивисты поэты Алексей Чичерин,

Илья Сельвинский и Корнелий Зелинский.

Москва, 1924.

В 1910-е гг. русские мастера проводили яркие эксперименты во всех видах изобразительного искусства — шло тотальное разрушение пластических законов, свойственных фигуративному искусству прошлого. Супрематические полотна К. Малевича, его знаменитый «Черный квадрат» (1913) стали одним из самых выразительных манифестов, свидетельствующих о кризисе изобразительности в искусстве. Беспредметные картины 0. Розановой и И. Клюна, «живописные контррельефы» В. Татлина, «пластическая живопись» Л. Поповой, «живописная скульптура» И. Пуни, «сделанные картины» П. Филонова, «пространственная живопись» П. Митурича, «живописная работа материалов» Л. Бруни — основу этих исканий определяли тенденции к «овеществлению» и технологизации станкового творчества.

Александр Родченко. Киноглаз. 6 серий.

Плакат. 1924. 96х71 см.

Кино-фот. №№ 1-3, 5.

Пг, Кино-фот, август-декабрь, 1922.

Оформление А. Родченко и А. Гана.

Кино-фот. Вышло всего 6 номеров. 1922, №№ 1-5; 1923, № 6.

Рэнд А. Пола Негри.

Москва-Ленинград, кино-издательство РФСР, 1925.

Популярная кино-библиотечка.

Обложка Марка Кирнарского.

Неслучайно в газете «Искусство коммуны» (декабрь 1918-апрель 1919) — органе печати «левых» мастеров, которые с восторгом встретили революцию 1917 г., — писалось о «живописном материализме», предполагающем отношение к картине как к самоцели, как к конструктивной системе форм красок. Именно поэтому достаточно логичным для многих мастеров стал приход к конструктивизму, который возник в 1920-е гг. на основе идей «производственного искусства».


Возьмем к примеру, L’Art Decoratif et Industriel de l’U.R.S.S. Edition du Comite de la section de l’U.R.S.S. a l’Exposition Internationale des Arts decoratifs. Paris, 1925. Moscou, [la Manufacture des Papiers d’Etat de l’U.R.S.S.], [1925]. – Декоративное и индустриальное искусство СССР. Издание Комитета Секции СССР на Международной выставке декоративного искусства в Париже, 1925 г. М., [типография ГОЗНАК, 1925]. 94, [2], XXVIII с.; с иллюстрациями в тексте и 13 иллюстрациями на отдельных листах. 26,8х19,8 см. Тираж 3000 экземпляров. На французском языке. Редакция: П. Коган, В. Никольский, Я. Тугенхольд. Текст: Д. Штеренберга, А. Эфроса, А. Сидорова, А. Луначарского, Д. Аркина, О.Д. Каменева и др. Отпечатано на мелованной бумаге. В хромолитографированной конструктивистской обложке работы А. Родченко.

 

Впервые они стали разрабатываться на страницах упомянутой уже газеты, где был выдвинут лозунг «искусство в производство» и целью всякого творчества было объявлено «материальное создание вещей». Конструктивизм рассматривался первоначально лишь как переходный этап в цепи «вещизм — конструктивизм — производственное искусство», как фаза в движении к производственничеству.

Антон Лавинский. Броненосец Потемкин. 1905 год.

Плакат. 1926. 72,5х108,5 см.

Но из промежуточной стадии он быстро превратился в самостоятельное течение со своей характерной системой средств и приемов выразительности. Один из главных теоретиков «производственного искусства» Борис Арватов писал, что «…будут не изображать красивое тело, а воспитывать настоящего живого гармоничного человека; не рисовать лес, а выращивать парки и сады; не украшать стены картинами, а окрашивать эти стены». Идеи «производственного искусства» получили теоретическое развитие в ряде статей О. Брика, Б. Кушнера, Н. Чужака, в сборнике «Искусство в производстве (1921), в книгах Н. Тарабукина «От мольберта к машине» (1923), Б. Арватова — «Искусство и классы» (1923), «Искусство и производство» (1926), «Об агит- и прозискусстве» (1930), в журнале «ЛЕФ» (1923-25) и других изданиях.

Николай Тарабукин. От мольберта к машине.

Москва, изд. «Работник просвещения», 1923.

Обложка Антонины Сафроновой.

«Производственное искусство» постепенно отошло в историю и быстро забылось, однако, сам по себе термин конструктивизм был произнесён именно теоретиками этого направления (в их выступлениях и брошюрах постоянно встречались также слова «конструкция», «конструктивный», «конструирование пространства»). В них утверждался приоритет инженерных приемов творчества, «бесполезной» красоте станковых произведений противопоставлялось рациональное конструирование нужных человеку предметов быта. В эстетической программе, универсальной для всех родов художественной деятельности, решительно отрицалось «чистое» искусство прошлого, основанное на воображении творца и его интуиции.

Алексей Ган. Первая выставка Современной Архитектуры.

Плакат. 1927. 107,5х72,5 см.

Вместо этого с помощью точного расчета и машинной деятельности предлагалось создание конкретных вещей для каждодневной жизни — мебели, одежды, вывесок, посуды. Но для всего этого необходимо обращение к индустриальному производству, которое в царской России было развито недостаточно. Считая, что только революция 1917 г. дала возможность пролетариату овладеть техникой, «производственники» полагали, что с ее помощью решится и проблема гармонизации всей предметно-материальной среды нового общества. Акцент на технику объяснялся не только ее практической необходимостью, но и широкими возможностями последней для социально-преобразовательных процессов в новом обществе.

Крученых А. На борьбу с хулиганством в литературе. Издание автора.

Обложка Густава Клуциса. Москва, 1926.

Крученых А. Четыре фонетических романа. Издание автора.

Оформление Густава Клуциса и Марии Синяковой. Москва, 1927.

Крученых А. Язык Ленина.

Одиннадцать приемов ленинской речи.

Москва, Всероссийский Союз Поэтов, 1925.

Обложка В. Кулагиной-Клуцис.

Третьяков С. Джон Хартфильд.

Москва, Изогиз, 1936.

Оформление Соломона Телингатера.

Третьяков С. Фотомонтер Джон Хартфильд. Берлин. 1931.

Оформление Соломона Телингатера.

Механизация сельского хозяйства.

М.: Сельхозгиз, 1940.

ГИЗ колхозной и совхозной литературы.

Художник Соломон Телингатер.

Молодая гвардия. За Ленина.

Под ред. Л. Авербаха, Бела-Куна, Л. Каменева и О. Тарханова.

М., 1924. Оформление Густава Клуциса,

Александра Родченко и Сергея Сенькина.

А. Безыменский. Партбилет № 224332. Стихи о Ленине.

ГИЗ, 1930. Оформление Густава Клуциса.

Памяти погибших вождей.

Альбом воспоминаний под редакцией Феликса Кона.

Худ. Г. Клуцис.

Одобрено Комиссией по десятилетию

Октябрьской революции при ЦИК СССР.

[Москва], Московский рабочий, 1927.

88 c., 23 л. портретов.

В издательском конструктивистском переплёте

с фотомонтажом Г. Клуциса. 42×25 см.

Хав В. Огонь.

Москва, Молодая гвардия, 1931.

Обложка Густава Клуциса.

Илья Лин. Дети и Ленин.

Москва, Молодая Гвардия, 1924.

Фотомонтаж Г. Клуцис и С. Сенькина.

Горный В. Петяш.

Обложка и иллюстрации худ. Клуцис.

М.: Новая Москва, 1926

(Мосполиграф — Типо-цинкография „Мысль печатника”).

Кручёных, А. Приёмы ленинской речи.

К изучению языка Ленина. 3-е изд.

М.: Всероссийский Союз Поэтов, 1928.

60, [2] с.: ил.; 17,5х13 см. 1000 экз.

В шрифтовой издательской обложке работы Г. Клуциса.

Крученых А. 15 лет русского футуризма.

Москва, изд. Всероссийского Союза Поэтов, 1928.

Обложка Густава Клуциса.


ПерваяПредыдущая 1 2 3 4 5 Следующая > Последняя >>

Постконструктивизм — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Наземный павильон станции метро «Парк культуры», архитекторы Г. Т. Крутиков, В. С. Попов, 1935 год, разобран в 1949 году. Тонкие квадратные в плане колонны без капителей

Постконструктивизм — название стиля советской архитектуры, ограниченного временными рамками 1930-х годов, когда под влиянием политических и идеологических факторов происходил переход от конструктивизма к сталинскому ампиру. Название переходного архитектурного стиля предложено историком архитектуры Хан-Магомедовым, который определял рамки постконструктивизма периодом 1932—1936, однако продолжительные сроки строительства и огромные размеры СССР позволили продлить его до 1941 года[1]. В эту же эпоху многие знаковые здания, первоначально выстроенные в стилистике конструктивизма, были перепроектированы в новом декоративном оформлении.

Существование данного стиля очевидно, однако, предложенная Хан-Магомедовым трактовка его эволюции как естественного процесса внутри архитектурного сообщества, а не результат политического направления (линии) партии и государства, остаётся спорной.

Некоторые исследователи[2] предпочитают говорить не о постконструктивизме, а о советском варианте стиля ар деко.

Жилой дом № 13 на шоссе Энтузиастов, проект 1935 года, построен 1936—1938, архитектор В. Б. Орлов[3]. Снимок сделан ранее 1941 года

В начале 1930-х годов творческая жизнь в СССР была отражением тех процессов, которые происходили в обществе в целом. 28 февраля 1932 года было издано постановление «Об организации работ по окончательному составлению проекта Дворца Советов». Распределение конкурсных призов дало понять, что рационалистам и конструктивистам больше рассчитывать не на что — пристрастия Сталина[источник не указан 2817 дней] к классической архитектуре теперь играли гораздо бо́льшую роль, чем прославляемая в 1920-е целесообразность и «пролетарская аскетичность форм».

Как пишет историк сталинской архитектуры и тонкий аналитик Дмитрий Хмельницкий, «между февралём и июнем 1932 года в СССР произошла тотальная архитектурная реформа. Объявление результатов конкурса на Дворец Советов 28 февраля 1932 года обозначило конец современной архитектуры в СССР. К июню необратимость изменений в официальной советской архитектурной эстетике стала очевидна для всех. Конструктивизм был фактически запрещён к использованию на территории страны. <…> Менее чем через год, после проведения художественной реформы, колоннами, карнизами и барельефами стали обрастать не только новые проектируемые сталинские здания, но и уже выстроенные, конструктивистские»[4].[Комм. 1].

Шоссе Энтузиастов особенно богато домами этого стиля. Показанный на фото дом № 13 построен в 1938 году. Как пишет современный исследователь Алексей Рогачев: «Композиционная схема этого здания проста: два мощных ризалита соединяются центральной вставкой, более низкой и проще отделанной. В ней находится двухпролётный проезд во двор. Архитектор В. Б. Орлов изначально замышлял своё детище во вполне конструктивистском духе, но времена менялись, и на фасаде осуществлённого здания заметны усилия зодчего смягчить изначальную жёсткость и холодность. Подобие руста на первом этаже, обработка наличниками центрального проезда во двор, вертикальные тяги, объединяющие окна трёх этажей. Однако декоративные детали фасада не сложились в стройную систему, отчего дом, утратив свойственную конструктивизму строгость, приобрёл несколько наивную приукрашенность»[3][Комм. 2].

Также очевидным является влияние на становление стиля постконструктивизма европейских образцов административной (муниципальной) архитектуры, в целом соединявшей утилитарно-упрощённые формы с некоторыми элементами ар-деко.[5]

Согласно Хан-Магомедову, постконструктивизм — это этап в творчестве Ивана Фомина и Ильи Голосова.[6] Оба пришли к одному стилю с противоположных сторон — от неоклассицизма и конструктивизма соответственно[7]. Концепция Фомина, говоря простым языком, возведённая из стали и гранита в Москве (дом «Динамо»), была понята и принята даже неопытной молодёжью. Молодежь инстинктивно следовала за теми, кто сумел четко заявить о своей позиции. Она считала этот период самодостаточным культурным этапом, а не переходом к чему-либо иному. В 1933-34 годах Голосов публично порвал с авангардом и обратился к новому стилю, стараясь избегать прямых заимствований из классики. Например, использовал квадратные колонны вместо традиционных круглых, новый рисунок кронштейнов и капителей.

Хан-Магомедов определил постконструктивизм как неоклассические формы без неоклассической детализации.[источник?] Голосов и его последователи намеренно заменили проверенные историей элементы зданий (колонны, капители, фризы и карнизы) своими собственными изобретениями — для дистанцирования от чистых сторонников возрождения классического наследия. Основные объёмы следуют классическим правилам построения и, как правило, обладают идеальной симметрией.

Жилой дом № 66/1 на шоссе Энтузиастов постройки 1934—1936 годов (заселён в 1938 году), архитекторы Г. С. Гурьев-Гуревич, А. М. Зальцман в стиле постконструктивизма. Трёхкомнатные квартиры для начальства, деревянные перекрытия

Преобладавшая в период постконструктивизма тенденция в творчестве архитекторов — стремление к умеренному «обогащению» внешнего облика зданий, преодолению «излишнего аскетизма» архитектуры авангарда. В постконструктивистских зданиях сохраняются некоторые элементы конструктивистского стиля: прямоугольные парапеты на крышах; сплошное вертикальное остекление лестничных клеток; акцентуация углов зданий, решаемых в виде вертикальных стеклянных фонарей. В то же время характерными приёмами формирования архитектурного образа становятся: кессонированные своды арок; развитые дополнительные карнизы с находящимся над ними верхним этажом-аттиком; открытые обходные лоджии с колоннами на верхнем этаже; безордерные колонны квадратного сечения; использование имитационной рустики, настенных изображений в технике сграффито и ярких цветов в сочетании с непременным белым. От подчёркивающего вертикали ар-деко постконструктивизм отличает тяготение к горизонталям.

Постконструктивизм, наряду с неоклассицизмом и ар-деко, стал одним из течений сталинской архитектуры. Его влияние на пластическое решение объёмов зданий прослеживается в ряде зданий вплоть до 1950-х годов.

Москва[править | править код]

  • Жилой дом на шоссе Энтузиастов (1935–1936), арх. Гурьев-Гуревич, Зальцман

  • Жилой дом на шоссе Энтузиастов (1935–1936), арх. Гурьев-Гуревич, Зальцман

Ленинград[править | править код]

Свердловск и Куйбышев[править | править код]

  • Жилой дом (Куйбышев, 1936), арх. Матвеев, Босин

  • Госпиталь (Свердловск, 1936-1939), арх. Югов

  • Жилой дом-башня (Свердловск, 1932)

  • Жилой дом (Свердловск, 1932), арх. Оранский

Киев[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. ↑ После 1932 года в СССР практически не осталось (если судить по архитектурной печати и творческой продукции) убежденных конструктивистов и рационалистов. Публичные взгляды и стиль поменяли, за малым исключением, все левые советские архитекторы. Все стали в той или иной степени классицистами и сторонниками «освоения художественного наследия прошлого». <…> С лета 1932 года ни один конструктивистский проект к строительству в СССР больше не принимается. Фоном для стилевой переориентации советских архитекторов служит массовый политический террор. — В кн. Дмитрий Хмельницкий. Архитектура Сталина. Психология и стиль. М.: Прогресс — Традиция, 2006, с. 10-11 ISBN 5-89826-271-7.
  2. ↑ Постановление Мосгорисполкома и Моссовета «О типе жилого дома», принятое 14 июля 1932 года и опубликованное в № 8-9 журнала «Строительство Москвы», отменяло все принятые ранее на этот счёт решения и объясняло, как должно отныне выглядеть новое жилое строительство: многоэтажные дома с двух-трёх-четырёхкомнатными комфортабельными квартирами, с большими комнатами (до 21 м²), «как правило», с чёрными лестницами, богато и разнообразно украшенными фасадами. Дома должны стоять на главных улицах и служить их украшению. Совершенно ясно, что это программа строительства не жилья вообще, а только богатых домов для начальства. Чёрные лестницы и комнаты для прислуги — это особенность множества роскошных жилых домов, выстроенных в Москве в 1930—1940-х годах. Никакой другой программы, для обычных людей (того, что пытался разработать Милютин), не было и больше не могло быть. Цит. по Дмитрий Хмельницкий. Архитектор Николай Милютин. Николай Милютин в истории советской архитектуры. М.: Новое литературное обозрение, 2013, с. 210.
  1. ↑ English 1987 version: Khan-Magomedov, «Pioneers of Soviet Architecture: The Search for New Solutions in the 1920s and 1930s», Thames and Hudson Ltd, ISBN 978-0-500-34102-5
  2. ↑ Термин «советская версия ар деко» в отношении советской архитектуры 1930-х гг используют следующие исследователи: И. А. Азизян, А. Д. Бархин, А. В. Боков, А. Ю. Броновицкая, Н. О. Душкина, И. А. Казусь, Т. Г. Малинина, М. В. Нащокина, Е. Б. Овсянникова, В. Л. Хайт.
  3. 1 2 Алексей Рогачев. Шоссе Энтузиастов. Дорога великих свершений. М.: Центрполиграф, 2017 год. ISBN 978-5-227-06621-3
  4. ↑ Дмитрий Хмельницкий. Архитектор Николай Милютин/Николай Милютин в истории советской архитектуры. — М.: Новое литературное обозрение, 2013, с. 173, 198. — ISBN 978-5-4448-0049-2
  5. ↑ А. Селиванова. «Право на монументальность»: постконструктивизм в советской архитектуре http://www.kapitel-spb.ru/index.php/component/content/article/20—2011/69—l-r- (недоступная ссылка)
  6. ↑ С. О. Хан-Магомедов. «Архитектура Советского авангарда». Т1. Москва. Стройиздат. 1996 (S.O. Khan-Magomedov, «Soviet avantgarde architecture», 1996) стр 639, Хан-Магомедов С. О. Илья Голосов, М.: Стройиздат, 1988, стр 194.
  7. ↑ Следует сказать, что Иван Фомин (как и Алексей Щусев) был успешным в любом стиле, включая Конструктивизм — он практиковал всё, что было востребовано.
  • Иконников А. В. Архитектура Москвы. XX век. — М., 1984.
  • Хан-Магомедов С. О. Архитектура советского авангарда. — М., 1996.
  • Хан-Магомедов С. О. Илья Голосов. — М.: Стройиздат, 1988
  • Селиванова А. Н. Особенности «постконструктивизма» (1932-1937) на примере жилых ведомственных домов / Ю. Л. Косенкова. — Сборник «Архитектура „сталинской эпохи“. Опыт исторического осмысления». — М.: КомКнига, 2010. — С. 109—116. — 496 с. — ISBN 978-5-484-01138-4.
  • Селиванова А. Н. Постконструктивизм. Власть и архитектура в 1930-е годы в СССР. — М.: БуксМАрт, 2019. — 320 с.

Литературный центр конструктивистов — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 14 декабря 2013; проверки требуют 18 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 14 декабря 2013; проверки требуют 18 правок. Заседание Литературного центра конструктивистов 1929 г. Слева направо А.Квятковский, В.Асмус, Э.Багрицкий, К.Зелинский, Н.Адуев, И.Сельвинский, Б.Агапов, В.Луговской, В.Инбер, Г.Гаузнер, Е.Габрилович

Группа ЛЦК (Литературный центр конструктивистов) — советская литературная (главным образом поэтическая) группа 1920-х гг., основанная И. Сельвинским, К. Зелинским и А. Н. Чичериным в 1924 году из существовавшего с начала 1922 года одноименного направления. Самораспустилась в декабре 1930 года.

Название течения восходит к конструктивистским течениям начала 1920-х годов в изобразительном искусстве и архитектуре. Приверженцы конструктивизма считали его рациональным марксистским направлением в литературе. Утверждая господствующую роль техники в современной жизни, конструктивисты считали, что произведение искусства должно отвечать всем требованиям технической конструкции с максимальным функциональным использованием каждой из его частей.

В 1924 г. была сформулирована новая декларация конструктивистов и организована группа под названием ЛЦК, распустившаяся шесть лет спустя[1]. В качестве литературного кредо эта группа выдвигала четыре принципа:

  • Смысловая доминанта, максимальная «эксплуатация» центральной темы
  • Повышение смысловой нагрузки на единицу литературного материала («грузофикация »)
  • Принцип так называемой «локальной семантики», заключающийся в подчинении образов, метафор и рифм главной теме произведения
  • Введение в поэзию нарратива и вообще приемов прозы[2].
  • Сельвинский, Илья Львович — председатель
  • Зелинский, Корнелий Люцианович — теоретик и автор манифеста
  • Чичерин, Алексей Николаевич (до апреля 1924 г.)
  • Инбер, Вера Михайловна (с 1924 г.)
  • Габрилович, Евгений Иосифович (с 1924 г.)
  • Агапов, Борис Николаевич (с 1924 г.)
  • Дир Туманный (Н. Панов) (с 1924 г.)
  • Аксенов Иван Александрович (с 1924 г.)
  • Луговской, Владимир Александрович (с 1925 г.)
  • Адуев, Николай Альфредович (с 1925 г.)
  • Квятковский, Александр Павлович (с 1925 г.)
  • Гаузнер Григорий Осипович (с 1925 г.)
  • Багрицкий, Эдуард Георгиевич (с 1927 г.)
  • Асмус Валентин Фердинандович (с 1928 г.)
  • Огнев Николай (Розанов Михаил Григорьевич) (с 1928 г.)
  • Ушаков Николай Николаевич (с 1928 г.)
  • Наркевич А.Ю (литсекретарь)

Встречаются и утверждения о том, что к Литературному центру также примыкал Борис Матвеевич Лапин (1905—1941)[3].

В 1928 году Сельвинский был назначен главным редактором журнала «Красное студенчество», при котором существовала литературная группа. Озабоченный отсутствием молодёжи среди конструктивистов, он выбрал из этой группы пятерых наиболее талантливых, по его мнению, поэтов, получивших затем прозвище «констромольцев» («конструктивистская молодёжь»). Позднее к ним добавились и другие поэты. Среди них были:

  • «Мена всех», М., 1924 (Обложка сборника)
  • «Госплан литературы», изд. «Круг» М-Л., 1925
  • «Бизнес», Госиздат, М., 1929
  • Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917 / [пер. с нем.]. — М. : РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491, [1] с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8. (s. v. «Конструктивизм»)
  • Декларация «Знаем» (клятвенная конструкция конструктивистов-поэтов) М, 1923
  • Информационная заметка об ЛЦК. В кн. «Поэзия как смысл», М, Федерация 1929
  • Декларация Литературного центра конструктивистов. там же.
  1. ↑ Информационная заметка об ЛЦК [в кн. Поэзия как смысл, Федерация, М., 1929]
  2. ↑ Статья К.Зелинского «Госплан литературы» в одноим. сб. изд. «Круг» М-Л., 1925
  3. ↑ Сергей Бычков, ВСТРЕЧИ С ЯНОМ САТУНОВСКИМ. «Зеркало» 2010, 35, 36

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *