Русский конструктивизм в архитектуре: Конструктивизм

ЕГЭ. История. Культура. Архитектура 20 века. Конструктивизм

 

Архитектура 20 века. Конструктивизм

 

Конструктивизм  был распространён в России в 1920-1930-е годы¸ основоположник — Константин Мельников.

Особенности конструктивизма

  • Новая эпоха требовала новых архитектурных решений, отрицалось всё, что было наработано модернистами. Считалось, что советский стиль не должен иметь ничего общего с изяществом и оригинальностью построек прошлого.

  • Функционализм: эстетические качества здания должны полностью подчиняться пользе человека. Всё должно облегчать жизнь человека. Никаких излишеств, строгость, геометрически правильные формы, никакого декорирования.

  • Плоская крыша

  • Чёткость, лаконичность, простота как признаки демократичности строений, что требовало время.

  • Отказ от декорирования

 

 

  • Единственное украшение — застеклённый фасад

  • Строились из железобетона — нового по тем временам материала. Плюс кирпич и стекло — это были основные виды материала для строительства.

  • Архитекторы предлагали проекты переустройство быта, разрабатывали новые типы общественных зданий.

  • Ведущие архитекторы – конструктивисты — Леонид, Виктор и Александр Веснины, Моисей Гинзбург. Голосов и.А., Леонидов И.И., Никольский А.С., Барщ М.О., Владимиров В.Н. и др.

  • В 1926 году была создана организация конструктивистов – ОСА — объединение  современных архитекторов. Архитекторы проектировали такие сооружения, как дворцы труда, фабрики — кухни, дома-коммуны,  рабочие клубы и др.

  • Стиль просуществовал до конца 30-х,годов. Сталину И.В. конструктивизм не подходил. Архитекторы стали искать новые формы, более пышные, подчёркивающие величие. Так появилась сталинская архитектура.

 

 

Дворец труда, Москва. 19123 , неосуществлённый проект.

Архитекторы: братья Веснины.

Дом культуры ЗИЛ. Москва

Архитекторы: братья Веснины

 

Д.к. им. Зуева, Москва. Стиль: конструктивизм.1927-1929

По проекту Голосова И.

Дом Мельникова в Москве.1927-1929. Стиль: конструктивизм.

Архитектор: Мельников К.

Дом культуры им.Русакова, 1928 г., Москва.

Архитектор:  К. С. Мельников

 

Здание газеты «Известия», Москва, 1925-1927

 

Архитектор: Бархин Г.

 

 

Студенческое общежитие «Дом-коммуна», Москва, 1929-1930.

 

Архитектор: Николаев И.

 

 

Типография журнала « огонёк», Москва, 1930-1932

Архитектор: Лисицкий Э.

Стадион «Динамо», Москва, 1923-построен, 1928-открыт.

Архитекторы: Лангман А., Чериковер Л.

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

 

Главный манифест конструктивизма

Похожие статьи

Модернизация системы Домов и Дворцов культуры: уровень… С любезного разрешения авторов публикуем главу новой книги, посвященной проекту «Идентичность в типовом», вышедшей в издательстве Tatlin. Выставки больших надежд В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего. Из агоры в хаб Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун. Теоретик небоскреба В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы. Ускользающая красота Фрагмент из книги «Монументальная мозаика Москвы: между утопией и пропагандой» с фотографиями Джеймса Хилла. Откуда приходит форма Публикуем фрагмент из книги Александра Степанова «Очерки поэтики и риторики архитектуры», посвященный Лахта Центру. Промышленный Петербург Фрагмент из книги «Памятники промышленной архитектуры Санкт-Петербурга», раскрывающей новые грани наследия северной столицы. Когнитивная урбанистика Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности. Иркутск как Дрезден Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах. Ваши бревна пахнут ладаном По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома. «Не просто панельки» Публикуем фрагмент книги Марии Мельниковой «Не просто панельки: немецкий опыт работы с районами массовой жилой застройки» о программах санации многоквартирных зданий в Германии и странах Прибалтики, их финансовых и технических аспектах, потенциальной пользе этого опыта для России. Уолт Дисней, Альдо Росси и другие В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации. Архитектор с чертовщинкой Публикуем фрагмент из монографии «Архитектор Александр Лишневский», увидевшей свет благодаря инициативе и поддержке Евгения и Юлии Герасимовых. Планирование и политика Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Press в рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков. Гаражный заговор Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж». Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды. Польза, прочность и красота природы Публикуем отрывок из книги Анны Мартовицкой «Архитектурный путеводитель. Норвегия 2000-2020». Издательство DOM publishers, 2019. Абдула Ахмедов в Москве: парадоксы творчества в постизгнании Публикуем текст Бориса Чуховича из книги «Абдула Ахмедов. Философия архитектурного пространства», изданной DOM publishers этой осенью. Памятник архитектуры Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины. Жилище: переиздание Публикуем отрывок еще одной книги Моисея Гинзбурга, переизданной в этом году бюро Ginzburg Architects. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске: переиздание Публикуем отрывок книги Моисея Гинзбурга «Архитектура санатория НКТП в Кисловодске», переизданной в этом году бюро Ginzburg Architects. Башни и коробки. Краткая история массового жилья Публикуем фрагмент из новой книги Strelka Press «Башни и коробки. Краткая история массового жилья» Флориана Урбана о том, как в 1960-е западногерманская пресса создавала негативный образ новых жилых массивов ФРГ и модернизма в целом. Новейшая эра В июне в Музее архитектуры презентована книга-исследование, посвященная ближайшим тридцати годам развития российской архитектуры. Публикуем фрагмент книги. Архитектура без излишеств. Эксод Публикуем фрагмент из книги партнера OMA Рейнира де Граафа «Четыре стены и крыша. Сложная природа простой профессии», которую автор представит лично на Moscow Urban Forum. Стиль и эпоха: переиздание Публикуем отрывок из знаменитой книги Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха», факсимильно переизданной бюро Ginzburg Architects. Партизанские указатели Публикуем главу из новой книги Strelka Press «Тактический урбанизм» Энтони Гарсиа и Майка Лайдона: о самодельных указателях с расстоянием до важных объектов и временем, чтобы дойти туда пешком, побудивших жителей города Роли меньше пользоваться автомобилями. Штаб-квартира «Гаража» Публикуем одну из глав книги, посвященной реконструкции штаб-квартиры музея «Гараж» в парке Горького и исследованию этого многослойного здания. Авторы реконструкции – бюро FORM. Город-музей Город-музей возникает, когда «в утопию перестают верить, а от традиции открещиваются»: фрагмент из книги «Город-коллаж» – хрестоматийного труда Колина Роу и Фреда Кеттера, изданного на русском языке издательством Strelka Press.

Технологии и материалы

Наследники степного ветра Многофункциональный комплекс The Veil Rehau для особенных архитектурных решений Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями. Важная часть знаковой реконструкции Премиальная сантехника компании Duravit использована при реконструкции московской ГЭС-2 по проекту Ренцо Пьяно для фонда современного искусства V-A-C. Гуляют все! Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых. Корабль на берегу города Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®. Противоскользящая поверхность BetteAntirutsch Максимальная безопасность в душе и ванне благодаря защите от скольжения Каменная речка Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений. «ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я» Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы». Новый взгляд на архитектуру вокзала Станция метро «Прокшино» Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные… У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога. i.NNOVATION NOW!
Цикл видеоконференций от SCHÜCO
14 октября,… Для архитекторов, проектировщиков, фасадных компаний и всех, кто хочет оставаться на пике технологий рынка светопрозрачных конструкций. COR-TEN® как подлинность Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена. Хорошо забытое старое Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин. BTicino: сделано в Италии Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства. Рынок стройматериалов 2021: дефицит или будущий кризис? Колонка от директора компании «Кирилл» Дмитрия Самылина о влиянии карантина на рынок строительных материалов и возможности избежать последствий кризиса по сценарию 2008 года. Ванны BETTE: полное погружение Представительство Bette в России открыло новый офис с премиальной продукцией! Элегантность, неподвластная времени Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность. Настоящее и будущее алюминиевого гиганта: чем живет… 2021 год стал для Группы компаний «АЛЮТЕХ» юбилейным – крупнейший производственно-сбытовой холдинг в Европе в сентябре отметил свое 25-летие. Статья – о флагмане холдинга, заводе «АлюминТехно». Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков. Золото на голубом – новое прочтение В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.

Сейчас на главной

Супер-пергола Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее. Сохранить окна ТАСС! Всю прошедшую неделю мы собирали подписи в защиту сохранения подлинного фасада здания ТАСС 1977 года. Проблема в том, что их могут отремонтировать, сохранив в целом рисунок, но в других материалах. Собралось больше 800; поднимаем заметку вверх и продолжаем собирать подписи за присвоение зданию статуса объекта наследия и охрану его подлинного облика. Пазл Здание спорткомплекса Чкалов Арена, открывшееся в этом году в Тушино, спроектировано АБ «Меерсон и Воронова», при участии SOM в качестве консультантов, на основе победившей в конкурсе 2017 года концепции OFIS Arkitekti. Рассматриваем здание и историю его трансформаций. Реабилитация озера Особенность проекта благоустройства озера Цыганское, оно же Тихое, в Тюмени, разработанного бюро Novascape и реализуемого девелоперской компанией «Брусника» в комплексе со строительством ЖК «Дом у озера», – в его нацеленности на экологические задачи. Главная составляющая проекта – очистка воды и реализация системы фильтрации стоков. Легкость бытия Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить. Чувство ритма на фасаде Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны. Лучшее типовое: социальные объекты Публикуем работы победителей четвертой номинации конкурса Дом.рф на лучшие типовые проекты: в этом выпуске школы, детские сады и фельдешрский пункт, выполненные с использованием деревянных несущих строительных конструкций. Элина Туктамишева: «Трын*Трава» на стыке арта и быта,… Куратор выставки «Трын*Трава. Современный русский стиль», проходящей в этом году в четвертый раз – об истории создания проекта и русском стиле «без нафталина». Пространственное измерение литературы Музей Ганса Христиана Андерсена в Оденсе по проекту Кэнго Кумы дополнил исторический дом, в котором родился писатель. Черный лес Небольшое помещение инфоцентра от бюро NOYD не просто знакомит посетителя с историей бывшего расстрельного полигона, но и вызывает глубокий эмоциональный отклик. Дух общинности Реконструкция католической церкви Санкт-Фиделис в Штутгарте по проекту schleicher.ragaller architekten. Треугольно-складчатая структура Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера. Наука и магия Опубликована запись лекции Григория Ревзина «Почему архитекторы перестали быть креативным классом?», прочитанной 25 октября в пространстве «Точка кипения». Дыхание востока Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром. По каменной дуге Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт. Лучшее типовое: многоквартирный дом Публикуем работы победителей третьей номинации конкурса Дом.рф на лучшие типовые проекты: в этом выпуске многоэтажные многоквартирные жилые дома с использованием деревянных несущих конструкций. Красный двор В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки. Новая высота Бюро Visota представляет четвертый дом культуры, который ждет реновация в рамках проекта «Идентичность в типовом», на этот раз – в Якутске. Конкурсы и премии для архитекторов. Выпуск #251 Маленькая школа в Индии, инновационная ферма в Гане и ежегодная премия Чикагского Атенеума. Тундра на крыше Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем. Черно-белая Казань Знакомим читателей с проектом Андрея Ефимова и приглашаем начинающих архитектурных фотографов рассказать о себе на страницах Архи.ру Классика для современников Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий. Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется… Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru. Театральное производство Новое здание женевского театра Comédie de Genève по проекту FRES architectes. Минус дает плюс «Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White. Сколько стоил дом на Моховой? Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома. Культ цикличности На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос. Слияние с природой В североитальянском доме по проекту Карло Ратти и Итало Рота ключевое место занимает 10-метровый фикус. Garage Screen: шесть вариантов Показываем работы всех финалистов конкурса на проект летнего кинотеатра музея «Гараж» – с комментариями авторов. Удар крученым Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.

Современный конструктивизм в архитектуре. Стиль конструктивизм в архитектуре. Два направления архитектурного конструктивизма

Из всех минималистичных (или интернациональных) стилей, конструктивизм особенно крепко прижился на территории Советского Союза. В своей идеологии он превозносит концепцию утилитарности искусства, творчества для пользы, гармонии.

Наследие модерна

В истории архитектуры, дизайна, декоративно-прикладного искусства новое течение не возникает на пустом месте. В этом плане модерн для конструктивизма стал отправной точкой, их объединило стремление к ясно спроектированной композиционной основе.

На рубеже 19-20 веков сторонники ар-нуво выбрали в роли основополагающей формы волнистую линию, представители модерна из Англии и Австрии — квадрат и прямоугольник. Улучшенная производственная технология и набирающие популярность материалы — бетон, железо, стекло — усилили позиции конструктивистов в архитектуре.

Первыми объектами в новой стилистике можно назвать стеклянный павильон для лондонской Всемирной выставки (1851 г.) и Эйфелеву башню, возведенную для такого же мероприятия в Париже в 1889 г.

Начало направлению было положено, но только советские архитекторы в 1920-х годах полноценно оформили идею в теорию, реализовали ее в строительстве и ввели в обиход термин-название. Поэтому стиль конструктивизм считают созданным именно в России. Вот так, к примеру, выглядел проект павильона Советского Союза на парижской выставке в 1925 году.

Новый метод проектирования

Страна жила в переходный период между военным коммунизмом и НЭПом. Социальное расслоение проявилось, в числе прочего, в эстетических представлениях: напускной нэпмановской роскоши класс пролетариата противопоставил осознанный аскетизм одежды, домашней обстановки, внешнего вида зданий.

Простые формы вызывали ассоциации с новым стилем отношений между людьми — демократическим. В теории конструктивизма первостепенной провозглашали полезность вещи, которая являет собой голую конструкцию «без балласта изобразительности» (слова архитектора А. Веснина). Произведения искусства, напротив, считались лишь предметами ненужной роскоши и результатом напрасного труда. Естественно, что привычные пространственные композиции и внешний декор ушли на второй план.

Архитекторы конструктивизма — братья Веснины, Моисей Гинзбург, Константин Мельников, Илья Голосов, Иван Леонидов, Владимир Татлин — сформулировали функциональный метод проектирования. В его основе лежал тщательный анализ функционирования жилых и промышленных строений. Под каждую функцию подбиралась самая рациональная форма (объемно-планировочное решение). В этой концепции строили рабочие клубы, автобусные парки, универмаги, дома-коммуны.

Два направления архитектурного конструктивизма

На волне увлеченности новым течением создавались самые невероятные проекты городских сооружений, воспевающие устремленность советского государства в будущее. Среди них выделились два подхода.

Сторонники радикального конструктивизма предлагали экстравагантные и экспериментальные работы, редко доходящие до реализации.

Таковы подвесной ресторан Василия Симбирцева, летающий город Георгия Крутикова, стеклянные павильоны Константина Мельникова, башни Эля Лисицкого, увенчанные широкими «горизонтальными небоскребами». Проект института им. Ленина авторства Ивана Леонидова объединил шарообразную аудиторию на 4000 человек и вертикальный параллелепипед книгохранилища.

Знаменитым, но так и не воплощенным стал проект памятника Третьему Интернационалу — его архитектор Владимир Татлин предлагал построить башню высотой 400 метров, состоящую из наклонных металлических спиралей и балок, а внутри композиции размещались подвешенные вращающиеся помещения в форме стеклянных куба, пирамиды и цилиндра.

При всей фантастичности эти работы, хоть и остались на бумаге или в виде моделей, вдохновляли остальных архитекторов-конструктивистов на новые способы применения стали, бетона и стекла.

С другой стороны работали практики, которые направили свое творчество в русло более утилитарное и максимально приближенное к требованиям современной жизни.

Главной задачей приверженцы классического конструктивизма определили комфорт для советских граждан на работе, в быту и досуге. Конечно, с оглядкой на господствующую идеологию обобществления и отказа от индивидуальности. Именно в традиционном подходе обозначились отличия архитектурного стиля, о которых расскажем подробнее.

Особенности конструктивизма

Среди интернациональных (минималистичных) направлений конструктивизм выделился стремлением соединить функциональность здания с художественными средствами выражения. И решалась эта задача не с помощью декора, а работой с материалами и формой.

В этом — главное отличие от близкого по духу функционализма, который также исповедовал исключительный практицизм и простую подачу. Архитекторы-функционалисты обращались к сдержанным, скупым объемам и материалам, потому что те удобны; а вот братья Веснины и др. усмотрели в них прием выразительного искусства.

К характерным чертам конструктивизма относят, прежде всего, визуальную целостность образа здания. Мастерство проектировщиков тех времен в том, что геометрическая сегментация не нарушает, а наоборот подчеркивает композиционную слитность.

  • Сегментированность

Речь о четком архитектурном делении на отдельные фигуры и секции, свойственном практически всем минималистичным стилям. Но если функционализм допускает зрительный распад фасада на составляющие, то здесь фрагментация выполнялась в контексте цельности здания.

В числе признаков конструктивизма этот, пожалуй, самый узнаваемый. В пику подчеркнутой рукотворности строений, популярной среди нэпманов, архитектура пролетариата делала ставку на размеры. Дворцы культуры, редакции центральных газет, гаражи госучреждений возводились многоэтажными, растянутыми по горизонтали и ввысь. В современном городе они до сих пор производят впечатление огромных.

  • Объемные решения

Архитектурные формы конструктивизма выделяются большим разнообразием по сравнению с функционализмом. Для стиля типичны массивные опоры, плоские крыши, удлиненные оконные проемы. Параллелепипеды переходят в цилиндры и кубы, большие окружности окон разбавляют плоскость квадратного фасада, сложные выступающие объемы перемежаются гладкими простенками, прямоугольные ризалиты дополняют обтекаемые полукруглые балконы. При строительстве домов в стиле конструктивизм разные по геометрии секции не нагромождались хаотично: одна форма логично переходила в соседнюю, создавая цельный экстерьерный образ.

Ведущие — бетон, стекло, металл. Их применение ограничивал тогдашний уровень строительных технологий, но даже имеющиеся ресурсы позволяли создавать необычные по внешнему виду и внутренней планировке объекты. Шероховатые поверхности, прозрачное остекление работают как художественные приемы.

  • Выразительные средства

Одна из заметных характеристик конструктивизма — отказ от декора. Архитекторы новой волны отрицали историческую преемственность, а потому с легкостью ушли от украшательства классических стилей. Инструментами выражения стали вертикали и горизонтали строения, ритм самих строительных конструкций. При этом мелкие членения устранялись, объемы укрупнялись, внешний облик фасада упрощался.

  • Цветовая гамма

Аскетичное восприятие декора сказалось на украшательстве не только пластичном, но и цветовом. К основным чертам конструктивизма относят ровную, приглушенную палитру. Большинство строений выдержано в серых, светло-бежевых, белых тонах. Исключение составляют здания автопарковых гаражей, сложенные из красного кирпича.

Примеры конструктивизма в архитектуре Москвы

Новаторские принципы работы и отдыха советских граждан реализовались в строящихся дворцах культуры, жилых домах, универсальных магазинах. Вот несколько характерных объектов.

Здание газеты «Известия»

1925-1927 гг.
Работа Григория Бархина и Артура Лолейта. Внешним видом строение напоминает собранную из опор и балок решетку, окна-иллюминаторы наверху — это кабинет главного редактора. Изначально кирпичные стены на завершающем этапе заштукатурили под очень модный тогда бетон.

Дом культуры им. С.М. Зуева

1927-1929 гг.
Рабочий клуб построен по проекту Ивана Голосова. Чувствуется влияние кубизма и стремление автора придать сходство с промышленным объектом. В центре композиции — стеклянный цилиндр с лестницей внутри. Из окон открывается вид на трамвайный парк.

Дом культуры им. И.В. Русакова

1927-1929 гг.
Среди зданий в конструктивистском стиле выделяется проект Константина Мельникова. Строение похоже на шестеренку с тремя выступающими частями на фасадной стороне — это балконы, примыкающие к зрительному залу. В авторской планировке внутри были обустроены пять залов, которые объединялись в один большой с помощью передвижных перегородок.

Мосторг на Красной Пресне

1927-1928 гг.
Первое конструктивистское здание работы братьев Весниных. Большая площадь фасадного остекления выполняла не только утилитарную, но и идеологическую задачу: демонстрировала советскому человеку изобилие произведенных в стране товаров. На крыше архитекторы разместили вентиляционные шахты, обдувающие витрину и защищающие стекло от морозного инея.

Четвертый этаж отвели для помещений технического и складского назначения, а снаружи расположили огромные буквы «Мосторг. Универсальный магазин».

Дворец культуры завода имени Лихачева

1931-1937 гг.
Еще один пример реализации конструктивизма в архитектуре авторства братьев Весниных. Они использовали в работе теорию Ле Корбюзье и применили свободную планировку, крышу сделали плоской, окна вытянутыми, на месте несущих стен установили опорные столбы. Дворец включил несколько больших корпусов (выставочный, лекционный, киноконцертный залы, обсерваторию, кабинеты для занятий кружков, зимний сад, библиотеку на три этажа). Внешние формы повторяли внутреннюю планировку отдельных секций.

Гараж для автомобилей ВАО «Интурист»

1934 г.
Работу над главным фасадом поручили Константину Мельникову. Он создал композицию из геометрических фигур: круга, треугольника, прямоугольника. Внутри здания за остекленным экраном, как за витриной, мелькали автомобили, движущиеся по спиральному пандусу.

Коммунальные дома эпохи конструктивизма

Отдельного упоминания заслуживают проекты, идея которых отражала взгляды архитекторов на тему общежития, равенства и свободы. Жилые дома в конструктивизме виделись коммунами, где зона помещений для сна объединялась со столовой, прачечной, спортзалом, даже детским садом.

Достоинства и недостатки такого подхода одними из первых испытали студенты. Здание общежития московского Текстильного института, расположенное на ул. Орджоникидзе (проект Ивана Николаева, 1930-1931 гг.), представляло собой длинный параллелепипед. Внутри размещалось 1000 спальных кабин. В каждой такой ячейке со сторонами 2,3 х 2,7 м стояли две кровати и две тумбочки, и здесь разрешалось только спать.

Утром после подъема студент направлялся по конвейеру: в душевую, комнату для физзарядки, приводил себя в порядок в раздевалке, затем приходил в столовую. Готовиться к учебе можно было в индивидуальных кабинках. Внутри общежития разместили также библиотеку, актовый зал, плоскую крышу заняли открытой террасой. Насколько удобно было так жить, доподлинно неизвестно.

Зато известно, что в 1960-х планировку здания реконструировали, и от «конвейерного» быта отказались. Сегодня здесь по-прежнему живут студенты, а экстерьер и интерьер обновлены.

В архитектурном стиле конструктивизм выдержан и дом-коммуна для сотрудников Наркомфина. Проект 1930 г. Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса. В основе задумки — многофункциональный комплекс из жилых комнат, фабрики-кухни, читального и спортивного залов, служебных помещений.

Но главная ценность этого объекта — в применении новаторских материалов и конструкций. Каркас здания сделан из монолитного железобетона (впервые в советском жилом строительстве), три ряда бетонных столбов проходят через все этажи и держат перекрытия. Получается, что стены не несут нагрузки, и стало возможным выполнить на фасаде сплошное ленточное остекление. Внутренние перегородки возвели из фибролита и бетонитовых пустотелых камней.

Большинство московских зданий, построенных в стиле конструктивизм, сохранились до наших дней в плачевном состоянии без должного содержания. Но ряд объектов пытаются восстановить в былом величии. Вот так должен выглядеть бывший дом Наркомфина после реставрации.

Возрождение идей

Расцвет конструктивизма как архитектурного движения занял одно десятилетие. В начале 30-х годов прошлого века политическая ситуация в стране изменилась, и новаторские течения были признаны буржуазными. Архитекторы-авангардисты попали в опалу, а на смену пролетарскому аскетизму пришел пышный дизайн советского неоклассицизма.

В 60-70-е годы к идеям функционального проектирования вновь вернулись на волне политической борьбы с излишествами. И очередное обращение к стилю мы переживаем сегодня, причем не в городском контексте, а в частном загородном строительстве.

Современный конструктивизм: жилые дома с акцентом на удобство

Подробно о современных загородных домах, об их проектировании .

Конструктивизм как направление искусства возник в СССР, в первой трети XX века. Конструктивизм в архитектуре того времени использовался достаточно часто. В частности, элементы этого стиля мы можем видеть в оформлении множества зданий тех времен, дошедших до нас. Практически в каждом крупном городе, расположенном на постсоветском пространстве, есть хотя бы одно строение, выдержанное в эстетике именно этого стиля. Что касается самого термина, то он был введён в обиход ещё в 1920 году, а кодификацию прошёл всего лишь два года спустя, что, согласитесь, является достаточно коротким сроком для научного термина.

Архитектура конструктивизма в период своего расцвета

Так как появился этот стиль, как уже говорилось ранее, в Советском Союзе, то именно там он и развился. Были даже основаны архитектурные школы, в которых молодых специалистов обучали работе с элементами конструктивизма. Надо отметить, что стиль, благодаря такой поддержке, стал к началу 30-х доминантным. Многие художники и архитекторы отказывались работать в других направлениях, предпочитая им конструктивизм, поскольку здания, построенные с учётом его стандартов, отличались высокой функциональностью и аскетичностью внешнего вида.

Конструктивизм — архитектура и искусство прогресса

Немудрено, что из-за всего этого стиль стал позиционироваться как «прогрессивный», поскольку он не был похож ни на один из «буржуазных». Благодаря простоте форм и, как уже говорилось, функциональности, проекты конструктивистов стали расти как грибы.

Но архитектурой дело не ограничивалось. Были также и художники-конструктивисты, которые несли аскетизм в массы посредством собственных творений. Одним из ярких примеров этого могут служить «Окна РОСТА».

Когда же закончился конструктивизм в архитектуре?

Как это ни странно, но могилу стилю выкопал его же собственный успех. Партия и лично товарищ Сталин не увидели будущего для конструктивизма, которому на смену сначала пришёл постконструктивизм, а затем ампир, который пропагандировал уже совсем не аскетичность, а наоборот — помпезность и вычурность. Однако стиль не собирался сдавать позиций, и даже проник в московское метро. Вы можете видеть последствия этого в оформлении станции «Александровский сад», которая была построена в составе первой очереди и открылась 15 мая 1935 года. Тогда она, правда, называлась «Коминтерн». Можно считать, что эта станция стала прощальным приветом скоротечной эпохи по имени «конструктивизм в архитектуре».

Конструктивизм и современность

Некоторые отголоски стиля можно увидеть в архитектуре отелей, расположенных на набережных Майами, которые были возведены в 50-х годах. А вот чем ближе к сегодняшнему дню, тем меньше и меньше можно встретить памятников конструктивизма. Даже не потому, что он скуп на украшательства. Причина кроется в том, что конструктивизм уже успел стать архаичным, историческим стилем, и здания, возведённые с учётом его требований, изначально выглядят устаревшими. В будущем, возможно, конструктивизм в архитектуре вновь даст о себе знать, но пока тенденции к его полномасштабному возрождению не намечается.

9260 02.10.2019 7 мин.

Авангардистское искусство, зародившееся в начале прошлого столетия, получило огромный размах во всех европейских странах. Одним из его уникальных направлений стал возникший в советской России конструктивизм. Это направление было полностью подчинено потребностям народа, подкреплённым новыми возможностями машинного производства, что выразилось в архитектуре

История становления стиля

Стиль конструктивизм возник в начале прошлого столетия в рамках искусства. Родиной его являлась советская Россия, однако, распространение оно получило и в ряде других стран.

Единого мнения касательно причин его возникновения нет. Принято считать, что конструктивизм начал своё развитие ещё в недрах . Основные черты и признаки его окончательно сформировались к первой половине 1930-х годов. Данное направление открывало не просто новые формы выражения авангардистского искусства, оно отражало новые социальные преобразования общества (особенно ярко это проявлялось в СССР), готовило искусство к применению новых методов и материалов.

Окончательное становление конструктивизма стало возможным не столько благодаря скорому упадку , сколько небывалому научному развитию.

Сильнее всего эти изменения затронули бытовую сферу. Переход к индустриальному производству позволил создавать новые предметы быта – граммофоны, радио, пишущие машинки и электроприборы, не совместимые с классической предметной эстетикой.

В непосредственном развитии конструктивизма можно выделить два периода:

  • Неутилитарный, где конструктивизм сводился к выявлению реальной структуры предметов и вещей и закреплению её в плоских или объёмных формах. Данное направление получило развитие у западных мастеров и проявлялось зачастую в изобразительном искусстве и скульптуре.
  • Прикладной – это подчёркнуто практичный конструктивизм, направленный на создание максимально функциональных и нужных предметов и вещей. Он полностью подчинён процессу воплощения коммунистических идей и присущ в основном советским странам.

Что касается термина конструктивизм, то впервые он был применён в одноимённой книге А.М. Гана.

Черты стиля

Основные черты конструктивизма проявлялись в новой эстетике вещи.

Главные теоретические принципы данного направления изложены в трудах венского архитектора и публициста Адольфа Лооса, а именно:

  • Отказ от вычурных украшений и художественных излишеств. Он стал основной идеей направления. Касалось это как архитектуры, так и художественно-промышленной практики.
  • Отказ от орнаментов и прочих декоративных элементов. Особенно ярко это проявляется в архитектуре. Дома в стиле конструктивизм представлялись как «единая форма», не требующая никаких украшений и декора, же ампира.
  • Замысловатые формы предметов теряют актуальность. Им на смену приходят более рациональные образы.
  • Основным критерием эстетической ценности вещи становится её целесообразность и возможности практического применения. Стремление к максимальной рациональности форм подкреплялось возможностями машинного производства и подразумевало полный отказ от ручной художественной отделки.
  • Развитие художественной промышленности.
  • Основное внимание уделялось не красоте предмета, а его функциональному назначению. Считалось, что формы и украшения вещей, присущих ремесленным поделкам, не уместны в век машинного производства.

Архитектура

Конструктивистское направление получило широкое применение в советской архитектуре 20-30-х годов прошлого столетия.

Бурное развитие промышленности, транспорта и рост городов не соответствовали классической городской планировке с узкими улицами и вычурными зданиями. В этой связи конструктивизм, направленный на максимальную эффективность и , позволил решить проблему не только транспортного обслуживания, но и оптимального расселения и поддержания санитарные условия проживания.

Создающиеся в этот период жилые комплексы были ориентированы на потребности средне- и низкооплачиваемой категории граждан и состояли из экономичных типовых квартир.

Советский конструктивизм предполагал разработку не просто конкретного здания или сооружения, разрабатывались универсальные кварталы, улицы и принципы их сочетания. Последние включали и городские транспортные магистрали.

Конструктивизм в архитектуре зачастую проявлялся в использовании достаточно простых формальных элементов, полностью лишённых какого-либо декора и украшений. Все части здания соединялись в соответствии с планом организации внутреннего пространства, а форма их определялась непосредственно назначением помещений.

Ещё во время доминирования конструктивизма и других модернистских течений в советской архитектуре работали зодчие, опиравшиеся на архитектурные традиции античности и .

Полагалось также, что архитектор обязан был продумать не только общую концепцию постройки, но и размещение вывесок, часов, шахт лифтов и громкоговорителей, которые также полагались частью архитектурного образа.

Советские конструктивисты, ставшие прародителями стиля, направляли свои усилия на решение двух задач – проектирование образцового социалистического города и создание многоквартирных домов-коммун для рабочих.

Причём, в ведение архитекторов стали входить не только жилые постройки, но и универмаги, рабочие клубы, типографии, санатории, заводы, фабрики, электростанции и прочее.

В истории русского конструктивизма особое значение имеет город Екатеринбург. В период бурного строительства первых советских пятилеток, конструктивизм был признан официальным архитектурным стилем страны. По счастливому стечению обстоятельств в этот период в Екатеринбурге практиковала целая группа талантливых архитекторов. Последние, благодаря тотальной застройке города, получили возможность воплотить в жизнь даже самые непредсказуемые идеи. Так Екатеринбург обзавёлся 140 уникальными постройками. Такой концентрацией архитектурных памятников не может похвастаться ни один другой город мира.

Конструктивизм, как один из направлений, получило распространение не только в рамках СССР, но и ряде других государств.

Так ярким примером конструктивной архитектуры стала возведённая на Всемирной парижской выставке Эйфелева башня.

Эйфелева башня, Париж

Особенности интерьера

Интерьер домов в стилях конструктивизм и полностью соответствовали основным чертам направления и включали следующие особенности:

  • чётко выраженный каркас и компактные формы;
  • отсутствие каких-либо загадок и тайн – каждый предмет выполнял исключительно возложенные на него функции.

Конструктивизм предполагал создание просторных габаритных помещений, применение стен и перегородок было сведено к минимуму. Иногда для зонирования комнат использовали передвижные ширмы. В декоре отсутствовали всякие изыски – орнаменты, лепные украшения. Основными цветами выступали: белый, чёрный, серый, металлический, красный и жёлтый. Хоть конструктивизм и отрицал декор, однако, допускалось создание небольших акцентов за счёт применения ярких покрытий ил освещения. Стены и потолок зачастую отделывались однотонной штукатуркой или краской. В качестве напольного покрытия паркетная доска. Что касается мебели, то основными требованиями к ней были удобство и функциональность. Такая мебель зачастую имела ярко выраженный каркас и правильные геометрические очертания.

Скульптура

В рамках развития конструктивистского направления немалое развитие получила и скульптура. В начале 20-х годов советскими конструктивистами был сформирован Институт художественной культуры (ИНХУК), объединяющий скульпторов, архитекторов, художников и искусствоведов. Конструктивистская скульптура исходила из концепции построения форм, основанной ан выражении внутренних структурных связей между геометрическими элементами композиции и сочетания различным фактурных материалов.

На этом этапе скульптура носила абстрактный характер. Так вместо изображения привычных человеческих персонажей, мастера использовали замысловатые геометрические конструкции. Целью демонстрации последних было поразить зрителей, сформировать переход от изображения к конструкции.

Особую роль в становлении конструктивистской скульптуры играет деятельность Н. Габо и Н. Певзнера.

Габо известен своими экспериментами в пространственной пластике (головы плоскостей), Певзнер же прославился создание беспредметных кубических композиций. Целью данных работ было выявление формы и фактуры предметов. Позднее Габо был сформирован «Реалистичный манифест», отражавший сформировавшуюся в те годы концепцию формообразования, и вмещал следующие положения:

  • действительность – высшая красота;
  • отрицание цвета, глубина композиции достигалась за счёт фактур и тона;
  • отрицание начертательного характера линий, они воспринимались как направление скрытых в композиции сил;
  • отрицание объёма, мерой пространства признавалась глубина;
  • отрицание массы в скульптуре. Считалось, что объём можно сконструировать из плоскостей.
  • отрицание статических композиции.

Характеризуется строгостью, геометризмом, лаконичностью форм и монолитностью внешнего облика.

В архитектуре принципы конструктивизма были сформулированы в теоретических выступлениях А. А. Веснина и М. Я. Гинзбурга, практически они впервые воплотились в созданном братьями А. А., В. А. и Л. А. Весниными проекте Дворца труда для Москвы (1923) с его чётким, рациональным планом и выявленной во внешнем облике конструктивной основой здания (железо-бетонный каркас).

Owenhatherley , Public Domain

В 1926 году была создана официальная творческая организация конструктивистов — Объединение современных архитекторов (ОСА). Данная организация являлась разработчиком так называемого функционального метода проектирования, основанного на научном анализе особенностей функционирования зданий, сооружений, градостроительных комплексов. Характерные памятники конструктивизма — фабрики-кухни, Дворцы труда, рабочие клубы, дома-коммуны.

Применительно к зарубежному искусству термин «конструктивизм» в значительной мере условен: в архитектуре он обозначает течение внутри функционализма, стремившееся подчеркнуть экспрессию современных конструкций, в живописи и скульптуре — одно из направлений авангардизма, использовавшее некоторые формальные поиски раннего конструктивизма (скульпторы И. Габо, А. Певзнер).

В указанный период в СССР существовало также литературное движение конструктивистов.

Появление конструктивизма

Конструктивизм принято считать советским явлением, возникшим после Октябрьской революции в качестве одного из направлений нового, авангардного, пролетарского искусства, хотя, как и любое явление в искусстве, он не может быть ограничен рамками одной страны. Так, провозвестником этого стиля в архитектуре явилась ещё Эйфелева башня, сочетающая в себе элементы как модерна, так и оголённого конструктивизма.

Как писал Владимир Маяковский в своём очерке о французской живописи: «Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства — конструктивизм…»

В условиях непрекращающегося поиска новых форм, подразумевавшего забвение всего «старого», новаторы провозглашали отказ от «искусства ради искусства». Отныне искусство должно было служить производству, а производство — народу.

Большинство тех, кто впоследствии примкнул к течению конструктивистов, были идеологами утилитаризма или так называемого «производственного искусства». Они призывали художников «сознательно творить полезные вещи» и мечтали о новом гармоничном человеке, пользующемся удобными вещами и живущем в благоустроенном городе.

Так, один из теоретиков «производственного искусства» Борис Арватов писал, что «…будут не изображать красивое тело, а воспитывать настоящего живого гармоничного человека; не рисовать лес, а выращивать парки и сады; не украшать стены картинами, а окрашивать эти стены…»

«Производственное искусство» стало не более чем концепцией, однако сам по себе термин конструктивизм был произнесён именно теоретиками этого направления (в их выступлениях и брошюрах постоянно встречались также слова «конструкция», «конструктивный», «конструирование пространства»).

Помимо вышеуказанного направления на становление конструктивизма оказали огромное влияние футуризм, супрематизм, кубизм, пуризм и другие новаторские течения 1910-х годов в изобразительном искусстве, однако социально обусловленной основой стало именно «производственное искусство» с его непосредственным обращением к современным российским реалиям 1920-х годов (эпохи первых пятилеток).

Рождение термина

Термин «конструктивизм» использовался советскими художниками и архитекторами ещё в 1920 году: конструктивистами себя называли Александр Родченко и Владимир Татлин — автор проекта Башни III Интернационала. Впервые конструктивизм официально обозначен в том же 1922 году в книге Алексея Михайловича Гана, которая так и называлась — «Конструктивизм».


Gosznak , Public Domain

А. М. Ганом провозглашалось, что «…группа конструктивистов ставит своей задачей коммунистическое выражение материальных ценностей… Тектоника, конструкция и фактура — мобилизующие материальные элементы индустриальной культуры».

То есть явным образом подчёркивалось, что культура новой России является индустриальной.

Конструктивизм в архитектуре

В 1922-1923 годах в Москве, начавшей восстанавливаться после Гражданской войны, были проведены первые архитектурные конкурсы (на проекты Дворца труда в Москве, здания московского филиала газеты «Ленинградская правда», здания акционерного общество «Аркос»), в которых принимали участие архитекторы, начавшие творческий путь ещё до революции — Моисей Гинзбург, братья Веснины, Константин Мельников, Илья Голосов и др. Многие проекты были наполнены новыми идеями, позднее положенными в основу новых творческих объединений — конструктивистов и рационалистов. Рационалистами было создано объединение «АСНОВА» (Ассоциация новых архитекторов), идеологами которого были архитекторы Николай Ладовский и Владимир Кринский. Конструктивисты же объединились в ОСА (Объединение современных архитекторов) во главе с братьями Весниными и Моисеем Гинзбургом. Ключевым отличием двух течений стал вопрос о восприятии архитектуры человеком: если конструктивисты придавали наибольшее значение функциональному назначению здания, которое и определяло конструкцию, то рационалисты считали функцию здания второстепенной и стремились учитывать прежде всего психологические особенности восприятия.

Конструктивисты видели своей задачей увеличение роли архитектуры в жизни, и способствовать этому должны были отрицание исторической преемственности, отказ от декоративных элементов классических стилей, использование функциональной схемы как основы пространственной композиции. Конструктивисты искали выразительность не в декоре, а в динамике простых конструкций, вертикалей и горизонталей строения, свободе плана здания.

Ранний конструктивизм

Большое влияние на проектирование конструктивистских общественных зданий оказала деятельность талантливых архитекторов — братьев Леонида, Виктора и Александра Весниных. Они пришли к осознанию лаконичной «пролетарской» эстетики, уже имея солидный опыт в проектировании зданий, в живописи и в оформлении книг.


Впервые архитекторы-конструктивисты громко заявили о себе на конкурсе проектов здания Дворца Труда в Москве. Проект Весниных выделялся не только рациональностью плана и соответствием внешнего облика эстетическим идеалам современности, но и подразумевал использование новейших строительных материалов и конструкций.

Следующим этапом был конкурсный проект здания газеты «Ленинградская правда» (московского отделения). Задание было на редкость сложным — для строительства предназначался крохотный участок земли — 6×6 метров на Страстной площади. Веснины создали миниатюрное, стройное шестиэтажное здание, которое включало не только офис и редакционные помещения, но и газетный киоск, вестибюль, читальный зал (одна из задач конструктивистов заключалась в том, чтобы на малой площади сгруппировать максимальное количество жизненно необходимых помещений).

Ближайшим соратником и помощником братьев Весниных был Моисей Гинзбург. В своей книге «Стиль и эпоха» он размышляет о том, что каждый стиль искусства адекватно соответствует «своей» исторической эпохе. Развитие новых архитектурных течений, в частности, связано с тем, что происходит «…непрерывная механизация жизни» , а машина есть «…новый элемент нашего быта, психологии и эстетики». Гинзбург и братья Веснины организовывают Объединение современных архитекторов (ОСА), в которое вошли ведущие конструктивисты.

C 1926 года конструктивисты начинают выпускать свой журнал — «Современная архитектура» («СА»). Выходил журнал на протяжении пяти лет. Оформлением обложек занимались Алексей Ган, Варвара Степанова и Соломон Телингатер.

Расцвет конструктивизма

Архитекторы зрелого конструктивизма использовали функциональный метод, основанный на научном анализе особенностей функционирования зданий, сооружений, градостроительных комплексов. Таким образом, идейно-художественные и утилитарно-практические задачи рассматривались в совокупности. Каждой функции отвечает наиболее рациональная объёмно-планировочная структура (форма соответствует функции).


novdan , Public Domain

На этой волне происходит борьба конструктивистов за «чистоту рядов» и против стилизаторского отношения к конструктивизму. Иначе говоря, лидеры ОСА боролись против превращения конструктивизма из метода в стиль, во внешнее подражательство, без постижения сущности. Так, нападкам подвергся архитектор Григорий Бархин, создавший Дом «Известий».

В эти же годы происходит увлечение конструктивистов идеями Ле Корбюзье: автор и сам приезжал в Россию, где плодотворно общался и сотрудничал с лидерами ОСА.

В среде ОСА выдвигается ряд перспективных архитекторов, таких, как братья Илья и Пантелеймон Голосовы, Иван Леонидов, Михаил Барщ, Владимир Владимиров. Конструктивисты активно участвуют в проектировании промышленных зданий, фабрик-кухонь, домов культуры, клубов, жилых домов.


Svetlov Artem , CC BY-SA 3.0

Наиболее распространённым типом общественных зданий, воплотившим в себе основные принципы конструктивизма, стали здания клубов и домов культуры. Примером может служить дома культуры Пролетарского района Москвы, более известного как Дворец культуры ЗиЛа; строительство осуществлялось в 1931-1937 годах по проекту братьев Весниных. При создании проекта авторы опирались на известные пять принципов Ле Корбюзье: использование опор-столбов вместо массивов стен, свободная планировка, свободное оформление фасада, удлинённые окна, плоская крыша. Объёмы клуба подчёркнуто геометричны и представляют собой вытянутые параллелепипеды, в которые врезаны ризалиты лестничных клеток, цилиндры балконов.

Характерным примером воплощения функционального метода стали дома-коммуны, архитектура которых соответствовала принципу, высказанному Ле Корбюзье: «дом — машина для жилья». Известным примером зданий такого типа является общежитие-коммуна Текстильного института на улице Орджоникидзе в Москве. Автором проекта, реализованного в 1930-1931 годах, был специализировавшийся преимущественно на промышленной архитектуре Иван Николаев. Идея дома-коммуны предполагала полное обобществление быта. Концепция проекта была предложена самими студентами; функциональная схема здания была ориентирована на создание жёсткого распорядка дня студентов. Утром студент просыпался в жилой комнате — спальной кабине размером 2,3 на 2,7 м, вмещавшей только кровати и табуретки — и направлялся в санитарный корпус, где проходил как по конвейеру последовательно душевые, помещения для зарядки, раздевалки. Из санитарного корпуса жилец по лестнице или пандусу спускался в низкий общественный корпус, где проходил в столовую, после чего отправлялся в институт или же в другие помещения корпуса — залы для бригадной работы, кабинки для индивидуальных занятий, библиотеку, актовый зал. В общественном корпусе находились также ясли для детей до трёх лет, а на крыше была устроена открытая терраса. В результате проведённой в 1960-е годы реконструкции общежития первоначальный замысел строгого распорядка дня был нарушен.

Особой фигурой в истории конструктивизма считается любимый ученик А. Веснина — Иван Леонидов, выходец из крестьянской семьи, начавший свой творческий путь с ученика иконописца. Его во многом утопические, устремлённые в будущее, проекты не нашли применения в те трудные годы. Сам Ле Корбюзье называл Леонидова «поэтом и надеждой русского конструктивизма» . Работы Леонидова и теперь восхищают своими линиями — они невероятно, непостижимо современны.

Конструктивизм под запретом

Ещё в ту пору, когда конструктивизм, рационализм и прочие новаторские течения были господствующими, им уже противостояли стойкие «консерваторы». Они отстаивали своё право говорить языком традиционных форм, берущих начало в античной Греции, Риме, в шедеврах Палладио и Пиранези, Растрелли и Баженова.

Наиболее известны среди них ленинградский мастер Иван Фомин с его «красной дорикой» и московский архитектор Иван Жолтовский, поклонник Ренессанса.

В начале 1930-х годов в значительной степени изменилась политическая ситуация в стране, а следовательно, и в искусстве. Новаторские и авангардные течения сначала подвергались резкой критике, а потом и вовсе оказались под запретом как буржуазные. Как написал конструктивист М. Гинзбург, каждой эпохе соответствует свой стиль искусства.

На смену романтично-утопическому, строгому и революционному аскетизму пришли пышные формы тоталитарного барокко и надменная избыточность сталинского неоклассицизма. Странным представляется следующий факт — в СССР велась борьба с «прямыми углами», с «буржуазным формализмом», с «леонидовщиной», а дворцы во вкусе Людовика XIV стали считаться вполне пролетарскими.

Конструктивисты оказались в опале. Те из них, кто не захотел «перестроиться», до конца дней влачили жалкое существование (или даже оказались репрессированы). Однако Илья Голосов, например, сумел вписаться в конъюнктуру 1930-х и смог создать по-настоящему интересные постройки. Братья Веснины также участвовали в творческой жизни СССР, однако такого авторитета, как раньше, уже не имели.

По мнению С. О. Хан-Магомедова и А. Н. Селивановой, в СССР в 1932-1936 гг. имел место переходный стиль, названный условно «постконструктивизм».

Фотогалерея





Конструктивизм в дизайне и фотографии

Конструктивизм — направление, которое, прежде всего, связывают с архитектурой, однако, такое ви́дение было бы однобоким и даже крайне неверным, ибо, прежде, чем стать архитектурным методом, конструктивизм существовал в дизайне, полиграфии, художественном творчестве. Конструктивизм в фотографии отмечен геометризацией композиции, съёмкой в головокружительных ракурсах при сильном сокращении объёмов. Такими экспериментами занимался, в частности, Александр Родченко.

В графических видах творчества конструктивизм характеризовался применением фотомонтажа вместо рисованной иллюстрации, предельной геометризацией, подчинением композиции прямоугольным ритмам. Стабильной была и цветовая гамма: чёрный, красный, белый, серый с добавлением синего и жёлтого. В области моды также существовали определённые конструктивистские тенденции — на волне общемирового увлечения прямыми линиями в дизайне одежды, советские модельеры тех лет создавали подчёркнуто геометризированные формы.

Среди модельеров выделяется Варвара Степанова, которая с 1924 года вместе с Любовью Поповой разрабатывала тканевые рисунки для 1-й ситценабивной фабрики в Москве, была профессором текстильного факультета ВХУТЕМАСа, проектировала модели спортивной и повседневной одежды.

Самой известной фотомоделью тех лет была знаменитая Лиля Юрьевна Брик.

Конструктивизм в литературе

В 1923 рядом манифестов был провозглашён конструктивизм как течение в литературе (прежде всего в поэзии), создан «Литературный центр конструктивистов». В нём участвовали поэты Илья Сельвинский, Вера Инбер, Владимир Луговской, Борис Агапов, литературоведы Корнелий Зелинский, Александр Квятковский и другие. Конструктивисты-писатели провозглашали близость поэзии «производственной» тематике (характерные названия сборников: «Госплан литературы», «Бизнес»), очеркизм, широкое применение «прозаизмов», использование нового размера — тактовика, эксперименты с декламацией. К 1930 году конструктивисты стали объектом травли со стороны РАПП и объявили о самороспуске.

Архитекторы

  • Братья Веснины
  • Моисей Гинзбург
  • Александр Гегелло
  • Илья Голосов
  • Борис Гордеев
  • Борис Иофан
  • Иосиф Каракис
  • Михаил Кондратьев
  • Ле Корбюзье
  • Иван Леонидов
  • Олег Лялин
  • Константин Мельников
  • Владимир Шервуд — предшественник конструктивистов
  • Эль Лисицкий

«Северный ветер»

Сложная и противоречивая эпоха начала XX века оставила нам в наследство вечно молодое революционное искусство – русский авангард, самым ярким проявлением которого стал конструктивизм в архитектуре. Хотя конструктивизм считается советским искусством, его идеи возникли раньше. Например, черты этого стиля можно увидеть даже в Эйфелевой башне. Но, разумеется, в развитии новаторского пролетарского искусства СССР был впереди планеты всей!

Братья Леонид, Виктор и Александр Веснины, М. Я. Гинзбург, К. Мельников, И. А. Голосов, А. М. Родченко, А. М. Ган, В. Е. Татлин, В. Ф. Степанова — самые известные художники, которые разрабатывали этот стиль в разных его проявлениях, таких, как архитектура, эстетика, дизайн, графика, живопись, фотография.

Творческие люди эпохи авангарда 1920-1930 гг. отвергли принцип «искусство ради искусства» и решили, что отныне оно должно служить исключительно практическим целям. Геометризм, плоские крыши, обилие стекла, нетрадиционные формы, полное отсутствие декора – вот отличительные черты этой архитектуры. Конструктивизм также был реакцией на дворянскую и купеческую архитектуру, надменную, помпезную и классически-традиционную. Необычными в новых зданиях были не только формы, но и сами типы этих строений: дома-коммуны, общежития, фабрики-кухни – всё это отражало утопические идеи о новой, революционной жизни, где нет места ничему буржуазному, индивидуальному, а всё совместное, в том числе и быт, и даже воспитание детей.


В 1924 году Гинзбург и братья Веснины создают ОСА (Объединение современных архитекторов), в которое вошли ведущие конструктивисты. С 1926 года был у конструктивистов и свой журнал, который назывался «Современная архитектура». Просуществовал он всего пять лет.

В. Паперный, автор книги «Культура 2» приводит интересную цитату: «Пролетариат, — писал автор одного из самых экстремистских проектов тех лет, — должен немедленно приступить к уничтожению семьи как органа угнетения и эксплуатации». И всё-таки, несмотря на утилитарность, конструктивизм считается явлением очень даже романтическим. Дело в том, что именно здесь лучше всего проявился замечательный смелый, бунтарский дух. И, если в жизни последствия этого революционного духа сомнительны, то в искусстве он оставил свой необычный и яркий след.

Свежий ветер, который сдул купеческую дремоту, птица, которая, чтобы летать, должна питаться собственным мясом (метафора уничтожения старого, упомянутая Паперным), северная устремлённость в бесконечность.

Эти странные даже по нынешним временам сооружения оставляют чувство холода и бездушного, почти безжизненного, механического мира – «сараи и казармы».

Вот что по этому поводу писал М. Я. Гинзбург: происходит «…непрерывная механизация жизни», а машина есть «…новый элемент нашего быта, психологии и эстетики».

Гинзбург и Милинис в 1928-30 гг. построили на Новинском бульваре дом-коммуну сотрудников Наркомфина . Дом спроектирован так, что в нём можно жить, так сказать, не отрываясь от производства: несколько корпусов выполняют разные функции. Есть жилая зона, столовая, спортивный зал, библиотека, корпус общественного обслуживания, ясли, детский сад, мастерские.

Быт, работу и творчество пытался объединить и главный архитектор русского авангарда Константин Мельников в своем знаменитом доме-мастерской в Кривоарбатском переулке. Удивительное здание круглой формы с множеством шестиугольных окон кажется маленьким. Но те, кто был внутри, говорят, что впечатление это обманчивое, дом Мельникова довольно просторный. Архитектор был очень привязан к своей семье и хотел соединить мастерскую и жилые помещения и в тоже время максимально усовершенствовать быт. На лекции, посвящённой этому шедевру конструктивизма, рассказывали много интересных вещей. Например то, что Мельникову казалось упущением, что человек столько времени проводит без дела – во сне. Он работал над тем, чтобы как-то найти применение сну, но так и не нашёл.

В районе Арбата находится также первый советский небоскрёб – здание Моссельпрома , расписанное лозунгами Маяковского Александром Родченко. В доме размещались склады, администрация московских продуктовых магазинов, часть здания была жилой. Кроме лозунгов, Родченко поместил на стене рекламные изображения: конфеты «Мишка косолапый», молоко и пиво «Друг желудка», папиросы «Герцеговина Флор».

Фантазия архитекторов наиболее ярко выразилась в создании клубов и дворцов культуры. В 1927 -1928 годы к юбилею революции по проекту И. А. Голосова был построен один из первых рабочих клубов – Дом культуры имени С. М. Зуева или Клуб профсоюза коммунальников имени Зуева, названный в честь слесаря трамвайного парка, который сражался на баррикадах в 1905 году. Центром этого здания с огромными окнами на Лесной улице является стеклянный цилиндр с лестницей внутри, который «держит» весь корпус строения и остальные элементы.

Сложная композиция мельниковского Дома культуры имени Русакова (первоначальное название Клуб Русакова Союза Коммунальников) на ул. Стромынка производит мощное впечатление. Дом культуры получил название в память руководителя Сокольнической организации большевистской партии И. В. Русакова. Несмотря на сложность, похожее на шестерёнку здание выглядит очень цельным и динамичным. С первого взгляда оно поражает своими тремя чётко ограненными, выступающими белыми торцами балконов-аудиторий, которые примыкают к зрительному залу. Балконы чередуются с простенками с окнами, за которыми находятся лестницы. Зал, занимающий центральную часть клуба, тоже особенный – он проектировался как многофункциональный, с возможностью разделять его разными перегородками. Небольшое, но очень интересное здание, которое хочется рассматривать с разных ракурсов.

И всё-таки главная цель архитекторов, которые творили в этом авангардном направлении — решение насущных вопросов, например, расширение инфраструктуры города с его растущим населением. Так что обратим наше внимание с домов культуры на утилитарные строения – гаражи, магазины, фабрики-кухни, хлебзаводы.

Хлебзавод № 5 (Хлебзавод имени Зотова) 1931 года на Ходынской улице работал до недавнего времени. Здание было построено в 1931-32 годах по проекту архитектора А.С. Никольского и оборудовано новаторской техникой инженера Г. Марсакова, которая обеспечивала выпуск 50 000 батонов в день. После пожара в 2007 году производственный комплекс было решено перенести на окраину Москвы, а в здании открыть культурный и деловой центр. Непонятно, что будет на месте этого памятника…

Автобусный парк на ул. Образцова – одно из самых известных творений К. Мельникова. Мельников добился того, что готовый проект стандартного манежного типа для этого гаража был заменён на новый, придуманный архитектором и более эффективный. Металлические конструкции крыши Бахметьевского гаража — одна из последних значительных работ инженера В. Г. Шухова. В 2001 состояние гаража было почти что угрожающим, и здание передали еврейской общине, которая организовала реставрацию. К сожалению, во время реставрации часть конструкций Шухова снесли. К 2008 году ремонт здания был завершён: воссоздана крыша, фасад (по фотографиям и чертежам Мельникова). Может быть, к чему-то стоило отнестись с большим вниманием (например, явные следы евроремонта совсем не смотрятся на памятнике начала века). Но всё же это гораздо лучше, чем ничего! Сейчас в Бахметьевском гараже располагается музей современного искусства «Гараж» и еврейский культурный центр.

Ещё одно творение Мельникова находится недалеко от Бахметьевского автобусного парка. Это гараж для автомобилей ВАО «Интурист». Интересно, что Мельников подключился к проекту только на последней стадии – ему требовалось лишь оформить фасад, не затрагивая планировку здания. Фасад архитектор представил как экран, на котором видны проезжающие по внутреннему спиральному пандусу автомобили. Несмотря на парадоксальность идеи иностранного туризма в закрытом государстве, Мельникову эта идея виделась в радужном свете: «Путь туриста изображён бесконечностью, начиная его с размаха кривой и направляя его быстрым темпом вверх в пространство».

Новый тип сооружений новой эпохи – фабрика-кухня – наряду с домом-коммуной как нельзя лучше иллюстрирует идеи обобществления быта. Предполагалось, что в маленьких комнатках общежития люди будут проводить совсем мало времени, так как большая часть жизни будет проходить на виду, в обществе: работать – на заводе, есть – на фабрике-кухне. Иногда эти заведения были частью дома (жилого или производственного помещения), иногда – располагались в отдельном здании. Такова бывшая фабрика-кухня, которую под девизом «Долой кухонное рабство!» возвёл на Ленинградском проспекте архитектор Мешков. Эта кухня была первой в Москве и третьей в СССР и производила 12 000 обедов в день. В 1970х здание перестроили – остеклили галерею третьего этажа. К настоящему моменту осталось только одно действующее советское заведение общепита – фабрика-кухня на заводе МЭЛЗ, а здание на Ленинградском проспекте заняли офисы, и вообще, выглядит оно довольно непрезентабельно, никогда и не подумаешь, что это архитектурный памятник.

«Передовики» нового образа жизни, творцы и пропагандисты новой культуры сами спешили опробовать свои идеи на практике. Дом-коммуну на Гоголевском бульваре построила для самих себя в 1929-1931 гг. под руководством Моисея Гинзбурга та же группа архитекторов, что и дом Наркомфина, поэтому его иногда называют младшим братом последнего. В жилищное товарищество «Показательное строительство» вошли молодые архитекторы Михаил Барщ, Игнатий Милинис, Михаил Синявский, Вячеслав Владимиров, Любовь Славина, Иван Леонидов, Александр Пастернак, Андрей Буров и другие.

Внешне это здание далеко не такое интересное, как многие другие памятники конструктивизма, но идеи, которые оно выражает — те же: обобществление быта всех жильцов, отделение личного пространства от хозяйственных нужд. Дом-коммуна на Гоголевском принадлежит к так называемому переходному типу: столовая, прачечная и прочие бытовые помещения находятся в отдельных блоках здания, а в квартирах, в виде «мелкобуржуазных» уступок, остаются небольшая кухня, туалет и душевая кабина.

Дом состоит из трёх отдельных корпусов: шестиэтажный корпус с квартирами для холостяков, семиэтажный с двух-трёхкомнатными квартирами для семей и бытовой корпус с помещениями для коммунальных и хозяйственных нужд.

Помимо клубов и гаражей, яркими образцами конструктивизма считаются мосторги — универмаги для пролетариата. В противовес роскошным «капиталистическим» магазинам центра Москвы, их строили в рабочих районах, например, мосторг в Марьиной Роще или Даниловский. Но самый первый мосторг был возведён в районе с революционным названием — на Красной Пресне. В 1913-1914 на Большой Пресненской улице в доме № 36 жил Владимир Маяковский, чья авангардная и по форме содержанию поэзия как нельзя лучше отражает атмосферу той эпохи. В 1927-1928 гг. братья А. А., В. А. и Л. А. Веснины построили по соседству Пресненский Мосторг (позже переименован в Краснопресненский универмаг). Благодаря лаконичной конструкции и удачному угловому расположению, он хорошо вписалось в старую застройку. При его сооружении были применены новые, передовые по тем временам технологии экономичного строительства, а застеклённый фасад, который выглядит, как одна огромная витрина, также символизировал доступность универмага для всех желающих.

Видимо, пролетарский поэт не раз посещал пролетарский универмаг, а особенно его впечатлили купленные там туфли, которые он увековечил в своём творчестве. Если в «Стихотворении одёжно-молодёжном» эти туфли — всего лишь не очень удачное приобретение простой небогатой девушки:

Рубли
завелись
у рабочей дочки,
у пролетарки

в красном платочке.

Пошла в Мосторг.
В продающем восторге
ей
жуткие туфли
всучили в Мосторге.
(Вл. Маяковский),

то в произведении «Любовь» обувь из Мосторга уже служит зловещим орудием ревнивой женщины:

«А любят,

монашенкой верной —

тиранит

ревностью

всякий пустяк

и мерит

на калибр револьверный,

неверной

в затылок

пулю пустя.

Четвертый —

герой десятка сражений,

что любо-дорого,

в перепуге

от туфли жениной,

простой туфли Мосторга».

Уж не туфли ли превратили девушку в мегеру и запугали несчастного вояку-мужа? А то похоже на детские страшилки: говорила бабушка внучке, не ходи в Мосторг, не покупай там туфли. Девушка не послушалась, купила, вышла замуж… Какими такими ужасными качествами обладали туфли из Мосторга, мы никогда не узнаем: на память о том времени нам остались только стихи Маяковского и творения художников и архитекторов эпохи русского авангарда; в бывшем Пресненском Мосторге теперь ведётся совсем другая торговля. В 2002 году здание приватизировала компания «Бенеттон», которая произвела реконструкцию. Фасад-витрина был обновлён приближенно к первоначальному проекту Весниных, восстановлена вывеска «МОСТОРГ» в стиле 1920х годов, интерьерам же повезло меньше: от них практически ничего не осталось.

Многие из конструктивистских зданий дожили до нашего времени в весьма плачевном состоянии — что-то обветшало или совсем разрушилось, что-то перестроено. Дворец культуры Автозавода имени И. А. Лихачёва — во многом произведение исключительное. Это самый первый и самый большой рабочий клуб и одна из немногих хорошо сохранившихся построек той эпохи.

В 1930 г. Был объявлен конкурс на проект Дворца культуры Пролетарского района, проекты предоставили большинство архитектурных объединений. Победителем не выбрали никого, а проект клуба создали братья В. А. и А. А. Веснины, которые в своей работе использовали материалы конкурса.

Строительство началось в 1931 году и продолжалось до 1937 года. Место под грандиозное здание было выбрано неслучайное — территория Симонова монастыря. В ходе реализации проекта были уничтожены несколько башен, часть стен, главный храм, на рабочих субботниках снесли кладбище, где были похоронены представители известных дворянских фамилий. Сооружение рабочего дворца культуры на месте старинного кладбища имело явное идеологическое значение и символизировало победу нового революционного искусства над «отсталой» религией, историей, памятью.

В ходе первой очереди строительства, к 33 году, построили малый театральный корпус; в 1937 г. во время второй очереди возвели клубный корпус. Покрытое тёмной штукатуркой здание обладает масштабной, сложной планировкой, но вместе с тем отличается целостностью, динамичностью, гармонией. Дворец культуры имеет несколько фасадов: боковой, выходящий на Восточную улицу, северный, перед которым располагается парадная площадь, и парковый, с полуротондой, обращённый в сторону реки. В здании предусмотрены большое фойе, зимний сад, выставочный зал, научно-технические кабинеты, лекционный и киноконцертный залы, библиотека, обсерватория, помещения для работы кружков.

Проект, к сожалению, воплощён не полностью: так и не построен театральный корпус, парковая часть (всю прилегающую территорию хотели превратить в парк со спортивными сооружениями), спортивный комплекс. Но, тем не менее, и сейчас Дворец культуры производит удивительно целостное и позитивное впечатление. Несмотря на трагичное прошлое и «несчастливое» кладбищенское место, судьба этого памятника конструктивизма сложилась на удивление неплохо. Как и многие постройки того времени, он не избежал реконструкции (в 40х, 50х и 70х гг.), но это были те удачные случаи, когда ремонт не сильно нарушил общей идеи и стиля. В течение многих лет со времен своего создания, Дворец культуры ЗИЛ активно функционирует, в нём работает коллектив талантливых педагогов. Такое впечатление, что замысел создателей благополучно воплотился и радует нас и сейчас, в совсем другую эпоху.

В обзоре были представлены следующие строения:

1. Дом-коммуна (Жилой комплекс РЖСКТ для строительных рабочих). М. Барщ, В. Владимиров, И. Милинис, А. Пастернак, С. Славина, 1929. Гоголевский бульвар, 8 (м. Кропоткинская)

2. Моссельпром. Д. Коган, 1923-1924. Калашный переулок, 2/10 (м. Арбатская)

3. Дом-мастерская. К. Мельников, 1927-1929. Кривоарбатский переулок, 17 (м. Смоленская)

4. Здание Наркомзема, министерство сельского хозяйства. А. Щусев, 1928-1932. ул. Садовая-спасская, 11/1 (м. Красные ворота)

5. Фабрика-кухня. А. Мешков, 1928-1929. Ленинградский проспект, 7 (м. Белорусская)

6. Жилой дом Наркомфина. М. Гинзбург, И. Милинс, 1928-1930. Новинский бульвар, 25 (м. Баррикадная)

7. Мосторг. А., Л. и В. Веснины, 1929. Красная Пресня, 48/2 (м. Улица 1905 года)

8. Хлебзавод № 5. Г. Марсаков, 1932. Ходынская, 2, стр. 2 (м. Улица 1905 года)

9. Бахметьевский автобусный парк. К. Мельников, 1926-1927. Образцова, 19 (м. Новослободская) — сейчас там галерея «Гараж».

10. Гараж «Интуриста». К. Мельникуов, 1934. Сущевский вал, 33 (м. Савеловская)

11. Клуб им. Русакова. К. Мельников, 1927-1929. Стромынка, 6 (м. Сокольники)

13. ДК автомобильного завода ЗИЛ. А., Л. и В. Веснины, 1930-1937. Восточная, 4 (м. Автозаводская)

Стиль конструктивизм в истории искусства

1. Стиль Конструктивизм в истории Искусства

СТИЛЬ КОНСТРУКТИВИЗМ В
ИСТОРИИ ИСКУССТВА
Выполнила студентка II
курса группы ДПИ о-21
Василенкова Софья

2. Стиль конструктивизм. Основные особенности.

СТИЛЬ КОНСТРУКТИВИЗМ.
ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ.
Раздел первый

3. Рождение термина и появление конструктивизма

РОЖДЕНИЕ ТЕРМИНА И
ПОЯВЛЕНИЕ КОНСТРУКТИВИЗМА
Рождение термина.
Термин
«конструктивизм»
использовался
советскими
художниками и
архитекторами ещё в 1920 году:
конструктивистами
себя
называли
Александр
Родченко и Владимир Татлин — автор проекта Башни III
Интернационала. Впервые конструктивизм официально обозначен
в том же 1922 году в книге Алексея Михайловича Гана, которая
так и называлась — «Конструктивизм».
То есть явным образом подчёркивалось, что культура новой
России является индустриальной.
Татлин проект Башни III
Интернационала.
Появление конструктивизма.
Конструктивизм – авангардистский метод (стиль, направление) в
изобразительном искусстве, архитектуре, художественном конструировании,
литературе, фотографии, оформительском и декоративно-прикладном искусстве,
получивший развитие в 1920 – начале 1930 годов.
Конструктивизм принято считать советским явлением, возникшим
после Октябрьской революции в качестве одного из направлений нового,
авангардного, пролетарского искусства.
На
становление
конструктивизма
оказали
огромное
влияние футуризм, супрематизм, кубизм, пуризм и другие новаторские течения
1910-х годов в изобразительном искусстве, однако социально обусловленной
основой стало именно «производственное искусство» с его непосредственным
обращением к современным российским реалиям 1920-х годов.

5. Основные особенности

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
•Характеризуется строгостью, геометризмом, лаконичностью форм и
монолитностью внешнего облика.
•Показной роскоши быта конструктивисты стремились противопоставить
простоту и подчеркнутый утилитаризм новых предметных форм.
•В архитектуре принципы конструктивизма были сформулированы в
теоретических выступлениях А. А. Веснина и М. Я. Гинзбурга, практически
они впервые воплотились в созданном братьями А. А., В. А. и
Л. А. Весниными проекте Дворца труда для Москвы 1923г
•В 1926 году была создана официальная творческая организация
конструктивистов — Объединение современных архитекторов (ОСА). Данная
организация являлась разработчиком так называемого функционального
метода проектирования, основанного на научном анализе особенностей
функционирования зданий, сооружений, градостроительных комплексов.
Характерные памятники конструктивизма — фабрики-кухни, Дворцы
труда, рабочие клубы, дома-коммуны.
братья А. А., В. А. и Л. А. Весниными
проекте Дворца труда для Москвы 1923г

6. Конструктивизм в изобразительном искусстве

КОНСТРУКТИВИЗМ В
ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ
ИСКУССТВЕ
Раздел второй

7. Конструктивизм в изобразительном искусстве.

КОНСТРУКТИВИЗМ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ
ИСКУССТВЕ.
Конструктивизм (от лат. constructio — построение) художественное направление в искусстве ряда европейских
стран начала XX в., провозгласившее основой художественного
образа не композицию, а конструкцию. Выразился в
стремлении художников обратиться к проектированию вещей,
художественной организации материальной среды. Художники
этого направления (В. Татлин, А. Родченко, Л. Попова, Э.
Лисицкий, В. Степанова, А. Экстер), включившись в движение
производственного искусства, стали основоположниками
советского дизайна, где внешняя форма непосредственно
определялась функцией, инженерной конструкцией и
технологией обработки материала.
Живопись этот принцип реализовала в соответствии с
двухмерностью пространства: абстрактность форм и
структуры располагались на поверхности, подобно чертежу
архитектора и машинной технологии.
Л. С. Попова. Чертёж сценической
конструкции для спектакля
«Великодушный рогоносец». 1922 г.

8. Конструктивизм в дизайне и фотографии

КОНСТРУКТИВИЗМ В
ДИЗАЙНЕ И ФОТОГРАФИИ
Раздел третий

9. Конструктивизм в дизайне и фотографии

КОНСТРУКТИВИЗМ В ДИЗАЙНЕ И
ФОТОГРАФИИ
Конструктивизм в фотографии отмечен геометризацией
композиции, съёмкой в головокружительных ракурсах при сильном
сокращении объёмов. Такими экспериментами занимался, в
частности, Александр Родченко.
В графических видах творчества конструктивизм характеризовался
применением фотомонтажа вместо рисованной иллюстрации,
предельной геометризацией, подчинением композиции прямоугольным
ритмам. Стабильной была и цветовая гамма: чёрный, красный,
белый, серый с добавлением синего и жёлтого.
В
области
моды
также
существовали
определённые
конструктивистские тенденции — на волне общемирового увлечения
прямыми линиями в дизайне одежды, советские модельеры тех лет
создавали подчёркнуто геометризированные формы.
Обложка журнала «Современная
архитектура» (автор А. Ган)

10. Конструктивизм в литературе и музыке

КОНСТРУКТИВИЗМ В
ЛИТЕРАТУРЕ И МУЗЫКЕ
Раздел четвертый

11. Конструктивизм в литературе

КОНСТРУКТИВИЗМ В ЛИТЕРАТУРЕ
В 1923 рядом манифестов был провозглашён конструктивизм как течение в
литературе (прежде всего в поэзии), создан «Литературный центр
конструктивистов». В нём участвовали поэты Илья Сельвинский, Вера
Инбер, Владимир Луговской, Борис Агапов, литературоведы Корнелий
Зелинский, Александр Квятковский и другие. Конструктивисты-писатели
провозглашали близость поэзии «производственной» тематике (характерные
названия сборников: «Госплан литературы», «Бизнес»), очеркизм, широкое
применение «прозаизмов», использование нового размера — тактовика,
эксперименты с декламацией. К 1930 году конструктивисты стали объектом
травли со стороны РАПП и объявили о самороспуске.

12. Конструктивизм в музыке

КОНСТРУКТИВИЗМ В МУЗЫКЕ
Конструктивизм оказал заметное влияние на музыкальное искусство.
Для музыкального языка этого направления характерны особые стилевые
приемы — резкие, скрежещущие звучности и внезапные контрасты. Музыка
может имитировать звуки машин, в связи с чем важную роль играет
прием остинато и даже полиостинато.
Важнейшим представителем этого направления в отечественной музыке
стал А. Мосолов. Его симфонический эпизод «Завод» из неосуществленного балета
«Сталь» стал символом конструктивизма в русской музыке.

13. Конструктивизм в архитектуре

КОНСТРУКТИВИЗМ В
АРХИТЕКТУРЕ
Раздел пятый

14. Конструктивизм в архитектуре

КОНСТРУКТИВИЗМ В АРХИТЕКТУРЕ
•Значительных успехов в 20— 30-х гг. 20 в. достигла архитектура.
Внимание архитекторов привлекли задачи не только промышленного, но и
массового жилищного строительства.
•Корифеем русского (советского) конструктивизма считается Константин
Мельников, переходит к проектированию очень актуальных построек нового
(революционного) типа и назначения — рабочих клубов.
•Советские конструктивисты сосредоточили свои усилия на двух больших
задачах: проектировании образцового социалистического города и
коммунального многоквартирного жилья для рабочих — домов-коммун.
Клуб им. Русакова. арх. К. Мельников.
•Впервые архитекторы — конструктивисты громко заявили о себе на
конкурсе проектов здания Дворца Труда в Москве.
•C 1926 года конструктивисты начинают выпускать свой журнал —
«Современная архитектура»
•C 1926 года конструктивисты начинают выпускать свой журнал —
«Современная архитектура»
Дворец Советов

АРХИТЕКТУРА РУССКОГО АВАНГАРДА

АРХИТЕКТУРА РУССКОГО АВАНГАРДА

Конец 1910-х — 1920-е годы — краткий, но чрезвычайно насыщенный событиями период в жизни нашей страны: в 1917 г. к власти пришли большевики, и советскому государству, претендовавшему на построение нового мира, требовалась совершенно иная, чем прежде, архитектура. В связи с этим декларировалась свобода от всяческих «оков», в том числе канонических, стилевых, что предоставило неограниченные возможности для всех видов творчества. Именно столь резкому повороту не столько в политике, сколько в сознании людей мы обязаны бесценным наследием русского авангарда.

Кандидат искусствоведения, заведующая сектором отдела архитектурно-графических фондов XX-XXI вв. Государственного музея архитектуры им. А. В. Щусева (Москва)

Для зодчих наступило время смелых поисков, экспериментов. Приевшийся академизм классики*, чрезмерная декоративность модерна** и нередко не отвечавшее требованиям хорошего вкуса смешение несовместимого в эклектике*** ассоциировались с ушедшим в прошлое царизмом. Важнейшими факторами развития архитектуры стали номинальное освобождение от воли заказчика, отмена частной собственности на землю и крупную недвижимость, открывшие широкие горизонты для проектирования и массового строительства небывалых ранее типов зданий. Зодчество играло ведущую роль в формировании визуального образа страны Советов. Тогда были организованы конкурсы проектов крупных административно-общественных сооружений: разрушая дворцы уходящей эпохи, новый строй стремился создать свои, призванные стать олицетворением мощи, величия, успешности и прогрессивности молодого государства. Однако в архитектуре гораздо труднее, чем в других видах искусства, путь от рождения до реализации творческого замысла. Истощенной Первой мировой (1914 — 1918 гг.) и Гражданской (1918 — 1922 гг.) войнами стране было не до большого строительства, способного отразить произошедшие в ней радикальные перемены. Поэтому многие проекты создавали как бы авансом, впрочем, без сомнений в их реализации. К тому же выдвинуть свежую идею было важнее, чем претворить ее в жизнь.

В 1917 — 1925 гг., в атмосфере романтического восприятия открывшихся горизонтов творчества, появилось множество необычных архитектурных произведений, отличавшихся острой символической выразительностью, — авторы стремились сделать их понятными, как агитационный плакат. Самый яркий из подобных примеров — Башня III Интернационала**** Владимира Татлина (1919 г.). Репрезентативность ее образа заключалась в дерзкой новизне конструкции: разворачивающийся по спирали металлический каркас заключал в себе три стеклянных объема — кубический, пирамидальный и цилиндрический, причем каждый должен был вращаться со строго определенной цикличностью. Там планировали разместить законодательные, исполнительные органы и информационный центр Коминтерна.

Здание, задуманное как величайшая постройка мира, должно было взметнуться ввысь на 400 м. Прочность и жесткость каркаса автор предполагал достичь не массой материала, а спиралевидным изгибом двух металлических стержней с тонкими перемычками, призванных придать монументальному сооружению необычайную легкость. Этот замысел, во многом послуживший примером эстетического освоения новых форм, остался нереализованным, как и множество других, родившихся в первой половине 1920-х годов. Однако они, например, Дворец труда Виктора и Леонида Весниных (1923 г.), «горизонтальные небоскребы» Лазаря Лисицкого (1923 — 1925 гг.), архитектоны (пространственные композиции) Казимира Малевича (1920-е годы), вошли в историю мирового зодчества как этапные произведения.

В 1920 г. в Москве были открыты Институт художественной культуры (ИНХУК) и Высшие художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС) с архитектурными и производственными факультетами. В первом из них занимались в основном созданием теоретических концепций, во втором — их непосредственной экспериментальной проработкой в атмосфере развернутых творческих дискуссий.

Между тем заметно активизировалось строительство, в частности, электростанций, рабочих поселков при них, промышленных предприятий, малоэтажных жилых комплексов, что потребовало формирования нового архитектурного «языка». И к середине 1920-х годов сложились два главных течения отечественного зодчества — рационализм и конструктивизм (первые их объединения возникли в ИНХУКе). Их представители работали над определением особенностей, закономерностей восприятия человеком невиданной ранее архитектурной формы, ее взаимодействия с функционально-конструктивной основой сооружения. Именно несходство способов решения этих вопросов стало критерием разделения данных концепций, впрочем, достаточно условного, хотя сами их сторонники настаивали на принципиальных различиях своих творческих методов.

Рационалисты делали акцент на эстетических задачах зодчества, достижении его выразительности с использованием законов психофизиологии человеческого восприятия. На формировании их концепции оказали влияние кубофутуризм, супрематизм***** и символический романтизм. На первый план вышел пластический образ объекта (конструкция играла второстепенную роль), причем особое значение приобрело его объемно-пространственное решение.

Организатором, теоретиком и творческим лидером рационалистов был Николай Ладовский, вокруг которого еще в ИНХУКе начал складываться коллектив единомышленников, в 1923 г. объединившихся в Ассоциацию новых архитекторов (АСНОВА). Одним из первых в мире он поставил вопрос о рациональных основах восприятия человеком архитектурно-художественного произведения. Зодчий-новатор изучал соответствующие психофизиологические закономерности, организовал во ВХУТЕМАСе лабораторию, где проводил исследования с применением приборов, специально созданных для проверки глазомера и пространственного воображения.


Проект здания акционерного общества «Аркос»
Архитекторы Веснины. 1927 г.


Проект московского отделения газеты «Ленинградская правда». Архитекторы Веснины. 1924 г.

В начале 1920-х годов Ладовский разработал психоаналитический метод преподавания архитектуры (в частности, композиции) во ВХУТЕМАСе, ввел практику выполнения заданий в макетах, что, безусловно, способствовало развитию у студентов объемно-пространственного мышления.

АСНОВА, относительно немногочисленная организация, действовавшая лишь в столице, была тесно связанна с ВХУТЕМАСОМ и в первую очередь ориентировалась на молодежь (в противоположность активизировавшимся в начале 1920-х годов старым архитектурным обществам Москвы и Петрограда). Не случайно именно рационалисты в большей степени, чем сторонники других архитектурных направлений, занимались педагогической деятельностью.

Подчеркнем: рационалистов нередко критиковали за отвлеченное экспериментирование с формой и отрыв от реальности (например, высотное здание, которое предполагали возвести в Москве на Лубянской плошади; Владимир Кринский, 1922 г.), но освобождение творчества от сугубо прагматических задач сообщало этим произведениям значительный потенциал на будущее.

Конструктивизм в архитектуре (окончательно сформировавшийся несколько позже рационализма) был частью широкого направления в отечественной культуре 1920-х годов с тем же названием. Оно возникло из творческих поисков художников Владимира Татлина. Владимира и Ееоргия Стенбергов, Наума Габо, Александра Родченко и развития основных идей теоретиков «производственного искусства»****** Осипа Брика, Бориса Арватова, Александра Еана и др. Последователи этого движения ставили во главу угла создание не изображений действительности, а ее самой — окружающих человека вещей.

Временем рождения конструктивизма как течения зодчества можно назвать 1921 г., когда его сторонники создали в ИНХУКе рабочую группу. В основе их теоретического кредо лежала ориентация на функциональные требования к произведениям искусства как к бытовым предметам. Простота же форм ассоциировалась с эстетическими идеалами победившего пролетариата.

Конструктивисты постепенно объединились вокруг Александра Веснина. В 1923 — 1924 гг. он возглавил группу приверженцев этого течения, состоявшую преимущественно из студентов ВХУТЕМАСа, в работе которой участвовали деятели ЛЕФа (Левого фронта искусств)*******. В 1925 г. на ее основе сформировалось Объединение современных архитекторов, начавшее выпускать журнал, где его члены публиковали основные положения своей концепции, главный акцент делая на конструктивном своеобразии архитектурной формы и ее функциональной целесообразности. Теоретики данного направления особо подчеркивали, что оно представляет собой не новый стиль, а метод творчества.

Широкое распространение получил разработанный одним из лидеров рассматриваемого течения Моисеем Гинзбургом так называемый функциональный метод проектирования, основанный на рациональном подходе к планировке и оборудованию сооружения, учете его назначения и социальной функции. Это была развернутая творческая программа, требовавшая внедрения в зодчество новейших научно-технических достижений того времени, разработки соответствующих типов здании, определения эстетических возможностей новой архитектуры, а также индустриализации строительства.

Первым проявлением конструктивизма как сформировавшегося направления стал упомянутый конкурсный проект Дворца труда братьев Весниных (1923 г.), отличавшийся ярким новаторским решением, в частности применением современных конструкций, материалов, и рассчитанный на крупный градостроительный масштаб. Главный зал подвесным переходом соединялся с огромной цилиндрической башней здания. Ее асимметричный сдвиг относительно оси и ритмический сбой горизонтальных и вертикальных членений фасадов создавал ощущение динамика композиции. Для пространств же интерьера авторы предусмотрели возможность трансформации и объединения.

Среди других важнейших работ конструктивистов 1920-х годов можно выделить конкурсные проекты зданий газеты «Ленинградская правда» (братья Веснины, Илья Голосов), акционерного общества «Аркос» (братья Веснины, Илья Голосов, Владимир Кринский), московского телеграфа (братья Веснины, Георгий Вегман).

В середине 1920-х годов наиболее видной фигурой среди конструктивистов стал Голосов, уделявший основное внимание разработке остекленного каркаса и крупной сложно решенной формы. Одно из самых известных его сооружений — клуб им. СМ. Зуева в Москве (1927 — 1929 гг.). Стеклянный объем цилиндра словно прорезает угол здания, создавая значимый пространственный акцент на углу Лесной улицы. Вертикальные окна продольной части вносят четкий ритм в организацию фасадной плоскости и уравновешивают выступающие горизонтали балконов.

А в 1928 — 1930-х годах фактическим лидером этого движения стал Иван Леонидов. Его проекты, в частности Института библиотековедения им. В. И. Ленина, отличались лаконичностью геометрических объемов и новизной принципов пространственной организации городского ансамбля.

Значимой вехой архитектуры стал также жилой дом Наркомата финансов на Новинском бульваре (Моисей Гинзбург, Игнатий Милинис, 1929 — 1930 гг.). Его возвели на большом участке, в окружении парка, на высоком склоне, обращенном к Москве-реке. В оформлении фасадов доминируют длинные полосы окон, подчеркивающие горизонтальную протяженность жилого здания и контрастирующие с большим витражным окном коммунального корпуса. Полукруглые выступы торцевого фасада визуально завершают движение продольных линий окон.

Еще один важный памятник авангарда в Москве — состоящее из четырех корпусов здание Центрального союза потребительских обществ СССР (ныне Федеральной службы государственной статистики — Госкомстат) на улице Мясницкой (1929 — 1936 гг.). В результате международного конкурса автором проекта стал знаменитый французский архитектор Ле Корбюзье. Сложная компоновка объемов и перепад высот вносят динамику в прямоугольную «сетку» рационалистических фасадов.

Одно из наиболее ярких и запоминающихся сооружений того времени — планетарий в Москве. Он был построен в 1927 — 1929 гг. Михаилом Баршем и Михаилом Синявским недалеко от Садового кольца. Основа необычной композиции здания — параболический железобетонный купол, служащий перекрытием главного зала, расположенного на втором этаже. Цилиндрический объем основания акцентируют три выступа лестниц.

В числе ведущих архитекторов советского авангарда был и Константин Мельников, не входивший ни в одно творческое объединение и остававшийся яркой творческой индивидуальностью. Его собственный дом, построенный в 1929 г. в центре Москвы, вблизи улицы Арбат, — уникальный архитектурный памятник столицы. Небывалый случай в истории советского периода: Правительство и руководство города официально выделили зодчему участок земли и предоставили ссуду в государственном банке на возведение здания по представленному им проекту. Композиционно это два врезанных друг в друга цилиндра одинакового диаметра, но разной высоты. Передняя часть более низкого «срезана» остекленной плоскостью фасада, здесь расположен вход и большое окно гостиной. Стены сложены из кирпича и представляют собой сетчатый каркас с диагонально ориентированными ячейками, кратными шестиугольным окнам.

Мельников построил в Москве пять клубов, вошедших в историю архитектуры авангарда. Необычное объемно-пространственное решение самого знаменитого из них, сооруженного для Союза транспортников МКХ им. И. В. Русакова (1927 — 1929 гг.), взаимосвязано с планировкой внутренних помещений, предполагавшей возможность их трансформации. Балконы зрительного зала в виде динамичных «выбросов» своеобразных срезанных консолей, разделенных остекленными вертикалями лестниц, составляют основу композиционного решения фасада.

Композиция еще одного спроектированного Мельниковым клуба, принадлежавшего обувной фабрике «Буревестник» (1927 — 1929 гг.), построена на контрастном сопоставлении пластического объема остекленной пятилепестковой башни и глухой стены зрительного зала, нависающей над входом. Основной объем здания, составленный из двух словно выдвигающихся один из другого прямоугольников, уходит в глубину участка. Строгий же серый фасад клуба завода «Каучук» (1927 — 1929 гг.) расчленен чередованием вертикальных участков стены и остекленных поверхностей. Круглый кассовый павильон, вынесенный на угол тротуара, закрепляет центральную ось сектора.

В заключение отметим: эволюция взаимоотношений рационализма и конструктивизма достаточно сложна. Первоначально их общей базой стало декларативное отрицание традиций прошлого. Затем между их представителями возникли разногласия в основных положениях творческого метода, приведшие к острым дискуссиям. Однако впоследствии под влиянием реалий перехода к решению практических задач теоретические противоречия несколько ослабли и оба направления со временем сблизились, удачно дополняя друг друга.

В конце 1920-х годов была предпринята попытка объединить представителей новаторских течений в единую федерацию. Однако это не удалось. Более того, в 1929 г. появилось Всероссийское объединение пролетарских архитекторов, подвергшее резкой критике зодчих, выступавших за поисковое проектирование, и объявило «непролетарскими» течения авангарда, что привело к укреплению позиций сторонников традиционалистского направления.

В результате на рубеже 1920 — 1930-х годов позиции рационалистов и конструктивистов заметно ослабли. На первый план вышли направления неоклассического характера, получившие одобрение власти как преимущественные в выборе ориентиров для образного решения советской архитектуры, что фактически ознаменовало конец архитектуры советского авангарда.

* См.: З. Золотницкая. «Благородная простота и величественное спокойствие». — Наука в России, 2009, N 3.

** См.: Т. Гейдор. Русская архитектура серебряного века. — Наука в России, 2009, N 6.

*** См.: Т. Гейдор. Полистилизм в русской архитектуре. — Наука в России, 2009, N 5.

**** Коминтерн (Коммунистический интернационал), III Интернационал — в 1919 — 1943 гг. международная организация, объединявшая компартии различных стран.

***** Кубофутуризм — направление в искусстве авангарда в начале XX в., соединившее в себе наработки футуристов (претендовавших на построение «искусства будущего», отрицавших весь предшествующий мировой опыт) и художников-кубистов (использовавших подчеркнуто геометризованные условные формы, «дробящие» реальные объекты). Супрематизм — направление в авангардистском искусстве, основанное в первой половине 1910-х годов в России художником Казимиром Малевичем. Выражалось в комбинациях разноцветных плоскостей простейших геометрических очертаний (прямой линии, квадрата, круга, прямоугольника), образовывавших пронизанные внутренним движением уравновешенные асимметричные композиции.

****** «Производственное искусство» — художественное движение в культуре России в 1920-е гг. В 1918 — 1921 гг. было тесно связано с так называемыми левыми течениями в живописи и скульптуре. Участники движения ставили задачу слияния искусства, оторванного развитием капитализма от ремесла, с материальным производством на базе высокоразвитой промышленной техники.

******* Левый фронт искусств — творческое объединение, существовавшее в 1922 — 1929 гг. в Москве, Одессе и других городах. Основные принципы его деятельности — литература факта, производственное искусство, социальный заказ.


Мария КОСТЮК

Утопия авангарда — Троицкий вариант — Наука

Мария Гельфанд

«Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим…» — пели по всему миру в начале XX века. И хотя в оригинале эти строки звучат по-другому, в русском варианте в них слышится архитектурный оттенок. Не ограниченная старым миром (историей, классической традицией) архитектурная фантазия пережила в постреволюционной России бурный рассвет. Результатом этой фантазии стал русский конструктивизм — самый социально-ориентированный, радикальный и утопичный стиль из всех направлений мирового архитектурного авангарда.

Однако если со стороны традиции все ограничения были сняты, то уйти от жестких рамок, которые накладывал реальный уровень развития строительной индустрии того времени, архитекторы не могли. От эпохи 1920–1930-х годов до нас дошли немногие реализованные проекты (хрупкие прототипы, не рассчитанные на долгий срок эксплуатации) и большой пласт фантазийных проектов и теоретических исследований, проводившихся в учебных мастерских и профессиональных архитектурных объединениях (ОСА — Объединение современных архитекторов, АСНОВА — Ассоциация новых архитекторов). Такой отрыв архитектуры от реальной практики роднит ее с другими видами искусств, основанных на чистой фантазии, — живописью, графикой, скульптурой, литературой. Одновременно с этим отрывом можно наблюдать и встречный процесс. Задача «построить новый мир», общая для всех авангардистов, вовлекала в архитектуру людей, напрямую с ней не связанных, — художников, скульпторов, поэтов. «Планиты для землянитов» Казимира Малевича, «Башня Третьего Интернационала» Владимира Татлина, архитектурные фантазии Александра Родченко — эти работы находятся на стыке различных искусств, смешанных в плавильном котле русского авангарда.

Литература того времени тоже обращается к теме нового мира. Вычлененные из различных произведений описания городов, зданий, среды оказываются словесным выражением картин Малевича и проектов Ивана Леонидова. Если сложить эти описания в общую картину получится своего рода техническое задание на проектирование идеального города будущего.

Предтечи

Идеи социализма, построения нового мира и нового человека, зародившиеся во второй половине XIX века, заложили фундамент для революции в России. Вместе с этими идеями сформировалось представление о новой эстетике жизни, устройстве быта, архитектуре.

Основа основ для русских социалистов-революционеров — роман Николая Чернышевского «Что делать?» — содержит главу с описанием будущего социалистического мира. Это описание кажется очень похожим на то, о чем впоследствии будут писать Владимир Маяковский и Велимир Хлебников.

Архитектура будущего у Чернышевского — огромные отдельно стоящие здания -дома-коммуны, окруженные природой, вмещающие в себя все функции, необходимые для жизни людей. Города продолжают существовать, но функционируют теперь как место встречи, «сношения» между жителями коммун. Дома-коммуны состоят из внешней оболочки, защищающей от окружающей среды и позволяющей создать внутри тропическую оранжерею, и внутреннего ядра дома, окруженного этой оранжереей. Внешняя оболочка — тонкий металлический каркас, заполненный стеклом. Внутренний дом — каменные пилястры с окнами во всю высоту этажа, стекло занимает максимально возможную площадь фасада. Интерьер внутреннего дома — пол, потолок, мебель из алюминия, стеклянные стены, зеркала, закрывающие каменные простенки. Здание максимально прозрачно, связано с природой, превращается в огромный зимний сад.

Аналог из реального мира, подобранный Чернышевским для описания новой архитектуры, — «Хрустальный дворец» — оранжерея, построенная Джозефом Пэкстоном (Joseph Paxton) в 1851 году для Всемирной выставки в Лондоне (рис. 1). Восприятие этого сооружения как первого прототипа архитектуры будущего появилось у его современников на Западе практически сразу. Однако никакого идеологического содержания в нем не видели. Соединение новой архитектуры и нового социального устройства — черта, характерная для более позднего времени.

Рис. 1. Хрустальный дворец Дж. Пэкстона. В похожем доме, по Чернышевскому, могли бы жить такие люди, как Вера Павловна
Идеальный мир авангарда

В начале ХХ века казалось, что новый быт непременно придет следом за социальными изменениями. Однако разрушить старый мир проще, чем построить новый. Представление об идеальной среде переместилось в неопределенное будущее. Владимир Маяковский описывал ее в своих поэмах и пьесах. Велимир Хлебников посвятил этой теме эссе «Кол из будущего». Евгений Замятин в романе «Мы» превратил утопию авангарда в кошмар, разворачивающийся в таком же архитектурном контексте.

Рис. 2. Новая архитектура в «городе прошлецов». И. Леонидов, конкурсный проект здания Наркомтяжпрома на Красной площади (1934)

Во всех этих произведениях описан новый мир — альтернатива существующей городской среде. «Киргизское копченое селение», «дома-крысятники», «сдавленные в икру улицы» — так выглядела старая архитектура через призму авангарда. Новая архитектура — это свобода, простор, пространство, свет, воздух (рис. 2).

Новая градостроительная структура

Катастрофа, связанная с неприспособленностью существующей среды к резкому увеличению городского населения, выдвинула градостроительные вопросы на первый план. Архитекторы спорили о том, каким должен быть идеальный социалистический город. А литераторы описывали мир, в котором такой город уже построен.

У Хлебникова и Маяковского городская среда в привычном смысле слова перестает существовать: город становится группой отдельно стоящих домов. Поверхность земли между ними практически не используется, крыша становится главным фасадом, архитектура рассчитана на восприятие сверху.

У Замятина картина несколько другая. Его город имеет структуру ортогональной решетки с прямоугольной типовой застройкой. Дворы отсутствуют, улицы превращаются в проспекты — широкие, прямые, подходящие для прохода больших масс людей. Проспекты переходят в площади, сохраняющие свою привычную функцию, они служат местом сбора горожан в важных точках города.

В реальных проектах того времени воплотились все эти темы. Город точечных башен предлагали построить Иван Леонидов, Николай Ладовский и архитекторы его мастерской. Типовая линейная застройка встречается в проектах братьев Весниных, Эрнста Мая (рис. 3). Мечты о развитии воздухоплавания, восприятии архитектуры сверху появляются в работах Георгия Крутикова, Александра Родченко, Казимира Малевича.

Рис. 3. Прямые проспекты и бесконечные ряды одинаковых жилых домов не были фантазией Замятина — именно так выглядели реальные проекты городов того времени (Э. Май, конкурсный проект на застройку Магнитогорска, 1931)
Природа, окружающая среда

«Вы любите молнию в небе, а я — в электрическом утюге», — писал Маяковский Борису Пастернаку. Искусственное лучше естественного, хаос окружающей среды в авангардной утопии полностью подчиняется разуму человека.

Тон задал еще Чернышевский: в его романе описан метод орошения тканевого навеса над пашней, с помощью которого жители домов-коммун справлялись с жарой, создавая тень и искусственную прохладу. В той же главе он сравнивает электрический свет с дневным освещением и описывает тропический сад на берегу Оки — за стеклянными стенами оранжереи.

Маяковский в «Летающем пролетарии» упоминает «солнце искусственное в миллиард свечей», управление искусственными тучами и дождем, кино, проецируемое на облака. Тот же искусственный дождь и облачную проекцию описывает Хлебников.

Замятин пишет о стеклянной оболочке, закрывающей город от окружающей среды. Погода перестает как-либо влиять на жизнь за стеклянной стеной, солнце превращается в ровный рассеянный свет, живую зелень можно найти только в ботаническом саду.

Транспорт

Период между двумя мировыми войнами — золотой век авиации, с воздушным транспортом связываются большие надежды. Летающие пролетарии Маяковского и крылатые жители Хлебникова перемещаются по небу просто так или с помощью различных летательных аппаратов. Это делает крышу здания важным общественным пространством — на крышах организуют сады и оборудуют стартовые площадки, где собираются жители, провожая в путь очередной дирижабль. В произведении Замятина также упоминается воздушный транспорт, но только личный, в качестве общественного используется подземная железная дорога.

Еще одна важная идея того времени — объединение функции транспорта и жилья в одной мобильной жилой ячейке. Так, у Хлебникова человек путешествует вместе со своим домом — «стеклоящиком», который легко транспортировать с помощью пароходов и железной дороги. Жилые дома превращаются в металлические остовы, каркасы, в которые встраиваются эти «стеклоящики», подключаясь ко всем коммуникациям. О схожем способе передвижения упоминает и Маяковский: «Теперь приставил // крыло и колеса // да вместе с домом // взял // и понесся».

Идеи воздухоплавания и мобильной архитектуры занимали многих архитекторов. Наиболее яркое их выражение — дипломный проект студента ВХУТЕМАСа Георгия Крутикова (1928). По задумке Крутикова вся жилая архитектура переносится в небо и зависает в пространстве над землей. Для транспортной связи используются летающие ячейки, рассчитанные на одного человека (рис. 4). Эти ячейки, как и у Хлебникова, присоединяются к остову дома и могут служить стационарным жильем. Этот проект, вызвавший в свое время немало споров, стал классикой архитектуры 1920-х и часто упоминается для иллюстрации мечтательного характера той эпохи.

Рис. 4. Дипломный проект Г. Крутикова «Летающий город» сейчас выглядит так же фантастично, как и 89 лет назад

Жилье

Изменение быта в наибольшей степени влияет на типологию жилья. Отказ от частной собственности, от семьи и семейного воспитания детей, коллективизация бытовых процессов (приготовление пищи, стирка одежды), отказ от индивидуального времяпрепровождения в пользу коллективного досуга — все эти идеи находят отражение в проектах типового жилья 1920-х годов.

Рис. 5. Сочетание мечты о коллективном быте и экономической прагматики: кухонный элемент в жилых ячейках, рассчитанных на проживание 3–4 человек, занимал 1,4 м2 (Стройком РСФСР, 1928)

Литература в основном отражает тенденции в реальном проектировании, а нередко и предвосхищает их: и у Маяковского, и у Замятина, и у Хлебникова жилое пространство теряет свои основные черты и начинает напоминать общежитие гостиничного типа (рис. 5). Хлебников выделяет для жизни человека одну или несколько жилых ячеек. Маяковский предлагает своему пролетарию наиболее роскошные условия — несколько комнат — спальни, столовые, детские (дети живут с отцом, но без матери), собственную ванную. У Замятина человеку предоставляется комната с письменным столом, двуспальной кроватью, шкафом.

Интересно, что в области жилья и быта литераторы оказались меньшими утопистами, чем архитекторы. Экономическая ситуация и жилищный кризис были таковы, что в профессиональных кругах того времени всерьез обсуждалась норма 5 м2 индивидуальной площади на человека. Этого вполне достаточно для сна, остальное время человек должен проводить в коллективе. И если Маяковский предполагает для каждого человека свободный вечер, а Замятин — один незанятый час в день, то архитектор Николай Кузьмин и его единомышленники предлагали расписать жизнь человека в доме-коммуне до минуты. Еще один важный аспект — высота зданий. Маяковский упоминает о сорока этажах в домах-коммунах и фабричных корпусах сметанного завода. Хлебников пишет о высоте 200–400 саженей (больше 100 этажей). Его «замкоулы» — огромные дома, строящиеся на месте бывших улиц, окружены пустым пространством и соединяются стеклянными переходами с соседними замкоулами. Эти описания напоминают проекты жилых комбинатов Леонида Сабсовича и братьев Весниных, а фраза «Дома-стены стояли рядом, как три книги, стоящие ребром», кажется, и вовсе обращена в 1960-е годы (рис. 6).

Рис. 6. «Порядок развернутой книги; состоит из каменных стен под углом и стеклянных листов, комнатной ткани, веером расположенной внутри этих стен. Это дом-книга», — написал Велимир Хлебников за 50 лет до строительства проспекта Калинина
Строительные материалы

Прозрачность, легкость, чистота, свет — как и в утопии Чернышевского, эти качества новой архитектуры обеспечиваются материалами, из которых она создана. Гнутое стекло кабинок на металлическом остове у Хлебникова, стеклянные стены у Маяковского, куда Пьер Скрипкин, герой пьесы «Клоп», не может воткнуть кнопку, стеклянные мостовые и стены домов, медные ступени, металлическая мебель у Замятина.

Идея абсолютно прозрачного дома из стекла и металла, популярная в литературе того времени, не прозвучала в русской архитектуре, но получила широкое распространение на Западе — можно вспомнить радикальные проекты Миса ван дер Роэ (Mies van der Rohe) и Maison de Verre в Париже (рис. 7).

Рис. 7. Maison de Verre, стеклянный дом в Париже, построен архитектором Пьером Шаро в 1931 году. Судя по описаниям, в похожем доме жил Д-503, герой замятинского «Мы»
«А поэта интересует и то, что будет через двести лет или через сто»

Картинка современной жизни оставила бы у авангардистов начала века двоякое впечатление. Реализовалось многое из того, о чем они мечтали. Подавляющее большинство вещей, предметов искусства, архитектуры, которые окружают нас сегодня, созданы по эстетическим принципам, заложенным сто лет назад.

Образ жизни современного человека в большом городе приближается к идеалу того времени. Дома-коммуны оказываются подходящей моделью для одинокого жителя мегаполиса, активно пользующегося развитой индустрией общественного питания и бытового обслуживания. Однако это не светлое коммунистическое будущее — к такому образу жизни привел капитализм, консервативный строй, ассоциировавшийся с классикой, историей, традицией.

Авангард легко оторвался от связанных с ним идей социального переустройства. Он оказался более гибок и жизнеспособен, чем любая идеология. Жильцы давно поменялись, а дома продолжают стоять.

Мария Гельфанд,
архитектор

Комментарий Сергея Кавтарадзе, искусствоведа, автора книги «Анатомия архитектуры», лауреата премии «Просветитель» 2016 года

Сергей Кавтарадзе, фото В. Голикова, polit.ru

Предсказывать будущее — занятие увлекательное, но требующее определенной смелости. Практически гарантировано, что потомки, если и снизойдут до твоих прозрений, то скорее посмеются над тем, насколько визионер из далекого прошлого не моги представить себе, как широко шагает прогресс. Но все-таки один шаг вперед, куда, вероятно, пойдет мировая архитектура, можно попробовать просчитать.

Текст Марии Гельфанд может в этом серьезно помочь. Стоит обратить внимание на то, что она почти не говорит о внешних приметах авангардной архитектуры. Об отказе от историцизирующего декора, прежде всего классического, с колоннами и пилястрами, фризами и карнизами, наличниками и сандриками. Об увлечении «чистой формой», об отказе отповествовательности (в архитектуре она тоже есть), о построении эстетских композиций из простых геометрических объемов и любовании гладкими поверхностями стен — бетонных или стеклянных.

Это правильно,так как в настоящем авангарде главное не облик. Вообще, современное представление об искусстве как о чем-то рассказывающем, к чему-то призывающем или поучающем верно далеко не для всех эпох. Отнюдь не всегда творчество — нечто внешнее по отношению к реальности. В Средние века, например, на искусстве, прежде всего на архитектуре, лежала чрезвычайно ответственная обязанность: связывать подлунный, тварный мир с трансцендентным миром божественного. Это было столь же важно и столь же осязаемо, как и самая очевидная функция зодчества: стеной и крышей защищать от непогоды. Храм строился не просто как место коллективной молитвы. При освящении в него буквально втягивалась святость горних пространств. Но чтобы это ощущать, человек должен был жить в другом мире, далеко не таком, как сегодняшний. И чувствовать, что когда он входит в храм, то его тело, а не только душа погружается в иную среду, близкую небу более, чем земле.

Авангард начала ХХ века обходился без Бога, скорее Бога хотел подменить. Это и есть его главная особенность. Модернизм — одна из граней грандиозного утопического проекта, точнее проектов, каждый из которых по-своему предлагал желавшему перемен человечеству усовершенствовать мир. Не украсить, не отразить в картинах и книгах. Идея в том, чтобы саму Вселенную и сам процесс жизни в ней сделать большим произведением искусства. Для начала, конечно, Землю, но этим мечты не ограничивались.

Таких эпох, когда человек чувствовал, что он не просто сторонний наблюдатель за тем, как разворачивается бытие, и не просто маленький винтик в не им запущенном механизме, но деятель, способный и имеющий право вмешиваться в само устройство мира, не так уж много, но они были. И порождали выдающиеся произведения, такие, например, как шедевры Ренессанса.

Сегодня, из постмодернистского, ни к чему не относящегося серьезно, настоящего нам трудно представить, что впереди может ждать что-то другое. Но время движется вперед. Мое предсказание: мы стоим на пороге новой эпохи, подобной авангарду. Прежде всего в политике и в архитектуре. Невозможно сказать, какими будут здания будущего: с колоннами или без колонн, с остекленными сплошь фасадами или с маленькими окошками. Скорее всего, и те, и те, так как это не самое важное. Как и положено в искусстве, помимо формы важен смысл. И каким он будет, становится понятным уже сегодня. Если посмотреть на архитектуру, порожденную западной цивилизацией, то можно заметить одну общую для всех эпох черту: в большинстве случаев здания противопоставляют себя окружающему миру. Джио Понти так и говорил: «Архитектура — кристалл». Это значит, что в хаос, беспорядок природного мира внедряется что-то правильное, хорошо рассчитанное, демонстрирующее преимущества разума. Теперь же мы начинаем понимать, что хаос — кажущийся, что природа тоже организована по законам, только очень сложным, не поддающимся описанию простыми арифметическими формулами и теоремами геометрии Евклида. Соответственно, появилась тенденция, пока еще малоосознанная, часто скрывающаяся за риторикой экологов: здания как бы стараются не противопоставлять себя природным (или сложившимся городским) ландшафтам, но гармонично, неназойливо вливаться в уже сложившуюся среду.

И еще одно предсказание. Будущая архитектура будет серьезно, без постмодернистской иронии относиться к порождаемым ею образам. За этим, на мой взгляд, стоят очень важные и, увы, небезопасные вещи. Я думаю, мы вступаем в новую эру (или диалектически возвращаемся к прежней). Как и в авангардные, революционные времена, люди, кажется, начинают чувствовать себя не наблюдателями, но участниками жизнестроительных процессов. Кто-то призывает пересмотреть устоявшиеся общечеловеческие ценности, кто-то берет в руки оружие и отправляется строить собственный новый мир, кто-то решает, что должен помочь Богу утвердить на планете единственно верную религию. Такая пассионарность чревата большой кровью, но, скорее всего, процесс объективный и повернуть вспять тут ничего нельзя. Однако искусствам, и в частности архитектуре, это дает шанс. В такие переломные моменты, когда человечество меняет свое место по отношению к самому ходу жизни, и рождаются большие стили. Остается надеяться, что это утешение архитекторы смогут нам дать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

история в архитектуре. Конструктивизм в живописи

Стремительный технологический прогресс начала прошлого века породил новейшие направления в искусстве и, как следствие, тенденцию к разрушению традиционных канонов, поиску иных форм и эстетических принципов. Это наиболее ярко выразились в авангардизме — комплексе художественных явлений первой трети 20-го века. Одним из многочисленных авангардных течений стал стиль конструктивизм, возникший в молодой советской державе 1920 — 1930 годов. Его также называют «индустриальным» или «строительным» искусством.

Области влияния и распространения

Конструктивизм в живописи выражен слишком слабо, направление, в основном, связывают с архитектурой, в которой простые геометрические формы и предельная функциональность применены наиболее характерно. Но принципы конструктивизма, всеобъемлюще и быстро распространяясь, также оказали значительное влияние на графический, промышленный дизайн, фотографию, театр, кино, танец, моду, художественную литературу и музыку того периода.

Советский конструктивизм оказал существенное влияние на современные творческие движения 20-го века и не только в пределах большевистской страны. Последствия его влияния прослеживаются в основных тенденциях немецкой школы дизайна Баухауса и голландского художественного движения Де Стейла, в творчестве мастеров Европы и Латинской Америки.

Возникновение термина

Определение «строительное искусство» впервые было применено в качестве саркастического выражения Казимиром Малевичем в 1917 году для описания работы Александра Родченко. Термин «конструктивизм» придуман скульпторами Антуаном Певснером и Наумом Габо. Последний разработал промышленный, угловой стиль работы, а своей геометрической абстракцией он был чем-то обязан супрематизму Малевича. Впервые термин появляется в «Реалистическом манифесте» Н. Габо (1920), затем в качестве названия книги Алексея Гана (1922).

Рождение и развитие движения

Конструктивизм среди множества стилей и направлений в изобразительном искусстве формировался на базе русского футуризма, в частности, под влиянием так называемых «Контр-рельефов» (разнофактурные коллажи из различных материалов) Владимира Татлина, выставленных в 1915 году. Он был (как и Казимир Малевич) одним из пионеров геометрического абстрактного искусства, основателем авангардного супрематического движения.

Концепцию нового направления разработала в московском институте художественной культуры (ИНХУК) в период 1920 — 1922 годов первая рабочая группа конструктивистов. Любовь Попова, Александр Веснин, Родченко, Варвара Степанова, Алексей Ган, Борис Арватов и во главе с первым председателем группы Василием Кандинским проработали теоретическое определение конструктивизма как неразрывного сочетания основных элементов индустриальной культуры (конструкций, фактуры и конкретных материальных свойств объекта с его пространственным положением).

Принципы и особенности

Согласно конструктивизму, искусство — средство, исключительно предназначенное для художественного проектирования повседневно-утилитарных, практически применимых объектов. Выразительная лаконичная форма произведений, лишенная всяческих «красивостей» и «украшательств», должна быть максимально функциональной и разработанной для удобного применения ее в массовом производстве (отсюда термин «производственное искусство»).

Беспредметность чувственно-эмоциональных форм Кандинского или рационально-отвлеченная геометрия Малевича переосмысливались конструктивистами и преобразовывались в реально существующие пространственные объекты. Так появился новый дизайн рабочей одежды, тканевых рисунков, мебели, посуды и других предметов широкого потребления, родился характерный советских времен.

Особый аскетизм в изобразительных средствах выражения выделяет это направление среди похожих стилей, но во многом обобщает его с рационализмом. Помимо теоретической идеологии, конструктивизм отличают такие внешние свойства:

  1. Немногочисленная тональная гамма в пределах синего, красного, желтого, зеленого, черного, серого и белого. Цвета не обязательно были локально-чистыми, нередко использовались их оттеночные приглушенные варианты, но не более 3-4 одновременно.
  2. Формы и линии выразительные, простые, немногочисленные, ограничивались вертикальным, горизонтальным, диагональным направлением или формой правильного круга.
  3. Контуры объектов создают впечатление монолитной конструкции.
  4. Присутствует, так называемая, «машинная» эстетика, которая отображает графические или пространственные инженерные идеи, механизмы, детали, орудия труда.

«Искусство строительства и продуктивизма» Татлина

Ключевой точкой направления стала модель Владимира Татлина, предложенная для строительства памятника Третьему Интернационалу (1919 — 1920 гг.). В конструкции должна была сочетаться эстетика машины с динамическими компонентами, отмечающими такие технологии, как прожекторы и проекционные экраны.

В это время работа Габо и Певснера над «Реалистичным манифестом», утверждающим духовное ядро ​​ движения, подходила к концу. Габо публично критиковал проект Татлина, говоря: «Либо создавайте функциональные дома и мосты, либо создавайте чистое искусство, а ни то и другое одновременно». Идея возведения памятников, не имеющих практической пользы, расходилась с утилитарно-адаптируемой версией конструктивизма. Но при этом конструкция Татлина полностью отображала новое прогрессивное представление о форме, используемых материалах и технологичности творения. Это вызвало серьезные споры и противоречия среди членов московской группы в 1920 году.

Художники Германии провозгласили работу Татлина революционной в интернациональном, а не только советском изобразительном искусстве. Чертежи и фотографии модели были опубликованы в журнале Taut Fruhlicht. Татлинская башня стала началом обмена творческими идеями «строительного искусства» между Москвой и Берлином. Памятник планировали возвести в Ленинграде, но замысел так и не был осуществлен из-за нехватки денег в послереволюционный период. Все же, образ Татлинской башни остался своего рода символом конструктивизма и мирового авангарда.

Талантливый художник-самоучка, родоначальник движения, Татлин был первым конструктивистом, попытавшимся предложить свои дизайнерские способности промышленному производству: проекты экономной печи, спецодежды, мебели. Надо заметить, что это были весьма утопические идеи, как его башня и летающая машина «letatlin», над которой он работал до 1930-х годов.

Конструктивизм в живописи

Сама идея движения, исключающая чистое искусство и какие-либо «красивости» уже отрицала живопись как вид творчества, не способный служить утилитарным нуждам народа. Новый художник провозглашался инженером, создающим вещи, обязанные влиять на сознание и образ жизни человека. Постулат «…не украшать картинами стены, а красить их…» означал тупик станковой живописи — элемента буржуазной эстетики.

Художники-конструктивисты реализовывали свой потенциал в плакатах, дизайнерских проектах производственных изделий, оформлении общественных помещений, эскизах тканей, одежды, костюмов и декораций для театра и кино. Некоторые, подобно Родченко, нашли себя в искусстве фотографии. Другие, как Попова в своем цикле «Простанственно-силовых построений», утверждали, что их живописные полотна — промежуточный этап на пути к инженерному дизайну.

Не воплощаясь полноценно в живописи, конструктивизм способствовал развитию искусства коллажа и пространственно-геометрической инсталляции. Идейным источником послужили «контррельефы» Татлина и «проуны» Эль Лисицкого. Работы, по существу, как и станковая живопись, не имели практического применения, но походили на фантастические инженерные разработки и смотрелись в техногенном духе того времени.

«Проуны»

Разработанные к началу двадцатых годов художником и архитектором Эль Лисицким, так называемые, проекты нового искусства («проуны») представляли собой абстрактно-геометрические композиции, выполненные в живописной, графической форме в виде аппликаций и трехмерных архитектоник. Многие художники (не только конструктивисты) в своей живописи 20 годов изображали подобные «проуны», которые так и остались абстрактными изображениями. Но многие произведения Лисицкого позднее были осуществлены в проектах мебельного, интерьерного, театрального дизайна или нашли воплощение в качестве декоративно-пространственных установок.

Искусство на службе агитации

В середине 1920 — 1930 годов установился особый стиль плакатов советских времен, который впоследствии выделился в отдельный раздел дизайна. Он охватывал театральные и киноафиши, торгово-промышленную рекламу. Последователи движения, подхватив изречение Маяковского, называли себя «рекламными конструкторами». В этот же период сформировался характер как одного из механизмов влияния на сознание народных масс.

Конструктивисты впервые применили в России приемы коллажа для плаката, совместив рисунок, фотографию и элементы типографской продукции. Шрифт, а также тщательно продуманное размещение текста играли особую художественную роль и часто походили на лаконичный графический орнамент. Разработанные в те годы художественные методы плакатного дизайна остались базовыми на протяжении всего советского периода.

Прогрессивное фотоискусство Родченко

Несоответствие утилитарных идей конструктивизма в живописи противопоставлялось воплощению их в фотографии — реальному отражению самой жизни. Шедеврами этого вида искусства признаны уникальные работы многогранного художника Александра Родченко.

Не жалея расходных материалов, он каждый объект или действие стремился запечатлеть в разных условиях и с нескольких ракурсов. Впечатленный фотомонтажом немецких дадаистов, он был первым, кто применил подобную технику в России. Его дебютный, опубликованный в 1923 году, фотомонтаж иллюстрировал стихотворение Маяковского «Об этом». В 1924 году Родченко создал то, что, вероятно, является его самым известным плакатным фотомонтажом, — рекламу издательства «Ленгиз», иногда называемого «Книги».

Он произвел революцию в композиции: натура снята ним потрясающе живописно и нередко напоминает ритмичный графический узор или абстракцию. Вместе с тем, его изображения невероятно динамичны, обобщенно их можно охарактеризовать лозунгом: «Время, вперед!». Работы Родченко поражали еще и тем, что часто натура снималась в довольно непривычных ракурсах, для чего фотографу иногда приходилось занимать просто головокружительные положения.

Новаторские снимки Родченко остались классическим образцом для следующих поколений фотографов и вдохновили многих творцов дизайна. К примеру, американская концептуальная художница Барбара Крюгер успехом своих многочисленных работ обязана Родченко. А вариации его фотопортрета Лилии Брик и плаката «Шестая часть мира» стали основой для обложек музыкальных альбомов зарубежных панк и рок-групп.

Русский конструктивизм в мировом искусстве

Некоторые конструктивисты преподавали или читали лекции в школе Баухауза, где были приняты и развиты некоторые из методов преподавания ВХУТЕМАСа. Через Германию стилевые принципы «эмигрировали» в Австрию, Голландию, Венгрию и другие страны Европы. В 1930 — 1940 годах один из лидеров мирового авангарда, Наум Габо основал в Англии вариант конструктивизма, который утвердился после Первой мировой войны в британской архитектуре, дизайне и различных областях художественного творчества.

Создатель конструктивистского движения в Эквадоре Мануэль Рендон Семинари и художник из Уругвая Хоакин Торрес Гарсия сыграли важную роль для распространения стиля в европейских, африканских, латиноамериканских странах. Конструктивизм в живописи выражен в работах латиноамериканских современных творцов: Освальдо Витери, Карлоса Мерида, Тео Константе, Энрике Табара, Анибаля Виллака и других не менее известных мастеров. В Австралии также творили последователи конструктивизма, известнейшим из которых был художник Джордж Джонсон.

Мастер графического дизайна Невилл Броди воспроизвел в 1980-х годах стиль на основе конструктивистских советских плакатов, это вызвало живейший интерес у ценителей современного искусства. Ник Филлипс и Айан Андерсон в 1986 году создали в английском Шеффилде знаменитую студию графического дизайна The Designers Republic, основанную на конструктивистских идеях. Эта сильная компания и сегодня остается преуспевающей, особенно в направлении музыкальных логотипов и обложек альбомов.

С начала тридцатых годов, когда любые прогрессивные и авангардные направления были запрещены в советской стране, конструктивизм продолжал развиваться и влиять на мировое искусство за рубежом. Утратив идейную основу, стиль стал фундаментом для других направлений, и его элементы по сей день прослеживаются в современном художественном творчестве, дизайне и архитектуре.

Конструктивизм — авангардистский метод (стиль, направление) в изобразительном искусстве, архитектуре, художественном конструировании, литературе, фотографии, оформительском и декоративно-прикладном искусстве, получивший развитие в 1920 — начале 1930 годов. Характеризуется строгостью, геометризмом, лаконичностью форм и монолитностью внешнего облика.

В СССР конструктивизм возник сразу после Октябрьской революции в качестве одного из направлений нового, авангардного, пролетарского искусства . Идея нового направления заключалась в отказе от «искусства ради искусства» и подчинение его производству.

Сторонники конструктивизма, выдвинув задачу «конструирования» окружающей среды, активно направляющей жизненные процессы, стремились осмыслить формообразующие возможности новой техники, ее логичных, целесообразных конструкций, а также эстетические качества таких материалов, как металл, дерево, стекло.

Наибольшее влияние на становление конструктивизма оказало «производственное искусство», призывающее «сознательно творить полезные вещи» и культивирующее образ нового гармоничного человека, пользующегося удобными вещами и живущего в благоустроенном городе. «Производственное искусство» не стало более чем концепцией, однако, термин конструктивизм был произнесен именно теоретиками этого направления (в их выступлениях и брошюрах постоянно встречались также слова «конструкция», «конструктивный», «конструирование пространства»).

На формирование конструктивизма повлияли также футуризм (культ будущего и дискриминация прошлого вместе с настоящим), супрематизм (лишенные изобразительного смысла комбинации геометрических очертаний), кубизм (подчеркнуто геометризированные условные формы), пуризм (стремление к первозданной чистоте и отсутствию заимствований) и другие новаторские течения 1910-х годов.

В 1922 году из печати вышла книга Алексея Гана «Конструктивизм», где впервые был официально обозначен одноименный термин. В книге делался акцент на индустриальной составляющей культуры новой России.

Важной вехой в развитии конструктивизма стала деятельность талантливых архитекторов — братьев Леонида, Виктора и Александра Весниных, начавших свой творческий путь в эпоху модерна. Впервые Веснины громко заявили о себе на конкурсе проектов здания Дворца Труда в Москве. Представленный ими проект выделялся не только рациональностью плана и соответствием внешнего облика эстетическим идеалам современности, но и подразумевал использование новейших строительных материалов и конструкций.

Еще одним известным проектом Весниных стало здание московского отделения газеты «Ленинградская правда» на Страстной площади. На участке площадью 36 кв. метров архитекторы разместили 6 этажное здание, включавшее в себя не только офис и редакционные помещения, но и газетный киоск, вестибюль, читальный зал (одна из задач конструктивистов заключалась в том, чтобы на малой площади сгруппировать максимальное количество жизненно необходимых помещений). Веснины пришли к осознанию лаконичной «пролетарской» эстетики, уже имея солидный опыт в проектировании зданий, в живописи и в оформлении книг.

Ближайшим соратником и помощником братьев Весниных был теоретик архитектуры первой половины XX века Моисей Гинзбург. Вместе они организовали Объединение современных архитекторов (ОСА), в которое вошли ведущие конструктивисты того времени . Общество пропагандировало использование новейших конструкций и материалов, типизацию и индустриализацию строительства.
Основной теоретической концепцией зрелого конструктивизма (1926-1928 гг.) стал функциональный метод, основанный на научном анализе особенностей функционирования зданий, сооружений, градостроительных комплексов путем создания их рационального плана и оборудования. Таким образом, идейно-художественные и утилитарно-практические задачи рассматривались в совокупности. Каждой функции отвечает наиболее рациональная объемно-планировочная структура (форма соответствует функции). Функциональный метод был направлен против стилизаторского отношения к конструктивизму — превращения его из метода в стиль, во внешнее подражательство, без постижения сущности. В частности, за несоблюдение функционального метода критике подвергся Григорий Бархин, автор проекта дома «Известий».

В эти же годы происходит увлечение конструктивистов идеями известного французского архитектора, художника и дизайнера Ле Корбюзье, который неоднократно приезжал в Россию и общался и сотрудничал с членами ОСА: братьями Пантелеймоном и Ильей Голосовыми, Михаилом Барщом, Владимиром Владимировым. По проекту француза на ул. Кирова (ныне Мясницкая) было построено здание Центросоюза (впоследствии здесь разместился Госкомстат).

Особой фигурой в истории конструктивизма считается ученик Александра Веснина — Иван Леонидов, выходец из крестьянской семьи, начавший свой творческий путь с ученика иконописца. Ле Корбюзье называл молодого архитектора «поэтом и надеждой русского конструктивизма», однако утопические, устремленные в будущее проекты Леонидова не нашли практического применения.

Наряду с представителями других архитектурных течений, конструктивисты вели поиски новых приемов планировки населенных мест и принципов расселения, выдвигали проекты перестройки быта, разрабатывали новые типы общественных зданий (Дворцы труда, Дома Советов, рабочие клубы, фабрики-кухни и т. д.).

Наиболее известными московскими постройками в стиле конструктивизм являются: «Дом на набережной» (1927-1931 гг., арх. Борис Иофан, ул. Серафимовича, д. 2), Клуб им. Русакова (1927-1929 гг., арх. Константин Мельников, ул. Стромынка, д. 6), Дом культуры им. Зуева (1928-1928 гг., арх. Илья Голосов, ул. Лесная, д. 18), здание Наркомзема (1929-1933 гг., арх. Алексей Щусев, ул. Садовая-Спасская, д. 11/1), Комбинат газеты «Правда» (1931-1937, арх. Пантелеймон Голосов, ул. Правды, д. 24), Дом Госторга (1927 г., арх. Борис Великовский, ул. Мясницкая, д. 47), здание Центросоюза (1929-1936, арх. Ле Корбюзье, ул. Мясницкая, д. 39), Дом «Известий» (1925-1927 гг., арх. Григорий и Михаил Бархины, Тверская ул., д. 18), здание Кожсиндиката (1927 г., арх. Голубев, Чистопрудный б-р, д. 12А), Московский планетарий (1928-1929 гг., арх. Михаил Барщ и Михаил Синявский, ул. Садово-Кудринская, д. 5), Дом Наркомфина (1932, арх. Моисей Гинзбург и Игнатий Милинис, Новинский б-р., д. 25).

В Санкт-Петербурге фрагменты конструктивистской застройки имеются в районе проспекта Стачек, на Тракторной улице в районе фабрики «Красное Знамя» (Петроградская сторона). Ленинградский конструктивизм создавался усилиями архитекторов Александра Гегелло, Николая Демкова, Евгения Левинсона, Александра Никольского, Якова Чернихова, Игоря Явейна.

В Харькове (Украина) ярчайшим представителем стиля конструктивизм является здание Госпрома (ныне — Дом украинской промышленности), построенного в 1925-1928 гг. на площади Дзержинского (ныне площадь Свободы) по проекту ленинградских архитекторов Сергея Серафимова, Самуила Кравца и Марка Фельгера при участии инженера Павла Роттерта.

В Минске (Белоруссия) наиболее известным памятником конструктивизма является Дом правительства , построенный в 1934-1939 гг. на Площади Ленина (ныне Площадь Независимости) по проекту архитектора Иосифа Лангбарда.

По мнению исследователей, в своей теоретической и практической деятельности конструктивисты допустили ряд ошибок, среди которых объявление квартиры «материальной формой мелкобуржуазной идеологии», схематизм в организации быта в некоторых проектах домов-коммун, недоучет природно-климатических условий, недооценка роли крупных городов под влиянием идей дезурбанизма.

В начале 1930-х годов в значительной степени изменилась политическая ситуация в стране и в искусстве. Новаторские и авангардные течения сначала подвергались резкой критике, а потом и вовсе оказались под запретом как буржуазные. На смену романтично-утопическому, строгому и революционному аскетизму пришел сталинский неоклассицизм.

Конструктивисты оказались в опале. Многие из них оказались забыты или репрессированы.

По мнению некоторых ученых, в СССР в 1932-1936 гг. имел место «переходный стиль», названный условно «постконструктивизм».

Из всех минималистичных (или интернациональных) стилей, конструктивизм особенно крепко прижился на территории Советского Союза. В своей идеологии он превозносит концепцию утилитарности искусства, творчества для пользы, гармонии.

Наследие модерна

В истории архитектуры, дизайна, декоративно-прикладного искусства новое течение не возникает на пустом месте. В этом плане модерн для конструктивизма стал отправной точкой, их объединило стремление к ясно спроектированной композиционной основе.

На рубеже 19-20 веков сторонники ар-нуво выбрали в роли основополагающей формы волнистую линию, представители модерна из Англии и Австрии — квадрат и прямоугольник. Улучшенная производственная технология и набирающие популярность материалы — бетон, железо, стекло — усилили позиции конструктивистов в архитектуре.

Первыми объектами в новой стилистике можно назвать стеклянный павильон для лондонской Всемирной выставки (1851 г.) и Эйфелеву башню, возведенную для такого же мероприятия в Париже в 1889 г.

Начало направлению было положено, но только советские архитекторы в 1920-х годах полноценно оформили идею в теорию, реализовали ее в строительстве и ввели в обиход термин-название. Поэтому стиль конструктивизм считают созданным именно в России. Вот так, к примеру, выглядел проект павильона Советского Союза на парижской выставке в 1925 году.

Новый метод проектирования

Страна жила в переходный период между военным коммунизмом и НЭПом. Социальное расслоение проявилось, в числе прочего, в эстетических представлениях: напускной нэпмановской роскоши класс пролетариата противопоставил осознанный аскетизм одежды, домашней обстановки, внешнего вида зданий.

Простые формы вызывали ассоциации с новым стилем отношений между людьми — демократическим. В теории конструктивизма первостепенной провозглашали полезность вещи, которая являет собой голую конструкцию «без балласта изобразительности» (слова архитектора А. Веснина). Произведения искусства, напротив, считались лишь предметами ненужной роскоши и результатом напрасного труда. Естественно, что привычные пространственные композиции и внешний декор ушли на второй план.

Архитекторы конструктивизма — братья Веснины, Моисей Гинзбург, Константин Мельников, Илья Голосов, Иван Леонидов, Владимир Татлин — сформулировали функциональный метод проектирования. В его основе лежал тщательный анализ функционирования жилых и промышленных строений. Под каждую функцию подбиралась самая рациональная форма (объемно-планировочное решение). В этой концепции строили рабочие клубы, автобусные парки, универмаги, дома-коммуны.

Два направления архитектурного конструктивизма

На волне увлеченности новым течением создавались самые невероятные проекты городских сооружений, воспевающие устремленность советского государства в будущее. Среди них выделились два подхода.

Сторонники радикального конструктивизма предлагали экстравагантные и экспериментальные работы, редко доходящие до реализации.

Таковы подвесной ресторан Василия Симбирцева, летающий город Георгия Крутикова, стеклянные павильоны Константина Мельникова, башни Эля Лисицкого, увенчанные широкими «горизонтальными небоскребами». Проект института им. Ленина авторства Ивана Леонидова объединил шарообразную аудиторию на 4000 человек и вертикальный параллелепипед книгохранилища.

Знаменитым, но так и не воплощенным стал проект памятника Третьему Интернационалу — его архитектор Владимир Татлин предлагал построить башню высотой 400 метров, состоящую из наклонных металлических спиралей и балок, а внутри композиции размещались подвешенные вращающиеся помещения в форме стеклянных куба, пирамиды и цилиндра.

При всей фантастичности эти работы, хоть и остались на бумаге или в виде моделей, вдохновляли остальных архитекторов-конструктивистов на новые способы применения стали, бетона и стекла.

С другой стороны работали практики, которые направили свое творчество в русло более утилитарное и максимально приближенное к требованиям современной жизни.

Главной задачей приверженцы классического конструктивизма определили комфорт для советских граждан на работе, в быту и досуге. Конечно, с оглядкой на господствующую идеологию обобществления и отказа от индивидуальности. Именно в традиционном подходе обозначились отличия архитектурного стиля, о которых расскажем подробнее.

Особенности конструктивизма

Среди интернациональных (минималистичных) направлений конструктивизм выделился стремлением соединить функциональность здания с художественными средствами выражения. И решалась эта задача не с помощью декора, а работой с материалами и формой.

В этом — главное отличие от близкого по духу функционализма, который также исповедовал исключительный практицизм и простую подачу. Архитекторы-функционалисты обращались к сдержанным, скупым объемам и материалам, потому что те удобны; а вот братья Веснины и др. усмотрели в них прием выразительного искусства.

К характерным чертам конструктивизма относят, прежде всего, визуальную целостность образа здания. Мастерство проектировщиков тех времен в том, что геометрическая сегментация не нарушает, а наоборот подчеркивает композиционную слитность.

  • Сегментированность

Речь о четком архитектурном делении на отдельные фигуры и секции, свойственном практически всем минималистичным стилям. Но если функционализм допускает зрительный распад фасада на составляющие, то здесь фрагментация выполнялась в контексте цельности здания.

В числе признаков конструктивизма этот, пожалуй, самый узнаваемый. В пику подчеркнутой рукотворности строений, популярной среди нэпманов, архитектура пролетариата делала ставку на размеры. Дворцы культуры, редакции центральных газет, гаражи госучреждений возводились многоэтажными, растянутыми по горизонтали и ввысь. В современном городе они до сих пор производят впечатление огромных.

  • Объемные решения

Архитектурные формы конструктивизма выделяются большим разнообразием по сравнению с функционализмом. Для стиля типичны массивные опоры, плоские крыши, удлиненные оконные проемы. Параллелепипеды переходят в цилиндры и кубы, большие окружности окон разбавляют плоскость квадратного фасада, сложные выступающие объемы перемежаются гладкими простенками, прямоугольные ризалиты дополняют обтекаемые полукруглые балконы. При строительстве домов в стиле конструктивизм разные по геометрии секции не нагромождались хаотично: одна форма логично переходила в соседнюю, создавая цельный экстерьерный образ.

Ведущие — бетон, стекло, металл. Их применение ограничивал тогдашний уровень строительных технологий, но даже имеющиеся ресурсы позволяли создавать необычные по внешнему виду и внутренней планировке объекты. Шероховатые поверхности, прозрачное остекление работают как художественные приемы.

  • Выразительные средства

Одна из заметных характеристик конструктивизма — отказ от декора. Архитекторы новой волны отрицали историческую преемственность, а потому с легкостью ушли от украшательства классических стилей. Инструментами выражения стали вертикали и горизонтали строения, ритм самих строительных конструкций. При этом мелкие членения устранялись, объемы укрупнялись, внешний облик фасада упрощался.

  • Цветовая гамма

Аскетичное восприятие декора сказалось на украшательстве не только пластичном, но и цветовом. К основным чертам конструктивизма относят ровную, приглушенную палитру. Большинство строений выдержано в серых, светло-бежевых, белых тонах. Исключение составляют здания автопарковых гаражей, сложенные из красного кирпича.

Примеры конструктивизма в архитектуре Москвы

Новаторские принципы работы и отдыха советских граждан реализовались в строящихся дворцах культуры, жилых домах, универсальных магазинах. Вот несколько характерных объектов.

Здание газеты «Известия»

1925-1927 гг.
Работа Григория Бархина и Артура Лолейта. Внешним видом строение напоминает собранную из опор и балок решетку, окна-иллюминаторы наверху — это кабинет главного редактора. Изначально кирпичные стены на завершающем этапе заштукатурили под очень модный тогда бетон.

Дом культуры им. С.М. Зуева

1927-1929 гг.
Рабочий клуб построен по проекту Ивана Голосова. Чувствуется влияние кубизма и стремление автора придать сходство с промышленным объектом. В центре композиции — стеклянный цилиндр с лестницей внутри. Из окон открывается вид на трамвайный парк.

Дом культуры им. И.В. Русакова

1927-1929 гг.
Среди зданий в конструктивистском стиле выделяется проект Константина Мельникова. Строение похоже на шестеренку с тремя выступающими частями на фасадной стороне — это балконы, примыкающие к зрительному залу. В авторской планировке внутри были обустроены пять залов, которые объединялись в один большой с помощью передвижных перегородок.

Мосторг на Красной Пресне

1927-1928 гг.
Первое конструктивистское здание работы братьев Весниных. Большая площадь фасадного остекления выполняла не только утилитарную, но и идеологическую задачу: демонстрировала советскому человеку изобилие произведенных в стране товаров. На крыше архитекторы разместили вентиляционные шахты, обдувающие витрину и защищающие стекло от морозного инея.

Четвертый этаж отвели для помещений технического и складского назначения, а снаружи расположили огромные буквы «Мосторг. Универсальный магазин».

Дворец культуры завода имени Лихачева

1931-1937 гг.
Еще один пример реализации конструктивизма в архитектуре авторства братьев Весниных. Они использовали в работе теорию Ле Корбюзье и применили свободную планировку, крышу сделали плоской, окна вытянутыми, на месте несущих стен установили опорные столбы. Дворец включил несколько больших корпусов (выставочный, лекционный, киноконцертный залы, обсерваторию, кабинеты для занятий кружков, зимний сад, библиотеку на три этажа). Внешние формы повторяли внутреннюю планировку отдельных секций.

Гараж для автомобилей ВАО «Интурист»

1934 г.
Работу над главным фасадом поручили Константину Мельникову. Он создал композицию из геометрических фигур: круга, треугольника, прямоугольника. Внутри здания за остекленным экраном, как за витриной, мелькали автомобили, движущиеся по спиральному пандусу.

Коммунальные дома эпохи конструктивизма

Отдельного упоминания заслуживают проекты, идея которых отражала взгляды архитекторов на тему общежития, равенства и свободы. Жилые дома в конструктивизме виделись коммунами, где зона помещений для сна объединялась со столовой, прачечной, спортзалом, даже детским садом.

Достоинства и недостатки такого подхода одними из первых испытали студенты. Здание общежития московского Текстильного института, расположенное на ул. Орджоникидзе (проект Ивана Николаева, 1930-1931 гг.), представляло собой длинный параллелепипед. Внутри размещалось 1000 спальных кабин. В каждой такой ячейке со сторонами 2,3 х 2,7 м стояли две кровати и две тумбочки, и здесь разрешалось только спать.

Утром после подъема студент направлялся по конвейеру: в душевую, комнату для физзарядки, приводил себя в порядок в раздевалке, затем приходил в столовую. Готовиться к учебе можно было в индивидуальных кабинках. Внутри общежития разместили также библиотеку, актовый зал, плоскую крышу заняли открытой террасой. Насколько удобно было так жить, доподлинно неизвестно.

Зато известно, что в 1960-х планировку здания реконструировали, и от «конвейерного» быта отказались. Сегодня здесь по-прежнему живут студенты, а экстерьер и интерьер обновлены.

В архитектурном стиле конструктивизм выдержан и дом-коммуна для сотрудников Наркомфина. Проект 1930 г. Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса. В основе задумки — многофункциональный комплекс из жилых комнат, фабрики-кухни, читального и спортивного залов, служебных помещений.

Но главная ценность этого объекта — в применении новаторских материалов и конструкций. Каркас здания сделан из монолитного железобетона (впервые в советском жилом строительстве), три ряда бетонных столбов проходят через все этажи и держат перекрытия. Получается, что стены не несут нагрузки, и стало возможным выполнить на фасаде сплошное ленточное остекление. Внутренние перегородки возвели из фибролита и бетонитовых пустотелых камней.

Большинство московских зданий, построенных в стиле конструктивизм, сохранились до наших дней в плачевном состоянии без должного содержания. Но ряд объектов пытаются восстановить в былом величии. Вот так должен выглядеть бывший дом Наркомфина после реставрации.

Возрождение идей

Расцвет конструктивизма как архитектурного движения занял одно десятилетие. В начале 30-х годов прошлого века политическая ситуация в стране изменилась, и новаторские течения были признаны буржуазными. Архитекторы-авангардисты попали в опалу, а на смену пролетарскому аскетизму пришел пышный дизайн советского неоклассицизма.

В 60-70-е годы к идеям функционального проектирования вновь вернулись на волне политической борьбы с излишествами. И очередное обращение к стилю мы переживаем сегодня, причем не в городском контексте, а в частном загородном строительстве.

Современный конструктивизм: жилые дома с акцентом на удобство

Подробно о современных загородных домах, об их проектировании .

Появление:

В 1923-1925 гг. в советской архитектуре развивалось новое направление — конструктивизм и сплочение сторонников нового направления вокруг лидеров, которыми стали братья Веснины. В проектах общественных сооружений братьев Весниных, участвовавших в первых конкурсах 20-х годов, было зафиксировано появление новой архитектуры, отвечающей духу времени.

Особенности:

Характеризуется строгостью, геометризмом, лаконичностью форм и монолитностью внешнего облика. В 1924 году была создана официальная творческая организация конструктивистов — ОСА, представители которой разработали так называемый функциональный метод проектирования, основанный на научном анализе особенностей функционирования зданий, сооружений, градостроительных комплексов. Характерные памятники конструктивизма — фабрики-кухни, Дворцы труда, рабочие клубы, дома-коммуны указанного времени.

Архитекторы, работавшие в конструктивизме:

Леонид, Виктор и Александр Веснины, Моисей Яковлевич Гинзбург, Константин Мельников, Иван Леонидов, Александр Гегелло, Илья Голосов, Борис Иофан, Иосиф Каракис, Шарль Ле Корбюзье, Олег Лялин и многие другие.

Примеры конструктивизма в архитектуре:

Дворец культуры Завода имени Лихачёва на Восточной улице в Москве.

Построен по проекту братьев Весниных в 1937 году.

Дом культуры имени С. М. Зуева, арх. И.А.Голосов, 1927-1929.

Проект расселения при Магнитогорском комбинате, арх. И. И. Леонидов, 1930.

Конструктивизм — это выдающееся достижение советской архитектуры, новое течение и уникальный взгляд на форму, функциональность зданий. Как архитектурное течение конструктивизм возник в 1920-х годах в Советском союзе и характеризовался строгостью, геометризмом, лаконичностью форм и функциональностью зданий. Лидерами конструктивизма принято считать архитекторов Весниных, Гинзбурга, Голосовых, Мельникова, Леонидова.

Развитие архитектуры неразрывно связано как с развитием общества — историческим контекстом и переосмыслением функций зданий, так и с техническим прогрессом — изобретением новых материалов, механизмов. Оба этих фактора повлияли на возникновение нового стиля в архитектуре — конструктивизма. Во-первых, новая идеология не признавала атрибуты, олицетворявшие определенное социальное положение человека в классовом обществе, в предметах роскоши виделся только напрасно затраченный труд и стремление показать своё богатство. Показной роскоши был противопоставлен сознательно культивируемый аскетизм, который стал этической и эстетической нормой для правящего класса страны — пролетариата. Во-вторых, индустриальная революция и технический прогресс уже внесли свой вклад — изобретение новых строительных материалов, прежде всего , позволило воплощать в жизнь новые формы, которые были бы невозможны до этого.

Конструктивизм — это направление исключительно советской архитектуры (на западе ближе всего к нему функционализм). После прихода к власти пролетариата, после разрушительной гражданской войны страна стала восстанавливаться и строиться, и делать это надлежало по-новому, отринув прежние каноны. Одним из первых проектов, олицетворяющих новый подход к зодчеству, был проект братьев Весниных. В 1923 году был объявлен конкурс на проект Дворца труда для Москвы, третье место в этом конкурсе занял проект А. А., В. А. и Л. А. Весниных, выделявшийся своим новаторским подходом к планировке помещений, использованию строительных материалов и эстетике всего здания. так говорил об этом событии и этом проекте позднее: «Пусть вспомнят 1923 год, когда совершился в архитектуре перелом, пусть вспомнят, как тогда утверждал, что нельзя дать Весниным премию за Дворец труда, потому что архитектура пойдет по ложному пути, тогда дали премию архитектору Троцкому — однако, несмотря ни на что, архитектура пошла по новому пути». Характерно, что до этого Веснины проектировали в основном производственные здания, то есть здания, в которых основное — функция, эстетика же их вытекает из функциональности, декорирование не является столь уж важным элементом.

Этот подход к проектированию зданий оказался внутренне очень созвучен лозунгам новой страны, отказу от «искусства ради искусства», а также близок «производственному искусству, призывавшему художников «сознательно творить полезные вещи». «Производственное искусство» было только концепцией, но сам термин «конструктивизм» был предложен идеологами именно этого направления: они часто упортребляли слова «конструкция », «конструктивный», «конструирование пространства». Две основных идеи теории производственного искусства разделялись и архитекторами-конструктивистами — отрицание специфики художественного труда (каждый труд — это искусство, не только труд по созданию картин, музыки) и сведение проблем формообразования к производству полезной вещи (создаваться должны только вещи, которые приносят реальную пользу, только для красоты создавать вещи не нужно). Также на становление конструктивизма оказали влияние новаторские течения искусства начала 20 века: футуризм, супрематизм, кубизм, пуризм.

Ранний конструктивизм

Говоря о раннем периоде конструктивизма, исследователи подчеркивают две характерные для него черты. Во-первых, это оригинальность в художественных вопросах формообразования: в то время западная архитектура и её новейшие течения практически не оказывали никакого влияния на архитекторов-конструктивистов, они развивались в своём направлении, практически не контактируя с западными коллегами. Во-вторых, это стремление найти архитектурные средства выразительности: отказавшись от архитектурного декора, конструктивисты не заменили его живописью или скульптурой, не стремились украсить здание посредством них, а экспериментировали и искали новые возможности именно в архитектурных приемах. Хотя, конечно, синтез архитектуры и окружающего пространства — вывесок, витрин, городских часов и т.п. — был. К конструктивизму относят не только архитектурное направление, но и общее направление в советском искусстве тех лет, к конструктивистам относили себя Брик, Родченко, Маяковский, и они стремились к созданию общей эстетики как зданий, так и других элементов городской среды.

Основные принципы конструктивизма как архитектурного направления были сформулированы в выступлениях А. А. Веснина и М. Я. Гинзбурга, под руководством которых в 1926 году была создана общественная организация ОСА — Объединение современных архитекторов. Эта официальная творческая организация конструктивистов разрабатывала свой метод проектирования, основанного на анализе особенностей функционирования зданий: каждой функции отвечает наиболее рациональная объёмно-планировочная структура, то есть форма соответствует функции. Объединением ОСА издавался журнал «Современная архитектура», проводились выставки, съезды, конференции. В 1930 году ОСА было преобразовано в САСС (Сектор архитекторов социалистического строительства) при Всесоюзном архитектурно-научном обществе и просуществовало до 1932 года, когда был создан Союза архитекторов СССР.

Художественные средства конструктивизма

От проекта к проекту постепенно формировался набор средств и приемов конструктивизма: все более свободное обращение с каркасной конструкцией — от подчинения ей к использованию всех ее конструктивных возможностей для решения различных задач; тенденция к созданию все более лаконичной композиции — укрупнения формы, устранения мелких членений, упрощение фасада. В середине 1920-х годов некоторое влияние на конструктивистов оказал приезжавший в Советский союз Ле Корбюзье, оригинальные средства и приемы которого были близки идеологии советского авангарда. Но к концу декады конструктивизм опять отошел от западных идей и продолжал развиваться в своём самобытном русле, способствовало этому и появление новых ярких архитекторов-конструктивистов — И. Леонидова, братьев Голосовых, М. Барща, В. Владимирова.

Новые идеи организации работы и быта советских людей находили прямое отражение в зданиях, которые возводились в то время. Конструктивисты проектируют дома культуры, клубы, промышеленные здания и жилые дома, соответствовавшие духу времени. Самым грандиозным проектом дома культуры был проект братьев Весниных, который был реализован не в полном объеме, но тем не менее стал одним из знаковых произведений конструктивизма: дом культуры Пролетарского района Москвы (Дворец культуры ЗиЛа). Построен он был в 1931—1937 годах, при создании проекта были использованы пять принципов Ле Корбюзье: опоры-столбов вместо стен, свободная планировка, свободное оформление фасада, удлинённые окна, плоская крыша. Форма здания определялась функциями, заложенными в дворец культуры, и внутренней планировкой отдельных его ячеек.

Дома-коммуны

Отдельным интересным феноменом стали возводившееся в русле совесткой идеологии дома-коммуны. В 1930 — 1931 годах на улице Орджоникидзе в Москве было возведено общежитие-коммуна Текстильного института по проекту И. Николаева. Концепция проекта сводилась к упорядочиванию и типизации жизни студентов, каждому периоду распорядка дня должно было соответствовать отдельное помещение — спальная кабина, санитарный корпус, спортзал и т.д. Соответствено, архитектурное решение здания было подчинено этому режиму функционированию студентов: переходы от одного корпуса к другому, площадь различных помещений и обслуживающие их внутренние коммуникации, форма и площадь окон.

Неоклассицизм против конструктивизма

В начале 1930-х годов меняется политическая ситуация в стране, и в архитектуре усиливается влияние архитекторов, проповедующих полностью противоположные конструктивизму стили — Щусева, Жолтовского. В 1932 году Жолтовский строит свой знаменитый дом на Моховой, полностью решенный в духе неоклассицизма, который тут же назвали «гвоздём в гроб конструктивизма». Влиятельные почитатели богато декорированных зданий поддерживали именно такой стиль, аскетичная романтика конструктивизма стала менее востребованной. Авангардные течения архитектуры стали подвергаться резкой критике, а потом и вовсе оказались под запретом как буржуазные. Конструктивизм оказался в опале, многие молодые архитекторы, начинавшие как конструктивисты, пересматривали свои взгляды в пользу неоклассики. Некоторые архитекоры-конструктивисты, например И. Голосов, братья Веснины, смогли вписаться в конъюнктуру 1930-х и продолжить свою деятельность, однако такого авторитета, как раньше, они уже не имели.

После конструктивизма

Конструктивизм сильно повлиял на всю советскую архитектуру, даже несмотря на то, что уступил место неоклассицизму и

Модерн давно: возвращение русского конструктивизма

Анатоль Сенкевич — переводчик конструктивистского манифеста Моисея Гинзбурга 1924 года «Стиль и эпоха» (MIT Press, 1983) — получил доступ к модернистскому материалу в ходе исследований, проведенных в 70-х годах. и 80-х, создавая его предмет, включающий всю русскую архитектуру с 10 века до наших дней. Иногда ему давали ксерокопии только каждой второй страницы документа.

Если учреждения были непокорны, семьи и близкие друзья архитекторов-авангардистов оказались полезной и бесконечно более привлекательной альтернативой материалам о Малевиче, Родченко, Константине С.Мельников, Любовь Попова, Леонидов и другие, хотя иногда и в раздражающей форме. Принимая иностранных посетителей на свой страх и риск, они обычно показывали ученым материалы только после того, как неоднократные визиты вызывали доверие. Если бы эти частные коллекции были переданы государству, эти частные коллекции могли бы исчезнуть, хотя в семейных архивах тоже были бедствия: бумаги Сергея Лаврова, лидера конкурирующего авангардного движения конструктивизма, рационализма, были просто выброшены его семьей после его смерти. смерть.

Освобождающий эффект гласности добавил богатой иронии этой историографии. Теперь советские издатели хотят опубликовать все рукописи г-на Хан-Магомедова (два десятилетия он просто продолжал писать, не боясь, вне зависимости от того, был ли издатель в поле зрения). Децентрализация официальной культуры также породила предпринимателей-издателей и несколько ошибок. Пол Готтлиб, главный редактор Abrams — и российский специалист с тех пор, как он присутствовал на «кухонных дебатах» в Москве в 1959 году между Хрущевым и вице-президентом Ричардом Никсоном в качестве проводника, опубликовал книги и каталоги по русскому авангарду для десятилетие; но с тех пор, как началась кампания перестройки, российские фрилансеры звонили с предложениями и даже прилетали на встречи.По его словам, децентрализация вызвала путаницу и разорвала контракты, поскольку в некоторых случаях один и тот же материал обещали конкурирующим издательским компаниям.

Гласность также освободила музеи от центрального контроля Министерства культуры. Поскольку музеи понимают, что существует значительный рынок авангардных материалов и получают прибыль от их предоставления, они напрямую сотрудничают с западными учреждениями. Получающиеся в результате выставки воссоединяют работы по обе стороны бывшего железного занавеса, а каталоги гораздо более обширны, чем те немногие, что были до гласности.Выставка Малевича, которая сейчас находится в Музее искусства и культурном центре Арманд Хаммер в Лос-Анджелесе, а в феврале откроется в Метрополитен-музее, объединяет работы, еще находящиеся в Советском Союзе, с большой коллекцией из амстердамского музея Стеделийк. Предыдущие режимы насильственно подпитывали социалистический реалист, но в новых сериалах можно свободно трактовать авангард, не искажая его с точки зрения социалистического реализма.

«Искусство в жизнь: русский конструктивизм 1914-1932 гг.» — каталог Риццоли, сопровождающий выставку, организованную в этом году в Художественной галерее Генри Вашингтонского университета в Сиэтле и Центре искусств Уокера в Миннеаполисе — предлагает широкий визуальный и аналитическое объяснение происхождения и влияния движения и иллюстрирует возможные совместные усилия между российскими и западными учеными и учреждениями.Два русских, один чехословацкий и четыре американских и британских ученых написали хорошо скоординированные эссе.

Соединенные Штаты, кажется, наводнены выставками, и ожидается, что «Art Into Life» станет лишь первым из серии каталогов, добавляющих детали и анализ к нашему все еще неполному пониманию того периода. Помимо шоу Малевича и «Искусство в жизнь», в феврале в Музее современного искусства состоится полная ретроспектива художника и сценографа Любови Поповой, а в следующем году она отправится в Художественный музей округа Лос-Анджелес; а в ноябре 1991 года будет показан блокбастер, в котором будет представлено более 800 работ, 60 процентов из которых принадлежат советским музеям и коллекциям, которые будут эффектно представлены в недавно отремонтированной ротонде Гуггенхайма.Огромный каталог (который будет издан на трех языках) будет содержать два десятка эссе русских, английских, немецких и американских ученых, а выставка отправится во Франкфурт, Москву и Ленинград. А Высшая школа архитектуры Колумбийского университета только что опубликовала каталог «Логика фантазии» для своего нового шоу, посвященного современному конструктивисту Якову Чернихову.

Но основные направления русского авангарда остаются неясными или упрощенными. Мы знаем Баухауз и сегодня обычно сидим в его креслах, но великий аналог Москвы, многопрофильная школа с непостижимым аббревиатурой Вхутемас (Государственные высшие художественно-технические студии) остается неизвестным и даже непроизносимым (v-who-temaas).Никакой истории для московского института пока не существует (хотя неутомимый господин Хан-Магомедов ее заканчивает). Анатоль Сенкевич проделал плодотворную работу по различению рационализма от конструктивизма. Последнее выражение ошибочно служит на Западе обобщающим термином для всего советского авангарда. (Рационалисты основывали свои проекты на открытиях в психологии восприятия, в то время как конструктивисты были озабочены природой материалов, производством вещей и формирующейся индустриальной культурой).

Конструктивизм | Вики по эстетике | Фэндом

Конструктивизм

Создатель / с

Владимир Татлин
Александр Родченко

Конструктивизм (искусство) — стиль или движение, в котором различные механические объекты объединяются в абстрактные мобильные структурные формы. Это движение зародилось в России в 1920-х годах и повлияло на многие аспекты современной архитектуры и дизайна.

Абстрактное и строгое, конструктивистское искусство, направленное на отражение современного индустриального общества и городского пространства.Движение отказалось от декоративной стилизации в пользу промышленной сборки материалов. Конструктивисты поддерживали искусство в пропагандистских и социальных целях и были связаны с советским социализмом, большевиками и русским авангардом.

Истоки и влияние

Это художественная и архитектурная философия, зародившаяся в России в 1915 году Владимиром Татлиным и Александром Родченко. Абстрактное и строгое, конструктивистское искусство направлено на отражение современного индустриального общества и городского пространства.Движение отказалось от эстетической стилизации в пользу промышленной сборки материалов. Конструктивисты поддерживали искусство в практических и социальных целях и были связаны с советским социализмом и русским авангардом. Конструктивистская архитектура и искусство оказали большое влияние на движения современного искусства 20-го века, оказав влияние на основные тенденции, такие как движения Баухаус и Де Стидж. Его влияние было широко распространено, оказав сильное влияние на архитектуру, скульптуру, графический дизайн, промышленный дизайн, театр, кино, танцы, моду и, в некоторой степени, музыку.

Эстетика в СССР в целом пришла в упадок под руководством Иосифа Сталина, который пропагандировал и насаждал социалистический реализм и более классическую эстетику, которую поддерживал СССР, полагая, что они лучше обратятся к пролетариату, чем к конструктивистскому жанру, который считался обращение только к интеллигенции.

Если вы хотите узнать об этом больше, посетите https://en.wikipedia.org/wiki/Constructivism_(art)

Галерея

Конструктивизм | Склеп

.
Заха Хадид скончалась сегодня неожиданно, от сердечного приступа в больнице Майами, где она лечилась от бронхита. Ей было 65 лет.

Было бы лукавством утверждать, что я поклонник творчества Хадид. Несомненно, она была важной фигурой в современной архитектуре и во многих отношениях пионером. Как женщина иракского происхождения, работающая в сфере, где преобладают белые мужчины, Хадид преодолела множество препятствий, чтобы добиться редкой известности среди своих сверстников. Другие женщины пользовались умеренным успехом в качестве строителей, например, градостроитель Кэтрин Бауэр и архитектор Эйлин Грей, но никогда не добивались признаний Хадид при ее жизни.Незападные архитекторы также добились скромных успехов в современный период. Габриэль Геврекян, уроженец персидского происхождения, был одним из основателей CIAM в 1928 году, в то время как архитектор китайского происхождения И.М. Пей, возможно, один может претендовать на то, чтобы соперничать с достижениями Хадид.

Если честно, меня гораздо больше разозлила смерть Леббеуса Вудса в 2012 году. Но он болел уже давно. Вудс была чем-то вроде наставника Хадид, когда она только начинала в конце 1970-х — начале 1980-х годов.Ее ранние архитектурные очертания — или «картины», как она их называла, часто были весьма впечатляющими на формальном уровне. Она работала в том же теоретическом ключе, что и Вудс или Дэниел Либескинд. Между прочим, перед смертью Вудс посвятил короткое эссе, разбитое на три сообщения в своем блоге, все из которых анализировали рисунки Хадид:

Работа Хадид восьмидесятых годов была парадоксальной. С одной точки зрения, это казалось постмодернистской попыткой пойти в новом направлении, присвоив тектонические языки более ранней эпохи — особенно русский авангард времен Революции — но чисто визуальным, образным образом: политический и социальный багаж был отброшен.Это придавало ее работе сверхъестественный эффект. Изображенные ими рисунки и архитектура убедительно что-то утверждали, но что именно было, в традиционных терминах, было неясно. Однако с другой точки зрения эта работа казалась прочно укорененной в модернистских идеалах: ее очевидная миссия заключалась в реформировании мира с помощью архитектуры. Такого всеобъемлющего видения не было с 1920-х годов. Заха упомянула об этом, когда говорила о «незавершенном проекте» модернизма, в котором она ясно видела, как ее работа продвигается вперед.С таким отношением она попала в антипостмодернистский (малопопулярный) лагерь, отстаиваемый Юргеном Хабермасом. Понятно, что люди не понимали, что думать, но одно было ясно: то, что они видели, выглядело потрясающе, свежо и оригинально и произвело мгновенную сенсацию.

Изучая рисунки того периода, мы обнаруживаем, что ключом к успеху является фрагментация. По воздуху летают анимированные фрагменты зданий и ландшафтов. Мир меняется. Он распадается, рассыпается и собирается в неожиданно новых, но странно знакомых формах.Это формы зданий, городов, мест, в которых мы должны жить, явно по-новому, хотя нам никогда не говорят, как именно. Мы должны быть достаточно умными или изобретательными, чтобы понять это сами — архитектор не дает никаких подробных инструкций, кроме как в чертежах. Может быть, мы тоже должны психически фрагментировать, рассредоточиваться и собираться в неожиданных новых конфигурациях мышления и жизни. Или, может быть, мир в своей турбулентности и непредсказуемости уже подтолкнул нас в этом направлении.

Подобно Либескинду, но в отличие от Вудса, Хадид со временем перешла от бумажной архитектуры к сфере построенных объектов. Получив крупные заказы по всему миру, она начала развивать сложный, криволинейный и органичный стиль. Патрик Шумахер, ее теоретический представитель, назвал это «параметризмом». С помощью новых цифровых программ, которые могли вычислять площадь контурных поверхностей, Хадид разработала биоморфный экспрессионизм, который стал ее торговой маркой. Мое мнение об этих более поздних постройках значительно ниже, чем о ее более ранних, более супрематических зданиях.Мне очень нравится пожарная часть Vitra в Вайль-на-Рейне, а также Центр Розенталя в Цинциннати. По сути, я согласен с Вудсом: «В каком-то смысле [компьютерный дизайн] освободил Заху, позволив ей создавать беспрецедентные формы, которые к настоящему времени стали ее визитной карточкой. В другом случае это положило конец некоторой близости и ощущению неуверенного, почти неуверенного ожидания в ее рисунках и дизайнах, что было частью сильного волнения, которое они вызывали ».

Ниже я добавляю несколько изображений рисунков Захи в очень высоком разрешении.Далее следуют длинные эссе Хэла Фостера и Геворка Хартуниана, оба проницательные и делающие аналогичные выводы о приоритете изображения и зрелища над строительством и тектоникой.

Жесты в стиле нео-авангард

Хэл Фостер


Арт-архитектура
Комплекс
(2012)
.

.
За последнее десятилетие Заха Хадид превратилась из авангарда архитектурных школ в знаменитого архитектора, пользующегося достаточным авторитетом в залах заседаний, чтобы построить несколько больших зданий и запустить несколько других проектов.Этот подъем начался в 2003 году, когда ее Центр современного искусства в Цинциннати, ее первое здание в США, открылся с большим успехом, и это подтвердилось в 2005 году, когда ее заводской центр BMW в Лейпциге, который доказал ее способность создавать дизайн для промышленности, был открыт. завершенный. В 2004 году Хадид выиграла престижную Притцкеровскую архитектурную премию — первая женщина, удостоенная такой награды, — а в 2006 году она получила ретроспективу тридцатилетней работы (картины, а также рисунки) в Музее Гуггенхайма. Совсем недавно ее Музей XXI искусств (MAXXI) в Риме получил теплые отзывы в 2009 году, и в работе есть и другие крупные заказы, в том числе офисные здания и культурные комплексы на Ближнем Востоке, оперный театр в Гуанчжоу и аквапарк. центр Олимпийских игр 2012 года в Лондоне.Хадид больше нельзя увольнять, как когда-то делали ее критики, как женщину, которая выделялась в мужской профессии своим дерзким характером и экзотическим происхождением (она родилась в Багдаде в 1950 году). Действительно, для своих сторонников Хадид сделала больше, чем кто-либо из ее сверстников, чтобы переосмыслить старые репрезентативные способы архитектуры и использовать свои новые цифровые технологии. Именно этот взгляд я рассматриваю здесь, уделяя особое внимание ее использованию избранных моментов в модернистском искусстве и архитектуре.

В течение нескольких лет после окончания в 1977 году Архитектурной ассоциации (AA) в Лондоне у Хадид было мало собственных работ. В этом затишье она обратилась к модернистской живописи, в частности к супрематической абстракции Казимира Малевича. Хадид исследовала эту работу в своей собственной живописи, которую она рассматривала в первую очередь как способ не только разработать абстрактный язык для своей архитектурной практики, но и передать стандартные условные обозначения архитектурного изображения (план, высота, перспектива и аксонометрическая проекция). более динамичны, чем они обычно кажутся.Уже в своей диссертации А.А., маловероятной схемы гостиничного комплекса на гипотетическом мосту через Темзу, Хадид адаптировала идиому Малевича «Архитекторы», гипсовые модели, построенные из геометрических блоков, которые он предложил в середине 1920-х годов для монументальной архитектуры. в молодом Советском Союзе. Это был только начальный жест, но он не был благоприятным, поскольку, хотя и оживленные супрематическим красным и черным, блоки «Архитектора» остаются статичными в ее адаптации. Тем не менее ее проект был сформирован: «Я чувствовал, что мы должны заново исследовать прерванные и непроверенные эксперименты модернизма, — писала Хадид ретроспективно, — чтобы не воскресить их, а открыть новые области строительства.” 1 Читать далее →

40.712784-74.005941

С молниеносными телеграммами:

Вот так:

Нравится Загрузка …

Русский конструктивизм: история, особенности, архитектура, дизайн

He Русский конструктивизм Это было очень влиятельное художественное движение, которое процветало в России в 20 веке и развилось, когда большевики пришли к власти в Октябрьской революции 1917 года. Благодаря этому движению современного искусства многие из передовых советских художников, которые поддержал цели революции.

Сам по себе это был новый подход к созданию предметов, хотя он взял идеи кубизма, супрематизма и футуризма. Короче говоря, его цель состояла в том, чтобы отменить традиционную художественную заботу о композиции и заменить ее «строительством».

Владимир Татлин

Русский конструктивизм требовал тщательного технического анализа современных материалов. Это исследование должно, наконец, привести к появлению полезных идей для массового производства на службе интересов коммунистического общества.

Однако движение не смогло попытаться осуществить переход от кабинета художника к фабрике. Некоторые продолжали настаивать на ценности абстрактной аналитической работы и ценности самого искусства. Некоторые из этих художников оказали большое влияние на распространение конструктивизма по всей Европе.

С другой стороны, другие продвинулись к новой краткосрочной фазе, известной как продуктивизм. Эти художники работали в индустрии, но без такого успеха русского конструктивизма.

Индекс

  • 1 История
  • 2 Особенности русского конструктивизма
    • 2.1 Это философия
    • 2.2 Принятие современности
    • 2.3 Минимализм
  • 3 Архитектура
  • 4 Дизайн
  • 901 Избранные работы и авторы 6 источников

История

В 1917 году Казимир Малевич использовал термин Искусство строительства , чтобы с презрением охарактеризовать творчество Александра Родченко.Однако именно Владимир Евграфович Татлин впервые высказал конструктивистские идеи.

Татлин был у Пикассо в Париже. По возвращении он начал производить свои Тисненые конструкции . Это была серия скульптур из подручных материалов, имитирующих работы испанского художника.

Между тем, после захвата власти большевиками, две группы влиятельных московских художников-абстракционистов вступили в конфликт. Первые предпочитали придерживаться чистого искусства или конкретного искусства.

С другой стороны, вторая группа, в которую входил Татлин, считала традиционное изобразительное искусство мертвым. Они выбрали утилитарную и пропагандистскую работу. Эта последняя группа победила и стала известна как «конструктивисты» или «художники-инженеры».

В 1922 году Алексей Ган, теоретик движения, опубликовал Манифест конструктивизма . Тогда искусство эстакады было запрещено, и художники и скульпторы были вынуждены перейти на промышленный дизайн. Многие недовольные художники уехали из России.Креативность оставшихся строго контролировалась.

В середине 1920-х годов русский конструктивизм пришел в упадок. Отчасти это было связано с растущей враждебностью большевистского режима к авангардному искусству.

Однако он продолжал вдохновлять западных художников. Движение под названием Международный конструктивизм процветало в Германии в 1920-е годы. Его наследие просуществовало до 1950-х годов.

Характеристики русского конструктивизма

Это философия

Русский конструктивизм считался скорее философией, чем стилем.Эта философия отражала веру в искусство как средство социальных изменений, а не как личное выражение.

Его сторонники выступали за искусство и функциональный дизайн вместо декоративного и выразительного искусства. Эти идеи пронизывали революционное настроение момента. На смену буржуазной культуре пришло революционное пролетарское движение.

Принятие современности

Как и футуризм, одной из основных характеристик русского конструктивизма было принятие современности.В общем, это было полностью абстрактное искусство с упором на геометрические формы и эксперименты.

Искусство конструктивизма было оптимистичным, но не эмоциональным, отдавая предпочтение объективным и универсальным формам.

Минимализм

В искусстве искали новый порядок, экспериментируя с новыми медиа. Характерной чертой этого стиля был минимализм, упрощающий все до самого фундаментального уровня.

Новое искусство для нового порядка должно привести к большему взаимопониманию, миру и единству.Это, в свою очередь, повлияло бы на решение текущих социальных и экономических проблем.

Архитектура

Одна из целей конструктивистской архитектуры — привить авангард в повседневной жизни. Русский конструктивизм стремился создать пространство, в котором могла быть реализована новая социалистическая утопия.

Тогда были созданы утилитарные проекты для рабочих. А вот экстравагантные проекты вроде Flying City Георгия Крутикова.Этот проект задумывался как серьезное предложение для дома в воздухе.

Таким образом, эти крайности продемонстрировали противоречие между индивидуализмом и утилитаризмом в конструктивизме. С одной стороны, это способствовало большему равенству общества, а с другой — предлагало несколько великих и даже безрассудных проектов.

Конструкция

Инструменты и методы более традиционной фигуративной живописи и художественных стилей были заменены «встроенными» фотомонтажами и строгой типографикой.

Для русского конструктивизма характерна минимальная цветовая палитра. Как правило, использовали только красный и черный, а иногда и желтый. Распространены диагональные элементы с шрифтом, круглые и угловые изображения.

Таким образом, результат был чрезвычайно впечатляющим, с изображениями в слоях в сочетании с мощной типографикой. Это искусство было описано как захватывающее, захватывающее и даже шокирующее. Это движение означало резкое изменение более традиционных художественных движений и философий.

Изначально конструктивистский стиль был предназначен для политических сообщений. Однако он просочился в рекламу продуктов и постеры всех видов, а также на обложки и внутренние части книг.

Избранные работы и авторы

Некоторые известные художники движения: Владимир Татлин, Георгий и Владимир Стенберги, Александр Родченко, Любовь Попова и Эль Лисицкий.

С другой стороны, самое известное произведение Татлина — его Памятник Третьему Интернационалу .Этот проект не был реализован, но он ознаменовал его первый набег на архитектуру.

Памятник стал символом архитектуры русского авангарда и интернационального модернизма. Модель представляет собой железный каркас высотой 6,7 м, на котором покоятся вращающийся цилиндр, ковш и конус.

Модель Башни Татлина, Королевская Академия, Лондон.

В связи с официальным неодобрением станковой живописи большинство конструктивистских работ представлено в виде текстильных, архитектурных или промышленных образцов.Среди наиболее известных работ:

• Белый круг (Родченко)
• Живописная архитектура (Попова)
• Убейте белых красным клином (Лисицкий)
• Конструкция цвета № 7 (Стенберг)
• Путешественник (в время) (Лисицкий)
• Строительная площадь и прочность (Попова)

Ссылки
  1. Художественная история (2018). Обзор и анализ движения конструктивизма. Получено 9 февраля 2018 г. из theartstory.орг.
  2. Энциклопедия истории искусств. (з / ж). Русский конструктивизм (ок. 1914-1932). Получено 9 февраля 2018 г. с сайта visual-arts-cork.com.
  3. Стризвер И. (27 сентября 2017 г.). Русский конструктивизм и графический дизайн. Получено 9 февраля 2018 г. с сайта creativepro.com.
  4. Энциклопедия Нового Света. (з / ж). Конструктивистская архитектура. Получено 9 февраля 2018 г. с сайта newworldencyclopedia.org.
  5. Гарроу К. (н / ф). Движение конструктивистского искусства (1917-1921).Получено 9 февраля 2018 г. с сайта keithgarrow.com.
  6. Архив истории искусств. (з / ж). Русский конструктивизм. Получено 9 февраля 2018 г. с сайта arthistoryarchive.com.

Конструктивистское искусство и дизайн. Воображаемая экскурсия в… | by Craig Berry

После выставки я активно искал похожие вещи, и когда я поехал в Лондон на долгие выходные, я увидел, что в Музее дизайна была выставка, посвященная русской архитектуре, дизайну и пропаганде.Это был также повод посетить недавно построенный Музей дизайна.

Выставка «Представьте себе Москву» находилась в подвале музея, это было довольно неудобное место, к тому же здесь не разрешалось фотографировать, поэтому я должен постараться запомнить ее как можно лучше без помощи изображений, хотя Я сделал заметки и сделал несколько скрытых фотографий, а также нашел кучу в Интернете.

Пространство было разделено на 7 различных секций, 6 из которых основаны на архитектурных проектах и ​​предложениях, которые так и не были реализованы, а 7-я — вокруг Мавзолея Ленина, построенного на Красной площади в Москве.Название выставки продумано, поскольку намекает на то, о чем будет рассказано ее содержание, оно позволяет вам представить, какой могла бы быть Москва с этими огромными зданиями внизу.

Мавзолей Ленина, Красная площадь в Москве

Выставка создавала ощущение антиутопического места с этими грандиозными и смелыми архитектурными эскизами, моделями и фотографиями этих нереализованных зданий. Каждое из предложенных зданий было основано на социальных целях, таких как образование, жилье, здравоохранение и т. Д.

Иван Ленинский институт Леонидова — образовательное пространство и библиотека, содержащая 15 миллионов книг, которая должна была стать «центром коллективных знаний СССР». Ленин намеревался бороться с неграмотностью в СССР, обучая новых советских мужчин и женщин. Огромная сфера на этом эскизе ниже могла бы быть аудиторией для учебных лекций, а башня — библиотекой, разделенной на пять читальных залов. Помимо этого, было предложено, чтобы в здании также были лекционные залы по науке, планетарий и радиостанция для трансляции событий по всему миру.

Иван Леонидов: Институт Ленина — 1927

Облачное железо Эль Лисицкого — горизонтальный небоскреб для уменьшения переполненности. Его концепция заключалась в сети горизонтальных кварталов в Москве, размещенных поверх вертикальных колонн. Горизонтальные секции должны были быть офисами и квартирами, которые были бы связаны с транспортными станциями через вертикальные колонны. Помимо практического оправдания, Лисицкий хотел дать Москве новый очертания горизонта, чтобы заменить ее старомодное прошлое.

Эль Лисицкий: Облачное железо — 1923–2925

Дворец Советов Бориса Иофана — огромный памятник, который был бы самым высоким зданием в мире; здесь предлагаемая 100-метровая статуя Ленина составила бы общее здание около 516 метров.Невероятное и драматическое выражение советской власти. Строительные работы были начаты, но остановлены во время Второй мировой войны, несмотря на то, что уже снесли крупнейшую церковь города. Вместо этого его фундамент превратили в открытый бассейн. Это было бы невероятное здание и дань уважения Ленину, и если бы оно было реализовано, чтобы дать некоторый масштаб, статуя Христа-Искупителя в Рио-де-Жанейро была бы крошечной по сравнению с высотой 38 метров по сравнению со 100 метрами Ленина.

Борис Иофан: Дворец Советов — 1931–1941

Выставочное пространство, как я упоминал ранее, было неудобно спланировано и несколько вызывало клаустрофобию в подвале, но, если подумать, планировка должна была сбить с толку и заманить вас в ловушку за колоннами и стены, четкого маршрута нет.Куратор выставки утверждает, что макет направлен на создание для посетителя «удивительных» впечатлений, которые не ограничиваются исторической шкалой времени:

«Форма спирали требует активного движения и создает удивительные виды между разными экспонатами. Курирование выставки вращается вокруг «фантомов» без какой-либо иерархии или хронологии, которые работают как в серии, так и в качестве автономных частей ».

Помимо архитектурных эскизов, фотографий и моделей, которые были типичными конструктивистскими произведениями искусства Эль Лисицкого, он почти воспринимается как художник-конструктивист с его уникальным стилем простых геометрических форм и абстрактных форм с основным цветом.Он смог бросить вызов условностям в искусстве, сочетая архитектуру и плоские формы. Его работы охватывали искусство, графический дизайн, типографику, фотографию и архитектуру с модернистскими идеалами, которые оказали глубокое влияние на более позднее современное искусство, такое как ранние художники Де Стиджа и Баухаус.

Его серия «Проун», по его словам, существует на «станции, где переходят от живописи к архитектуре». Эти картины сочетали в себе основные формы и подвижные оси, достигая кульминации в нескольких перспективах и интригующих линиях.Эти работы можно считать фундаментальными для развития современных абстрактных образов и большим влиянием на индустриальную современную архитектуру.

Эль Лисицкий: Proun 19D — 1920

Влияние Лисицкого на графический дизайн невозможно переоценить. Он был одним из первых художников, которые использовали ограниченную и урезанную палитру основных цветов, черного и белого, текста и основных форм, чтобы рассказывать истории и информировать, а также делать очень сильные политические заявления. Пожалуй, самая известная его работа, «Победить белых красным клином», регулярно появляется на лекциях по истории графического дизайна.Здесь Лисицкий использовал свою подпись и легко узнаваемую комбинацию красного, белого и черного, которая усиливает послание, обозначенное названием работы. Цвета и формы приобретают прямое символическое значение и семиотику. Острый красный клин ясно символизирует революционеров Красной Армии, которые прорывались сквозь оборону антикоммунистической Белой армии.

Эль Лисицкий: Бей белых красным клином — 1919

Я думаю, что это изображение полностью отражает конструктивистское движение в области искусства и дизайна, потому что оно подходит под это определение:

«Зерном конструктивизма было желание выразить опыт современной жизни — ее динамизм, ее новые и дезориентирующие качества пространства и времени.Но также решающим было желание разработать новую форму искусства, более соответствующую демократическим и модернизационным целям русской революции. Конструктивистам предстояло стать конструкторами нового общества — деятелями культуры наравне с учеными в их поисках решений современных проблем ».

Оуэн Хазерли спрашивает, что означает конструктивизм сегодня? — Журнал Калверта

Около десяти лет назад голландскому архитектору Эрику ван Эгераату было поручено спроектировать комплекс роскошных жилых домов в центре Москвы, напротив Новой Третьяковской галереи, с ее большой коллекцией авангардных произведений искусства.Его ответом было пять высоток, каждая из которых была основана на определенной картине футуристов или конструктивистов: Желто-Красно-Синий Василия Кандинского, Линейная конструкция Александра Родченко , Живописная архитектура с тремя полосами Любови Поповой , Белое на белом Казимира Малевича. и эскиз Александры Экстер к костюму Саломеи . Описывая проект на своем веб-сайте, Эгераат пытался довольно неубедительно заявить, что они будут следовать русскому авангарду, отдавая предпочтение структуре, а не простому внешнему виду: «Целью было создать структурную и пространственную трехмерную композицию из картины, а не просто обработка фасада… различные элементы фасада вносят свой вклад в неповторимое качество интерьера отдельных квартир.Хотя, возможно, к счастью, он так и не был построен, дизайн Эгераата продемонстрировал то, чем стал конструктивизм в Москве, городе с десятками настоящих конструктивистских зданий, стоящих, как правило, в уязвимом состоянии — необязательный, шикарный внешний вид безжалостного олигархического капитализма. Это все, что есть в его наследии?

« Молодой человек , зачем вы фотографируете эти развалины?» — спрашивает ветеран войны. «Потому что это одно из самых важных зданий 20 века», — отвечает Джонатан Чарли, историк архитектуры, в одном из рассказов своей коллекции « Воспоминания о городах ».Руины, которые фотографировал Чарли, были Коллективным домом Наркомфина в Москве, предшественником Дома Ле Корбюзье и, следовательно, большей части социальной архитектуры последних 60 лет, которая, как известно, оставлена ​​гнить. Его распад для Чарли символизирует упадок и отказ от конструктивизма и его модернистских, социалистических идеалов. В то же время, когда реально построенным конструкциям конструктивизма позволили буквально развалиться, оно недавно было ассимилировано с русским наследием, даже попав в великий русский культурный меланж церемонии открытия Олимпиады; «Предположительно после консультации с западными славистами», как выразился левый критик Илья Матвеев.Одному или двум авангардным зданиям возвращают что-то похожее на их первоначальный облик. Наиболее известна реконструкция Бахметьевского автобусного гаража Константина Мельникова и Владимира Шухова в культурный центр «Гараж». Многие из них заброшены, но некоторые из них ненадежно используются для чего-то близкого к их первоначальному назначению, например, различные рабочие клубы, которые теперь используются в качестве местных заведений, в строгих объемах которых можно разместить все, от караоке-баров до кавказских тематических ресторанов. Большинство из них являются раздражителями, буквальными препятствиями на пути развития собственности: конструктивистские здания в Москве или Санкт-Петербурге в основном небольшие, что делает их аномалиями в городах, стремящихся к огромным.В настоящее время есть угрозы даже для Шабаловской радиобашни Владимира Шухова, первого сооружения, возведенного после революции и долгое время считавшегося архитектурной вехой прото-высоких технологий.

Советский конструктивизм в кино

  • Статья онлайн-редактора
  • Дизайнер

Эта статья появилась в Architectural Review Asia Pacific № 125: Архитектура и искусство .
Вверху: Кадр из
Аэлиты (реж. Яков Протазанов, 1924)

Термин «социалистический реализм» всегда вводил в заблуждение. Максим Горький, писатель и драматург, эффективно определивший и защищавший ее в середине 1930-х годов, всегда отделял ее от того, что он называл «натурализмом». Это было бы просто представление, лишенное контекста или комментариев, того, что есть. Социалистический реализм сознательно представил себя не как представление того, что есть, а как представление того, что будет, идея, очевидно, довольно аккуратно поддающаяся эскапизму и фантазии.Это единственное, что связывает способы, которыми, во-первых, модернистская архитектура и, во-вторых, мутантная традиционалистско-эклектическая архитектура, появились в фильмах Советского Союза.

Контент радикально меняется, но в обоих случаях мы в основном видим здания, которых не существует, а во многих случаях здания, которых никогда не было бы, представленные как часть современной повседневной жизни обычных людей. Даже когда появляются настоящие структуры, они столь же фантастичны, своего рода вторжение сновидений в жизнь.В ситуации, когда эффективность была фантастикой, у нас есть кинотеатр, где промышленное сельское хозяйство представлено как практически оргазмический техно-примитивный процесс.

Советская авангардная тектоника впервые появляется в кино совершенно абстрактно, причем вовсе не в СССР, в виде серии короткометражных мультфильмов Ганса Рихтера « Rhythmus », снятых в 1921–1923 годах. Эта неотразимая последовательность многоугольников, пересекающихся, растущих и пульсирующих, очевидно, была основана на прецеденте супрематизма, культовом движении космической коммунистической абстракции, которое применяло свои формы ко всему, от пропагандистских плакатов до керамических плит и предполагаемых зданий.

Кадр из спектакля «Генеральная линия» (реж. Сергей Эйзенштейн, 1929).

Казимир Малевич, основатель движения, работал с Рихтером над раскадровкой супрематического фильма, но так и не был завершен. Подразумевается, что эти формы существуют не в реальном пространстве, а в абсолютном, трансцендентном воображаемом, хотя они повторяются, когда появляются первые действительно советские фильмы. Самая известная из них, сатира «Революция на Марсе» Якова Протазанова « Аэлита » (1924), обязана своей известностью ледяным эротическим костюмам художницы Александры Экстер и ярким декорациям Исаака Рабиновича.Здесь абстракции супрематизма и конструктивизма встречаются с Сесилом Б. Демиллем со странными наклонными лестницами, стеклянными хитростями и, в завершение, серией экспрессионистских небоскребов, которые служат для обозначения архитектуры марсианского деспотизма. Аэлита основана на сновидении в самом буквальном смысле, опираясь на мечты земного инженера во время скомпрометированного послереволюционного периода и воображая новую и более чистую революцию в космосе. Архитектура интересно выглядит как воображаемая архитектура советского современности.

Нет, следует подчеркнуть, что во время создания этих фильмов не было построено никаких авангардных зданий. Более жесткие авангардисты изначально избегали впечатляющих воображаемых пейзажей Aelita в пользу реальных, повседневных локаций, хотя иногда даже здесь они переосмысливаются в искажающей форме. В первой картине Эйзенштейна « Strike » (1925) порталы, проходы и рамы петроградского заводского комплекса стали конструктивистской архитектурой, подчеркивая их головокружительные пропорции и легкость при растяжении.

Чаще всего в социальных комедиях того времени, таких как «Кровать и диван » Абрама Румяна (1926 г.) или «Дом на Трубной » (1928 г.) Бориса Барнета, представлены пространства старого мира, реконфигурированные для создания полуобщинных , но на самом деле очень частные жилища для временного и нестабильного нового городского населения. Эти фильмы редко раскрывают видения возможных альтернативных архитектур для решения различных буржуазных недугов, которые они диагностируют, — но один фильм 1920-х годов действительно затрагивает настоящий образец конструктивистской архитектуры и представляет его как пробуждение ото сна.

Кадр из спектакля «Фрагмент империи» (реж. Фридрих Эрмлер, 1929).

«Фрагмент империи» Фридриха Эрмлера «» (1929) — советский Рип Ван Винкль, в котором контуженный солдат Первой мировой войны выходит из десятилетней комы в новый, социалистический Санкт-Петербург. Суровый, бородатый и резкий пролетарий, он находит новый Ленинград все более странным и чуждым. В какой-то момент он бродит по улице с ее загруженным движением и модернистским темпом и обнаруживает, что идет под небоскребами гигантского бетонного комплекса соединенных между собой небоскребов.Пораженный, он спрашивает себя: «Это Петербург?» Не было — это было фактически в Харькове, тогда столице Советской Украины. Это сказочное здание в стиле Чикаго-Виа-Малевич — Госпром, правительственное здание, спроектированное Серафимовым, Фельгером и Кравцом (1926–1928), и это единственное советское модернистское здание, которое регулярно снимается в фильмах того времени.

Достаточно известные ныне иконы строительного конструктивизма — Центросоюз Ле Корбюзье или здания Моисея Гинзбурга, Константина Мельникова и братьев Весниных — практически не появляются в кино.Однако монументальное, но футуристическое сооружение Госпрома, во многом, возможно, потому, что его фантастическое величие казалось уже кинематографическим. Иногда это просто пропагандистский памятник советской власти, но в книге Эйзенштейна Генеральная линия (1929) он играет более сложную роль. Этот фильм основан на другом эпизоде ​​сновидений, в котором колхозная героиня представляет свой будущий колхоз; Центральное здание фермы, макет Андрея Бурова, выполнено в изящном корбюзийском стиле, с развевающимися окнами и белой штукатуркой из бетона.После этого, чтобы по-настоящему воплотить в жизнь эту фантазию, она идет просить финансирование у бюрократов Госпрома, которые действуют расплывчато и бесполезно. Эйзенштейн манипулирует снимком Госпрома, добавляя к башням несколько дополнительных этажей, делая его изображение еще более внушительным и монолитным.

Дзига Вертов.

Неоднозначность модернизма в советском кино также прослеживается в сложных диалектических агитпропагентских документальных фильмах Дзиги Вертова. В Enthusiasm (1930) новый индустриальный мир возник благодаря титаническим, напряженным, грязным (и оглушительно шумным) усилиям.В альбоме Три песни о Ленине (1934) модернистская среда представлена ​​как утопический результат этих усилий, с элегическими кадрами рабочих домов в Магнитогорске, разработанными Эрнстом Мэем, или ночными кадрами с подсветкой Госпрома.

В год выхода последнего фильма краткая «оттепель» временно ослабила жестокую политику коллективизма и форсированной индустриализации. В кино тоже было «отступление» к бегству и утешению, особенно в мюзикле Григория Александрова « Счастливые парни » (1934).В этом поющем и танцующем спектакле братьев Маркс-виа-Басби в Беркли часто используются воображаемые, сконструированные модернистские декорации (нарисованные или иначе) для предполагаемой « Москвы », но в заключительных сценах монументальная классическая колоннада явно представляет собой награду. за всю тяжелую работу предыдущих нескольких лет. Это был также год, когда «социалистический реализм» был явно принят как единственно возможная эстетика в СССР; отсутствие натурализма больше не было проблемой.

Кадр из спектакля «Новая Москва» (реж.Александр Медведкин, 1938).

Здание соцреализма было Дворцом Советов, свадебным тортом, спроектированным так, чтобы быть выше Эмпайр-стейт-билдинг. Иногда он появлялся в фильмах, действие которых происходит в Москве, хотя дальше своих основ так и не продвинулось. В космической опере Василия Журавлева « Cosmic Voyage » (1935), действие которой происходит в тогдашнем недалеком будущем, 1946 году, это почти постоянный фон. Монументальная сталинская архитектура с ее триумфальными арками, грандиозными видами и мелодраматическими горизонтами была столь же подходящей для кино, как и предшествующий ему конструктивизм.

В фильме « Новая Москва » (1938) экс-авангардиста Александра Медведкина основное внимание уделяется этому причудливому новому эклектичному мегаполису в анимационном фильме, показывающем грандиозные ансамбли, восставшие из пепла старого города, с тем же самым.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *