Серпула гриб: Домовый гриб — это… Что такое Домовый гриб?

Плесневые и дрожжевые грибы

Плесневые и дрожжевые грибы моно аллергены

 
Определение:  sIgG / sIgG4Название аллергенаНазвание аллергена
Форма аллергена:  СтрипыЛатинскоеРусское
Каталожный №:  13-m1-GPenicillium notatumПеницилл отмеченный или зелёная плесень,
     плесневой гриб
Каталожный №:  13-m2-GCladosporium herbarumКладоспорий травяной, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m3-GAspergillus fumigatusАспергилл дымчатый, фумигатус, плесневой гриб 
Каталожный №:
  13-m4-GMucor racemosusМукор кистевидный, гриб хлебной плесени
Каталожный №:  13-m5-GCandida albicansКандида альбиканс, дрожжеподобный гриб
Каталожный №:  13-m6-GAlternaria tenuis (alternata)Альтернариа тонкая, плесневой гриб 
Каталожный №:  13-m7-GBotrytis cinereaБотритис серый, серая гниль 
Каталожный №:  13-m8-GHelminthosporium halodesГельминтоспорий фалодес, фитопатогенный гриб
Каталожный №:  13-m9-GFusarium moniliformeФузариум четковидный, микоризный гриб 
Каталожный №:  13-m10-GStemphylium botryosumСтемфилий обилънокистевой, почвенный гриб
Каталожный №:  13-m11-GRhizopus nigricansРизопус нигриканс, вульгарная хлебная плесень
Каталожный №:  13-m12-GAureobasidium pullulansАуреобасидиум почкующийся, почвенный гриб
Каталожный №:  13-m13-GPhoma betaeФома свеклы, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m14-GEpicoccum purpurascensЭпикоккум пурпуровый, почвенный гриб
Каталожный №:  13-m15-GTrichoderma virideТриходерма зелёная, почвенный гриб
Каталожный №:  13-m16-GCurvularia lunataКурвулярия луната, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m19-GAspergillus versicolorАспергилл разноцветный, сумчатый плесневой гриб
Каталожный №:  13-m20-GMucor mucedoМукор муцедо, гриб хлебной плесени
Каталожный №:  13-m22-GMucor spinosusМукор спиносус, гриб хлебной плесени 
Каталожный №:  13-m23-GNeurospora sitophilaНейроспора ситофила, хлебная плесень
Каталожный №:  13-m24-GPaecilomyces spp.Пециломицес, грибковая плесень
Каталожный №:  13-m25-GPenicillium brevicompactumПенициллин короткокомпактный, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m28-GPenicillium expansumПеницилл распростертый, плесневой гриб
Каталожный №:   13-m29-GAspergillus repensАспергилл ползучий, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m30-GPenicillium roquefortiПеницилл роквефорти, голубая плесень
Каталожный №:  13-m32-GCladosporium spp.Кладоспорий, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m33-GAspergillus nigerАспергилл чёрный, чёрная плесень
Каталожный №:  13-m34-GSerpula lacrymans (Syn. Merulius lacrymans)Серпула плачущая, домовой гриб
Каталожный №:  13-m35-GSporobolomyces roseusСпороболомицес розовый, дрожжеподобный гриб
Каталожный №:  13-m37-GTrichophyton mentagrophytes (Var. interdigitale)Трихофитон mentagrophytes, паразитический гриб
Каталожный №:  13-m40-GAspergillus amstelodamiАспергилл amstelodami, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m41-GCephalosporium acremoniumЦефалоспориум акремониум, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m43-GSaccharomyces carlsbergensis (Brauereihefe)Пивные дрожжи, дрожжеподобный гриб
Каталожный №:  13-m44-GSaccharomyces cerevisiae (Bäckerhefe)Пекарские дрожжи, сахарный дрожжеподобный гриб
Каталожный №:  13-m45-GChaetomium globosumХетомиум глобосум, грибковая плесень
Каталожный №:  13-m46-GSaccharomyces ellipsoideus (Weinhefe)Винные дрожжи, дрожжеподобный гриб
Каталожный №:
  13-m47-GAspergillus flavusАспергилл жёлтый, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m48-GAspergillus oryzaeАспергилл огугае, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m49-GAspergillus nidulansАспергилл нидуланс, плесневой гриб
Каталожный №:  13-m51-GMicropolyspora faeniМикрополиспора сена, термофильная бактерия
Каталожный №:  13-m52-GThermoactinomyces vulgarisТермофильная бактерия
Каталожный №:  13-m53-GThermopolyspora polysporaТермофильная бактерия
Каталожный №:  13-m55-GPenicillium digitatumПеницилл дигитатум или зелёная плесень цитрусовых,
     плесневой гриб
Каталожный №:  13-m56-GMicrosporum canisMicrosporum canis, зооантропофильный гриб
Каталожный №:  13-m57-GEpidermophyton floccosumЭпидермофитон floccosum, несовершенный гриб
Каталожный №:  13-m58-GThermoactinomyces candidusТермофильная бактерия
      

Плесневые и дрожжевые грибы миксты аллергенов

 
Определение:  sIgG / sIgG4Название микстаСостав микста
Форма аллергена:  Стрипы
Каталожный №:  13-Mx1-GПлесневые грибки микст 1m1 Penicillium chrysogenum (notatum)
     m2 Cladosporium herbarum
     m3 Aspergillus fumigatus
     m6 Alternaria tenuis (alternata)
Каталожный №:  13-Mx2-GПлесневые грибки микст 2m11 Rhizopus nigricans
     m12 Aureobasidium pullulans
     m22 Mucor spinosus
     m23 Neurospora sitophila
Каталожный №:  13-Mx3-GПлесневые грибки микст 3m14 Epicoccum purpurascens
     m20 Mucor mucedo
     m45 Chaetomium globosum
Каталожный №:  13-Mx4-GПлесневые грибки микст 4m13 Phoma betae
     m24 Paecilomyces spp.
     m35 Sporobolomyces roseus
Каталожный №:  13-Mx5-GПлесневые грибки микст 5m4 Mucor racemosus
     m11 Rhizopus nigricans
     m20 Mucor mucedo
     m22 Mucor spinosus
Каталожный №:   13-Mx6-GПлесневые грибки микст 6m3 Aspergillus fumigatus
     m40 Aspergillus amstelodami
     m49 Aspergillus nidulans
Каталожный №:  13-Mx7-GПлесневые грибки микст 7m19 Aspergillus versicolor
     m29 Aspergillus repens
     m33 Aspergillus niger
Каталожный №:  13-Mx8-GПлесневые грибки микст 8m1 Penicillium chrysogenum (notatum)
     m25 Penicillium brevicompactum
     m28 Penicillium expansum
     m30 Penicillium roqueforti
Каталожный №:  13-Mx11-GПлесневые грибки микст 11m1 Penicillium chrysogenum (notatum)
     m3 Aspergillus fumigatus
     m5 Candida albicans
Каталожный №:  13-Mx12-GПлесневые грибки микст 12m1 Penicillium chrysogenum (notatum)
     m2 Cladosporium herbarum
     m3 Aspergillus fumigatus
     m5 Candida albicans
     m6 Alternaria tenuis (alternata)
Каталожный №:  13-Mx14-GПлесневые грибки микст 14m1 Penicillium chrysogenum (notatum)
     m2 Cladosporium herbarum
     m3 Aspergillus fumigatus
     m4 Mucor racemosus
     m5 Candida albicans
Каталожный №:  13-Mx15-GПлесневые грибки микст 15m6 Alternaria tenuis (alternata)
     m7 Botrytis cinerea
     m8 Helminthosporium halodes
     m9 Fusarium moniliforme
     m16 Curvularia lunata
Каталожный №:  13-Mx17-GПлесневые грибки микст 17m1 Penicillium chrysogenum (notatum)
     m3 Aspergillus fumigatus
     m5 Candida albicans
     m47 Aspergillus flavus
     m56 Microsporium canis
Каталожный №:  13-TMx9-GПлесневые грибки микст TM9m1 Penicillium chrysogenum (notatum)
     m2 Cladosporium herbarum
     m3 Aspergillus fumigatus
     m5 Candida albicans
     m6 Alternaria tenuis (alternata)
     m8 Helminthosporium halodes

Древесный гриб паразит. Гриб паразит на дверном косяке

Гриб начал паразитировать, дата внизу снимка.

Кто сталкивался ? Что делать ?
Дом полностью деревянный.Вагонка. Построен 25 лет назад, собственными руками.Сухой.Никакой плесени никогда не было.А эти летом вот такие сюрпризы. Кто знает что это такое и как с этим бороться ? Проблема еще в том, что гриб УСПЕЛ ОТПЛОДОНОСИТЬ. Его пыльца разлетелась по всей прихожей и коридору, пока я выяснил, что это не цветочная пыльца. а вот такая бяка. После вскрытия пола в прихожей…. всё было желтое в пыльце — СПОРАХ.Пол утеплен пенопластом. Под полом нормальная вентиляция.Источником роста, кусок старой шпалы, оставшейся рядом с фундаментим и засыпанный строительным песком. Ножки гриба толщиной с палец длиною от 1 метра до 3 были выдраны мною из под пола, а шляпка гриба вылезла на свет через щели.
Паразительно что гриб раскинул свою шляпку прямо на утеплителе под полом. Питался наверное конденсатом.
Обнаружил гриб только тогда, когда провалились сгнившие от гриба половые доски в прихожей.

ВОТ ЧТО УДАЛОСЬ ВЫЯСНИТЬ с помощью одноклубников :
Известно около 70 видов Д. г. Наиболее распространены и вредоносны настоящий, плёнчатый, пластинчатый, или шахтный, и белые Д. г. При благоприятных условиях они могут в течение 1—2 лет полностью разрушить поражённые конструкции зданий. Все они вызывают бурую деструктивную трещиноватую гниль; поражённая древесина легко растирается в порошок. Нек-рые Д. г. (напр., белые) поражают только древесину хвойных пород, другие — также и древесину лиственных, однако процесс гниения в этом случае идёт медленнее. Древесина дуба, каштана, робинии лжеакации, красного дерева относительно устойчива к Д. г.

Serpula, или Серпула — род грибов семейства Coniophoraceae, относительно небольшой и единообразный. Его представители характеризуются пленчатыми плодовыми телами, сетчато-складчатым гименофором, а главное — способностью вызывать интенсивную бурую гниль древесины любых пород. Именно в род Serpula входит прославленный Домовой Гриб, практически не встречающийся в природе, но заселивший все континенты вместе с человеком.

Плодовое тело: Довольно бесформенное и безобразное, распростертое (на горизонтальной поверхности) либо наплывное, каплеобразное (на вертикальной), в редких случаях словно пытающееся (безуспешно) принять традиционную «копытообразную» трутовиковую форму; размер от 10 до 30 см, при том, что несколько плодовых тел могут сливаться в однородную массу, образуя глобальное плодовое тело. Молодые экземпляры белого цвета, выглядят как натечные образования в щели между бревнами (как трутовик серно-желтый, только цвет другой), затем в средней части образуется бурый, бугристый, неравномерно-трубчатый гименофор, продуцирующий отдельные выросты, словно маленькие плодовые тела с белым краем и бурой сердцевиной. По краям гриба часто можно обнаружить капли жидкости, благодаря которой серпула плачущая заслужила такое имя. Мякоть мягкая, неплотная, ватной консистенции. Запах тяжелый, напоминает сырую раскопанную землю.
Гименофор: Трубчато-лабиринтовый, крайне нерегулярный — трубчатым его назвать можно с большой долей условности. Расположен либо по центру плодового тела (если оно распластано горизонтально), либо где получится.
Споровый порошок: Бурый.
Распространение: Встречается в деревянных плохо проветриваемых постройках в течение всего теплого сезона (в отапливаемых помещениях — круглый год). Разрушает любую древесину с огромной скоростью. Характерная примета наличия домового гриба — тонкий слой рыже-бурого спорового порошка на всех поверхностях, образующий прежде, чем начнет проваливаться досчатый пол.
Сходные виды: Serpula lacrymans — гриб уникальный. Взрослые экземпляры ни с чем не спутаешь.
Съедобность: Не дай бог.

Серпула плачущая есть домовой гриб, заливающийся крокодильими слезами. Серпула плачущая есть единственный по-настоящему отвратительный, безобразный гриб. Про серпулу плачущую можно сказать еще много плохого. Однако здесь не место говорить о грибах плохо, потому попробую выказать восхищение. Serpula lacrymans выделяет огромное количество спор: даже когда все плодовые тела, что были в пределах досягаемости, уничтожены под корень, всё в доме за считанные часы покрывается слоем бурого порошка. Серпула ест всё и ничего не боится: за несколько месяцев она освоила новые половые доски, обработанные каким-то, понимаете, фунгицидом. Серпула горько оплакивает фанерный остов дивана, которому около 70 лет. Серпула проявляет интерес к книжному знанию, охотно знакомится с периодикой. В доме, где живет серпула плачущая, страшно оставаться без движения: мало ли над чем прольются ее слезы завтра.

и еще про виды домовых грибов вот здесь:
http://forest.geoman.ru/forest/item/f00/s00/e0000770/index.shtml

Домовая губка, или домовый гриб (Merulius lacrimans, или Serpula lacrymans) | Биология. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Тема:

Семейство Серпуловые (Serpulaceae)

Домовая губка, или домовый гриб (Merulius lacrimans, или Serpula lacrymans), нередко в ко­роткое время разрушает полы, балки и целые деревянные строения, воз­веденные из здорового на вид леса; особенно он нападает на хвойную дре­весину. Разрушенная им древесина приобретает бурый цвет, в сухом виде легко крошится и жадно, как губка, впитывает воду.

Споры Serpula прорастают толь­ко в щелочной среде. Мицелий про­низывает древесину, прободая кле­точные оболочки, при благоприятных условиях пробивается наружу в ви­де белого войлока и разрастается на поверхности древесины. Местами ни­ти мицелия сплетаются в плотные шнуры, напоминающие ризоморфы опенка и достигающие толщины ка­рандаша. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Мицелий обладает способностью выделять воду каплями, откуда видо­вое название гриба lacrymans, т. е. сле­зящийся. В старости мицелий приоб­ретает пепельный цвет. Густые мице­лии Merulius могут со временем про­извести плодовое тело гриба. Послед­нее не имеет определенных размеров и очертаний, появляясь в виде тон­кой распростертой пластинки, снача­ла белого, потом красноватого, нако­нец, ржаво-бурого цвета; поверхность этой пластинки покрыта сетью чер­веобразно изогнутых складок, не­сущих базидии. Ферменты, выделяемые грибом, разрушают клеточные стенки древесины; пораженная древесина рассыпается в порошок.

Меры борьбы с домовым грибом сводятся к употреблению на постройку сухого дерева, устройству хорошей вентиляции. Сильно пораженные домо­вым грибом части строения необходимо сжигать, а находящиеся по сосед­ству промазать антисептическими растворами.

На этой странице материал по темам:
  • Домовый гриб, serpula lacrymans

  • Seprula lacrimans, merulius lacrimans чем опасен для человека

  • Серпула биография по биологии доклад

  • Губка гриб доклад

  • Серпула червь доклад по биологии

Болезни древесины: белая и бурая гниль

Бурая или белая гниль? Что это такое и чем различаются виды по внешним признакам мы расскажем более подробно в статье ниже.

Как отличить бурую от белой?

Разрушающие древесину грибки различаются по типу гниения. Между этими двумя видами существует одно, но очень важное отличие. Во время «бурого» поражения разрушается прежде всего светлая целлюлоза, в результате чего образуется темно-коричневый, шелушащийся порошкообразный лигнин. Типичный примером является кусок древесины, распавшийся на коричневатые кубики. Выяснить точнее поможет небольшой тест — разотрите пальцами кусочек древесины (как показано на картинке ниже), в руках у вас останется коричневатая, мелкая пыль. Иначе дело обстоит с белым грибком. Здесь наоборот происходит распад лигнина, в качестве остатка имеем волокнистую, светлую или даже почти белую целлюлозу. Такую древесину не удастся растереть в пыль, она останется волокнистой.

Внешние признаки бурой гнили

Типичным «бурым» признаком (наряду с образованием кубиков) является темно-коричневая окраска дерева в пораженной области. Как уже было сказано выше, это результат целлюлозного распада. Во время высыхания дерево усыхает и в продольном направлении роста, что и приводит к образованию кубиков: сначала больших, потом мелких. На ранней стадии довольно сложно определить тип грибка-паразита — едва зараженное дерево лишь со временем теряет свою прочность, становясь трухой.

Существует довольно большое число возбудителей бурой гнили. Изнутри чаще всего можно встретить следующие виды:

  • Домовый гриб, Serpula lacrymans
  • Кониофора вонючая, Coniophora puteana
  • Фибропория вайяна, Antrodia vaillantii
  • Белый домовый гриб, Antrodia sinuosa
  • Олигопорус пирожковый, Oligoporus placenta
  • Антродия, Antrodia xantha
  • Свинушка пухлая, Paxillus panuoides
  • Пилолистник чешуйчатый, Lentinus lepideus
  • Лейкогирофана мягкая , Leucogyrophana mollusca
  • Лейкогирофана порошистая или малый домовый гриб, Leucogyrophana pulverulenta

На внешней стороне деревянного дома чаще живут следующие виды:

  • Дубовая губка, Daedalea quercina
  • Заборный гриб, Gloeophyllum sepiarium
  • Глеофиллум пихтовый, Gloeophyllum abientinum
  • Глеофиллум бревенчатый, Gloeophyllum trabeum
  • Серпула ременная, Serpula himantioides

Бурую гниль не всегда можно разглядеть по возбудителям с первого раза. Ниже приведен пример заборного гриба, который поселился внутри опорной балки и разрушал ее изнутри. При этом снаружи дерево сохраняло хороший, здоровый вид.

Внешние признаки белой гнили

Конечный результат «работы» белой гнили — это образование беловато-серого, мягкого и рыхлого дерева. Грибки, которые являются этому причиной, разрушают стволообразующие растительные клетки. В отличие от бурой напасти зараженное дерево не рассыпается на мелкие кусочки, так как волокна не опозволяют образовываться кубикообразным трещинам.

Как правило, в жилых строениях шанс встретить белую гниль гораздо меньше, нежели бурую лишь только потому, что число белых возбудителей значительно меньше. Снаружи она встречается также часто. Нередко случаются ошибки при определении типа паразита. Причиной тому служит двойное поражение. Случается это тогда, когда оба типа гнили мирно соседствуют на одном куске древесины.

Белые внутренние возбудители:

  • Белый дубовый гриб, Donkioporia expansa
  • Звездчатый гриб, Asterostroma cervicolor
  • Флебиопсис гигантский, Phlebiopsis gigantea
  • Огненная губка, Phellinus contiguus
  • Трутовик серый, Diplomitoporus lindbladii
  • Навозник домашний, Coprinus radians
  • Двухцветный смоляной гриб, Resinicium bicolor

Внешние возбудители:

  • Трихаптум пихтовый, Trichaptum abietinum
  • Трутовик чешуйчатый, Polyporus squamosus
  • Тратемес разноцветный, Trametes versicolor
  • Щелелистник обыкновенный, Schizophyllum commune
  • Трутовик настоящий, Fomes fomentarius
  • Трутовик ложный, Phellinus igniarius
  • Трутовик опаленный, Bjerkandera adusta

Другие типы древесного грибка

Наряду с этими существуют и другие виды гнилей, например, красная или трещиноватая ядровая, пестрая сотовая ядровая, которые возникают при разрушении лигнина и целлюозы в равных пропорциях и часто приводит к ранней гибели дерева или кольцевому облупу.

Излюбленное место обитания — хвойная древесина, возбудители — сосновая губка (Phellinus pini) и различные виды фитофторы.

Мрамористость вызывают настоящие и ложные трутовики. Еще один особенный вид гнили, которая раньше встречалась почти исключительно на телеграфных столбах — трухлявая, разрушающая целлюлозу в клеточной мембране.

Возбудители — аскомицеты, виды плесневелых, дейтеромицеты (или несовершенные грибы) и триходермин.

 

 

Смотрите также:

25 / Часть 1 / Трутовики и другие деревообитающие афиллофоровые грибы /Татьяна Светлова: Сайт о грибах

 

Т. В. Светлова, И. В. Змитрович

ТРУТОВИКИ И ДРУГИЕ ДЕРЕВООБИТАЮЩИЕ АФИЛЛОФОРОВЫЕ ГРИБЫ

Часть 1

 

Antrodiella pallescens — антродиелла бледноватая

 

Для Antrodiella pallescens характерны однолетние плодовые тела от сидячих до резупинатных (чаще распростерто-отогнутые) со шляпками небольшого размера, до 4 см в наибольшем измерении и до 5 мм толщиной, консолевидными или ногтевидными по форме, с острым краем. Поверхность шляпок матовая, слабозональная, беловато-кремовая, с коричневатыми или серыми зонами, либо полностью сероватая. Ткань беловато-кремовая, жестковатая, трубочки одного цвета с тканью. Поровая поверхность кремовая, поры цельнокрайние округлые или угловатые, (4)6-8 на 1 мм.

ф.091 Antrodiella pallescens — антродиелла бледноватая: плодовые тела на сухостойных и валежных березах, пораженных трутовиком настоящим

Растет A. pallescens на мертвой древесине лиственных деревьев, пораженных трутовиком настоящим (Fomes fomentarius), нередко — на отмерших базидиомах этого трутовика. Часто встречается на валежных стволах березы. От Antrodiella faginea отличается несколько более остудневающими плодовыми телами и гименофором, не изменяющим окраску от прикосновения и поранения.

Antrodiella faginea — антродиелла буковая

 

Antrodiella faginea имеет однолетние сидячие или распростерто-отогнутые (реже резупинатные) плодовые тела с мелкими тонкими шляпками до 2 см в диаметре и 2 мм толщиной. Шляпки кожистые, по форме ногтевидные или вееровидные с матовой поверхностью, слабозональные, несколько гигрофанные от беловато-кремовых до охристо-желтых или сероватых. Ткань очень тонкая, жестковатая, беловато-кремовая, трубочки короткие, одного цвета с тканью. Поровая поверхность кремовая с серовато-буроватыми (иногда с пурпуровым оттенком) пятнами на местах прикосновений и повреждений и буроватая у основания старых плодовых тел. Поры цельнокрайние мелкие, 6-8 на 1 мм.

ф.092 Antrodiella faginea — антродиелла буковая

A. faginea растет на сухих опавших ветвях и стволах лиственных пород, часто на древесине, пораженной грибами семейства Hymenochaetaceae (Phellinus). Особенности вида — очень мелкие и тонкие светлые плодовые тела с буроватыми пятнами на гименофоре. От небольших белых тиромицетоидных грибов (Postia, Tyromyces, Skeletocutis) отличается формой плодовых тел и более жесткой консистенцией ткани.

Antrodiella serpula — антродиелла ползучая

 

Antrodiella serpula выделяется среди представителей своего рода желтоватой окраской плодовых тел. Этот вид имеет однолетние кожистые распростерто-отогнутые или сидячие плодовые тела, сначала в виде узловатых зачаточных шляпок, позже консолевидные, треугольные в сечении, часто собранные в группы на общем распростертом основании.

ф.093 Antrodiella serpula — антродиелла ползучая: плодовые тела на ветвях лещины, пораженной Inonotus radiatus

Отдельные шляпки до 6 см в наибольшем измерении и до 2 см толщиной. Поверхность матовая, тонкоопушенная, желтоватая, с более ярким краем. Старые плодовые тела могут утрачивать яркую окраску и становиться кремово-буроватыми. Ткань плодовых тел кремовая, жестковатая, до 8 мм толщиной, трубочки одноцветные с тканью или желтоватые. Поровая поверхность кремовая или желтая, поры цельнокрайние или зазубренные, 4-7 на 1 мм.

ф.094 Antrodiella serpula — антродиелла ползучая: плодовые тела на прошлогодних базидиомах Inonotus radiatus

Растет A. serpula на древесине лиственных пород, пораженных трутовиком Inonotus radiatus, иногда на его отмерших плодовых телах. Этот вид легко узнать по мелким желтоватым плодовым телам с более ярким краем и характерному субстрату.

Чем грибы похожи на мозг? Отрывок из книги «Запутанная жизнь»

Полное название — «Запутанная жизнь. Как грибы меняют мир, наше сознание и наше будущее» — намекает, что Шелдрейк рассуждает о самых разных вещах. На деле охват тем в его книге еще шире, чем можно подумать. Шелдрейк пишет и о симбиотических связях, и о передаче сигналов в почве, и о теориях этноботаника и мистика Теренса Маккенны (между прочим, друга семьи Шелдрейков), философов Жиля Делеза и Феликса Гваттари. Мало кому такое под силу, а «Запутанная жизнь» — дебют! — в прошлом году попала сразу в несколько списков лучших научно-популярных книг.

В отрывке часто упоминаются гифы и мицелий. Гифы — это нитевидные структуры, которые в обиходе не вполне правильно называют корнем гриба, а мицелий — совокупность гиф.

© Издательство АСТ

Есть еще много грибов, способных чувствовать и реагировать на свет (его направление, силу или цвет), температуру, влажность, запас питательных веществ, токсины и электрические поля. Подобно растениям, грибы могут «видеть» цвета всего спектра с помощью рецепторов, чувствительных к синему свету и, в отличие от растений, к красному свету; у грибов также имеются опсины (светочувствительные пигменты), присутствующие в колбочках и палочках глаз животных. Гифы могут также ощущать текстуру поверхностей: по данным исследования, молодые гифы грибка, вызывающего ржавчину фасоли, умеют «нащупывать» канавки глубиной в половину микрометра (это в три раза мельче углубления между лазерными дорожками компакт-диска) на искусственных поверхностях. Когда гифы соединяются, чтобы образовать плодовое тело гриба, они обретают чрезвычайную чувствительность к силе тяжести. И, как мы уже убедились, грибы используют бесчисленное множество каналов химической связи с другими организмами и друг с другом: когда они соединяются или вступают в половые связи, гифы отличают «себя» от «других», а также от разновидностей «других».

Грибы «варятся» в океане сенсорной информации. И каким-то образом гифы — направляемые кончиками — способны интегрировать многочисленные потоки данных и определять подходящую траекторию для роста. Люди, подобно большинству животных, используют мозг для интеграции сенсорных данных и принятия оптимальных решений. Стало быть, нам интересно локализовать такую интеграцию в организме. Мы хотим ответить на вопрос «где?», но если мы имеем дело с растениями и грибами, этот вопрос, вернее всего, останется без ответа. Грибницы и растения состоят из разных частей, но среди них нет уникальных. Там всего понемногу. Но как же тогда потоки сенсорной информации сливаются внутри грибницы? Как организмы, не имеющие мозга, сочетают ощущение и действие?

Ботаники пытались решить этот вопрос больше ста лет. В 1880 году Чарлз Дарвин и его сын Френсис опубликовали книгу «Движения растений». В заключительном разделе авторы предполагают, что так как кончики корней определяют траекторию роста, именно там интегрируются сигналы от разных частей организма. Кончики корней, писали отец и сын Дарвины, ведут себя «как мозг какого-нибудь низшего животного, <…> принимая сигналы от сенсорных органов и управляя несколькими движениями». Предположение Дарвинов вошло в обиход, но оно, мягко говоря, противоречиво. Не потому, что их наблюдения когда-либо оспаривались: понятно, что кончики действительно направляют движение корней, так же как верхушки растений направляют движение ростков над землей. Но что смущает ботаников, так это использование слова мозг. Некоторые из них считают, что такая постановка вопроса может привести нас к более полному пониманию жизни растений. Другим кажется нелепостью предполагать, что растения могут обладать органом, хоть сколько-то напоминающим мозг.

На эту тему

В каком-то смысле слово «мозг» не совсем точное. Основная идея отца и сына Дарвинов состояла в том, что кончики — которые направляют корни под землей и ростки растений над ней — должны быть средоточием потоков информации, местом интеграции сенсорики и моторики, где определяется подходящее направление роста. То же применимо к гифам грибов. Кончики гиф — это части мицелия, которые растут, меняют направление, ветвятся и сливаются друг с другом. Они делают бóльшую часть работы. И они многочисленны. Отдельная грибница может иметь от сотен до миллиардов кончиков гиф, взаимодействующих друг с другом и обрабатывающих информацию одновременно и в больших количествах.

На кончиках гиф и вправду могут соединяться потоки данных ради определения скорости и направления роста. Но как кончики гиф в одной части мицелия «узнают», что делают их «коллеги» с противоположной стороны грибницы? Мы вынуждены снова вернуться к головоломке Олссона. Его панеллюс (Panellus) мог координировать поведение разнесенных в пространстве частей за срок столь короткий, что невероятным было предположение о токе химических веществ от точки А до точки В как причине перемены. Мицелий некоторых видов грибов образует так называемые ведьмины круги: сеть охватом в сотни метров и возрастом в сотни лет вдруг провоцирует одновременное появление замкнутой цепочки плодовых тел. В экспериментах Бодди с мицелием грибов, вызывающих гниение древесины, только одна часть грибницы обнаружила кусок дерева, но вся она изменила поведение, притом очень быстро. Как устроена коммуникация внутри сети мицелия? Каким образом происходит быстрый перенос информации по сети грибницы?

Есть несколько возможностей. Некоторые исследователи предполагают, что сети мицелия могут передавать сигналы о развитии, используя изменения в давлении или интенсивности потока. Ведь мицелий по сути есть замкнутая гидравлическая система, подобная тормозной системе автомобиля: внезапное изменение давления в одной части может, в принципе, быстро проявиться в другой. Некоторые ученые заметили, что метаболическая деятельность, например накопление и выделение химических соединений внутри гиф, может иметь форму последовательных импульсов, которые могут помогать синхронизировать поведение всей сети. Что касается Олссона, то он обратил внимание на одну из других немногих возможностей, а именно электричество.

На эту тему

Давно известно, что животные используют электрические импульсы, или потенциалы действия, для связи между разными частями своих тел. Нейроны — удлиненные нервные клетки, передающие информацию посредством электрических импульсов, которые координируют поведение животных, — изучает отдельная наука, нейробиология. Хотя так называемое животное электричество — прерогатива не только животных, не они одни умеют генерировать потенциалы действия. Это под силу еще растениям, в том числе водорослям, а в 1970-е годы стало известно, что и некоторым видам грибов. Бактерии тоже проводят электричество. Кабельные бактерии образуют длинные электропроводные нити — нитевидные нанокристаллы. В 2015 году установили, что колонии бактерий могут координировать свою деятельность, используя для этого волны электрической активности, подобные потенциалам действия. Однако немногие микологи допускают, что это явление может играть важную роль в жизни грибов.

В середине 1990-х годов на том же факультете Лундского университета в Швеции, на котором работал Олссон, группа ученых вела исследование в области нейробиологии насекомых. Они проводили эксперименты по измерению активности нейронов, вводя тонкие стеклянные микроэлектроды в мозг моли. Олссон с их разрешения воспользовался их оборудованием, чтобы ответить на простой вопрос: что произойдет, если заменить в эксперименте мозг моли на грибной мицелий? Нейробиологи были заинтригованы. В принципе, грибные гифы должны быть хорошо приспособлены к проведению электрических импульсов. Они покрыты белками, которые изолируют их: электроволны в теории могут перемещаться на большие расстояния, не рассеиваясь. Нервные клетки животных имеют аналогичную защиту. Более того, клетки мицелия последовательно соединены друг с другом, что, возможно, позволило бы импульсам, возникшим в одной части сети, достигать другой ее части без сбоев.

Для своего эксперимента Олссон тщательно отобрал виды грибов. Он пришел к выводу, что если у грибов действительно существуют системы электрической связи, то обнаружить их будет легче у тех видов, которым приходится координировать поведение частей сети на далеких расстояниях. Чтобы эксперимент удался с большей вероятностью, он выбрал опенок, Armillaria, грибница которого — рекордсмен по протяженности (она покрывает километры) и по возрасту (растет тысячи лет). Когда Олссон вставил микроэлектроды в гифы гриба Armillaria, он обнаружил регулярные импульсы, схожие с потенциалами действия, которые выстреливали со скоростью, очень близкой к скорости сенсорных нейронов животных — приблизительно четыре импульса в секунду, — и которые перемещались вдоль гифы со скоростью как минимум полмиллиметра в секунду, что примерно в 10 раз быстрее, чем самая высокая скорость жидкости, измеренная в гифах грибов. Это заинтересовало его, хотя данные наблюдений и не доказывали, что электрические импульсы — основа системы быстрой передачи сигналов. Электрическая активность может играть в ней роль, только если она чувствительна к стимуляции. Олссон решил измерить реакцию гриба на куски дерева, которое служит пищей для этого вида. Он установил оборудование для проведения эксперимента и поместил кусок древесины на мицелий в нескольких сантиметрах от электродов. И обнаружил нечто невероятное. Когда дерево пришло в контакт с мицелием, интесивность импульсов удвоилась. Когда он убрал дерево, интенсивность пришла в норму. Чтобы убедиться, что грибы реагировали не на вес груза, он поместил на мицелий кусок несъедобного пластика такого же размера. Гриб не отреагировал.

На эту тему

Олссон продолжил эксперимент с разными видами грибов, включая микоризные, растущие на корневой системе растений, Pleurotus (вешенкой обыкновенной) и Serpula (серпулой плачущей, или домовым грибом, обнаруженном в печи Хэддон-Холла). Все они производили импульсы, подобные потенциалам действия, и откликались на большое количество раздражителей. Олссон выдвинул гипотезу: электрические сигналы для многих грибов — способ пересылать сообщения между различными частями мицелия «об источниках пищи, повреждениях, состояниях гриба или присутствии других существ вокруг него».

Многие нейробиологи, с которыми работал Олссон, очень воодушевились, осознав, что сети мицелия могут вести себя подобно мозгу. «Первыми отреагировали эти ребята, работавшие с насекомыми, — вспоминал Олссон. — Они стали фантазировать об этих огромных лесных грибницах, распространяющих электрические сигналы вокруг себя. Они вообразили, что грибница — это большой мозг, лежащий в лесу под землей». Признаюсь, я тоже не мог не заметить это бросающееся в глаза сходство. Выводы Олссона предполагали, что мицелий может образовывать фантастически сложные сети электрически возбудимых клеток. Мозг тоже является фантастически сложной сетью электрически возбудимых клеток.

«Я не думаю, что мицелий — это мозг, — объяснил мне Олссон. — Мне пришлось воздержаться от аналогий с ним. Как только произносят слово “мозг”, люди представляют себе мозг человека, который формирует речь и обрабатывает мысли, принимает решения». Его осторожность весьма обоснованна. «Мозг» — это ключевое слово, обремененное смыслами, по большей части относящимися к животному миру. «Когда мы говорим “мозг”, — продолжал Олссон, — мы думаем о мозге животных». Кроме того, он подчеркнул, что мозг ведет себя как таковой из-за того, как он устроен.

Архитектура мозга животных сильно отличается от архитектуры грибниц. В первом случае нейроны стыкуются с другими нейронами в синапсах, и там сигналы объединяются с другими сигналами. Молекулы-нейромедиаторы проходят через синапсы и позволяют различным нейронам вести себя по-разному — некоторые возбуждают нейроны, некоторые подавляют их. Сети мицелия не обладают такими особенностями.

Но если бы грибы не использовали электроволны для передачи сигналов по сети мицелия, разве мы не стали бы думать о мицелии как своеобразном прототипе мозга? По мнению Олссона, могут быть и другие способы регулирования электрических импульсов в сети мицелия, чтобы создать «электрические цепи, приемники сигнала и генераторы, подобные тем, что существуют в мозгу». У некоторых грибов гифы разделяются на отсеки септами с порами, проницаемость которых в точности регулируется. Когда пóра открывается или закрывается, изменяется сила сигнала, проходящего от одного отсека к другому, будь то химический или электрический сигнал или сигнал об изменении давления. Если внезапное изменение электрического заряда могло бы открыть или закрыть пору, размышлял Олссон, то всплеск частоты импульсов мог бы изменить путь прохождения через гифу последовательных сигналов, и так мицелий «запомнил» новый алгоритм. Более того, гифы ветвятся. Если два импульса сошлись бы в одном месте, оба влияли бы на проводимость пор, интегрируя сигналы из различных ветвей. «Не нужно хорошо разбираться в работе компьютеров, чтобы понять, что такие системы могут создавать точки принятия решений, — сказал мне Олссон. — Если соединить эти системы в гибкую и подвижную сеть, появляется возможность создать “мозг”, который способен учиться и запоминать». Он держался от слова «мозг» на безопасном расстоянии, заключая его в кавычки и подчеркивая тем самым, что использовал его в качестве метафоры.

Не только Ленин – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

В издательстве «Альпина нон-фикшн» в 2020 году вышла книга Роба Данна «Не один дома: естественная история нашего жилища от бактерий до многоножек, тараканов и пауков». IQ.HSE предлагает ознакомиться с главой из книги о разнообразных видах грибов и местах, где они обитают.

Чем был бы океан без чудовища, таящегося в его тьме?

Вернер Херцог

Как правило, мы склонны недолюбливать успешные виды, конечно, кроме тех, что служат нам пищей. Сегодня человек установил настолько плотный контроль над планетой, что другие успешные виды воспринимаются им как враги. Они едят нашу плоть или нашу пищу, разрушают то, что мы создаём. С тех пор как люди научились строить дома, на свете не переводились существа, готовые сровнять их с землей. 

В сказке про трёх поросят их домик ломает волк, чтобы добраться до лакомой добычи. В реальном мире организмы, угрожающие нашим постройкам, сильно уступают волкам по размеру, но не по опасности. Какие именно живые существа вредят вашему дому, зависит от того, где и из чего он построен. Каменные строения могут простоять невредимыми тысячи лет, вот почему мы до сих пор можем видеть некоторые постройки, оставшиеся от древних цивилизаций. Глинобитные дома тоже довольно устойчивы, по крайней мере в сухом климате. Но многие человеческие постройки сделаны из древесины, а на свете так много видов, питающихся ею! Вспомним вгрызающихся в дерево термитов. Чтобы переварить подобную пищу, они нуждаются в помощи бактерий, живущих в их пищеварительном тракте. Но самые великие разрушители — грибы.

Если в доме сухо, грибы обычно никак не проявляют себя. Они начинают расти, если на стенах или потолках конденсируется влага. Грибы следуют за градиентом влажности, пожирая всё на своем пути. Если бы вы только могли слышать эти ужасающие звуки — звуки, издаваемые грибными гифами, вгрызающимися в клетки старой древесины и взламывающими их одну за другой. 

 

 

С помощью гиф грибы питаются и стелются по субстрату. Гифы сокращаются в одном участке и растягиваются в другом; так гриб движется, медленно переползая с места на место. С точки зрения грибов стены вашего жилища полны питательных веществ. Если предоставить им достаточно времени и влаги, то они съедят деревянный дом практически целиком. Они поедают древесину, они поедают солому и даже конкурируют с бактериями за съедобные частички, содержащиеся в пыли. Одни лишь выделяемые грибами вещества за несколько столетий способны разрушить кирпичные и каменные стены. 

По мере их роста увеличиваются масштабы их действий. Грибы все быстрее разрушают дерево и бумагу, производят все больше спор, все больше токсинов, все больше всего остального. Некоторые грибы, если позволить им расплодиться, могут уничтожить до основания целый дом с такой же легкостью, как обычное бревно. Но до того как это случится, грибы принесут вам множество других неприятностей. Они представляют опасность при случайном попадании в организм человека. Некоторые их виды вызывают аллергию и астму, например Stachybotrys chartarum (стахиботрис хартарум) — токсичная чёрная плесень, грибок, который нередко благополучно устраивается в домах за счёт хозяев.

Эта хорошо заметная плесень относится к числу наиболее изученных грибов, встречающихся в человеческих постройках. Её присутствие в помещениях никого особенно не удивляет. Если вы заметите её у себя в доме, то большинство специалистов посоветуют вам обратиться в фирму, специализирующуюся на борьбе с плесенью. К вам приедут профессионалы, которые уничтожат все признаки присутствия Stachybotrys chartarum. Они тщательно почистят ваши книги (некоторые из них придется выкинуть) и обработают ваш гардероб (с кое-какой одеждой вам тоже предстоит попрощаться). Эта драма повторяется снова и снова, меняются только персонажи и отдельные детали. Впрочем, главный злодей остается неизменным, равно как и дьявольская двусмысленность происходящего.

Хотя я в течение многих лет много читал и размышлял о грибах, но полное понимание истории Stachybotrys chartarum пришло ко мне только после знакомства с Биргиттой Андерсен, специалистом по домовым грибам. Она изучает две вещи: какие именно виды грибов питаются строительными материалами и каким образом эти виды (для большинства из нас отталкивающие, но она находит их восхитительными) находят дорогу в ваш дом. Очень много времени Биргитта уделяет изучению Stachybotrys chartarum.

Я отправил Биргитте электронное письмо с просьбой о встрече, и она пригласила меня проехать из центра Копенгагена, где я тогда находился, в Датский технический университет, где она работает. Я поехал на велосипеде. Был обычный солнечный датский день, а это значит, что к тому моменту, когда я припарковался возле нужного мне здания, я успел до нитки промокнуть под дождем и чувствовал себя настоящим грибом. И беседовали мы о грибах. Всё было прекрасно, только мне было немного не по себе.

Кабинет Биргитты расположен на третьем этаже здания, в котором преподаются технические науки. Здесь, где люди заняты разработкой хитроумных устройств для решения разных прикладных задач, Биргитта выглядит как пришелец из другого мира. Она любит грибы. Вся ее жизнь посвящена их изучению. В своем кабинете она выращивает грибы и затем очень-очень тщательно идентифицирует их под микроскопом, делает зарисовки и добавляет в свой справочник обычных и редких грибов Дании. После работы она делает ровно то же самое, но уже не по работе, а в качестве хобби. С её точки зрения, грибы прекрасны, и каждый прекрасен по-своему. 

С годами остаётся всё меньше людей, у которых есть умение и стремление заниматься культивированием и идентификацией грибов; у Биргитты есть и то и другое. Когда-то она работала в окружении коллег и единомышленников, людей, к которым можно было запросто подойти и сказать: «Ты даже не представляешь, какой замечательный гриб я нашла!» Но все эти увлеченные исследователи теперь уже на пенсии, а в Датском техническом университете, как и во многих других, сейчас почти не осталось рабочих мест для биологов, умеющих культивировать, идентифицировать и каталогизировать живые организмы, в том числе и грибы. 

Автор одной статьи в журнале The Scientist даже задался вопросом, не вымирают ли специалисты подобного профиля, занятые присвоением названий и классификацией биологических видов (вывод был: да, вымирают). А ведь такая работа необходима. До сих пор большинство видов грибов не имеют своих научных названий. Но исследования по описанию видов и изучению их биологии стали непрестижными, они утратили ценность в глазах работодателей и финансирующих агентств. Биргитта сидит теперь одна-одинешенька в конце длинного коридора, последний человек в этом здании, умеющий хорошо распознавать грибы, и один из немногих специалистов этого профиля, оставшихся в Дании.

К тому времени, когда я собирался навестить Биргитту, мы вместе с Ноем Фирером и другими сотрудниками собирали пробы пыли с дверных порогов тысячи с небольшим жилых домов. Путем расшифровки ДНК мы определяли, какие виды бактерий встречаются в этих пробах. Затем мы проверили те же пробы на содержание грибов и столкнулись с фантастическим многообразием грибов как внутри домов, так и снаружи. Мы обнаружили 40 000 различных видов. Хотя их было куда меньше, чем видов бактерий, но и эта величина стала большой неожиданностью. 

В Северной Америке известно менее чем 25 000 различных видов грибов, включая плесневые, шляпочные и дрожжевые грибы. Выявленное нами в жилых домах разнообразие грибов (или по крайней мере их ДНК) намного превосходит количество видов, зарегистрированных на всем североамериканском континенте. То, что тысячи из найденных нами видов не имеют названий, говорит о нашем невежестве не только в отношении домашних видов, но в целом. 

Что же касается грибов, имеющих названия, то у каждого своя история. Поскольку жизненные циклы грибов зависят от других организмов, присутствие конкретного грибного вида указывает на присутствие кого-то ещё, с кем грибы тесно связаны. Некоторые из найденных нами видов были паразитами винограда, значит, где-то поблизости должен быть виноградник. Другие были патогенами определенных видов пчел, что предполагало присутствие этих насекомых. В некоторых пробах оказались паразитические грибы, способные управлять мозгом муравьев (но не всех, а только определенных видов).

Ни один участник нашей команды не получил образование в области систематики грибов, поэтому мы не можем дать научные названия новым видам, которые мы находим, даже если мы можем культивировать их. Для наименования видов нужны специалисты, подобные Биргитте, но они, как правило, очень и очень заняты.

На востоке Северной Каролины мы нашли грибы рода Tuber, находящиеся в симбиозе с корнями деревьев. Для того чтобы распространяться, эти грибы производят плодовые тела (трюфели), издающие запах, напоминающий феромон, выделяемый самцами свиней. Самки, привлеченные этим ароматом, выкапывают трюфели, съедают их, и вместе с их помётом гриб переносится в новые, незаселенные им ещё, участки леса.

Мы уже видели, как изменилось за последнее время микробное население наших домов. Люди (себе во вред) самоизолировались от большинства бактерий, характерных для естественной среды, а их место заняли самые выносливые виды, способные жить в душевых насадках, питаться нашей пищей и продуктами нашей жизнедеятельности. Поскольку грибы и бактерии, наряду с другими очень мелкими формами жизни, часто рассматривают под общим названием «микробы», некоторые склонны именно так и воспринимать грибы. На самом же деле грибы гораздо теснее связаны с животными, чем с бактериями, причем их связь настолько близка, что химические вещества, предназначенные для борьбы с грибами, могут уничтожать и человеческие клетки. Еще одно отличие грибов от бактерий заключается в том, что лишь очень небольшое число видов грибов поселяется на теле человека в качестве паразитов или мутуалистов. Наше тело для них слишком теплое (есть даже гипотеза, что теплокровность у позвоночных возникла в качестве защиты от грибковых заболеваний). Из этого можно заключить, что история домашних грибов могла пойти по совершенно особому пути. Так оно и произошло на самом деле.

Многие из грибов в домах, похоже, принадлежат к видам, которые попали в них из естественной среды обитания. Грибы у нас дома очень похожи на те, что обитают во внешней среде. В разных регионах набор грибов внутри домов свой, именно потому, что они неодинаковы снаружи.

Многие из видов грибов, чью ДНК мы обнаружили в жилых домах, были мертвы. Их занесло внутрь с током воздуха, и они погибли, потому что условия наших кухонь и спален для них совершенно непригодны. В доме они не могут расти, как и не могут производить соединения и вещества, вызывающие заболевания человека. Это призраки, оставляющие следы, но не влияющие на нашу жизнь. Другие виды грибов, найденные в домах, были представлены покоящимися спорами, которые ждут наступления благоприятных условий, а именно правильного сочетания питательных веществ и воды или, во многих случаях, только того, чтобы стало достаточно влажно.

Воздействие грибов за пределами дома на домашние виды настолько велико, что мы можем определить с точностью до 50–100 км, в каком месте Соединенных Штатов расположен тот конкретный дом, в котором взята исследуемая проба. Соберите пыль у себя дома, пришлите ее в нашу лабораторию, и мы скажем, где вы живете (не забудьте также прислать нам пару сотен «зеленых» — такой фокус может оказаться затратным). Единственный действенный способ избавиться от близкого соседства с этими тысячами видов грибов — переехать в другой дом.

Кроме грибов, проникающих к нам из естественной среды обитания, мы нашли виды, специализирующиеся на жизни в домах; в помещениях они встречаются значительно чаще, чем снаружи. Этих видов оказалось так много, что мы даже не знали, на каких именно сосредоточить внимание, какие из них лучше всего приспособились к человеку и его жилищу. В поисках ответов на эти вопросы я снова обратился к данным, собранным на МКС, а также на российской орбитальной станции «Мир». Точно известно, что все виды обнаруженных там грибов — обитатели закрытых помещений. Невозможно себе представить, чтобы какой-нибудь вид залетел на станцию через открытое окно или люк, как это происходит в земных домах. Условия открытого космоса совершенно непригодны для существования грибов.

Но даже это утверждение, кажущееся таким простым, нуждается в уточнении. В одном исследовании, проведённом в России, на внешней (именно на внешней!) поверхности МКС были помещены домовые грибы и бактерии человеческой кожи. Эти микробы могли прожить не менее 13 месяцев.

О жизни грибов на станции «Мир» мы осведомлены максимально. С момента вывода на орбиту в 1986 году на станции постоянно брались пробы. Всего было проверено на присутствие грибов 500 проб воздуха и 600 проб, собранных с различных поверхностей внутри станции. Эти пробы высевались либо на самой станции, либо в земной лаборатории. Хотя далеко не все представленные в них виды были культивированы, даже неполные данные не оставляли сомнений: «Мир» представлял собой настоящие грибные джунгли, населенные более чем сотней разнообразных видов.

Например, в ходе исследования не появилось ни одной культуры при температуре, достаточно высокой для роста термофильных микробов. Методика взятия проб была такова, что в них практически не попадали труднокультивируемые или совсем не культивированные виды.

Было взято более тысячи проб, и почти в каждой присутствовали какие-нибудь грибки. Грибы были живыми и так активно метаболизировали, что один космонавт сравнивал запах, стоявший на станции «Мир», с запахом гниющих яблок (что, возможно, приятнее, чем запах человеческого тела на МКС). Что гораздо хуже, в один момент станция перестала выходить на связь с Землей из-за поломки коммуникационной системы. Как потом выяснилось, грибы разрушили изоляцию проводов, что вызвало короткое замыкание. Одним словом, грибы гораздо успешнее людей адаптировались к жизни на космической станции и прекрасно размножались там в течение многих поколений. В этом состоит важный урок для всех, кто разрабатывает проекты колонизации Марса. Можно ожидать, что грибы вполне освоятся на новой планете гораздо раньше человека и смогут успешно размножаться на ней.

Вдобавок ко всему скорость роста грибов на станции «Мир» была вчетверо выше, чем у их сородичей на Земле. Почему это так, загадка. Грибы также проявляли некоторую цикличность, но почему это происходит в условиях, где нет смены сезонов года, осталось невыясненным. Новикова считает, что причиной служит цикличность в интенсивности радиации на космической станции, но почему это должно оказывать подобное влияние на грибы, непонятно.

Международная космическая станция в первые годы своей работы считалась если не стерильной, то по крайней мере менее пораженной грибком, чем «Мир». Станция «Мир», по мнению многих, держалась только на изоленте да на честном слове, поэтому ее грибное изобилие было не очень удивительным. Но шло время, и на МКС тоже понемногу стали появляться разнообразные грибы. К 2004 году на этой станции насчитывалось 38 массовых видов грибов. Все они также были ранее найдены на станции «Мир» и очень характерны для микофлоры земных домов.

Многие из грибов, найденных на космических кораблях, принадлежат к группе, которую биологи именуют «технофилами». Это имя отражает их способность разрушать металл и пластик, из которых сделаны орбитальные станции и космические челноки. У меня это слово ассоциируется с какими-нибудь исполнителями электронной музыки, но оно всего лишь означает организмы, «любящие» различную технику: они так любят её, что едят. 

Среди технофилов, живущих на МКС, уже найдены Penicillium glandicola (родственник пекарских дрожжей), один вид рода Aspergillus (аспергиллюс, родственник гриба, с помощью которого изготавливают японскую рисовую «водку», саке), а также один представитель рода Cladosporium (кладоспорий). (Конечно, не все грибы, живущие на орбитальных станциях, являются технофилами. Например, на станции «Мир» (но не на МКС) были найдены пивные дрожжи, Saccharomyces cerevisiae (сахаромицеты), похоже, русские неплохо проводили время в космосе.)

Ещё на станции «Мир» был найден Botrytis, грибок, вызывающий болезнь винограда. Возможно, он прибыл живым в вине.

Также исследователи зафиксировали присутствие рода Rhodotorula (родоторула). Это грибок розового цвета, который часто поселяется на цементном растворе, на стенках душевых кабин, а иногда может обосноваться на зубной щетке или человеческой коже.

Он отличается от другого розового гриба, встречающегося в санузлах, Serratia marcescens, который более обычен в условиях постоянной влажности (например, в унитазах). Serratia тоже была найдена на станции «Мир». Розовый цвет обоих видов связан с наличием в них веществ, защищающих их от ультрафиолетовых лучей, своеобразного крема от загара для грибов. Rhodotorula может поглощать азот из воздуха, так что она прекрасно существует в таких местах, которые выглядят непригодными для жизни.

Итак, в условиях космических станций тоже встречаются виды, адаптированные к жизни в закрытых помещениях.

Все виды грибов, найденные на космических станциях, обитают и в земных домах. Они представлены почти в каждом доме, где мы брали пробы. Численность отдельных видов зависела в основном от свойств самого жилища. В домах, где живут большие семьи, преобладают грибы, ассоциированные с телом человека или продуктами питания. Немалое значение имеет также способ отопления и проветривания помещений. Например, в домах, оборудованных кондиционерами, встречается особенно много представителей родов Cladosporium и Penicillium. Эти грибы, способные вызывать аллергию у некоторых из нас, растут в самих кондиционерах и, когда прибор начинает работу, они рассеиваются оттуда по комнатам и офисам. Включив кондиционер у себя дома или в автомобиле, вы можете уловить необычный запах — его издают те самые грибы.

Чем чаще вы используете систему климат-контроля, тем больше грибов заводится в кондиционере. Чтобы избежать их рассеивания по помещениям, прочищайте фильтр пылесосом или мойте вручную с помощью мыла, это может помочь. Кроме того, поскольку большинство кондиционеров рассеивают большую часть грибов в первые десять минут работы, некоторые учёные рекомендуют открывать окна после включения кондиционера. А если не включать кондиционер и проветривать помещения через окна, вы получите дополнительное преимущество в виде богатого микробного разнообразия, проникающего внутрь дома.

Изучать тайную жизнь домовых грибов, можно десятилетиями, но в одной загадке надо было разобраться поскорее. Она связана с видом Stachybotrys chartarum, который отсутствовал на орбитальных станциях и редко встречался в наших пробах, взятых в домах. Этот опасный вид почему-то оказался очень слабо представлен в изученных нами пробах. Его отсутствие на МКС можно было объяснить отсутствием для него подходящей пищи. Насколько мне известно, на станции нет деревянных деталей или целлюлозы (хотя, возможно, черная плесень способна использовать некоторые сорта пластика). Но это не отвечает на вопрос, почему она так редко встречалась в нашем обследовании в домах.

На практике можно представить много причин, по которым этот гриб был редок в пробах пыли. Возможно, он в принципе редок в домах. Или его редкость кажущаяся, обусловленная некоторыми деталями процесса секвенирования. Но ни одна из этих возможностей не представляется особенно интересной.

Я обсудил эту загадку с Биргиттой и посвятил её в детали нашего исследования. Хотя об МКС мы особо не говорили, я всё время воображал, будто станция проплывает над нами — далекая и по-прежнему полная грибов. Биргитта ничуть не была удивлена. «Споры этой плесени довольно тяжелые и сидят на липких слизистых стебельках. Как же вы могли их обнаружить?» — спросила она. Другими словами, если споры не плавают по воздуху и не оседают вместе с пылью, их и не могло быть в наших пробах. «Почему вы вообще предполагали найти этот вид?» — добавила Биргитта, чтобы расставить все точки над «i». А правда, почему? «Но как она оказывается в домах, если не способна парить в воздухе?» — спросил я. Как она попадает в помещения и почему не может проникнуть на орбитальные станции (тогда как другим видам грибов это удается без труда)? «Мы недавно провели одно исследование, — ответила Биргитта, — которое может вас заинтересовать».

Пока мы перекусывали печеньем и орехами (щедро приправленными множеством грибов, витающих в воздухе, которым мы дышали), Биргитта рассказывала о своем исследовании. Оно было посвящено материалам, из которых делают современные дома, — гипсокартону, обоям, дереву и цементу. Биргитту интересует не воздух в помещении, ее внимание привлекает все, что используется в жилищном строительстве, — кирпичи, каменные блоки, деревянные перекрытия и особенно гипсокартон.

Биргитта обнаружила, что каждый вид стройматериалов имеет свое специфическое грибное сообщество. Наверное, если так же основательно изучить материалы, из которых сделаны орбитальные станции, картина окажется сходной. Например, на цементе селятся те же самые виды грибов, какие можно найти при исследовании почвенных проб; некоторые из этих форм относятся к числу самых первых грибов, когда-либо описанных натуралистами. Они наиболее изучены, так как были доступны для ученых, поскольку встречались в их домах.

Среди прочих Биргитта нашла грибы из рода Mucor, изображенные в «Микрографии» Роберта Гука, источнике вдохновения для Левенгука. Она нашла Penicillium, случайно обнаруженный Александром Флемингом в его лаборатории, где он открыл антибиотики. Penicillium использует эти антибиотики для ослабления клеточных стенок бактерий, с которыми гриб конкурирует за пищу. Из-за этого растущая бактерия буквально взрывается. Мы используем эти же антибиотики для защиты от патогенных микробов наподобие Mycobacterium tuberculosis, с которыми боремся ради нашего выживания.

Эти грибы, Mucor, Penicillium и им подобные, ухитрились проникнуть и внутрь орбитальной станции. Их присутствие на цементных полах и в космосе указывает на то, что с этими грибами мы должны найти способ как-то уживаться.

Грибы рода Mucor были найдены не только в человеческих домах, но и в осиных гнездах; может быть, это означает, что связь грибов и домов (включая гнезда) гораздо старше нашего вида и началась с появлением первых осиных гнезд, за десятки миллионов лет до человека.

Если уж они способны просочиться сквозь барьеры, расставленные NASA, то им не составит труда справиться и с остальными фильтрами и преградами. Вполне возможно, что они росли на стенах пещер, где жили наши первобытные предки; если это правда, то эти виды с тех далеких времен сопровождают человека по всей планете.

Chaetomium был обнаружен растущим на внутренних поверхностях станции «Мир», но его не было в пробах воздуха. На этой станции были повсеместно распространены грибы рода Penicillium (присутствовали примерно в 80% проб). Mucor был представлен в 1‒2% проб; Aspergillus — в 40% проб, взятых с внутренних поверхностей, и в 76,6% проб воздуха, взятых на станции «Мир».

Именно к этой группе принадлежат грибы, способные, если у них будет достаточно времени, разрушить каменные и кирпичные стены. Вероятно, цементный пол служит им пищей, а может, средой обитания — они держатся за него своими гифами, словно пальцами, а едят при этом очень мелкие и незаметные глазу частички на полу: грязь, клей или что-то еще. Они создают массу проблем людям, столетиями пытающимся сохранять памятники, ну, а в вашем подвале это живой пример способности грибов истребить с течением времени все что угодно.

На древесине тоже были грибы. Мы часто строим дома из дерева и подолгу живем в них. Однако древесина, состоящая из целлюлозы и лигнина, подвержена разрушению живыми организмами. Целлюлоза это, в сущности, бумага, а вот лигнин — твердое вещество, придающее прочность деревянной кровле. Многие микробы способны разлагать целлюлозу, зато лигнин по зубам лишь небольшому числу видов грибов и бактерий.

Большинство термитов не умеют переваривать лигнин, но выходят из этой ситуации, используя живущих в их собственных кишечниках бактерий и протистов, которые всегда в их распоряжении. В естественной среде эта совместная работа термитов и их микробов представляет важнейший фактор, позволяющий существовать лесам и полям. Термиты ускоряют процесс разложения органики, что позволяет деревьям расти быстрее, а травам достигать большей высоты. Это создает здоровые, нормально функционирующие экосистемы. Но при строительстве домов мы хотим, насколько это в наших силах, остановить эти процессы (а заодно и термитов), примерно так же как мы стремимся спасти мясо или фрукты от преждевременной порчи.

Некоторые виды грибов, найденные Биргиттой в деревянных строениях, продуцируют ферменты, предназначенные для разрушения целлюлозы и в некоторых случаях лигнина. Совсем не удивительно, что эти грибы встречаются на деревянных брусах и перекрытиях старых домов; скорее, надо удивляться тому, как долго смогли продержаться эти постройки. Многие виды этих деревоядных грибов попадают в дома вместе с входящим воздухом, так что их видовой состав зависит от того, из каких пород дерева дом построен, а также от типа близлежащего леса. Некоторые формы, как, например, домовая губка (Serpula lacrymans), широко расселились по всему миру на морских судах. Они повсюду следуют за человеком, и везде, где только строятся дома из древесины — их единственной пищи, они с благодарностью в них вселяются.

Когда Биргитта обратилась к изучению микофлоры гипсокартона, обоев и покрытой раскрашенной бумагой штукатурки, все стало еще интересней. В условиях высокой влажности все эти материалы становятся домом для множества грибов. Кроме того, примерно в 25% случаев в составе их грибного населения присутствовала токсичная черная плесень. Эта оценка может быть даже несколько заниженной, потому что Биргитта брала в каждом обследованном доме лишь очень небольшую по объему пробу. Stachybotrys chartarum нередко встречается на влажном гипсокартоне, так что, похоже, эта плесень может появиться практически везде, где условия для нее благоприятны. Идеальный субстрат для этого гриба — смесь воды и целлюлозы, как раз то, что возникает при отсыревании обоев или гипсокартона. Это было открытие, большое открытие, но в первую очередь Биргитта должна была объяснить, как Stachybotrys chartarum попадает в гипсокартон.

Споры черной плесени не могут перемещаться по воздуху. Их не переносят на себе термиты или другие домовые насекомые. Теоретически человек может сам разносить их на своей одежде. Рэйчел Адамс, специалист по домовым грибам из Калифорнийского университета в Беркли, знает не понаслышке о том, как много видов попадает таким образом в ваш дом. Рэйчел провела одно из самых основательных на сегодняшний день исследований грибов внутри помещений. В частности, она нашла, что один из видов, зарегистрированных в университетском конференц-зале, попал туда случайно, вместе с одним ее коллегой по лаборатории, недавно посетившим семинар по выращиванию грибов-дождевиков, который проводила сама Рэйчел. Стало быть, грибы используют в качестве транспортных средств научных работников. Но Биргитта не очень интересовалась одеждой; в центре ее внимания были строительные материалы.

А что, если плесень присутствует в гипсокартоне постоянно, с самого момента его изготовления? Тихо и незаметно сидит в нем, спокойно дожидаясь, когда в материал проникнет влага? Биргитта принялась за проверку этой радикальной идеи, которая, окажись она верной, могла вовлечь ее в противостояние с громадной индустрией по производству гипсокартона, обороты которой исчисляются миллиардами долларов. Впрочем, занявшись вопросом вплотную, Биргитта выяснила, что эта идея совсем не нова. Один автор ранее уже высказывал подобную гипотезу, но она осталась непроверенной. Этим и занялась Биргитта.

В США ученые пользуются значительной исследовательской свободой, но она не абсолютна и даже имеет тенденцию к сокращению, в значительной степени из-за влияния могущественных корпораций. Я не хочу сказать, что ученые воздерживаются от публикации опасных с точки зрения правительства или бизнеса выводов. Скорее, это значит, что большинство американских исследователей насмотрелись голливудских фильмов и поэтому знают, как важно тщательно просчитать возможные последствия своих открытий, противоречащих экономическим интересам лидеров крупного бизнеса.

Им также известны истории, подобные истории Тайрона Хейса, который изучал влияние одного гербицида на животных и обнаружил его вредоносность. В результате, как пишет Рэйчел Авив в журнале New Yorker, производитель гербицида стал «ходить за ним по пятам» и явно не с добрыми намерениями.

Возможно, что и многие датские учёные задумываются о чем-то подобном, если им случается работать над такими проектами. Но, когда я спросил Биргитту о возможности подобного риска для нее самой, она выказала очень мало озабоченности по этому поводу. Ее не очень-то волновало, как отнесутся к полученным результатам компании, производящие гипсокартон, которые должны быть крайне заинтересованы в сохранении статус-кво (статус-кво для гипсокартона, во всяком случае). Биргитта всего лишь хотела знать, что происходит на самом деле. Она просто была любознательной и поэтому без колебаний принялась за дело.

В первую очередь она исследовала 13 листов совершенно нового гипсокартона, купленного в четырех разных строительных магазинах в Дании. Она выбрала две марки гипсокартона и у каждой из них по три вида (огнестойкий, влагостойкий и обычный). Биргитта вырезала из каждого листа по нескольку круглых дисков и простерилизовала их с помощью спирта (или для гарантии по другому протоколу хлорной известью или родалоном). Потом в течение 70 дней она вымачивала диски в стерильной воде, чтобы споры грибов внутри образцов могли прорасти. Казалось совершенно невероятным, чтобы в сухом новеньком гипсокартоне было что-то живое. Эта была довольно простая, но долгая и очень кропотливая работа — ежедневно просматривать все диски на предмет наличия грибов.

Наконец, в один прекрасный день она заметила рост. Дальше — больше. Биргитта обнаружила затаившийся внутри новехонького гипсокартона вид, известный как Neosartorya hiratsukae (неосартория). Этот вид не так давно «засветился» в качестве одной из причин болезни Паркинсона. Хотя роль гриба в заболевании была далеко не решающей, сам факт его присутствия в гипсокартоне настораживал. Неосартория была представлена на всех исследованных листах, независимо от вида, от магазина, в котором они были куплены, и от компании-производителя. Кроме того, Биргитта обнаружила гриб Chaetomium globosum (хетомий шаровидный) — аллерген и условно патогенный микроорганизм.

Биргитта очарована грибами рода Chaetomium. Как она написала мне в электронном письме, они всегда окружали ее. В подтверждение она выслала мне свою школьную фотографию, где была снята со своим классом. На фото была пририсована стрелка, указывавшая не на Биргитту, а на гриб Chaetomium elatum, произрастающий на бумаге, к которой было приклеено фото.

Он присутствовал в 85% образцов. Великая и ужасная черная плесень Stachybotrys chartarum тоже там присутствовала, она была найдена в половине образцов. Начав расти, плесень расползалась по поверхности диска, покрывая его живым тёмным налетом. И это ещё не всё. Восемь других видов грибов, терпеливо ждущих своего часа, обнаружилось внутри гипсокартона.

Интересно, что ни один из этих видов не был найден ни на МКС, ни даже на ещё более заросшей грибами станции «Мир».

В этот момент и должно было выясниться, так ли уж Биргитта безразлична к возможной реакции со стороны производителей гипсокартона, как она уверяла. Если она опубликует свои данные, то это определенно ударит по их интересам, ведь производители окажутся в какой-то степени ответственными за проникновение в дома грибов, включая болезнетворные виды. И Stachybotrys chartarum, и Neosartorya hiratsukae хорошо известны как патогенные для человека формы. Последний вид редко замечают на влажных стенах из гипсокартона, но его действительно трудно обнаружить. Плодовые тела этого гриба, маленькие и светлые, напоминают цвет самого гипсокартона. Тем не менее данные Биргитты показали, что он присутствует во всех исследованных образцах, независимо от их происхождения. 

Естественно, это не могло не затрагивать интересы компаний-производителей. Разумеется, она опубликует материал. «Что они могут сделать? — спрашивала она меня. — Лишить меня работы? А кто тогда будет идентифицировать грибы?» Итак, мы теперь совершенно точно знаем, что грибы, растущие на гипсокартонных стенах, прибывают к нам в дом прямо с фабрики. Сейчас Биргитта разрабатывает способы истребления этих грибов до того, как гипсокартон будет доставлен потребителю. Что касается уже установленного гипсокартона, то удалить их из него очень и очень сложно. Почти все известные способы истребления грибов грозят разрушением самого гипсокартона и небезопасны для здоровья людей. Тем временем грибы ждут влаги. Они невероятно терпеливы.

А вот как грибы попадают в гипсокартон на фабрике, пока неизвестно. Есть предположение, что субстратом для их развития служит переработанный картон, используемый при производстве гипсокартона. Грибы заражают его еще на складе, а их споры сохраняют жизнеспособность при всех процедурах обработки, которым подвергается этот материал. Биргитта считает, что необходимо каким-то образом обеззараживать этот картон, но пока на практике этого не делают. Так что если Биргитта права, то весь новый гипсокартон, поступающий сегодня в жилые дома, содержит грибы. Само по себе это не страшно; по словам Биргитты, достаточно следить, чтобы гипсокартон не отсыревал.

Хотя мы теперь знаем, как Stachybotrys chartarum и другие виды с тяжелыми спорами проникают в наш дом, этого далеко не достаточно для полного понимания проблемы. Хотя Биргитта выяснила, как они попадают в помещения, она не установила, откуда эти грибы появились, где их родина и естественное местообитание. Ближайшим родственником Stachybotrys являются, по-видимому, тропические грибы из рода Myrothecium, но мы почти ничего не знаем о них, в том числе встречаются ли они в тропических жилищах. Предполагают даже, что большинство представителей этих двух родов до сих пор неизвестны науке. 

В сельской местности Stachybotrys chartarum обнаруживают в кучках скошенной травы, но, возможно, это говорит не столько о биологии чёрной плесени, сколько о том, в каких местах её искали. Есть гипотеза, что на самом деле эта плесень живет в почвах, но эта версия остаётся пока без подтверждения. Совершенно непонятно, как Stachybotrys chartarum распространяется в дикой природе, что служит ей транспортным средством. Возможно, жуки или муравьи, но и это не более чем догадки. Никто не изучал, способны ли какие-нибудь насекомые разносить споры чёрной плесени. Неизвестно, как давно Stachybotrys chartarum присутствует в наших домах (было бы прекрасно узнать, какие грибы встречаются в традиционных жилищах по всему миру или обнаруживаются при археологических раскопках; но такие исследования не проводились). 

Вся эта неопределенность не позволяет ответить на главный вопрос: насколько грибы, живущие в наших домах, могут быть вредны для нас. В конце концов, на борьбу с ними тратятся миллиарды долларов. Дома идут под снос. Люди, потерявшие здоровье, отчаянно и обычно безуспешно борются с недугами, которые, как им говорят, вызваны чёрной плесенью. Но ответа на этот вопрос по-прежнему нет.

По вполне понятным причинам нельзя экспериментально заразить какой-нибудь жилой дом Stachybotrys chartarum и посмотреть, что случится потом с его обитателями. Столь же немыслимо специально развести в доме сырость, чтобы установить, когда вырастет плесень и как скоро жильцы начнут болеть. Впрочем, мы знаем как минимум два пути её вредоносного воздействия. Плесень может отравлять человека токсинами, а может провоцировать или обострять аллергию и астму.

Начнем с токсинов. Подобно многим другим грибам, Stachybotrys chartarum выделяет неприятные вещества, называемые макроциклическими трихотеценами и атранонами, а также гемолитические белки. Если эти вещества, особенно белки, будут съедены овцой, лошадью или кроликом, они могут вызвать у них лейкемию (нехватку белых кровяных клеток). Предполагают, что эти же самые белки ответственны за легочные кровотечения у человеческих младенцев. Страдают и мыши, которым через нос вводят споры Stachybotrys, но тяжесть заболевания зависит от штамма, которым их заражают. Штамм, производящий большое количество токсинов, вызывает у мышей «тяжелое интраальвеолярное, бронхиолярное и интерстициальное воспаление с геморрагическими экссудативными процессами». Выражаясь простым языком, их легкие воспаляются и начинают кровоточить.

Впрочем, такая способность Stachybotrys не означает автоматически, что грибы, оказавшись в помещении, начинают производить эти токсины. Недавно Биргитта и её коллеги разработали способ обнаружения токсинов, выделяемых Stachybotrys, в домашней пыли. Они обследовали один детский сад в Дании и установили, что существует положительная корреляция между численностью гриба в комнатах и количеством токсинов в пыли этих комнат. Пока неясно, насколько общей является эта взаимосвязь. Впрочем, чтобы заболеть, человек должен проглотить (или втянуть носом, как делают мыши) порядочные количества этого гриба. 

С ребёнком, живущим в доме, где Stachybotrys присутствует в больших количествах и вырабатывает токсины, может произойти то же, что и с заболевшими лабораторными мышами и домашними животными. До настоящего времени, однако, ни одного подобного случая не зарегистрировано. Ещё более опасными для здоровья могут оказаться токсины, вырабатываемые Neosartorya hiratsukae, но этот гриб очень плохо изучен (он не менее распространен, чем чёрная плесень, но гораздо менее заметен). Вот почему Биргитта, один из ведущих мировых специалистов по этому виду неосартории и вызываемым им проблемам, говорит, что терпеть не может вопросов о том, какой вред для здоровья может вызвать его появление в доме. Как она говорит, «это чертовски запутанно и трудно доказуемо».

Но, даже если токсины чёрной плесени редко вызывает у людей недомогания, она способна оказывать и другое воздействие. При вдыхании она может провоцировать аллергические заболевания. В крови довольно большого числа людей обнаруживаются признаки аллергической реакции на неё. Иногда контакт происходит вне помещений, но в ряде случаев причиной является чёрная плесень на сырых стенах домов. В этом отношении Stachybotrys не исключение; многие другие грибы, в том числе те, что чаще всего встречаются при наличии влаги в домах, способствуют развитию аллергии и астмы.

Alternaria alternate, Aspergillus fumigatus и Cladosporium herbarum, представленные в пробах, изученных Биргиттой, были найдены также на МКС. Все эти виды относятся к числу обычных возбудителей аллергии.

Авторы гипотезы биоразнообразия, Хански, Хаахтела и фон Хертцен, предполагают, что нарушения в работе иммунитета вызваны отсутствием контакта с разнообразными бактериями, свойственными естественной среде обитания. Если они правы (а я думаю, что так оно и есть), тогда триггерами этих процессов служат и грибы, и другие виды, в изобилии присутствующие в наших домах, например тараканы-прусаки и пылевые клещи. И по моей гипотезе, эти триггеры срабатывают при недостатке бактериального разнообразия или при каких-то других неблагоприятных условиях.

Если гипотеза биоразнообразия верна, то можно ожидать, что взаимосвязь между обилием грибов в жилых помещениях и аллергией будет сложной и малопредсказуемой. Действительно, хотя некоторые исследования показывают, что люди, живущие в домах с большим количеством грибов, чаще страдают от аллергии и астмы, ещё большее количество исследований не выявляют такой связи. Не исключено, впрочем, что справиться с симптомами астмы и аллергии при их появлении куда проще, чем понять, когда и как эти болезни возникают впервые. 

Так оно, видимо, и есть. Группа учёных из университета Кейс Вестерн Резерв под руководством Каролин Керчмар обследовала 62 ребенка с симптоматической астмой, живущих в домах, пораженных плесенью. Детей и членов их семей наугад разделили на две группы. Семьи первой (контрольной) группы получили предписания, как бороться с астмой, и ничего более. Родители во второй группе (группе ремедиации) получили те же инструкции, но вдобавок исследователи провели обработку их домов. Сырые стены из дерева и гипсокартона были заменены новыми, из сухих материалов. Был перекрыт доступ влаги в дома, а также улучшена система кондиционирования воздуха. 

После такого вмешательства концентрация грибов в воздухе в домах группы ремедиации снизилась вдвое. В домах контрольной группы всё осталось без изменений. Важнее другое. У детей в группе ремедиации клинические проявления астмы проходили быстрее, чем в контрольной, причем это наблюдалось как во время исследования, так и после его окончания. В группе ремедиации лишь у одного из 29 детей впоследствии наблюдалось обострение астмы, а в контрольной группе — у 11 детей из 33. Ура, как всё просто! Правда, эта работа проводилась только в одном городе и на ограниченной выборке, но всё же полученные результаты обнадеживают, поскольку указывают нам, куда двигаться дальше.

Сейчас с уверенностью можно сказать, что если в вашем доме завелась сырость, то вам следует приложить все возможные усилия, чтобы решить эту проблему. Строя новый дом, лучше избегать использования гипсокартона, по крайней мере в тех местах, где он может отсыреть. Никто не может дать гарантию, что этот материал не заражен Stachybotrys chartarum. А если представится возможность поддержать исследования по биологии домовых грибов, внесите и свою лепту. Тем временем грибы на МКС продолжают плодиться и размножаться. Это напоминает нам о том, что, как бы мы ни старались найти управу на грибное и бактериальное население в своем доме, вряд ли нам удастся уничтожить его полностью. С этим наверняка согласятся учёные из NASA, русские космонавты и Биргитта Андерсен.

Что же касается десятков тысяч других видов грибов, найденных нами в жилых домах, то каждый из них имеет собственную жизненную историю, не менее сложную, чем у Stachybotrys chartarum. Эти истории ещё предстоит изучить. С каждым вдохом вы поглощаете эти неизученные виды, и тысячи из них даже не имеют названий. Возможно, кто-то из вас даст им название. 

Трудно поверить, но тысячи окружающих нас видов остаются безымянными. До некоторой степени это показывает, как мало мы знаем собственную планету. По сути, мы только приступаем к изучению Земли. Большинство живых существ до сих пор не открыты. Что касается бактерий, то мы знаем лишь ничтожную часть от их общего многообразия. В случае с грибами описана, вероятно, всего лишь треть существующих видов, а в том, что следует за научным описанием, то есть в изучении биологии отдельных видов, мы почти не продвинулись. 

По самым оптимистическим оценкам, нам известна только половина всех видов насекомых. Если же обратиться к биологическому разнообразию наших домов, то здесь усилия направлены на изучение опасных для человека видов, а все остальное остается без внимания. Конечно, биологи могли бы заняться ими, но они предпочитают проводить свои исследования где-нибудь в лесной глуши, в очень удалённых местах (таких как полевая станция в Коста-Рике). Словно какая-то пелена скрывает от нас огромное разнообразие совершенно безвредных видов, живущих тут же, перед нашими глазами. Не так давно я вполне убедился в этом, когда проводил опрос населения с целью узнать, какие живые существа встречаются в подвалах их домов.
IQ 

3 сентября, 2021 г.


Подпишись на IQ.HSE

Scottish Fungi — Serpula himantioides

Английского названия пока нет

Serpula himantioides

вентилируемые здания – в том числе жилые дома. Хотя оба вида растут на древесном материале в качестве источника энергии, S. himantioides в основном встречается в дикой природе на влажной древесине хвойных деревьев, тогда как S.lacrymans известен только внутри зданий. Оба вида образуют мягкие, плоские, перепончатые веерообразные плодовые тела (см. изображения). В случае S. himantioides эта структура очень тонкая, почти бумажная, максимум до нескольких миллиметров толщиной. Вся конструкция довольно слабо прилегает к древесному субстрату и легко теряет форму при удалении. Внешний край плодового тела от белого до кремового и гладкий, но пористые гребни постепенно появляются от края, и они темнеют до оранжево-коричневого цвета.Микроскопически плодовое тело состоит из двух типов гиф: бледных тонкостенных гиф и толстостенных коричневых гиф (называемых скелетными гифами) (см. изображение). Споры коричневого цвета образуются в запутанном лабиринте гребней (см. изображения).

Этот вид был впервые описан в 1818 году одним из родоначальников грибов Элиасом Фрайсом из Швеции под названием Merulius himantioides . Впоследствии этот вид был переведен в Serpula финским микологом Карстеном в 1884 году.

Как ни странно, род Serpula принадлежит к группе грибов, известных как подберезовики. Эта группа гораздо более известна как булочки Пенни или белые грибы, которые являются высоко ценимыми съедобными грибами.

Плодовые тела, по-видимому, производятся круглый год, а предыдущие рекорды для Шотландии — с февраля по август.

Древесина хвойных пород влажная.

Национальная сеть биоразнообразия перечисляет 255 записей о S. himantioides, подавляющее большинство из которых находится в Англии (см. карту ниже).Грибок, по-видимому, очень редок в Шотландии, и есть только две записи: одна из среднего Пертшира в 1985 году, а другая из Эдинбурга в 2003 году. Субстрат для первой находки не был предоставлен, но другая находка росла на хвойном бревне. Карта Атласа NBN.

Не забудьте отправить свои записи в местную группу звукозаписи или через онлайн-форму записи Scottish Fungi .

Serpula lacrymans – обзор

5.2 Грибы бурой и белой гнили

Базидиомицеты и аскомицеты играют решающую роль в балансе экосистем.Они являются основными разлагателями лигноцеллюлозного материала в нескольких экосистемах и играют важную роль в круговороте углерода и других питательных веществ. Эти грибы могут колонизировать самые разные типы древесины и деревья на разных стадиях разложения. Древесные гниющие грибы имеют определенные предпочтения в отношении определенных видов растений-хозяев и стадий гниения древесины. Кроме того, те дереворазрушающие грибы, которые являются патогенами растений, приспособлены к выживанию против защитных сил растений и обладают особой способностью побеждать противогрибковые вещества, такие как фенолы, дубильные вещества и алкалоиды (Maciel et al., 2012).

Древесина – это богатый углеродом субстрат с низким содержанием азота и других необходимых питательных веществ. Лигноцеллюлоза, основной компонент древесины, представляет собой сложную смесь полимеров, включающую в основном целлюлозу, гемицеллюлозу и лигнин (рис. 5.1).

Рисунок 5.1. Основные компоненты лигноцеллюлозного материала.

Лигноцеллюлоза является основным возобновляемым органическим веществом в природе. Было подсчитано, что ежегодно во всем мире производится 10–50 миллиардов тонн сухой лигноцеллюлозы, что составляет около половины мирового выхода биомассы.Однако лигноцеллюлоза не поддается деградации. Непокорность лигноцеллюлозы, обеспечивающая защиту от микробной атаки и ферментативного действия, обусловлена ​​главным образом лигнином, нерегулярным и неповторяющимся полимером. Его биосинтез является результатом окислительной полимеризации нескольких предшественников фенилпропаноидов, таких как конифериловый спирт, синапиловый спирт и p -кумариловый спирт. Полимеризация происходит случайным образом за счет различных углерод-углеродных и эфирных связей, что приводит к нерегулярной структуре, которая не может гидролизоваться в естественных условиях.Пропорции и расположение этих полимеров (целлюлозы, гемицеллюлозы и лигнина) сильно различаются среди групп растений или видов. Чтобы использовать древесные материалы в качестве субстрата и получить доступ к ограниченным питательным веществам, виды дереворазрушающих грибов разработали различные механизмы роста, а также метаболические и ферментативные способности, которые также зависят от условий окружающей среды, таких как температура, влажность. и наличие пищевых ресурсов. На основании способности разлагать лигнин вместе с целлюлозой и гемицеллюлозой или без нее гниение древесины традиционно делят на белую и коричневую гнили, вызываемые в основном базидиомицетами, и мягкую гниль, вызываемую в основном аскомицетами.

Многие грибы, вызывающие бурую гниль, образуют плодовые тела в форме скобок на стволах мертвых деревьев, но характерной чертой этих грибов является то, что гниющая древесина имеет коричневый цвет и на ней видны кирпичные трещины — результат неравномерного характера гниения , в результате чего древесина раскалывается по слабым линиям. Термин «коричневая гниль» относится к характерному цвету разложившейся древесины, поскольку большая часть целлюлозы и гемицеллюлоз разлагается, оставляя лигнин более или менее нетронутым в виде коричневого, химически модифицированного каркаса (рис.5.2А).

Рисунок 5.2. Гниение древесины, вызванное грибами бурой гнили (А) и грибами белой гнили (Б).

Термин «белая гниль» связан с обесцвеченным (белым) внешним видом, часто наблюдаемым на древесине, пораженной этими грибами (рис. 5.2В). Общей характеристикой грибов белой гнили является способность разрушать все основные компоненты клеточной стенки растений: целлюлозу, гемицеллюлозы и лигнин. Разложение лигноцеллюлоз осуществляется рядом ферментативных (гидролазы и оксидоредуктазы) и неферментативных механизмов, для этой группы грибов характерна продукция лигнолитических ферментов.

Менее 10% видов базидиомицетов, вызывающих гниение древесины, составляют бурые гнили, но они широко распространены в природе. Типичные виды коричневого гнева грибов представляют собой глюофиллум Trabrumans , Serpula Lacrymans , Coniophora Puteana (известный как «подвальный гриб»), Schizophyllum Commune , POMES POMETIA PECENTARIUS и FOMENTARIUS (рис. 5.3 ).

Рисунок 5.3. Базидиомицеты бурой гнили. (А) Gloeophyllum trabeum ; (B) Serpula lacrymans ; (С) Coniophora puteana ; (D) Schizophyllum commune ; (Е) Postia placenta ; (F) Fomes fomentarius .

Грибы бурой гнили могут разлагать целлюлозу и гемицеллюлозы, но они могут модифицировать только лигнин, который остается в виде полимерного остатка в гниющей древесине (Arantes and Goodell, 2014). Основной модификацией лигнина, осуществляемой грибами бурой гнили, является реакция деметилирования. Долгое время считалось, что у большинства базидиомицетов бурой гнили отсутствуют процессивные целлюлазы, особенно экзоцеллюлазы. Это делает генерирование гидроксильных радикалов посредством реакций Фентона (Fe 2+ + H 2 O 2 → Fe 3+ +• OH+OH ), которые деполимеризуют полисахариды, очень важным.Однако грибы бурой гнили, такие как Fomitopsis palustris (Yoon et al., 2007) и G. trabeum (Cohen et al., 2005), продуцируют эндоглюканазу и способны разрушать микрокристаллическую целлюлозу. Изучение последовательности генома P. placenta выявило отсутствие экзоцеллюлаз и обилие генов, участвующих в образовании активных форм кислорода (Martinez et al., 2009), подтверждая идею о том, что грибы бурой гнили могут деполимеризовать целлюлозу посредством комбинации окислительные реакции и эндоцеллюлазы (Cohen et al., 2005).

Грибы белой гнили представляют собой разнообразную и многочисленную группу, относящуюся к классу Agaricomycetes. Эти грибы могут колонизировать либо живые деревья (например, сердцевинную гниль), либо мертвую древесину (например, бревна, пни) от умеренного до тропического климата, представляя различные морфологии, такие как шляпки, скобки или ресупиновые (кортициоидные) базидиомы. Существует около 10 000 видов грибов белой гнили с различной способностью разлагать лигнин, целлюлозу и гемицеллюлозы. Однако должным образом изучены лишь несколько десятков.Наиболее часто изучаемые виды грибов белой гнили подразделяются на шесть семейств: Phanerochaetaceae (например, Phanerochaete chrysosporium ), Poliporaceae (например, Trametes versicolor и Pycnoporus sanguineus ), Marasmiaceae (например, Lentinula ed0). (вешенки, такие как Pleurotus ostreatus и Pleurotus pulmonarius ), Hymenochaetaceae (например, Inonotus hispidus и Phellinus igniarius ), Ganodermataceae (e.g., Ganoderma lucidum и Ganoderma applanatum ) и Meruliaceae (например, Bjerkandera adusta , Irpex lacteus и Phlebia radiate ) (рис. 5.4).

Рисунок 5.4. Базидиомицеты белой гнили. (А) Phanerochaete chrysosporium ; (B) Trametes versicolor ; (С) Lentinula edodes ; (D) Pleurotus ostreatus ; (Е) Pleurotus pulmonarius ; (F) Inonotus hispidus ; (G) Phellinus igniarius ; (Н) Ganoderma lucidum ; (I) Ganoderma applanatum ; (J) Бьеркандера адуста ; (К) Irpex lacteus ; (L) Флебия излучает .

В природе существует несколько микроорганизмов, способных продуцировать гидролазы (целлюлазы и гемицеллюлазы), способные полностью гидролизовать все полисахаридные компоненты древесины (целлюлозу и гемицеллюлозы) до моносахаридов. Однако когда эти полисахариды образуют комплексы с лигнином, они устойчивы к ферментативному гидролитическому расщеплению. Следовательно, лигнин, по-видимому, ингибирует гидролитическую активность. Это одна из причин, по которой исследования биотрансформации лигноцеллюлозы заняли много времени.Деградация лигнина является критическим этапом для эффективного круговорота углерода. Таким образом, грибы белой гнили, как организмы, способные полностью метаболизировать лигнин, являются неотъемлемой частью лесных экосистем.

Характер и скорость деградации древесины и древесных материалов варьируются в зависимости от грибов белой гнили. Обычно системы деградации можно разделить на два подтипа: (1) те, которые вызывают окислительное расщепление лигнина и структурных полисахаридов с одинаковой скоростью, что приводит к прогрессирующей эрозии и истончению клеточных стенок древесины, часто называемые одновременными деструкторами, и (2) те, которые способны удалять лигнин раньше целлюлозы и гемицеллюлозы, которые называются селективными делигнификаторами.Первый подтип считается нормальным или наиболее распространенным процессом деградации древесины и используется большинством грибов белой гнили (Skyba et al., 2013). В некоторых случаях может иметь место небольшое предпочтение удаления лигнина перед углеводами, но значительная потеря углеводов обычно происходит одновременно или сразу после удаления лигнина. При селективной делигнификации грибы белой гнили предпочтительно удаляют лигнин из древесины, вызывая умеренные потери гемицеллюлозы и оставляя целлюлозу практически нетронутой или лишь слегка деградированной.Отборная гнилая древесина представляет собой белые карманы, полностью состоящие из целлюлозы. Хотя и редко, в естественных условиях может происходить избирательная делигнификация. G. applanatum был связан с образованием древесины «palo podrido» в вечнозеленых тропических лесах Южного Чили, сильно делигнифицированной древесины, в которой целлюлоза остается неповрежденной, а гемицеллюлоза и лигнин разлагаются (Dill and Kraepelin, 1986). Ceriporiopsis subvermispora , Phlebia spp.и Physisporinus rivulosus являются некоторыми примерами грибов белой гнили, которые избирательно атакуют лигнин, в то время как T. versicolor , P. chrysosporium и I. lacteus одновременно разрушают все компоненты клеточной стенки (Maciel et al., 2012). ). Грибки белой гнили, способные предпочтительно удалять лигнин из лигноцеллюлозных материалов, привлекли все большее внимание в связи с их применимостью в промышленных процессах, таких как производство биопульпы и биоэтанола, а также в рецептуре продуктов, обогащенных целлюлозой, в кормах для животных (Koutrotsios et al., 2014). Однако применение грибов белой гнили для селективной делигнификации может зависеть от штамма, методов культивирования и состава лигноцеллюлозного материала (Salmones et al., 2005), тогда как способность определенных грибов вызывать селективную делигнификацию и/или одновременную гниль

Впервые определенные геномы гриба белой гнили P. chrysosporium (Martinez et al., 2004) и гриба бурой гнили P. placenta (Martinez et al., 2009) выявили набор генов, соответствующий их соответствующим способам разложения древесины. Однако недавно анализ более 30 геномов привел к мнению, что способность базидиомицетов разлагать древесину должна быть переклассифицирована на основе континуума, а не только двух групп (Riley et al., 2014). Аргумент в пользу новой классификации гнили древесины основан на том факте, что у некоторых видов белой гнили, таких как Botryobasidium botryosum и Jaapia argillacea , отсутствуют пероксидазы, участвующие в деградации лигнина, что напоминает грибы бурой гнили, но они обладают аппаратом для разложения целлюлозы, типичным для грибов белой гнили.

Serpula — обзор | ScienceDirect Topics

8.3 Противогрибковые и гербицидные метаболиты

Природные вещества, содержащиеся в лекарственных грибах, являются важными источниками молекул с противогрибковыми свойствами. Например, вторичные метаболиты стробилурин (табл. 8.1, N1) и удемансин (табл. 8.1, N6), выделенные из мицелия грибов-базидиомицетов Strobilurus tenacellus (Anke, Oberwinkler, 1977) и

6 Oucidamans Мусилек и др., 1969), показал высокую противогрибковую активность в отношении фитопатогенных грибов в очень низких концентрациях (Lorenzen and Anke, 1998). Они обладают уникальным механизмом действия, избирательно ингибируя дыхание грибов, воздействуя на центр окисления убихинола митохондриального комплекса bc1 (Lorenzen and Anke, 1998).

Oudemansin X (таблица 8.1, N8) был выделен из Oudemansiella radicata и показал высокую фунгицидную и бактерицидную активность в отношении многих патогенов растений (Anke et al., 1990). Хлорированные стробилурины В (табл. 8.1, N7) также выделены из Mycena щелочной , Mycena avenacea , Mycena crocata , Xerula longipes и Xerula

0. Базидиокарпы родов

Agaricus , Favolaschia и Filoboletus продуцировали стробилуринов А (табл. 8.1, N1), Е (табл. 8.1, N3) и N904. 9-метоксистробилурины А (табл. 8.1, N5) и удемансин А (табл. 8.1, N6) (Zjawiony, 2004). Согласно Clough (1993), стробирулин E и удемансин также были выделены из гриба Basidiomycetes Crepidotus fulvotomentosus . Эти соединения послужили прототипами натуральных продуктов для разработки синтетических аналогов Азоксистробин (ICI5504) и крезоксим-метил (BAS490F), которые впервые поступили в продажу в 1996 г. (Knight et al., 1997). Отсутствие у них токсичности для млекопитающих сделало их хорошими соединениями для разработки коммерческих сельскохозяйственных фунгицидов.

Таблица 8.1. Естественно Происходящие Метаболиты высших базидиомицетов грибов с Antiphytoviral, антибактериальным, противогрибковым, гербицидным, инсектицидный и нематоцидной деятельностью

(1984) Phlebiakauranol альдегида Линолевой кислота,,,
N Формулой Имени Источника Свойства Ссылок
1. Стробилурин А, Муцидин, Муцидермин Strobilurus tenacellus , S. conigenoides , S.esculentus , S. stephanocystis, Oudemansiella mucida , Ou. Radicata , Agaricus SPP., Favolaschia SPP., Filoboletus SPP., Cyphellopsis anomala , Hydropus Scabripes , Mycena Aetites , M. Atromarginata , м. Капилларипес , м. fagetorum , M. galopus , M. galopus var. белая , M. oregonensis , M.PurpureofusCa , M. Rosella , M. Zephira , Pterula SPP., Xerula Melanotricha Xerula Melanotricha Fungicidal Anke and Oberwinkler (1977), Лоренцен и Анк (1998) и Zjawiony (2004)
2. хлорированный стробилурин B Strobilurus Tenacellus , Mycena alkalina , M. Crocata , M. Crocata , Xerula Longipes , Xerula Melanotricha , M.Crocata , M. Vitilis , Xerula Melanotricha Фунгицидал, антибиотик, дыхание ингибитор Anke and Oberwinkler (1977)
3. Стробилурин E Crepidotus Fulvotomentosus , Agaricus spp., Favolaschia spp., Filoboletus spp. Фунгицидный Lorenzen and Anke (1998), Weber et al. (1990), Клаф (1993) и Зявони (2004)
4. Стробилурин F1 Agaricus SPP., Favolaschia SPP., Filoboletus SPP., Cyphellopsis anomala Fungicidal Lorenzen и Anke (1998) и Zjawiony (2004)
5. 9-Метоксистробилурин А Favolaschia spp. Фунгицидный, цитостатический Zapf et al. (1993) и Zjawiony (2004)
6. Oudemansin A Oudemansiella mucida , Favolaschia spp., M. polygramma , Pterula spp. Антибиотик, фунгицид Anke и Oberwinkler (1977)
7. хлорированные oudemansine B Xerula Longipes , X. Melanotricha X. Melanotricha Фунгицидал, ингибитор экариотического дыхания Anke Et др. (1983)
8. Oudemansiela X Oudemansiela radicata Фунгицидное, антибактериальное Anke et al. (1990)
9. 9. 9. Anisaldehyde Pleurotus Plusmanarius , Bjerkandera Adusta Fungicidal De Jong et al. (1994)
10.
10. 902 (4-метоксифенил) -1,2-пропандиол Pleurotus Pulmonarius , Bjerkandera Adusta Fungicidal De Jong et al.(1994)
11. Favolon Favolaschia spp. Фунгицидный Anke et al. (1995)
12. Favolon B Mycena spp. Фунгицидный, цитостатический Aqueveque et al. (2005)
13. Himanimide B Serpula himantoides Гербицидный Aqueveque et(2002)
14. Химанимид С Serpula himantoides Фунгицидный Aqueveque. (2002)
15. Оосполактон Gleophyllum sepiarium Фунгицидный Nakajima (1976)
16. Гипнофилин Pleurotellus hypnophillus Гербицидный Купка и др.(1981)
17. Плевротеллол Pleurotellus hypnophillus Гербицидный Купка etal. (1981)
18. Алейродисковый Алейродискус чудесный Фунгицидный Лауэр (1989)
19.
19. 1-гидрокси-2-Nonyn-3-One Ischnoderma Benzoinum Fungicidal Лоренцен и Анк (1998)
20. Клавилактон A, B, C Clytocybe claviceps Фунгицидный Arnone et al. (1994)
21. 21. Agrocybin Agrocybe Dura , Marocius Oreades , Herbicidal Aheer и Charaw (1989)
22. 7-хлор 4,6-диметокси-1(3H)-изобензофуранон Leucoagaricus carnefolia Фунгицидный Lorenzen and Anke (1998)
23. Меллеолиды (B, C, D) Armillaria Mellea Фунгицидал Лоренцен и Анк (1998)
24. 24. Omphalodin Lentinellus SPP. Гербицид, слабый фунгицид Stärk et al. (1991)
25. 25. 902
26. Phlebia strigosozonata антимикробное, цитотоксическую Лорензен и Анке (1998)
27. 1-hydroxypyrene Crinipellis stipitaria Фунгицидное, противомикробное, нематоцидное Lambert et al. (1995)
28. Глюкуроноксиломаннан (ГХМ) Tremella mesenterica Антифитовирусный1111(2004)
29. 29. Sescuiteerpene Lactones Lactarius Fuliginosus , L. Fumosus insecticidal Dowd и Miller (1990)
30. Клитоцин Clitocybe inversa Инсектицид Kubo et al. (1986)
31. анисовый альдегид, п-анисовый альдегид вёшенка лёгочная, бьеркандера опалённая , ложноопёнок серно-жёлтый , чешуйчатка обыкновенная нематоцидное, слабый фунгицидное Стадлер и др .(1994) и De Jong et al. (1994)
32. вёшенки лёгочной нематоцидных Лорензна и Анк (1998)
33. 1,2 dihydroxymintlactone Cheimonophyllum candidissimum Нематоцидный, гербицидный Stadler et al. (1995) и Лоренцен и Анк (1998)
34. 5-Pentyl-2-Fulldehyde, 5 (4-Penteny) -2-Fulldehyde IRPEX Lacteus Nematocidal Hayashi и другие.(1981)
, 35 (1997)

Очень похожие ароматические соединения, такие как анисальдегид (таблица 8.1, N9) и (4-метоксифенил)-1,2-пропандиол (таблица 8.1, N10), проявляющие слабую противогрибковую активность, были выделены из Pleurotus pulmonarius и Bjerkandera adusta (De Jong et al., 1994).

Другой грибковый метаболит, фаволон (таблица 8.1, N11), полученный из культуры эфиопского вида Favolaschia , представляет собой необычный эргостерон с кольцевым соединением B/C- цис . Это соединение продемонстрировало сильную противогрибковую активность в отношении многочисленных грибковых патогенов с самым сильным ингибированием в анализе диффузии в агаре для Mucor miehei , Paecilomyces varioti и Penicillium islandicum (Anke et al., 1995).Согласно Aqueveque et al. (2005) новый биологически активный тритерпеноид фаволон В (табл. 8.1, N12), выделенный из ферментационного бульона Mycena spp., проявлял противогрибковую активность по отношению к Botrytis cinerea , M. miehei ,

6 , и

Penicillium notatum .

Сильнодействующее фунгицидное производное N-гидроксилированного малеимида, химанимид C (таблица 8.1, N14), было выделено из базидиомицета Serpula himantoides (Aqueveque et al., 2002). Himanimide C проявлял фунгицидное действие, особенно в отношении Alternaria porri , Aspergillus ochraceus и Pythium нерегулярного при концентрации 25 мкг/мл. Фунгистатические эффекты наблюдались в отношении Absidia glauca , Cladosporium cladosporiodes , Curvularia lunata , Zygorhynchus moelleri , Nadsonia fulvescens

7 и

. Химанамид В (Таблица 8.1, N13) продемонстрировал слабое ингибирование корнеобразования Lepidium sativum при концентрации 100 мкг/диск.

Противогрибковый изокумарин оосполактон (таблица 8.1, N15) был идентифицирован как вторичный метаболит Gleophyllum sepiarium (Nakajima et al., 1976). Это соединение было наиболее активным против штаммов бесполого аскомицета Alternaria , демонстрируя значения МПК 12,5–25 мкг/мл.

Гипнофилин (таблица 8.1, N14) вместе с плевреллол (таблица 8.1, N17) был выделен из ферментации агарикоида Basidiomycete Pleurotellus hypnophillus (Купка и др., 1981). Hypnophilin и pleurotellol действуют как ингибиторы роста растений.

Противогрибковый сестертерпеновый β-D-ксилозид алейродискаль (табл. 8.1, N18) был выделен из трутовика гниющего на древесине Aleurodiscus mirabilis (Lauer et al., 1989). Aleurodiscal избирательно активен против Zygomycetes, особенно против M.михей .

Интересным ацетиленовым соединением, проявляющим противогрибковую активность, является 1-гидрокси-2-нонин-3-он (табл. 8.1, N19), выделенный из биомассы после ферментации трутовика Ischnoderma benzoinum (Lorenzen and Anke, 1998) .

Культивирование Clitocybe claviceps привело к выделению трех метаболитов с выраженной противогрибковой активностью, клавилактонов A , B и C ( Таблица 8.1, N20). В дополнение к своей противогрибковой активности клавилактон В проявляет антибактериальное и гербицидное действие (Arnone et al., 1994).

Агроцибин (табл. 8.1, N21) выделен из Marasmius oreades . Этот метаболит, ранее выделенный из Agrocybe dura , предполагается, что он является основным гербицидом, ответственным за уничтожение травы, вызываемой кольчатым грибом M. oreades (Ayer and Craw, 1989).

Новый хлорированный фталид , 7-хлор-4,6-диметокси-1(3H)-изобензофуранон (таблица 8.1, N22) был выделен из Leucoagaricus carneifolia (Lorenzen and Anke, 1998), который проявлял селективную активность в отношении Botrytis cinerea .

Меллеолиды (таблица 8.1, N23) B , C и D являются первыми терпеноидными орселлинатами, выделенными из Armillaria mellea . В других местах в природе многие эфиры орселлиновой кислоты были выделены из лишайников или их микобионтов. Меллеолиды проявляли активность против грибка Cladosporium cucumerinum (Lorenzen and Anke, 1998).

Омфалодин (таблица 8.1, N24), содержащий ангидрид янтарной кислоты, был выделен из Lentinellus spp. Это гербицидное соединение задерживало прорастание и уменьшало рост L. sativum на 80% при концентрации 100 мкг/мл. Наблюдалась слабая противогрибковая активность против Naematospora coryli (Stärk et al., 1991).

1-Стерпурен вместе с серпуровой кислотой , стереполидом и дигидростереполидом (таблица 8.1, N25), был выделен из Stereum purpureum (Ayer and Saeedi-Ghomi, 1981). Стерпуровая кислота , как сообщалось, обладает фитотоксическими свойствами и считается возбудителем серебристо-листной болезни многих фруктовых и декоративных деревьев (Ayer et al., 1984).

Phlebiakauranol , энт-кауран, был впервые описан как метаболит Phlebia strigosozonata . Флебиакаураноловый альдегид (таблица 8.1, N26) был получен нагреванием флебиакауранола . Флебиакаураноловый альдегид проявлял сильную противомикробную и цитотоксическую активность. В тепличных испытаниях с Phytophtora infestans на томатах и ​​ Plasmopara viticola на виноградных лозах были получены положительные защитные эффекты (Lorenzen and Anke, 1998).

Метанольный экстракт Laetiporus sulphureus показал полное ингибирование роста Aspergillus flavus в томатной пасте в течение 15 дней. Степень ингибирования 99,83% была достигнута с 0.15 мкг/мл экстракта. Полная фунгицидная активность (100%) и отсутствие выживаемости спор в томатном продукте были зарегистрированы при использовании 0,25 мкг/мл экстракта L. sulphureus в томатной среде. Поскольку L. sulphureus широко употребляется в пищу как съедобный гриб, его использование в качестве натурального консерванта в томатной пасте можно считать безопасным (Stojković et al., 2011).

Исходный продукт метаболизма пирена Crinipellis stipitaria , 1-гидроксипирен (табл. 8.1, N27), показал значительную противогрибковую активность. Рост большинства грибов подавлялся при концентрации от 5 до 25 мкг/мл (Lambert et al., 1995).

Serpula Lacrymans — риск для здоровья, лечение и идентификация

(Вульфен) П.Карст. (1884)

Плесень может по-разному воздействовать на человечество. Некоторые из наиболее распространенных проблем, связанных с плесенью, о которых все знают, связаны с порчей продуктов питания или неприглядным ростом плесени, развивающимся в наших ванных комнатах или кухнях.

Большинство видов плесени обитают вдали от людей и, как известно, не оказывают на нас никакого влияния.Известно, что другие вызывают тяжелые заболевания, некоторые из которых могут даже привести к летальному исходу. Тема этой статьи представляет угрозу другого рода, которая касается структурной целостности наших домов. А именно, этот разрушительный грибок может съесть практически целый дом или здание.

Serpula lacrymans беспокоил людей на протяжении веков – он даже упоминается в Библии [1]. Сегодня это широко распространенная проблема в Европе и Северной Америке, ремонт которой стоит сотни миллионов долларов каждый год.

Что такое

Serpula lacrymans ?

Serpula lacrymans — вид грибка, который хорошо известен тем, что вызывает сухую гниль древесины во многих зданиях. Он обладает высокой разрушительной силой, распространяясь по деревянным конструкциям и разлагая в них целлюлозу. Serpula lacrymans считается самым разрушительным и наименее контролируемым грибком в Европе, в основном из-за его способности переносить питательные вещества на большие расстояния.

Этот гриб также растет в более прохладных районах Японии, Кореи, Индии, Пакистана, Новой Зеландии, Австралии, Мексики, Канады и США.В Северной Америке Serpula lacrymans в основном встречается в северных частях США и Канады, в то время как аналогичный разрушительный американский гриб сухой гнили Meluriporia incrassata чаще встречается в южных штатах и ​​на северо-западе Тихого океана [1].

Serpula lacrymans хорошо приспособлен для проникновения в искусственные сооружения. Он может распространяться на большие расстояния не только путем размножения спор, но и при перевозке зараженной древесины [2]. Заселение деревянных конструкций происходит быстро и характеризуется образованием толстых мицелиальных тяжей, известных как ризопоры.Эти корневидные структуры служат для транспортировки воды и питательных веществ к отдаленным частям организма. Именно поэтому ее называют «сухой гнилью» — казалось бы, сухая древесина может быть поражена, так как ее покрывает грибок.

Грибок переносит воду из другого источника, что позволяет ему выжить и начать въедать древесину. Тем не менее, термин «сухая гниль» является несколько неправильным, поскольку для прорастания споры требуется значительное количество влаги. Кроме того, обсуждалась степень, в которой этот гриб может переносить воду [1].Интересно, что Serpula lacrymans обладает способностью прорастать через влажный раствор, кирпичную кладку и штукатурку, что позволяет ему заражать древесину, срезанную с исходного очага заражения [3].

Serpula lacrymans имеет относительно низкую оптимальную температуру роста – около 20°С. Он не переносит температуры выше 30°С в течение длительного времени и погибает при воздействии на древесину температуры 50-70°С [1].

В отличие от своих родственников, Serpula lacrymans редко встречается в природе.Похоже, он эволюционировал исключительно для колонизации человеческих построек. Напротив, родственный ему вид Serpula himantioides широко распространен в природе и вызывает бурую гниль хвойных. Он редко встречается в зданиях и разлагает древесину гораздо медленнее, чем Serpula lacrymans [2].

Эти грибы обладают набором ферментов, которые позволяют им расщеплять и питаться целлюлозой в древесине. Интересно, что Serpula lacrymans имеет сниженный набор ферментов, разлагающих древесину, по сравнению с его дикими родственниками [2].Однако это не отражается на его способности разрушать древесину, которая гораздо выше, чем у любого из его родственников.

Serpula lacrymans споры

Как и все плесени, Serpula lacrymans размножается, образуя споры. Эти гладкие, цианофильные споры производятся в чрезвычайно большом количестве (по оценкам, базидиокарп площадью 100 см2 может произвести 50 миллионов спор за 10 минут [4]) и достаточно легки, чтобы переноситься ветром, что позволяет им преодолевать большие расстояния. .

Serpula lacrymans споры прорастают при высокой относительной влажности (более 95%) и при содержании влаги в древесине более 30%. Они устойчивы к высыханию и могут сохранять жизнеспособность в течение нескольких лет [5].

В отличие от большинства других спор грибков, споры Serpula lacrymans не являются основными аллергенами. Несмотря на то, что они связаны с аллергическим альвеолитом [6], для развития этого вида плесени требуется целлюлоза, и поэтому он не является патогенным для человека.

Serpula lacrymans идентификационный номер

Этот гриб образует мицелий от желтовато-коричневого до землисто-коричневого цвета. Он широко распространяется с помощью проводящих воду нитей, называемых ризоморфами, которые могут иметь толщину до 2 см и образуют блинообразные плодовые тела, которые производят ржаво-красные споры. Поскольку он разлагает и удаляет целлюлозу и гемицеллюлозу из древесины, он оставляет лигнин, в результате чего древесина сморщивается и темнеет. По этой причине она также известна как бурая гниль.

Поскольку различные типы сухой гнили трудно различить, большинство современных методов идентификации основаны на молекулярных методах, таких как методы на основе белков или ДНК [1].

Чем опасны для здоровья

Serpula lacrymans ?

Мало что известно о влиянии Serpula lacrymans на здоровье людей. Понятно, что большинство исследований сосредоточено на его разрушающих свойствах древесины. Однако это было связано с аллергическим альвеолитом [6].Кроме того, принося воду из внешних источников, Serpula lacrymans может непреднамеренно создать среду для других видов грибков, в том числе тех, которые наносят ущерб здоровью человека.

Исследования зданий, поврежденных Serpula lacrymans , показали наличие большого разнообразия плесени, иногда с высоким уровнем грибковых спор и даже в помещениях, которые явно не были повреждены сухой гнилью [7].

Как лечить

Serpula lacrymans ?

Обязательным условием для обработки Serpula lacrymans является выявление и устранение любых проблем конструкции, связанных с влажностью, которые могли способствовать его развитию в первую очередь.Протекающие крыши или водосточные желоба, неподходящая конструкция пола, проникновение влаги в стены из-за контакта с почвой, неправильный дренаж, плохая вентиляция и любые проблемы с сантехникой могут быть факторами риска развития Serpula lacrymans . Само собой разумеется, что любое лечение бессмысленно, если эти проблемы не будут устранены, так как грибок легко вернется, тем более, что окружающий воздух насыщен его спорами.

Во многих случаях выполнение этих ремонтных работ в конечном итоге позволяет избавиться от проблемы, особенно если заражение не было большим.Если древесина и окружающая кладка остаются сухими, здание хорошо проветривается, а температура поддерживается относительно высокой, грибок будет медленно увядать и погибать. Однако в некоторых случаях грибок приходится активно удалять несколькими методами.

Попытки исправления могут быть дорогостоящими, особенно в больших зданиях. Короче говоря, вся зараженная древесина должна быть удалена (вместе с дополнительным метром здоровой древесины) и заменена. Любые другие зараженные материалы также должны быть утилизированы. Другие методы лечения включают химическую обработку, термическую обработку и даже обработку электромагнитными волнами.Существуют также биологические методы борьбы, в частности с использованием Trichoderma или некоторых бактерий [1].

Однако все эти методы имеют свои недостатки. Химические обработки подвергались критике, поскольку они могут быть опасны для дикой природы, а также для любых последующих обитателей здания. Термическая обработка часто неосуществима, так как потребности в энергии могут быть огромными, а древесина часто настолько толстая, что нельзя достичь высоких температур в центре без повреждения внешней поверхности.

Электромагнитная обработка опасна, если в древесине есть металлические винты и крепежные детали, а биологический контроль с использованием спорообразующей формы, такой как Trichoderma , сомнителен [1]. Поэтому любые решения по исправлению положения должны приниматься в каждом конкретном случае.

Наиболее крупные Serpula lacrymans заражения происходят в старых или исторических зданиях, особенно если они были заброшены, запущены или пострадали от пожара, а затем пропитаны водой для тушения пламени.Тем не менее, этот грибок может появиться в любом здании, если условия подходящие, поэтому лучше контролировать влажность и оперативно решать любые проблемы.

Как избавиться от

Serpula lacrymans ?

Serpula lacrymans может нанести большой ущерб, и полное избавление от него может потребовать больших затрат. Как и в большинстве случаев, предотвратить проще, чем устранить, поэтому держите дом как можно более сухим и устраняйте любые проблемы, связанные с влажностью, по мере их возникновения.

Если у вас уже есть сухая гниль, первым делом нужно правильно идентифицировать плесень, так как это повлияет на степень устранения.Лучше всего, если он будет пойман вовремя и уничтожен экологическими методами, т.е. просушиванием помещения, снижением влажности и усилением вентиляции.

Само собой разумеется, что это определенно не тот грибок, с которым стоит бороться самостоятельно. Это может привести к серьезным повреждениям, и легко ошибиться. Любые упущения, когда дело доходит до утечек или любых других структурных проблем, могут легко вернуть вас на круги своя.

В любом случае, если вы видите какие-либо повреждения дерева в своем доме и не уверены, термиты ли это, сухая гниль или что-то еще, лучше как можно скорее проверить его.Mold Busters предлагает полный набор услуг по тестированию и удалению плесени, и у нас есть знания и технологии для выявления и удаления любого типа плесени. Позвоните нам сегодня, чтобы записаться на прием.

Знаете ли вы?

Только В 11% протестированных спален в Канаде не было плесени?! Узнайте больше интересной статистики и фактов о пресс-формах на нашей странице статистики пресс-форм.

Ссылки

  1. Шмидт О (2007). Базидиомицеты, вызывающие гниение древесины в помещении: повреждение, грибы-возбудители, физиология, идентификация и характеристика, профилактика и борьба.Микол прог. 6: 261–279.
  2. Баласундарам С.В., Хесс Дж., Дурлинг М.Б., Муди С.К., Торбек Л., Прогида С., Лабутти К., Аэртс А., Барри К., Григорьев И.В., Бодди Л., Хёгберг Н., Каусеруд Х., Иствуд Д.К., Скреде I (2018). Грибок, появившийся от холода: предадаптационная способность сухой гнили проникать в здания. ISME J. 12 (3): 791-801.
  3. Ридаут Б (1985). Сухая гниль – альтернативный подход. Журнал архитектора. стр. 69-72
  4. Engh IB (2010). Эволюция гриба сухой гнили Serpula lacrymans и его союзников.Докторская диссертация. Университет Осло.
  5. Ридаут Б (2000 г.). Распад древесины в зданиях. Консервативный подход к лечению. E & FN Spon, Лондон.
  6. Брайант Д. Х., Роджерс П. (1991). Аллергический альвеолит, вызванный грибками древесной гнили. Аллергия Proc. 12(2):89-94.
  7. Pottier D, Andre V, Rioult JP, Borreau A, Duhamel C, Bouchart VK, Richard E, Guibert M, Verite P, Garon D (2014). Плесень и микотоксины в воздухе Serpula lacrymans -поврежденные дома. Атмос Опрос Res.5:325–334.

Опубликовано: 10 июня 2019 г. Обновлено: 9 марта 2022 г.

Ищете набор данных библиотеки пресс-форм или алгоритм машинного обучения для обучения вашего ИИ?
Компания

Mold Busters создала библиотеку микроскопических изображений различных видов плесени с открытым исходным кодом, которая используется для обучения алгоритмов машинного обучения. Если вы хотите получить к нему доступ, просто заполните форму ниже, и мы свяжемся с вами в ближайшее время:

Serpula lacrymans: Полное руководство по грибам

Serpula lacrymans, пожалуй, самая серьезная форма грибкового распада.Он атакует древесину, выделяя влагу в результате переваривания поверхности, на которой растет. В отличие от менее опасной мокрой гнили, сухая гниль может распространяться через влажную кирпичную кладку и штукатурку, что позволяет ей легко распространяться по всему зданию.

Этот гриб обычно питается лесной древесиной, но известно, что он также поражает древесину кораблей и зданий. Его общее название происходит от того, как он поглощает клеточные стенки, которые придают древесине прочность, делая ее сухой и ломкой.

Грибок сухой гнили использует неферментативные механизмы для модификации лигнина и инициирования расщепления целлюлозы.Затем используются гидролитические целлюлазы и окислительные ферменты для полного разложения и метаболизма целлюлозы. Различные мифы, связанные с разрушительным характером грибка сухой гнили, часто приводят к применению жестких и разрушительных методов лечения, которые наносят больше вреда зданию, чем сам грибок.

Это один из наиболее трудно поддающихся лечению видов гнили, который в крайних случаях может даже привести к разрушению дерева и кирпичной кладки.

Другие названия: Сухая гниль.

Из всех древесных грибков сухая гниль является одной из самых опасных не только для целостности вашего здания, но и из-за основной проблемы сырости, которую она представляет.Хотя сухая гниль сама по себе не вызовет слишком много проблем со здоровьем, она может нанести дорогостоящий структурный ущерб, который в конечном итоге станет опасным для здоровья.

Считается, что сухая гниль не производит каких-либо токсичных химических веществ или соединений и, следовательно, не представляет особой угрозы для вашего здоровья, однако было зарегистрировано небольшое количество случаев повышенной чувствительности к грибку.

Более того, наличие сухой гнили в вашем доме указывает на высокий уровень сырости и конденсата, которые могут вызвать проблемы с дыханием и усугубить основные заболевания, такие как астма.Кроме того, сухая гниль проедает ваши бревна, вызывая их ослабление и, в конечном итоге, разрушение, что может вызвать серьезные проблемы со здоровьем и безопасностью.

Когда споры укореняются на куске гостеприимного дерева, они начинают укореняться. Эти корни, или гифы, растут и сливаются, образуя белый пушистый нарост, известный как мицелий.

Рост мицелия со временем ослабевает под воздействием солнечного света или отсутствия влаги, воздуха или потребляемой древесины. На этом этапе грибок начинает производить шляпки спор, известные как спорофоры, которые выпускают в воздух больше спор.Затем новые споры распространяются и приземляются на поверхности, вызывая более сухую гниль при подходящих условиях.

Удаление сухой гнили

является сложной задачей и должно выполняться только профессионалами.

Самым важным шагом в решении проблемы сухой гнили является избавление от источника влаги. Это может включать ремонт поврежденной крыши или стены, замену протекающих труб или другие меры. После этого сама древесина должна быть высушена, и вы можете добавить дополнительную вентиляцию, чтобы уменьшить влажность.После того, как эти основные шаги были предприняты, есть несколько доступных вариантов лечения.

Бораты

Консерванты на основе бората часто используются для обработки новой древесины, а также могут использоваться в качестве средства для уничтожения сухой гнили в существующей древесине. Этот метод включает либо сверление отверстий в пораженной древесине и введение раствора бората, либо распыление раствора на зараженную древесину. Наиболее распространенным раствором бората, используемым для лечения существующей проблемы, является Bora-Care.

Tim-Bor — еще один популярный раствор бората, который выпускается в виде водорастворимого порошка, который распыляется на все деревянные поверхности.Покрытие может защитить вашу древесину на срок до 30 лет, а также обычно используется в качестве барьера от термитов.

Основным недостатком использования боратов является тот факт, что они растворимы в воде. Хотя это помогает им проникать в древесину более глубоко, это также означает, что защитное покрытие со временем смоется, если существует постоянная проблема с влажностью. Любой белый налет, который появляется на поверхности древесины после обработки, необходимо смыть и дать высохнуть.

Гликоль

Еще один популярный метод химической обработки. Гликоль является химическим компонентом антифриза и других растворов для защиты от обледенения.Этиленгликоль может вызвать серьезные проблемы со здоровьем при чрезмерном воздействии. В качестве альтернативы пропиленгликоль производится с использованием менее токсичных химических веществ.

В то время как обработка гликолем может разбавляться или смываться в среде с высокой влажностью, ее можно распылять на окрашенные или покрытые деревянные поверхности, быстро впитываясь в древесину, не повреждая поверхность. Исключение составляют эпоксидные и полиуретановые, которые более стойкие.

Тепло

Сухая гниль чувствительна к высоким температурам.Таким образом, некоторые методы термической обработки, используемые в борьбе с вредителями, также могут быть использованы для лечения сухой гнили. Двумя из этих методов являются тепловая фумигация и микроволновая обработка.

Для методов тепловой фумигации отдельные комнаты или даже весь ваш дом покрыты брезентом. Все чувствительные к теплу предметы удаляются из зоны обработки, которую затем нагревают, чтобы высушить и убить грибок. Этот метод может быть очень дорогим и не является широко доступным.

В качестве альтернативы, микроволновая обработка является более новым методом, для которого требуется специальное оборудование.Использование микроволн может быть эффективным, но также дорогостоящим и может быть нацелено только на небольшие участки. Микроволновая обработка также может вызвать тепловое повреждение, что делает ее использование гораздо менее благоприятным, чем другие, более проверенные методы.

Домашние средства

Хотя это и не так эффективно, можно делать элементарные фунгициды из обычных бытовых ингредиентов. Многие из этих продуктов изменяют рН-баланс древесины, делая ее менее восприимчивой к сухой гнили.

Примеры распространенных бытовых продуктов включают перекись водорода, пищевую соду и уксус.Есть несколько коммерческих фунгицидов, изготовленных из аналогичных ингредиентов, хотя химические фунгициды проходят больше полевых испытаний.

Замена

Дорогостоящим, но очень эффективным методом является удаление всей древесины, пораженной сухой гнилью. Окружающие участки следует обработать фунгицидами, чтобы уничтожить любые дополнительные следы грибка. Этот метод традиционно применялся для борьбы с сухой гнилью, избавиться от которой считалось очень трудно.

По мере того, как появляется все больше способов избавиться от сухой гнили с меньшими затратами и усилиями, все реже заменяют древесину, которая не была серьезно повреждена.

Serpula lacrymans Профиль

  1. Цвет: коричневый

  2. Форма: кортициоид

  3. Поверхность: Бархатистый

Грибок сухой гнили, Serpula lacrymans

Serpula lacrymans , грибок сухой гнили, чаще встречается в старых зданиях, поврежденных водой, чем в природе.Кажется, что он не процветает при температуре выше 25 ° C. Считается, что естественной средой обитания Serpula lacrymans и родственного ему гриба, Serpula himantioides , является хвойная древесина в западных горах Гималаев (см. ссылки на грибок сухой гнили). ).

Обнаружение грибка сухой гнили

В помещении грибок сухой гнили может поразить любую деревянную конструкцию. Его мицелий также может проникать в каменную кладку и поражать древесину, расположенную по ту сторону толстых стен. Serpula lacrymans редко принимается во внимание при плановых проверках качества воздуха в помещениях. В лаборатории грибок сухой гнили очень редко извлекается из рутинных образцов воздуха внутри помещений или с поверхности, и он может очень легко остаться незамеченным. Хотя Serpula lacrymans никогда не принимается во внимание при плановых осмотрах, рост этого грибка на строительных материалах и последующие повреждения хорошо видны и легко распознаются.

Вид Serpula

Существует пять различных видов Serpula .Тем не менее, единственный вид, о котором сообщается как о загрязняющем веществе внутренней среды, так и о потенциальной опасности для здоровья, — это Serpula lacrymans . Считается, что агрессивная форма Serpula lacrymans произошла из Азии, но некоторые столь же агрессивные генотипы были зарегистрированы в Европе, Северной Америке, Южной Америке и Океании (см. ссылки на грибок сухой гнили). Исследования показали, что генетическая база Serpula lacrymans очень узкая и полностью отличается от Meruliporia incrassata .В литературе говорится, что Meruliporia incrassata является наиболее распространенным в Северной Америке (см. ссылки на грибок сухой гнили).

Рассеивание

Serpula lacrymans

Способ расселения Serpula lacrymans может быть вегетативным за счет бесполых спор или мицелия или половым за счет базидиоспор. Базидиоспоры являются основным агентом распространения. Грибок сухой гнили также способен к вегетативному локальному распространению, образуя мицелиальные нити, способные разрастаться на несколько метров через неорганические материалы в поисках дополнительных органических материалов.Устойчивые к засухе споры Serpula lacrymans могут сохранять жизнеспособность до 20 лет (см. ссылки на грибок сухой гнили).

Требования к росту для

Serpula lacrymans

Serpula lacrymans имеет оптимальную температуру роста от 19 до 21 °C. Он плохо переносит более высокие температуры, что, вероятно, объясняет его отсутствие в тропиках и регионах с высокими летними температурами. В зданиях Serpula lacrymans могут поражать древесину с очень низким содержанием воды, например, от 20 до 25 % (см. ссылки на грибок сухой гнили).В оптимальных условиях он может расти со скоростью 80 мм в сутки. По сравнению с большинством других грибов, вызывающих гниение древесины, спорам Serpula lacrymans требуется лишь небольшое количество свободной воды для прорастания и роста. Например, для большинства древесных грибов минимальная активность воды для прорастания спор составляет 0,9993, тогда как для Serpula lacrymans минимальная активность воды составляет 0,970 (13). Обратите внимание, что минимальная активность воды для микроорганизма может быть высокой или низкой в ​​зависимости от таких факторов, как температура, источник пищи, рН.и др.

Serpula разрушает здоровую древесину благодаря своей уникальной способности переносить воду на большие расстояния через мицелиальную структуру, называемую ризоморфами. Таким образом, он может смачивать древесину, а затем питаться целлюлозой.

Рост

Serpula lacrymans на стройматериалы

В зданиях Serpula lacrymans образует блинообразные плодовые тела толщиной 2–20 мм и диаметром до 1 м. Плодовые тела (рис. 1 А) выделяют в воздух миллиарды желтых, коричневых или красноватых базидиоспор (рис. 1 Б).Как только споры прорастают, мицелий проникает в древесину, и позже на поверхности древесины развиваются плоские мясистые плодовые тела. Жизненный цикл продолжается, поскольку бесчисленное количество базидиоспор производится и выбрасывается в воздух. Это большое количество переносимых по воздуху спор оседает и покрывает большие площади и видно невооруженным глазом в виде коричневой или красной пыли.

Концентрация спор в воздухе помещений пораженных зданий может быть очень высокой. В одном исследовании в загрязненном подвале можно было измерить концентрацию до 360 000 спор на кубический метр воздуха (см. Справочные материалы по грибку сухой гнили).Было подсчитано, что выброс спор плодовым телом площадью 1 квадратный метр может достигать 3 x 10 9 спор в час.

Мицелий Serpula lacrymans меняет цвет в зависимости от физиологического состояния: молодой мицелий белый. Затем по мере созревания он становится коричневым или красновато-коричневым (см. Справочные материалы по грибку сухой гнили).

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Политика санкций — Наши внутренние правила

Эта политика является частью наших Условий использования.Используя любой из наших Сервисов, вы соглашаетесь с этой политикой и нашими Условиями использования.

Как глобальная компания, базирующаяся в США и осуществляющая деятельность в других странах, Etsy должна соблюдать экономические санкции и торговые ограничения, включая, помимо прочего, те, которые введены Управлением по контролю за иностранными активами («OFAC») Департамента США. казначейства. Это означает, что Etsy или любое другое лицо, использующее наши Сервисы, не может участвовать в транзакциях, в которых участвуют определенные люди, места или предметы, происходящие из определенных мест, как это определено такими агентствами, как OFAC, в дополнение к торговым ограничениям, налагаемым соответствующими законами и правилами.

Эта политика распространяется на всех, кто пользуется нашими Услугами, независимо от их местонахождения. Ознакомление с этими ограничениями зависит от вас.

Например, эти ограничения обычно запрещают, но не ограничиваются транзакциями, включающими:

  1. Определенные географические области, такие как Крым, Куба, Иран, Северная Корея, Сирия, Россия, Беларусь, Донецкая Народная Республика («ДНР») и Луганская Народная Республика («ЛНР») области Украины, или любое физическое или юридическое лицо, работающее или проживающее в этих местах;
  2. Физические или юридические лица, указанные в санкционных списках, таких как Список особо обозначенных граждан (SDN) OFAC или Список иностранных лиц, уклоняющихся от санкций (FSE);
  3. Граждане Кубы, независимо от местонахождения, если не установлено гражданство или постоянное место жительства за пределами Кубы; и
  4. Предметы, происходящие из регионов, включая Кубу, Северную Корею, Иран или Крым, за исключением информационных материалов, таких как публикации, фильмы, плакаты, грампластинки, фотографии, кассеты, компакт-диски и некоторые произведения искусства.
  5. Любые товары, услуги или технологии из ДНР и ЛНР, за исключением соответствующих информационных материалов, и сельскохозяйственных товаров, таких как продукты питания для людей, семена продовольственных культур или удобрения.
  6. Ввоз в США следующих товаров российского происхождения: рыбы, морепродуктов, непромышленных алмазов и любых других товаров, время от времени определяемых министром торговли США.
  7. Вывоз из США или лицом США предметов роскоши и других предметов, которые могут быть определены США.S. Министр торговли, любому лицу, находящемуся в России или Беларуси. Список и описание «предметов роскоши» можно найти в Приложении № 5 к Части 746 Федерального реестра.
  8. Товары, происходящие из-за пределов США, на которые распространяется действие Закона США о тарифах или связанных с ним законов, запрещающих использование принудительного труда.

Чтобы защитить наше сообщество и рынок, Etsy принимает меры для обеспечения соблюдения программ санкций. Например, Etsy запрещает участникам использовать свои учетные записи в определенных географических точках.Если у нас есть основания полагать, что вы используете свою учетную запись из санкционированного места, такого как любое из мест, перечисленных выше, или иным образом нарушаете какие-либо экономические санкции или торговые ограничения, мы можем приостановить или прекратить использование вами наших Услуг. Участникам, как правило, не разрешается размещать, покупать или продавать товары, происходящие из санкционированных районов. Сюда входят предметы, которые были выпущены до введения санкций, поскольку у нас нет возможности проверить, когда они были действительно удалены из места с ограниченным доступом. Etsy оставляет за собой право запросить у продавцов дополнительную информацию, раскрыть страну происхождения товара в списке или предпринять другие шаги для выполнения обязательств по соблюдению.Мы можем отключить списки или отменить транзакции, которые представляют риск нарушения этой политики.

В дополнение к соблюдению OFAC и применимых местных законов, члены Etsy должны знать, что в других странах могут быть свои торговые ограничения и что некоторые товары могут быть запрещены к экспорту или импорту в соответствии с международными законами. Вам следует ознакомиться с законами любой юрисдикции, когда в сделке участвуют международные стороны.

Наконец, члены Etsy должны знать, что сторонние платежные системы, такие как PayPal, могут независимо контролировать транзакции на предмет соблюдения санкций и могут блокировать транзакции в рамках своих собственных программ соответствия.Etsy не имеет полномочий или контроля над независимым принятием решений этими поставщиками.

Экономические санкции и торговые ограничения, применимые к использованию вами Услуг, могут быть изменены, поэтому участники должны регулярно проверять ресурсы по санкциям. Для получения юридической консультации обратитесь к квалифицированному специалисту.

Ресурсы: Министерство финансов США; Бюро промышленности и безопасности Министерства торговли США; Государственный департамент США; Европейская комиссия

Последнее обновление: 18 марта 2022 г.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.