Валюты в архитектуре: Категория:Архитектурные элементы — Википедия – Архитектурная азбука • Arzamas

Архитектурные термины в иллюстрациях - Этот удивительный мир... — ЖЖ

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)

Аутентичность архитектурных памятников — Википедия

Аутентичностью архитектурных памятников называется их оригинальность, подлинность, соответствие первоначальному виду. Под аутентичностью памятников архитектуры подразумевается достоверность пропорций, деталей, стилистики, материалов, особой техники и авторского стиля изначальному виду здания. Противопоставлением аутентичности являются копия, реплика.

Аутентичность как главный критерий сохранения архитектуры[править | править код]

Проблема аутентичности является одним из самых главных концептов в дискуссиях о сохранении культурного наследия.

Именно аутентичность является главным критерием, определяющим сохранение или снос архитектурного памятника, так как при сохранении памятников архитектуры неизменно ценится оригинал, который дает наиболее глубокое представление о времени и эпохе, эстетических идеалах общества, материальном окружении сословных групп, об уровнях технологий и мастерства, а также о личности заказчика, автора.

Император Майориан

Свидетельством тому, что аутентичность в архитектуре ценилась с давних времен, является известный акт европейской истории, эдикт императора Майориана (ум. 461) 457 года, который представляет собой, возможно, один из самых ранних в истории культуры документов в защиту памятников как материальных носителей ценных значений. В нем сказано, что «все здания, которые были воздвигнуты в древности для общего блага и украшения города, будь-то храмы или иные памятники, не должны быть никем разрушаемы, и никто не должен к ним прикасаться…». На востоке Европы в Древней Руси эта же мысль нашла своё выражение в виде нравственного наставления, изложенного в церковных Правилах митрополита Иоанна (1077—1089). Согласно одному из наставлений, древние иконы надлежало бережно сохранять в огражденных местах, где их «не могли бы касаться ни человек, ни животное, ни вообще что-либо нечистое». Важно отметить то общее, что роднит столь не схожие по своей форме акты. Это, во-первых, стремление уберечь от разрушения памятники прошлого независимо от их художественной значимости и, во-вторых, понимание действий, которые мы теперь называем реставрационными, как глубоко нравственных.

Из всего вышесказанного можно понять, что аутентичность архитектурных памятников практически всегда являлась главным критерием его охраны. Аутентичность может быть определена как базовое условие, которое создает возможность культурному наследию стать культурным наследием.

Комитетом Всемирного Наследия ЮНЕСКО предложена классификация критериев оценки объектов при включении в Список Всемирного Наследия. Как исключительная общечеловеческая ценность, такое наследие должно соответствовать хотя бы одному из критериев и отвечать условиям целостности и(или) аутентичности, а его охрана — обеспечиваться системой защиты и управления. (недоступная ссылка)

Как правило, самую большую ценность в памятнике архитектуры представляет подлинность его материала, что и позволяет судить об аутентичности того или иного памятника архитектуры. Однако, есть и другие критерии для определения аутентичности, как например его историческое значение. Историческое значение архитектурный памятник получает тогда, когда можно с полной уверенностью утверждать, что в этом здании жила какая-либо известная персона или происходили известные события. Но, если это всего лишь копия того дома или другой дом построенный на том же месте, данное здание не будет нести исторической ценности, если только оно не связано с какими-то другими значимыми историческими событиями. Но, в то же время, новое здание построенное на месте старого, в котором происходили какие-либо значимые события, будет нести символическую ценность.

В хартии ИКОМОС приводится следующая классификация аутентичности архитектуры:

  1. Аутентичность форм
  2. Аутентичность материалов
  3. Аутентичность техники
  4. Аутентичность функций
  5. Аутентичность места и контекста

Изучая развитие подходов к искусству и аутентичности в прошлом, Ва́льтер Бе́ньямин предлагает распознавать 3 периода:

  1. Традиционный
  2. Период коллекций
  3. Период механического воспроизводства

Каждый период имеет свой подход к аутентичности. В раннем, традиционном контексте, искусство рассматривалось как культ — магический или религиозный, который существовал и был изменяем. Соответственно аутентичным считалось то, что изначально имело «ауру», а не какой-либо исторический смысл. Во втором периоде главное значение отдавалось уникальности и художественной ценности. Главный акцент уделялся «эстетической ценности» памятника архитектуры. Третий период же характеризуется повсеместными копиями произведений искусства.

Концепция аутентичности становится все более и более относительной, особенно в последнее время. В основном это связано с фундаментальными изменениями, касающимися общества: появления новых технологий и методов производства, которые меняют понимание людьми понятия аутентичности. Вопрос аутентичности теперь приобретает совершенно новый вид, где «оригинальность» больше не существует в таком понятии, в каком существовала в прошлом.

Также, понимание аутентичности отличалось не только в разные эпохи, но и в разных странах. В ходе истории в каждом обществе складывался свой исторический конструкт, и соответственно своё отношение к пониманию аутентичности. В некоторой степени это зависит ещё и от различий понимания слова «аутентичность» в разных языках. Следует отметить, что проблема сохранения памятников прошлого в их подлинном виде — это специфическое явление европейской культуры.

Например, китайская традиция характеризуется ничтожной ролью собственно материального звена. Это подтверждает тысячелетняя традиция замены ветшавших древних пагод их точными копиями. Воссозданный храм принимал на себя все значения предшествующей постройки. Китайская ментальность отдавала предпочтение духовной значимости по сравнению с её материальным носителем. Вероятно, в таком подходе проявлялась конфуцианская традиция пренебрежения ценностью материальной субстанции. Утверждение Конфуцием (551—479 до н. э.) в качестве одной из главных добродетелей следование ритуалу дает основание трактовать практику точного воссоздания как форму соблюдения ритуала, ведущую к познанию истины.

Однако проблема понимания аутентичности архитектурных памятников не так проста, как может показаться на первый взгляд, вокруг неё возникает огромное количество споров и разногласий. До сих пор никто не может решить дилемму аутентичности корабля Тесея: Согласно греческому мифу, пересказанному Плутархом, корабль, на котором Тесей вернулся с Крита в Афины, хранился афинянами до эпохи Деметрия Фалерского, и ежегодно отправлялся со священным посольством на Делос. При починке в нём постепенно заменяли доски, до тех пор, пока не возник спор, тот ли это ещё корабль, или уже другой, новый? Кроме того, появился ещё один вопрос: в случае постройки из старых досок второго корабля, какой из них будет настоящим?

Храм Баграта до реставрационных работ (2006 год) Внешний вид храма Баграта после проведенной в нём реставрации (2012 год)

Примеры потери аутентичности памятника архитектуры[править | править код]

Часто потеря памятником архитектуры своей аутентичности вследствие имевшей место быть реконструкции или реставрации и становится причиной удаления памятника из списка ЮНЕСКО.

Примером неудачной реставрации является храм Баграта в Грузии, который, как считают эксперты, потерял свою аутентичность. Грузия борется за сохранение храма Баграта в списке мирового наследия ЮНЕСКО, однако храм в Кутаиси был восстановлен со значительными нарушениями стандартов без сохранения аутентичности, поэтому этот памятник архитектуры уже не сможет оставаться в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. Глава Национального агентства по охране культурного наследия Грузии Ника Вачеишвили, которая принимала участие в работах по восстановлению храма, сообщила что «частично» разделяет мнением ЮНЕСКО, но далеко не полностью: «Храм Баграта попал в список (памятников, находящихся под угрозой исчезновения) не потому, что там была проведена плохая реставрация, наоборот — все эксперты признают высшее качество этой реставрации, в том числе и „отец“ реставрации Юкка Йокилето. „Это пример в области восстановления церковных памятников“, — цитирую слова Йокилето. Проблема в том, что этот храм больше не представляет собой руины, и это было решением грузинского народа, церкви и президента. Чтобы остаться в списке, храм Баграта должен по-прежнему лежать в руинах». Известно, что организация ЮНЕСКО активно выступала против реставрации храма Баграта и настоятельно советовала законсервировать памятник.

Несвижский замок до основной стадии реставрации (2004 год) Несвижский замок после реставрации (2012 год)

Ещё одним примером потери аутентичности памятника архитектуры является Несвижский замок в Беларуси. Учитывая факт внесения комплекса в Список памятников всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО (2005 г.), претензии к научному руководителю объекта высказывались относительно разрушения одной из галерей замка, утратой аутентичных элементов лепнины, бастиона и стропил крыши, а также не всегда оправданным использованием современных материалов таких как пластик, синтетическое покрытие, отделочная кафельная плитка массового производства. Более того, считается, что реставрацией была сильно недовольна последняя обитательница Несвижского замка, Эльжбета Радзивилл. Возникло огромное количество вопросов, касающихся мебелирования комнат, размещения портретов.

  1. Jukka Jokilehto, Authenticity: a General Framework for the Concept.
  2. SALVADOR MUÑOZ VIÑAS, Contemporary Theory of Conservation.
  3. Nobuo Ito, “Authenticity” Inherent in Cultural Heritage in Asia and Japan.
  4. The Concepts of Artificiality and Authenticity in Architecture Olaf Pfeifer ARCH 610 Thesis Research May 20, 1999 https://web.archive.org/web/20120323173944/http://mysite.pratt.edu/~opfeifer/projects/thesis/Research_Paper/99-05-20/
  5. Теория реставрации памятников искусства: закономерности и противоречия. БОБРОВ Ю.Г. - М., 2004 http://art-con.ru/node/847
  6. Прилуцкий В.А., Аспект аутентичности в определении предмета охраны памятника http://archive.nbuv.gov.ua/portal/natural/nvb/2010_57/priluzki.pdf (недоступная ссылка)
  7. Architecture is (as) a gesture - on 'authenticity' as an architectural criterion by Bart Verschaffel http://poieinkaiprattein.org/beyond-images/architecture/position-papers-3/architecture-is-as-a-gesture---on-authenticity-as-an-architectural-criterion-by-bart-verschaffel/

Сетчатая оболочка (архитектура) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 31 марта 2018; проверки требуют 3 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 31 марта 2018; проверки требуют 3 правки.

Сетчатая оболочка — несущая строительная конструкция, получившая широкое распространение в прогрессивной архитектуре XXI века. Используются сетчатые перекрытия-оболочки, башни-оболочки и сложные сетчатые аморфные конструкции. Несущие сетчатые оболочки выполняются из металлов, композиционных материалов и древесины. До середины XX века несущие сетчатые оболочки использовались редко ввиду сложности расчёта, повышенных требований к качеству материалов и соблюдению технологий монтажа.

Стальные сетчатые гиперболоидные оболочки с ромбовидной несущей решёткой впервые использовал в архитектуре русский инженер и архитектор Владимир Григорьевич Шухов в 1896 году. Он изобрёл и запатентовал три вида сетчатых несущих оболочек (висячие, выпуклые и башни-оболочки: патенты Российской Империи № 1894, № 1895, № 1896; от 12 марта 1899 года, заявленные Шуховым 27.03.1895 −11.01.1896).[1] Для Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде Шухов построил восемь гигантских павильонов с первыми в мире перекрытиями в виде сетчатых оболочек и первую в мире ажурную сетчатую башню-оболочку удивительной красоты (была куплена после выставки меценатом Ю. С. Нечаевым-Мальцовым и перенесена в его имение Полибино (Липецкая область), где сохранилась до настоящего времени). Главной особенностью оболочек Шухова является использование гиперболоидных форм, следствием чего является возможность собирать их из длинных прямолинейных элементов, не имеющих переломов.

Большой вклад во внедрение несущих сетчатых оболочек в мировую архитектуру внесли знаменитые архитекторы Бакминстер Фуллер, Норман Фостер, Фрэнк Гери, Николас Гримшоу, Сантьяго Калатрава. Полное признание и широкое распространение в прогрессивной архитектуре сетчатые оболочки получили в течение последних двух десятилетий благодаря внедрению компьютеров в практику расчёта конструкций и появлению новых строительных материалов и технологий. В XXI веке сетчатые оболочки стали одним из главных средств формообразования авангардных зданий, включая небоскрёбы и шедевры стиля "хай-тек".[2]

В строительной практике железобетонные несущие оболочки, несколько аварий которых произошли в России в последние годы, постепенно вытесняются сетчатыми несущими оболочками. Стальные сетчатые оболочки зданий и сооружений эксплуатируются в российском климате безаварийно, а сетчатые оболочки В. Г. Шухова не разрушаются без защиты от коррозии 70-100 лет.

Основным отличием современных сетчатых оболочек от гиперболоидных конструкций В. Г. Шухова является использование узловых соединений, в результате чего конструкция собирается из сравнительно коротких элементов, сходящихся в узлах. Пояса башен такой конструкции имеют ломаную форму, а не прямую, как у Шуховских.

  • «В. Г. Шухов (1853—1939). Искусство конструкции.», Райнер Грефе, Оттмар Перчи, Ф. В. Шухов, М. М. Гаппоев и др., 192 стр., «Мир», Москва, 1994, ISBN 5-03-002917-6.  (рус.)
  • Бунаков В.А. Оптимальное проектирование сетчатых композитных цилиндрических оболочек. Механика конструкций из композиционных материалов. – М., Машиностроение, 1992, с. 101–125
  • Пшеничнов Г.И. Расчет сетчатых цилиндрических оболочек. – Изд. АН СССР, 1961.
  • Пшеничнов Г.И. Теория тонких упругих сетчатых цилиндрических оболочек и пластинок. – М., Наука, 1982.
  • Vasiliev V.V., Barynin V.A., Razin A.F., Petrokovskii S.A., Khalimanovich V.I. Anisogrid composite lattice strustures – development and space applications // Materials of 11th ECSSMMT, CNES ESA DLR, 15–17 Sep. 2009, Tolouse – France  (англ.)
  • «The Nijni-Novgorod exhibition: Water tower, room under construction, springing of 91 feet span», «The Engineer», № 19.3.1897, P.292-294, London, 1897.  (англ.)
  • William Craft Brumfield «The Origins of Modernism in Russian Architecture», University of California Press, 1991, ISBN 0-520-06929-3.  (англ.)
  • Picon, Antoine (dir.) «L’art de l’ingenieur : constructeur, entrepreneur, inventeur», Éditions du Centre Georges Pompidou, Paris, 1997, ISBN 2-85850-911-5.  (фр.)
  1. ↑ См. Шухов В. Г., Избранные труды, том 1, «Строительная механика», 192 стр., под ред. А. Ю. Ишлинского, Академия наук СССР, Москва, 1977.
  2. ↑ См. http://www.skyscrapercity.com/showthread.php?t=339347
  • Первые в мире сетчатые оболочки-перекрытия двоякой кривизны конструкции В. Г. Шухова на ВМЗ, 1897

Абака (архитектура) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Абака. Классическая абака

Аба́ка, абак (др.-греч. ἄβαξ, ἀβάκιον, лат. abacus, фр. abaque — доска, плита) — плита, составляющая верхнюю часть капители колонны, полуколонны, пилястры.

Абака как часть архитектурного ордера вопреки расхожему мнению имеет не конструктивный, а зрительный, метафорический смысл. Характерный пример: египетская колонна с невидимой снизу маленькой абакой кубической формы, расположенной между капителью и перекрытием. Благодаря этому элементу потолок храма, расписанный золотыми звёздами по синему фону, представляется зрителю, находящемуся внизу, не опирающимся на колонны перекрытием, а высоким небом. Колонны, стилизованные под связанные стебли лотоса или папируса, расставлены таким образом, что с любой точки зрения между ними не видно просветов, в результате чего возникает картина сплошного леса, зарослей, создающих мистические, иррациональные ощущения.

В дорическом ордере древнегреческой архитектуры абака значительно выходит за границы расположенного над ней архитрава. Поэтому расширение наверху в форме квадратной плиты, будто бы необходимое для перераспределения нагрузки, на самом деле освобождалось от тяжести с помощью зазора между абакой и архитравом. Иначе мягкий известняк абаки давал бы трещины по углам ещё в процессе строительства. В результате абака, как и капитель в целом, превращались в видимость, представляли собой не действительно работающую конструкцию, а её изображение. В связи с этим О. Шуази писал: «Только в архаических памятниках абака действительно несет на себе нагрузку антаблемента. Но её реальное назначение забывается уже со времени постройки Парфенона»[1]. Зрительную функцию многих ордерных элементов классической архитектуры, в отличие от элементов строительной конструкции, в архитектуроведении называют тектонической.

В греко-ионическом и тосканском ордерах абака имеет простую четырёхугольную форму, а в римско-ионическом, коринфском и композитном ордерах — четырёхугольную сложнопрофилированную форму с усеченными углами. В середине каждой из сторон — орнаментальная розетка. Переход от капители к абаке в римских ордерах осуществляется с применением абациссы (греч. стол, полочка)[2][3].

Другое античное значение термина «абак» (счётной доски) теоретики архитектуры связывают с функцией ордерной абаки как одного из модулей пропорционирования архитектурных сооружений древности. Другим модулем был эмбат (нижний диаметр колонны). Абака — также название мраморных плит, употреблявшихся у древних греков и римлян для облицовки стен внутренних помещений.

В Средние века, в архитектуре Византии и стран Западной Европы античная ордерная система упрощалась, соответственно и абака имела весьма скромное значение. Часто абаку заменяли импостом. В ранней романской архитектуре абака имеет вид слегка скошенной плиты или нескольких горизонтально расположенных плиток, например в склепе аббатства Рептон, Саксония (рис. 1), в галерее трапезной в Вестминстерском аббатстве. Боковые стороны абаки орнаментировали. Примеры: Лондонский Тауэр и Алтоне, Хэмпшир (рис. 2). Иногда абака приобретала округлую (рис. 4) или восьмиугольную форму.

Abacus1-4.png
  • Нугманова Г. Г. Словарь архитектурных терминов: учебное пособие для студентов. Казань, 2007
  • Lagassé, Paul, ed. (2000). «abacus». The Columbia Encyclopedia (6th ed.). New York, NY: Columbia University Press. ISBN 0-7876-5015-3. LCCN 00-027927

Архитектура Албании — Википедия

Архитектура Албании находится под влиянием иллирийской, греческой, римской, османской и итальянской архитектуры, сохраняя при этом различные албанские особенности, такие как албанский дом. От античности до современности, города Албании развивались внутри крепостей, включая жилые дома, религиозные и коммерческие структуры, с постоянным перепроектированием городских площадей и эволюцией методов строительства.

Начало архитектуры в Албании датируется серединой неолита, с открытия доисторических жилищ в Дунавеце и Малике. Они были построены на деревянных платформах, которые опирались на столбы, воткнутые вертикально в почву. Доисторические жилища в Албании делятся на три типа: дома на земле, дома наполовину под землёй, а также дома над землёй.

С V века до н. э., греческие колонии Аполлония и Диррахий процветали, в то же время появились иллирийские города, такие как Биллис, Амантия, Димали, Албанополис и Лиссус. Они были построены на вершине высоких холмов и окружены укреплёнными стенами. Были также построены социальные объекты: амфитеатр в Дурресе, храмы Аполлонии, Бутринт, а также различные стоа, театры, стадионы.

Между I и V веками н. э. стены Дурреса были укреплены тремя защитными слоями. Был построен ипподром. Санитарные системы были усовершенствованы. В то же время в Аполлонии появились добавлены библиотека и одеон. Этот период также отмечен строительство термальных ванн.

Ранняя Христианская архитектура[править | править код]

Одними из ранних христианских построек являются базилики. Самая большая из них в Албании это базилика Бутринта, расположенная в юго-восточной части древнего города.

В Средневековье существовала разнообразная архитектура жилых домов, инженерных и оборонительных сооружений. Тем не менее, некоторые античные исторические сооружения были повреждены в результате вторжения Османских сил.

В XV веке особое внимание было уделено защитным сооружениям, таким как крепости Девол, Бутринт и Шкодер. Большая реконструкция проводилась на стратегически важных объектах, таких как крепости Эльбасан, През, Тепелена и Влёра, причем последняя была наиболее важной на побережье.

Церковь Святого Николая в Воскопое
Религиозные объекты[править | править код]

Cредневековые мечети Албании можно разделить на две категории: те что перекрыты куполом, и те что перекрыты крышей. Последние были распространены после Османского нашествия, они появлялись путём перестройки церквей в городах Шкодер, Брет, Эльбасан и Канина. Например, Свинцовая мечеть, построенная Мустафой Решит Пашой в Шкодере напоминает типичную Стамбульскую мечеть.

С другой стороны, христианские религиозные постройки многое унаследовали от дохристианской архитектуры. Между XVI—XIX веками появился ряд небольших христианских построек с простым оформлением. Например: монастырь Арденица и церковь Святого Николая во Воскопое. Последняя является одним из наиболее ценных памятников в Албании. Её внутренние стены покрыты картинами известных художников Давида Селеницы и братьев Константина и Атанашеса Зографов.

Развитие средневекового города между XV—XIX веками[править | править код]

В XVIII веке силуэты городов Албании стали включать в себя места отправления культа и башню с часами. Они, вместе с другими социальными структурами, такими как термальные ванны, фонтаны и медресе, обогащали центр города и его окрестности.

В XIX веке базар выступает как центр производства и торговли, в то время как город расширяется за пределы крепости, которая полностью теряет свою функцию и жителей. В течение этого периода Шкодер и Корса стали важными центрами торговли и ремёсел.

Средневековые города в Албании классифицируются по двум критериям:

  • Города связаны с укреплениями, такие как Берат и Гирокастра.
  • Города которые лежат на равнинах или крутых ландшафтах, такие как Тирана, Кавайя и Эльбасан.
Албанские дома[править | править код]
Макет албанского дома

Албанские жилые или укреплённые дома-башни (кулы) были распространены между XVIII и XIX веками в результате сопротивления османскому завоеванию, албанского национального возрождения и становления капитализма. В большинстве случаев они принимали форму большого семейного дома.

Южные албанские дома кулы находятся в Берате, Химаре и Гирокастре. Башенные дома Гирокастры были построены в XIII веке, до османского завоевания[1]. Согласно их пространственно-планировочной структуре, албанские дома делятся на четыре группы[2]:

  • Дома с камином/очагом. Эти дома находятся в районе Тираны и назывались «домами огня». Занимают высоту в два этажа.
  • Дома с крыльцом. Отличительная черта этого типа является связь дома с задним двором и окружающей природной средой. Часто эти дома построены на равнине, землю жители используют для сельскохозяйственных целей.
  • Дома с чердаком типа балкона на верхнем этаже, предназначенном для гостей или отдыха. Они обычно находятся в Берате, и реже в Круе и Леже. Чердак является доминирующим элементом во внешнем виде здания, находясь на главном фасаде, первоначально спроектирован, чтобы всегда быть открытым. Чердак широко используется жителями в теплое время года. Он также служит в качестве связующего звена с другими зонами дома. Эти дома делятся на несколько подтипов: дома с чердаком на передней части, с другой стороны или в центре. Примером такого сооружения является дом Хадждар в Эльбасане.
  • Городская кула. Находятся в Гирокастре, Берате, Круе, Шкодере, использовались для оборонительных и складских целей. Первый этаж обычно служил в качестве укрытия для крупного рогатого скота в зимний период и склада для запасов воды в засушливые летние месяцы.
Северная албанская кула[править | править код]
Албанская кула

Северная албанская кула — это сильно укреплённый жилой дом, построенный в северной Албании и в регионе Косово. Албанское слово kulla означает башня. Северные албанские кулы имеют небольшие окна и бойницы, ведь главная их цель — защитить от нападения. Вначале они строились из дерева и камня, а затем — только из камня.

Первые кулы были построены в XVII веке, в то время, когда в регионе продолжались бои. Большинство из них всё же относятся к XVIII—XIX векам. Они почти всегда строились как часть комплекса с другими зданиями с различными функциями, но в некоторых селах кулы присутствуют и как отдельно стоящие постройки.

Некоторые кулы использовались в качестве мест изоляции и убежищ, или «запертых башен» для укрытия лиц, на которых охотятся кровные враги[3]. Большинство кул имеют 2-3 этажа. Характерный архитектурный элемент — это палата или комната сбора людей, которая, как правило, размещается на втором этаже.

Албанские города в первой половине XX века[править | править код]

Тирана перед 1914 годом

Первая половина XX века начинается с австро-венгерской оккупации, а заканчивается итальянским вторжением. За это время, албанские средневековые города были преображены австро-венгерскими архитекторами, которые придали им вид европейских городов.

Центр Тираны был спроектирован Флорестано Ди Фаусто и Армандо Бразини, хорошо известными архитекторами того времени. Бразини заложил основу для организации министерских зданий в форме круга в центре города. План был пересмотрен албанским архитектором Эшрефом Фрашери, итальянским архитектором Кастеллани и австрийскими архитекторами Вайсом и Колером. Была принята прямоугольная форма с системой параллельных улиц, северная часть главного бульвара была открыта. Эти проекты легли в основу будущих планов реконструкции городов Албании после Второй мировой войны.

Коммунизм и посткоммунистический период[править | править код]

С 1944 по 1991 годы города пережили сокращение архитектурного качества. Были построены массивные социалистические жилые комплексы, широкие дороги, фабрики, в то время городские площади были перестроены и ряд исторических зданий снесены.

Период после падения коммунизма часто описывается негативно с точки зрения городского развития. Киоски и жилые дома начали занимать бывшие общественные места без продуманной планирования, начали формироваться неформальные районы вокруг городов, заселённые внутренними мигрантами, приехавшими из отдаленных сельских районов. Уменьшение городского пространства и увеличение пробок стали основными проблемами вследствие отсутствия планирования. В рамках административной реформы 2014 года все городские центры в Албании были переделаны и перекрашены, чтобы придать им более средиземноморский вид[4][5].

Хотя многое было достигнуто, критики утверждают, что нет четкого видения будущего в архитектуре и планировке Тираны. Некоторые из проблем, стоящих перед Тираной — это потеря общественного пространства и хаотичное строительство, грунтовые дороги в пригородных районах, гибель искусственного озера Тираны, строительство центральной автобусной станции и отсутствие мест парковки. Будущие планы включают: строительство мультимодальной станции Тираны, трамвайной линии, реабилитация поймы реки Тираны, строительство нового бульвара вдоль бывшего железнодорожного вокзала Тираны и достройка Большой кольцевой дороги.

  • Ledita Mezini a & Dorina Pojani. Defence, identity, and urban form: the extreme case of Gjirokastra (англ.) // Planning Perspectives (англ.)русск. : journal. — 2014.
  • Shumka, L. Considering Importance of Light in the Post-Byzantine Church in Central Albania (англ.) // International Journal of Innovative Research in Science, Engineering and Technology : journal. — 2013. — November (vol. 2, no. 11). (недоступная ссылка)
  • Eleni Gavra, Stella Kasidou & Yannis Konstantinou. Management of the Architectural Heritageof the Historic Centre of Korça (англ.) // Institutional Framework and Policies, Institute for Balkan Studies : journal. Архивировано 18 июня 2015 года.
  • Vokshi, Armand, & Nepravishta, Florian. FLORESTANO DI FAUSTO - THE GENESIS OF NEW ARCHITECTURAL FORMS IN ALBANIA (неопр.).
  • Ndreçka, Olisa, & Nepravishta, Florian. The Impact of Socialist Realism in the Albanian Architecture in 1945-1990 (англ.) // Architecture and Urban Planning : journal. — 2014. — September.

Анты (архитектура) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 14 июля 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 14 июля 2019; проверки требует 1 правка. У этого термина существуют и другие значения, см. Ант. Сокровищница Афин в Дельфах

Ант, анта или а́нты (мн. ч. лат. antae, сродни древнескандинавскому ǫnd — «прихожая, передняя»[1]) — в архитектуре выступы продольных стен храма, обрамляющие обе стороны входа и одновременно выполняющие функцию опоры для антаблемента. Наиболее часто встречаются в пронаосах древнегреческих храмов, тип которых отсюда и получил наименование «храма в антах». При наличии колонн между антами, как, например, в фасадном портике, про колонны говорят, что они в антах.

В отличие от поддерживающих колонн или столбов, анты встраивались прямо в стены храма. Своим происхождением они обязаны вертикально поставленным брёвнам в ранних, примитивного типа, греческих дворцах и храмах, — типа дворца в Тиринфе или Храма Геры в Олимпии. Использовались в качестве несущих конструкций для поддержания крыши (балок крыши) с тем, чтобы основной вес не приходился на стены, возведённые из необожжённого кирпича или как кирпичная кладка на глиняном растворе. Позднее, поскольку материалы для возведения стен стали достаточно прочными для поддержания несущей структуры здания, анты превратились в декоративный элемент.

  1. ↑ Definition of ANTA (англ.). www.merriam-webster.com. Дата обращения 14 июля 2019.

Математика и архитектура — Википедия

Как и в других искусствах, в архитектуре используют математику по нескольким причинам. Даже если отбросить необходимость математики для проектирования здания, архитекторы используют геометрию для определения пространственной формы здания. Начиная со времён пифагореизма (VI в. до н. э.) для создания пространственных форм предполагалась гармония, а потому предполагалось проектирование зданий и их окружения согласно математическим, эстетическим и иногда религиозным принципам. Математику используют также для облицовки зданий с помощью математических объектов, таких как замощение, а также для достижения экологических целей, например, минимизации скорости ветра около основания высотных зданий.

В Древнем Египте, Древней Греции, Индии и исламском мире здания, включая пирамиды, храмы, мечети, дворцы и мавзолеи, были спроектированы со специфичными пропорциями по религиозным причинам[3][4]. В исламской архитектуре геометрические формы и геометрические мозаичные орнаменты[en] использовали для облицовки зданий как внутри, так и снаружи[5][6]. Некоторые индусские дворцы имеют подобные фракталам структуры, в которых часть имеет сходство с целым, передавая сообщение о бесконечности в индуистской космологии[2][7]. В архитектуре Китая тулоу в провинции Фуцзянь — это круглые структуры коллективной защиты. В двадцать первом веке математические орнаменты снова начали использоваться для облицовки общественных зданий[8][9][10][11].

В архитектуре Возрождения симметрия и пропорции преднамеренно подчёркивались архитекторами, как это делали Леон Баттиста Альберти, Себастьяно Серлио и Андреа Палладио, находящиеся под влиянием трактата Десять книг об архитектуре Витрувия, жившем в Древнем Риме, арифметики пифагорейцев и религиозно-философского учения Древней Греции[12]. В конце девятнадцатого века Владимир Шухов в России и Антонио Гауди в Барселоне положили начало использованию гиперболоидных конструкций[13][14][15]. В Храме Святого Семейства Гауди также использовал гиперболические параболоиды, мозаики, арки с очертанием обратной цепной линии[en], катеноиды, геликоиды и линейчатые поверхности[13][14][15]. В двадцатом веке стили, такие как архитектурный модернизм и деконструктивизм, исследовали различные геометрии для получения желаемого эффекта[16][17]. Минимальные поверхности используются в виде похожих на палатки крыш, как в Денверском Международном аэропорте. Ричард Бакминстер Фуллер положил начало применению усиленных тонкостенных оболочек, известных как геодезические купола[18].

Архитекторы Майкл Освальд и Ким Уильямс, рассматривая связь архитектуры и математики, заметили, что по общему пониманию эти две области связаны слабо, поскольку архитектура относится к практическому строительству зданий, в то время как математика является чистой теорией, изучающей числа и другие абстрактные объекты[19]. Но, как они утверждают, эти две области сильно связаны, и связаны они ещё с античности. В Древнем Риме Витрувий описывал архитектора как человека, знающего достаточно большой объём других дисциплин, главным образом геометрию, что позволяет ему контролировать квалифицированных ремесленников в других сферах деятельности, таких как каменщики и плотники[20]. То же самое относится к средним векам, когда выпускники высших заведений учили арифметику, геометрию и эстетику наравне с базовыми курсами грамматики, логики и риторики (тривиум) в элегантных аудиториях, сделанных строителями, которые руководили многими рабочими.[источник не указан 408 дней] Строителям на вершине их профессии давался титул архитектора или инженера. В эпоху Возрождения, квадривиум арифметики, геометрии, музыки и астрономии стал дополнительной программой, которую должны были знать люди эпохи Возрождения, такие как Леон Баттиста Альберти. Аналогично в Англии сэр Кристофер Рен, сегодня известный как архитектор, был первоначально заметным астрономом[21].

Уильям и Оствальд, рассматривая позднее взаимодействие математики и архитектуры с 1500 согласно подходу немецкого социолога Теодора Адорно, определили три тенденции архитектуры, а именно — революционная, предлагающая полностью новые идеи, реакционная, противящаяся нововведениям, и художники, возрождающие традиции[en], на самом деле идущие назад[22]. утверждали, что архитекторы избегали использование математики для получения вдохновения во времена возрождения традиций. Это может объяснить, почему во времена возрождения традиций, таким как неоготика в 19-м веке в Англии архитектура имела малую связь с математикой. Также они заметили, что во времена реакции, такие как итальянский маньеризм примерно с 1520 по 1580, или барокко и палладианство 17-го века, математика мало принималась во внимание. Для контраста, революционные движения ранних годов 20-го века, такие как футуризм и конструктивизм активно отбрасывали старые идеи, использовали математику и вели к модернизму в архитектуре. К концу 20-го века фрактальная геометрия была быстро подхвачена архитекторами, как и непериодичные замощения, позволяющие осуществить интересные и привлекательные облицовки зданий [8].

Архитекторы используют математику по нескольким причинам, даже если оставить в стороне необходимость использования математики в проектировании зданий[en][23]. Во-первых, они используют геометрию, чтобы определять пространственные формы здания[24]. Во-вторых, они используют математику для проектирования форм, считающихся прекрасными или гармоничными[25]. Со времён пифагореизма с их религиозной философией чисел[26], архитекторы Древней Греции, Древнего Рима, исламского мира и итальянского Ренессанса выбрали пропорции строительного окружения — зданий и их окружения — согласно эстетическим и религиозным принципам[12][27][28][5]. В-третьих, они могут использовать математические объекты, такие как замощения, для украшения зданий[29][30]. В-четвёртых, они могут использовать математику в виде компьютерного моделирования для достижения экологических целей, таких как минимизация вихрей при огибании основания высоких здания [1].

Светская эстетика[править | править код]

Древний Рим[править | править код]
Витрувий[править | править код]

Подробное рассмотрение темы: Витрувий, Виртувианов модуль, и Десять книг об архитектуре

Влиятельный древнеримский архитектор Витрувий утверждал, что планирование здания, такого как храм, зависит от двух качеств: пропорций и симметрии. Пропорции отвечают за гармоничное отношение каждой части здания ко всем остальным. Симметрия в понимании Витрувия означает нечто более близкое к модульности, чем к зеркальной симметрии, так как это относится к сборке (модульных) частей в единое строение. В базилике в городе Фано использованы отношения малых целых чисел, в частности, треугольных чисел (1, 3, 6, 10, …) как пропорции структуры (виртувиановых) модулей[en][a]. Так, ширина базилики относится к длине как 1:2, нефы вокруг неё имеют такую же высоту, как и ширину, 1:1, толщина колонн составляет пять футов, а высота — пятьдесят футов, 1:10[12].

План Пантеона

Витрувий назвал три свойства, требуемые от архитектура, в трактате Десять книг об архитектуре (XV век до нашей эры) — прочность, практичность и приятный вид. Эти свойства можно использовать как категории для классификации способов использования математики в архитектуре. Прочность охватывает использование математики для обеспечения устойчивости зданий, поскольку математические средства используются для проектирования и поддержки конструкций, например, для обеспечения стабильности и качественного моделирования. Практичность достигается отчасти путём эффективного применения математики, обосновывая и анализируя пространственные и другие связи при проектировании. Приятный вид является атрибутом здания, являющимся воплощением математических связей в здании. Он включает эстетику, чувственные и интеллектуальные свойства[32].

Пантеон[править | править код]

Сохранившийся невредимым Пантеон в Риме иллюстрирует классическую структуру римских строений, пропорций и украшений. Основной структурой является купол, высшую точку которого оставляли открытой в качестве круглого окулюса, пропускающего свет. Пантеон с фасада снабжён колоннадой с треугольным фронтоном. Высота окулюса и диаметр внутреннего круга (43,3 метра) совпадают так, что внутренняя часть полностью помещается в куб[33]. Эти размеры будут более понятны, если обратить внимание на список древнеримских единиц (купол имеет диаметр 150 римских футов[en]*[b]). Окулюс равен 30 римским футам в диаметре, дверной проём имеет высоту 40 римских футов[34]. Пантеон остаётся крупнейшим в мире бетонным сводом без арматуры[35].

Возрождение[править | править код]

Подробное рассмотрение темы: Архитектура Возрождения

Первым трактатом эпохи возрождения по архитектуре был трактат Леона Баттиста Альберти (1450) On the Art of Building[en] (Об искусстве строительства). Изданный в 1485 году, трактат стал первой печатной книгой по архитектуре. Он частично базировался на книге Витрувия Десять книг об архитектуре и пифагоровой арифметике. Альберти начинает с куба и выводит из него пропорции. Так, диагонали грани дают отношение 1:√2, а диаметр сферы, описанный вокруг куба, имеет отношение 1:√3[36][37]. Альберто также описывает открытие Филиппо Брунеллески линейной перспективы[en], разработанной для планирования зданий, которые выглядят вполне пропорционально, если рассматривать с удобного расстояния[5].

Следующим важным текстом была книга Себастьяна Серлио Regole generali d’architettura (Основные правила архитектуры). Первый том книги вышел в Венеции в 1537 году. Том 1545-го года (книги 1 и 2) охватывают геометрию и перспективу[en]. Два метода построения перспективы Серлио были ошибочными, но это не остановило широкое использование книги[39].

В 1570 году Андреа Палладио опубликовал авторитетные I quattro libri dell’architettura (Четыре книги об архитектуре) в Венеции. Эти книги получили широкое распространение и продвигали идеи итальянского возрождения в Европе при содействии сторонников идей, таких как английский дипломат Генри Уоттон, выпустивший в 1624 году трактат «Элементы архитектуры»[40]. Пропорции каждого помещения внутри особняка вычислялись с помощью простых математических отношений, таких как 3:4 и 4:5, и различные помещения внутри дома были связаны этими соотношениями. Ранние архитекторы использовали эти формулы для балансирования симметрии фасада. Однако проекты Палладио относились, как правило, к квадратным особнякам[41]. Палладио допускал ряд отношений в Quattro libri, утверждая[42][43]:

«Имеется семь типов помещений, наиболее прекрасных и хорошо пропорциональных. Это круглые, хотя они редки, квадратные или их длина равна диагонали квадрата ширины, ширине с третью, ширине с половиной, ширине и две трети и две ширины.[c]»

В 1615 году Винченцо Скамоцци опубликовал трактат L’Idea dell’Architettura Universale (Идея Универсальной Архитектуры)[44]. Он попытался соотнести планирование городов и зданий с идеями Витрувия, пифагорейцев и более свежих идей Палладио[45].

Девятнадцатый век[править | править код]
»

Гиперболоидные конструкции начали использоваться с конца XIX века Владимиром Шуховым для мачт, маяков и градирен. Несмотря на экономное использование материала при производстве, конструкции Шухова довольно прочны. Первая гиперболоидная башня Шухова была представлена на выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году[46][47][48].

Двадцатый век[править | править код]

Подробное рассмотрение темы: Архитектурный модернизм и Aрхитектура 21-го века

Общество художников Де Стейл — заходящие друг за друга и пересекающиеся плоскости — Дом Шрёдер, 1924

В движении начала XX века «архитектурный модернизм», у истоков которого лежал русский [d]конструктивизм[49], использовалась евклидова геометрия. В движении общества художников Де Стейл горизонталь и вертикаль рассматриваются как составляющие вселенной. Архитектурные формы заключаются в помещении этих двух направлений вместе с использованием плоскости крыш, плоскостей стен и балконов, которые либо заходят одна за другую, либо пересекаются, как в доме Шрёдер, построенном в 1924 году Герритом Ритвельдом[50].

Архитекторы модернизма были свободны в использовании кривых наравне с плоскостями. Станция лондонской подземки в Арнос Гроув[en] Чарльза Холдена 1933 года имеет круглый кирпичный кассовый зал с плоским бетонным полом[51]. В 1938 году художник из высшей школы строительства и художественного конструирования Баухаус Ласло Мохой-Надь заимствовал семь биотехнических элементов Рауля Генриха Франсе[en]: кристалл, сфера, конус, плоскость, (кубовидная) лента, (цилиндрический) стержень и спираль в качестве базовых строительных архитектурных блоков, навеянных природой[52][53].

Ле Корбюзье предложил антропометрический масштаб пропорций в архитектуре «модулор» — систему пропорций, основанную на высоте человека[54]. В церкви Нотр-Дам-дю-О (Ле Корбюзье, 1955 года) используются кривые произвольной формы, не описываемые математическими формулами[e]. Конструкция имеет только большие масштабы — нет иерархии меньших масштабов, а потому никаких фрактальных размерностей. То же самое имеет место для других знаменитых зданий XX века, таких как Сиднейский оперный театр, Денверский Международный аэропорт и Музей Гуггенхейма в Бильбао[16].

Мнения об архитектуре XXI века[en] 90 ведущих архитекторов, которые участвовали в опросе о мировой архитектуре[en] 2010 года, крайне расходятся. Лучшим считается Музей Гуггенхейма в Бильбао Фрэнка Гери[55].

»

Здание терминала Международного аэропорта Дэнвера, построенного в 1995 году, имеет тканевую крышу[en], поддерживаемую в состоянии минимальной поверхности (то есть её средняя кривизна равна нулю) стальными тросами. Здание напоминает снежные вершины Колорадо и палатки типи коренных народов США (часто их неверно называют вигвамами)[56].

Архитектор Ричард Бакминстер Фуллер прославился благодаря созданию крепких тонкостенных структур, более известных как геодезические купола. Купол Биосферы в Монреале имеет высоту 61 метр, а его диаметр равен 76 метрам[18].

Сиднейский оперный театр имеет крышу, состоящую из взмывающих белых сводов, напоминающих паруса корабля. Чтобы сделать возможным построение из стандартных компонентов, своды составлены из треугольных секций сферической оболочки одинакового радиуса. Это требовало соблюдения одинаковой кривизны в любом направлении[57].

Движение конца XX века деконструктивизм создаёт обдуманный беспорядок, который Никос Салингарос в книге A Theory of Architecture (Теория архитектуры) называет случайными формами[58] высокой сложности[59]. Беспорядок создаётся непараллельными стенами, наложенными решётками и сложными двумерными поверхностями, как в концертном зале имени Уолта Диснея (архитектор Фрэнк Гери) и музее Гуггенхейма в Бильбао[60][61]. До XX века студенты архитектурных институтов обязаны были изучать основы математики. Салингарос утверждает, что первый «чрезвычайно упрощённый, политически мотивированый» модернизм, а затем «антинаучный» деконструктивизм эффективно отделили архитектуру от математики. Он убеждён, что эта «отмена математических значений» губительна, так как «повсеместная эстетика» нематематической архитектуры ведёт людей «к отказу от математической информации в окружающей среде города». Он утверждает, что это имеет негативный эффект на общество[16].

Религиозные принципы[править | править код]

Древний Египет[править | править код]

Подробное рассмотрение темы: Древнеегипетские погребальные обряды

» »

Пирамиды Древнего Египта были погребениями, построенными с преднамеренно выбранными пропорциями, но с какими именно — до сих пор непонятно. Лицевой угол составляет около 51°85’ и отношение наклонной высоты на середину основания равно 1,619, что на 1 % меньше золотого сечения. Если это был метод расчёта, из этого следовало бы использование треугольника Кеплера (угол 51°49’)[62][63]. Однако более вероятно, что наклон пирамиды выбирался исходя из треугольника 3-4-5[en] (угол 53°8’), известного из папируса Ахмеса (1650—1550 года до н. э.), или из треугольника, отношение основания которого к гипотенузе составляет 1:4/π (угол 51°50’)[64].

Часто констатируется использование треугольника 3-4-5 для построения прямых углов, например, для планирования основания пирамиды, и подразумеваемое знание теоремы Пифагора [3]. Сначала это предположил историк Мориц Бенедикт Кантор в 1882 году[3]. Известно, что прямые углы были построены в Древнем Египте точно[3] и землемеры того времени использовали верёвки с узлами[en] для измерения [3]. Ещё Плутарх записал в сочинении Об Исиде и Осирисе (около 100 года нашей эры), что египтяне восторгались треугольником 3-4-5[3]. Берлинский папирус[en] из Среднего царства (до 1700 года до нашей эры) утверждает, что «квадрат, имеющий площадь 100, имеет ту же площадь, что и два меньших квадрата. Сторона одного равна ½ + ¼ стороне другого»[4]. Историк математики Роджер Л. Кук заметил: «трудно представить кого-либо, заинтересованного в таких вещах и не знающих теорему Пифагора» [3]. Однако Кук заметил, что ни в одном египетском тексте до 300 года до нашей эры не упоминается использование теоремы для нахождения сторон треугольника и имеется более простой путь построения прямого угла. Кук заключает, что предположение Кантора остаётся сомнительным — он предположил, что древние египтяне, возможно, знали теорему Пифагора, но «нет свидетельств, что они использовали её для построения прямых углов»[3].

Древняя Индия[править | править код]

Подробное рассмотрение темы: Индийская архитектура и Васту-шастра

Наука Васту-шастра, правила архитектуры и планирования городов древней Индии, использовала симметричное рисование, называемое мандала. Для определения размеров зданий и их компонентов использовались сложные вычисления. Планирование предполагало интеграцию архитектуры с природой, отдельных частей структуры и древних верований, использующих геометрические орнаменты (янтры), симметрию и размещение по направлениям[en][65][66]. Однако ранние строители могли натолкнуться на математические пропорции случайно. Математик Джорж Ифрах заметил, что простые «хитрости» с верёвкой и колом могли быть использованы для разметки геометрических объектов, таких как эллипсы и прямые углы[5][67].

»

Математика фракталов использовалась для того, чтобы здания имели универсальную притягательность, поскольку они обеспечивали наблюдателю чувство масштаба с любого расстояния. Например, в высоких гопурамах индусских храмов, таких как Храм Вирупакши в Хампи, построенном в XVII веке, и храм Кандарья-Махадева в группе храмов Кхаджурахо[en], у которых части и целое имеют одинаковые характеристики с фрактальной размерностью в границах от 1,7 до 1,8. Группа меньших башен (шикхара) вокруг более высокой центральной башни, которая представляет святую гору Кайлас, обиталище божества Шива, изображаемого в виде бесконечного повторения вселенных индуистской космологии[2][7].

Храм Минакши в городе Мадурай является большим комплексом с множеством усыпальниц и улиц, расходящихся концентрично от храма согласно Шастрам. Четверо ворот являются высокими башнями (гопурамы) с повторяющейся структурой, подобной фракталу. Участки вокруг каждого святилища прямоугольны и окружены высокими каменными стенами[68].

Древняя Греция[править | править код]

Подробное рассмотрение темы: Архитектура Древней Греции, Золотое сечение, Пифагореизм, и Евклидова геометрия

»

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *