Вид частные дома: Типы и виды частных домов

Типы и виды частных домов

У многих возникает желание купить частный дом. Ведь, частный дом – это не просто убежище и крыша над головой, это уникальный и индивидуальный мир для его жильцов. У каждого человека есть свои предпочтения и от этого зависит выбор частного дома. 

Существует большое количество видов и типов частных домов. Это могут быть: одноэтажные капитальные постройки, многоуровневые коттеджи, дуплексы, таунхаусы, с мансардой или нет, простой классической формы или индивидуального дизайна. Отличие этих видов заключается в этажности дома, размера участка, внутренней и внешней отделке дома и т. д. 

Типы строительства домов

Одним из важных критериев при строительстве дома является его тип. 

Дом может быть: 

  • кирпичным;
  • из пеноблоков;
  • из газобетонных блоков;
  • каркасным;
  • из дерева.

От правильно подобранного фундамента будет зависеть прочность и долговечность всей конструкции.

Дом из кирпича – самый распространенный вид частного дома. Такие дома очень прочные и имеют много плюсов. Они устойчивы к огню и к различным вредителями. Строительство такого дома обойдется недешево. 

Дома, построенные из пенобетонных блоков, также имеют свои преимущества. Они не горят в огне, не выделяют токсины, а также имеют хорошую шумоизоляцию. Из пенобетонных блоков можно легко и быстро построить дом. Дома из этих материалов дешевле кирпичных, но строить такие дома необходимо строго по технологии. 

Каркасно – панельные дома. Каркасные дома строятся таким образом: сооружается каркас, который обшивается специальными панелями, состоящими из нескольких слоев. Эти слои не позволяют стенам выпускать наружу тепло и посторонние звуки. Каркасные дома строятся очень быстро и они сравнительно недорогие. Минус в том, что технологию постройки надо выдерживать практически до идеальности, они не долговечны и с утеплением могут возникнуть проблемы.

 

Дома из дерева. Из дерева очень просто построить, в таком доме будет тепло в холодное время, а летом – прохладно. Такие дома прочные и долговечные. Дома из бруса – пожаростойкие, они имеют специальное покрытие. Дом из дерева – экологически идеальная постройка, но строительство такого дома может затянутся, цены высокая и дом будет требовать постоянного ухода.

Видов частных домов очень много, они могут быть разной конструкции: квадратные, круглые, прямоугольные. Дома могут быть с разными кровельными покрытиями. При строительстве частного дома необходимо учитывать не только финансовые возможности, а также цели, для которых строится дом. 

Обращайтесь в наше АН «Оксаген», специалисты помогут найти подходящий дом или участок для строительства для вашего идеального жилья! 

Виды частных домов: технология строительства, терминология, размеры

Решено – вам нужен загородный дом! Но какой? Вилла или таунхаус, коттедж или экзотичный квадруплекс? А может просто скромный щитовой домик для дачи? Давайте разберемся!

Определитесь с сезонностью

Дачные домики подходят для временного пребывания и редких ночевок. Главное на даче – образцовый сад или огород, поэтому домик часто обустраивают по остаточному принципу. Дачные домики невелики по размеру и предоставляют своим хозяевам весьма спартанские условия.

Летние дома выбирают для постоянного проживания в теплое время года. Они не являются «приложением» к саду и огороду и имеют для хозяев самостоятельную ценность, поэтому к их строительству подходят более ответственно. Они больше по площади, в них, безусловно, имеется электричество, организованы водоснабжение и канализация.

Зимний дом – это дом, который зимой не является основным местом жительства для его хозяев, однако, пригоден для эпизодических визитов и ночевок. Он построен более добротно и качественно, в нем предусмотрено отопление. Для строительства таких домов используют материалы, которые легко и быстро нагреваются. Когда бы ни приехали владельцы, буквально после нескольких часов отопления в доме будет тепло и комфортно. Обратная сторона таких материалов – такое же легкое и быстрое остывание — для кратковременных визитов не имеет особого значения.

Всесезонный дом – «родовое гнездо», место, где семья живет круглогодично. Лучшие материалы, лучшие технологии, работа «на века» — вот три кита, на которых основано строительство такого здания.

Определитесь с размером и этажностью

Размер дома зависит от состава семьи и потребностей ее членов. Можно исходить из того, что для комфортного постоянного проживания каждому человеку необходимо 20-30 кв.м. площади. Соответственно, минимальный размер дома для семьи с двумя детьми составляет 80 – 120 кв. м.

Кстати, по закону, который вступил в силу 1 января 2019 года, на землях ИЖС и СНТ частному лицу можно строить дома, имеющие не больше 3 надземных этажей, высота здания не должна превышать 20 м. Максимальная площадь дома не ограничена, но, если она превышает 500 кв.м., то придется разработать и согласовать проектную документацию, провести ее экспертизу, а после окончания строительства получить разрешение на ввод здания в эксплуатацию.

Также площадь дома не напрямую, но все же зависит от подведенных коммуникаций и выбранной технологии строительства.

Если вы собираетесь построить современный энергоэффективный дом и подключить его к газовой магистрали, то он может быть сколь угодно большим – расходы на отопление будут невелики. Если же вы выбрали в качестве стенового материала кирпич, а дом планируете отапливать электричеством – лучше умерить аппетиты и сделать выбор в пользу более компактного варианта.

Тонкости терминологии

  • Коттеджем обычно называют любой частный дом круглогодичного проживания, расположенный в пределах населенного пункта или в коттеджном поселке.
  • Виллой или усадьбой – просторный дом (около 500 кв.м.), расположенный отдельно на достаточно большой территории, где помимо него имеются также вспомогательные постройки.
  • Предельный случай виллы – резиденция, но этот вариант явно не для простых смертных. Резиденции часто имеют автономное электро- и водоснабжение, а также включают в себя охотничьи или рекреационные угодья – леса, поля, озера.
  • Таунхаус – нечто среднее между квартирой и частным домом, коттедж на несколько хозяев, отдельные секции которого имеют общую стену. Этот вариант сочетает в себе преимущества жизни в многоквартирном доме и в загородном коттедже. Иногда таунхаусами называют обычные городские малоэтажные дома, однако, это неправильно. Вопросы для проверки – есть ли у каждой квартиры собственный вход непосредственно с улицы, и прилагается ли к ней участок земли рядом с домом? Если ответ на оба вопроса – «да», то это безусловно таунхаус!
  • Дуплекс – это таунхаус на двоих хозяев. Квадроплекс – на четверых.
  • Лайнхаус – вариант таунхауса, объединяющий в себе 4 и более секции. Основное отличие – фасад каждой секции оформляется индивидуально. В таунхаусах же внешний вид секций одинаков.

Отопление частного дома тепловым насосом. Виды отопления дома без газа – Ventbazar.ua™

  Каждый владелец частного дома задает себе вопрос как рациональнее отопить свое жилье. Существует множество вариантов и способов отопления, начиная от традиционной печи и заканчивая современными пассивными домами, которые почти не требуют затрат энергии. Но что же выбрать? В этой статье мы постараемся ответить на вопрос, чем стоит руководствоваться для правильного выбора.

  Современные системы отопления нужно рассматривать как единое целое, где радиатор является продолжением котла и, пренебрегая этим принципом, мы рискуем получить дорогостоящее неэффективное решение.

  В типичном коттедже приборы отопления — это теплый пол и радиаторы. Когда в доме есть витражное остекление, частым является применение внутрипольных конвекторов. Нередким является объединение отопления и кондиционирования в одну систему с помощью тепловых насосов, что позволяет снизить общие капитальные затраты.

 

Варианты отопления частных домов – положительные и негативные стороны

   Множества существующих вариантов отопления частного дома можно условно разделить, как минимум на 4 вида по источнику энергии: газовое, электрическое, дровяное и отопление с использованием энергии солнца. В первую очередь вам нужно определиться, какое же отопление наиболее выгодный вариант для вашего дома. И уже отталкиваясь от этого решения начинать проектировать систему отопления. Мы расскажем о преимуществах и недостатках наиболее распространенных видах отопления.
 

Вариант №1: Газовый котел, стальные радиаторы и теплый пол

       

  Газовый котел в сочетании с радиаторами – это, фактически, классическая система. И многие, не зная о преимуществах других систем отопления, спешат покупать необходимое оборудования.

  Принцип такого отопления состоит в том, радиаторы рассчитываются на высокую температуру воды 80

оС. Это позволяет  значительно уменьшить их в размерах. А для теплого пола происходит подмес воды из обратного трубопровода в подачу, чтобы понизить температуру до 45оС.

  Плюсы этого решения – это конечно же низкие затраты на покупку оборудования, но минусом можно назвать высокую стоимость подключения к газовым сетям. Кроме того, последние несколько отопительных сезонов подряд из-за повышения тарифа на газ, эта система отопления не по карману многим владельцам частных домов. Поэтому они все чаще начинают искать альтернативу газовому отоплению.

  Все оборудование для обогрева дома на нашем сайте в разделе Отопление>>

Вариант №2: Электрический котел, стальные радиаторы и теплый пол

  Основная проблема этого варианта то, что изначально предполагается радиаторная система отопления с газовым котлом. Но по ходу реализации объекта оглашается стоимость подключения к газу, и происходит поиск альтернативы.

  Когда же изначально есть желания максимально понизить капитальные затраты и использовать электрическую энергию, как основной источник тепла, более правильным будет сразу применять электрические конвектора или электрический теплый пол. Кроме того, можно применить тепловой насос и получить заодно систему кондиционирования, но об этом напишем чуть ниже.

Вариант №3: Дровяной или пеллетный котел, стальные радиаторы и теплый пол

   

   Безусловно, применение дров или пелет — первое, что приходит в голову, как альтернатива газу. И, бесспорно, у данного способа много плюсов, но не стоит забывать, что у всего есть обратная сторона.

  Из плюсов – это независимость от поставляющих энергию компаний. Вы сами влияете на качество топлива, потому как сами выбираете, что и где купить. На первый взгляд кажется, что низкие затраты на эксплуатацию и в целом система отопления не особо усложняется по сравнению с газовым или электрическим котлом. Но то, что вначале кажется отличным решением в дальнейшем подходит далеко не всем.

  • Базовое дешевое решение на основе твердотопливных котлов требует слишком активного участия владельца в процессе отопления дома. Пеллеты необходимо загружать в бункер минимум раз в неделю, дрова — минимум каждый день. Для пеллет возможным будет установка дополнительного бункера и системы подачи пелет, но нужно учесть, что залежавшиеся пеллеты набирают влаги и теряют свои свойства.
  • Если пеллеты или дрова не качественные, то резко падает КПД котла и образуется большое количество золы, которую нужно вывозить. Часть золы будет выдуваться через дымоход и оседать на крыше дома или территории участка, что потребует специального устройства фильтрации «циклон» на дымоходе.
  • Если котел потух, то необходимо вручную его заново разжигать. Что для пелет потребует дополнительно специальной горелки с автоматическим розжигом.
  • Так как регулировать в твердотопливных котлах тепловую производительность крайне проблематично, придется использовать аккумулирующие тепло емкости, что потребует места и дополнительных затрат.

  В итоге, если сложить вместе стоимости всех необходимых дополнительных аксессуаров, чтобы получить аналогичную легкую в использовании систему отопления, как с газовым или электрическимкотлом – то получается цена, выше стоимости твердотопливного котла в 2-3 раза.

Вариант №4: Гелиоколлекторы и солнечные батареи

  На этом варианте не стоит долго задерживаться. В условиях нашего климатического пояса солнечные батареи стоит использовать исключительно для электроснабжения.

  Когда речь касается применения гелио коллекторов для отопления, их количество становиться таким, что просто не хватает места для размещения.

  Летом наступает противоположная задача – куда-нибудь деть избыточное тепло, чтобы не перегреть систему, иначе оборудование может быстро выйти из строя.


Вариант №5: Тепловые насосы и теплый пол или фанкойлы — самое эффективное отопление


  Этот вариант отопления лучше всего подходит для заново строящихся домов. Когда речь заходит о тепловом насосе – первой задачей стоит максимальная экономия на эксплуатации, это очень важный момент, про который не стоит забывать, так как это влияет всю нашу систему отопления.

  Тепловой насос – это низкотемпературный источник тепла. Прямо, как газовый конденсационный котел, и идеальным для него будет температура воды не превышающая 45оС. Отсюда вывод – радиаторы не наш вариант, потому что при таких параметрах они становятся просто гигантских размеров. Кроме того, тепловой насос может обеспечивать охлаждение нашего дома летом и будет расточительно не использовать эту его особенность. Идеальные приборы отопления для теплового насоса – это теплый пол и фанкойлы. Также можно использовать специальные настенные или потолочные панели, тем самым обеспечив себе абсолютно бесшумное отопление и кондиционирование.

   

  Принцип отопления тепловым насосом состоит в том, что он в отличие от газовых, дровяных или электрических котлов, не производит тепла. Тепловой насос переносит тепло из воздуха, воду или грунта в дом. Поэтому и разделяют три типа тепловых насосов: ‘воздух-воздух’, ‘воздух-вода’ и ‘воздух-грунт’. Более подробно о каждом из них читайте в этой статье.

  Благодаря перенесению тепла в дом эффективность работы такого оборудования в разы выше. Она составляет не 70-98%, а 300-500%. Существует даже специальный коэффициент СОР, который показывает, насколько хорош тепловой насос. СОР равный 5 значит, что с 1 кВт электричества тепловой насос произведет 5 кВт тепла.

  Покупка и внедрение теплового насоса в систему отопления — удовольствие не из дешевых. Однако, благодаря программе IQ ENERGY, вам вернут до 35% от суммы потраченной на покупку теплового насоса и его монтаж.
 
  Что касается фанкойлов, то некоторые относятся к ним с неким предубеждением. Зря. Ведь это визуально фактически тот же внутренний блок обычного бытового кондиционера, просто работающего на обычной воде. К тому же это оборудование работает на отопление или охлаждение, а также подмес свежего воздуха и его очистка. Это очень эффективная установка для улучшения микроклимата в помещении. Если захотите узнать больше о принципе работы фанкойлов, рекомендуем почитат статью, в которой мы все подробно описали.

  В зависимости от способа крепления различают настенные, канальные, кассетные и универсальные фанкойлы. Последние могут монтироваться как на полу, так и на стене.

Кассетный фанкойл                                      Настенный фанкойл                                  Напольный фанкойл  

Daikin FWF 02CT                                            Daikin FWT 02CT                                 MyCond Glass MCFG-380T2 B/W

                
 

Системы отопления на базе тепловых насосов

Схема автономной системы отопления в двухэтажном доме

  Главное преимущество теплового насоса (конечно, после экономии денег на отоплении) состоит в том, что его можно внедрить как в новую систему отопления на этапе строительства дома, так и в действующую. Но всегда помните, что этим должен заниматься профессионал. Поскольку в первую очередь нужно подобрать подходящую по производительности для вашего дома модель теплового насоса. Ведь только так, вы сможете быть уверены в результате.
 

  

Мы хотим проконсультировать Вас

 Три ‘да’ в пользу альтернативного отопления тепловым насосом:  

1. Негазовое отопление позволяет сэкономить значительную сумму. Предлагаем самостоятельно просчитать окупаемость теплового насоса в вашем случае. Для этого воспользуйтесь формулами, опубликованными в статье ‘Окупаемость теплового насоса — формулы, сроки’. 

2. Удобная эксплуатация. Вы сами можете регулировать температуру. При этом вам обеспечено отопление зимой и кондиционирование летом, а также наличии горячей воды в доме круглый год.

3. Интеграцияв любую систему отопления и возможность работать с теплым полом, фанкойлами и резервным газовым котлом. Есть даже возможность настроить все так, чтобы при пиковых нагрузках включался резервный котел.

 

Популярные модели тепловых насосов


              MyCond MHCS 040 AHS                                                      Hitachi RWD-4.0 NWE-260S/RAS-4WHNPE                
                                                   
 Mitsubishi Electric PUHZ-SHW80VHA                                           Vaillant Flexotherm Exclusive VWF197/4 400V
                                                         

 

Вывод

  Перед будущим владельцем частного дома стоит нелегкий выбор оптимальной системы отопления. Чтобы принять верное решение необходимо учитывать множество факторов, многие из которых знают только специалисты. Поэтому наша команда инженеров по отоплению рекомендует обращаться к специалистам, которые смогут качественно помочь в этом нелегком выборе. (поверьте мы то знаем).

  Вы ведь не будете проводить сложную операцию на сердце самостоятельно без должных навыков, а обратитесь в больницу к хорошему врачу? Система отопления тоже своего рода сердце вашего дома, и чтобы он был уютным лучше сразу сделать все правильно. Или позвоните нам — и мы все сделаем за вас: проведем необходимые расчеты, проконсультируем в вопросе лучших брендов и моделей тепловых насосов, а также займемся монтажем оборудования в систему отопления для вашего дома.

  А пока вы думаете, стоит ли переходить на альтернативное отопление на базе теплового насоса, предлагаем ознакомиться со статьей ‘Отопление частных домов — 180м2 и 350м2 на базе тепловых насосов Hitachi Yutaki S (сплит)’. Здесь мы опубликовали уже реализованные проекты модернизации действующих систем отопления и интеграции в каждую из них теплового насоса специалистами нашей компании.

 

Интересные статьи на похожую тему:

В чем разница между коттеджем и домом

Строительство любого дома начинается с поиска проекта, который будет удовлетворять требованиям сезонного или постоянного проживания. Строительная компания «Свод-Строй» поможет выбрать оптимальный вариант с учетом бюджета, особенностей территории и ваших потребностей. Но для этого необходимо понять, в чем разница между домом и коттеджем. Хотя на первый взгляд кажется, что это идентичные понятия, отличия между ними существуют.

Дом и коттедж: определения

Изначально важно понимать смысл самих понятий. Это поможет разобраться, к какому типу относится конкретное здание.

К понятию «дом» относятся различные жилые и нежилые постройки. Загородным домом часто называют особняк, поместье или усадьбу. Но это строение может быть и небольшим, с отсутствием каких-либо коммуникаций. Для строительства загородного дома могут использоваться различные материалы – в частности, отдают предпочтение дереву, кирпичу или бетонным блокам.

Коттедж – это строение жилого типа, которое имеет один или два этажа (в качестве второго этажа выступает мансарда). Комнат в классическом варианте две – передняя и задняя. Однако современные так называемые «русские коттеджи» могут иметь и больше внутренних помещений. Если предусмотрено два этажа, то, как правило, на первом размещаются гостиная и кухня, на втором – спальня.

Чем коттедж отличается от дома

Строительство загородных домов имеет множество нюансов, в нем учитывается каждая мелочь. Только зная все ключевые детали и важные моменты, можно прийти к обоснованному решению и определиться, что выгоднее строить – дом или все же коттедж.

Основные отличия связаны с экстерьером. При этом нужно учитывать архитектурный облик и то, насколько он проработан, конфигурацию (габариты и этажность), внешний вид прилегающего участка. Итак, разница между домом и коттеджем прослеживается в следующем:

  • Площадь. Дома имеют площадь не более 100 кв.м. У коттеджей этот показатель находится в интервале от 100 до 500 кв.м. Если проект имеет больший метраж, речь уже идет об усадьбе.
  • Этажность. Классические коттеджи «британского» типа одноэтажные. Если же в проекте два этажа, то на втором располагается жилая мансарда. Количество этажей в загородном доме не регламентируется.
  • Дизайн. Для коттеджа он тщательно прорабатывается специалистом, имеет определенную эстетику и стилистическую принадлежность. Дом, как правило, отличается более простым экстерьером.
  • Обустройство прилежащей территории. Участок, на котором расположен коттедж, должен быть тщательно благоустроен, наличие огорода или сада в этом случае не предусмотрено. К загородным домам это правило не относится.
  • Коммуникации. В коттедже обязательно наличие всех инженерных коммуникаций и удобств, которые должны находиться внутри помещения. В загородном доме для сезонного проживания, к примеру, санузел может быть размещен в отдельном строении.

Создавая проект недвижимости, как правило, руководствуются понятием дома. Но любая возводимая конструкция по желанию может быть переоборудована в коттедж – достаточно увеличить площадь строения и обустроить его коммуникациями.

Основные преимущества коттеджей

В последнее время, выбирая загородное жилье для постоянного проживания, большее предпочтение отдают коттеджам. Причины такого выбора:

  • Широкий ценовой диапазон. При строительстве коттеджей могут использоваться разные строительные материалы, что позволяет регулировать стоимость строения с учетом своего бюджета. Можно заказать строительство как недорого, так и элитного коттеджа.
  • Повышенный комфорт. В коттедже комфортно жить большой семье, состоящей в том числе из представителей разных поколений. Это становится возможным благодаря разным планировкам, широкому выбору площадей, наличию продуманных коммуникаций и всех удобств.
  • Эстетика. Современный аккуратный вид самого коттеджа привлекает внимание и располагает к себе, а характерное ландшафтное оформление делает ухоженной и функциональной прилегающую территорию.

Нюансы выбора проекта для коттеджа или дома

Планируя строительство дома, прежде всего, нужно учитывать свой бюджет, предполагаемое количество жильцов и сезонность проживания. Эти нюансы помогут выбрать конструктивный вид жилья, исключив варианты, которые не подходят по основным критериям: стоимость, тип, площадь и т.д.

Квалифицированные специалисты строительной компании «Свод-Строй» помогут подобрать подходящий проект с учетом ваших требований и возможностей и в дальнейшем окажут профессиональные услуги по проработке его технических и дизайнерских особенностей.

Для получения консультации позвоните по телефону +7 495 984-82-74 или закажите на нашем сайте обратный звонок.

имущественное право | Britannica

Закон о собственности , принципы, политика и правила, в соответствии с которыми должны разрешаться споры по поводу собственности и по которым могут быть структурированы сделки с недвижимостью. Что отличает право собственности от других видов права, так это то, что право собственности регулирует отношения между членами общества в отношении «вещей». Вещи могут быть материальными, такими как земля, фабрика или бриллиантовое кольцо, или они могут быть нематериальными, например, акции и облигации или банковский счет. Таким образом, право собственности имеет дело с распределением, использованием и передачей богатства и объектов богатства. Таким образом, он отражает экономику общества, в котором находится. Поскольку оно касается контроля и передачи богатства между супругами и поколениями, право собственности также отражает семейную структуру общества, в котором оно находится. Наконец, поскольку оно касается таких фундаментальных вопросов, как экономика и структура семьи, право собственности также отражает политику общества, в котором оно существует.

В этой статье описаны основные системы права собственности, которые существовали исторически и существуют сегодня. Основное внимание уделяется двум основным западным системам права, которые стали доминирующими в промышленно развитом мире: англо-американской системе, производной от английского общего права, и системе гражданского права, которая была разработана на европейском континенте на основе римского права. В статье также будет проведено сравнение англо-американского права собственности с его аналогами в различных гражданских законах (т. е., право, основанное на римском праве, а не на английском общем праве) стран, включая Германию и современный Китай. Особое внимание будет уделено нормам права собственности в странах, которые из-за своей социалистической политической системы не признавали частную собственность на собственность. В качестве основных примеров будут использованы Россия и Румыния.

Определение и основные темы

Задача определения

Собственность часто определяют как права человека на вещь.Трудности с этим определением давно беспокоят теоретиков права.

Та же проблема определения возникает и в незападных обществах. В России, например, слово собственности ( собственности ) может иметь различные значения. В некоторых случаях он используется как эквивалент вещей, вещей или недвижимости. Он также используется для обозначения права собственности. В современной России термин собственности наиболее точно понимается как экономические отношения между владельцем вещи и всеми другими лицами по отношению к этой вещи.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Право собственности лучше всего понимать как совокупность правовых отношений между людьми в отношении вещей. Это сумма прав и обязанностей, привилегий и запретов, полномочий и ответственности, инвалидности и иммунитетов, которые существуют в отношении вещей. Это верно как для западных, так и для незападных правовых систем. Итак, что отличает право собственности от всех других правовых отношений, так это то, что правовые отношения права собственности имеют дело с вещами.

Для целей данной статьи все материальные вещи включены в сферу права собственности, даже если конкретная правовая система отрицает классификацию «собственности» в отношении определенных видов материальных вещей. Многие, но не все, правовые системы, которые признают отдельную категорию права собственности, также включают в эту категорию некоторые нематериальные вещи, такие как акции и облигации, но не другие нематериальные вещи, такие как требования о компенсации за правонарушения (например, деликт или деликт). Используемое здесь определение права собственности включает только те нематериальные вещи, которые обсуждаемая правовая система классифицирует как собственность.Для обсуждения права собственности, относящегося к другим формам нематериальных активов, см. Закон об интеллектуальной собственности.

Это описательное определение права собственности позволяет сказать, что не существует известной правовой системы, в которой не было бы права собственности. В правовой системе может не быть категории, которая соответствует собственности в западных правовых системах, но каждая известная правовая система имеет определенный набор правил, регулирующих отношения между людьми, по крайней мере, в отношении материальных вещей.

Этимология

Описательное определение закона о собственности, принятое для этой статьи, далеки от того, что слово property означает в обычном английском использовании: «объект юридических прав», или «имущество», или «богатство» в совокупности, часто с сильным подтекстом индивидуальная собственность. Английское слово property происходит напрямую или через французское propriété от латинского proprietas , что означает «особый характер или качество вещи» и (в римских писаниях после времен Цезаря Августа) «собственность».Слово proprietas происходит от proprius , прилагательного, означающего «особенный» или «собственный», в отличие от communis , «общий», или alienus , «чужой». Таким образом, еще до того, как он стал юридическим термином, «собственность» на Западе выражает то, что отличает человека или вещь от группы или друг от друга.

Западная тенденция к агломерации

Если право собственности в описательном смысле существует во всех правовых системах, исключительное разнообразие систем собственности незападных обществ предполагает, что любая концепция собственности, кроме описательной, зависит от культуры, в которой она встречается.Даже на Западе, как показывает обсуждение английского слова property , концепция со временем значительно изменилась.

Тем не менее, одна тенденция, по-видимому, характеризует правовую концепцию собственности в описательном смысле на Западе: тенденция к объединению в одно юридическое лицо, предпочтительно то, которое в настоящее время владеет вещью, которая является объектом расследования, исключительное право владения, привилегия использования и право передавать вещь. Говоря техническим языком юридических отношений, западный закон склонен приписывать владельцу вещи следующее: (1) право владеть вещью с обязанностью всех остальных держаться подальше, (2) привилегия пользоваться вещью. без права кого-либо еще препятствовать этому использованию (вместе с правом владельца не допускать использования вещи другими), (3) право передавать какие-либо или все права, привилегии, полномочия и иммунитеты владельца кому-либо еще (кто на техническом языке может быть описан как ответственный за осуществление полномочий) и (4) иммунитет от изменения кем-либо тех же прав, привилегий и полномочий (так что все остальные не могут их изменять).

Западное представление о частной собственности ошибочно. Коренные народы имеют на это право | Julian Brave NoiseCat

Мы живем в мире, где преобладают принципы частной собственности. После того как коренные народы лишились своих земель, земля была обследована, разделена на части и продана тому, кто больше заплатит. С высоты птичьего полета континенты выглядят как бесконечное лоскутное одеяло из зеленых и желтых ферм, бежевых загородных домов и металлических серых городских кварталов, простирающихся от моря до сияющего моря.

Основная логика этого режима — продуктивность, и действительно, она была чудовищно продуктивной. В тандеме с промышленной революцией плоды миллиардов акров раскулаченных и разделенных на части земель коренных народов в Северной и Южной Америке, Африке, Азии, Ирландии и Австралии позволили двум англоязычным империям — сначала британской, а затем американской — подняться до глобального господства. . Последняя остается самой производительной экономикой в ​​мире.

Собственность также воплощает и поддерживает набор ценностей и отношений с землей.Он пропагандирует утопическое видение под названием «Американская мечта», в котором тяжелый труд, земля и дом являются платформой для безграничных возможностей — или, по крайней мере, бегства — от господства капитала. Он отделяет человечество от всех других животных и укрепляет господство человека над миром природы и всеми живыми существами.

Хотя собственность изменила мир, ее недостатки никогда не были более очевидными. Открытых земель на границе, если они когда-либо существовали для простых людей, давно нет. Домовладение больше не обеспечивает той экономической безопасности, которая была раньше, и кажется недосягаемой для молодого поколения.Самый богатый 1% владеет большим состоянием, чем весь остальной мир вместе взятый. В то же время деградация окружающей среды и изменение климата происходят ужасающими темпами.

Наш капиталистический режим собственности и экономическая система преуспели в производстве значительных излишков. Но преимущества этой системы слишком часто доходят до небольшой части населения, в то время как земля, вода, воздух и люди платят долгую цену.

Предыдущие поколения ответили на аналогичные кризисы, обратившись к коммунизму.Но сегодня Маркс, Ленин и Мао больше не предлагают косы, достаточно острой, чтобы свалить стебли капитализма.

Другая, более передовая возможность — прислушаться к различным голосам коренных народов, вытесненным и заглушенным империализмом. От Стэндинг-Рока до Квинсленда колонизированные и коренные жители требуют новых отношений с водой, которая поддерживает жизнь, и земли, которая обеспечивает людей.

Этот подход предполагает возвращение земель и ресурсов под контроль коренных народов и переосмысление наших отношений с окружающей средой путем признания и защиты коренных ценностей и прав природы посредством закона.

Хотя ценности, верования и обычаи коренных народов столь же разнообразны, как и сами коренные народы, они находят общие корни в отношении к земле и воде, радикально отличному от понятия собственности. Для коренных народов земля и вода считаются священными, живыми родственниками, предками, местами происхождения или любой комбинацией вышеперечисленного.

Мои люди, Tsq’escenemc Secwepemc, например, ежедневно выражают эти взгляды с помощью наших слов и названий мест. И слово Secwepemc, которое является названием нашей нации, и Tsq’escenemc, название нашего сообщества, содержат суффикс emc, который имеет несколько вариантов использования и переводов, включая человека, людей, землю, землю или почву и даже доить или кормить грудью.

Версии этого суффикса, общие для всех салишских языков, происходят от прото-салишского слова tmícw, которое на многих салишских языках означает мир, грязь, природу, землю, землю и дух. Лингвистические модели предполагают, что все народы, говорящие на салишском языке, чьи родины расположены в некоторых частях Вашингтона, Орегона, Айдахо, Монтаны и Британской Колумбии, имели общий язык предков между 3000 и 6000 лет назад.

Таким образом, в каждой общине салиш укоренилась идея — даже старше, чем языки наших коренных народов, — что люди принадлежат земле, а земля принадлежит людям. Эти родственные души живы и неразлучны.

Эпистемологии коренных народов были практически уничтожены колонизацией. Британская и американская империи лишили коренных жителей их земель во имя собственности и производительности. Многие дети коренных народов были отправлены в церкви и государственные школы, где их язык и культура были буквально вытеснены из них.

Несмотря на эту жестокую и длительную историю, коренные народы сегодня стоят на передовой глобальных движений, борющихся за более справедливые отношения между человечеством и землей.

Один многообещающий прецедент на этом пути к постимперскому будущему возник в Аотеароа / Новая Зеландия, где иви маори вангануи только что выиграли 140-летнюю судебную тяжбу за признание того, что их исконная река Уонгануи имеет юридические права, равные человеческим существам. .

В поселении Уонгануи, которое было подписано Whanganui iwi в 2014 году и вступило в силу на прошлой неделе парламентом Новой Зеландии, были учреждены два хранителя, которые действовали от имени реки, один от короны и один от иви. В дополнение к юридическому признанию личности реки Уонгануи, урегулирование обеспечило финансовую компенсацию иви в размере 80 млн новозеландских долларов, а также дополнительный взнос в размере 1 млн новозеландских долларов для создания правовой базы реки.

Менее чем через неделю после вступления закона в силу высокий суд штата Уттаракханд сослался на решение Уонгануи, в котором он постановил, что реки Ганг и Ямуна имеют юридический статус лица.

Хотя последствия и последствия этих юридических экспериментов еще предстоит увидеть, это потенциально революционные прецеденты, которые предлагают путь вперед для переопределения отношений между правительствами, коренными народами и землей в 21 веке.

По сути, эти решения признают то, во что коренные народы верили с самого начала: что земля и вода являются священными, живыми родственниками и предками, от которых человечество зависит от нашего постоянного здоровья и существования на этой Земле.

Между производительностью собственности и признанием прав коренных народов и прав природы лежит потенциал для более справедливого будущего для земли, воды и их человеческих отношений.

Не пора ли опровергнуть представление о частной собственности на землю?

Моя мама любит говорить, что родилась на заднем дворе Форда 39 года выпуска.На самом деле она не была такой. Она родилась в больнице в Чикаго. Но менее чем через год она и ее родители вернулись на ранчо в Монтане, которое ее семья поселила в начале 1900-х годов и где они все еще жили. Вот где моя мать считает свое рождение, когда она вылезла из-за того форда 39-го года и вернулась домой в прерии, полные жаворонков, ароматной почвы и большой золотой ивы. «Я считаю, как поступают Бог и природа», — говорит она о своем рождении. «У людей есть дом, и они знают, когда они туда попадают.’

Если вас больше волнует принадлежность к дому, чем поворот ключа в вашем первом доме, то это владение землей. Ранчо, на котором выросла моя мама, все еще пахнет сладкой почвой. Его акры раскинулись под большим небом Монтаны, приютив местные желтые колокольчики и лютики прерии. Принадлежать к такому месту, знать, что оно твое, о котором нужно заботиться и жить, — это мощная и уравновешивающая сила. На своей земле вы можете посылать корни, о которых мы часто говорим, но не всегда относимся к ним серьезно.«Я пустил корни», — грустно говорим мы, удаляясь от места, к которому мы привязались. Эти корни реальны, и они тем сильнее и глубже, чем ближе мы к месту.

Для таких людей, как мои прапрапрадедушка и многих других, которые жили под игом хрупких прав аренды в Европе, американский Закон о усадьбе 1862 года обещал чувство свободы, которое в наши дни почти невообразимо: свобода собственному земля, на которой вы работали, ферма, которая поддерживала вас, берег реки, на котором вы стояли, чтобы пообедать, деревья, которые затеняли ваш дом.Вы можете потерять его в результате банкротства или отказа — жизнь первопроходца была не столько восхитительным, богатым приключением, как в «Маленьком доме в прерии, », сколько суровой, холодной, одинокой и суровой жизнью, которая заставила многих покинуть землю за считанные секунды. лет — но ни один капризный господин или заочный хозяин не мог отнять это у вас или потребовать процент от вашего труда. Белые американцы, получившие выгоду от открытия Запада и жестокого, глубоко несправедливого Закона о выселении индейцев, никогда больше не будут подвергаться эквиваленту разрешений на территории Хайленда.

Для меня, как и для моих предков, пейзаж Монтаны — часть того, кем я являюсь. Это не по цене. Любовь — это единственное, что нельзя измерить с точки зрения использования, рынка недвижимости или цен на товары. Это делает возможным глубокое ощущение дома. После установления уверенности в том, что землю, на которой вы живете, нельзя забрать, она затем выливается за ее пределы, чтобы охватить окружающие земли. Частная собственность может быть колыбелью земледелия и истинной устойчивости, а также самодостаточности и самоопределения, но владение землей также позволяет нам инвестировать в сообщество, включая общественные земли и ресурсы, принадлежащие всем, с чувством взаимозависимости. и взаимное сотрудничество.

Ранчо, на котором родилась моя мать, было построено не только ее семьей. Он опирался на водоносные горизонты глубоко под поверхностью, здоровье почвы на равнинах и холмах за их пределами, на сотни, а может быть, и на тысячи лет заботы племени черноногих, на земле которого он должен был остаться, на погоду, к которой они не имели никакого отношения. контроль, солнце, семена и сообщество, которое до мозга костей знало, что никто не может сделать это в одиночку. Эти вещи составляли экосистему, которая была жизненно важна для их выживания, и то же самое верно и сегодня.Это наши общие природные ресурсы или то, что когда-то называлось «общим достоянием».

Мы живем в достоянии и в достоянии, даже если не осознаем это как таковое. Каждый раз, когда мы делаем вдох, мы берем что-то общее. Каждый раз, когда мы идем по дороге, мы используем общественное достояние. Каждый раз, когда мы сидим на солнышке или укрываемся от дождя, слушаем пение птиц или закрываем окна от зловония близлежащего нефтеперерабатывающего завода, мы общаемся с населением. Но мы забыли о решающей роли, которую общие ресурсы играют в нашем существовании.Общественное достояние делает жизнь возможной. Кроме того, они делают возможной частную собственность. Когда общественное достояние деградирует или разрушается, пользование частной собственностью становится невозможным. Владелец ранчо в Монтане мог владеть десятью тысячами акров земли и при этом зависеть от здоровья населения. Ни закрытый жилой комплекс, ни многоэтажные пентхаусы не могут закрыть человека от более широкого мира, на который мы все полагаемся.

Нам удавалось слишком долго игнорировать и наносить ущерб общему, не осознавая последствий.Но теперь прессинг человеческого населения и рост индустриализма делают насущными вопрос: как мы будем владеть нашими общими ресурсами? Как мы защитим их ради всеобщего блага? Больше нет границ, куда можно было бы бежать, и больше не нужно притворяться, будто то, что мы делаем с одним участком собственности, не влияет не только на соседей по соседству, но и на экосистемы за сотни миль от нас. Во времена моих прапрабабушек и дедушек главный вопрос для европейских иммигрантов или потомков заключался в том, как получить свободу, предоставляемую частной собственностью.Для нашего будущего вопрос не только в том, кому принадлежит Земля, но и в том, как это сделать.

Пространство такое, как оно звучит: земля, водные пути, леса, воздух. Природные ресурсы нашей планеты, делающие жизнь возможной. На протяжении всей истории общества постоянно полагались на различные системы использования общинных земель, которые стремились к справедливому распределению основных ресурсов, таких как пастбища и сельскохозяйственные угодья, чистая вода для питья и мытья, добываемая пища и древесина для топлива и строительства. Еще в 555 г. н.э. общинные права были записаны в римское право, в котором прямо говорилось, что определенные ресурсы принадлежат всем, а никогда не принадлежат немногим: «По закону природы эти вещи являются общими для человечества — воздух, проточная вода, море и, следовательно, берега моря.’

Смысл в том, чтобы человек или семья получили средства для самостоятельной жизни, а не разбогатели от владения землей.

Силу этой традиции трудно объяснить, но еще труднее переоценить, и ее практика отражается на всей западной истории. Великая хартия вольностей, согласованная в 1215 году английским королем Иоанном по настоянию его баронов, защищала эту знать от потери своих земель по прихоти какого-либо правителя, которому они служили. В нем, помимо других индивидуальных прав, также закреплено право на судебное разбирательство дела коллегами, и этот документ широко цитируется как основа современной демократии.

Менее известна Хартия леса, с которой двумя годами позже согласился регент Генриха III, король Иоанн умер в 1216 году. В Хартии «управление общими ресурсами отходит от произвола короля. «на общее благо», — говорит Кэролайн Харрис, канадский исследователь Великой хартии вольностей. Хартия даровала так называемые права на существование, право, которое «[е] очень свободный человек может впредь без судебного преследования сделать в своем лесу или на земле, которую он имеет в лесу, мельницу, заповедник, пруд, мергельную яму, канаву или пашню вне укрытия на пахотной земле, при условии, что это не причинит вреда никому из соседей ».Включено было разрешение пасти животных и собирать пищу и топливо, необходимые для жизни.

Эти права перешли к Америке в неизменном виде и сообщили отцам-основателям этой страны, когда они разработали свою собственную систему законов, с большим упором на права простых людей владеть достаточным количеством земли, чтобы жить независимо. (То, что эта земля принадлежала местным жителям, которые уже жили там, не сильно повлияло на их рассуждения.) По словам профессора права Эрика Т. Фрейфогла в своей книге « The Land We Share » Томаса Джефферсона, право собственности в основном имело отношение к способности человека приобретать землю для пропитания за небольшую плату или бесплатно: это было право возможности, право на получение земли, а не право копить ее или сопротивляться общественным требованиям, предъявляемым собственниками. действовать ответственно.’

Бенджамин Франклин тоже считал, что любая собственность, не необходимая для существования, является «собственностью общества, которое по своим законам создало ее и, следовательно, может по другим законам распоряжаться ею, когда этого требует благосостояние общества. такой нрав ». Смысл в том, чтобы человек или семья получили средства для независимой жизни, а не разбогатели за счет владения землей или забрали ресурсы общего пользования из общественной сферы. Эта идея распространилась на ограничение законов о нарушениях.Охота на чужой незащищенной земле была совершенно законной, как и — в соответствии с Лесной хартией — собирательство.

Сама земля, а не только ресурсы, которые она содержала, была частью общего пользования. Подумайте о последствиях этого мышления для нашего времени: если доступ к средствам самообеспечения был действительно правом всех, если и общественные ресурсы, и общественная земля никогда не могли быть отобраны или проданы, то сколько власти могли бы богатые? правительство или корпорации имеют над повседневной жизнью людей?

Идея общинного достояния не ограничивается историей Англии и Америки.В России, по крайней мере с 1400-х годов и продолжавшейся в различных формах до большевистской революции 1917 года, управление землей осуществлялось по системе mir , или « совместной ответственности », которая гарантировала, что у каждого будет достаточно земли и ресурсов, включая инструменты, для содержать себя и свои семьи. Участки земли были разбиты и перераспределены время от времени, чтобы отразить меняющиеся потребности семьи. Земля принадлежала мир в целом. Его нельзя было забрать или продать. В Ирландии, начиная с VII века (когда они были впервые записаны) и до XVII века, законы Брехона служили той же цели: целые септы или кланы владели и распределяли землю, пока вторгшиеся английские землевладельцы не вырезали ландшафт и не лишили его жителей системы предков. и права аренды, и основали свои владения с подавлением и насилием.Шотландский историк Андро Линклейтер подробно исследует варианты этих систем коллективной собственности в своей книге 2013 года Владение землей : адат в Ибане, земледелие в Шотландии, способы использования маори в Новой Зеландии, крестьянские системы в Индии и Китай и несколько исламских государств, и, конечно же, на североамериканском континенте до европейского вторжения и заселения.

Но достояние — это не остатки пыльной истории. В Кыргызской Республике когда-то была успешная система выпаса скота, приносившая пользу как пастухам, так и земле.Разрушенные в советские времена в пользу интенсивного производства, пастбищные угодья постепенно восстанавливаются после принятия Закона о пастбищах в 2009 году, заменяющего систему частной аренды правами общественного пользования, которые вращаются вокруг экологических знаний и определяются местными сообществами. На Фиджи деревни отреагировали на давление чрезмерного вылова рыбы и изменения климата, приняв старую систему временных запретов на рыбную ловлю под названием tabu . В статье в научном журнале Nautilus описывается формирование локально управляемых морских охраняемых территорий, в которых используются древние традиции общин и современные научные знания, чтобы адаптировать эти общинные права и запреты на рыболовство к меняющимся потребностям экосистемы.

Таким образом, сохранение общинного достояния не было полностью забыто. Но он подошел близко. Общественное достояние, по сути, противоположно как капитализму, так и безграничной частной прибыли, и поэтому оно очернялось и заброшено во многих частях мира в течение почти двух столетий.

Один из наиболее убедительных и влиятельных критических анализов общин во второй половине 20 века исходил от эколога и микробиолога Гаррета Хардина. В 1968 году Хардин опубликовал в журнале Science эссе, в котором яростно выступал против систем владения и пользования общим достоянием.Эссе, озаглавленное «Трагедия общин», заключалось в том, что на планете с ограниченными ресурсами право на воспроизведение не должно быть абсолютным, но оно распространяется на многие области философии и морали. «Трагедия общин» — это основополагающая работа, которая оставалась влиятельной до и после смерти Хардина в 2003 году.

Хардин настаивал на том, что система общей собственности, включающая совместный доступ и использование, всегда приведет к катастрофе, потому что индивидуальный эгоизм неизбежно преобладает над потребностями сообщества.И если один человек будет действовать эгоистично, все остальные последуют за ним. По его словам, даже Адам Смит никогда не утверждал, что преследование личных интересов всегда ведет к общественной выгоде.

Аргумент Хардина ломается в его предположении, что любая система общин обязательно должна быть анархической. Воображая пастбище, открытое для всех, Хардин сказал, что только болезни, войны и браконьерство могут удержать население в пределах здоровой урожайности земли. Когда будет достигнута социальная стабильность и пастухи смогут пасти столько животных, сколько захотят, у каждого появится стимул увеличивать свое индивидуальное стадо, пока земля не будет уничтожена чрезмерным выпасом.«Присущая обществу логика, — утверждал Хардин, — безжалостно порождает трагедию». Он игнорировал реальность общин, в которых согласованные ограничения, приносящие пользу сообществу, являются неотъемлемой и необходимой частью правовой и социальной системы.

Существует больше историй, чем я могу сосчитать, о том, как право на использование собственности разрушало жизни, средства к существованию, здоровье или дома соседей поблизости и далеко

И в киргизской пастбищной системе, и в морских охраняемых территориях Фиджи цель открытия общин заключается в том, что пострадавшая община использует научные, экологические знания для согласования ограничений и способов использования.В западных Соединенных Штатах система прав выпаса скота на государственных землях предназначена для того, чтобы позволить небольшим владельцам ранчо выживать, предоставляя им доступ к более широким пастбищам, чем они когда-либо могли себе позволить в частном порядке, и в то же время предотвращать их чрезмерный выпас в ущерб. экосистемы. Эти обычаи просто распространяются на современность, как общественное достояние функционировало на протяжении всей истории. Безудержное использование никогда не было приемлемой частью системы.

Однако то, что Хардин понял правильно, кажется почти непреднамеренным.Его отказ от общинных систем собственности игнорирует то, как эти системы функционируют, но его заявление о том, что общинная система отходов и загрязнения наносит ущерб человечеству, уходит прямо в самую суть того, где мы ошиблись с частной собственностью. «Не имело большого значения, как одинокий американский житель границы утилизировал свои отходы», — отмечает он, — но современные проблемы, связанные с плотностью населения и промышленным загрязнением, подвергают риску целостность общин. Вот где утверждение Хардина о том, что «свобода в общественных местах приносит гибель всем», начинает звучать правдоподобно.Ключ к общему достоянию, который должен был распространиться на права частной собственности, когда они получили широкое распространение, заключался в том, что они оставались верными идеям, закрепленным в Хартии лесов: использование для существования было правом всех, но оно распространялось только на деятельность , который не причинит вреда соседям . Идея общинного достояния не ограничивается историей Англии и Америки. Система общей собственности не может быть общедоступной; он работает только тогда, когда его использование осуществляется в интересах всех.

В Америке переход к разрешению интенсивного промышленного использования земли, несмотря на его влияние на соседей, получил юридическую поддержку в начале 1800-х годов, когда начали просачиваться судебные дела, в которых экономическая деятельность считалась общественным благом. В условиях сейсмического переворота в восприятии прав собственности горнодобывающие предприятия теперь могут сбрасывать отходы в водные пути даже за счет домовладельцев и рыбаков, живущих ниже по течению; железнодорожные компании и фермеры могли действовать через известные владения для приобретения или использования чужих земель, которые, по их утверждениям, были необходимы для их собственных операций, даже когда владельцы не желали продавать.

Признание частной прибыли общественным благом на протяжении ХХ века с головокружительной скоростью росло во всем мире, что привело к значительной утрате общественного достояния в XXI веке. Буквально за последние 10 лет китайским нефтяным компаниям было предоставлено право на бурение в последних нетронутых джунглях Эквадора, несмотря на возражения местных жителей, чьим домом они были давно забыты. Принятые в Великобритании решения, разрешившие продолжать осушение сельскохозяйственных угодий и угодий для охоты на куропаток, подвергли деревням, расположенным ниже по течению, высокому риску затопления, в то время как ядерная электростанция в Камбрии заразила моллюсков в Шотландии за сотни миль.Существует больше историй, чем я могу сосчитать, о том, что право на использование собственности и прибыль разрушают жизни, средства к существованию, здоровье или дома соседей, как ближних, так и дальних. Общая черта заключается в том, что они почти полностью игнорируют необходимость сохранения здоровья и стабильности общин.

По иронии судьбы, в то время как древние традиции успешного владения общинами вновь обретают легитимность в таких местах, как Фиджи и Кыргызская Республика, сами общечеловеческие общины подвергаются беспрепятственному нападению, очень похожему на то, что Хардин представлял в своей «Трагедии общин». ‘.Ущерб, который мы наносим нашей собственной земле, никогда не оставался в пределах обследованных границ собственности. Но даже по мере того, как наше понимание экологии возросло, наша готовность ограничить интенсивное использование частной собственности уменьшилась. Угольная шахта, свиноферма, окруженная обширными лагунами для отходов, которые просачиваются в водоразделы, участок, построенный на водно-болотных угодьях, нефтяная скважина на земле, считающаяся священной — будь то частная земля или общественная, если использование будет приносить деньги, это должно быть для общественное благо. Эта точка зрения защищается даже тогда, когда она разрушает все, что нам нужно как для физического благополучия, так и для любого чувства более глубокой связи, которую мы все еще можем поддерживать с землей под нашими ногами и небом над головой.Даже если он оторвет наши корни от земли и лишит нас всякого чувства «дома». Мы почти неизбежно пришли к ситуации, когда стремление к экономическому росту, подкрепленное верой в широкие права частной собственности, поставило под угрозу сами экосистемы, саму планету, на которую мы полагаемся для выживания.

Мечты о свободе и самодостаточности, которых придерживались пионеры вроде моих прапрапрадедов, все еще имеют мифическую силу в США. Эта власть часто используется для широких заявлений о том, что любое ограничение на использование собственности слишком ограничивает вид свободы, которой пользовались мои предки, свободы, о которой многие до сих пор тоскуют.Когда вооруженные боевики захватили и заняли национальный заповедник дикой природы Малхёр к югу от Бернса, штат Орегон, в январе 2016 года, они выразили широко распространенное мнение (но, важно отметить, не подавляющее или даже подавляющее большинство), что государство владеет обширными землями в Американский Запад не позволял им и другим — владельцам ранчо, лесопромышленным и горнодобывающим компаниям, в частности, использовать эту землю способами, которые приносили наибольшую пользу им лично и сообществам, в которых эти земли расположены.Выраженное ими разочарование сбивало с толку многих, но тоска, исходившая из-за их требований, была очень знакомой. В нем содержался основной человеческий инстинкт, который мы не должны игнорировать: желание зарабатывать себе на жизнь и свою семью на земле у своих ног.

Это искаженный инстинкт, выраженный здесь, отрицание желания других пользоваться теми же правами, игнорирование обязательств частного пользователя или владельца перед соседями и окружающим сообществом и глубокое игнорирование широко распространенного экологического ущерба, наносимого нерегулируемой промышленностью.Он игнорирует даже тот факт, что люди являются частью тех же экосистем и им причиняют вред, как и природе. Но отбросьте невежество боевиков Malheur в области экологии, истории и абсолютной необходимости уравновешивать частное использование с правом общества на здоровые общины, и мы останемся с чем-то знакомым: крошечным криком о справедливости, который говорит о праве человека на пропитание за счет земли — не богатство, просто «достаточно», что бы это ни значило — должно принадлежать всем нам.

Польза для общества от владения и землепользования резко изменилась со времен Римской империи, с тех пор, как была согласована Хартия леса, и даже с тех пор, как Америка впервые была создана как страна, и это будет продолжаться.В течение периода времени, который в человеческой и геологической истории недолгий, но, тем не менее, оставит после себя непоправимый вред, правительства и суды пришли к выводу, что наиболее выгодное использование земли землевладельцем как создание частной прибыли. Но взгляд на землю как на товар, который нужно эксплуатировать, а не как на часть общественного достояния, появился еще относительно недавно. Если мы серьезно относимся к проблемам окружающей среды, правовое и общественное понимание должно восстановить принцип, согласно которому свобода землевладельца ограничивается правом соседей этого владельца на беспрепятственное пользование своей собственностью и обязанностью не причинять вреда общему достоянию.

Это понимание обязательно должно включать более научные знания в области экологии. Земля — ​​это решето. Вода явно течет не только по рекам и ручьям, но и через коренные породы и водоносные горизонты. То же самое и с промышленными химикатами. Перегруженная почва может дрейфовать и уноситься ветрами, как и загрязнение воздуха, оседая на близлежащих или удаленных людях, которые беззащитны перед ее пагубными последствиями для здоровья. Вырубка горных склонов для строительства доступных дуплексов или домов для отдыха стоимостью в несколько миллионов долларов подвергает жителей риску оползней, в то же время разрушая восстанавливающие душу виды и леса, которые могут стать достоянием всех по праву рождения.Общественное достояние насыщает каждую часть нашего существования.

Легко, а может быть, и удобно забыть, что не так давно большая часть западного мира приняла частную собственность на людей с небольшими угрызениями совести

Допустим ли мы, что права этих общин, общественного доверия, доступа человека к простой и устойчивой жизни исчезнут из памяти? Если мы допустим ответ «да», то мы можем обнаружить, что теряем как частную собственность, так и общественное достояние.Частная собственность и общественное доверие сосуществуют; не может быть частной сферы без общественного согласия всего общества, обеспечивающего соблюдение прав и законов. Наслаждение частной собственностью невозможно, когда общие ресурсы, окружающие ее, деградируют. Хорошо организованному обществу нужно и то, и другое.

Это не просто вопрос борьбы с изменением климата или другим экологическим ущербом. Права собственности всегда были неотъемлемой частью каждого аспекта нашей жизни. Легко, а может быть, и удобно забыть, что не так давно большая часть западного мира приняла частную собственность на людей с небольшими угрызениями совести.Тревожные последствия нашего фетиша для частной собственности многочисленны, выходящие далеко за рамки вопроса о собственности на землю: права компаний патентовать и, следовательно, приватизировать семена, выводя доступ к продовольствию из общественной сферы. Битвы за компьютерное программирование с открытым исходным кодом и необходимость приватизации библиотек ставят под вопрос, кто получает доступ к информации и творчеству. Книга Ребекки Склут « Бессмертная жизнь Генриетты Лакс » (2010) привлекла внимание международной общественности к тому факту, что наши гены и ткани могут быть собраны, проданы, протестированы и проданы как частная собственность, и многие люди считают эту перспективу ужасной.От обладания мобильным телефоном или участком в четверть акра обследованного участка до обладания своей генетической информацией пройти долгий путь, но все эти примеры относятся к вопросу о том, кому что принадлежит. Аргументы в пользу защиты общественного достояния от частных интересов могут быть выдвинуты в пользу каждого из них.

Десятилетия загрязнения и отравления от шахт, фабрик, автомобилей, электростанций и промышленных ферм едва ли отодвинули иглу от прибыли и частной собственности как общественных благ.Только перспектива — а теперь и реальность — глобального изменения климата заставила переосмыслить разговор с точки зрения права общества на неповрежденное достояние.

В 2015 году 21 ребенок и подросток со всех концов Соединенных Штатов объединились, чтобы возбудить судебный иск против федерального правительства за его бездействие в отношении изменения климата, утверждая, что продолжающаяся поддержка добычи и использования ископаемого топлива ставит под угрозу их будущее. Их дело наталкивает их на борьбу с одними из самых укоренившихся и влиятельных интересов на планете, чьи торговые группы подали записки, в которых отмечалось, что судебный процесс по иску фонда «Наши дети» представляет собой «прямую угрозу» их бизнесу.В Голландии граждане подали на правительство в суд за нарушение прав человека, пытаясь заставить его сократить выбросы углерода. Хотя дело Детского фонда в США пока не продвинулось, Гаагский суд в Голландии в конечном итоге обязал правительство сократить выбросы углерода на 25 процентов в течение пяти лет.

Что объединяет эти случаи — и, скорее всего, их будет больше в будущем — это признание того, что частная собственность на землю и ресурсы должна быть снова связана с давно потерянным партнером, несущим ответственность собственника.Они снова открывают признание того, что общие ресурсы необходимы для жизни человека и остаются интересами всех. Если мы искренне верим в долгое будущее человечества, что мы будем распространяться в космос и населять эту планету на тысячелетия за гранью воображения, тогда погоня за экономическими интересами и прибылью, а также за право использовать свою землю по своему желанию, больше не сможет ездить грубо нарушали право общества на чистую воду, пригодную для дыхания атмосферу и пригодную для жизни планету.

Вопрос, который открыл это эссе — нужно ли отказываться от частной собственности для решения наших самых насущных экологических проблем? — не было предложения.Напротив, это должно было побудить всех нас по-другому думать о взаимосвязи между общественной потребностью и частной собственностью, между правами частной собственности в отношении использования и правами общественности на доступ и поддержание ресурсов, необходимых для выживания. Законы о частной собственности могут позволить нам владеть землей таким образом, чтобы мы могли свободно вкладывать в нее как свою работу, так и свою привязанность. Место, где мы можем сказать, как моя мама, что у нас есть дом, и мы знаем, когда мы туда доберемся, даже если это не на заднем сиденье форда 1939 года.Однако эти законы будут действовать только в том случае, если мы в то же время сохраним целостность общин в неприкосновенности. Сказать, что мы не можем есть деньги, стало клише, но это все еще правда. Мы не можем пить, спать на нем или дышать им. Вопрос о собственности на землю и, следовательно, о ее использовании сводится к тому, сколько мы примем, как далеко мы пойдем.

Определение, экономический рост, индекс, примеры

Компонент прав собственности — это оценка способности людей накапливать частную собственность, закрепленную четкими законами, которые полностью соблюдаются государством.Он измеряет степень, в которой законы страны защищают права частной собственности, и степень, в которой ее правительство обеспечивает соблюдение этих законов. Он также оценивает вероятность того, что частная собственность будет экспроприирована, и анализирует независимость судебной системы, наличие коррупции в судебной системе и способность отдельных лиц и предприятий обеспечивать выполнение контрактов.

Чем надежнее правовая защита собственности, тем выше рейтинг страны; аналогично, чем выше вероятность конфискации собственности государством, тем ниже рейтинг страны.Страны, которые попадают между двумя категориями, могут получить промежуточный балл.

Каждая страна оценивается по следующим критериям:

  • 100 —Частная собственность гарантирована государством. Судебная система обеспечивает исполнение контрактов эффективно и быстро. Система правосудия наказывает тех, кто незаконно отбирает частную собственность. Нет коррупции или экспроприации.
  • 90 —Частная собственность гарантируется государством.Судебная система обеспечивает эффективное исполнение контрактов. Система правосудия наказывает тех, кто незаконно отбирает частную собственность. Коррупции практически нет, а экспроприация маловероятна.
  • 80 —Частная собственность гарантируется государством. Судебная система обеспечивает исполнение контрактов эффективно, но с некоторыми задержками. Коррупция минимальна, а экспроприация маловероятна.
  • 70 —Частная собственность гарантируется государством.Судебная система подвержена задержкам и неэффективно обеспечивает исполнение контрактов. Коррупция возможна, но редко, а экспроприация маловероятна.
  • 60 —Обеспечение прав собственности является слабым и отсроченным. Коррупция возможна, но редко, и на судебную систему могут влиять другие ветви власти. Экспроприация маловероятна.
  • 50 —Судебная система неэффективна и работает с задержками. Может присутствовать коррупция, и на судебную систему могут влиять другие ветви власти.Экспроприация возможна, но редко.
  • 40 —Судебная система крайне неэффективна, а задержки настолько продолжительны, что препятствуют использованию судебной системы. Коррупция присутствует, и судебная система находится под влиянием других ветвей власти. Возможна экспроприация.
  • 30 —Слабо защищена собственность. Судебная система крайне неэффективна. Коррупция широко распространена, и судебная система находится под сильным влиянием других ветвей власти.Возможна экспроприация.
  • 20 —Частная собственность слабо защищена. Судебная система настолько неэффективна и коррумпирована, что внешнее урегулирование и арбитраж — это норма. Права собственности трудно обеспечить. Судебная коррупция обширна. Экспроприация — обычное дело.
  • 10 —Частная собственность редко охраняется, и почти вся собственность принадлежит государству. Страна находится в таком хаосе (например, из-за продолжающейся войны), что практически невозможно обеспечить защиту собственности.Судебная система настолько коррумпирована, что собственность не защищена эффективно. Экспроприация — обычное дело.
  • 0 —Частная собственность объявлена ​​вне закона, и вся собственность принадлежит государству. Люди не имеют права подавать в суд на других и не имеют доступа к судам. Коррупция носит эндемический характер.

Источники . Источники. Если не указано иное, индекс Index основан на следующих источниках информации о правах собственности в порядке приоритета: Economist Intelligence Unit, Country Commerce , 2009–2012; U.S. Министерство торговли, Country Commercial Guide , 2009–2012; Государственный департамент США, страновых отчетов о соблюдении прав человека , 2009–2012 гг .; и различные новостные и журнальные статьи.

Частная собственность: истоки, исходы, обоснования | Тревор Райт

Теоретики общественного договора считали, что люди соглашаются с правовой системой, которая защищает то, что им принадлежит. Будь то жизнь, собственность или власть, каждый теоретик имел собственное представление о том, что люди хотели защитить и почему они согласились на систему закона.Джон Локк и Жан-Жак Руссо видели защиту частной собственности как главную цель правительства. Точно так же они разделяли убеждение, что концепция частной собственности возникла в естественном состоянии. Тем не менее, их мысли расходились при обсуждении морали неравенства, возникшего из-за частной собственности. Локк считал неравенство приемлемым естественным следствием частной собственности. Руссо считал это злом, которого можно избежать. Защита Локком неравенства, порождаемого частной собственностью, ошибочна, поскольку полагается на легитимность процесса, из которого она проистекает.Чтобы продемонстрировать это, в данной статье будут обсуждаться взгляды каждого философа на происхождение права на собственность и их соответствующие взгляды на мораль результатов частной собственности. Наконец, используя объяснение Роберта Нозика взаимосвязи между процессами и результатами, я продемонстрирую, что защита Локка неравенства неправомерна, поскольку легитимность концепции Локка частной собственности опирается на права, которых не существует в природе.

В своем «Втором трактате о правительстве » Локк видел, что частная собственность берет свое начало в естественном состоянии.Фундаментальное предположение, которое он делает, состоит в том, что «Бог, даровавший мир людям вместе, также дал им повод использовать его с наибольшей пользой для жизни и для удобства» [1]. Термин «общие» относится к ресурсам Земли, к которым люди имеют неограниченный доступ для выживания. Бог дал людям разум, чтобы они могли использовать общее для повышения качества своей жизни. Однако, чтобы полностью использовать общее, «обязательно должны быть средства, чтобы присвоить их тем или иным способом, прежде чем они смогут быть полезными» [2].Это предположение создает божественные условия для создания системы частной собственности, поскольку такая система является «средством присвоения» общего, данного Богом, для увеличения комфорта и благополучия.

Локк считает, что первым естественным источником собственности была «собственность каждого человека в его собственной личности: на это не имеет права ни одно тело, кроме него самого» [3]. У человека есть естественные притязания на себя, никто другой не может владеть собственностью, которой является его тело. Это включает в себя использование собственного тела: «работа его тела и работа его рук, можно сказать, собственно его» [4].Их труд, естественно, принадлежит им и никому другому. Пытаясь улучшить качество своей жизни, человек должен извлекать из общего. Когда указанный человек использует общее посредством своего труда, «этот труд проводит различие между ними и общим: он добавляет им нечто большее, чем сделала природа, общая мать всего; и так они стали его частным правом »[5]. Когда человек увеличивает стоимость товара за счет труда, ни один другой человек не имеет права извлекать выгоду из добавленной стоимости товара.Право на жизнь, достигаемое трудом, создает право собственности [6]. Поскольку право на собственность является средством достижения права на улучшение своего положения, оно также является естественным правом.

Локк различает владение землей и владение благом, но считает, что и то, и другое связано с трудом [7]. «Таким образом, именно труд возлагает большую часть стоимости на землю, без которой она едва ли стоила бы чего-либо» [8]. В случае с землей она мало что представляет для людей, пока они не трудятся над ней.Точно так же Локк смотрит на ценность товаров, которыми мы наслаждаемся: «Ибо какой хлеб дороже желудей, вино лучше воды […], которое полностью происходит благодаря труду и трудолюбию» [9]. Поскольку человек владеет своим трудом, он должен владеть результатом своего труда, то есть стоимостью своего творения. Если пекарь испечет буханку хлеба, никто другой не будет претендовать на ценность, которую распространил их труд, когда они превратили муку в хлеб. Локк утверждает, что потребность в защитном механизме, гарантирующем выгоду от создаваемой ими ценности, «обязательно вводит частную собственность» [10].Это исключительное право дает гарантию того, что фермер осознает преимущества выращивания, а пекарь получит прибыль от своего хлеба [11].

Тем не менее, Локк видел пределы того, в какой степени можно накапливать частную собственность. «Насколько кто-либо может использовать какое-либо преимущество жизни до того, как она испортится, настолько же он может своим трудом закрепить собственность в ней» [12]. Майкл П. Цукерт называет это «ограничением порчи» [13]. То есть можно претендовать на право собственности на товар постольку, поскольку это не уменьшает щедрость обычных людей из-за порчи их владения [14].Ограничение порчи проистекает из аксиомы Локка о том, что Бог дал общее для использования на благо человечества. Если люди растрачивают то, что в общем, они упускают возможность, которую Бог дал им улучшить свое состояние. Деньги послужили решением проблемы ограничения порчи, поскольку это «что-то долговечное, что люди могут сохранить, не портясь» [15]. Чтобы избежать ограничения порчи, люди «по взаимному согласию» [16] обменивали скоропортящиеся товары на нескоропортящиеся металлы. Это позволяло им накапливать избыточные ресурсы, что давало возможность безграничного присвоения общего.

Это представляет собой краткий обзор изложения Локка естественного права собственности. Люди продолжали бы «лишать себя своей естественной свободы и налагать узы гражданского общества», чтобы «обеспечить пользование своей собственностью» [17]. Поскольку люди обладали полной естественной свободой в естественном состоянии, человек все равно мог потерять свою частную собственность в результате насильственного акта. Таким образом, гражданское общество наложило на людей необходимые ограничения, чтобы поощрять уважение к естественному праву собственности.

Результатом частной собственности стало развитие Земли, а также развитие неравенства между людьми. Локк видел, как частная собственность ведет к «разделению вещей в неравенстве частной собственности» [18]. Введение денег преодолело ограничение порчи и стимулировало рост производства, однако, в свою очередь, способствовало росту неравенства владения. Локк отмечал это: «Там, где нет чего-то длительного и редкого, но столь ценного, что можно было бы копить, люди не будут склонны увеличивать свое имущество» [19].Без собственности нет стимула выполнять Божий повеление человечеству развивать Землю. Таким образом, результаты такой системы организации — просто неизбежное зло для всех выгод, которые она извлекает. Локк утверждает, что «[Бог] дал [обычное] употреблению трудолюбивых и рациональных, а не прихоти или алчности сварливых и спорящих» [20]. Следовательно, неравенство является законным следствием законной системы частной собственности, в которой «трудолюбивые и рациональные» выполняют данный Богом мандат использовать Землю для улучшения своего состояния более эффективно, чем «сварливые и спорные».

Руссо предлагает свою интерпретацию происхождения и моральных последствий неравенства. Подобно Локку, в «Об общественном договоре», Руссо начнет поиск происхождения частной собственности в естественном состоянии. «В естественном состоянии, где все принято, я ничего не должен тем, кому я ничего не обещал» [21]. Руссо рассматривает естественное состояние как чистую анархию. В этом состоянии ни одно требование человека на участок общего пользования не создает обязательства для другого человека.Единственное реальное право, которое существует в естественном состоянии, — это «естественная свобода», которая определяется как «неограниченное право на все, что его соблазняет и что он может приобрести» [22]. Руссо даже отвергает идею права сильнейшего. «Сила — это физическая сила; Я не понимаю, какой моральный результат может возникнуть в результате его воздействия »[23]. Хотя некоторые говорят, что в естественном состоянии справедливость — это воля сильнейшего, Руссо отвергает это, демонстрируя, что он фактически не видит никаких естественных прав в естественном состоянии, кроме неограниченной свободы.Это контрастирует с позицией Локка, согласно которой человеку дано Богом естественное право на жизнь и собственность в естественном состоянии. Комментируя результаты государства, он говорит, что «государство владеет всеми своими благами в силу общественного договора, который служит в государстве основой всех прав» [24]. Подтверждая свое утверждение о том, что в естественном состоянии не существует никаких прав, Руссо утверждает, что права возникают только тогда, когда люди соглашаются с ними через общественный договор.

Так как же возникает частная собственность? В естественном состоянии Руссо предполагает, что люди создают собственность через «право первого жителя» [25].Право первого жителя является законным при соблюдении трех условий. Во-первых, земля не может быть занята; во-вторых, никто не может занимать больше, чем нужно для выживания; в-третьих, можно претендовать на владение, только работая над землей [26]. Это условия, при которых собственность может существовать в естественном состоянии. Исходя из аргумента Локка о том, что естественное право возникает через владение и труд, Руссо утверждает, что «право первого жителя, хотя и более реальное, чем право сильнейшего, не становится истинным правом до тех пор, пока не будет установлено право собственности». [27].Поскольку в естественном состоянии не существует никаких реальных прав, кроме неограниченной свободы, право первого жителя не накладывает никаких обязательств на другого человека до тех пор, пока общественный договор не преобразует владение в частную собственность.

Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства позволяет лучше понять точку зрения Руссо на то, как собственность возникает как право. До того, как был создан общественный договор, «между правом сильнейшего и правом первого жителя возник вечный конфликт, закончившийся только драками и убийствами» [28].Тем, кто претендовал на долю ресурса в силу первого занятия, постоянно бросали вызов те, у кого ничего не было. Те, у кого ничего не было, постоянно нападали на владельцев собственности, и, следовательно, не было преимуществ принадлежать к какому-либо классу. Соответственно, владельцы собственности разработали общественный договор, который «уничтожил естественную свободу, навсегда установил закон собственности и неравенства, превратил искусную узурпацию в безотзывное право» [29]. В контракте закреплено право первого жителя, что узаконило неравенство, возникшее в результате такой системы.Это предполагает взгляды Руссо на основы частной собственности.

Руссо крайне критично относится к результатам этой системы. Бросая вызов богатству землевладельцев, он спрашивает: «Разве вы не знаете, что множество ваших братьев погибает или страдает от нужды в том, что у вас есть в избытке» [30]. Руссо рассматривает страдания, порождаемые частной собственностью, как неоправданный злой результат. Он считает, что социальный договор должен «заменить моральное и законное равенство всем физическим неравенствам, которые природа могла навязать людям» [31].Осознавая естественное неравенство людей, Руссо видит справедливый общественный договор, призванный смягчить естественные различия, а не узаконить их.

При сравнении происхождения частной собственности Руссо и Локк пришли к соглашению о двух принципах. Во-первых, они оба видели возникновение частной собственности, когда первый владелец трудился над ресурсом или землей. Во-вторых, они согласились с тем, что общественный договор был средством защиты частной собственности от жестоких последствий, которые допускает естественная свобода.Сравнивая результаты частной собственности, они оба согласились, что это приведет к неравенству. Возникает спор о моральном значении этого неравенства. Локк считает, что неравенство — это законный результат, проистекающий из божественного права, которое люди должны улучшать свое положение, используя общее. Руссо рассматривал неравенство как естественную несправедливость, которую разум и разумная организация могут преодолеть. Итак, кто прав?

Взгляды либертарианца 20 века Роберта Нозика были описаны как наиболее близкие и находящиеся под влиянием Второго трактата Локка [32].Нозик расширяет оправдание Локка неравенства через свои взгляды в книге «Анархия, государство и утопия» . Комментируя равные или неравные результаты общества, он говорит, что:

Что касается концепции справедливости в отношении владений, то нельзя решить, должно ли государство что-то делать, чтобы изменить ситуацию, просто взглянув на профиль распределения или на такие факты, как эти. Это зависит от того, как произошло распространение. Некоторые процессы, дающие результаты, будут законными, и различные стороны будут иметь право на свои соответствующие владения.Если эти факты распределения действительно возникли в результате законного процесса, то они сами являются законными. [33]

Проще говоря, если законы, регулирующие систему, являются законными, то не имеет значения, каковы результаты этой системы. Эта точка зрения защищает точку зрения Локка о том, что неравенство является разумным следствием права на собственность. Поскольку частная собственность является божественно законным средством присвоения общего, результаты этой системы, хотя и не идеальны, также законны.

Тем не менее, противоположность философии Нозика подразумевает, что если процесс не был легитимным, то и результаты также незаконны. Следовательно, если какой-либо аспект концепции Локка собственности, «процесса», можно считать незаконным, тогда можно с полным основанием сказать, что неравенство, возникающее в результате этой системы, является незаконным.

Недостаток аргумента Локка, который объясняет Руссо, состоит в том, что частная собственность на общее может реализоваться раньше, чем общественный договор.Руссо напоминает нам, что в естественном состоянии «вы потеряны, если забудете, что плоды земли принадлежат всем, а земля — ​​никому» [34]. Локк полагается на предположение, что Бог дал людям общее, чтобы улучшить их условия, и труд был их средством для этого. Он утверждает, что труд дает естественное право собственности на часть обрабатываемой земли. Это не тот случай. Тот факт, что фермер выращивал кукурузное поле, не означает, что земля божественно становится его собственностью. В естественном состоянии естественная свобода позволяет любому другому человеку прийти убить фермера и потребовать кукурузу.Убийца не трудился над землей, но теперь может извлекать выгоду из кукурузы, пока кто-то другой не попытается оспорить их притязания. Ясно, что естественная свобода по-прежнему превалирует над любой концепцией прав в естественном состоянии. Таким образом, поскольку процесс, в результате которого возникла частная собственность, не является законным, мы не можем с полным основанием утверждать, что возникающее неравенство является законным. Это демонстрирует, что Локк не может оправдать неравенство, возникающее в обществе, на основании требования легитимного процесса.

Локк может ответить на этот аргумент, заявив, что частная собственность Локка является единственным эффективным средством стимулирования производства. Обращаясь к понятию, что люди берут у общего без согласия остального человечества, Локк утверждает, что «если такое согласие было необходимо, человек голодал, несмотря на изобилие, которое дал ему Бог» [35]. Хотя этот факт неэффективности может быть правдой, а собственность может быть единственным реалистичным методом присвоения общего, этот факт неудобства не служит моральным оправданием неравенства.

В заключение, в этой статье резюмированы аргументы, выдвинутые в пользу источника собственности Локком и Руссо. Затем в нем обсуждались взгляды каждого философа на моральность результатов частной собственности. После этого, используя призму Роберта Нозика на взаимосвязь между процессами и результатами, в статье было продемонстрировано, что Локк не может утверждать, что неравенство, проистекающее из частной собственности, является законным.

[1] Джон Локк, Второй трактат о правительстве (1689), в Современная политическая мысль: чтения от Макиавелли до Ницше , изд.Дэвид Вуттон, 2-е изд. (Индианаполис: Хакетт, 2008 г.), стр. 293.

[2] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.293.

[3] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.293.

[4] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.293.

[5] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд.Вуттон, стр.293.

[6] Цукерт, Майкл П. 1994. Естественные права и новый республиканизм. Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

[7] Цукерт, Майкл П. 1994. Естественные права и новый республиканизм. Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

[8] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.297.

[9] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.297.

[10] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр. 295.

[11] Цукерт, Майкл П. 1994. Естественные права и новый республиканизм. Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, стр. 266.

[12] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.294.

[13] Цукерт, Майкл П. 1994. Естественные права и новый республиканизм. Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, стр. 266.

[14] Цукерт, Майкл П. 1994. Естественные права и новый республиканизм. Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, стр. 266.

[15] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.299.

[16] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.299.

[17] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.312.

[18] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд.Вуттон, стр.299.

[19] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.299.

[20] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр. 295.

[21] Жан-Жак Руссо, Об общественном договоре (1762), в Современная политическая мысль: чтения от Макиавелли до Ницше , изд. Дэвид Вуттон, 2-е изд. (Индианаполис: Хакетт, 2008 г.), стр. 441.

[22] Руссо, Об общественном договоре , изд.Вуттон, стр. 434.

[23] Руссо, Об общественном договоре , изд. Вуттон, стр. 429.

[24] Руссо, Об общественном договоре , изд. Вуттон, стр. 434.

[25] Руссо, Об общественном договоре , изд. Вуттон, стр. 435.

[26] Руссо, Об общественном договоре , изд. Вуттон, стр. 435.

[27] Руссо, Об общественном договоре , изд. Вуттон, стр. 435.

[28] Жан-Жак Руссо, Рассуждения о происхождении и основаниях неравенства среди мужчин (1755), в Современная политическая мысль: чтения от Макиавелли до Ницше , изд.Дэвид Вуттон, 2-е изд. (Индианаполис: Хакетт, 2008 г.), стр. 401.

[29] Руссо, Рассуждения о неравенстве , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.402.

[30] Руссо, Рассуждения о неравенстве , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.401.

[31] Руссо, Об общественном договоре , изд. Вуттон, стр. 435–436.

[32] 2015. Анархия, государство и утопия: расширенное руководство. Чичестер: Уайли Блэквелл, стр.10.

[33] Нозик, Роберт. 1974. Анархия, государство и утопия. Нью-Йорк: Basic Books Inc., стр. 232.

[34] Руссо, Рассуждения о неравенстве , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.395.

[35] Локк, Второй трактат , в Современная политическая мысль , изд. Вуттон, стр.293.

Изъятие имущества в общественное пользование

Содержание:

Власть правительства в выдающемся владении

Видное владение — это власть правительства брать частную землю в общественное пользование.Эти полномочия ограничены федеральной конституцией и конституциями штатов. Когда государство все же забирает частную собственность для общественных целей, оно должно справедливо компенсировать владельцу убытки.

Иногда управление выдающимся доменом оказывается простым делом. Правительство предоставляет землевладельцу справедливую цену, а землевладелец передает собственность в общественное пользование. Однако в других случаях правительство и землевладелец могут расходиться во мнениях относительно того, произошло ли изъятие и какую компенсацию должен получить землевладелец.

История «Eminent Domain»

Закон о выдающихся владениях исходит из так называемой «статьи о сборах» Пятой поправки. В нем говорится: «[Нет] или частная собственность должна быть принята в общественное пользование без справедливой компенсации».

Люди, создавшие Конституцию, по большей части были землевладельцами, испытывавшими определенное недоверие к федеральному правительству. Чтобы защитить частных владельцев недвижимости от злоупотреблений со стороны государства, учредители ограничили полномочия правительства по изъятию собственности.В то время действия правительства, которые они, вероятно, видели, заключались в захвате земли и ее оккупации правительством.

Однако по мере того, как население страны продолжало расти, местные органы власти начали усиливать контроль за использованием земли. Землевладельцы полагали, что эти ограничения препятствовали использованию ими собственности или наносили ущерб ее справедливой рыночной стоимости. Таким образом, они начали утверждать, что эти ограничения также представляют собой изъятие их земли, требующее адекватной компенсации. Поначалу суды неохотно рассматривали эти иски.Однако со временем суды начали их признавать, добавляя новое измерение к праву выдающихся владений.

Пятая поправка к статье о «сборах»

Пункт «Выручка» Пятой поправки включает несколько важных компонентов. Это:

1. Применяется только к частной собственности

Например, если правительство решит изменить использование некоторого участка общественной земли, то есть построить автовокзал на территории бывшего общественного парка, это действие не заставит правительство платить гражданам, которые использовали парк.

Однако возможно, что новое использование может настолько нарушить права соседних землевладельцев, что они все равно могут подать в суд, сравнивая нарушение их прав собственности с прямым изъятием их земли. Этот процесс, известный как процедура обратного осуждения, обсуждается ниже.

2. Земля может быть взята только в общественное пользование

Это означает, что правительственные чиновники не могут брать частную землю для своих целей. Например, член Конгресса не может забрать дом частного гражданина для личного пользования в престижном владении.

Однако иногда суды оставляли в силе сборы, в результате которых земля становилась во владение частной стороны. Это произошло, например, для того, чтобы позволить расширение автомобильного завода, которое считается полезным для экономического развития, и в случаях обновления городов, когда новый район возводится вместо старого.

3. Должна быть «справедливая» компенсация

Наконец, Пятая поправка требует справедливой компенсации. Справедливая компенсация обычно определяется с использованием рыночной стоимости земли, то есть цены, по которой землевладелец мог разумно рассчитывать продать землю другому покупателю.

Стоимость земли зависит от многих факторов, в том числе от размера собственности и построек, урожая или древесины на земле. В отношении постоянных поступлений суды используют один из нескольких методов определения рыночной стоимости. Если государство использует собственность или посягает на нее на ограниченный срок или ограниченный объем, расчет стоимости может быть более сложным.

Процесс выдающегося домена

В классическом случае выдающегося владения правительство определяет, что ему нужна определенная частная земля, чтобы создать какую-то общественную выгоду, например, для строительства новой автомагистрали.Вот что происходит, шаг за шагом:

  1. Правительство связывается с землевладельцем, чтобы сказать, что они заинтересованы в собственности.
  2. Правительство может нанять оценщиков для проверки земли.
  3. Правительство делает землевладельцу финансовое предложение.
  4. Есть публичные слушания, на которых правительство объясняет, почему они забирают собственность.
  5. Если стороны не могут договориться о стоимости собственности, может начаться так называемое судебное разбирательство по делу об осуждении.Во время этого разбирательства суд (или присяжные) определяет справедливую стоимость земли и возможность изъятия земли.
  6. Правительство платит домовладельцу.
  7. Арендодатель оставляет собственность, и титул переходит к правительству.

Владелец собственности имеет право уведомить о решении правительства и возможность ответить, а также получить справедливую компенсацию за взятую недвижимость.

Обратное производство по делу об осуждении

Иногда правительство отрицает, что оно что-то отняло у землевладельца.Таким образом, землевладелец инициирует действие, называемое процедурой обратного осуждения, с требованием компенсации у правительства. Эта ситуация может возникнуть по-разному.

Например, правительство может совершать действия, которые лишают землевладельца возможности пользоваться собственностью и пользоваться ею. Он может сделать это, построив взлетно-посадочную полосу рядом с участком и пролетая над ним самолеты, или перекрывая или загрязняя поток воды на землю. Власти также могут препятствовать доступу землевладельца к собственности с помощью воды или мусора, например, когда операции по подрыву препятствий блокируют дорогу к собственности землевладельца.

Правительство может также нарушить права землевладельца посредством регулирования. Это называется нормативным регулированием. Это может произойти, когда землевладелец покупает землю и строит танцевальный клуб, а затем местное правительство принимает закон, запрещающий танцевальные клубы в городе. Если бизнес землевладельца вреден для общества, то действие правительства по его закрытию может быть правомерным осуществлением своих полицейских полномочий, а не изъятием.

Правительство может также ненадлежащим образом ограничить или уменьшить использование собственности.Закон, увеличивающий минимальный размер земельного участка с одного акра до пяти акров, лишает землевладельца, имеющего менее десяти акров, права на подразделение своей собственности. Закон, запрещающий доступ к канализации или воде на определенных участках, почти уничтожил бы их ценность для жилищного использования. В этих случаях землевладелец мог подать в суд, утверждая, что государство забрало собственность, не заплатив за нее.

Когда произошло взятие?

Еще одно соображение в области выдающихся владений — определить, когда произошло изъятие.Этот вопрос становится проблемой, когда правительство запускает план, который влияет на собственность землевладельца, например план зонирования или развития.

Если правительство планирует построить шоссе или аэропорт над землей истца или рядом с землей истца, является ли сам план застройкой на момент его подачи? Подача плана может повредить стоимости собственности землевладельца, но правительство может заявить, что оно не забирало землю и не нарушало ее использование. Как правило, сама по себе такая регистрация не является изъятием.Однако, если карта или план содержат оговорки или ограничения прав землевладельцев на момент их подачи, это может представлять собой изъятие.

По мере того, как наша земля и сообщества становятся более густонаселенными, а правительства вводят дополнительные правила зонирования и охраны окружающей среды, вероятно, увеличится число дел, связанных с выдающимися владениями и обратным осуждением.

Есть вопросы по изъятию имущества в общественное пользование? Спросите у юриста

Закон о высших владениях дает правительству право действовать в общественных интересах, но иногда правительство вторгается в права собственности, не предлагая компенсации.В таких случаях пострадавшие землевладельцы могут иметь право требовать компенсации и получать выгоду от работы с адвокатом.

Если у вас есть вопросы о передаче собственности в общественное пользование или вам нужна помощь в защите ваших прав собственности, рекомендуется поговорить с известным местным юристом в вашей области.

Eminent Domain: Private Property Rights v. Economic Development

* «Разве это не Америка, дом бесплатных розовых домиков для нас с вами?» что вызвало разногласия после постановления Верховного суда США от 23 июня 2005 г. о том, что местные органы власти могут осуществлять выдающиеся полномочия в сфере владения частной собственностью в целях экономического развития.

«Разве это не Америка, дом бесплатных розовых домиков для нас с тобой».

Джон (Кугар) Мелленкамп в его хите « Pink Houses » в 1984 году может быть именно тем, что вызвало разногласия после постановления Верховного суда США от 23 июня 2005 года о том, что органы местного самоуправления могут осуществлять выдающиеся полномочия в сфере владения частной собственностью в целях экономического развития. .

Как правило, выдающаяся область, также называемая «осуждением», — это изъятие частной собственности местными, государственными или федеральными властями для «общественного использования» или «общественных целей.”

В решении по делу «пять к четырем» высокий суд постановил, что дело Кело против города Нью-Лондон , 125 S. Ct. 2655 (2005 г.), что Нью-Лондон, штат Коннектикут, может должным образом осуществлять выдающуюся власть в сфере содействия плану экономического развития. Под вопросом была сфера применения Пятой поправки к Конституции США, которая позволяет правительствам передавать частную собственность в выдающиеся владения, если земля предназначена для
«общественного пользования».

Нью-Лондон, штат Коннектикут, пережил тяжелые экономические времена.Город находился в экономическом затруднении после закрытия в 1996 году его последнего крупного работодателя, Центра подводных боевых действий ВМС США. Его налоговая база и население постоянно сокращались, а руководство города отчаянно нуждалось в каком-либо экономическом развитии. В 1998 году фармацевтический гигант Pfizer начал строительство крупного исследовательского центра на окраине района Форт Трамбал в Нью-Лондоне. Увидев возможность, город активировал New London Development Corporation, частное предприятие, находящееся под контролем правительства города, для рассмотрения планов реконструкции района и поощрения новой экономической деятельности, которая может быть осуществлена ​​заводом Pfizer.Корпорация по развитию разработала план развития, который включал курортный отель на берегу моря и конференц-центр (Нью-Лондон расположен как на реке Темза, так и на проливе Лонг-Айленд), новый государственный парк, новые жилые дома и различные исследовательские, офисные и торговые помещения.

В 2000 году Нью-Лондон утвердил план развития, который предусматривал создание множества рабочих мест, повышение налогов и других доходов и оживление экономически неблагополучного города, включая его центральную часть и прибрежные районы.Работая над сборкой земли, необходимой для проекта, городской агент по развитию провел переговоры и приобрел недвижимость у согласных продавцов, а также использовал власть выдающегося владения, чтобы приобрести оставшуюся часть собственности у не желающих владельцев в обмен на справедливую компенсацию.

Сюзет Кело и восемь ее соседей, которые не желали продавать свои 15 объектов собственности, подали в суд, утверждая, что изъятие их собственности путем вынесения обвинительного приговора нарушило ограничение на «общественное использование», содержащееся в Положении о выкупе пятой поправки.Г-жа Кело, главный истец, владела небольшим домом на Темзе. Хотя суд первой инстанции вынес постоянный запретительный судебный приказ, запрещающий изъятие определенного имущества, Верховный суд Коннектикута, опираясь на дела Верховного суда США, такие как Hawaii Housing Authority против Midkiff , 467 US 229 (1984) и Berman v. Parker , 348 US 26 (1954) поддержал предложенные сборы.

Верховный суд США предоставил certiorari для рассмотрения вопроса о том, «квалифицируется ли предлагаемое государством распоряжение этим имуществом как« общественное использование »по смыслу пункта о выкупе пятой поправки к Конституции.Дело потребовало, чтобы Верховный суд пересмотрел свой 51-летний прецедент в Бермане, и это было первое крупное дело выдающейся области, рассмотренное Верховным судом после Мидкиффа в 1984 году.

Известная область, также называемая «осуждением», — это изъятие частной собственности местными, государственными или федеральными властями для «общественного использования» или «общественных целей».

Развитие права выдающихся доменов

Исторически выдающиеся владения использовались в качестве частной собственности для строительства автомагистралей и других общественных работ.Но в 1954 году в знаменательном деле Berman Верховный суд расширил определение «общественного пользования», предоставив местным органам власти широкие полномочия осуждать «зараженные районы» с целью их улучшения. Постановление Berman открыло дорогу проектам обновления городов в 1960-х и 1970-х годах, поскольку определение «общественного пользования» постепенно расширялось и теперь включало цели экономического развития.

С годами правительства штатов и местные органы власти постепенно расширяли использование выдающихся владений, часто в целях экономического развития. 1 Например, в 1981 году суды штата Мичиган подтвердили право города Детройт осудить и разрушить район Полтаун, чтобы очистить территорию для завода General Motors. 2 На протяжении 1990-х годов крупные розничные торговцы, такие как Home Depot и Costco, расширились до городов с помощью полномочий местных властей по очистке земель для застройки.

Но назревала обратная реакция. В 2004 году Верховный суд штата Мичиган отменил закон Poletown и заблокировал осуждение малых предприятий, окружающих аэропорт графства. 3 В деле Kelo Сюзет Кело и ее соавторы аналогичным образом призвали высокий суд восстановить термин «общественное использование» в его первоначальном значении и признать, что частное экономическое развитие не является общественным использованием.

Дело Kelo , таким образом, стало предметом активных обсуждений и дебатов со стороны сторонников с обеих сторон. По делу было подано около 40 записок amicus curiae, в том числе 25 от имени петиционеров различными некоммерческими, общественно-политическими и общественными правозащитными организациями, включая NAACP и AARP.

Дело Kelo рассматривалось в Верховном суде 22 февраля 2005 г. Интересно, что этот аргумент выслушали всего семь членов суда. Помощник судьи Сандра Дэй О’Коннор председательствовала на заседании, потому что председатель Верховного суда Уильям Ренквист поправлялся дома после лечения. Помощник судьи Джон Пол Стивенс задержался по возвращении в Вашингтон, округ Колумбия, из Флориды. Хотя председатель суда Ренквист и судья Стивенс не участвовали в устной дискуссии, они прочитали краткие отчеты и стенограммы устных выступлений и приняли участие в принятии решения.

Верховный суд своим тщательно согласованным решением оставил в силе постановление Верховного суда Коннектикута, указав, что, поскольку предложенное Нью-Лондоном распоряжение объектом собственности действительно квалифицируется как публичное использование, это было законным изъятием. Судья Стивенс, писавший от имени большинства, отметил, что «[страна] тщательно сформулировала план экономического развития, который, по его мнению, принесет ощутимые выгоды обществу, включая, но не ограничиваясь этим, новые рабочие места и увеличение налоговых поступлений.Мнение большинства далее отметило, что, если бы город взял собственность просто для предоставления частной выгоды определенному лицу или корпорации, это не прошло бы конституционного осмотра.

Хотя город не планировал полностью открыть списанную землю для использования широкой публикой, большинство отметило, что Суд «давно отклонил любое буквальное требование о том, чтобы осужденная собственность была введена в использование для. . . общественность. » Скорее, большинство сочло, что Суд «принял более широкое и естественное толкование публичного использования как« публичной цели ».Суд определил «концепцию [общественной цели] в широком смысле, отражая его давнюю политику уважения к решениям законодательных органов» в отношении того, какие общественные потребности оправдывают использование права взимания сборов. Таким образом, большинство пришло к выводу, что решение города о том, что рассматриваемый район был достаточно проблемным, чтобы оправдать программу экономического восстановления, имеет право на уважение.

По мнению большинства, план города несомненно служил общественным целям и, следовательно, удовлетворял требованиям Пятой поправки.Таким образом, согласно постановлению Суда, если экономический проект создает новые рабочие места, увеличивает налоги и другие доходы и оживляет депрессивный (даже если не испорченный) городской район, он квалифицируется как общественное использование.

Решение большинства опередило критику в отношении того, что постановление могло быть использовано в личных целях, поскольку было отмечено, что «гипотетические дела, выдвинутые петиционерами, могут быть рассмотрены, если и когда они возникнут. Они не оправдывают создание искусственного ограничения концепции общественного использования.Судья Стивенс также подчеркнул важность судебной сдержанности, заявив, что Суд признал, что осуждение собственности может повлечь за собой трудности, и что отдельные штаты вправе налагать ограничения на использование этих полномочий местными властями.

Судьи Кеннеди, Соутер, Гинзбург и Брейер присоединились к мнению большинства. Судья Кеннеди также представил отдельное совпадающее мнение.

Судья О’Коннор, однако, выступил с категорическим особым мнением, в котором утверждалось, что местным органам власти не следует иметь неограниченные полномочия выдающихся доменов для перемещения семей, даже если они получают компенсацию, просто для размещения частных разработчиков.Судья О’Коннор пришел к выводу, что «[любая] собственность теперь может быть изъята в пользу другой частной стороны, но последствия решения [большинства] не будут случайными. Бенефициарами, вероятно, будут те граждане, которые обладают непропорционально большим влиянием и властью в политическом процессе, включая крупные корпорации и девелоперские фирмы ». Она аргументировала это тем, что решение устраняет «любое различие между частным и общественным использованием собственности» и тем самым эффективно [удаляет] слова «для общественного пользования» из пункта о сборах пятой поправки.Главный судья Ренквист, судьи Скалия и Томас присоединились к мнению меньшинства.

Судья Томас также представил отдельное особое мнение, в котором он утверждал, что прецеденты, на которых основывалось решение Суда, были несовершенными и что «что-то пошло не так с толкованием Конституции этим Судом». Судья Томас обвинил большинство в замене пункта Пятой поправки о «общественном использовании» совершенно другим критерием «общественной цели»: «Этот почтительный сдвиг во фразеологии позволяет Суду оспорить, вопреки здравому смыслу, этот дорогостоящий проект обновления города, который заявленная цель — неопределенное обещание новых рабочих мест и увеличения налоговых поступлений, но что также подозрительно устраивает корпорация Pfizer, предназначено для «публичного использования».Судья Томас также утверждал, что «[l] оспы непропорционально упадут на бедные сообщества. Эти общины не только систематически реже используют свои земли для наиболее эффективного и социального использования, но и обладают наименьшим политическим влиянием ».

Идея правительства о справедливой компенсации не принимает во внимание субъективную стоимость дома владельца собственности.

Судья Томас также написал, что «последствия решения [большинства] нетрудно предсказать, и они обещают быть вредными.«Программы так называемого« обновления городов »обеспечивают некоторую компенсацию за собственность, которую они забирают, но никакая компенсация невозможна за субъективную ценность этих земель для перемещенных лиц и унижение, причиненное им изгнанием из своих домов». Хотя Пятая поправка требует «справедливой компенсации» за собственность, взятую в общественное пользование, компенсация часто оказывается намного меньше справедливой. Например, при установлении цены правительство не принимает во внимание то, что якобы оправдывает осуждение: более выгодное использование, которому частный застройщик будет использовать собственность.Вместо этого местные органы власти обычно нанимают оценщиков, которые устанавливают заниженные оценки собственности, исходя из текущего использования собственности, а затем угрожают использовать выдающиеся владения, чтобы запугать владельцев собственности и продать их по ценам ниже рыночных. Местные органы власти также избегают оплаты затрат на переезд для предприятий и домовладельцев и игнорируют ценность «доброй воли» и других нематериальных ценностей, присущих репутации или местонахождению бизнеса. Точно так же, как отметил судья Томас, правительственная идея справедливой компенсации не принимает во внимание субъективную ценность дома владельца собственности.Например, вид на набережную г-жи Кело и любовь со-петиционеров Вильгельмины и Чарльза Дери к дому, в котором г-жа Дери родилась в 1918 году и где они прожили вместе более полувека, для них дороже, чем городские оценки. рыночная стоимость.

Мнения как большинства, так и меньшинства проанализировали Пятую поправку, которая предусматривает, что частная собственность не может «использоваться для общественного пользования без справедливой компенсации».

Несмотря на предупреждение судьи О’Коннора о «последствиях» мнения большинства и предупреждение судьи Томаса о том, что решение большинства «обещает быть вредным», еще неизвестно, расчистит ли решение в Кело путь для неограниченного частного развития. проекты за счет использования именитого домена.Например, решение Kelo мало повлияет на девять штатов — Арканзас, Флорида, Иллинойс, Кентукки, Мэн, Мичиган, Монтана, Южная Каролина и Вашингтон, — которые уже прямо запрещают использование выдающихся владений для экономического развития, за исключением устранить гниль. Другие штаты, такие как Алабама, Делавэр, Невада, Техас и Юта, быстро приняли меры, чтобы запретить сборы, подобные тем, которые разрешены в Kelo . Кроме того, такие штаты, как Алабама, Калифорния, Флорида, Джорджия, Мичиган, Нью-Джерси и Техас, все рассматривают дополнительные гарантии конституционных поправок с той же целью.Ожидается, что выдающиеся владения станут главной проблемой на предстоящих политических выборах, а также на законодательных сессиях штата и федерального правительства. Действительно, наблюдается волна поддержки домовладельцев и прав собственности, а политики и законодательные органы быстро действуют, чтобы обуздать выдающуюся власть в этой сфере.

Ответ Конгресса

На следующий день после объявления решения Kelo сенатор Джонни Исаксон (Республика Джорджия) выпустил пресс-релиз, в котором заявил, что это решение «вызывает глубокую обеспокоенность и создает очень опасный прецедент.Это открывает правительству возможность использовать власть выдающейся области сверх того, что, как я считаю, было намерением наших отцов-основателей ». 27 июня 2005 года сенатор Джон Корнин (R-Техас) внес в Сенат США закон «О защите домов, малого бизнеса и частной собственности 2005 года» (SB 1313), чтобы ограничить использование именитого домена. для экономического развития. Рабочий язык запрещает федеральному правительству осуществлять выдающуюся власть в домене, если единственным оправданием «общественного использования» является экономическое развитие, и налагает такой же предел на осуществление властями штата и местного самоуправления выдающейся власти в домене «за счет использования федеральных средств».»Спонсоры S.B. 1313 г. — сенатор Исаксон. Конгрессмены Фил Гингри (республиканец) и Деннис Реберг (республиканец) представили сопутствующие законопроекты (HR 3087 и HR 3083, соответственно) в Палату представителей Соединенных Штатов. Другие подобные законопроекты были впоследствии внесены в Палату представителей Джеймсом Сенсенбреннером (Род-Висконсин), Джоном Коньерсом (Демократия) и другими. Кроме того, резолюция 340 Палаты представителей, представленная конгрессменом Филом Гингри (штат Джорджия) и выражающая «серьезное неодобрение» решения Кело , подавляющим большинством голосов была принята Палатой 30 июня 2005 года.Кроме того, резко отвергнув Кело, 3 ноября 2005 г. Палата представителей одобрила законопроект (HR 4128), который запрещает использование выдающихся владений для экономического развития любым государством или местным правительством, получающим федеральные фонды экономического развития в том финансовом году, в котором власть осуществляется. Законопроект также запрещает федеральному правительству осуществлять полномочия в области экономического развития, что определяется как изъятие частной собственности без согласия владельца и передача или сдача ее в аренду частному лицу или организации для коммерческого предприятия с целью получения прибыли или увеличения налога. доход, занятость или общее экономическое здоровье.

Известный домен в Грузии

Вслед за решением Kelo губернатор Джорджии Сонни Пердью создал комитет для изучения выдающихся доменов и выработки рекомендаций о том, как защитить владельцев частной собственности в Джорджии.

В настоящее время округа, города и органы жилищного строительства в Грузии могут осуществлять полномочия по перепланировке с разрешения Генеральной Ассамблеи, включая право продавать или иным образом отчуждать собственность, приобретенную в престижном владении, частному предприятию для частного использования. 4 Конституция Джорджии гласит, что «развитие торговли, коммерции, промышленности и возможностей трудоустройства является« общественной целью, жизненно важной для благосостояния народа этого штата », и органы развития уполномочены способствовать достижению этой цели». 5

Генеральная ассамблея Джорджии уполномочила округа и города запрещать собственность для частного использования в соответствии с четырьмя различными законами: (1) Законом о перепланировке, O.C.G.A. § 8-4-1, и след. ; (2) Закон о городской застройке, О.C.G.A. § 36-61-1, и след. ; (3) Закон о правах на перепланировку, O.C.G.A. § 36-44-1, и след. ; и (4) Закон об органах управления развитием городских районов, O.C.G.A. § 36-42-1, и след. .

С момента принятия решения в Kelo на Генеральную ассамблею Джорджии было внесено несколько законопроектов и резолюций, касающихся вопроса выдающегося домена. Законопроект Сената 86, спонсируемый сенатором штата Джеффом Чепменом из Брансуика, предусматривает в соответствующей части, что «ни в коем случае общественная цель не может толковаться как включающая использование выдающейся области исключительно или в первую очередь с целью увеличения налоговых поступлений или налоговой базы или цель экономического развития.Законопроект № 86 Сената был принят Сенатом Джорджии 10 марта 2005 г. и в настоящее время внесен в палату Джорджии.

Исследовательский комитет Сената Джорджии по выдающимся сферам и экономическому развитию под председательством сенатора Чепмена проводит слушания по теме выдающихся сфер. В результате сенатор Чепмен также подал законопроект о моратории на использование выдающихся владений для целей городского развития (SB 391) и резолюцию о внесении поправок в Конституцию Джорджии, чтобы ограничить полномочия по передаче частной собственности через выдающиеся владения в целях экономического развития. целей (С.Р. 652).

Законопроект

House Bill 943, спонсируемый представителем Джорджии Томом Ноксом, среди прочего указывает, что власть выдающегося домена не должна использоваться для экономического развития или восстановления. Аналогичным образом, постановления 1036 и 1037 Палаты представителей Джорджии, спонсируемые представителями Тимом Берденом и Томом Ноксом, соответственно, предлагают поправки к Конституции Джорджии, которые фактически запрещают использование выдающихся доменов исключительно или в первую очередь с целью увеличения налоговых поступлений или в целях экономического роста. разработка.В феврале 2006 года губернатор Пердью предложил всеобъемлющий закон, ужесточающий законы, регулирующие использование именитого домена. Предлагаемый закон позволяет правительству брать «испорченную» собственность у именитого домена и продавать ее частным застройщикам для перепланировки. Однако только избранные должностные лица могут осуждать собственность, а определение «порока» является узким.

В настоящее время уездные, городские и жилищные власти в Грузии могут осуществлять полномочия по перепланировке, включая право продавать или иным образом распоряжаться собственностью, приобретенной выдающимся доменом, частному предприятию для частного использования.

Решение Kelo — одно из самых спорных решений, вынесенных Верховным судом за последнее время. Поскольку в решении четко указано, что законодательные органы штатов могут ограничивать авторитетность авторитетных доменов, вопрос о том, следует ли и как это делать, является одним из самых острых в настоящее время для законодателей. Как показано выше, уже произошла волна законодательных попыток отменить постановление Kelo . Редко демонстрируя единодушие, выходящее за рамки партийных взглядов, законодатели практически в каждом штате выдвигают законопроекты и поправки к конституции, ограничивающие использование выдающихся владений для изъятия собственности в целях экономического развития.

Как выясняется, согласно пресс-релизу, выпущенному адвокатами Сюзет Кело из Института юстиции, «маленький розовый домик в Нью-Лондоне, штат Коннектикут, который начал общенациональное восстание за права собственности, все еще стоит через год после того, как Верховный суд США заслушал аргументы. а затем в конце концов постановил, что его можно снести для частной застройки ». Сюзет Кело и ее соседи по-прежнему остаются в своих домах. Вскоре после решения Kelo законодательный орган штата и губернатор Коннектикута ввели мораторий на все сборы для экономического развития, в то время как законодательный орган пересмотрел закон.В феврале 2006 года городской совет единогласно проголосовал за спасение домов. Сюзет Кело заявляет, что не планирует переезжать из своего маленького розового домика.

About Author


alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.