Виды искусства тектонические: Тектоника (искусство) — Карта знаний – Тектоника (искусство) Википедия

Тектоника (искусство) Википедия

Текто́ника (от др.-греч. τεκτονική — строение, построение) — качество формы, определяемое отражением на ее поверхности внутренней конструкции (функциональной структуры), например, архитектурной, живописной или графической. Тектоничность — формальное, зрительное, а не конструктивное, качество, оно обусловлено мерой выражения, ясностью конструктивных членений, подразделений целого на части, отношений величин, выявления верха и низа, центра и периферии композиции[1]. Гравитационная составляющая и технические требования надежности в архитектуре определяют такие тектонические свойства как подчеркиввание опорных частей (акцентирование цоколя здания), вертикальных опор и венчающих карнизов, отсюда особое зрительное значение вертикалей и горизонталей. Противоположное понятие — атектоничность.

Впервые слово «тектоника» в качестве научного термина использовал в середине XIX в. немецкий археолог Карл Готтлиб Бёттихер[2]. Близкий термин: архитектоничность (греч. άρχιτεκτονική – главное строение) — ясно воспринимаемая целостность и закономерность связи частей с целым. В отличие от простой тектоничности, архитектоника имеет не только формальный, но и семантический смысл. Архитектоника призвана выражать соподчиненность главного и второстепенного, т. е. композиционный смысл формы.

[3]

Термин тектоника происходит от др.-греч. τεκτον (tektos) — строить, возводить, что в дословном переводе означает «устроение» (или построение).[4]

Понятие тектоничности формы в архитектуре можно обнаружить в трактате Витрувия «Десять книг об архитектуре» (18–16 гг. до н.э.), а также в трактате Андреа Палладио «Четыре книги об архитектуре» (I Quattro Libri dell’Architettura, 1570). Однако у Витрувия не встречается термин «тектоника», он использует понятие «ординация», что по определению есть «правильное соотношение членов сооружения в отдельности и в целом для достижения соразмерности». Далее, опираясь, по его собственным словам, на труды древнегреческих авторов и рассуждая об «удобном расположении зданий», древнеримский архитектор связывает понятие ординации, или строя, с «надлежащим соблюдением пропорций» [5][6]. Закономерно, что оба понятия, тектоничность и архитектоничность, более всего связаны с искусством архитектуры. В этом виде искусства тектонической системой является архитектурный ордер. В академической традиции достаточно ясно оппозицию понятий конструктивности и тектоничности первым сформулировал французский теоретик искусства Ролан Фреар де Шамбрэ (1606–1676) в трактате «Параллель античной и современной архитектуры» (1650): «быть прочным» и «выглядеть прочным». Как отметил Л. И. Таруашвили, это различие необходимо Фреару для понимания «эстетической природы ордера», а, следовательно, и различий понятий конструктивности и тектоничности

[7].

Такой подход к анализу взаимосвязей основных понятий формообразования в архитектуре развивал немецкий историк и теоретик искусства Гюнтер Бандманн. «Зодчество, — писал Г. Бандманн в 1951 г., — по своей сути является не усовершенствованной конструкцией», а «воспроизведением тектоники». Следствие этого – сублимация технической и материальной составляющих, превращение реальной формы в идеальное образование. Формальный мотив утрачивает свое значение, которым он обладал, будучи первоначально связан с материалом, и обретает благодаря новому отношению идеальное содержание. Именно это имел в виду Винкельман, говоря об облачении, которым покрывается мертвый материал. Форма – это духовный покров, наброшенный на материю». «Можно сказать, – писал далее Бандманн, – что символическое значение смещает трактовку форм в область художественного»

[8].

Понятие тектоничности в архитектуре связано с художественно-образным переосмыслением строительной конструкции. По этой причине оно неприменимо к сооружениям конструктивизма. Самым ранним и наиболее известным произведением конструкт

Тектоника (искусство) — Википедия

Текто́ника (от др.-греч. τεκτονική — строение, построение) — точная наука (или интуитивное искусство) построения конструктивного целого. В применении к искусству термин тектоника обозначает зрительное (зримое) воплощение внутренней конструкции (например, архитектурной, живописной или графической) — в том виде, как она проявляет себя через соотношение отдельных частей формы (пропорции) или членение на составляющие элементы.

Краткая характеристика

Термин тектоника происходит от др.-греч. τεκτον (tektos) — строить, возводить, что в дословном переводе означает «устроение» (или построение).[1]

Что касается тектоники как общего термина, то само по себе это понятие является довольно старым. Однако ещё старше — некое неконкретное и интуитивное представление о ней. Более или менее отчётливые следы подобного представления можно обнаружить уже у Витрувия. также прослеживаются они и в трактате Палладио «I Quattro Libri dell’Architettura» и в работах некоторых других теоретиков ордерного задчества эпохи Ренессанса, отдельные суждения которых о принципах идеальной постройки предполагают в качестве своей невысказанной и, скорее всего, неосознанной предпосылки некое требование

тектонической экспрессии. Конечно, само по себе понятие тектоники выкристаллизовалось из первоначальной смутной идеи не сразу, и всё же, это случилось значительно раньше, чем возник сам термин.[2]

Самое старое из дошедших до нас определений высказано в форме эстетического императива; оно принадлежит известному французскому теоретику архитектуры Р.Фреару де Шамбре и было обнародовано им в середине XVII века на страницах его трактата об архитектурных ордерах («Параллели между древней и современной архитектурой»). В конце того же столетия эту формулировку значительно уточнил и развил Жан-Франсуа Фелибьен, сын известного французского теоретика и историка искусства Андре Фелибьена. Можно сказать, что именно с этого момента понятие тектоники стало прочным достоянием архитектурно-теоретической литературы.

[2]

В отношении искусства (или в целом эстетики) тектоника может быть названа видимой конструкцией целого, выраженной через членение и соотношение конструктивных (несущих) частей художественной или архитектурной формы.

Отсюда, понятие тектоничность — есть одно из важнейших свойств, так или иначе определяющих степень (или зримость) отражения на поверхности формы её конструктивной основы (отчасти это понятие пересекается со структурой художественного целого). «Тектоничное произведение» в своём максимальном выражении имеет вид почти голой конструкции. К примеру, именно такого направления в качестве идеального образца придерживается конструктивизм и близкие ему течения (такие как футуризм, кубизм или супрематизм). Но далеко не только XX век дал подобные образцы. Также, в истории архитектурного искусства известны подлинные тектоничные шедевры ранних времён, среди которых такой несомненный образец как Эйфелева башня. В ней конструкция не только совпадает с целым произведением, но и определяет уникальность его художественного образа.

В индустриальной, коммуникационной и даже парадной архитектуре второй половины XX века сугубая тектоничность формы здания, моста или иного объекта часто выражала себя также в прямой форме, когда основные несущие конструкции (опоры, балки или подвесы) выходили на поверхность сооружения и составляли характерную основу его внешнего облика.

Однако далеко не только сама по себе конструкция определяет (и, в свою очередь, определяется) тектоничностью формы. Равным образом, тектоника может находить своё выражение и через конкретные (как зримые, так и скрытые) свойства материала, из которого построено архитектурное целое. К примеру, здание (или промышленная конструкция), построенная из вязких материалов (или имеющая опорные металлические конструкции) неизбежным образом будет отличаться от строений, построенных из крупных каменных блоков или пенобетона. Однако здесь, в этой области берёт своё начало так называемая «имитационная тектоника», когда через воспроизводство внешних признаков (пластики или текстуры) некоего материала создаётся ложное впечатление о его конструкции. Как правило, подобные приёмы употребляются в облицовке зданий.

Тектоника в искусстве является понятием близкородственным, но более частным и узким, чем архитектоника, которая проявляет себя прежде всего через ясно выраженное членение и соотношение частей целого: не только конструктивных, но и внешних.[1] Однако, и тот, и другой термин проник в остальные искусства и науки именно из архитектуры.

Так, в древне-русском языке тектоника (через греческое заимствование) прежде всего проявила себя в старом названии профессии плотник (тектонъ).[1]

Также и в Римской империи профессия тектор (лат. tector) имела сугубо строительное значение — маляр или штукатур.[3] Оба этих строительных занятия равным образом имеют отношение к внешности художественного целого.

Тектоника — является достаточно важной дисциплиной также в промышленном и художественном дизайне. Именно она определяет, насколько форма изделия должна соответствовать его конструкции (или внутренней структуре), а также технологии изготовления и природе материала. Также тектоника обуславливает связь важнейших характеристик промышленного изделия — его конструктивной основы и формы во всех её сложных проявлениях (например, в пластике, пропорциях, повторах, характере и т.д.)

Примечания

  1. 1 2 3 Власов В.Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т.. — СПб.: Азбука-Классика. Т.IX, 2008. — С. 450-452.
  2. 1 2 Л.И.Таруашвили. Докторская диссертация по специальности изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура на тему «Тектоника визуального образа в поэзии античности и христианской Европы». — М.: 1996 г. — стр. 32
  3. Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь, изд. третье, исправленное. — М.: «Русский язык», 1986. — Т. 1. — С. 762. — 840 с. — 45 000 экз.

См. также

Тектоника (искусство) — Викицитатник

Текто́ника (от др.-греч. τεκτονική — строение, построение) — точная наука (или интуитивное искусство) построения конструктивного целого из отдельных структурных деталей, не обязательно несущих силовую нагрузку.

В применении к искусству термин тектоника обозначает зрительное (зримое) внешнее воплощение внутренней конструкции (например, архитектурной, живописной или графической) — в том виде, как она проявляет себя через соотношение отдельных частей формы (пропорции) или членение на составляющие элементы.

[1]

Относительно чаще, чем тектоника употребляется и близкий к ней термин архитектоника, а также «композиция», причём, в применении не только к произведению в целом, но и к отдельным его элементам: композиция образа, сюжета, строфы и т. п.

Но роль ваяния ― мы к нему теперь возвращаемся была тоже и служебной: оно украшало храм, служивший жилищем созданному им божеству. Если весь храм по основному принципу греческой тектоники был естественным и в то же время прекрасным выражением работы структивных сил, то ваяние украшало отдых от этой работы ― те плоскости, в которых движущиеся друг против друга силы взаимно уравновешивались. То были, в особенности фронтон ― плоский треугольник фасада между горизонталью карниза и скатами кровли, и метопы ― квадраты фриза между поддерживающими карниз триглифами. Здесь было место уже не для единоличного кумира, а для сцен ― крупных во фронтонах, мелких на метопах. А где сцена, там и мифология ― та необязательная для верующего «поэтическая религия», тоже прекрасная, но все же второразрядная.

[2]

 — Фаддей Зелинский, «Древнегреческая религия», 1918

Конструктивизм ― это идеология, возникшая в пролетарской России во время революции, и как всякая идеология, конструктивизм только тогда может быть жизнеспособным и не построенным на песке, когда создает себе потребителя; а потому ― задачей конструктивизма является организация коммунистического быта через создание конструктивного человека. Средствами к этому являются интеллектуальное производство ― изобретательство и совершенствующее производство ― техника. Интеллектуально-материальное производство формуется из трех элементов: тектоники, конструкции и фактуры. Тектоника ― идеологическая часть конструктивизма ― исходит, с одной стороны, из свойств коммунизма, с другой стороны ― из целесообразного использования материала. Конструкция ― организующая функция, доводящая до предела каждую данность. Фактура ― целесообразное использование материала, не ограничивающее тектоники.

[3]

 — Ольга Чичагова, «Конструктивизм», 1923

Метафора почвы ― важнейшая у Леонтьева, и вот мы видим, читая его, как колеблется и меняется его оценка национальной почвы. Она «роскошная», свежая по сравнению с западной «истощенной» ― в статье «Грамотность и народность» (1870). Но она же «слабая», опасно и скрыто «подвижная» в сравнении с западной взрывчатой тектоникой ― этот мотив возникает уже через несколько лет, в «Византизме и славянстве» (1875): «но какая-то особенная, более мирная или глубокая подвижность всей почвы и всего строя у нас, в России, стоит западных громов и взрывов». Подвижность и рыхлость почвы как тревожная предпосылка. Пластика этой метафоры нашему историческому сознанию и нашему опыту многое говорит ― Леонтьев был мастер таких пластических образов исторического процесса. «Почва рыхлее, постройка легче».[4]

 — Сергей Бочаров, «Ум мой упростить я не могу». К столетию смерти Константина Леонтьева, 1991

Что касается тектоники, то само это понятие является достаточно старым. Ещё старше — безотчётное представление о ней; более или менее заметные следы такого представления можно обнаружить уже у Витрувия. Есть они в трактате Палладио и в работах некоторых иных теоретиков ордерного зодчества эпохи Ренессанса, чьи отдельные суждения об идеальной постройке предполагают в качестве своей невысказанной и, скорее всего, неосознанной посылки требование тектонической экспрессии. Из этой смутной идеи понятие тектониики выкристаллизовалось не сразу, однако значительно раньше, чем возник сам термин.
Самое старое из известных нам её определений высказано в форме эстетического императива; оно принадлежит известному французскому теоретику архитектуры Р.Фреару де Шамбре и было обнародовано им в середине XVII века на страницах его трактата об архитектурных ордерах. В конце того же столетия эту формулировку дополнил и развил Ж.Ф.Фелибьен, сын известного французского теоретика и историка искусства А.Фелибьена. С тех самых пор понятине тектоники стало прочным достоянием архитектурно-теоретической литературы.[5]

 — Леонид Таруашвили, «Тектоника визуального образа в поэзии античности и христианской Европы», 1996

Архангельский собор вообще поражал не разработкой пространства, а разработкой фасадов. На фасадах явлена средневековой Руси тектоника нового времени ― Ренессансная. Фасад делится карнизом на два этажа, хотя внутри это единое пространство. Это окна-«глазки», это раковины и акротерии в закомарах, это венецианское обрамление северного, южного и боковых входов на западном фасаде. В этом соборе гораздо больше итальянского, чем в Успенском, но при этом он кажется более русским.[7]

 — Светлана Еремеева. Лекции по истории искусства, 1999

Коль скоро «легкость» ― центральная эстетическая категория и критерий оценки архитектуры в период ранней эклектики, то можно предположить, что основа восхищения готикой ― именно в этом. Тектоника готики ― тектоника дематериализации, восхищение готикой ― это восхищение в первую очередь дематериализованной, «легкой» архитектурной формой. Обратим внимание на специфические черты этой «легкости» у Гоголя. Один из главных недостатков, которые он видит в современной ему архитектуре, ― мелочность: « <…> всё, что ни строили по их (классическому. ― Г.Р.) образцу ― все носило отпечаток мелкости <…> (Зодчие. ― Г.Р.) не узнали искусства давать величие всему целому и определить ему размер, способный вызвать изумление».[8]

 — Григорий Ревзин, «Очерки по философии архитектурной формы», 2002

Итак, с одной стороны, реальная архитектура XIX века реализует предчувствия Гоголя, а с другой ― архитектура Гоголя представляет собой мираж. Отсюда может следовать только одно ― архитектура эклектики и желала выглядеть как мираж, желала усвоить некие пластические качества дематериализованной иллюзии. В таком случае вопрос о принципе формообразования в эклектике может быть в намеренно заостренной форме понят как вопрос о принципе формообразования, о тектонике миража. Какова же эта тектоника? В конце своей статьи Гоголь описывает новую архитектуру, которую должен создать XIX век: «Покаместь висящая архитектура только показывается в ложах, балконах <…> Но если целые этажи повиснут, если перекинутся смелые арки, если целые массы вместо тяжелых колонн очутятся на сквозных чугунных подпорах, если дом обвесится снизу доверху балконами с узорными перилами, и от них висящие чугунные украшения в тысячах разнообразных видов облекут его своею легкою сетью, и он будет глядеть сквозь них, как сквозь прозрачный вуаль, когда эти чугунные сквозные украшения, обвитые около круглой, прекрасной башни, полетят вместе с нею на небо, ― какую легкость, какую эстетическую воздушность приобретут тогда дома наши».[8]

 — Григорий Ревзин, «Очерки по философии архитектурной формы», 2002

Четыре изящные кариатиды поставлены на огромные (в два с половиной раза больше их роста) постаменты. Они поддерживают тяжелый, мощный антаблемент, почти равный им по высоте. Этот антаблемент оказывается основанием легкого балкончика, обрамленного изящной решеткой. Все вместе производит почти комическое впечатление, словно программно манифестируя ― никаких законов тектоники нет.[8]

 — Григорий Ревзин, «Очерки по философии архитектурной формы», 2002

Именно от этих сил, живущих внутри стены, ордерная декорация получает мощь; тектонические силы как бы перетекают со стен в пристенные колонны, наполняя их пластикой и материальностью. Но никакие пластические, тектонические силы не перетекают со стен в декор эклектических зданий. Напротив, всей своей формой ― непластичностью, немасштабностью, тектоническим алогизмом ― декор эклектики манифестирует: никакой тяжести внутри стены нет. Если ордер классицизма ― метафора тектоники, декор эклектики ― метафора атектонизма. То есть метафора лишенной тектоники стены, стены как дематериализованной плоскости. Таким образом, принцип формообразования, найденный в эклектике, на наш взгляд, заключается в соединении исторической формы с «неоформой» ― дематериализованной плоскостью стены. Это и есть романтический принцип формообразования, ибо архитектура здесь подвергается дематериализации, развоплощению. Ее тектоника превращается в тектонику миража. Но «романтичность» этой пустоты, на которой «висят» картины исторического декора, не исчерпывается одной дематериализацией архитектуры.[8]

 — Григорий Ревзин, «Очерки по философии архитектурной формы», 2002

Вот «Пушкинская» и «Полянка». С точки зрения конструктора ― близнецы. Едва ли не по одним и тем же чертежам сработанные станции. Колонные, глубокого заложения. А объемы кажутся разными. Тектоника! На «Полянке» немного ниже свод, и от этого чуть-чуть раздвинулись колонны. Станция зрительно стала шире. Не лучше оказалась, не красивее, а просто вышла другой.[9]

 — Сергей Солоух, «Одна любовь, один проект», 2003

И вдруг пришло в голову ― что все прекрасное вокруг есть человеческая внутренность. Анатомию я не допустил к рассуждениям, как банальность, достойную только авгуров. О внутренности живого я думал как о тектонике сознания. Я соображал: если глаз есть кусок мозга, вынесенный на открытый воздух, то само по себе зрение есть мыслительный процесс, со всеми следствиями: мышление утоляло Ницше выработанными в мозгу алкалоидами и облегчало мигрень; Пилат не умел думать самостоятельно и потому нуждался в сторонней анестезии: ему нужно было говорить с умным человеком.[10]

 — Александр Иличевский, «Перс», 2010

Цитаты в поэзии[править]

  1. Власов В.Г. Иллюстрированный художественный словарь. — СПб.: Икар, 1993.
  2. Зелинский Ф.Ф. «Древнегреческая религия». — Петроград: 1918 г.
  3. ↑ «Литературные манифесты от символизма до наших дней». — М.: Издательский дом «Согласие», 1993 г.
  4. С.Г.Бочаров «Сюжеты русской литературы». — М.: Языки русской культуры, 2000 г.
  5. Л.И.Таруашвили. Докторская диссертация по специальности: изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура на тему «Тектоника визуального образа в поэзии античности и христианской Европы». — М.: 1996 г. — стр. 32
  6. Андрей Вознесенский. «На виртуальном ветру». — М.: Вагриус, 1998 г.
  7. С.А.Еремеева. Лекции по истории искусства. — М.: ИДДК, 1999 г.
  8. 8,08,18,28,38,4 Г. И. Ревзин «Очерки по философии архитектурной формы». — М.: ОГИ, 2002 г.
  9. Сергей Солоух «Одна любовь, один проект». — М.: «Октябрь», №4, 2003 г.
  10. ↑ Александр Иличевский, «Перс» (роман), Москва, изд. «АСТ», 2010 г.

Архитектоника — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 апреля 2019; проверки требуют 6 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 апреля 2019; проверки требуют 6 правок.

Архитекто́ника (от др.-греч. ἀρχιτεκτονική — главное строение) — построение художественного произведения. Часто употребляется, хотя это и не верно в большинстве случаев, в том же значении, что и термин «композиция», причём в применении не только к произведению в целом, но и к отдельным его элементам: композиция образа, сюжета, строфы и т. п. Родственным, но более узким понятием в применении к искусству является термин тектоника.

Краткое описание и интерпретация понятия[править | править код]

Термин архитектоника состоит из двух слов греческого происхождения: др.-греч. ἀρχι (archi) — главный и др.-греч. τεκτον (tektos) — строить, возводить, что в прямом переводе означает «главное устроение» (или основное строение). Это слово является однокоренным со словами: архитектор (древнерусское архитектонъ, главный строитель), архитектура. Родственный термин: текто́ника (от др.-греч. τεκτονική — строение, построение) — качество формы, определяемое отражением на её поверхности внутренней конструкции (функциональной структуры), например, архитектурной, живописной или графической. Существенно различие этих понятий. Тектоничность — формальное качество, оно обусловлено мерой выражения, ясностью конструктивных членений, подразделений целого на части, отношений величин, выявления верха и низа, центра и периферии композиции[1]. Впервые слово «тектоника» в качестве научного термина использовал в середине XIX в. немецкий археолог Карл Готтлиб Бёттихер[2]. Архитектоничность — ясно воспринимаемая целостность, соподчиненность и закономерность связи частей и целого. В отличие от простой тектоничности, архитектоника имеет не только формальный, но и семантический смысл. Архитектоника призвана выражать соподчиненность главного и второстепенного, то есть композиционный смысл формы. Поэтому качествами тектоничности могут обладать и природные объекты: скалы, деревья, но архитектоничность характеризует только произведения человеческого разума, осмысления формы и придания ей чувства и смысла.

Именно архитектоника формирует главное впечатление от восприятия объекта. Через цельность внешнего образа архитектоника выражает главную композиционную идею (иначе говоря, составляет образ объекта). Именно этим архитектоника отличается от тектоники, представляющей собой только эстетические качества конструкции и материала.

Аналогичное значение имеют эти понятия также в живописи, графике, скульптуре, литературе и даже музыке. К примеру, музыканты говорят о некоем «архитектоническом слухе» (тренированная способность на слух оценивать соразмерность и красоту музыкальной композиции). В применении к литературному творчеству понятие архитектоники объединяет в себе соотношение частей произведения, расположение и взаимную связь его компонентов (слагаемых), образующих вместе некоторое художественное единство. В понятие архитектоники входит как внешняя структура произведения, так и построение сюжета: деление произведения на части, тип рассказывания (от автора или от лица особого рассказчика), роль диалога, та или иная последовательность событий (временная или с нарушением хронологического принципа), введение в повествовательную ткань различных описаний, авторских рассуждений и лирических отступлений, группировка действующих лиц и т. п.

Приёмы архитектоники составляют один из существенных элементов стиля (в широком смысле слова) и вместе с ним являются социально обусловленными. Поэтому они изменяются в связи с социально-экономической жизнью данного общества, с появлением на исторической сцене новых классов и групп. Если взять, например, романы Тургенева, то мы найдём в них последовательность в изложении событий, плавность в ходе повествования, установку на гармоническую стройность целого, важную композиционную роль пейзажа. Эти черты легко объясняются как бытом поместья, так и психикой его обитателей. Романы Достоевского строятся по совершенно иным законам: действие начинается с середины, повествование течёт быстро, скачками, замечается также внешняя несоразмерность частей. Эти свойства архитектоники точно так же определяются особенностями изображаемой среды — столичного мещанства. В пределах одного и того же литературного стиля приёмы архитектоники изменяются в зависимости от художественного жанра (роман, повесть, рассказ, поэма, драматическое произведение, лирическое стихотворение). Каждый жанр характеризуется рядом специфических признаков, требующих своеобразной композиции.

  1. Власов В. Г. Тектоника // Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т. — СПб.: Азбука-Классика. — Т. IХ, 2008. — С. 450—451.
  2. Bötticher K. Die Tektonik der Hellenen. Bd. I: Einleitung und Dorika. — Potsdam, 1844.

3. Тектоника. Очерки по истории архитектуры Т.2

Тектоника является одним из центральных понятий классической греческой архитектуры. Некоторые ученые склонны даже приравнивать понятие тектоники к понятию архитектуры. Так, говорят об архитектонике греков, понимая под этим их архитектуру. Термины «тектоника» и «архитектоника» являются различными обозначениями одного и того же понятия. Однако понятие тектоники не совпадает с понятием архитектуры, оно не совпадает и с понятием греческой архитектуры или даже классической греческой архитектуры. Тектоника является лишь ее элементом и затрагивает только одну сторону классической греческой архитектурной формы. Понятие тектоники требует определения.

Земпер определял тектонику как всякое построение из полос, независимо от того материала, из которого оно выполнено. Дословно ????????????? ?????  или ?????????  означает по-гречески архитектуру или буквально — плотничье искусство, плотничье ремесло. В том, что самый греческий термин, от которого происходит и наше слово «архитектура», означает работу плотника, мы имеем лишнее доказательство тесной связи классической греческой каменной архитектурной формы с ее деревянными прототипами. И Земпер в своем определении тектоники исходит из деревянных конструкций и техники, но отвлекает самый характерный признак деревянной конструктивной системы — построение из полос — и распространяет его на любой материал. Таким образом, свойство, присущее деревянной технике, оказывается возведенным в общий не только конструктивный, но и архитектурно-художественный принцип: метод архитектурного мышления полосами, балками, независимо от того, из какого материала сделаны эти полосы. Под земперовское понятие тектоники главным образом подпадает всякая архитектура, которая строит свою форму на основе античного ордера, и в первую очередь, конечно, сама классическая греческая архитектура.

Понятие тектоники, как оно выработано у Земпера, затрагивает очень важную сторону не только классической греческой архитектуры, но и последующих архитектурных стилей Европы. Если мы, с одной стороны, вспомним различные стили зодчества восточных деспотий, с другой стороны — Парфенон, готический собор, дом на столбах Корбюзье, то станет ясным, что от Парфенона к Корбюзье идет линия развития, которую следует противопоставить Востоку, которая имеет свое начало в классической греческой архитектуре. Правда, тут опять вспоминаются те предшественники греческого ордера, о которых уже была речь: колонны и столбы в Египте и Крите, аналогичные формы в Китае и Персии. Все эти построения из полос, если следовать Земперу, как будто говорят о том, что в этом отношении греки не создали ничего нового и только переняли уже готовое у Востока. Можно было бы пойти еще глубже и указать на Стонхендж (рис. 370) и свайные жилые постройки как на образцы тектонических композиций, соответствующих определению Земпера.

На самом деле глубокая принципиальная разница отделяет греческие колонны и антаблементы от их восточных предшественников. Именно понятие тектоники, целиком приложимое к классическому греческому периптеру, и только в очень небольшой степени применимое к его восточным предшественникам, затрагивает очень существенную разницу между ними. Определение тектоники Земпером является внешним и техническим. Суть тектонической формы, конечно, не в том, что она строится из полос, так как не всякое построение из полос в своей основе тектонично.

Сущность тектоничности классического дорического периптера V века состоит в том, что в нем дано разложение наружного объема на отдельные составные части, на колонны и антаблемент, т. е. наглядный архитектурный анализ. Это теснейшим образом связано с освобождением архитектуры от религии, с открытием специфической области архитектурного мышления и с общим рационализмом греческой архитектурной формы.

Вернемся еще раз к египетскому столбу и колонне, т. е. к таким формам восточной деспотической архитектуры, которые, казалось бы, стоят ближе всего к греческому ордеру. В портиках Дейр-эль-Бахри (рис. 372) столбы ничем не отделены от лежащих на них горизонтальных частей, архитектор подчеркивает первичность общей передней плоскости портика, воспринимаемой как сплошная, и господство ее над отдельными столбами: в этой плоскости сделаны темные геометрически правильные выемки пролетов. Колонны-растения открытых дворов и гипостильных залов внутри святилищ Нового царства (рис. 371) активно растут вверх и стремятся соединиться, срастись в широко раскинувшихся верхних чашках-цветках, над которыми нависает потолок — небо. Прямоугольные вертикальные блоки над чашками цветов не только отметают у зрителя всякую мысль о том, что эти цветы и деревья несут какую-то тяжесть, что они имеют конструктивную функцию, но и производят впечатление свободного парения потолков над ними, особенно в более темном гипостильном зале, где зритель может смотреть на колонны только с близкого расстояния, благодаря чему широкие чашки прикрывают собой блоки над ними. Даже протодорическая колонна (рис. 374), внешне больше всего напоминающая греческие формы, близка к столбу, вытесанному из скалы, к остатку первоначально сплошной скалы, в которую углубилась вырытая пещера. И таким же пещерным характером отличаются и критские дворцы, в которых аструктивные колонны (рис. 14) усиливают живописное движение внутреннего пространства. Колонны персидских дворцов также нельзя сравнивать с греческим ордером, так как и персидские колонны изобразительны и символичны, как и вытесанные из скалы колонны индийских пещерных храмов. Принципиально отличны от греческих колонн и тоненькие столбики китайских зданий, которые тоже приближаются по своему внешнему виду к растительным формам и, кроме того, играют лишь второстепенную роль по сравнению с пространством, окружающим китайское здание, с пространством сада, с пространством и в данном случае по-восточному обожествленной природы (ср. т. 1). Но свободно стоящая подпора является на Востоке исключением. Для восточно-деспотического искусства гораздо типичнее гигантские недифференцированные массы, пронизанные и оживленные ритмом, подчиненным религиозным эмоциям, увлекающим толпы зрителей. Пирамиды в пустыне или пилоны египетского храма, таинственные растительные массы индийских башнеобразных святилищ или гигантские объемы ассирийских дворцов, непроницаемая пещерная оболочка зажатых тесных внутренних пространств гипостильных залов, критских или персидских дворцов, индийских пещерных храмов, массы холмов и деревьев китайских садов — везде наблюдается основная тенденция к недифференцированному, к сплошным массам, действующим на эмоции, усыпляющим разум, ставящим человека перед непонятными ему в их величии глыбами, силу которых он может только смутно ощущать, которых он никогда не поймет до конца и перед которыми его пронизывает священный ужас.

Рис. 39. Афины. Парфенон

В противоположность трактовке материи здания в восточных деспотиях как недифференцированного целого, тектоника классического греческого храма состоит в том, что в периптере наружная масса разложена на отдельные составные части — колонны, стены, скаты кровли, горизонтальные балки, на которые опирается покрытие, и т. д., — причем целое складывается из отдельных частей на глазах у зрителей (рис. 39). Каждая часть настолько ясно и четко отделена от соседней, функция каждой из них в общей структуре целого охарактеризована так ясно и наглядно, что зритель сразу ее воспринимает. Получается впечатление, что архитектор на глазах у зрителя разнимает постройку на последние неделимые составные части и потом опять складывает ее из них. Но части не поглощаются целым, а продолжают сохранять свою самостоятельность и законченность даже после того, как они уже вошли в общую систему периптера, которая получается в результате взаимной связи отдельных очень развитых и завершенных в себе элементов. Тот же принцип тектоники наблюдается в стенах целлы периптера. Они сложены из отдельных очень правильных квадров одинаковой величины. Блоки камня не теряются в общей массе стены, как в Египте, а остаются последними неделимыми единицами, из которых складывается стена. Зритель отчитывает стену как сумму квадров. Стена наглядно проанализирована архитектором, и зритель видит, что она представляет собой систему каменных блоков, расположенных в известном порядке. В периптере архитектор со всех сторон показывает зрителю колонны: они постоянно напоминают ему об анализе массы на ее составные части, точно определенный порядок которых и составляет греческий архитектурный ордер.

В тектонике содержится одна из основных мыслей периптера: выразить в архитектурно-художественной форме конструкцию здания. Это не нужно понимать в том смысле, что конструкция целиком определила форму периптера. Самая задача — по возможности ясно выразить в художественной форме конструктивное соотношение частей — является задачей чисто художественной и обусловленной идеологией эпохи. В этом ярко проявился рационализм, диаметрально противоположный восточно-деспотической эмоциональности. Греческий рационализм является существенным признаком развитой человеческой индивидуальности; в тектонике греков проявилось очеловечение архитектуры. Необходимой предпосылкой тектоники является значительно продвинувшаяся дифференциация культуры и ее освобождение от религии. При помощи тектоники классическая греческая архитектура, хотя она и строит храмы, все же освобождает архитектурную форму от опеки религии и строит ее на рациональной основе. Для восточно-деспотической архитектуры можно говорить только о слабых зачатках тектоники. В форме тектонического мышления греческие архитекторы практически осознали самостоятельное содержание освобожденной от религии архитектуры.

Наружная масса периптера разложена на три совершенно отделенные друг от друга и противопоставленные друг другу части, во взаимном соотношении которых раскрывается его тектоническая идея. Это: 1) ступенчатый постамент; 2) колонны; 3) антаблемент и покрытие. Ступенчатый постамент является той искусственной площадкой, на которой воздвигнут храм. Его назначение — выравнять почву, на которую ставят стены и колонны. Горизонталь, повторяющая горизонталь почвы, — основная отличительная черта ступенчатого постамента. Эта горизонталь подчеркивается не только линией верхней площадки стилобата, но и ступенями, которые и своими лентообразными плоскостями, и ограничивающими их линиями многократно повторяют горизонталь. В резком контрасте со ступенчатым постаментом вся обработка колонн подчеркивает их основную роль как несущих частей. В колоннах господствует вертикаль. Стволы колонн ориентированы по вертикали, которая еще сильнее подчеркивается энтазисом — сужением колонн вверх. Контраст с многочисленными горизонталями ступенчатого постамента и антаблемента еще сильнее выявляет вертикализм колонн, особенно наглядно выступающий на фоне стен, от которых колонны отделяются, как фигуры от фона в горельефе. Наконец, многочисленные каннелюры своими гранями и тенями, сгущающимися в желобах, дают большое количество второстепенных вертикалей, сопровождающих основной мотив всей колонны. Антаблемент с венчающим фронтоном гораздо сложнее нижних частей. Это — тяжесть, которую несут колонны; она состоит из двускатной кровли и балок, на которые опирается крыша. Антаблемент своей обшей формой тоже подчеркивает горизонталь. Но, в противоположность более мелочным членениям ступенчатого постамента, горизонтальные членения антаблемента гораздо крупнее. Венчающая роль верхних частей периптера выражена в том, что горизонтальная лента фриза прерывается вертикальными триглифами; все завершается сильно выступающим карнизом и фронтоном, который и в своей общей форме, и в позах заполняющих его человеческих фигур, и в трех акротериях на углах совмещает и примиряет горизонталь и вертикаль. Различная характеристика трех основных частей греческого храма служит дифференциации его общей массы на отдельные части, из которых каждая выполняет свое назначение и всевозможными средствами охарактеризована особо.

Дифференциация отдельных частей здания, как средство архитектурно-художественного анализа наружных масс периптера, еще усиливается цветом. Установлено, что наружные части греческого классического храма окрашивались в яркие простые тона: синий, красный, желтый. Окраска сосредоточивалась главным образом в верхних частях здания, где было много скульптуры. Противопоставление ярких цветов, особенно синего и красного, служило для более четкого и резкого отделения друг от друга элементов антаблемента (например, синих триглифов от фона метоп и узких красных полос, ограничивавших фриз сверху и снизу), а также для отделения всего антаблемента и фронтона, взятых вместе, от нижних частей.

В стенах целлы единица тектонического разложения формы совпадала с единицей материала: ею был, в обоих смыслах, прекрасно отесанный каменный блок. Этого нет в колоннах: единицей материала в них являются отдельные каменные барабаны, из нескольких штук которых составлен ствол; напротив, художественной единицей является каждый ствол в целом, который, несмотря на то что он реально составлялся из нескольких барабанов, с точки зрения архитектурно-художественного образа понимался как последняя неделимая составная часть колоннады периптера.

Semper G. Der Stil. Munehen, 1878; Hittorjf I. L’architecture polychrome chez les Grecs. Paris, 1851; Dunn I. Polychrome und konstruktive Details der griechischer Baukunst. Berlin, 1880; Он же. Liber die naturliche rostbraune Farbung des Marmors an den Bauten der Akropolis in Athen (Zeitschrift fur Bauwesen). 1871; Fenger. Dorische Polychromie.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

ТЕКТОНИКА - это... Что такое ТЕКТОНИКА?

  • ТЕКТОНИКА — (греч.). 1) производство, по правилам искусства, изображений из дерева, камня, металла, глины и проч. 2) искусство украшать различн. вещи резьбой, ваяльной работой. 3) архитектура земной коры; те формы земного рельефа, которые произошли не от… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Тектоника — [τεκτονικά (ςектоника) строительство] 1. Строение какого либо участка земной коры, определяющееся совокупностью тект. нарушений и историей их развития. 2. Учение о строении земной коры, геол.… …   Геологическая энциклопедия

  • Тектоника — – соотношение несущих и несомых частей сооружения, выраженное в пластических формах. Тектоника – художественное выражение закономерностей, присущих конструктивной системе здания …   Словарь строителя

  • ТЕКТОНИКА — [от греческого tektonike строительное (искусство)] (геотектоника), наука о строении, движении, деформации земной коры; раздел геологии. Выделяют тектонику историческую, общую и региональную. Оформилась как самостоятельная наука в 20 в …   Современная энциклопедия

  • ТЕКТОНИКА — в архитектуре, то же, что архитектоника …   Современная энциклопедия

  • ТЕКТОНИКА — в архитектуре см. Архитектоника …   Большой Энциклопедический словарь

  • ТЕКТОНИКА — (от греч. tektonikos относящийся к строительству) (геотектоника) отрасль геологии, изучающая развитие структуры земной коры и ее изменения под влиянием тектонических движений и деформаций, связанных с развитием Земли в целом. Представления,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Тектоника — 1) раздел геологии, изучающий движение земной коры, формы залегания горных пород (тектонические структуры), создаваемые этими движениями, и историю их развития …   Геологические термины

  • ТЕКТОНИКА — ТЕКТОНИКА, деформация земной КОРЫ и геологические структуры, вызванные этой деформацией, включая такие как СКЛАДКИ, СБРОСЫ и горообразование. Теория ТЕКТОНИКИ ПЛИТ первоначально ограничивалась изучением главных структурных особенностей земной… …   Научно-технический энциклопедический словарь

  • ТЕКТОНИКА — ТЕКТОНИКА, и, жен. (спец.). 1. Строение земной коры. 2. Раздел геологии, изучающий структуру земной коры в связи с её движениями и деформациями. 3. В архитектуре: то же, что архитектоника. | прил. тектонический, ая, ое. Толковый словарь Ожегова.… …   Толковый словарь Ожегова

  • ТЕКТОНИКА (в архитектуре) - это... Что такое ТЕКТОНИКА (в архитектуре)?

    
    ТЕКТОНИКА (в архитектуре)
    ТЕКТОНИКА (в архитектуре)

    Энциклопедический словарь. 2009.

    • ТЕКСЕЛЬСКОЕ СРАЖЕНИЕ
    • ТЕКТОНИКА (отрасль геологии)

    Смотреть что такое "ТЕКТОНИКА (в архитектуре)" в других словарях:

    • Тектоника (в архитектуре) — Тектоника в архитектуре, то же, что архитектоника …   Большая советская энциклопедия

    • ТЕКТОНИКА — в архитектуре, то же, что архитектоника …   Современная энциклопедия

    • ТЕКТОНИКА — в архитектуре см. Архитектоника …   Большой Энциклопедический словарь

    • Тектоника (архит.) — ТЕКТОНИКА в архитектуре, то же, что архитектоника.   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

    • ТЕКТОНИКА — ТЕКТОНИКА, и, жен. (спец.). 1. Строение земной коры. 2. Раздел геологии, изучающий структуру земной коры в связи с её движениями и деформациями. 3. В архитектуре: то же, что архитектоника. | прил. тектонический, ая, ое. Толковый словарь Ожегова.… …   Толковый словарь Ожегова

    • Тектоника (искусство) — У этого термина существуют и другие значения, см. Тектоника (значения) …   Википедия

    • Тектоника — Эта статья о разделе геологии. О построении художественного произведения (например о тектонике в архитектуре) см. Тектоника и Архитектоника. Тектоника (от греч. τεκτονικός, «строительный»)  раздел геологии, предметом изучения которого… …   Википедия

    • Тектоника — I Тектоника (от греч. tektonikós относящийся к строительству)         геотектоника, отрасль геологии, изучающая структуру земной коры и её изменения под влиянием механических тектонических движений и деформаций, связанных с развитием Земли в… …   Большая советская энциклопедия

    • тектоника — и; ж. [от греч. tektonikos строительный, плотничий] 1. Геол. Строение какого л. участка земной коры; процессы, происходящие в ней. Т. дна морей. 2. Геол. Раздел геологии, изучающий строение земной коры в связи с её движениями и деформациями. 3.… …   Энциклопедический словарь

    • ТЕКТОНИКА — (архитектоника) (греч. tektonike строительное иск во) худож. образное выражение в архитектурной форме победы человеческого духа над косностью материи; организация целесообразной структуры архитектурного образа в соответствии с конструктивной… …   Эстетика: Словарь


    About Author


    admin

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о